WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ДЕРЕВЯНКО Павел Александрович

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ ОТЦОВСТВА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12.00.02 – конституционное право;
муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Белгород 2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном автономном
образовательном учреждении высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»

Научный
руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Мархгейм Марина Васильевна

Официальные
оппоненты:

Тонков Евгений Евгеньевич – доктор юридических
наук, профессор / Белгородский государственный
национальный исследовательский университет, профессор
кафедры теории и истории государства и права

Доронина Ольга Николаевна – кандидат юридических наук, доцент / Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ,
доцент кафедры правового обеспечения государственной и муниципальной службы

Ведущая
организация:

ФГОУ ВПО «Российский государственный
педагогический университет им. А.И. Герцена»

Защита состоится 18 апреля 2012 г. в 13 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.015.07 при Белгородском
государственном университете по адресу: 308015, г. Белгород, ул. Победы,
д. 85.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Белгородского государственного университета.

Автореферат разослан 16 марта 2012 г.

Ученый секретарь

совета Д 212.015.07                                                  Нифанов А.Н.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность диссертационного исследования обусловлена современным состоянием в России правозащитной сферы с учетом прав различных категорий лиц. Отдельные из них уже получили устойчивое конституционное обособление в качестве институтов, другие – находятся в стадии становления или обоснования. Одной из наиболее востребованных на практике, но при этом наименее разработанных в конституционно-правовой науке выступает проблема отцовства.

Отметим, что в Конституции Российской Федерации термин «отцовство» употреблен в контексте государственной поддержки (ч. 2 ст. 7) и защиты (п. «ж» ч. 1 ст. 72), что сказалось как на последующем правовом регулировании данной группы общественных отношений, так и на подходах к их научному анализу. В частности, вопросы отцовства исследовались преимущественно в гендерном ключе для выработки юридических основ целенаправленной конструктивной политики государства, более полно учитывающей новые направления социализации не только женщин, но и мужчин1, а также с обострившейся в этой связи проблемой равенства и равноправия. На «круглом столе» ИГП РАН со ссылкой на практику отмечалось, что антропоцентризм законодательства, гендерные стереотипы, отсутствие гендерной оценки норм, не исключают правовой дискриминации ни женщин, ни мужчин. При этом в отличие от завуалированной женской, мужская дискриминация закрепляется законодательно путем непредоставления права, исключения мужчины как участника тех или иных правоотношений. Наиболее дискриминационный характер носят нормы, адресованные мужчине-отцу2.

Актуальность темы определяется также тем, что традиционные и положительно зарекомендовавшие себя в правозащитной деятельности публичные и непубличные структуры не могут в полной мере скорректировать деструкции, сложившиеся в отношениях отцовства. Поэтому последние требуют новых концептуальных и институциональных подходов, соответствующих правозащитных акцентов.

Исходя из изложенного, а также в связи с отсутствием научных разработок, посвященных институту отцовства в России, осуществлен выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования обусловлена, с одной стороны, особенностями реализации и защиты конституционных прав и свобод отдельных категорий граждан, с другой, – устоявшимся подходом к исследованию юридических аспектов отношений отцовства в конституционно-правовой науке.

Исследованию проблем гендерного равенства посвящены научные работы таких ученых, как К. В. Бубон, Л. Н. Завадская, Ю. Б. Корсаненкова, Е. А. Магомедова, Н. К. Никитина, С. В. Поленина, Е. В. Скурко и др.

Проблемы реализации прав родителей исследованы в трудах И. А. Владимировой, М. В. Власовой, Т. И. Егорчевой, Е. В. Ерохиной, С. А. Кондрашова, А. М. Нечаевой, О. Н. Низамиевой, Н. В. Тригубович, Л. В. Тумановой.

Среди ученых, разрабатывающих проблемы юридической защиты прав и свобод человека и гражданина, следует отметить В. А. Азарова, А. А. Астрахань, П. Д. Баренбойма, Л. И. Богораз, В. М. Ведяхина, С. Л. Дегтярева, Н. И. Загородникова, О. В. Иванов, О. Ю. Ильину, М. В. Карасеву, Л. О. Красавчикову, З. В. Макарову, Н. С. Малеина, М. В. Мархгейм, С. В. Нарутто, А. Е. Новикову, С. К. Прощук, П. П. Сергун, С. Б. Соболеву, С. А. Солдатова, Ю.И. Стецовского, А. В. Стремоухова, Н. Ю. Хаманеву, Н. М. Чепурнову, Т. Б. Шубину.

В диссертации также использованы труды зарубежных авторов, которые внесли вклад в разработку проблем защиты прав и свобод человека: К. Битти, Д. Гомьен, Л. Зваак, Э. Лестер, Д. Харрис, М. Эрикссон и др.

Вместе с тем исследования указанных авторов не покрывают всего спектра конституционно-правовых проблем, касающихся отношений отцовства, в том числе в связи с их институционализацией.

Объектом диссертационного исследования выступили общественные отношения, складывающиеся в связи с реализацией и защитой прав и свобод отцов в современных условиях.

Предметом диссертационного исследования явилась совокупность конституционно-правовых норм, направленных на регулирование отношений отцовства с учетом современного состояния их защиты и перспектив институционализации в России.

Целью диссертационной работы явилось исследование концептуальных, формальных и правозащитных аспектов конституционно-правовой институционализации отцовства в России.

Достижению заявленной цели способствовало решение ряда научных задач, среди которых:

– раскрытие понятия и конституционно-правовой сущности отцовства;

– исследование генезиса конституционно-правового регулирования отношений отцовства в России;

– обобщение зарубежного опыта конституционно-правовой институционализации отцовства;

– анализ несудебных форм защиты отцовства в России;

– рассмотрение судебной защиты отцовства;

– выявление роли самозащиты в обеспечении отцовства;

– формулирование научно-практических рекомендаций, направленных на совершенствование реализации и защиты в России прав отцов.

Методологическая основа исследования представлена совокупностью научных методов, позволяющих достичь заявленной цели в ее теоретической и практической составляющих.

Исходя из диалектического подхода к исследованию общественных явлений и процессов, были привлечены системный, анализа и синтеза, логический и иные общенаучные методы, а также ряд частнонаучных. Так, с помощью формально-юридического метода проанализирован и обобщен правовой материал, касающийся института отцовства, а также выявлены принципиальные основания для его обособления и авторской интерпретации. В этой связи применен также лингво-юридический метод.

Использование метода конкретного социально-правового исследования позволило отразить как российский, так и зарубежный опыт конституционно-правовой институционализации отцовства.

Потребовалась также опора на статистические, социологические и другие методы познания с целью дополнительной аргументации и иллюстрирования соответствующих конституционно-правовых положений.

Использование названных методов позволило раскрыть объект и предмет диссертационного исследования в их целостности и всесторонности.

Теоретическая основа диссертационного исследования сформирована с учетом научных исследований, посвященных различным правозащитным аспектам с учетом особенностей прав отдельных категорий лиц.

Диссертация систематизировала в себе научный материал, связанный с исследуемой темой и позволивший сохранить преемственность развития правовой науки. В том числе привлечены концептуальные разработки, обобщения и выводы таких ученых-юристов, как С. А. Авакьян, П. А. Астафичев, М. В. Баглай, Г. А. Борисов, Н. В. Витрук, И. А. Иванников, Е. А. Лукашева, А. В. Малько, Г. В. Мальцев, Н. И. Матузов, Н. Н. Олейник, В. Н. Самсонов, Ю. Н. Старилов, Е. Е. Тонков.

Правовую основу диссертационного исследования составили конституционные акты (Конституция Российской Федерации 1993 г., конституции и уставы субъектов Российской Федерации), федеральные конституционные законы (от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», от 28 июня 2004 г. № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации»); кодексы Российской Федерации (Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г.
№ 95-ФЗ, Гражданский (ч. первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ, Гражданский процессуальный от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Семейный от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ); федеральные законы (от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», от 19 мая 1995 г.
№ 82-ФЗ «Об общественных объединениях», от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»), подзаконные нормативные правовые акты (указы Президента, постановления Правительства), имеющие отношение к конституционно-правовому регулированию отношений отцовства в России.

Для обобщения зарубежного опыта конституционно-правовой институционализации отцовства использовались основные законы стран СНГ и иных государств.

В диссертации проанализированы связанные с предметом исследования международно-правовые акты, в числе которых Всеобщая декларация прав человека 1948 г., конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., о правах ребенка 1989 г., а также международные пакты 1966 г.

Эмпирической базой диссертационного исследования охвачены решения Конституционного Суда Российской Федерации и содержащиеся в них соответствующие правовые позиции; решения Верховного Суда Российской Федерации и судов общей юрисдикции, политико-правовые акты (послания Президента Российской Федерации), ежегодные доклады Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в:

– выявлении доктринальной и формальной составляющих конституционно-правовой институционализация отцовства и его авторской трактовке как совокупности юридических норм, отражающих все элементы соответствующего статуса отцов с учетом традиционной и иной защиты их прав;

– раскрытии конституционного содержания института отцовства и выделении его гендерно-определенных, государственно-обеспечительных и паритетно-родительских детерминант;

– формулировке доктринальных, законодательных и организационно-функциональных предложений, способствующих обособлению в России конституционно-правового института отцовства и его совершенствование.

На защиту выносятся следующие положения, обладающие элементами научной новизны:

1. На основе анализа теоретических и правовых источников, автором диссертации сделан вывод, что сформировавшиеся в научной юридической литературе позиции и отраженный в процессе законодательного регулирования подход (узко-биологический) к пониманию отцовства не раскрывают всей совокупности правовых отношений, складывающихся в этой связи, и препятствуют их комплексному развитию. По мнению диссертанта, корректировке данной ситуации будет способствовать конституционно-правовая институционализация отцовства в ее доктринальном и формальном смыслах.

Автор полагает, что конституционно-правовой институт отцовства можно определить как сформированную на основе принципа гендерного равенства и конкретизирующую конституционные положения совокупность юридических норм, отражающих изначально присущие или приобретенные в связи с воспитанием ребенка права, свободы, обязанности и ответственность отцов с учетом защиты их прав публичными и непубличными органами.

2. Исходя из системной интерпретации положений Конституции Российской Федерации, соискателем раскрыто конституционное содержание института отцовства и выделены его детерминанты:

- гендерно-определенные (ч. 2 и 3 ст. 19);

- государственно-обеспечительные (ч. 2 ст. 7, п. «ж» ч. 1 ст. 72);

- паритетно-родительские (ч. 2 ст. 38).

3. Анализ конституций стран СНГ на предмет обнаружения в них норм, касающихся отношений отцовства, позволил выявить три типичных варианта такого закрепления.

Первый характерен для конституций Азербайджана (п. II ст. 25, п. III, IV ст. 34), Беларуси (п. 1, 2, 4 ст. 32), Украины (ст. 24, п. 1, 2, 3 ст. 51) и является наиболее приближенным к российской модели.

Второй характерен для конституций Армении (ст. 32), Казахстана (п. 1 ст. 27), Молдовы (п. 2 ст. 48), Таджикистана (п. 1 ст. 17), Туркмении (ст.ст. 20, 27), Узбекистана (ст. 46) и включает лишь отдельные элементы, отнесенные нами к институту отцовства;

Третий характерен для Конституции Киргизии и вообще не содержит соответствующих положений.

Установлено, что кроме России ни в одном из исследованных основных законов стран СНГ не содержится положение о равных правах родителей в отношении детей.

4. Опираясь на конституционно-отраслевые научные разработки проблем защиты прав отцов и сопряженную с этим практику, автором диссертации сделан вывод, что исходным правозащитным способом здесь явилась самозащита отцами своих прав. Она, по мнению диссертанта:

– производна от конституционной возможности самозащиты прав человека (ч. 2 ст. 45);

– выражается в не запрещенных законом правозащитных требованиях и притязаниях отцов по отношению к своим детям;

– поддерживается корреспондирующей обязанностью уполномоченных органов (их представителей) действовать в установленном Конституцией Российской Федерации и иными законами порядке;

– обеспечивается механизмом юридической ответственности субъектов, включенных в данный вид правоотношений.

Именно самозащита отцами своих прав стала индикатором масштабности рассматриваемой проблемы и катализатором адаптации традиционных (судебных и несудебных) правозащитных механизмов к этой категории лиц.

5. С учетом опыта зарубежных стран по защите общественными организациями прав отцов, а также фрагментарной практики аналогичных российских объединений, автором диссертации обосновано, что последние могут стать результативным звеном решения проблем защиты прав отцов. Это опосредовано гражданско-инициативной природой общественных объединений и традиционно большим доверием к ним со стороны населения. При этом публичные структуры, обладая властным потенциалом, способны положительно влиять на защиту прав отцов. В данной связи наиболее продуктивным представляется правозащитное взаимодействие публичных и непубличных органов и организаций через:

– учреждение в государственных и муниципальных органах специальных контактных групп по связям с общественными организациями;

– содействие созданию информационной сети для общественных правозащитных объединений;

– обеспечение льготных условий аренды правозащитными объединениями помещений, средств транспорта и связи, типографских и полиграфических мощностей;

– организацию специальных курсов, семинаров и конференций, направленных на повышение юридической грамотности правозащитников.

6. В диссертации сформулированы предложения, направленные на обособление в России конституционно-правового института отцовства и его совершенствование. По мнению автора, этому будут способствовать:

– принятие федерального нормативного правого акта, определяющего направления государственной политики в отношении отцовства;

– унификация поисковой системы и структуры интернет-сайтов публичных органов, деятельность которых связана и с проблемами отцовства; ориентиром в данном смысле может стать интернет-ресурс Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации;

– регулярная актуализация Концепции законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин в части, касающейся исследуемых проблем;

– обособление в ежегодном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации специальной рубрики с наименованием «Защита прав семьи, материнства, отцовства и детства» в соответствии с ч. 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации;

– формирование Комиссии по проблемам равноправия и правам человека при Президенте Российской Федерации.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определена необходимостью совершенствования реализации и защиты прав отцов в современной России, в том числе посредством обособления конституционно-правового института отцовства. Основные положения диссертации могут быть использованы в ходе дальнейших научных изысканий в области конституционного права Российской Федерации и зарубежных стран.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные в ходе исследования выводы, положения и сформулированные на их основе практические предложения могут быть использованы в нормотворческой и правоприменительной деятельности государственных и муниципальных органов в связи с реализацией и защитой прав отцов и формированием конституционно-правового института отцовства в России.

Материалы исследования могут применяться в учебном процессе в хо-де преподавания конституционного права Российской Федерации и зарубежных стран, а также специальных курсов, связанных с защитой прав человека.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлена в порядке обсуждения и одобрения на заседаниях кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета НИУ «БелГУ», а также в процессе участия в международных, всероссийских и межрегиональных научно-практических конференциях.

Диссертация является логическим завершением работы автора, основные положения которого представлены в десяти научных публикациях общим объемом около 4 п.л.

Структура диссертационного исследования обусловлена его целью и задачами, а также логикой развития проблемы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, охарактеризована степень научной разработанности проблемы, определены объект и предмет исследования, изложены цель и задачи, дана характеристика его методологической базы, указаны его теоретическая, правовая, эмпирическая основы, представлена научная новизна, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, аргументирована теоретическая и практическая значимость работы, приведены данные об апробации полученных научных результатов, обозначена структура диссертационного исследования.

В первой главе«Доктринирование отцовства как конституционно-правового института» – раскрыто понятие и конституционно-правовая сущность отцовства; исследован генезис конституционно-правового регулирования отношений отцовства в России; обобщен зарубежный опыт конституционно-правовой институционализации отцовства.

Рассматривая проблему отцовства в конституционно-правовой плоскости, автором было установлено, что в Основном законе Российской Федерации термин «отцовство» употребляется контекстно в двух нормах: как объект государственной поддержки (ч. 2 ст. 7); как предмет совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (п. «ж» ч. 1 ст. 72).

Ввиду отсутствия законодательного определения термина «отцовство», диссертант обратился к его понятийным интерпретациям, имеющимся в конституционно-правовой теории.

Из содержания рассмотренных дефиниций, сделан вывод о понимании отцовства в узком (только как факт происхождения ребенка от данного мужчины) и в широком (права и обязанности мужчины по отношению к ребенку, вытекающие из кровного или юридического родства) смыслах.

Автором подчеркнуто, что современное российское право исходит из узкого понимания отцовства. Это, соответственно, сказалось на подходах к решению проблем в данной области. Свидетельством тому служит, например, проект Федерального закона «Об отцовстве», внесенный депутатом В.В. Жириновским 12 марта 1999 г. (25 октября 2000 г. Постановлением № 771-III ГД Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации был отклонен).

В диссертации также уделено внимание правовому регулированию отцовства в субъектах Федерации. Во-первых, отмечена немногочисленность касающихся этой проблемы норм учредительных актов. Они, как правило, с незначительными вариациями воспроизводят положения Конституции Российской Федерации; в других случаях несколько расширяют их содержание или вовсе не упоминают.

Так, принцип равенства граждан независимо от пола закреплен в конституциях и уставах субъектов Российской Федерации в стандартной формулировке: гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина не-зависимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Он содержится, например, в конституциях Адыгеи (ст. 20), Алтая (ст. 22), Башкортостана (ст. 19), Бурятии (ст. 17), Дагестана (ст. 20), Ингушетии (ст. 18), Кабардино-Балкарии (ст. 30), Карачаево-Черкесии (ст. 16), Карелии (ст. 12), Коми (ст. 17), Мордовии (ст. 18), Северной Осетии – Алании (ст. 20), Удмуртии (ст. 19), Хакасии (ст. 15), Чеченской Республики (ст. 16); уставах Алтайского (ст. 9) и Ставропольского (ст. 13) краев, Иркутской (ст. 2) и Калужской (ст. 9) областей.

Принцип равенства возможностей для мужчин и женщин в реализации прав и свобод полностью соответствует норме, закрепленной в ч. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации», и включен, например, в конституции республик Адыгея (ст. 20), Алтай (ст. 22), Башкортостан (ст. 19), Бурятия (ст. 17), Коми (ст. 17), Мордовия (ст. 18).

Нормы, включающие понятие «отцовство», содержатся, практически во всех учредительных актах субъектов. Исключениями в данном ряду выступают, например, конституции Ингушетии, Саха (Якутии), уставы Архангельской, Брянской, Владимирской, Псковской, Самарской областей.

Вместе с тем, отсутствие в учредительных актах подобного рода норм не означает полного отсутствия правового регулирования в субъекте Федерации рассматриваемых правоотношений: в таких случаях принимается отдельный правовой акт, регулирующий охрану/защиту материнства, отцовства и детства.

Таким образом, на основе проведенного анализа теоретических и правовых источников, сделан авторский вывод, что сформировавшиеся в научной юридической литературе позиции и отраженный в процессе законодательного регулирования узко-биологический подход к пониманию отцовства не раскрывают всей совокупности правовых отношений, складывающихся в этой связи, и препятствуют их комплексному развитию. Корректировке данной ситуации будет способствовать конституционно-правовая институционализация отцовства в ее доктринальном и формальном смыслах.

Автором предложено конституционно-правовой институт отцовства определять в качестве сформированной на основе принципа гендерного равенства и конкретизирующей конституционные положения совокупности юридических норм, отражающих изначально присущие или приобретенные в связи с воспитанием ребенка права, свободы, обязанности и ответственность отцов с учетом защиты их прав публичными и непубличными органами.

Далее, исходя из системной интерпретации положений Конституции Российской Федерации, соискателем раскрыто конституционное содержание института отцовства и выделены его гендерно-определенные (ч. 2 и 3 ст. 19); государственно-обеспечительные (ч. 2 ст. 7, п. «ж» ч. 1 ст. 72); паритетно-родительские (ч. 2 ст. 38) детерминанты.

Диссертантом в соответствии с поставленными научными задачами определено развитие конституционно-правового регулирования отцовства в основных законах советского периода.

Главным достижением рассматриваемой проблематики в Конституции РСФСР 1918 г. стало закрепление принципа гендерного равенства. Однако нет ни одной нормы в Основном законе, которая бы имела отношение к институту отцовства.

Конституция СССР 1924 г. не затрагивала вопросы положения человека и гражданина, мужчины и женщины в обществе. Это объясняется целями ее принятия, которые следуют из структуры документа – Раздел 1 Конституции – Декларация об образовании СССР, а заключительный раздел включает в себя Договор об образовании СССР.

Из анализа норм Конституции СССР 1936 г. с целью выявления норм, адресованных институту отцовству, установлены две статьи: общие вопросы равноправия (ст. 123); равенство мужчин и женщин (ст. 122).

Отмечено, что гендерно-определенная роль мужчины в период всех лет советской власти состояла в одном: быть тружеником, работником. Роль отца не была предусмотрена идеологией равенства. И государство обеспечивало мужчину работой, которая была не правом, а обязанностью здорового мужчины.

Статус отцовства в Конституции 1936 г. также не был предусмотрен. Часть II ст. 122 Конституции СССР провозглашала государственную охрану интересов матери и ребенка, государственную помощь многодетным и одиноким матерям, предоставление женщине отпуска по беременности с сохранением содержания, создание широкой сети родильных домов, детский яслей и садов.

Отличительной особенностью норм Конституции СССР 1977 г. являлось положение о предоставлении женщинам равных с мужчинами возможностей с целью гарантировать не только равенство в правах, но и равенство фактическое.

Только в Конституции РСФСР 1978 г. в редакции от 10 декабря 1992 г. впервые на высшем государственном уровне упоминался статус отцовства применительно к предметам ведения федерального центра и субъектов Федерации (ст.ст. 81.1, 84.1, 84.11).

Таким образом, Основные законы советского периода последовательно отражали принцип гендерного равенства, но не содержали норм о статусе отцовства. В советский период роль отца не была предусмотрена идеологией равенства.

Конституция Российской Федерации 1993 г. демонстрирует новый подход к семье, выделяя и материнство, и отцовство.

Анализ конституций стран СНГ на предмет обнаружения норм, касающихся отношений отцовства, позволил выявить три типичных варианта такого закрепления.

Первый характерен для конституций Азербайджана (п. II ст. 25, п. III, IV ст. 34), Беларуси (п. 1, 2, 4 ст. 32), Украины (ст. 24, п. 1, 2, 3 ст. 51) и является наиболее приближенным к российской модели.

Второй характерен для конституций Армении (ст. 32), Казахстана (п. 1 ст. 27), Молдовы (п. 2 ст. 48), Таджикистана (п. 1 ст. 17), Туркмении
(ст.ст. 20, 27), Узбекистана (ст. 46) и включает лишь отдельные элементы, отнесенные нами к институту отцовства.

Примечательно, что в Конституции Туркмении обращено внимание на оригинальность закрепления принципа гендерного равенства в совокупности с недискриминацией именно по данному признаку: «Мужчина и женщина в Туркменистане имеют равные гражданские права. Нарушение равноправия по признаку пола влечет ответственность по закону» (ст. 20). Уточнено, что гендерное равенство здесь касается только гражданских прав мужчин и женщин, но не касается иных прав.

Третий вариант характерен для Конституции Киргизии и вообще не содержит соответствующих положений. В ст. 26 Конституции Киргизии указано, что «семья – первичная ячейка общества; семья, отцовство, материнство и детство – предмет заботы всего общества и преимущественной охраны закона, забота о детях, их воспитание – естественное право и гражданская обязанность родителей…».

Таким образом, в отличие от норм всех исследованных учредительных актов, в Конституции Киргизии отцовство выступает предметом заботы всего общества и преимущественной охраны закона, что однако не покрывает задач государственной защиты отцовства.

Установлено, что кроме России ни в одном из исследованных основных законов стран СНГ не содержится положение о равных правах родителей в отношении детей.

Во второй главе«Конституционно-правовая защита отцовства в России» – проанализированы несудебные формы защиты отцовства в России; рассмотрена судебная защита отцовства; выявлена роль самозащиты в обеспечении отцовства.

Исходя из положений ст.ст. 10 и 11 Конституции Российской Федерации, автором охарактеризованы органы несудебной защиты отцовства.

Президент Российской Федерации занимает особое, приоритетное место в системе государственной власти по обеспечению института отцовства. Являясь персонифицированным представителем государства, провозгласившего человека, его права и свободы высшей ценностью и общенациональным приоритетом, гарантирует бесперебойную работу всего государственного механизма на благо человека и несет за это ответственность.

Президент Российской Федерации, осуществляя правотворческую деятельность, издает указы, направленные как на защиту прав и свобод всего населения, так и отдельных его групп. В связи с этим отмечено, что анализ указов Президента Российской Федерации на предмет выявления в них положений, связанных с защитой института отцовства, дал основания утверждать, что нормы таковых косвенно касаются отцовства в контексте защиты прав человека, семьи, материнства и детства. Предметно исследуемых вопросов касается всего один Указ Президента Российской Федерации от 14 мая 1996 г. № 712 «Об Основных направлениях государственной семейной политики», в п. 19 которого закреплено, что «Обеспечение работникам, имеющим детей, благоприятных условий для сочетания трудовой деятельности с выполнением семейных обязанностей, включая:

а) распространение на отца прав на льготы в связи с воспитанием детей, предоставляемые в настоящее время на производстве женщине – матери».

Далее автором указано, что послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию (ежегодные) являются одним из основных государственно-политических документов, издаваемых главой государства и носящих стратегический характер. В этой связи осуществлен анализ посланий Президента Российской Федерации (2000-2011 гг.) на предмет выявления в них положений, определяющих необходимость защиты института отцовства. Он показал, что только в 2005 г. Президент Российской Федерации обратил внимание на необходимость повышения престижа материнства и отцовства. Считаем, что упоминание об отцовстве в контекстном ключе обусловило накопление таких проблем, которые требуют современного государственного подхода.

Далее была выявлена роль палат Федерального Собрания в защите института отцовства. Конституция Российской Федерации прямо не оговаривает полномочия их палат в отношении прав и свобод человека в целом и отцовства в частности. Однако анализ их полномочий свидетельствует о наличии определенного правозащитного потенциала в заявленной сфере. Это выражается, например, в наличии в структуре:

- Совета Федерации Комитета по социальной политике и здравоохранению, к ведению которого отнесены, помимо прочего, вопросы законодательного обеспечения государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства;

- Государственной Думы Комитета по вопросам семьи, женщин и детей, в рамках которого функционируют экспертные советы по семейному и социальному праву; по вопросам гендерного равенства.

Анализ деятельности названных комитетов дает основания утверждать, что в плане публичности и доступа к информации о работе Комитет по вопросам семьи, женщин и детей Государственной Думы имеет преимущества, которые рекомендуется воспринять Комитету по социальной политике и здравоохранению Совета Федерации, в том числе в части организации собственного сайта в целях предоставления гражданам необходимой информации о правозащитных возможностях конкретной структуры.

Анализ актов Правительства Российской Федерации показал, что они традиционно касаются обеспечения прав человека и гражданина вообще, либо семьи, материнства и детства. Защите института отцовства позитивные сдвиги единичны. Примером тому служит Постановление от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан». В остальном же ситуация с актами Правительства Российской Федерации в сфере зашиты института отцовства аналогична указам Президента, т.е. они касаются либо.

Отметим, что отдельно среди органов исполнительной власти России вопросами социальной защиты населения, в том числе социальной защиты семьи, женщин и детей занимается Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации (далее – Минздравсоцразвития России). Для реализации данного направления деятельности в структуре Министерства организованы департаменты по решению отдельных узконаправленных задач (например, Департамент организации социальной защиты населения, Департамент анализа и прогноза развития здравоохранения и социально-трудовой сферы, Департамент охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия человека, Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, Федеральная служба по труду и занятости и др.).

В случаях, предусмотренных Семейным кодексом Российской Федерации функции по защите семейных прав (они составляют большинство из каталога субъективных прав, присущих отцовству) осуществляют и государственные органы опеки и попечительства.

Автору представляется, положительным «баланс» наличия в органах и представительной, и исполнительной власти структур, которые занимаются вопросами семьи. Вместе с тем, назрела необходимость создания специального органа, который бы занимался вопросами отцовства, материнства и детства без принадлежности к тому или иному виду власти.

В целях выявления роли Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в защите прав отцов диссертантом были проанализированы его ежегодные доклады в период с 2000 г. по 2009 г. Результаты показали, что о проблемах субъективных прав отцов упоминается лишь в двух из них (2007 г. и 2009 г.).

Отмечено, что к проблеме прав отцов российский омбудсмен обращался в связи с часто возникающими «международными» спорами о детях. Именно отцы в них нередко оказываются уязвленной стороной.

Автором подчеркнуто, что заявленная проблематика в докладах Уполномоченного по правам человека освещалась в контексте рубрик «Права и законные интересы ребенка» (2009 г., 2007 г.), «Права ребенка» (2008 г.), «Защита прав и законных интересов ребенка» (2006 г.), «Права детей и женщин» (2004 г.), «Нарушение прав и законных интересов детей» (2001 г.),
«Положение социально уязвимых групп населения» (2000 г.). Уточнено, что в 2002, 2003 и 2005 гг. Уполномоченный в своих докладах данной проблемы не касался.

По мнению соискателя, в связи с обострением проблемы субъективных прав отцов и необходимостью ее решения, в ежегодном докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации должна появиться специальная рубрика, соответствующая конституционной формулировке, содержащейся в ст. 7, а именно «Защита прав семьи, материнства, отцовства и детства». Полагаем, что данное наименование в равной степени учитывает интересы и ребенка, и супругов.

Исходя из ч. 1 и 3 ст. 46 Конституции Российской Федерации, проанализирована судебная практика по поводу обращения отцов за защитой своих нарушенных прав. Наиболее востребовано в этой связи гражданское судопроизводство: распространены иски отцов о передаче им ребенка на воспитание, о лишении матери родительских прав, о взыскании алиментов на содержание ребенка, об оспаривании отцовства.

Анализ практики Конституционного Суда Российской Федерации показал, что правовых позиций по проблемам отцовства не сформулировано. Адресованные ему заявления не принимались по причине неподведомственности изложенных в них споров данному органу конституционной юстиции.

Рассмотрение в работе решений Европейского суда по правам человека в связи с исследуемой проблемой, показало, что в большей степени они касаются защиты прав отцов внебрачных детей. Положительных решений по таким жалобам, поданным гражданами России, не принималось.

В связи с тем, что проблема защиты отцовства была обозначена сравнительно недавно, а официальные публичные структуры пока еще не отреагировали адекватно на необходимость ее решения, актуализи­ровались самостоятельные действия отцов. Считаем, что именно использование отцами возможностей самозащиты может привести к искомому правозащитному результату.

В диссертационной работе показано, что самозащита отцами своих прав в юридическом смысле: производна от конституционной возможности самозащиты прав человека (ч. 2 ст. 45); выражается в не запрещенных законом правозащитных требованиях и притязаниях отцов по отношению к своим детям; поддерживается корреспондирующей обязанностью уполномоченных органов (их представителей) действовать в установленном Конституцией Российской Федерации и иными законами порядке; обеспечивается механизмом юридической ответственности субъектов, включенных в данный вид правоотношений.

В связи с самозащитой отцами своих прав, считаем, что соответствующим потенциалом обладают институт обращения граждан, а также субъективное право на объединения. Применительно к первому варианту, гражданин России, имея конституционное право на обращение и защищая свое субъективное право, а также исходя из собственного или стороннего правозащитного опыта, по собственному усмотрению решает, куда ему направить жалобу: в судебные или административные органы, в государственные или муниципальные структуры, в общественные организации, к руководителям предприятия и организаций, в средства массовой информации.

Применительно ко второму варианту уточним, что в настоящее время с целью решения проблемы защиты прав отцов с учетом ст. 30 Конституции Российской Федерации, существует два вида центров: для одиноких отцов и центры, занимающиеся защитой прав отцов.

Определенным правозащитным авторитетом обладает общественная организация «Отцы и дети», созданная 18 ноября 1990 г. Она стала первой официальной правозащитной организацией в СССР и была зарегистрирована министерством юстиции РФ 8 июля 1991 г. как общероссийская независимая общественная организация. Ее главная задача – правовая защита детей и их отцов.

В качестве сравнения уточнено, что движение за права отцов носит международный характер и наиболее распространено в индустриальных странах, где велико количество разводов. Зародилось оно в 1960-х гг. на Западе как часть «Мужского движения», а окончательное оформление получило в 1970-х гг. с созданием таких организаций, как английская «Семьям нужны отцы».

Отмечено, что современное правозащитное движение отцов в Российской Федерации активно распространяется на региональном уровне. Так, Межрегиональный отцовский комитет (далее – МОК) был создан в июне 2010 г. на конференции в городе Белгород как объединение родителей, чьи дети лишены возможности общаться со вторым родителем.

К сожалению, ввиду непродолжительного времени существования МОК, представить систематизированную практику его функционирования и защиты им прав отцов не представилось возможным. Однако, сам факт создания такой организации свидетельствует о заинтересованности решения комплекса проблем, сложившихся в связи с реализацией прав отцов.

В Белоруссии общественная организация «Защита прав отцов и детей» объединяет более 200 отцов. Ежегодно специалисты данной организации оказывают консультационную и правовую помощь не менее чем одной тысяче мужчин.

В Украине действует международная общественная организация «Международный союз мужественных отцов» (МСМО). Это международная организация инвалидов, которая объединяет разведенных отцов, воспитывающих детей без матери, а также детей-инвалидов в возрасте от шестнадцати лет из неполных семей мужчин-инвалидов из всех стран мира. Основной целью ее деятельности является возрождение отцовского воспитания в семьях мира, защита своих общих интересов путем объединения. В работе рассмотрен опыт такой деятельности, включая взаимодействие с публичными структурами (Правительством и Верховной Радой Украины) и издание электронных газет и журналов, на страницах которых излагаются и ценные рекомендации.

Полагаем, что существующий опыт соседних государств в сфере защиты прав отцов общественными организациями, а также потенциальные возможности аналогичных российских объединений, могут стать одним из результативных направлений решения заявленных проблем. Это связана как с инициативной природой подобного рода организаций, так и большим доверием со стороны населения по сравнению с властными структурами. Однако полностью исключить государственное вмешательство невозможно, поэтому считаем таковое должно быть направлено на: учреждение в государственных и муниципальных органах специальных контактных групп по связям с общественными организациями; содействие созданию информационной сети для общественных правозащитных объединений; обеспечение льготных условий аренды правозащитными объединениями помещений, средств транспорта и связи, типографских и полиграфических мощностей; организацию специальных курсов, семинаров и конференций, направленных на повышение юридической грамотности правозащитников.

В заключении изложены выводы по основным конституционно-теоретическим и практическим результатам диссертационного исследования, сформулированы научно-практические рекомендации в связи с развитием конституционно-правового института отцовства в Российской Федерации.

Основные положения диссертации изложены
в 10 публикациях автора общим объемом около 4 п.л., в т.ч.:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных Высшей
аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ
для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Деревянко, П. А. Федеральные несудебные формы обеспечения отцовства в России [Текст] / П. А. Деревянко // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2011. – № 13 (19). – 0,5 п.л.

2. Деревянко, П. А. Роль Уполномоченного по правам человека в защите прав отцов [Текст] / П. А. Деревянко // Бизнес в законе. – 2012. – № 1. – 0,5 п.л.

Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

3. Деревянко, П. А. Права отцов в деятельности общественных организаций [Текст] / П. А. Деревянко // Актуальные проблемы государственного строительства в современной России: материалы межвузовской научной конференции (Белгород, 8 февраля 2011 г.). – Белгород, ООО «ГиК», 2011.

4. Деревянко, П. А. Самозащита как исходный элемент формирования института отцовства [Текст] / П. А. Деревянко // Правовая система как элемент устойчивого развития субъекта Российской Федерации : материалы Всероссийской научно-практической конференции (17-18 ноября 2011 г., г. Сыктывкар). – Сыктывкар, 2011.

5. Деревянко, П. А. Федеральный законотворческий ресурс обеспечения прав отцов [Текст] / П. А. Деревянко (в соавт.) // Вестник Коми республиканской академии государственной службы и управления. Серия «Теория и практика управления». – 2011. – № 14.

6. Деревянко, П. А. Роль Президента Российской Федерации в обеспечении прав отцов [Текст] / П. А. Деревянко // Материали Міжнародной науково-практичной конференціi «Актуальні питання сучасної юридичної науки» 05-06 жовтня 2011 р. (м. Київ). – Киев, 2011.

7. Деревянко, П. А. Постразводные права отцов: опыт зарубежного регулирования [Текст] / П. А. Деревянко // Конституционно-правовое развитие России и стран СНГ: проблемы и перспективы : материалы научно-практической конференции (15 декабря 2011 г., г. Курск, ЮЗГУ). – Курск, 2011.

8. Деревянко, П. А. Понятие и конституционно-правовая сущность отцовства [Текст] / П. А. Деревянко // Конституционные преобразования современности : материалы круглого стола, посвященного Дню Конституции Российской Федерации (Белгород, 12 декабря 2011 г.) – Белгород, 2011. – 0,5 п.л.

9. Деревянко, П. А. Права отцов как объект защиты Уполномоченным по правам человека [Текст] / П. А. Деревянко // Права человека в инновационном развитии региона : материалы круглого стола, посвященного Международному дню прав человека (Белгород, 8 декабря 2011 г.). – Белгород: ИПК НИУ «БелГУ», 2012. – 0,4 п.л.

10. Деревянко, П. А. Опыт конституционно-правовой институционализации отцовства в зарубежных странах [Текст] / П. А. Деревянко // Модернизационный ресурс конституционно-правовой науки : Сборник научных статей юридического факультета НИУ «БелГУ». – Белгород, 2012. – 0,5 п.л.

Подписано в печать 14.03.2012.Times New Roman.

Формат 60х84/16. Усл. п. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ 59.

Оригинал-макет подготовлен и тиражирован в ИПК НИУ «БелГУ»

308015, г. Белгород, ул. Победы, 85


1 См.: Поленина С.В., Скурко Е.В. Право, гендер и культура в условиях глобализации. – М.: Формула права, 2009. – С. 69.

2 См.: Скурко Е.В., Магомедова Е.А., Никитина Н.К. Обзор материалов круглого стола «Правовые проблемы гендерного равенства в России: философия, социология, юридическая техника» // Государство и право. – 2007. – № 9. – С. 115.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.