WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

       

 

На правах рукописи

         

АГАФОНОВА Анастасия Александровна

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС РЕЛИГИОЗНЫХ

ОБЪЕДИНЕНИЙ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Специальность 12.00.02 – Конституционное право; муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

Санкт-Петербург-2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет»

Научный руководитель -

кандидат юридических наук, доцент 

Барнашов Александр Матвеевич

Официальные оппоненты:

Осавелюк Алексей Михайлович

доктор юридических наук,

Российский государственный торгово-

экономический университет, заместитель

заведующего кафедрой

конституционного и муниципального

права

Бернацкий Георгий Генрихович

доктор юридических наук, профессор,

Санкт-Петербургский государственный

университет экономики и финансов,

заведующий кафедрой теории и истории

государства и права

Ведущая организация -

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовская государственная юридическая академия»

Защита состоится «  » апреля 2012 года в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.16 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Россия, город Санкт-Петербург, Москательный переулок, дом 4 (юридический факультет), ауд. 102 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан «__» _______  2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  А. Б. Новиков

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Религиозные объединения1 являются одним из старейших коллективных образований известных человечеству после племенных и клановых структур древности. Сегодня они не менее разнообразны, чем религиозные верования. Поэтому для законодательства каждого государства, в том числе и российского, весьма важно определить правовой статус различного вида религиозных обществ, порядок их создания и другие вопросы их деятельности на территории страны.

Процессы реформирования государственного строя и общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества в России в конце ХХ века привели к концептуальным изменениям отечественного законодательства. Такие преобразования не могли оставить в стороне  важный для многоконфессиональной России вопрос о свободе совести и характере государственно-церковных отношений. Однако в современной России, к сожалению, до сих пор отсутствует четко выраженная и последовательно проводимая государственная политика в области отношений с религиозными объединениями. Сейчас действует большое количество актов, регулирующих правовое положение религиозных обществ. Однако в них зачастую встречаются коллизии, противоречивость федерального и регионального законодательства, дублирование норм, регулирующих одну группу общественных отношений, в источниках разных уровней и отсутствие должной регламентации применительно к важнейшим вопросам (например, миссионерства, образования, капелланства). Существование подобных явлений сдерживает прогрессивное развитие отношений в сфере реализации свободы совести, приводит к нарушению прав человека. Это обстоятельство не соответствует современному политическому курсу нашей страны и должно стать предметом законодательного реформирования.

В науке существуют различные, в том числе полярно противоположные, точки зрения относительно содержания государственно-конфессиональной политики: от идей введения легального понятия «традиционных» религий до абсолютной свободы и равенства религиозных объединений. В этом отношении не улучшил ситуации Федеральный закон от 26.10.1997 № 125-ФЗ (в ред. 01.07.2011)  «О свободе совести и религиозных объединений», принятый вскоре после вступления в силу Конституции 1993 года. Он представил все религиозное раз­нообразие нашей страны как иерархию религий с признанием особого вклада православия в историю России и в формирова­ние и развитие русской духовности и культуры.

Изучение вопросов государственно-церковных отношений в иностранных государствах с различными национальными, географическими, психологическими и социо-культурными особенностями, позволит обобщить их практику реализации свободы совести в ее коллективных формах и определить возможности применения опыта данных стран в России. Выявление недостатков правового регулирования статуса религиозных объединений в Российской Федерации и учет положительной практики зарубежных стран  ведет к формированию необходимого в настоящее время концептуального подхода к отношениям публично-правовых институтов и религиозных объединений, достижению позитивного влияния на национальную правовую систему в целом.

Степень научной разработанности темы исследования. До сих пор проблемы регулирования конституционно-правового статуса религиозных объединений рассматриваются в юридической науке фрагментарно в рамках анализа светского характера государственно-церковных отношений или факультативно – при характеристике некоммерческих организаций.

В процессе исследования изучались и анализировались взгляды на государственно-церковные отношения ученых XIX – начала XX в.: Н.Я. Данилевского, Б.А. Кистяковского, Н.М. Коркунова, С.А. Котляровского, П.И. Новгородцева, К.П. Победоносцева, М.А. Рейснера, И.М. Свешникова, В.С. Соловьева, Л.А. Тихомирова и других.

В советский период вопросы конституционно-правового статуса религиозных объединений и государственной вероисповедательной политики затрагивались в работах А.И. Барменкова, А.И. Виноградова, Г.Р. Гольста, П.Н. Дозорцева, В.Н. Калинина, В.В. Клочкова, М.Г. Кириченко, И.М. Кислицына, А.А. Круглова, Д.Е. Мануйлова, Ю.А. Розенбаума, Ф.М. Рудинского и другие.

На современном этапе развития конституционно-правовой науки немало работ посвящено теоретическому анализу содержания и форм реализации свободы совести и свободы вероисповедания. Следует выделить работы: С.А. Авакьяна, С.А. Бурьянова, А.И. Ковлера, Г.Н. Комковой, В.В. Кравчука, А.И. Кудрявцева, В.В. Кудрявцева, Г.П. Лупарева, М.П. Мчедлова, В.С. Нерсесянца, А.В. Пчелинцева, А.А. Со, Т.Ю. Тагиевой, В.А. Туманова, Г.Г. Черемных, М.А. Шапиро, Е.В. Шевелевой, М.А. Шибановой и многих других.

Изложению современных подходов к реализации модели светского государства посвящены исследования таких ученых, как М.В. Баглай, А.В. Карпушкин, А.Ф. Мещерякова, В.В. Клочков, А.М. Осавелюк, И.В. Понкин и другие.

Различные аспекты правового статуса религиозных объединений и процессов секуляризации общества и государства отражены в работах зарубежных авторов: А. Бакун (A. Bakun), Н. Биггар (N. Biggar), Ж. Боберо (J. Baubrot), К. Дурхам (W. Cole Durham), Л. Гарлицкий (L. Garlicki), А. Куру (A. Kuru),  Ю. Риверс (J. Rivers), Г. Робберс (G. Robbers), Р. Уитц (R. Uitz), С. Феррари (S. Ferrari), Дж. Бернсайд (J. Burnside), К. Эванс (С. Evans), Н. Падилла (N. Padilla), Я. Велаерс (J. Velaers), П. Петкоф (P. Petkoff), Б. Джексон (B. Jackson), М. Янис (M. Janis), Х. Камали (Н. Kamali), П. Ландау (P. Landau), Т. Линдхольм (T. Lindholm), Т. Махмуд (T. Mahmood), Я. Наварро Флория (J. Navarro Floria), Д. Робертсон (D. Robertson) и других.

Однако непосредственно исследованиям правового статуса некоммерческих организаций и, в частности, религиозных объединений посвящены лишь отдельные работы. О.Н. Терехов в своей диссертации рассматривал проблемы развития конституционно-правового статуса религиозных объединений в России. Эти же вопросы затронуты в учебном пособии И.А. Тарасевича о конституционно-правовом положении религиозных организаций в Российской Федерации. К изучению конституционно-правовых аспектов взаимоотношения государства и религиозных объединений в России обращалась Е.Н.  Клименко в своем диссертационном исследовании.

Несмотря на значимость проведенных исследований, во всех них либо рассматривались отдельные вопросы деятельности религиозных объединений, либо анализировались эволюция и современное состояние национального законодательства. Зарубежный опыт правового регулирования конституционно-правового статуса религиозных объединений в отечественной правовой науке ранее не ставился предметом отдельного специального исследования.

Объектом диссертационного исследования является урегулированная нормами конституционного права система общественных отношений, складывающаяся в процессе регулирования и реализации свободы совести в ее коллективных формах в Российской Федерации и зарубежных странах. 

Предмет диссертационного исследования составляют нормы законодательства Российской Федерации и ее субъектов, иностранных государств регулирующие конституционно-правовой статус религиозных объединений, а также практика применения указанных норм органами власти.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертационной работы является анализ теоретических и законодательных положений, направленный на выявление положительного зарубежного опыта, и разработка рекомендаций по совершенствованию федерального и регионального законодательства, регулирующего отношения в сфере коллективных форм реализации свободы совести и свободы вероисповедания.

Достижению поставленной цели способствовали постановка и решение следующих задач:

  1. Определить сущность и элементы конституционно-правового статуса религиозных объединений.
  2. Выявить основные модели государственно-церковных отношений различных стран, определяющих содержание отдельных элементов конституционно-правового статуса религиозных объединений.
  3. Исследовать особенности систем источников правового регулирования статуса религиозных объединений в странах мира.
  4. Дать характеристику системе российских источников как основе правового статуса религиозных объединений России и предложить подходы к ее модернизации.
  5. Проследить тенденции реформирования российского законодательства о религиозных объединениях в проектах правовых новаций в сфере реализации свободы совести.
  6. Раскрыть особенности развития и становления концепции светского характера государства и конституционных положений о свободе совести  и религиозных объединениях в проектах Конституции Российской Федерации.
  7. Провести сравнительный анализ отдельных элементов правового статуса религиозных объединении в России, зарубежных странах и практику их реализации.

  8. Внести предложения по совершенствованию законодательства в сфере осуществления коллективных форм реализации свободы совести и свободы вероисповедания. 

Научно-теоретическую базу исследования составили труды как отечественных, так и зарубежных специалистов.

На формирование концепции диссертационного исследования значительное влияние оказали положения и выводы специалистов в области теории права: С.С. Алексеева, Д.Н. Бахраха, С.Н. Братуся, В.А. Виноградова, С.А. Комарова, Б.М. Лазарева, О.Э. Лейста,  А.В. Малько, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, В.Д. Перевалова, И.С. Самощенко, Л.С. Явича, Ц.А. Ямпольской и других.

Теоретическое обоснование категорий основано на взглядах представителей современной конституционно-правовой науки, таких как С.А. Авакьян, М. В. Баглай, В.А. Виноградов, Н.В. Витрук,  Л.Д. Воеводин,  А.В. Зиновьев, Т.Д. Зражевская, В.Т. Кабышев, А.И. Ким, Ю.М. Козлов, О.Е. Кутафин, А.А. Ливеровский, М.А. Митюков, В.В. Невинский, Ю.А. Тихомиров, И.А. Умнова, В.Е. Чиркин, Д.Т. Шон и других.

Методологическая основа исследования представлена общенаучными методами познания (диалектический, системно-структурный, анализа и синтеза, сравнения), а также частнонаучными методами (формально-юридический, сравнительно-правовой, историко-правовой, нормативно-логический).

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили данные, полученные в результате изучения относящихся к теме диссертации положений федерального и регионального законодательства России, нормативных актов зарубежных государств, решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека, а также практики работы органов государственной власти России и субъектов Федерации, осуществляющих взаимодействие с религиозными объединениями.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что это одна из первых работ, специально посвященных сравнительно-правовому исследованию статуса религиозных объединений в России и зарубежных странах, ориентированному на реализацию практических задач и разрешение насущных проблем в государственно-церковных и межконфессиональных отношениях. В диссертационной работе сформулировано определение конституционно-правового статуса религиозных объединений и его элементов, рассмотрены понятия конституционно-правовой ответственности религиозных объединений, надзора и контроля за их деятельностью, а также основания и меры юридической ответственности, показана специфика современного состояния государственно-конфессиональных отношений и характер секуляризации в разных странах мира.

Диссертация представляет собой исследование конституционно-правового статуса религиозных объединений разных стран как сочетания четырех взаимосвязанных элементов, а именно прав, обязанностей, юридических гарантий и ответственности. Их содержание будет существенно изменяться в зависимости от анализируемой правовой системы. В работе представлены практические рекомендации по совершенствованию правовой системы Российской Федерации, а также форм и методов осуществления соответствующей государственной политики.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Конституционно-правовой статус религиозного объединения – это регулируемое нормами конституционного права положение религиозного объединения как коллективной формы реализации права на свободу совести, характеризуемое комплексом четырех взаимосвязанных элементов, а именно прав, обязанностей, юридических гарантий и ответственности.
  2. Установлено, что практика правового регулирования индивидуальной и коллективной форм реализации свободы совести имеет свои особенности в каждой стране мира и характеризуется разнообразием подходов к определению содержания конституционно-правового статуса религиозных объединений. На него непосредственное влияние оказывают характер взаимодействия религиозных структур с государством, а также комплекс географических, исторических и социально-культурных особенностей.

Сравнительно - правовой анализ законодательства и правоприменительной практики зарубежных стран позволили выделить две модели государственно-церковных отношений – кооперационную и сепарационную. В ходе реализации первой модели имеет место взаимное влияние институтов публичной власти и всех или некоторых религиозных объединений. В этом случае они наделяются дополнительными правами и гарантиями деятельности, в том числе за счет средств государственного бюджета (Афганистан, Англия, Греция, Оман).

Сепарационная модель государственно-церковных отношений характеризуется последовательным обособлением государства и церкви и их взаимной автономией. В таких странах за религиозными объединениями закрепляется равный по содержанию элементов конституционно-правовой статус (Нидерланды, США, Франция).

  1. На основе изучения зарубежного опыта автор пришел к выводу о том, что можно различать несколько механизмов правового регулирования статуса религиозных объединений, при которых используются характерные источники. Во-первых, это государства, где действуют законы, применяемые в целом для всех типов неправительственных организаций, без выделения отдельных их видов (Княжество Андорра, Канада, Турция,  Южно-Африканская Республика). Во-вторых, страны, где принимаются нормативные источники, устанавливающие правовое положение в целом некоммерческих организаций, а также статуса отдельного их вида - религиозных объединений (Австралия, Беларусь, Россия, Таиланд, Украина). Иногда помимо этого выделяется государственная церковь (Англия, Греция, Дания, Мальта).

Особой разновидностью является «договорный способ», когда наряду с нормативными правовыми актами применяется такая форма, как соглашение, заключаемое с отдельными религиозными объединениями (Аргентина, Австрия, Албания, Бразилия, Доминиканская Республика, Испания, Италия, Колумбия, Мальта, Перу, Португалия).

  1. В Российской Федерации действует большое количество правовых актов, регулирующих различные формы реализации свободы совести. Однако ими в достаточной степени не урегулированы вопросы юридической ответственности религиозных объединений, правовой статус религиозных групп, основания и порядок проведения религиоведческой экспертизы, осуществление миссионерской деятельности на территории России и т.д. В силу этих причин, остро обсуждается проблема обновления концепции государственно-церковных отношений и законодательства, регулирующего правовой статус религиозных объединений.

На основе опыта зарубежных стран автор выделяет два альтернативных принципа регулирования конституционно-правового статуса религиозных объединений. Он может быть либо равным для всех коллективных форм оправления культа (Ирландия, Нидерланды, США, Франция), либо различным применительно к тому или иному религиозному объединению, исходя из его вклада в развитие истории и культуры страны, срока осуществления своей деятельности и других нормативно установленных критериев (Австрия, Англия, Италия). Диссертантом предлагается закрепить в Российской Федерации равный конституционно-правовой  статус для всех религиозных объединений, что соответствовало бы принципу светского  характера государства (статья 14 Конституции 1993 года) и многоконфессиональному составу российского общества.

  1. Выявлено, что в современный период в Российской Федерации можно выделить два подхода к реформированию законодательства в сфере реализации свободы совести и межконфессиональных отношений: изменение действующего Федерального закона Российской Федерации от 26.10.1997 № 125-ФЗ (в ред. 01.07.2011) «О свободе совести и о религиозных объединениях» и принятие дополнительного закона, более детально  регулирующего отдельные правоотношения и устраняющего пробелы по вопросам взаимоотношения государства и религиозных объединений, в том числе легального введения понятия «традиционных религиозных организаций», с закреплением за ними дополнительных прав и гарантий деятельности. В соответствии с концепцией каждого подхода на федеральном уровне были разработаны проекты нормативных правовых актов. Но все они обладают определенными  изъянами и, на наш взгляд, могут возникнуть трудности с их принятием. При этом законопроектов, изменяющих в целом концепцию государственно-конфессиональных отношений с отменой Федерального закона Российской Федерации от 26.10.1997 № 125-ФЗ (в ред. 01.07.2011) «О свободе совести и о религиозных объединениях» и  введением нового, не предлагалось.
  2. Установлено, что порядок образования и условия деятельности религиозных структур во всех странах различны и во многом определяются характером их взаимодействия с государством. Диссертантом выделен ряд признаков. Во-первых, в государстве может устанавливаться обязательная государственная регистрация (лицензирование) религиозных объединений (Аргентина, Ботсвана, Буркина Фасо, Вьетнам, Кабо-Верде, Китай, Куба, Кыргызстан, Мали, Марокко, Молдова, Оман, Бенин, Словакия, Швейцария). В других странах, например, таких как Йемен, Россия, Сербия, Франция, такого требования не установлено. Во-вторых, различным может быть регистрирующий орган, вплоть до Президента страны, что имеет место в Камеруне. Это могут быть исполнительные органы власти (Ангола, Беларусь, Латвия, Мексика, США, Финляндия, Эфиопия) или суды (Албания, Болгария, Венгрия). В-третьих, основания для отказа в регистрации и основания для принудительного роспуска религиозных объединений. Они, как правило, схожи и наиболее часто встречаемыми являются, например, следующие основания: учредители не отвечают условиям, определенным для процесса регистрации (практически во всех странах); деятельность религиозного объединения противоречит его собственному уставу (Грузия, Молдова);  статус юридического лица  уже был предоставлен объединению той же веры (Болгария, Таиланд); уже имеется религиозное объединение, зарегистрированное под тем же названием (Болгария, Литва) и др.
  3. Новизной отличается предлагаемое деление прав религиозных организаций на две группы - «общие» и «преференциальные». «Общими» правами наделяются все религиозные организации страны, обладающие статусом юридического лица. В свою очередь, «преференциальными» правами наделяются лишь организации отдельных конфессий в силу закона и(или) заключенного с государством соглашения. Например, право на регистрацию актов гражданского состояния (Австралия, Греция, Дания); право использования института капелланства (Англия, США, Хорватия); право на получение материальной помощи от государства (Албания, Афганистан, Болгария, Объединенные Арабские Эмираты, Португалия, Саудовская Аравия, Чад) и др.

Применительно к российской практике не приходится говорить о существовании преференциальных прав, т.к. единственно возможной организационной формой, обладающей статусом юридического лица, являются религиозные организации, пользующиеся одинаковыми правами.

  1. На основе анализа зарубежного законодательства установлено, что на обязанности религиозных объединений акцент специально не делается, в отличие от прав, которым посвящаются отдельные разделы или статьи нормативных правовых актов. В России, исходя из анализа норм права, можно выделить два типа обязанностей: возлагаемые на все некоммерческие организации («общие») и только на религиозные структуры («специальные»).
  2. На основе сравнительно-правового изучения актов, регулирующих государственный  контроль и надзор за исполнением законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания, выявлен ряд особенностей. Так, различным может быть уровень правового регулирования соответствующих вопросов: в нормах конституционного права (Венесуэла) или отраслевого законодательства (Молдова, Франция, Хорватия). Могут создаваться специальные государственные структуры для осуществления такого контроля и надзора (Афганистан, Алжир, Гвинея, Дания, Израиль, Люксембург, Мальдивская республика, Мьянма, Перу, Румыния, Турция).

Теоретическая и практическая значимость исследования состоят в том, что результаты диссертационной работы обобщают и дополняют сложившиеся в конституционно-правовой науке представления о правовом статусе религиозных объединений и содержании его элементов в призме зарубежного опыта. Сформулированные в диссертации выводы и предложения представляют интерес для дальнейших научных исследований по проблемам правового регулирования и реализации конституционно-правового статуса религиозных объединений в России как одного из перспективных направлений правовой науки.

В работе содержатся предложения по дальнейшему развитию и совершенствованию законодательства Российской Федерации и ее субъектов, повышению эффективности работы государственных органов по взаимодействию с религиозными объединениями, которые могут быть использованы в правотворческой и правоприменительной деятельности на федеральном и региональном уровнях власти.

Отдельные положения диссертации могут быть применены в учебном процессе при преподавании учебных дисциплин «Конституционное право Российской Федерации», «Конституционное право зарубежных стран», «Международное право», «Муниципальное право». Полезными они могут оказаться и для разработки спецкурса, ориентированного на практических работников органов государственной власти, осуществляющих в той или иной форме взаимодействие с религиозными объединениями.

Апробация полученных результатов. Положения диссертации обсуждались на международных, всероссийских, межрегиональных и региональных научно-практических конференциях в Барнауле, Москве, Новосибирске, Самаре, Томске, а также в процессе ее подготовки на кафедре конституционного и международного права Юридического института ТГУ. Различные аспекты диссертационного исследования были представлены в ходе подготовки Томским отделением Межрегиональной ассоциации конституционалистов Совету при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека аналитического доклада о состоянии реализации основных (конституционных) прав, свобод и обязанностей человека и гражданина в Российской Федерации при выполнении поручения Президента Российской Федерации Д.А. Медведева. Научные разработки автора настоящей работы, проводившиеся в рамках международной летней школы «Сравнительное конституционное право: теория и методология с точки зрения конституционных реформ» (4-16 июля 2011г. в г. Будапеште (Венгрия), основывались на второй и третьей главах диссертации.

Публикации. Основные положения диссертационного исследования нашли свое отражение в 22 публикациях, в том числе в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, общим объемом 11,4 п.л.

Структура и объем работы. Диссертация изложена с учетом целей и задач исследования, обеспечивающих логическую последовательность работы, и состоит из введения, трех глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения, списка нормативных правовых актов и литературы.

II. Основное СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень ее научной разработанности, формулируются цели и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются его методологическая и эмпирическая основы, аргументируются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов диссертационного исследования и структуре работы.

Первая глава «Конституционно-правовой статус религиозных объединений» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие религиозных объединений и их виды по законодательству России и зарубежных стран» раскрывается понятие религиозных объединений и их виды по законодательству России и зарубежных стран. Отмечается, что используемый в отечественном праве критерий деления религиозных объединений в зависимости от наличия или отсутствия у них статуса юридического лица не эффективен. Данное обстоятельство нарушает права верующих конфессий, которые не отвечают требованиям закона для осуществления государственной регистрации (например, в связи с отсутствием подтверждения о своем существовании на протяжении 15 лет на территории России), а соответственно не могут нормально осуществлять свою деятельность.

Из анализа зарубежного законодательства сделан вывод, что государство может провозгласить одну (или несколько) церковь (церквей) официальной (государственной, признаваемой) (Австрия, Великобритания, Греция, Норвегия, мусульманские страны) и предоставить ей дополнительные привилегии и гарантии деятельности. Или, что более характерно для современных светских государств, оно может легально предусмотреть различные правовые структуры, а религиозные общины вправе выбрать адекватную им и организоваться соответствующим образом. Такими структурами выступают некоммерческие организации (объединения, ассоциации, трасты, фонды, благотворительные организации), или специальные организационные формы («конфессиональные общины», «религиозные организации», «культовые ассоциации»).

Второй параграф первой главы «Понятие и элементы конституционно-правового статуса религиозных объединений» посвящен анализу ряда теоретических понятий. Отмечается, что в юридической науке и в конституционно-правовых исследованиях, в частности, наряду с активной разработкой проблемы правового статуса личности, весьма слабо изучены вопросы определения понятия и элементов правового статуса публично-правовых образований, общественных и религиозных объединений.

С учетом общетеоретических подходов  и из анализа юридической литературы автором делаются следующие выводы. Во-первых, какое бы содержание не вкладывалось в понятие «правового статуса», данная категория рассматривается специалистами как самостоятельная. Во-вторых, несмотря на разнообразие трактовок, в качестве элементов правового статуса учеными называются права, свободы, обязанности. В-третьих, наряду с ними, автор данной работы в рамках правового статуса религиозных объединений рассматривает и такие элементы, как гарантии и юридическая ответственность. В-четвертых, в большинстве работ анализируемая категория рассматривается как комплексная, а элементы ее составляющие исследуются в своей совокупности. В-пятых, следует согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что ядром правового статуса некоммерческих организаций, в т.ч. и религиозных, является их конституционно-правовой статус, поскольку именно он является нормативной и теоретической основой для конструкции общего юридического статуса.

Исходя из вышеизложенного, на основе проведенного анализа действующего законодательства и юридической литературы конституционно-правовой статус религиозных объединений определяется в качестве урегулированного нормами конституционного права положения религиозного объединения как коллективной формы реализации права на свободу совести, характеризуемого комплексом четырех взаимосвязанных элементов, а именно прав, обязанностей, юридических гарантий и ответственности.

В третьем параграфе первой главы «Модели государственно-церковных отношений в зарубежных странах» рассматриваются модели государственно-церковных отношений различных стран мира. Установлено, что для практики государственного строительства важно, какова позиция институтов власти по отношению к религии. Это находит свое отражение в специфике источников правового регулирования статуса религиозных объединений, степени их влияния на общество и государство. Международные нормы, конституции многих стран и соответствующее отраслевое законодательство гарантируют свободу религии, хотя граждане разных государств не в равной мере могут ее осуществлять. Зачастую законодательно закреплено правовое неравенство религиозных конфессий. Исходя из разных критериев, учеными предлагаются классификации государств. Наиболее объективным, на взгляд автора, является часто используемое в отечественной науке деление стран на светские, клерикальные, теократические и атеистические.

В светских государствах имеет место строгое разделение церкви (религии) и государства (публичной власти), внутренняя автономия соответствующих институтов общества и их равенство (юридическое, а не фактическое), свобода вероисповедания, включая право не исповедовать никакой религии (быть атеистом). При этом светский характер государства не исключает его конструктивного сотрудничества с религиозными организациями. Однако практика воплощения в жизнь принципа секуляризма в разных странах неодинакова. Так, автором обосновывается выделение «латентного» и «радикального» секуляризма. В первом случае государство не запрещает и законодательно не устанавливает ограничений на исповедание какого-либо вероучения, допускает религию в публично-правовую сферу (США). Во втором - политика государства нацелена на недопущение общественного резонанса религиозных вопросов, исключение религии из публичной сферы и вытеснение ее преимущественно в область частной жизни человека (например, Турция и Франция). На взгляд автора, реализация концепции «пассивного» секуляризма является более прагматичным подходом. В Российской Федерации, в условиях многоконфессионального и весьма религиозного общества, целесообразнее использовать «американскую модель» «пассивного» секуляризма, при котором не только создаются равные возможности для всех религиозных течений, но и формируются условия для их конструктивного проявления в решении политических вопросов.

Атеистический характер государства предполагает отрицание любой религии, вмешательство во внутренние дела религиозных организаций. Государственное регулирование направлено на вытеснение этих учреждений как чуждых, в том числе с использованием силовых методов борьбы, направленных против представителей религиозных объединений. В таких государствах атеистическая пропаганда исходит от государственных органов власти и ведется систематическое преследование священнослужителей и верующих. Сегодня к числу атеистических стран можно отнести Кубу, Китай, Северную Корею.

В теократических государствах происходит сращивание церковного аппарата с государственной властью. Основной нормативной базой деятельности данного типа государств служат религиозные каноны. Примером такого государства в современном мире может служить Ватикан (итал. Stato della Citt del Vaticano). Помимо этого существуют страны с элементами теократии (Иран).

В клерикальных государствах установлено господство той или иной религии, религиозных взглядов или церкви (Ирак, Кувейт, ОАЭ, отдельные страны Европы, Латинской Америки).

Вторая глава «Источники правового регулирования статуса религиозных объединений» посвящена вопросам формирования и современного состояния законодательства, а также отражению авторской концепции корректировки правового регулирования института религиозных объединений России в свете опыта зарубежных стран.

В первом параграфе «Международные стандарты и правовые основы деятельности  религиозных объединений» рассматриваются проблемы международных стандартов и правовых основ деятельности  религиозных организаций.

Современное развитие международного сообщества показало, что основополагающим компонентом в его развитии становится человек, его права, свободы и гарантии по их осуществлению. В новых условиях церкви и вероисповедательные союзы превратились в один из типов объединений гражданского общества, который дает возможность самоорганизоваться и выразить себя в соответствии со своими религиозными убеждениями. Для полноценной и гарантированной деятельности религиозных организаций важны те принципы и стандарты, которые закрепляются международными правовыми актами. Необходимость их анализа и понимания содержания продиктованы также и тем, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы и могут непосредственно применяться.

На сегодняшний день в области защиты прав человека и свободы религиозного общения были сделаны большие наработки, принято много международных актов, содержащих соответствующие стандарты. Однако правовой статус религиозных объединений, как коллективной формы реализации человеком свободы совести, по прежнему регулируется преимущественно национальным правом. В то же время международных стандартов в области деятельности религиозных объединений весьма мало и регулирование этой сферы очень лаконично представлено в правовых актах, по сравнению с обширным закреплением там свободы совести и религии. Особое место в плане конкретизации свободы религии и религиозной деятельности, включая взаимоотношения между государством и религиозными объединениями, имеет Итоговый документ Венской встречи 1989 г. В нем, в частности, в ст. 16 была изложена система мер, гарантирующая функционирование религиозных объединений как самостоятельных церковных структур. Но его положения не получили дальнейшего развития и закрепления во вновь принимаемых международных соглашениях. В этом смысле интерес представляет практика  ЕС, где был выработан ряд региональных стандартов в отношении взаимодействия между государством и церковью, а именно: уважение права государств-членов самостоятельно устанавливать статус церквей и религиозных общин; признание и уважение права церквей и религиозных общин на свободную самоорганизацию в соответствии с внутригосударственным законодательством, их собственными убеждениями и статусами, а также право на достижение собственных религиозных целей при соблюдении основных прав; признание и уважение вклада церквей и религиозных общин в общественную жизнь и поддержка конструктивного диалога с ними.

Во втором параграфе второй главы «Национальное право как основа правового статуса религиозных объединений России» отмечается, что в начале 90-х гг. ХХ века изменения, охватившие в целом все государство, и связанные с реформированием многих общественных и политических институтов, безусловно, должны были найти свое адекватное отражение в законодательстве и, прежде всего в основном законе страны, важность принятия которого была очевидной. На основе анализе материалов работы Конституционной Комиссии и Конституционного Совещания, излагаются основные направления развития концепции светского характера государства и конституционных положений о свободе совести  и религиозных объединениях в проектах Конституции Российской Федерации. Проведенное историко-правовое исследование позволяет сделать вывод, что при составлении текста Конституции 1993 года вопросы государственно-конфессиональных отношений, формы и способов закрепления религиозной свободы прошли поэтапную и тщательную разработку. Были учтены различные мнения и пожелания, что в итоге привело к принятию достаточно прогрессивных норм, отвечающих внутринациональным интересам и соответствующих  международным стандартам в данной области. На их базе формируется федеральное и региональное законодательство, где свое отражение находят основные элементы общего и специального правовых статусов религиозных объединений.

В Российской Федерации действует большое количество актов, регулирующих правовое положение религиозных объединений. Однако в них зачастую встречаются коллизии, ошибки юридической техники, противоречивость федерального и регионального законодательства, дублирование норм, регулирующих одну группу общественных отношений, в источниках разных уровней и отсутствие должной регламентации применительно к важнейшим вопросам (например, миссионерства, образования, капелланства, юридической ответственности и пр.). Существование подобных явлений сдерживает прогрессивное развитие отношений в сфере реализации свободы совести, приводит к нарушению прав человека. Потому искоренение указанных недоработок, на наш взгляд, должно стать одним из основных направлений реформирования системы законодательства в рамках модели человек – церковь – государство.

В третьем параграфе второй главы «Правовые подходы к обновлению законодательного регулирования института религиозных объединений России в свете опыта зарубежных стран» на основе сравнительно-правового анализа норм зарубежного и отечественного права изложены предложения по обновлению законодательного регулирования института религиозных объединений в России. Установлено, что свободу совести и формы ее реализации в Российской Федерации целесообразнее регулировать на федеральном уровне путем установления действительно равного для всех религиозных сообществ правового положения. С другой стороны, возможен альтернативный вариант наделения отдельных религиозных объединений преференциальным статусом, исходя из их вклада в развитие истории и культуры России, срока осуществления своей деятельности в стране и других нормативно установленных критериев.  Однако такой вариант не согласуется с принципом светского государства, закрепленного в статье 14 Конституции Российской Федерации. При этом любая смена направления государственно-церковной политики, безусловно, должна проходить поэтапно, с введением новых положений и правил, их апробацией, выявлением недостатков с их последующим устранением.

В третьей главе «Элементы правового статуса, порядок образования и  условия деятельности религиозных объединений» рассмотрено содержание отдельных элементов, составляющих конституционно-правовой статус религиозных объединений.

В первом параграфе третьей главы «Порядок образования и условия деятельности религиозных объединений» автором рассматриваются особенности порядка образования и условия деятельности религиозных структур. Установлен ряд признаков, характеризующих эту процедуру. Во-первых, организационные требования (в т.ч. обязательность регистрации (лицензирования), необходимое количество учредителей и ценз их гражданства, продолжительность осуществления своей деятельности религиозным сообществом на момент регистрации и пр.). Во-вторых,  требования к документации и характер ее рассмотрения (подвергается ли анализу содержание вероучения или оценивается формально, возможность проведения религиоведческой экспертизы). И в-третьих, регистрирующий орган, основания для отказа в регистрации и основания для принудительного роспуска.

Во втором параграфе третьей главы «Права религиозных объединений» на основе обширного сравнительно-правового анализа правовых систем разных стран мира сделан вывод о том, что права религиозных организаций, исходя из выделения их различных организационно-правовых форм, можно условно разделить на две группы и обозначить как «общие» и «преференциальные». «Общими» правами наделяются все религиозные организации страны, обладающие статусом юридического лица. Это, в частности, право действовать в соответствии со своими внутренними установлениями, не противоречащими законодательству страны; право совершать религиозные обряды, ритуалы и церемонии; право обладать различным имуществом на праве собственности; право заниматься предпринимательской деятельностью для реализации своих уставных целей и пр. В свою очередь, «преференциальными» правами наделяются лишь организации отдельных конфессий в силу закона и/или заключенного с государством соглашения. Например, право на регистрацию актов гражданского состояния; право использования института капелланства; право на получение материальной помощи от государства и др. Определено, что применительно к российской практике нельзя говорить о существовании преференциальных прав, т.к. единственно возможной организационной формой обладающей статусом юридического лица являются религиозные организации, пользующиеся одинаковыми правами.

В российском законодательстве особых положений о содержании отдельных элементов конституционно-правового статуса религиозных групп нет. В случае возникновения спорной ситуации, приходится обращаться к единственной специальной норме п. 3 ст. 7 Федерального закона № 125- ФЗ. Круг их прав значительно уже по сравнению с религиозными организациями. Он не включает, например, права производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения; устанавливать и поддерживать международные связи и контакты, в том числе в целях паломничества, участия в собраниях и др. мероприятиях, для получения религиозного образования и пр. Однако все перечисленное является весьма характерной деятельностью в целом для любого вида религиозных обществ. Обязанности религиозных групп специально не оговорены нормами права. Но из анализа соответствующего законодательства можно выделить, например, общую обязанность – соблюдать законы страны, ее Конституцию и общественный порядок; а специальную – обязанность уведомить о ее создании и начале деятельности органы местного самоуправления, в случае, если есть намерение в дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию.

В третьем параграфе третьей главы «Обязанности религиозных объединений» обосновывается разработанная автором классификация обязанностей религиозных объединений. Установлено, что законодательством разных стран обязанности религиозных объединений не детализированы, в отличие от прав, которым посвящаются отдельные разделы или статьи. Нормы об обязанностях, зачастую рассредоточены в ряде нормативных правовых актах.

В России обязанности религиозных организаций нормативно определены. Исходя из их анализа, можно выделить два типа обязанностей: возлагаемые на все некоммерческие организации («общие») и только на религиозные структуры («специальные»). Среди «общих» обязанностей можно выделить такие, как соблюдать Конституцию и законы страны, свой устав; регистрация религиозных структур; сообщать в уполномоченный орган об изменениях данных, указываемых при регистрации; платить законно установленные налоги и социальные платежи и др.  А специальные - получение государственной лицензии создаваемыми духовными образовательными учреждениями; получение разрешения на строительство новых зданий или реконструкцию существующих; участие в межконфессиональном общении и пр.

В четвертом параграфе третьей главы «Юридические гарантии деятельности религиозных объединений» изложена система юридических гарантий для нормальной и плодотворной деятельности религиозных объединений России. И хотя соответствующие нормы закреплены в различных отраслевых источниках, это не снижает их эффективность. Среди важнейших гарантий реализации прав религиозных объединений автор указывает следующие: неотчуждаемость прав и свобод; закрепление непосредственного действия прав и свобод; обеспечение государством равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии; запрет на любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности;  гарантия свободы совести, свободы вероисповедания; запрет на пропаганду религиозного превосходства и агитацию, возбуждающую религиозную ненависть и вражду и пр.

В заключительном пятом параграфе третьей главы «Надзор и контроль за исполнением законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Юридическая ответственность религиозных объединений», исходя из сравнительно-правового анализа правовых актов, регулирующих государственный  контроль и надзор за исполнением законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания обоснован ряд выводов. Во-первых, различным может быть уровень правового регулирования соответствующих вопросов. В большинстве стран, в т.ч. и в России, оно осуществляется в нормах отраслевого законодательства. В отдельных странах эти вопросы находят свое закрепление на конституционном уровне. Так, ст. 35 Конституции Республики Венесуэлы 1953 г. гарантируется свобода вероисповедания под высшим наблюдением за всеми религиозными культами со стороны национальной исполнительной власти в соответствии с законом. Во-вторых, отличия просматриваются в круге тех органов, которые осуществляют такой контроль. Специальный орган для его осуществления может не создаваться, как то имеет место в Великобритании и Франции, где соответствующие функции выполняет МВД. Но в ряде стран образован специальный орган (зачастую в рамках исполнительной ветви власти) с целью реализации государственной политики в этноконфессиональной сфере. Например, Министерство по делам ислама и вакуфов (Афганистан), Министерство юстиции и культа (Перу), Главное управление по делам религий (Турция), Министерство по делам религий (Алжир, Гвинея, Дания, Израиль, Мальдивская республика, Мьянма, Эфиопия), Министерство культов (Люксембург, Румыния) и пр.

В заключении подводятся итоги диссертационной работы, обобщающие основные теоретические и практические выводы и предложения, сделанные в ходе исследования.

III. ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Агафонова А.А. Развитие концепции светского характера государства в проектах Конституции Российской федерации (Конституционной комиссии и Конституционного совещания) // Конституционное и муниципальное право. - 2009. - № 7. - С. 8-11. 1,8 п.л.

2. Агафонова А.А. Развитие положений о свободе совести и религиозных объединениях в проектах Конституции Российской Федерации (Конституционной комиссии и Конституционного совещания) // Ученые записки Юридического факультета. - 2009. Вып. 13 (23) - 14 (24). - С. 5-9. 1,8 п.л.

3. Агафонова А.А. Общие подходы к правовому регулированию института религиозных объединений России в свете опыта зарубежных стран // Конституционное и муниципальное право. 2011. - № 8. С. 22-29.  1,8 п.л.

4. Агафонова А.А. Свобода совести и свобода вероисповедания в конституционном праве зарубежных стран // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого / под ред. В.А. Уткина. – Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2006. – Вып. 6. – С. 24-25. – 0,2 п.л.

5. Агафонова А.А. Свобода совести и свобода вероисповедания в конституционном праве зарубежных стран // Материалы XLV Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», 10-12 апрель 2007: Государство и право / ред. И.В.Князев. – Новосибирск: СибАГС, 2007. - С. 58-60. – 0,2 п.л.

6. Агафонова А.А. Религия и международное право // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого / под ред. В.А. Уткина. – Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2007. – Вып. 7. – С. 50-51. – 0,2 п.л.

7. Агафонова А.А. Международные религиозные организации // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого / под ред. В.А. Уткина. – Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2008. – Вып. 8. – С. 16-17. – 0,2 п.л.

8. Агафонова А.А. Конституционно-правовые основы свободы совести: опыт России и зарубежных стран // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого / под ред. В.А. Уткина. – Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2009. – Вып. 9. – С. 32-33. – 0,2 п.л.

9. Агафонова А.А. Развитие концепции светского характера государства в проектах Конституции Российской федерации // Правовые проблемы укрепления российской государственности : сб. статей / под ред. В.Ф. Воловича, А.М. Барнашова, В.М. Зуева. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2009. – Ч. 43. – С. 110-111. – 0,2 п.л.

10. Агафонова А.А. Концепция светского характера государства в Конституции Российской Федерации // Материалы XLVII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» Апрель 11-15, 2009: Государство и право / ред. И.В.Князев. – Новосибирск: СибАГС, 2009. - С. 40-41. – 0,2 п.л.

11. Агафонова А.А. Правовое закрепление принципов свободы совести и светского характера государства в Конституции Америки и ее штатов // Развитие молодежной юридической науки в современном мире: VII Международная конференция 21 мая 2010 г. / Редактор В. М. Пучнин. - Тамбов: Издательство Тамбовского государственного университета имени Г. Р. Державин, 2010. - C. 104-108. – 0,3 п.л.

12. Агафонова А.А. Концептуальные подходы к совершенствованию правового регулирования института религиозных объединений в Российской Федерации // Материалы XLVIII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», 10-14 апреля 2010 года: Государство и право / Редактор И. В. Князев. - Новосибирск: СибАГС, 2010. - С. 46-47. – 0,2 п.л.

13. Агафонова А.А. Современные тенденции развития российского законодательства о свободе совести и религиозных объединений // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого / Редактор В. А. Уткин. - Томск: TML-Пресс, 2010. - Вып. 10. - С. 25-26. – 0,2 п.л.

14. Агафонова А.А. Конституционно-правовые аспекты внедрения религиозного образования в школе: русский и зарубежный опыт // Правовые проблемы укрепления российской государственности / ред. М.М. Журавлев, А.М. Барнашов, В.M. Зуев. - Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2010. - Вып. 46. - С. 96-98. – 0,2 п.л.

15. Агафонова А.А. Концептуальные подходы к модернизации правового регулирования института религиозных объединений в России // Актуальные проблемы совершенствования законодательства  и правоприменения: Материалы международной научно-практической конференции (Уфа, 21 февраля 2011 года) / ред. А. В. Рагулин, М.С. Шайхулин. – Уфа : Изд-во Евразийского научо-исследовательского института проблем права, 2011. - С. 22-25. – 0,3 п.л.

16. Агафонова А.А. Светский характер государства в свете конституционной экономики // Материалы XLVIХ Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», 16-20 апреля 2011 года: Государство и право / Редактор И. В. Князев. - Новосибирск: СибАГС, 2011. - С. 48-49. – 0,2 п.л.

17. Агафонова А.А. Светское государство и конституционная экономика // Современные вопросы науки – XXI: Сб. науч. тр. По материалам VII междунар. науч-практи. Конф. (29 марта 2011 г.) – Тамбов: Изд-во Тамбовского областного института повышения квалификации работников образования, 2011. – Вып. 7. – Ч. 1. - С. 13-14. – 0, 3 п.л.

18. Агафонова А.А. Секуляризм в свете конституционной экономики // Правовые проблемы укрепления российской государственности / ред. М.М. Журавлев, А.М. Барнашов, В.M. Зуев. - Томск: Изд-во Томского государственного университета, 2011. - Вып. 47. - С. 93-95. – 0,2 п.л.

19. Агафонова А.А. Правовой статус религиозных объединений // Гражданское общество и правовое государство: Материалы международной научно-практической конференции. – Барнаул : Изд-во Барнаул, 2011. - Т. 1. – С. 105-108. – 0, 4 п.л.

20. Агафонова А.А. Религиозное измерение евроинтеграции // ЕС и Россия: пути модернизации: тезисы международной научной конференции / по ред. Л.В. Дериглазовой. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2011. – С. 85-89. – 0,4 п.л.

21. Агафонова А.А. Порядок образования и условия деятельности религиозных объединений: сравнительно-правовой анализ // Вестник Томского государственного университета. Право. – 2011. - № 1. – С. 5-12. – 1,5 п.л.

22. Агафонова А.А. Перспективы развития законодательного регулирования института религиозных объединений России // Актуальные проблемы управления современным обществом: посткризисное развитие и модернизация (экономические, социальные, философские, правовые тенденции): Материалы международной научно-практической конференции (27 декабря 2011 г.) / Отв. ред. В.И. Долгий. – Саратов: ИЦ «Наука», 2012. Ч. 1. – С. 4-6. – 0,4 п.л.


1 В силу того, что в правовых системах государств мира применительно к организационным формам отправления культа используются различные термины (англ. «religious association», «religious organization», «religious society» и пр.), в данной работе такие понятия, как религиозные организации, общества, объединения, сообщества и пр., будут использоваться в том смысле, как они указываются в законодательстве соответствующих стран, если специально не оговорено иное.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.