WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Максимова Ольга Олеговна

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ГЛАВЫ

ГОСУДАРСТВА В КИТАЕ

(ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ)

12.00.02 – конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Московская государственная юридическая академия имени О.Е. Кутафина»

на кафедре конституционного (государственного) права зарубежных стран

Научный руководитель        доктор юридических наук, профессор, 

заслуженный деятель науки

Российской Федерации

Страшун Борис Александрович

Официальные оппоненты:        Гудошников Леонид Моисеевич 

доктор юридических наук, профессор,

Институт Дальнего Востока Российской академии наук,

главный научный сотрудник Центра

политических исследований и прогнозов

Арбузкин Александр Михайлович

кандидат юридических наук, доцент,

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова,

доцент кафедры конституционного и муниципального права юридического  факультета

Ведущая организация        Институт государства и права Российской академии наук (ИГП РАН)

Защита состоится 12 декабря 2012 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02, созданного на базе Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседания диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан ________________________2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

профессор                                                                        Н.А. Михалева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Актуальность темы исследования, прежде всего, обусловлена растущей ролью Китая в современном мире. Независимо даже от того факта, что каждый пятый или шестой житель Земли – житель Китая, его роль в мировой экономике и политике очевидна. Отсюда, безусловно, огромный интерес к  его политической системе и регулирующему её государственному праву.

«Китай идет вперед, глядя назад», – этот афоризм, по мнению академика Титаренко1, отражает характер государственной стратегии китайского руководства. Будущая история представляется китайцам как синтез прошлого и настоящего. Находить гармонию во взаимоисключающих вещах – «гармонию многообразного и несходного» – учил своих соотечественников древний философ Конфуций, живший в 551 – 479 гг. до н. э.2. 

Сегодня едва ли не наибольший интерес Китай представляет для нас не только в качестве соседа, но в качестве страны, экономический уровень, вес в мировой политике и военная мощь которой за последние полвека достигли небывалых высот. Прежде всего интерес связан с тем, каким образом Китайская Народная Республика смогла преодолеть проблемы, подобные тем, с которыми сталкивалось наше государство в прошлом и ряд которых присутствует и сегодня. Китай, имея схожие и даже более острые национальные, территориальные, демографические, политические проблемы, чем те, что были в Советском Союзе, не отказавшись от коммунистической идеологии, скорректированной дополнениями и поправками в виде «идей Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина», на данный момент является одной из самых динамично развивающихся стран мира, с развитой экономикой, очень постепенно превращаемой в рыночную.

Специфика развития Китая заметна и при рассмотрении его политической системы. Одним из её важнейших институтов является глава государства – Председатель Китайской Народной Республики, отличающийся значительным своеобразием, понять которое невозможно, если ограничиться изучением только текста Конституции КНР.

Именно этому институту, который обычно лишь бегло описывался в отечественной литературе, посвящено настоящее исследование. В нём предпринята попытка рассмотреть исторические и юридические корни института Председателя КНР как органа верховной власти в Китайском государстве.

Для более подробного анализа положения данного института на пьедестале власти необходимо провести сравнительный анализ института главы государства в странах с различными формами правления, который даст возможность выявить как общие, так и отличительные черты становления и функционирования главы государства в КНР. Сравнение считается одним из средств приобретения знания. Всякое открытие необычайного побуждает исследователя объяснить, почему норма, существующая в одной стране, отсутствует в другой, и наоборот. Сравнительный анализ, данный в первой главе диссертации, учитывает зависимость содержания и формы института главы государства не только от особенностей исторического времени, но также и от социально-политического пространства соответствующей страны.

Постмонархическое развитие института главы государства в Китае всегда было и остаётся своеобразным и уже хотя бы поэтому заслуживает изучения. Ведь Китай не имеет длительных конституционных традиций, поскольку был абсолютной монархией большую часть времени своего существования. Китайцы не имели представления ни о конституционализме, ни о республиканском строе, что и стало причиной длительного периода гражданских войн после свержения монархии и в постсинхайский период, прежде чем была сформирована более или менее чёткая иерархия коммунистических органов власти, возглавляемая харизматичным лидером страны, партии.

Институт Председателя в Китайской Народной Республике функционирует в общей сложности 62 года (включая перерывы в его функционировании), и тем не менее он выглядит «тёмной лошадкой» из-за его конституционной слабости и фактической силы с обусловленной ею харизматичностью. Актуальность исследования данного института определена особым положением Председателя Китайской Народной Республики в системе органов государственной власти и в политической системе вообще.

Представляется,  что для нас всестороннее осмысление природы и сущности института главы государства в Китае, историко-правовой анализ данного института будут полезны. Кроме того, на наш взгляд, перспективным, но практически неразработанным является детальный анализ особенностей становления и функционирования института Председателя КНР.

Степень разработанности темы. Китай, Китайская Народная Республика, её политическая система, система органов государственной власти в целом вызывали интерес у огромного количества исследователей. Интерес этот был связан прежде всего с тем, что Китай на протяжении всего XX века сотрясали гражданские войны, конец которым положила победившая в них Коммунистическая партия Китая. В тот период времени огромное влияние на Китай оказывал СССР, отношения между двумя странами строились на поддержке и дружбе двух огромных коммунистических партий. К этому периоду относится большое количество трудов авторов - юристов, политологов, экономистов, историков, исследовавших, в частности, политический строй Китая и его развитие.

На наш взгляд, огромную ценность и интерес с правовой точки зрения представляет изданная ещё до момента крушения империи в Китае, монография3 П.С. Попова, посвящённая государственному устройству в Китае при правлении Императора.

Для изучения исследуемой в диссертации проблемы огромное концептуальное значение имеют труды теоретиков-конституционалистов, таких как Т. Гоббс4, А.В. Дайси5, Л. Дюги6, Г. Еллинек7, Н.М. Коркунов8,Дж. Локк9, Ш. Монтескье10, А. де Токвиль11 и др.

Из современных отечественных учёных-государствоведов диссертантка обращалась к научным трудам, значение которых трудно переоценить, таких авторов, как А.С. Автономов, И.А. Азовкин, И.А. Алебастрова, Г.Н. Андреева, A.M. Арбузкин, М.В. Баглай, И.Н. Барциц, О.Н. Булаков, В.Н. Бутылин, Б.Н. Габричидзе, И.Н. Глебов, И.В. Гончаров, В.Н. Григорьев, В.В. Гущин, В.И. Васильев, И.В. Выдрин, В.В. Еремян, Д.Л. Златопольский, В.И. Иванова, И.П. Ильинский, А.А. Кармолицкий, В.А. Кикоть, Е.М. Ковешников, Ю.М. Козлов, Е.И. Козлова, Е.И. Колюшин, Б.С. Крылов, О.Е. Кутафин, Б.М. Лазарев, С.Я. Лебедев, Ю.И. Лейбо, В.О. Лучин, С.С. Маилян, В.В. Маклаков, В.В. Малахов, А.Г. Мамонтов, И.И. Овчинников, Н.В. Постовой, А.С. Прудников, Б.А. Стародубский, Б.А. Страшун, И.И. Сыдорук, В.В. Таболин, Б.Н. Топорнин, В.И. Фадеев, В.И. Червонюк, А.И. Черкасов, В.Е. Чиркин, Л.Т. Чихладзе, М.Р. Шабанов, К.Ф. Шеремет, Е.С. Шугрина, Е.Н. Щендригин, Б.С. Эбзеев, Л.М. Энтин, Я.В. Якимович и другие.

Близкими по тематике являются диссертационные исследования, посвященные статусу главы государства в зарубежных странах, в Российской Федерации, его полномочиям, ответственности, таких авторов, как О.О. Быструхина12, В.И. Кайнов13, С.Г. Колбая14, А.Ш. Султанов15, А.С. Чупанов16 и др17.

Изучение государственного строя КНР велось в нашей стране активно, начиная с 50-х годов XX в., свидетельством чего является сравнительно большое количество публикаций, из которых особо значительный интерес для нас представляют работы Л.Д. Воеводина18, Ю.М. Галеновича19, Л.М. Гудошникова20, К.А. Егорова21, К.А. Кокарева22, Р.С. Кондратьева23, А.Е. Лунёва24, 3.М. Черниловского25, В.Е. Чиркина26

.

Далее мы можем наблюдать довольно большой перерыв в исследовании государственного строя КНР, который был связан, во-первых, с охлаждением советско-китайских отношений, во-вторых, с тем, что подверженная частым изменениям политическая обстановка в КНР, связанная с так называемой «культурной революцией», и отсутствие достоверной информации, а также нормативных документов не позволяли тогда провести комплексное исследование государственного строя Китая и отдельных его институтов. Первые такие работы появились в 80-е годы XX в. с окончанием в последней трети 70-х годов длительной полосы политической нестабильности в КНР.

В период с конца 70-х - начала 80-х гг. и до настоящего времени проблемам государственного строя, отдельных его институтов и государственного права были посвящены труды ряда специалистов, работавших и работающих в данной области, прежде всего Б.А. Андрысевича, В.И. Антонова, Р.М. Асланова, Н.X. Ахметшина, Я. М. Бергера, А.П. Барышева, И.В. Васильева, В.Г. Ганшина, Л.М. Гудошникова, Н.П. Гуреевой, А.М. Дронова, К.А. Егорова, Э.3. Имамова, К.А. Кокарева, Т.В. Лазаревой, Д.А. Максимова, П.А. Москалёва, А.А. Москалёва, О.Е. Непомнина, Ю.М. Опалева, С.Ю. Осипчука, Е.Г. Пащенко, Д.А. Смирнова, Г.А. Степановой, М.Л. Титаренко, П.В. Трощинского, М.А. Яковлева.

Последним крупным исследованием, посвящённым Китаю в целом,  включая государственный строй КНР, стала энциклопедия «Духовная культура Китая», состоящая из шести томов, вышедших в период с 2006 по 2010 гг. под эгидой Института Дальнего Востока Российской академии наук. В названной работе основное внимание было уделено историческому, политологическому и экономическому аспектам существования и развития КНР.

Следует также отметить монографию «Как управляется Китай: Эволюция властных структур Китая в конце XX  - начале XXI века» (М.: Памятники исторической мысли, 2004) - ещё одна совместная работа сотрудников Института Дальнего Востока РАН, посвящённая сравнительному анализу существующих на территории Китая трёх политических систем: Китайской Народной Республики, особых административных районов Сянгана (Гонконг) и Аомэня (Макао), а также Китайской Республики на территории провинции Тайвань - и вышедшая под редакцией академика РАН М.Л. Титаренко.

Коллективная монография, изданная под руководством Л.М. Гудошникова, «Политическая система и право КНР в процессе реформ (1978 – 2005)» (М.: Русская панорама, 2007) рассматривает политическую и правовую системы КНР, их характерные черты и развитие на фоне широких реформ, проводившихся в Китае в 1978 - 2005 гг.

Много полезных сведений о политическом и правовом развитии Китая содержится в издаваемых Институтом Дальнего Востока выпусках экспресс-информации, а также в выпусках справочно-аналитических материалов о Тайване.

Наконец, нельзя не отметить сборник нормативных актов «Современное законодательство Китайской Народной Республики» (М.: Зерцало-М, 2004), составленный Л.М. Гудошниковым, вышедший под его редакцией и снабжённый его предисловием.

Научная литература на китайском языке, посвященная главе государства, а также конкретно Председателю КНР, в России отсутствует. Есть, правда, единственная работа, написанная профессором Сю Чхонде, «Глава государства»27, которая рассматривает общетеоретические вопросы, касаемые статуса главы государства, но в этой работе отсутствует сравнение главы государства Китая с главами иных государств. В 2007 году были изданы избранные сочинения Сю Чхонде28, в данной работе более подробно был рассмотрен статус Председателя КНР, этапы его становления с момента введения данной должности в структуру органов власти Китайской Народной Республики. В целом работы профессора Сю Чхонде можно назвать основными, так как ни один учебник по конституционному (государственному) праву29 не рассматривает причин возникновения данного института, не характеризует его основные черты, которые свойственны исключительно институту главы государства в Китае.

Литература, посвящённая исследуемому вопросу, на иностранных языках, а также работы вышеперечисленных учёных имеют уже более чем двадцатилетнюю давность, многие из них являются библиографической редкостью, да к тому же утратили актуальность. В обзорных изданиях, в главах о Китайской Народной Республике современных учебников и учебных пособий о главе государства приводятся лишь самые общие сведения.

Таким образом, в нашей стране не было проведено ни одного фундаментального научного исследования института Председателя КНР, за исключением статьи Л.М. Гудошникова о статусе Председателя Китайской Народной Республики, изданная в Ежегоднике Центра публично–правовых исследований30.

В силу вышеизложенного настоящее диссертационное исследование в определённой мере призвано восполнить пробел, связанный с пониманием места и значения такого важного с юридической и политической точек зрения института, как Председатель КНР.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе конституционно-правового закрепления и реализации статуса Председателя КНР, вообще в процессе функционирования этого института.

Предмет диссертационного исследования составляют нормы права, отражающие конституционно-правовую природу и содержание статуса Председателя КНР как единоличного главы государства, а также фактическое положение Председателя КНР в структуре органов государственной власти.

Цели и задачи исследования. Цель данного диссертационного исследования заключается в выявлении социального назначения, содержания и особенностей конституционно-правового института главы государства в Китайской Народной Республике, как сходства с аналогичными институтами в государствах с иной формой правления, так и отличия от них. Необходимо определить место и роль главы государства в специфической структуре управления китайским государством.





Для того чтобы провести сравнение и выделить особенности института Председателя КНР, автору необходимо поставить перед собой задачи, решение которых позволит достичь поставленной цели. Задачами данного диссертационного исследования являются:

  1. выявить общие тенденции развития и функционирования института главы государства в странах с различными формами правления, чтобы определить общие черты и специфические особенности данного института при разных условиях его действия;
  2. рассмотреть и проанализировать юридические и фактические полномочия главы государства в различных условиях функционирования данного института;
  3. проследить историю развития института главы государства в Китае, а также отражение данного процесса в конституционно-правовых нормах;
  4. изучить нормативное регулирование и практику назначения Председателя КНР;
  5. определить место и роль Председателя КНР в системе высших органов государства в Китайской Народной Республике по действующей Конституции КНР 1982 года и, кроме того, проанализировать, какие еще должности в государственном и партийном аппарате, по сложившейся практике функционирования данного института власти, занимает Председатель КНР;
  6. обозначить все составляющие элементы единоличной президентуры, наличествующие в данном институте, т.е. доказать наличие «суперпредседательской» власти в Китайской Народной Республике;
  7. дополнить анализ статуса и деятельности Председателя КНР небезынтересным, на наш взгляд, рассмотрением конституционно-правового статуса Президента Китайской Республики (Тайваня) не столько с целью сравнения, сколько в целях уяснения альтернативных путей возникновения и развития данного института в таком не состоявшемся случае, если бы Коммунистическая партия Китая не победила в гражданской войне в 1949 году. Ведь эти два института – Председатель КНР и Президент КР действуют в рамках одной нации, одной культуры. Как сложатся взаимоотношения двух неравновеликих частей одного государства, не только расположенных по разные стороны Тайваньского пролива, но и политические взгляды относительно развития государственности которых абсолютно полярны, в ближайшие десятилетия мы, возможно, узнаем. Эти взаимоотношения непременно придут к какому-либо знаменателю, однако к какому, сегодня очень сложно судить. У материкового Китая есть опыт интеграции Сянгана и Аомэня, принадлежавших Великобритании и Португалии, однако данные районы были колониями, а не на таковой статус претендует Тайвань, считающий себя продолжателем докоммунистической Китайской Республики.

       Методы диссертационного исследования. Для достижения целей и реализации задач, поставленных перед данным диссертационным исследованием, в работе применяются всеобщие, общие, специальные и частные методы. В частности, были использованы следующие методы: сравнительно-исторический, сравнительно-правовой, системного анализа правовых норм. Методы индукции и дедукции, на основе которых происходит процесс познания от частного к общему и от общего к частному, использовались для формулирования выводов и предложений. Конкретно-исторический метод использован для анализа конкретных факторов политико-правового характера, повлиявших на содержание, место и роль конституционного и фактического статуса Председателя КНР. На основе формально-юридического метода уяснялись смысл и содержание конкретных конституционно-правовых норм.

Использование данных методов в интересах решения поставленных для достижения цели исследования задач позволило осуществить научное осмысление и обобщение не только юридического, но, главное, фактического статуса Председателя КНР и определить реальное положение главы государства в Китае.

Нормативная и эмпирическая база диссертационного исследования.

Нормативную базу диссертационного исследования составило законодательство Китая и некоторых других государств, главным образом конституционное законодательство. Была исследована и изучена информация теоретического и эмпирического характера, которая содержится в доступной монографической, учебной литературе и периодической печати, Интернете.

Научная новизна диссертационного исследования. Эволюция института главы китайского государства от момента крушения империи (1911 г.) до образования Китайской Народной Республики (1949 г.), правовой статус Председателя Китайской Народной Республики, его реальные полномочия до сих пор не были предметом комплексного монографического исследования в отечественной литературе по зарубежному конституционному праву. В целом, изучая литературу, посвящённую органам государственной власти Китайской Народной Республики, можно отметить, что характеристика статуса Председателя КНР, даётся подчас только на основании раздела 2 главы III Конституции КНР, что не всегда позволяет сделать правильный вывод о реальном конституционно-правовом статусе Председателя КНР. Практически отсутствует в отечественной литературе сравнение институтов главы государства Китая и России, а в самом Китае – сравнение институтов главы государства в КНР и на Тайване. В настоящем исследовании диссертантка стремилась восполнить эти пробелы.

Положения, выносимые на защиту, обладающие научной значимостью и новизной:

1. История возникновения и развития главы государства в различных обществах позволяет сделать вывод, что его политическая роль со временем менялась. Однако при очевидном различии юридического и фактического статуса в государствах в разный период времени целесообразность данного института была очевидна, прежде всего, для выполнения представительских функций на  международном уровне и внутри государства, а так же для олицетворения самой власти.

2. Юридическая форма главы государства в Китае после падения монархии длительное время не могла утвердиться из-за частой смены политических режимов. При установлении республики возникла необходимость учреждения поста Президента, после прихода к власти монархистов были сделаны попытки возродить монархию, пока, наконец, по итогам затянувшихся гражданских войн не была установлена народная республика, во главе которой стоял единоличный «великий кормчий» Мао Цзэдун. Хотя первые конституционные акты КНР (в том числе Общая программа НПКСК), включая Конституцию 1954 г., предусматривали институт единоличного Председателя, при принятии этой Конституции с учётом Конституции СССР 1936 г. было объявлено, что глава государства КНР коллегиальный и включает Председателя КНР и Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей. В реальности Постоянный комитет действительно обладал некоторыми полномочиями, обычно присущими главе государства при том, однако, что большинство таких полномочий в отличие от советского примера принадлежало единоличному органу -  Председателю КНР.

3. В КНР в последние десятилетия был создан своеобразный механизм воспроизводства власти, институт назначения преемника, что рассматривается как гарантия стабильности в государстве. Данный механизм отличен от формального наделения полномочиями главы государства, однако он и не противоречит ему. Для того, чтобы обеспечить преемственность власти и долгосрочную стабильность, политическая система должна сохранить верховного лидера, стоящего над аппаратом. В Китае подготовка преемника ведется заранее и носит целенаправленный характер, процесс передачи власти от одного поколения другому, занимает в целом от двух до трех лет. Таким образом, на должность Председателя КНР назначают человека, который фактически уже готовился на данный пост заблаговременно, т.е. для института высшего должностного лица КНР свойственна ныне преемственность, но в то же время и регулярная сменяемость каждые 10 лет.

4. На основе исследования положений Общей программы Народного политического консультативного совета Китая, а также Конституции 1954 г. и Конституции КНР 1982 г., которые регулируют полномочия Председателя КНР, можно сформулировать выводы о том, что полномочия главы государства ограничены компетенцией ВСНП и его Постоянного комитета. Однако, проанализировав полномочия должностей, которые в соответствии с политической традицией занимает Председатель КНР параллельно с должностью главы государства, можно прийти к выводу, что его власть фактически является единоличной.

5. История становления и развития института главы государства позволяет понять, насколько полярными были представления КПК и Гоминьдана о политическом и государственном развитии Китая, включая их представления о главе государства. Глава государства КР в соответствии с Конституцией КР обладает более широким списком полномочий по сравнению с полномочиями Председателя КНР. Но и прежде всего, конечно, способ наделения полномочиями главы государства в обеих частях страны кардинально отличается друг от друга. Конституционная реформа 1991 г. на Тайване привела к определённой демократизации конституционного устройства, включая статус Президента, который стал избираться прямыми выборами.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость исследования определяется его актуальностью, научной новизной и сделанными выводами. Ряд содержащихся в диссертации положений и выводов может быть использован для осмысления конституционного регулирования института главы государства в современных условиях и его тенденций, в частности, в странах АТР. 

Положения и выводы диссертационного исследования также могут быть использованы при преподавании учебных курсов теории и истории государства и права, конституционного (государственного) права зарубежных стран в высших учебных заведениях России. Материал диссертации может быть полезен практическим работникам различных государственных органов, политических партий, общественных и коммерческих организаций Российской Федерации, работающих с властями и организациями Китайской Народной Республики и Тайваня.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертанта нашли отражение в научных публикациях и изложены автором в докладах и сообщениях на научных и научно-практических конференциях: 22 апреля 2008 г. на международная конференции «Приамурье – форпост России в АТР» ГУ Амурский областной «Государственный архив Амурской области» (г. Благовещенск); 3 марта 2010 г. на конференция, проведённой Институтом Дальнего Востока РАН «Внутренняя политика КНР: История и современность»; 26-28 мая 2010 года на конференции, проведённой Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации «V Международная школа-практикум молодых ученых-юристов и специалистов по юриспруденции «Наследие юридической науки и современность»; 2 декабря 2010 г. в Институте Дальнего Востока РАН был проведён Круглый стол Институтом Дальнего Востока и журналом «Проблемы Дальнего Востока» на тему «Меняющийся Китай в меняющемся мире»; 2-4 марта 2011г. в Институте Дальнего Востока РАН состоялась 35-я научная конференция Центра политических исследований Китая ИДВ РАН «Внутренняя политика КНР: история и современность».

Структура диссертационного исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, семи параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационного исследования, излагается степень, ее научной разработанности, определяются цели, задачи и методы исследования, оформляются положения выносимые автором на защиту, аргументируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость выводов, содержащихся в работе.

В первой главе  диссертации «Конституционно-правовой статус главы государства в Китае (история и современность)» исследуется теоретико-правовая и историко-правовая характеристика института главы государства в  конституционном (государственном) праве на опыте разных стран. Особое внимание в этой главе отводится анализу представлений отечественных и зарубежных авторов о главе государства.

Глава состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие главы государства» анализируется возникновение института главы государства, положение института главы государства относительно остальных институтов государственной власти. Рассмотрены различные классификации и подходы к классификации форм главы государства.

Упоминание о главе государства, как о части государственного механизма, появилось еще у древних философов Аристотеля и Конфуция и др. В своих трудах философы («Политика»31 -Аристотель; Беседы и суждения (Лунь-Ой)32

– Конфуций) рассматривают различные формы правления, государство, а также взаимоотношения высших органов государства. Однако определения главе государства ими дано не было.

В XIX веке немецкий учёный Г. Еллинек, не определяя главу государства как отдельную категорию, говорил, что государство нуждается в единоличной воле, в одном высшем органе, который приводит в движение государственный механизм и который является высшим решающим органом, подчёркивая, что этот орган должен выражать только свою волю33. При этом воля этого лица должна быть ограничена пределами компетенции должностного лица или органа. Эти рассуждения, однако, не относятся к парламентарным формам правления, которых в те времена было очень мало.

В ходе конституционно-правового развития общественных отношений сложились различные подходы к самому понятию «глава государства», а также и различные акценты в его содержательной характеристике. С общесоциологических позиций в содержание понятия «глава государства» вкладываются условия и причины его возникновения, правовой статус и социальная опора этого института и его влияние на общественное развитие.

Китайские конституционалисты следующим образом определяют главу государства: «Это высший представитель государства на международной арене, один из наиважнейших элементов государственной структуры страны, обладающий в соответствии с конституцией определёнными полномочиями»34.

Таким образом, глава государства – это высшее должностное лицо (либо коллегия таких лиц) и государственный орган, занимающий, как правило, формально высшее место в иерархии государственных институтов и осуществляющий представительство государства как внутри страны, так и за её пределами и вместе с тем выступающий символом единства нации.

Во втором параграфе «Глава государства в странах с монархической и республиканской формой правления» рассматривается способ формирования института главы государства в государствах с той или иной формой правления, положение главы государства относительно иных органов государства рассматривается через призму его полномочий. 

Современная теория государства различает две основные формы правления – монархию и республику, каждая из которых, соответственно, имеет свои разновидности. В научной литературе существуют множество подходов к понятию формы правления.

Ввиду того что порядком замещения должности главы государства определяются две основные формы правления – монархия и республика, данная правовая категория интересует нас исключительно с позиции формирования и правового положения высших органов власти. Диссертант, прежде всего, ориентируется на формальный и фактический правовой статус главы государства и способ наделения его полномочиями, которые обусловливают существование конкретных форм правления и государственных режимов, характеризующих реализацию этих форм.

Институт современного главы государства обязан своим появлением на свет абсолютной монархии. Происхождение власти монарха является очень древним. Полибий выстраивает логическую цепочку генезиса самодержавной власти. Он отмечает, что монархия возникла естественным путем, когда в человеческом сообществе выделяется лидер, превосходящий всех прочих телесной силой и душевной отвагой, «то же самое наблюдается и у всех неразумных животных: мы знаем, что у них, у быков, например, …наиболее сильные непременно бывают вожаками. Вот почему порядок этот надлежит признавать непререкаемым делом самой природы»35. Царская36 власть возникает позже. Её зарождение и становление связано с понятием красоты, правды и справедливости. Когда эти категории становятся неотъемлемой частью народного быта, они находят свое закрепление в праве. Укреплению самодержавия способствует патриархальная семья, исповедующая принцип единоначалия главы государства – pater familias. Постепенно возникает доверие ко всему правящему роду, и государственная власть «сохраняется не за этими только правителями, но и за потомками их на долгое время…»37. Неограниченный и самодержавный монарх есть обыкновенно потомок древнего вождя, завоевателя, во всяком случае, почти всегда потомок лица, давно царствовавшего.

Вся эпоха Средневековья и периода переселения народов и самоутверждения возникших в его результате государственных образований была насыщена постоянными, непрекращающимися войнами, борьбой за власть, грабежами, насилием38. И в данной ситуации основными средствами, позволявшими первым королям обеспечить власть, были сила, коварство, жестокость, беспринципность по отношению к противникам и внимание и щедрость к тем, на кого правитель хотел опереться, кем стремился себя окружить.

В азиатских странах также можно наблюдать нечто подобное, хотя императорская власть не переходила к выдающимся воинам, тем не менее фактически она находилась в руках у военачальников. Так, в более общем значении сёгун - это военный диктатор, ставший наследственным должностным лицом, которое доминировало над всеми властными структурами в Японии. Режим их власти именовался сёгунатом, сёгуны обладали мастерством в определённой сфере и занимали свое положение в обществе благодаря учёности, однако всегда были готовы взять в руки оружие, когда это становилось необходимым. На протяжении нескольких веков статус императора, который, несмотря на то что считался потомком  богини Солнца Аматерасу, в качестве главы государства был номинальным, поскольку вся власть находилась под контролем сёгуна39.

Понимание и осознание положения главы государства на Востоке и Западе не одинаково. Общий характер монархической власти несколько уясняется при сравнении самодержавия с азиатским проявлением монархии, которое еще Ш.Л. Монтескье старался отличить от европейского абсолютизма40. В азиатских монархиях замечается зависимость царствования от личности правителя. Огромные царства возникали и распадались в связи с одной личностью, с двумя-тремя поколениями правящего дома. Монархия там выступает в качестве святыни, монарх получает мандат на своё правление от Неба, чем обретает высшую степень добродетели. Так, по словам Л.А. Тихомирова41, происходит узурпация, возведённая в принцип, признание права за силой.

У жителей Востока со времён Конфуция и на долгие века был установлен и неукоснительно соблюдался отчётливо осознанный примат морали. Преданность государству означает лояльность по отношению к власти. Конфуцианские принципы всегда направлены на то, что у каждого есть своё место и свои обязанности. Так, Л.А. Тихомиров утверждает, что «Восток покорялся силе, потому что она сила, не понимая ее, не уважая ее, не любя ее, но только покоряясь»42. Здесь можно привести в обоснование восточной справедливости изречение Конфуция: «пусть отец будет отцом, сын – сыном, государь - государем, подданный – подданным»43. Другими словами, пусть всё в этом мире встанет на свои места, все будут знать свои права и обязанности и делать то, что им положено. Только такая реорганизация способна обеспечить порядок. Только в обществе, построенном на таких началах, не будет ни цареубийства, ни отцеубийства.

Судить о том, какая из форм правления наиболее демократична, весьма сложно, а кроме того, ещё никто в мире не доказал приоритет республики над монархией.

Рассматривая правовую природу института главы государства, В.И. Кайнов приходит к выводу, что при создании демократической республики учреждение института главы государства было данью преклонения перед короной44. В этом смысле президент выступает не кем иным, как конституционным монархом, лишённым внешних атрибутов власти монарха. Его реальная роль и значение в системе разделения властей определяются за счёт сокращения полномочий правительства или парламента, что противоречит теории парламентаризма. Однако и в некоторых бывших социалистических странах, не считая короткого начального этапа становления «диктатуры пролетариата», наряду с высшими органами народного представительства в разные годы существовал единоличный высший орган государственной власти – президент республики (Румыния, Польша, Югославия), а в Чехословакии и Вьетнаме президенты действовали и действуют в течение всего социалистического периода. Следует иметь в виду, что и в остальных социалистических странах роль председателей коллегиальных глав государства была фактически президентской.

Диссертант считает что, понятия «монарх» и «президент»45 - смежные, и между ними не следует всегда и безоговорочно проводить «китайские» или «берлинские стены». Поскольку в условиях современной обстановки эволюция порядка замещения поста монарха (например, возможность в некоторых странах и некоторых случаях избрания монарха парламентом, как в Испании в случае отсутствия наследников монаршего рода) ставит под сомнение «предания старины глубокой» о том, что монарх является помазанником Божьим, а президент – выходец из простолюдинов. Существенным заблуждением является утверждение, что монархическая государственность не совместима с народным представительством, но все европейские королевства и многие азиатские, включая Японию, имеют парламенты и развитую систему местного самоуправления. Опять же все страны, которые учреждали институт президента, сталкивались с трудностями преодоления его монархического потенциала. Кроме того, интерес к монархической государственности поддерживается рядом обстоятельств, например, тем, что это древнейшая форма правления, берущая свое начало с эпохи египетских фараонов и шумерских правителей (III-II тысячелетие до н.э.).

В данном параграфе диссертант рассматривает полномочия главы государства. Глава государства - это такая государственно-правовая и политическая фигура, которая имеет присущую только ей специфику и характерные черты, поскольку можно выделить для многих, если не большинства стран общие полномочия главы государства, диссертант говорит об этих полномочиях в общем плане, не привязывая их к конкретным формам республики или монархии.

В третьем параграфе «Эволюция института главы государства в Китае в XX веке» автором диссертационного исследования изложена эволюция главы государства в Китае начиная с XX века.

Диссертантом проводится анализ процесса формирования института главы государства, на определенных этапах внутриполитической борьбы за власть в Китае, учитывая следующие события: период свержения маньчжурской монархии начала Синьхайской революции46 (1911-1912 гг.); период борьбы «двух правительств»: северного и южного, за власть (1912-1924 гг.); период первой революционной гражданской войны (1924-1927 гг.); период второй революционной гражданской войны (1927-1937 гг.); период освободительной, антияпонской войны (1937-1945 гг.); период третьей революционной  гражданской войны (1945-1949 гг.). С момента провозглашения Китайской Народной Республики  (1 октября 1949 г.) процесс формирования института главы государства не был завершен, а значит, можно выделить следующие периоды: период, когда Председатель КНР был введен в структуру государственных органов (1949-1975 г.); период ликвидации рассматриваемого института (1975-1982 г.); пост Председателя КНР вновь введен в структуру органов власти (1982 – по настоящее время). Параллельно с развитием институтов власти Китайской Народной Республики на о. Тайвань происходило формирование Китайской Республики со своими институтами власти. Так, должность Президента Китайской Республики, по сравнению с должностью Председателя КНР имеет более длинную и сравнительно стабильную историю: первый период с 1912 по 1946 г.; второй – с 1996 по настоящее время. 

Особое внимание диссертант уделяет роли Председателя КНР в системе государственных органов в указанные периоды. Эта роль с конституционной точки зрения, была, чаще ничтожна. Однако, диссертант рассматривает положение человека, занимающего должность Председателя, с фактической  точки зрения, то есть данная должность была лишь одним из рычагов власти, чисто конституционным, но наиболее важными рычагами власти в Китае, по мнению диссертанта, являются партия и армия, с помощью которых можно сделать более полный анализ, фактического положения главы государства в Китае.

Анализируя процесс становления председательства с китайской спецификой, диссертант делает выводы, что стабильным фактором китайской государственности является единение власти государственной, партийной и военной, олицетворенной одним  лидером, «вождем», Председателем КНР.

В главе второй «Действующий конституционно-правовой статус Председателя КНР» рассматриваются полномочия, порядок назначения Председателя Китайской Народной Республики в соответствии с Конституцией КНР 1982 года. Глава состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Компетенция Председателя Китайской Народной Республики» проводится анализ конституционных положений регулирующих данный вопрос. Кроме того диссертантом проводится анализ полномочий и должностей которые Председатель Китайской Народной Республики занимает в соответствии с конституционным обычаем, сложившемся в Китае с момента образования Китайской Народной Республики.

Диссертант классифицировал полномочия на основе статей 80 и 81 Конституции КНР 1982 г., в которых указаны полномочия Председателя КНР, разделив при этом все осуществляемые им полномочия на две группы. К первой группе полномочий Председателя принадлежат полномочия внутригосударственные, включая военные и представительство внутри государства. Ко второй группе относятся, соответственно, полномочия, осуществляемые на международном уровне.

Важным, по мнению диссертанта, является руководство партией и руководство вооружёнными силами государства, находящимися под полным контролем партии, в Китае разграничены настолько, что практически можно говорить о двух центрах власти, внутрипартийной и военной. При этом военная власть — это высшая власть как внутри КПК, так и в китайском государстве, т.е. военная власть партии — это и есть военная власть в государстве.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Председатель Республики может действовать только на основе решений ВСНП или его Постоянного комитета, волю которых он вроде бы не может нарушить, однако возможность конфликта между Председателем КНР и высшими коллегиальными органами и порядок разрешения таких конфликтов конституционно не предусмотрены. Это свидетельствует о том, что отражённая в положениях Конституции социалистическая тенденция к господству коллегиальных методов осуществления власти в КНР существует и всегда существовала только формально.

Спустя некоторое время (два-три года) Председатель Республики становится Председателем Центрального военного совета Китайской Народной Республики и Председателем Военного Совета ЦК Коммунистической партии Китая. В этих функциях Председателя КНР и содержится основа его реальной власти, поскольку армии и Коммунистической партии в Китайской Народной Республике принадлежит решающая роль в осуществлении государственной власти. 

Определённые Конституцией 1982 г. полномочия Председателя КНР позволяют ему быть скорее не реальным главой государства, а номинальным и большей частью не самостоятельно выполнять свои конституционные задачи. С другой стороны, ориентируясь на вышеизложенный материал, можно сформулировать окончательный вывод о том, что существующие в КНР три центра власти - партийная, правительственная и военная - на сегодняшний день находятся под властью одного человека – лидера КПК, высшего должностного лица государства и главнокомандующего вооруженными силами Ху Цзиньтао, в результате чего вполне возможно говорить о единоличной сверхпрезидентуре «с китайской спецификой».

Во втором параграфе «Порядок избрания Председателя Китайской Народной Республики» проведен анализ норм и порядка избрания Председателя  КНР.

Высшие государственные органы КНР формировались и с самого начала находились под руководством Коммунистической партии Китая, опирающейся на широкий Единый народно-демократический фронт. В основе организации и деятельности высших органов государственной власти КНР лежат принципы демократического централизма47, коллективного руководства, участия масс в управлении государством и связи государственных органов с массами.

К сформировавшейся современной системе органов государства предъявлялось важнейшее требование — обеспечение устойчивости власти, недопущение эксцессов, могущих привести к разрушению всей сложившейся государственной структуры и самого государства. Это могло быть достигнуто прежде всего благодаря стабильности конституционно-правового регулирования порядка организации и деятельности государственного аппарата.

Председатель КНР и его заместитель (заместители48) избираются высшим государственным органом власти - Всекитайским собранием народных представителей. Если Председатель КНР назначается ВСНП.

Согласно ст. 79 действующей Конституции КНР 1982 г. для кандидатов на должность Председателя и заместителя Председателя КНР обязательны три условия: первое – кандидат должен быть гражданином КНР49; второе условие - он должен обладать активным и пассивным избирательным правом; и третье – он должен достичь 45-летнего возраста.

В настоящее время процедура избрания Председателя и заместителей Председателя КНР обычно такова: избранный депутатами президиум во время сессии ВСНП выдвигает список кандидатур, баллотирующихся в Председатели и заместители Председателя КНР. Этот список обсуждается на заседаниях делегаций, затем президиум сессии представляет сессии кандидатуры Председателя КПР и его заместителя, получивших наибольшее число голосов по делегациям. Затем проходит безальтернативное голосование по представленным кандидатурам, которым для избрания необходимо получить простое большинство голосов.

Говоря о практике назначения Председателя КНР, необходимо упомянуть, что из шести Председателей КНР назначены на этот пост в соответствии с Конституцией КНР были всего двое: Лю Шаоци (с 1959 по 1966 гг.) и Ли Сяньнянь (с 1983 по 1988 гг.). Мао Цзэдун на первой сессии ВСНП первого созыва был единогласно признан «вождём» китайского народа, остальные Председатели были преемниками предыдущих, однако процедуру назначения, аналогичную вышеописанной, проходили все последующие Председатели. Таким образом, в Китае действует институт преемственности. Институт преемника служит инструментом минимизации рисков для политической, экономической и социальной систем. Политический курс становится более предсказуемым. Наряду с этим знания о премудростях политики, включая умение вести политические интриги, наставник (действующий Председатель) обязан передать  подготавливаемому преемнику. В современном Китае институт преемника является специфическим институтом, действующим в среде сложившихся и действующих как современных (партии, профсоюзы), так и традиционных общественных институтов (религиозные объединения, местные общины и т.д.).

Диссертант описывает поэтапную передачу власти от одного поколения руководителей другому поколению, то есть преемник на первом этапе передачи власти занимает пост Генерального секретаря Коммунистической партии Китая, затем становится Председателем КНР, далее занимает пост Председателя Центрального военного совета КНР и Военного совета Центрального комитета Коммунистической партии Китая, данный процесс, фактически, является конституционным обычаем в КНР.

Глава третья «Конституционно-правовой статус Президента Китайской Республики (о. Тайвань)» рассматриваются процесс формирования института главы государства на о. Тайвань, способ наделения полномочиями, компетенция Президента Китайской Республики. Данная глава была написана диссертантом в целях более полного представления о существующих вариантах института главы государства в Китае.

В первом параграфе «История развития института главы государства на о. Тайвань» рассматривается период с момента подписания китайско-японского мирового договора (1895 г.) по настоящее время.

За всю историю Тайваня во времена Республики, которая существовала там в XX – XXI вв., с 1945 года один за другим правили шесть Президентов. Из них первые трое, то есть Чан Кайши, Янь Цзягань и Цзян Цзинго, не были тайваньцами ни по происхождению, ни по своему политическому мировоззрению, центральное место в котором занимал Китай; Китай они видели как единое и неразделимое целое, составной частью которого был в их глазах Тайвань. А вот для троих последующих Президентов, то есть для Ли Дэнхоя, Чэнь Шуйбяня и Ма Инцзю50, природных тайваньцев и по происхождению, и по духу, Тайвань стоит, вполне естественно, на первом месте.

В момент демократического расцвета (80-е гг. ХХ в.) на о. Тайвань начинается партийная борьба между партией Гоминдан и Демократической прогрессивной партией. Лидеры данных партий соревнуются в выборах на пост Президента Китайской Республики. Так, в 2008 году на политическую арену выходит партия Гоминьдан, на выборах Президента, прошедших 22 марта 2008 г. на Тайване, Ма Инцзю51 победил Фрэнка Се Чантина из правящей Демократической прогрессивной партии.

Во втором параграфе «Конституционный статус Президента Китайской Республики» рассматривается конституционно-правовой статус Президента Китайской Республики. При анализе конституционного статуса Президента Китайской Республики диссертант руководствовался следующими нормативно-правовыми актами: Конституция Китайской Республики52, Дополнительные статьи Конституции Китайской Республики53, Закон о выборах и отзыве Президента и Вице-президента Китайской Республики54.  Кроме того рассматриваются полномочия Президента Китайской Республики через призму взаимоотношений с пятью юанями (палатами): законодательным, судебным, исполнительным, экзаменационным и контрольным.

В заключении работы автор, основываясь на фактический материал диссертации, труды китайских, советских и российских государтсвоведов, анализ законодательных актов, делает выводы более общего характера.

Во-первых, Китайской Народной Республике существует три центра власти, главным из которых является военный, представленный Центральный военный совет ЦК КПК (аналогичный орган, с тем же составом существует в государственном центре Центральный военный совет КНР) пост Председателя ЦК КПК ЦВС является основным ввиду его значимости и практически ничем не ограниченных возможностей обладателя данного поста, в процессе передачи власти от одного поколения другому он является замыкающим.

Во-вторых, Коммунистическая партия Китая. Несмотря на то что в юридической литературе давно было отмечено, что в Китае начинается, идет, продолжается процесс отделения партийных органов от государственных, тем не менее окончание данного процесса не наблюдается, скорее всего, и не произойдет, поскольку одним из требованием поступления на государственную службу в КНР прежде всего является членство в КПК. Кроме того, руководство Коммунистической партии государством закреплено Конституцией.

В-третьих, государственный центр, который является наиболее легитимным и обеспечивающим стабильность функционирования государственной власти в КНР. Все важнейшие должности в этих трех центрах занимает один и тот же человек, т.е. Председатель ЦВС ЦК КПК, Председатель ЦВС КНР, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР в данный момент занимает Ху Цзиньтао.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

В ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных

Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования

и науки Российской Федерации:

        1. Максимова О.О. Эволюция института главы государства в Китае в XX веке: конституционно-правовое исследование // Реформы и право. Научно-аналитический журнал. № 3. 2009. С.29-38.  – 0,8 п.л.
        2. Максимова О.О. Институт Председателя Китайской Народной Республики в политико-правовом развитии страны // Проблемы Дальнего Востока. № 3. 2010. С.65-71. – 0,6 п.л.

В иных изданиях:

              1. Максимова О.О. Становление и развитие института Председателя Китайской Народной Республики (конституционно-правовое исследование) // Политика и право. Ученые записки. – Благовещенск: УКЦ «Юрист». №8.  2008. С. 67-76. – 0,8 п.л.
              2. Максимова О.О., Кичигин С.А. Советские государствоведы о Конституциях Китайской Народной Республики // Сборник по материалам международной конференции «Приамурье – форпост России в АТР». ГУ Амурский областной «Государственный архив Амурской области». Благовещенск. 2008. С. 225-234. – 0,8 п.л.
              3. Максимова О.О. Глава государства Китайской Народной Республики: единоличный глава государства «с китайской спецификой» // Научно-практические материалы «20 лет кафедре конституционного (государственного) права зарубежных стран МГЮА им. О.Е. Кутафина». М., 2010. С. 249-253. – 0,5 п.л.

1Михаил Леонтьевич Титаренко (1934 года рождения) — советский и российский учёный-востоковед, известный исследователь философии и духовной культуры Китая, международных и межцивилизационных отношений в Северо-Восточной Азии, проблем нового евразийства и связей Российской Федерации с ее дальневосточными соседями.

2 «Китайские чудеса» <http://www.mosoblpress.ru/regions/50/rubric_40/59679/> (последнее посещение – 03 мая 2012 года).

3 См.: Попов П.С. Государственный строй Китая и органы управления. СПб., 1903.

4 Гоббс Т. Сочинения в 2-х томах. М., 1989.

5 Дайси А.В. Основы государственного права Англии: Введ. в изуч. англ. Конституции / А.В. Дайси. Пер., доп. по 6-му англ. изд. О.В. Полторацкой. М.: тип т-ва И.Д. Сытина, 1907.

6 Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства / Предисл. к рус. пер. проф. П. Новгородцева. М.: Тип. Т-ва И.Д. Сытина, 1908. 

7 Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб.: Юридический цент Прогресс, 2004. 

8 Коркунов Н.М. Русское государственное  право. Т.1. СПб., 1892.

9 Локк Дж. Два трактата о правлении / Соч. в 3-х томах. Т.3. М., 1988.

10 Монтескье Ш.Л. О духе законов / Шарль Луи Монтескье [Сост., пер. и коммент. Примеч. Авт. А.В.Матешук]. М.: Мысль, 1999. 

11 Токвиль А. Демократия в Америке / Алексис де Токвиль [Пер. В.Т. Олейника и др.]. М.: Весь мир, 2000.

12 Быструхина О.О. Глава государства в странах Восточной Европы: На примере Республики Польша: дисс. …канд. юр. наук / М., 2004.

13 Кайнов В.И. институт президентства: Конституционно-правовой статус: дисс. … докт. юр. наук / СПб., 1999.

14 Колбая С.Г. Срок полномочий Президента: Конституционно-правовое регулирование: дисс. …канд. юр. наук / М., 2005.

15 Султанов А.Ш. Конституционно-правовой статус Президентов Азербайджанской Республики и Российской Федерации (опыт сравнительного исследования): дисс. …канд. юр. наук. / М., 1997.

16 Чупанов А.С. Государственный строй Китайской Народной Республики (конституционно-правовой аспект): дисс. …канд. юр. наук / М., 2006.

17 Дробышевский Б.А. Политическая организация общества и права как явление социальной эволюции: Автореф. дис. …д-ра юр. наук. / СПб., 1994; Пань Бин Хун. Демократический процесс на Тайване: Опыт, проблемы, перспективы: диссертация…канд. полит. наук. / Владивосток, 2002; Сюй Ци. Отношения между двумя берегами Тайваньского пролива и перспективы их развития: дисс. …канд. юр. наук / М., 2004; Иванченко Б.В. Политические процессы в современном Китае: две модели развития: КНР и Тайвань: автореферат дис. …канд. полит. наук. / Воронеж, 2011.; Чупанов А.С. Государственный строй китайской Народной Республики: дисс. …канд. юр. наук / М., 2007.

18 Воеводин Л.Д. Государственный строй Китайской Народной Республики. М., 1956. и др.

19 Галенович Ю.М. Взгляд на Россию из Китая. Прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых. – М.: Время, 2010. и др.

20 Гудошников Л.М. О статусе Председателя Китайской Народной Республики // Ежегодник Центра публично-правовых исследований. Том 2. (2008)/ Гл. ред. А.Н.Козырин. АНО «Центр публично-правовых исследований». М., 2008.

21 Егоров К.А. Представительная система Китая: история и современность / Под ред. и с предисл. Л.М. Гудошникова. М., 1998.

22 Кокарев К.А. Политический режим и модернизация Китая / К. А. Кокарев. М.: Ин-т Дальнего Востока РАН, 2004. 

23 Грачев Л.А., Кондратьев Р.С. Государственный строй Китайской Народной Республики. М., 1959.

24 Лунёв А.Е. Сущность Конституции Китайской Народной Республики. М., 1958.

25 Черниловский З.И. Институт президентства в свете исторического опыта // Советское государство и право. 1991. № 1.

26 Чиркин В.Е. Глава государства. Сравнительно-правовое исследование / В.Е. Чиркин. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2010. 

27 1982Сю Чхонде. Глава государства. Пекин. 1982.

28 / 2007Избранные сочинения Сю Чхонде. Пекин. 2007.

29/ -: 2004. (Сяо Вэйюн. Конституция. Пекин, 2004.); / - 2-2006 (Джи Гуобин. Конституция и политическая система Китая. Пекин, 2006.); /-2-2007( Ху Цингун, Хан Даюань. Конституция Китая. Пекин, 2007.); /2003319(Конституционное право. Джоу Еджун. Пекин, 2003. С.319.); /-2:  2007. (Конституционное право. Тун Хэпин. Пекин, 2007.); – 1966-1976219863 (Тайны истории – факты 1966-1976 гг. Т.1. Пекин, 1986.); / .-2. – : , 2005. 167. (Политический строй Китая. Пекин, 2005.); / -2006 (Конституционное право: Комментарий к Конституционному праву для самостоятельного изучения. Жень Синей. Издательство Пекинского Университета , 2006.); / - 2005(Сущность конституционного права. Ин Сяоху. Пекин: Издательство Пекинского Университета, 2005.); / - 2006(Основные вопросы Конституционного права. Ван Юэмин. Пекин: Правовое издательство, 2006.) / 2003 История Конституция Китайской Народной Республики. Фучжоу, 2003. / 2004Разъяснения основных положений Конституции / Цай Динзян. Пекин, 2004. ; / 1999Политическая система Китайской Народной Республики. Пу Синзу. Шанхай, 1999. / 2005Политическая система Китая. Ли Шоучу. Пекин, 2005.

30 Гудошников Л.М. О статусе Председателя Китайской Народной Республики // Ежегодник Центра публично-правовых исследований. Том 2. (2008)/ Гл. ред. А.Н. Козырин. АОН «Центр публично-правовых исследований». М., 2008.

31 См.: Аристотель. Политика. // Политика. Афинская политика. М., 1997. С. 105.

32 Конфуций. Беседы и суждения (Лунь-Ой). // Антология культурологической мысли. / Авт. сост. Мамонов С.Н., Мамонов А.С. М., 1996. С. 56.

33 См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 2004. С. 531.

34 См.: /2003319(Конституционное право. Под ред. Джоу Еджун. Пекин, 2003. С.319.)

35 См.: Полибий. Всеобщая история: в 2-х т. М., 2004. С. 8.

36 Царь (латинский caesar - цезарь) - в России в 1547-1721 гг. официальный титул главы государства. Первым царём в России был Иван IV Грозный. При Петре I этот титул был заменён титулом император, но неофициально существовал наравне с ним. Таким образом, это всего лишь титул, который может быть заменён на султан, король и т.п. Однако независимо от названия титула человек, обладающий им, все равно является монархом.

37 См.: Полибий. Всеобщая история: в 2-х т. М., 2004. С. 10.

38 См.: Батурин А.П. Первые короли средневековой Европы: кто они, какие они? (по страницам западноевропейских хроник). Кемерово, 2010. С. 11.

39 Сёгун носил титул тайкун (великий государь).

40 См.: Монтескье Ш.Л. О духе законов. М., 1999. С. 112-115.

41 См.: Тихомиров Л.А. Единоличная власть как принцип государственного строения. М., 1993. С.129.

42 См.: Там же.  С.130.

43 См.: Конфуций. Беседы и суждения (Лунь-Ой). // Антология культурологической мысли. / Авт. Мамонов С.Н., Мамонов А.С. М., 1996. С. 79. 

44 См.: Кайнов В.И. Институт президентств: конституционно-правовой статус: дисс. …докт. юр. наук / СПб., 1999. С. 20.

45 При употреблении термина «президент» надо иметь в виду, что при переводе с некоторых языков (венгерский, сербский, итальянский и др.), где нет специального термина «президент», а глава государства и глава коллегиального органа именуются председателями, во всех этих случаях, когда речь идёт о главе государства, традиционно принят перевод «президент». В китайском языке есть несколько терминов, обозначающих главу государства, такие как глава государства - президент - , председатель -.

46 1911 год по лунному календарю был Синьхай (), поэтому революция получила название «Синьхайской».

47 Подробнее о данных принципах: Государственный строй стран народной демократии Азии. Учебное пособие для студентов ВЮЗИ / Отв. ред. Н.Т. Самарцева. М. – 1956. С.42; Воеводин Л.Д. Указ. соч. С.141-143.

48 В русском переводе Конституции КНР говорится об одном заместителе Председателя КНР; китайский текст Конституции, в силу того что в китайском языке множественное число в большинстве случаев не указывается, может быть истолкован как устанавливающий неопределённое число заместителей Председателя КНР.

49 () (Закон КНР о гражданстве от 10.09.1980 г.) <http://www.gov.cn/banshi/2005-05/25/content_843.htm>  (последнее посещение – 03 мая 2012 года).

50 Биографии и заслуги каждого из Президентов Китайской Республики подробно описаны на сайте www.president.gov.tw <http://english.president.gov.tw/Default.aspx?tabid=549>  (последнее посещение – 08 мая 2012 г.).

51 Office of the President Republic of China (Taiwan)/ President Ma Ying-jeou/Biography  <http://english.president.gov.tw/Default.aspx?tabid=454> (последнее посещение – 08.05.2012 г.).

52 Constitution of the Republic of China (Taiwan) <http://english.president.gov.tw/Default.aspx?tabid=1107> (последнее посещение – 09.05.2012).

53 Далее было принято еще 6 поправок в 1992 г., 1994 г., 1997 г., 1999 г., 2000 г. и 2005 г. соответственно. Additional Articles to the Constitution of the Republic of China <http://english.president.gov.tw/Default.aspx?tabid=435>  (последнее посещение – 09.05.2012 г.).

54 Presidential and Vice Presidential Election and Recall Act (27/05/1998) <http://law.moj.gov.tw/eng/LawClass/LawAll.aspx?PCode=D0020053> (последнее посещение – 09.05.2012 г.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.