WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Коняев Станислав Александрович

Конституционное право на жизнь

и его гарантии

Специальность 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ставрополь - 2012

       Работа выполнена на кафедре конституционного права России и зарубежных стран ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет».

Научный руководитель:        заведующая кафедрой конституционного

права России и зарубежных стран Воронежского

государственного университета,

доктор юридических наук, профессор,

                                       заслуженный юрист Российской Федерации

                               Зражевская Татьяна Дмитриевна

Официальные оппоненты:         заведующая кафедрой финансового,

предпринимательского и информационного права

Ставропольского государственного университета,

доктор юридических наук, профессор,

Казачкова Земфира Мухарбиевна

         

       кандидат юридических наук, доцент,

заведующий кафедрой конституционного права

и государственного строительства

Пятигорского государственного лингвистического

Университета

Алексеев Игорь Александрович

Ведущая организация:        Саратовская государственная академия права

       Защита диссертации состоится 12 мая 2012 года в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12 при ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет» (г. Ставрополь) по адресу: 355009, Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корпус 1а, ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет».

       Автореферат разослан «11» апреля 2012 г.

Учёный секретарь

совета по защите докторских

и кандидатских диссертаций ДМ 212.256.12,

кандидат юридических наук, доцент Т.И. Демченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования определяется противоречием между потребностью в оптимальных гарантиях конституционного права на жизнь и неэффективностью деятельности органов государственной власти по обеспечения конституционного права на жизнь в Российской Федерации. Особенно это касается медицины, военной службы, транспортной сферы, где постоянно возникает реальная угроза человеческой жизни и безопасность выступает не просто условием реализации прав и свобод, а гарантией права на жизнь. Поэтому требуется детальное исследование гарантий права на жизнь, в том числе транспортной безопасности и обязанностей государства по ее обеспечению.

Из-за ненадлежащего обеспечения безопасности на транспорте ежегодно погибает большое число граждан. По данным Федеральной службы государственной статистики в России умершие от всех видов транспортных несчастных случаев составляют от 30 до 35 тыс. человек ежегодно, в том числе от дорожно-транспортных происшествий: в 2007 г. – 25,9 тыс., в 2008 г. – 24,0 тыс., в 2009 г. – 20,6 тыс., в 2010 г. – 26,6 тыс., в 2011 г. – 27,9 тыс.

Актуальность диссертационного исследования обусловлена необходимостью устранения ряда негативных тенденций, порождаемых недостаточным обеспечением права на жизнь в Российской Федерации. Эти тенденции особенно проявляются в следующих сферах:

1. Научно-познавательной, в которой отсутствуют научные исследования безопасности жизнедеятельности как общей гарантии всех конституционных прав и свобод человека и гражданина, и транспортной безопасности как специальной гарантии конституционного права на жизнь.

2. Регулятивной – правовое регулирование конституционного права на жизнь и его гарантий в России имеет существенные недостатки. Мораторий на применение смертной казни не урегулирован надлежащим образом. Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс РФ, иные федеральные законы предусматривают смертную казнь, их действие не приостановлено, однако судами они не применяются. В Конституции России не закреплен запрет клонирования, не регулируются иные вопросы, связанные с развитием медицинских технологий (защита генотипа человека, запрет купли-продажи, дарение эмбрионов, генная инженерия), недостаточно регламентируется транспортная сфера, что отрицательно сказывается на текущем законодательстве, разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами.

3. Специально-статусной – в России недостаточно обеспечиваются гарантии права на жизнь некоторых категорий граждан, в частности, военнослужащих. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации приводит данные, что в среднем за год «небоевые» потери военнослужащих составляли в последние четыре года около 700 человек (самоубийства, гибель от несчастных случаев и неуставных отношений). К проблемам реализации  конституционного права на жизнь при прохождении военной службы являются: а) отсутствие конституционно и законодательно закрепленной обязанности государства обеспечить безопасность прохождения воинской службы, которая является гарантией права на жизнь; б) малоэффективность институтов по защите прав военнослужащих.

4. Медико-социальной, которая характеризуется несовершенством законодательства в части гарантирования права на жизнь в сфере охраны здоровья и медицинского обслуживания: а) отсутствием законодательного регулирования процедуры выражения согласия на участие в медицинских опытах и гарантий права на жизнь при их проведении; б) недостаточностью гарантий учета волеизъявления граждан о согласии на медицинское вмешательство или отказе от него.

Объект диссертационного исследования – общественные отношения, связанные с регулированием и обеспечением реализации конституционного права на жизнь.

Предмет исследования – содержание конституционного права на жизнь, а также система его гарантий. 

Научная задача исследования состоит в разрешении противоречивой ситуации между потребностью в эффективных гарантиях конституционного права на жизнь и несовершенством их правового регулирования, а также иными проблемами реализации данного права; в выработке предложений по совершенствованию юридических гарантий права на жизнь.

Целью диссертационного исследования является комплексное исследование конституционного права на жизнь и его гарантий.

Для решения научной задачи поставлены следующие частные задачи:

1. Исследовать понятие и содержание конституционного права на жизнь, выявить его основные элементы как субъективного права.

2. Рассмотреть международно-правовое и внутригосударственное регулирование ограничения права на жизнь.

3. Проанализировать правовое регулирование смертной казни в России, юридические основания введения моратория на ее применения. 

4. Исследовать обеспечение безопасности как общую гарантию конституционных прав и свобод человека.

5. Выявить специальные гарантии права на жизнь, их особенности в сфере охраны здоровья.

6. Рассмотреть транспортную безопасность как специальную гарантию права на жизнь применительно к безопасности дорожного движения.

7. Разработать предложения по комплексному совершенствованию гарантий конституционного права на жизнь в России, в том числе, с использованием опыта зарубежных стран (Австрии, ФРГ, Швейцарии и др.). 

Теоретическая основа диссертационного исследования и состояние научной разработанности темы исследования. Теоретическую основу диссертации составили научные труды ученых: М.В. Баглая, М.И. Байтина, Н.В. Бутусовой, В.В. Варламовой, Л.Д. Воеводина, В.Е. Квашиса, Е.И. Козловой, В.Н. Кудрявцева, О.Е. Кутафина, В.А. Кучинскогого, Е.А. Лукашева, М.Н. Малеиной, Г.В. Мальцева, Н.И. Матузова, Н.А. Михалевой, А.А. Мишина, Л.А. Окунькова, Г.Б. Романовского, А.А. Тер-Акопова, Ю.А. Тихомирова, Д.Н. Чечота, В.Е. Чиркина, К. Экштайна, Л.М. Энтина  и др. В науке достаточно внимания уделяется различным аспектам конституционного права на жизнь (понятие, элементы, ограничения, смертная казнь) в трудах А.М. Зайцевой, Н.В. Кальченко, Н.И. Матузова, Н.А. Михалевой, Г.Б. Романовского. Однако в них недостаточно четко разграничиваются содержание и гарантии данного права, нет к ним единого подхода. При характеристике содержания права на жизнь, выделении его элементов, ученые не всегда исходят из традиционного понимания структуры субъективного права. Поэтому диссертантом предложено использование структурно-функционального метода с выделением приоритетов, на основании которого определены содержание и признаки права на жизнь. Некоторые элементы права на жизнь (правомочия на сохранение жизни и распоряжения жизнью) исследуются в гражданском и медицинском праве с точки зрения защиты прав пациентов, смертная казнь как лишение права на жизнь – в уголовном праве и уголовном процессе, криминологии, уголовно-исполнительном праве. При рассмотрении гарантий права на жизнь недостаточно внимания уделяется безопасности жизнедеятельности как общей гарантии всех конституционных прав и свобод человека и гражданина, и транспортной безопасности как специальной гарантии конституционного права на жизнь. Ученые исследуют различные виды безопасности (В.А. Мальцев, А.А. Тер-Акопов), однако требуется более детально ее рассмотреть во взаимосвязи с конституционными правами, а именно как общую гарантию всех прав и свобод личности, и как специальную гарантию права на жизнь, поскольку нарушение состояния защищенности создает угрозу жизни человека как высшей ценности.

Методологическая основа диссертационного исследования. В процессе работы над диссертацией применялись общенаучные и специальные методы: диалектический, системный и исторический методы, методы абстрагирования, сравнения, анализ и синтез, формально-юридический и статистический методы. Системный метод использовался при рассмотрении общих и специальных гарантий конституционного права на жизнь как единой системы. Исторический метод позволил исследовать закрепление возможности лишения жизни, применения и отмены смертной казни в России и зарубежных странах в исторической последовательности, регулирование указанных отношений в международных актах, принятых в разное время. Метод абстрагирования применялся при уточнении определений «конституционное право на жизнь», «обеспечение транспортной безопасности». Сравнение, анализ и синтез использовались при выявлении сходства и различия конституций зарубежных стран, регулирующих право на жизнь и его гарантии (Приложение 2), условия лишения права на жизнь в Конституции Российской Федерации и международных актах (Приложение 3), понятий «транспортная безопасность», «безопасность дорожного движения», «обеспечение транспортной безопасности», «обеспечение безопасности дорожного движения»,  принципов обеспечения транспортной безопасности и безопасности дорожного движения (Приложение 4). Формально-юридический метод как исследование норм права в «чистом виде» без связи с практикой позволил выявить противоречия между Конституцией Российской Федерации и Уголовным кодексом РФ в части регулирования общественных отношений, связанных с правом на жизнь. Статистический метод применялся для исследования данных о дорожно-транспортных происшествиях и позволил выявить позитивные и негативные тенденции в обеспечении права на жизнь в сфере дорожного движения в Воронежской области (Приложение 5).

Нормативную базу исследования составляют:

1) международно-правовые акты: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Второй факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни 1989 г.;

2) нормативные правовые акты Российской Федерации: а) на федеральном уровне: Конституция Российской Федерации 1993 г., федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, иные нормативные правовые акты по теме исследования; б) на уровне субъектов Российской Федерации: законы субъектов Российской Федерации, регулирующие гарантии права на жизнь в сфере охраны здоровья и медицинской помощи; в) на уровне местного самоуправления: нормативные акты органов местного самоуправления Воронежской области по обеспечению безопасности дорожного движения.





В диссертации исследованы 27 конституций зарубежных стран с точки зрения закрепления в них права на жизнь и его гарантий (Приложение 2).

Эмпирическая база исследования представлена: 1) актами судебных органов, в первую очередь постановленими Конституционного Суда Российской Федерации, 2) основными демографическими показателями (численность населения, рождаемость, смертность) по данным Федеральной службы государственной статистики; 3) федеральными, региональными и муниципальными целевыми программами; 4) статистическими данными о дорожно-транспортных происшествиях на территории Воронежской области, полученными в Управлении ГИБДД ГУ МВД России по Воронежской области (Приложение 5); 5) иными статистическими данными, опубликованными в материалах юридической печати.

Научная новизна диссертационного исследования. В диссертации расширены теоретические положения, характеризующие содержание и признаки конституционного права на жизнь с применением структурно-функционального метода и выделения приоритетов, а также гарантии его реализации и предложения по их совершенствованию.

1. Уточнено определение понятия конституционного права на жизнь, включающего два неразрывно связанных компонента – содержания (права-поведения, права-требования, права-притязания) и признаков (свободная и достойная жизнь). 

2. Выделена структура права на жизнь как субъективного права на основе применения структурно-функционального метода с выделением системы приоритетов (которые учитываются в сложных ситуациях при выборе объекта защиты). 

3. Предложена классификация гарантий конституционного права на жизнь по следующим основаниям: а) по сферам жизнедеятельности, в которой наиболее вероятны угрозы жизни человека, и требуются специальные государственные меры для их предотвращения; б) по правомочиям конституционного права на жизнь как субъективного права.

4. Обеспечение безопасности жизнедеятельности предложено рассматривать как общую гарантию конституционных прав и свобод человека и гражданина (в широком смысле), и как специальную гарантию конституционного права на жизнь (в узком смысле); определены ее объективные условия и субъективные факторы.

5. Уточнено определение понятия «обеспечение транспортной безопасности» на основе понятия «деятельность»; дополнена система принципов обеспечения транспортной безопасности принципом приоритета ответственности государства за обеспечение транспортной безопасности перед ответственностью иных субъектов этого вида отношений.

6. Определены обязанности государства и участников дорожного движения как средства обеспечения транспортной безопасности и гарантирования конституционного права на жизнь. 

7. Обоснованы предложения по совершенствованию конституционного законодательства в системе гарантий права на жизнь в различных сферах (охрана здоровья и медицина, военная служба, использование оружия самообороны, обеспечение транспортной безопасности). 

Положения диссертации, выносимые на защиту.

1. Конституционное право на жизнь – это возможность определённого поведения управомоченного лица, обязательной деятельности государства, направленной на реализацию правомочий, содержательно составляющих данное право, и обеспечение свободной и достойной жизни как признаков этого субъективного права.

2. Выявлена тенденция нарушения конституционных норм Уголовным кодексом РФ в части регулирования общественных отношений, связанных с правом на жизнь, которая проявилась в двух видах коллизий между указанными нормативными актами: системно-структурной (в разделе VII «Преступления против личности» с точки зрения логики расположения отдельных статей не соответствует конституционному каталогу прав и свобод человека и гражданина) и содержательной (установление наказания в виде смертной казни за преступления, в результате которых не наступила смерть потерпевшего). Для их устранения предлагается внести изменения в Уголовный кодекс РФ: 1) в диспозиции статей, предусматривающих смертную казнь (227, 295 и 317), формулировку «посягательство на жизнь» заменить на «убийство» государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, поскольку ст. 20 Конституции Российской Федерации допускает смертную казнь только за преступления против жизни; 2) название разделов, глав, касающихся прав и свобод человека, а также и их содержание привести в соответствие с конституционным каталогом.

3. Для решения вопросов о соотношении права на жизнь с другими правами предложено использовать систему определения приоритетов, в соответствии с которой осуществляется выбор защищаемых ценностей (свобода и достоинство личности имеют преимущество по сравнению с иными правами; ответственность государства за обеспечение безопасности преобладает над ответственностью иных субъектов).

4. Гарантии конституционного права на жизнь входят в общую систему гарантий прав и свобод человека и гражданина. Обеспечение безопасности жизнедеятельности - одна из общих гарантий конституционных прав и свобод личности. Ее объективным условием является состояние потенциальной защищенности граждан от посягательств на их права и свободы со стороны государства, иностранных государств, других граждан во всех сферах жизнедеятельности (политической, экономической, социальной, экологической и др.), а также отсутствие опасности негативного воздействия техногенных и природных факторов. Субъективные факторы, характеризующие данную гарантию, составляют комплекс активных действий всех субъектов правовых отношений, среди которых особое значение имеют: а) деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, направленная на выполнение обязанностей государства  по созданию безопасных условий жизни для граждан, в том числе и реализации их конституционных прав и свобод; б) активное поведение самих граждан, направленное на предотвращение различных угроз (террористических актов, эксплуатацию транспортных средств, промышленных и иных объектов с нарушением правил безопасности). 

Предлагается дополнить ст. 1 Федерального закона «О безопасности» целями обеспечения безопасности: создание безопасных условий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, осуществление устойчивого развития страны, сохранение территориальной целостности и суверенитета государства.

5. В зависимости от сфер жизнедеятельности, в которых наиболее вероятны угрозы жизни человека и требуются специальные государственные меры для их предотвращения, выделены следующие виды специальных гарантий конституционного права на жизнь:  а) конституционное закрепление отказа государства от войны; безопасность прохождения военной службы; б) охрана здоровья и доступное медицинское обслуживание; в) обеспечение транспортной безопасности.

Для совершенствования указанных гарантий предлагается:

5.1. Усилить гарантии безопасности прохождения военной и альтернативной гражданской службы путем: а) закрепления в федеральных законах «О воинской обязанности и военной службе» и «Об альтернативной гражданской службе» обязанности государства обеспечить безопасность прохождения службы и полномочий органов государственной власти по ее реализации; б) расширить гражданский контроль в военной сфере, для чего учредить должность федерального уполномоченного по правам человека в военной сфере и принять соответствующий федеральный закон. 

5.2. Установить постоянный запрет на клонирование человека, (а не временный, как сейчас), и внести соответствующие изменения в Федеральный закон «О временном запрете на клонирование человека».

5.3. Исключить из Федерального закона «Об оружии» (ст. 13) возможность снижать возраст (до 16 лет), по достижении которого граждане Российской Федерации могут получить разрешения на хранение или хранение и ношение охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия, т.к. оружие – источник повышенной опасности, потенциально опасный для жизни, и не следует предоставлять право его хранить и носить до 18 лет.

5.4. Дополнительно гарантировать свободу волеизъявления при даче согласия на медицинское вмешательство или отказе от него путем дополнения ст. 20 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» частью 12: «Если гражданин находится в состоянии, не позволяющем выразить свое волеизъявление о согласии на медицинское вмешательство или отказе от него, и имеется письменно выраженное согласие (или отказ), заверенные нотариально, они должны учитываться медицинскими работниками».

5.5. Усилить гарантии права на жизнь и достоинство личности в медицинской сфере:

а) в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» предусмотреть, что государство гарантирует военнослужащим по призыву защиту от любых угроз, возникающих в связи с проведением медицинским, научным и иным опытам независимо от их согласия (ст. 5);

б) в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установить запрет:
– подвергать граждан медицинским, научным и иным опытам без добровольного согласия, предполагающий и обязанность государства гарантировать гражданам защиту от любых угроз подвергаться таким опытам (ст. 3);

– проводить испытания новых методов профилактики, диагностики, лечения, медицинской реабилитации, а также лекарственных препаратов, специализированных продуктов лечебного питания, медицинских изделий и дезинфекционных средств с привлечением в качестве объекта для этих целей военнослужащих и лиц к ним приравненных (ч. 7 ст. 25).

6. Транспортная безопасность является специальной гарантией права на жизнь и представляет собой комплекс средств, включающих два вида обязанностей:

а) обязанности государства, реализуемые через деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, направленную на создание состояния защищенности в транспортной сфере;

б) обязанности субъектов транспортных правоотношений: юридические – по соблюдению правил транспортной безопасности (в том числе безопасности дорожного движения) и моральные, связанные с уважительным и доброжелательным отношением друг к другу.

7. Для повышения обеспечения транспортной безопасности предлагается совершенствование нормативных правовых актов: 

7.1. Конституции Российской Федерации в части конкретизации разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере транспортных правоотношений, прежде всего, дорожного движения: в ст. 71 отнести к предметам ведения Российской Федерации воздушное сообщение, железнодорожный транспорт, обеспечение транспортной безопасности; общие вопросы дорожной деятельности, обеспечение безопасности дорожного движения; в ст. 72 к предметам совместного ведения - национальную транспортную систему; водный транспорт; строительство автомобильных дорог.

7.2. Федерального закона «О транспортной безопасности» для обеспечения единства понятийно-категориального аппарата с Федеральным законом «О безопасности» путем определения обеспечения транспортной безопасности как деятельности по реализации определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства (п. 4 ст. 1).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение диссертационного исследования заключается в том, что оно направлено на расширение и углубление существующих представлений о конституционном праве на жизнь и его гарантиях. В нем раскрыто содержание конституционного права на жизнь; выделены структурные элементы и признаки этого права. В работе право на жизнь исследовано во взаимосвязи с другими правами и обязанностями (свобода, достоинство, вероисповедание, воинская обязанность и др.). Предложено рассматривать транспортную безопасность как одну из гарантий права на жизнь. Обосновано ее конституционное закрепление на основе опыта зарубежных стран (ФРГ, Швейцарии). Это существенным образом развивает и конкретизирует институт основ правового статуса личности в России. В диссертации выявлено несоответствие в законодательстве, закрепляющем гарантии конституционного права на жизнь (между Конституцией и федеральными законами) в различных сферах и предложены направления их устранения. 

Практическое значение диссертации состоит в том, что содержащиеся в ней предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной деятельности направлены на дальнейшее совершенствование гарантий права на жизнь в различных сферах. Они могут быть использована:

1) в ходе дальнейших научных исследований прав и свобод личности, а также их гарантий;

2) при разработке учебных пособий по курсам лекций и практических занятий в высших учебных заведениях, осуществляющих подготовку по юридическим специальностям, по дисциплинам «Конституционное право» и «Конституционное право зарубежных стран», «Защита прав и свобод человека»;

3) при внесении поправок в Конституцию Российской Федерации (или при ее пересмотре);

4) при изменения и дополнения федеральных законов «О временном запрете на клонирование человека», «Об оружии», «О безопасности», «О транспортной безопасности», «О статусе военнослужащих», «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Уголовного кодекса Российской Федерации;

5) для совершенствования практики деятельности Государственной инспекции безопасности дорожного движения.

Апробация результатов исследования.

Основные результаты исследования опубликованы в 5 статьях, в том числе 4 статьи в научных журналах, рецензируемых ВАК.

Результаты исследования обсуждались и использовались:

а) на научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава, проходивших в ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» в 2010-2011г.г.;

б) при осуществлении должностных полномочий в качестве в должности заместителя начальника отдела дорожной инспекции Управления ГИБДД ГУ МВД России по Воронежской области.

Структура  работы. Диссертация состоит из введения, трех глав (восьми параграфов), заключения, списка использованных источников и пяти приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, формулируются объект, предмет, цели и задачи исследования, его теоретическая и методологическая основа, положения, выносимые на защиту, их научная новизна, отмечается теоретическая и практическая значимость работы, характеризуется ее структура, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Глава 1 «Право на жизнь: понятие, содержание и пределы ограничения» состоит из трех параграфов. В параграфе 1.1. «Понятие и содержание конституционного права на жизнь» уточнено понятие «конституционное право на жизнь» как мера возможного поведения, включающая совокупность юридически обеспеченных возможностей, связанных с поддержанием жизни и распоряжением ею, требованием от других лиц поведения, не нарушающего права на жизнь, государственной защитой в случае посягательства на жизнь человека, осуществляемая в условиях свободной и достойной жизни. Выявлено и раскрыто содержание конституционного права на жизнь, которое включает следующие элементы: 1. Право-поведение как возможность совершать не запрещенные законом собственные действия, которые делятся на две группы: а) направленные на поддержание жизни (забота о здоровье, согласие на пересадку органов и тканей, решение об изменении пола и др.); б) направленные на распоряжение жизнью: возможность подвергать свою жизнь риску (экстремальный спорт, согласие на участие в медицинских, научных и иных опытах, отказ от медицинской помощи); возможность принять решение о прекращении жизни. 2. Право-требование как возможность требовать соответствующего поведения, не нарушающего права человека на жизнь, от других лиц (физических, юридических, государства). Оно может заявляться в двух ситуациях: а) с целью предотвратить нарушение права на жизнь, когда существует такая угроза;  б) для защиты права на жизнь, когда его нарушение уже происходит (при отражении нападения). 3. Право-притязание как возможность прибегнуть к мерам государственного принуждения в случае нарушения (посягательства) на жизнь человека представляет собой защиту права в случае нарушения - преступления против жизни и здоровья, медицинские опыты без согласия пациента, загрязнение окружающей среды, которое может привести к смерти людей и др.

В результате сравнения Конституции России и конституций зарубежных стран сделан вывод о закреплении следующих видов норм в конституциях и текущем законодательстве: 1. Декларативное закрепление права на жизнь на конституционном уровне. Конституция Российской Федерации в ст. 20 указанное право провозглашает, некоторые зарубежные конституции также предусматривают право на жизнь (Испании, Португалии, ФРГ), но многие его не закрепляют (Австрии, Бельгии, Греции, Дании, Италии, Великого Герцогства Люксембург, Королевства Нидерландов, Франции, Швеции), а предусматривают гарантии его реализации, в том числе  отказ от смертной казни, от войны. 2. Юридические гарантии реализации права на жизнь, связанные с поддержанием жизни. Определены два вида правовых норм, которые закрепляются в конституциях и текущем законодательстве: а) в Основном законе государства - запрет подвергать человека различным опытам без его согласия, так как результат таких опытов является неопределенным и может повлиять отрицательно на здоровье и жизнь человека; в соответствии с Конституцией Российской Федерации никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам (ст. 21); б) в текущем законодательстве - механизм учета волеизъявления лица в определенных случаях, связанных с поддержанием жизни, когда лицо в состоянии выразить свое волеизъявление. В частности, согласие на переливание крови, пересадку органов и тканей, согласие на участие в различных опытах, на изменение пола. Для их совершенствования предлагаются дополнения в Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

В параграфе 1.2. «Международно-правовое и внутригосударственное регулирование ограничения права на жизнь» проведено сравнительное исследование международно-правовых актов и Конституции Российской Федерации в части установления возможности лишения права на жизнь и применения сметной казни и сделан вывод о том, что Основной Закон России в целом соответствует ратифицированным Россией международным актам в сфере прав человека. Их сравнение осуществлено по следующим критериям: а) ценности, для защиты которых возможно ограничивать права человека (а в отношении права на жизнь – лишить); б) субъекты, к которым можно применять смертную казнь. По первому критерию выявлено сходство Всеобщей декларации прав человека (ст. 29) и Конституции Российской Федерации (ч. 3 ст. 55), заключающееся в установлении ценностей - права и свободы других лиц, мораль (нравственность) – для защиты которых можно ограничить права других лиц. Их отличие состоит в том, что Конституция России содержит более широкий круг ценностей, для защиты которых возможно ограничение прав человека - основы конституционного строя, обеспечения обороны и безопасности. Сходство Международного пакта о гражданских и политических правах и Конституции России в том, что одним из условий назначения смертной казни является совершение тяжких преступлений, но Основной Закон России в качестве условия применения смертной казни устанавливает совершение особо тяжких преступлений против жизни. Отличие указанных актов в том, что Международный пакт о гражданских и политических правах не содержит общего перечня ценностей, для защиты которых возможно ограничение прав, но содержит нормы, которые отсутствуют в Конституции Российской Федерации - лишение жизни не должно быть геноцидом. Для многонациональной России данное условие также является актуальным и его следует добавить в ст. 20 Конституции Российской Федерации.

Результаты сравнения по второму критерию показали, что перечень субъектов, в отношении которых невозможно применение смертной казни, содержится в Международном пакте о гражданских и политических правах и отсутствует в Конституции России, но есть в Уголовном кодексе Российской Федерации. В нем круг субъектов, в отношении которых не назначается смертная казнь, более широкий: не только несовершеннолетние, но и женщины, мужчины старше 65 лет (по Международному пакту о гражданских и политических правах приговор не выносится лицам моложе 18 лет и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин).

В результате сравнительного анализа норм Конституции и Уголовного кодекса РФ в части регулирования общественных отношений, связанных с правом на жизнь, выявлена тенденция нарушения конституционных норм отраслевым законодательством, которая проявилась в двух видах коллизий между указанными актами: 1) системно-структурные (раздел VII «Преступления против личности» построен не в соответствии с конституционным пониманием системы прав и свобод человека); 2) содержательные в части установления наказания в виде смертной казни за преступления, в результате которых не наступила смерть потерпевшего. Для их устранения предлагается внести изменения в Уголовный кодекс РФ, реализация которых позволит привести его в соответствие с Конституцией Российской Федерации, усилить влияние Основного закона государства на правовую систему России и отраслевое регулирование общественных отношений.

В параграфе 1.3. «Смертная казнь в России: противоречия правового регулирования и правоприменения, роль Конституционного Суда России в моратории на смертную казнь» исследованы юридические основания введения моратория на применение смертной казни в России и сделан вывод, что, он введен неправовыми средствами. Конституция Российской Федерации допускает смертную казнь в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни, в Уголовном кодексе РФ и иных федеральных законах она также сохраняется, их действие не отменялось и не приостанавливалось. Однако с 1996 г. наказание в виде смертной казни не приводится в исполнение и не назначается судами. Сначала на основании Указа Президента Российской Федерации от 16 мая 1996 г. «О поэтапном сокращении смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы», затем актов Конституционного Суда Российской Федерации (постановления от 2 февраля 1999 г. № 3-П и определения от 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р), которые являются недостаточно определенными по своему содержанию, и в них не признаются неконституционными нормы Уголовного кодекса РФ, предусматривающие наказание в виде смертной казни. Для надлежащего юридического оформления отмены или приостановления смертной казни требуется внести соответствующие изменения в Уголовный кодекс РФ и иные федеральные законы.

Глава 2 «Гарантии конституционного права на жизнь» состоит из трех параграфов. В параграфе 2.1. «Обеспечение безопасности как общая гарантия конституционных прав и свобод человека» гарантии конституционных прав свобод человека и гражданина подразделяются на общие и специальные в зависимости от предмета обеспечения. К общим относятся те, которые гарантируют реализацию всех конституционных прав и свобод, а под специальными понимаются те средства, предметом обеспечения которых является жизнь человека. Обеспечение безопасности как состояния защищенности объектов и субъектов в соответствующей сфере жизнедеятельности является одной из общих гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе и права на жизнь. Данная гарантия юридически оформлена на конституционном и законодательном уровнях. Обеспечение транспортной безопасности, как составная часть безопасности в целом, является специальной гарантией конституционного права на жизнь. Главным субъектом, обеспечивающим данную гарантию, является государство. Сделан вывод о том, что на современном этапе развития России требуется повышение активности граждан в сфере обеспечения безопасности, прежде всего, для предотвращения различных угроз. Для совершенствования законодательства предлагается внести изменения в Федеральный закон «О безопасности» и закрепить цели обеспечения безопасности: создание безопасных условий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, осуществление устойчивого развития страны, сохранение территориальной целостности и суверенитета государства.

В параграфе 2.2. «Общая характеристика специальных гарантий права на жизнь» осуществлена развернутая классификация  специальных гарантий конституционного права на жизнь по следующим основаниям: 1. Сферы жизнедеятельности, в которых наиболее вероятны угрозы жизни человека, и требуются специальные государственные меры для их предотвращения: а) отказ государства от войны на конституционном уровне; безопасность прохождения военной службы; б) охрана здоровья и медицинское обслуживание, направленные на увеличение средней продолжительности жизни, стимулирование рождаемости, снижение детской смертности; в) обеспечение транспортной безопасности. 2. Структурные элементы конституционного права на жизнь как субъективного права (юридически обеспеченные возможности): гарантии при реализации права-поведения, права-требования и права-притязания. Результаты анализа конституций зарубежных стран показали, что подавляющее большинство конституций не предусматривают отказ от войны (Албании, Княжества Андорра, Республики Армения, Бельгии, Болгарии), но некоторые его содержат (Японии, Азербайджанской Республики). Конституция Австрии закрепляет отказ от вступления в военные союзы и не допускает создания иностранных военных баз на своей территории.

Выявлены специальные гарантии, направленные на обеспечение каждого структурного элемента конституционного права на жизнь: 1) права-поведения: обеспечение возможности давать согласие или несогласие на оказание медицинской помощи, пересадку органов и тканей, переливание крови и иные действия, направленные на поддержание жизни; гарантии в случае принятия решения подвергать свою жизнь риску (согласие на участие в медицинских, научных и иных опытах, отказ от медицинского вмешательства); гарантии распорядиться жизнью (прекратить жизнь) в случае смертельной болезни (эвтаназия и гарантии при ее применении); 2) права-требования: государственные гарантии достойного уровня жизни, повышения ее продолжительности, увеличения рождаемости, социальной защиты некоторых категорий лиц (малолетних, пожилых людей, душевнобольных, лиц, содержащихся в местах лишения свободы); юридически обеспеченные условия приобретения и использования оружия для защиты жизни и здоровья, а также иных средств;  неответственность в случае причинения вреда при защите своей жизни (в условиях необходимой обороны и крайней необходимости); 3) права-притязания: обеспечение государственной защиты в случае покушения на жизнь; закрепление ответственности за нарушение конституционного права на жизнь (прежде всего, уголовной); конституционная гарантия ответственности должностных лиц за сокрытие фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей. Разработан комплекс предложений по совершенствованию указанных гарантий.

В параграфе 2.3. «Гарантии права на жизнь в сфере охраны здоровья и медицины (конституционно-правовой аспект)» проводится сравнение конституционного регулирования данной сферы в России и зарубежных странах. Делается вывод о том, что многие конституции довольно детально регулируют вопросы охраны здоровья и медицинского обслуживания и по этому критерию подразделяются на 3 группы. Первая группа (наиболее детальная) содержит: общую норму о праве на охрану здоровья и получение медицинской помощи; обязанность государства принимать меры для развития здравоохранения, санитарно-эпидемиологическое благополучия; государственный контроль за медицинскими учреждениями, производством лекарственных средств, торговлей ими, защитой генотипа; ответственность должностных лиц за сокрытие информации об опасности для жизни и здоровья людей. Это закреплено в конституциях Азербайджана, Болгарии, Бразилии, Испании, Италии, Португалии, ФРГ. В Швейцарии запрет клонирования установлен на конституционном уровне, также как и регулирование иных вопросов, связанных с развитием медицинских технологий и защитой жизни и здоровья человека: защита генотипа человека, запрет купли-продажи, дарение эмбрионов, человеческого зародышевого материала, искусственное оплодотворение, генная инженерия, использование зародышевого материала и генотипа животных. Вторая группа конституций (и наиболее многочисленная: Албании, Армении, Беларуси, Бельгии, Великого Герцогства Люксембург, Венгерии, Греции, Грузии, Королевства Нидерландов, Франции, Японии) регулируют право граждан на охрану здоровья, получение медицинской помощи, обязанность государства по развитию здравоохранения. Третья группа конституций (Австрии, Княжества Андорра, Боснии и Герцеговины, Королевства Дания, Канады, Финляндии, Швеции, Ирландии) не регулирует охрану здоровья и медицинское обслуживание (и иные социальные права). На основе опыта развитых зарубежных стран с высоким уровнем жизни с целью защиты жизни и здоровья граждан, предлагается в России установить запрет клонирования человека, который носил бы постоянный характер.

Обосновывается вывод о недостаточности гарантий прав верующих в сфере медицины на основе решений Европейского Суда по правам человека против Российской Федерации («Лариса Константиновна Литовченко (Larissa Konstantinovna Litovchenko) против Российской Федерации», «Свидетели Иеговы в Москве (Jehovah's Witnesses of Moscow) против России»), анализа нового Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» 2011 г. (повторяющего многие недостатки Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан 1993 г.), предлагаются направления его совершенствования.

Глава 3 «Транспортная безопасность как гарантия права на жизнь» состоит из двух параграфов. В параграфе 3.1. «Конституционное регулирование транспортных отношений в России и зарубежных странах» в результате сравнительно-правового исследования конституций сделан вывод, что многие из них регулируют вопросы, связанные с транспортом, в том числе дорожным движением и его безопасностью, в отличие от Конституции России. Они условно подразделяются на 3 группы: 1) содержащие общую норму о дорогах и дорожном движении в связи с компетенцией органов государственной власти (Грузии и Швеции), с пользованием дорогами (Португалии); 2) регулирующие сферу дорожного движения с точки зрения разграничения компетенции между органами государственной власти, автономных образований, местного самоуправления (Италии и Испании); 3) наиболее детально регулирующие сферу дорожного движения путем  установления налогов, сборов, механизма их распределения, выделение дорожной полиции и ее функций (Австрии, Бразилии, Германии, Швейцарии). Отмечается достоинством Основного закона ФРГ, который детально регулирует не только сферу автомобильного транспорта, но и управление воздушным сообщением, железнодорожным транспортом, водными путями, что относится к ведению Федерации. Пробелом Конституции Российской Федерации является отсутствие правовых норм, регулирующих сферу транспорта (за исключением общей нормы п. «и» ст. 71). Среди зарубежных конституций особенно отличается Конституция Швейцарии, так как она регулирует порядок перевозки грузов через горные массивы, определение транзитных путей, защиту горных районов от негативного воздействия перевозок (в том числе людей, животных, растений), общие вопросы пешеходных дорог и троп. На основе положительного опыта ФРГ и Швейцарии предлагается в России усилить ответственность федерального центра в регулировании транспортной сферы и ее безопасности путем внесения дополнений в Конституцию Российской Федерации в части разграничения предметов ведения и Федеральный закон «О транспортной безопасности» в части дополнения принципом приоритета ответственности государства за обеспечение транспортной безопасности над ответственностью иных субъектов транспортной инфраструктуры.

В параграфе 3.2. «Обеспечение безопасности дорожного движения как часть системы обеспечения транспортной безопасности: понятие и принципы» исследуется категориально-понятийный аппарат в данной сфере: понятия «транспортная безопасность» и «безопасность дорожного движения», «обеспечение транспортной безопасности» и «обеспечение безопасности дорожного движения». В результате сделан вывод о том, что указанные понятия отличаются в федеральных законах «О безопасности» и «О транспортной безопасности». Отличие заключается, во-первых, в определяющем термине: обеспечение транспортной безопасности определяется как система мер, а обеспечение безопасности дорожного движения – деятельность, во-вторых, в степени конкретизации цели: определение безопасности дорожного движения является более конкретизированным в части цели – предупреждение причин дорожно-транспортных происшествий, снижение тяжести их последствий. Вышеуказанные отличия показывают несовершенство действующего законодательства с точки зрения определения основных понятий. Для приведения Федерального закона «О транспортной безопасности» в соответствие с Федеральным законом «О безопасности» предлагается внести изменения в п. 4 ст. 1 и определить обеспечение транспортной безопасности как деятельность по реализации определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства.

В результате анализа обеспечения безопасности дорожного движения на основе статистических данных о причинах ДТП в Воронежской области в 2010 г. выявлена положительная тенденция сокращения количества ДТП по вине водителей транспортных средств и пешеходов, и негативная тенденция увеличения количества ДТП по причине неудовлетворительного состояния улиц и дорог, что свидетельствует о недостаточно эффективном выполнении обязанностей государством по обеспечению безопасности дорожного движения. Для повышения безопасности дорожного движения и обеспечения гарантий конституционного права на жизнь предлагается комплекс мер, направленный на выполнение обязанностей: а) государства (сокращение пешеходных переходов на проезжей части, строительство подземных и надземных пешеходных переходов, строительство и ремонт автомобильных дорог, внедрение стационарных систем видеофиксации нарушений правил дорожного движения, выполнение инженерных мероприятий по ликвидации мест концентрации ДТП); б) участников дорожного движения: предупреждение нарушения правил дорожного движения путем повышения их правосознания через средства массовой информации (и пешеходов, и водителей транспортных средств), информирование детей и молодежи в образовательных учреждениях путем проведения соответствующих занятий и встреч с сотрудниками ГИБДД.  Данные предложения позволят в большей мере реализовать принцип приоритета ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении, а также повысить эффективность гарантирования конституционного права на жизнь в транспортной сфере в части как юридических гарантий, так и моральных (нравственных), характеризующих отношения участников дорожного движения. 

В Заключении диссертации подводятся итоги исследования, обобщаются основные научные и практические результаты, состоящие из выводов и предложений.

В работе имеются Приложения: приложение № 1 – Схема предмета исследования; приложение № 2 – Сравнительная  таблица положений конституций зарубежных стран, регулирующих право на жизнь и его гарантии; приложение № 3 – Условия ограничения права на жизнь в международных актах и Конституции Российской Федерации; приложение № 4 – Результаты сравнительного анализа правового регулирования транспортной безопасности и безопасности дорожного движения; приложение № 5 – Статистические данные о дорожно-транспортных происшествиях на территории Воронежской области.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

1. Коняев С.А. Конституционное регулирование сферы дорожного движения в зарубежных странах / С.А. Коняев // Конституционное и муниципальное право.  2011. № 7. - С. 62-64.

2. Коняев С.А. Мораторий на применение смертной казни в России: конституционно-правовой аспект / С.А. Коняев // Вестник Воронежского гос. ун-та. Серия: Право. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. № 1 (10). - С. 70-78.

3. Коняев С.А. Транспортная сфера как предмет конституционного регулирования в зарубежных странах / С.А. Коняев // Вестник Воронежского гос. ун-та. Серия: Право. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. № 2 (11). – С. 66-72.

4. Коняев С.А. Коллизии между Конституцией и Уголовным кодексом Российской Федерации в сфере конституционных прав и свобод человека и гражданина // С.А. Коняев, И.А. Стародубцева // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 9. – С. 71-73.

5. Коняев С.А. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в моратории на применение смертной казни / С.А. Коняев // Конституционные чтения. Вып. 5 / под ред. Т.Д. Зражевской. – Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2011. – С. 114-127.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.