WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Федан Максим Юрьевич

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Специальность 12.00.02 – конституционное право;

муниципальное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Челябинск-2012

Работа выполнена на кафедре теории права

ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор,

Крусс Владимир Иванович

Официальные оппоненты:

Бондарь Николай Семенович,

доктор юридических наук, профессор,

Конституционный Суд

Российской Федерации, судья

Титова Елена Викторовна,

кандидат юридических наук, доцент,

ФГБОУ ВПО Челябинский государственный университет, заведующая кафедрой

гражданского права и гражданского процесса

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева»

Защита состоится «___» апреля 2012 года в ___ часов ___ минут на заседании диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук ДМ 212.296.08 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет» по адресу: 454001, Челябинск, ул. Братьев Кашириных, д. 129, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет».

Автореферат разослан «___» марта 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета 

Н.Н. Кадырова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Любая правовая доктрина, так или иначе, признает определяющее влияние динамики общественных отношений на развитие права и законодательства, призванного эти отношения регулировать. Однако принятие Конституции Российской Федерации 1993 года (далее – Конституция РФ) и становление России как правового демократического социального государства подразумевают кардинальный характер эволюции отечественной правовой системы и адекватное научное осмысление этой трансформации, ее целей и перспектив.

К сожалению, в современной отечественной науке права соответствующие – векторные – исследования ведутся преимущественно в рамках традиционного отраслевого обособления: цивилисты, как правило, видят «новую истину» в механизмах рыночной экономики и свободе договора, представители уголовно-правовой науки – в либерализации (либо ужесточении) наказаний; с позиций других отраслей могут выделяться и иные приоритетные аспекты. Очевидно, что все такого рода подходы не могут претендовать на целостное, всесторонне осмысление даже «собственной» проблематики, не говоря уже о системно-правовых вопросах. Они обеспечивают необходимую качественную проработку лишь узко-предметных и потому, зачастую, сугубо факультативных аспектов «отраслевой» проблемы, которая в действительности таковой не является, поскольку принципиально соотнесена с целями и ценностями иного уровня, нашедшими признание и закрепление в Конституции РФ и, в частности, в ее Главе 1.

Единственным достоверным для соответствующего развития и актуальным для его научного осмысления  направлением является конституционный вектор совершенствования системы права, ее повсеместная последовательная конституционализация, в особенности же тех ее сфер, которые представляют собой авангард конституционно-правового гарантирования основных прав и свобод человека и гражданина, иных конституционных ценностей, соблюдения конституционного баланса частных и публичных интересов в стране. Гражданское судопроизводство, безусловно, составляет одну и таких сфер, поскольку главным образом именно независимый и одновременно доступный, компетентный и справедливый суд обеспечивает верховенство права в государстве.

Процессуальное законодательство создает правовой механизм, призванный обеспечить наиболее оптимальное пользование основными правами и свободами и выполнение конституционных обязанностей, нормативно определяет и конкретизирует стабильную судебную процедуру, само наличие которой следует оценивать как незыблемую конституционную ценность современного общества. Наличие процессуальной формы представляет собой одну из общепризнанных конституционно-правовых гарантий прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных частью 1 статьи 17 Конституции РФ. Так же и само конституционное право каждого на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ), получившее всеобщее признание и на международном уровне, с учетом обязательной процессуальной формы его реализации, одновременно оказывается важнейшей институциональной гарантией прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Судопроизводство в широком смысле представляет собой многофункциональную комплексную правовую категорию. В ее содержание входят вопросы конституционного правопользования и конституционного гарантирования основных прав, свобод и обязанностей, проблемы институционального и функционального оформления судебной власти, тематика непосредственно процессуального (процедурного) правового регулирования ситуативных отношений, проблематика профильного соотношения правотворчества и правоприменения, а так же аксиологическая и телеологическая составляющие, многие другие вопросы. Столь сложная «конгломерация» правовых форм и явлений должна иметь надежную правовую опору, прочный фундамент. Таким фундаментом может быть признана только Конституция РФ.

Актуальность темы исследования подтверждается необходимостью совершенствования судебной власти в стране. Например, Председатель Правительства РФ В.В. Путин, говоря о развитии судебной системы, акцентирует внимание на обеспечении открытости и доступности правосудия для граждан, предлагает создание административных судов1. Эволюция судебной системы должна быть комплексной; любые изменения будут носить положительный характер только в том случае, если они  проводятся в строгом соответствии с конституционными целями.

Вопросы конституционных оснований отправления правосудия в последнее время все чаще становятся предметом активной юридической полемики в научной среде (в качестве примера можно указать на запланированную III международную научно-практическую конференцию «Конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства: история, современное состояние и пути совершенствования», г. Саратов, 11–12 мая 2012 г.).

Наряду с повышенным научным вниманием, актуальность проблематики конституционно-правовых основ гражданского судопроизводства подтверждается как длящейся судебной реформой, так и постоянно растущим количеством дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Степень научной разработанности темы исследования. Наиболее обстоятельно проблематика гражданского судопроизводства традиционно исследуется в работах ученых-процессуалистов, таких как А.Т. Боннер, Э.М. Мурадьян, В.А. Мусин, Л.В. Туманова, М.К. Треушников, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина, М.С. Шакарян, В.Н. Щеглов, А.В. Юдин, В.В. Ярков. Иногда углубленное внимание уделяют ей теоретики права; здесь, в частности, следует особо отметить работы Н.А. Власенко, В.В. Ершова, М.Н. Марченко, В.А.Телегину.

Проблематика судебной власти, включая ключевые для настоящего исследования вопросы конституционно-правового регулирования судебного обеспечения основных прав и свобод личности, исследовались также отечественными учеными-конституционалистами. Существует, в частности, значительное число работ посвященных конституционному принципу разделения властей, правовой природе судебной власти и ее месту в государственном механизме, организации и деятельности судебной системы России. Отдельные вопросы судоустройства и судопроизводства с позиции науки конституционного права нашли отражение в работах С.А. Авакьяна, А.С. Автономова, К.В. Арановского, М.В. Баглая, А.А. Белкина, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, И.Г. Дудко, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, В.В. Лазарева, Т.М. Морщаковой, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, В.И. Крусса, О.Е. Кутафина, М.В. Преснякова, Б.С. Эбзеева и других ученых.

Вместе с тем в отечественной доктрине на сегодняшний день налицо дефицит конституционно-правовых исследований судопроизводства, носящих комплексный характер. Немногочисленные работы, претендующие на искомую универсальность, содержательно и методологически лежат в области так называемого «судебного права», само выделение которого в качестве самостоятельной отрасли права и правовой науки остается спорным. Большинство же работ конституционно-правового характера посвящены, как правило, отдельным институтам судебной власти и тяготеют к отраслевой юридической специфике, либо же, напротив, находятся исключительно в государственно-правовом русле и касаются конституционных принципов судоустройства, проблематики разделения властей, обеспечения независимости, публичности судебных органов.

Исследования гражданского судопроизводства как целостной и полифункциональной правовой материи, онтологически связанного конституционными началами правового института, а также судебной дискреции как сущностной доминанты в русле конституционализации судебной практики, – до настоящего времени не проводилось.

Объектом исследования является комплекс общественных отношений, возникающих при осуществлении (пользовании) в рамках гражданского судопроизводства лицами, обратившимися к правосудию, своего конституционного права на судебную защиту, с одной стороны, и надлежащего, конституционного по сути, правосудного обеспечения судебными органами необходимых для такого пользования возможностей, с другой стороны.

Предметом исследования выступают конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства, определяющие статусные характеристики его участников, рамочным образом регламентирующие конституционное правопользование и отправление правосудия по гражданским делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

Цели и задачи исследования. Цели настоящей работы заключаются в научном исследовании с позиций теории конституционализма роли и назначения конституционно-правовых основ в текущем и перспективном становлении и развитии гражданского судопроизводства в целом, а также правовой регламентации отдельных его аспектов.

Достижение поставленных целей обусловило необходимость решения следующих задач:

- обоснования авторской трактовки научной категории конституционно-правовых основ;

- развития и конкретизации существующих научных представлений об универсальном методологическом потенциале конституционного правопонимания;

- исследования конституционных статусных характеристик судебных органов в судоустройственном и судопроизводственном аспектах;

- выявления конституционно-правовой специфики гарантирования основных прав и свобод граждан посредством судебной процедуры;

- анализа конституционных процессуальных принципов надлежащего судебного разбирательства;

- конституционного анализа содержания основного права на судебную защиту;

- выявления конституционной сущности судебной дискреции и обозначения конституционных пределов судейского усмотрения;

- уточнения конституционной характеристики правовой категории злоупотребления правом и особенностей ее проявления при отправлении правосудия;

- исследования проблематики иерархии конституционных ценностей, их соотношения;

- поиска конституционного баланса частных и публичных интересов применительно к обеспечительно-гарантирующей функции гражданского судопроизводства;

- анализа конституционных ценностей общего блага, нравственности и справедливости как подлежащих судебной защите в рамках гражданского судопроизводства и как конституционно-правовых средств обеспечения конституционности судебной процедуры.

Методологическую основу исследования составляет система общенаучных,  частных научных и специальных юридических методов.

С учетом характера работы и специфики предмета исследования в основе методологии автора лежат диалектический метод научного познания, а также метод конституционной интерпретации источников права, используемые на протяжении всей работы.

Диалектический метод в совокупности со специальными юридическими методами в частности используются автором для обоснования конституционного единства и дифференциации гражданского и арбитражного процессов.

Помимо этого к отдельным структурным элементам исследования применялись сравнительно-правовой и формально-юридический, а так же исторический, логический, социологический, статистические методы научного исследования.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют труды известных ученых: К.В. Арановского, Г.Г. Арутюняна, М.В. Баглая, А.А. Белкина, Н.А. Богдановой, Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, Г.А. Гаджиева, В.В. Ершова, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Н.А. Колоколова, А.Н. Кокотова, В.И. Крусса, О.Е. Кутафина В.В. Лазарева, А.А. Малиновского, М.Н. Марченко, Э.М. Мурадьян, В.Н. Плигина, М.В. Преснякова, С.М. Шахрая, В.Н. Щеглова, Б.С. Эбзеева, А.В. Юдина, В.В. Яркова.

Правовую и эмпирическую основу исследования составили положения Конституции Российской Федерации, постановления и определения Конституционного Суда РФ, решения Европейского Суда по правам человека, правовые акты Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, международные правовые акты, федеральные конституционные законы и федеральные законы, подзаконные нормативно-правовые акты, в том числе Указы Президента РФ и Постановления Правительства РФ.

В работе использованы Конституции СССР 1924, 1936, 1977 г.г. и соответственно Конституции РСФСР 1918, 1925, 1937, 1978 г.г., современное зарубежное конституционное законодательство, материалы российской судебной, арбитражной практики, материалы проверок Квалификационной коллегии судей Тверской области.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в комплексном конституционно-правовом анализе проблематики конституционно-правовых основ гражданского судопроизводства, как такого уровня правовой материи, достоверное последовательное соотнесение с которым обеспечивает конституционализацию практики гражданского судопроизводства и адекватное осуществление его конституционного предназначения. Диссертация представляет собой одно из немногих исследований судебной деятельности проведенных с позиции конституционализма.

Научная новизна исследования так же отражена в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Категория «конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства» является базовой для науки современного права, предопределяющей «рамки», содержательный формат  и методологию отраслевой конкретизации (оформления и развития) процессуального и судоустройственного законодательства в Российской Федерации. Конституционные основы необходимо воспринимать системным и эксплицитным образом через призму конституционного (суть подлинно правового) понимания всей правовой системы российского общества и каждого ее элемента с учетом доктринально-нормативной интерпретационной практики Конституционного Суда РФ; их нельзя соотносить исключительно с буквальным текстом положений Главы 1 Конституции РФ, поскольку иные конституционные положения и их достоверно выраженные конкретизации также воплощают в себе дух Конституции РФ, а значит, опосредовано характеризуют смысл и значение правомерных установлений и требований, актуальных, в том числе, для модели и практики гражданского судопроизводства.

2. Конкретизация и актуализация конституционных основ гражданского судопроизводства может иметь место непосредственно в конституционном тексте либо быть опосредованной, т.е. – в текстах ФКЗ, ФЗ, решениях Конституционного Суда РФ. Проведенный анализ доктринальных и нормативных источников позволяет условно (с учетом их конституционной однородности) классифицировать конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства на виды, включая: логически-линейные (прямые, непосредственные, явные) основы, т.е. такие предписания Конституции РФ, которые непосредственно и явно касаются соответствующей предметно определенной сферы правового регулирования; логически-нелинейные (косвенные, опосредованные) основы, т.е. такие конституционные положения, которые могут быть применены к правовому регулированию отношений в сфере гражданского судопроизводства в качестве первоначально найденных «производных» от прямых основ и в силу этого более практически-наглядным, детализированным образом раскрывают суть актуальных конституционных требований; комплексные основы, т.е. нормативно-доктринальные позиции, основанные на системном толковании Конституции РФ, которые нашли или должны с необходимостью найти свое продолжение в федеральном законодательстве, преимущественно в принципах отраслевого регулирования отношений гражданского судопроизводства.

3. Конституционная судебная дискреция выступает важной предпосылкой и средством достижения конституционно-значимых целей и решения задач гражданского судопроизводства; ее антиподом является неконституционный (неправомерный) произвол судьи (суда), обусловленный профессиональной некомпетентностью или иными деформациями правосознания и конституционного правопонимания судей. Конституционную судебную дискрецию в гражданском судопроизводстве можно определить как «делегированную» Конституцией РФ (с учетом ее буквы и духа) судам обязанность определять конституционные приоритеты и ценности в конфликтных ситуациях и взаимных требованиях, ставших предметом анализа в рамках гражданского судопроизводства, включая гражданско-процессуальные коллизии и конфликты.

4. Сущностное своеобразие (специфика) пользования правом, предоставленным каждому ст. 46 Конституции РФ, обусловлена, в первую очередь, конституционными характеристиками и полномочиями суда как органа обеспечивающего данное право и реализацией этих прерогатив в процессе отправления правосудия, т.е. – право на судебную защиту конкретизируется в федеральном законодательстве и раскрывается главным образом в процессуальных правах и обязанностях лиц участвующих в деле с учетом специфики судопроизводства; поскольку в рамках гражданского судопроизводства процессуальные права и обязанности сторон корреспондируют обязанностям и правам суда соответственно, то право на судебную защиту напрямую зависит от полноценного проявления (реализации) статусных характеристик суда и конституционных принципов в ходе гражданского процесса.

5. Злоупотребление правом, как неконституционное пользование лицом его процессуальными правами в рамках гражданского судопроизводства недопустимо и предполагает разнообразные формы (средства) судебного противодействия, ситуационно адаптируемые и применяемые судом с учетом обстоятельств дела. Публично-властные злоупотребления правом как воспрепятствование конституционному правопользованию граждан со стороны суда отчасти, но не по сути, связаны с наличием у суда широких дискреционных полномочий, пределы которых в законодательстве формально-определенным образом отражены быть не могут. Идентификация судебных (судейских) злоупотреблений правом может быть проведена только с позиций конституционного правопонимания и в каждом конкретном случае определяется на основе соответствующего всестороннего анализа материалов дела.

6. Реальность (достоверность) исполнения окончательных судебных актов как подлинная правосудная гарантия защиты конституционных прав и свобод граждан выражает суть обеспечительного характера права на судебную защиту и потому законодателю необходимо последовательно совершенствовать нормативно-правовую базу такой правоприменительной деятельности с учетом решений и доктринально-нормативных положений российской конституционной и международной конвенциальной юстиции.

7. Конституционное назначение гражданского судопроизводство определяет его связь с правотворческой (правоустановительной) практикой. С учетом  правовой позиции Конституционного Суда РФ относительно обязательности позиций Высшего Арбитражного Суда РФ для нижестоящих судов (Постановление № 1-п от 21.01.2010), наличия у судей конституционных дискреционных полномочий, а так же принимая во внимание требования федерального законодательства об опубликовании судебных актов в открытом доступе, имеются все основания утверждать, что судебное правотворчество в рамках гражданского судопроизводства имеет место быть. Такое положение вещей не нарушает принцип разделения властей, поскольку правотворчество не есть синоним деятельности законодательной, и может быть реализовано не только в отношении норм позитивного права. Отрицание данного факта равносильно отрицанию реалий современной правовой действительности в России.

8.  В контексте текущей модернизации российской правовой системы важнейшее значение приобретает задача дальнейшей конституционализации процессуального и судоустройственного законодательства, проводимой сквозь призму интерпретационной практики Конституционного Суда РФ для целей полноценного и всестороннего гарантирования защиты основных прав и свобод граждан, а также иных конституционных ценностей. Соответствующая конституционализация – это единственная возможность сбалансированного и гармоничного существования и развития правовой системы (прежде всего нормативной базы и правоприменительной практики). Любые иные ориентиры создают угрозу «перекоса» правого регулирования в сторону частно- либо публично-правовых начал, и как следствие приводят к деформации конституционных ценностей.

9. Потенциал обеспечительно-гарантирующего характера гражданского судопроизводства направлен не только на защиту и обеспечение основных прав и свобод граждан, но также подразумевает в качестве своей цели охрану публичных интересов и ценностей, отвечающих признакам конституционности. В этой связи гражданское судопроизводство обладает гарантирующими свойствами самого высокого уровня, поскольку посредством судебных процедур, с учетом конституционного принципа верховенства права, конституционных ценностей общего блага, нравственности и справедливости, обеспечивается аксиологически выверенный – применительно к конкретным обстоятельствам дела – конституционный баланс частных и публичных интересов, достигается, в идеале, необходимая гармонизация правового регулирования.

Теоретическая значимость диссертации определяется сделанными в ходе исследования выводами, которые могут иметь значение для развития конституционную доктрины. Теоретическая значимость присутствует и в используемой автором методологии исследования предполагающей оценку правовой действительности с позиций конституционализма и конституционного правопонимания. Результаты исследования могут быть полезны для дальнейшей разработки проблем гражданского и арбитражного процессов в аспекте их перспективной конституционализации, а так же в рамках конкретизированных отраслевых разработок, онтологически и методологически ориентируя их авторов на решение поставленных задач.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования работы в рамках учебного процесса при преподавании в высших учебных заведения юридического профиля курсов конституционного права России, а так же некоторых специальных дисциплин общетеоретической, гражданской (арбитражной) процессуальной и междисциплинарной направленности, при разработке соответствующих учебных пособий.

Апробация результатов исследования. Сформулированные в диссертации выводы нашли отражение в публикациях автора по заявленной тематике и неоднократно озвучивались на научных конференциях различных уровней: Конференция «Международные правоотношения: публичные, частные и интегративные аспекты», Москва: МГЮА им. О.Е. Кутафина, 7 марта 2008 г.; Международная научно-практическая конференция: «Юридическая техника в системе вузовской подготовки правоведов: научно-методическое обеспечение и дидактические пути его совершенствования», Нижний Новгород, 24–25 сентября 2009 года; IV Научно-практическая конференция молодых ученых «Бизнес в России: правовые и экономические проблемы развития малого и среднего предпринимательства», Москва: МГЮА им. О.Е. Кутафина, 5 декабря 2009 г.;  Международная научно-практическая конференция «Правовые презумпции: теория практика техника, Нижний Новгород, 23–24 сентября 2010 г.; Научно-практическая конференция «Проблемы надзора в гражданском и арбитражном процессе в свете правовых позиций Европейского суда по правам человека», Тверь, ТвГУ, 25 сентября 2010 г.; Научно-практическая конференция «Проблемы независимости и беспристрастности судей в Российской Федерации», Тверь: ТвГУ 15 октября 2010 г.; XI международная научная конференция «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз», Москва: МГУ, 2–3 декабря 2010 г.; Научно-практическая конференция «доступности правосудия в Тверской области», Тверь: ТвГУ,  25 февраля 2011 г.; IX Международная научно-практическая конференция «Модернизация функций права и государства: традиции, установки, тенденции, перспективы», Кострома 10-11 декабря 2011 г.; Международная конференция «Проблемы развития общественных наук: вопросы, решения, перспективы», Волгоград, 15–16 декабря 2011 г.

Основные положения настоящего исследования нашли свое отражение в 7 печатных работах, общим объемом около 5.4 п.л. одна из которых опубликована в журнале входящем в перечень изданий, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ, три публикации находятся в печати и должны быть опубликованы до предполагаемой даты защиты диссертации, в том числе в ведущих российских юридических журналах.

Структура работы обусловлена целью и задачами диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав объединяющих в себе девять параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, раскрывается степень его научной разработанности, формулируются цели и задачи исследования, определяются предмет, объект и методологическая основа диссертационной работы, раскрываются теоретическая, нормативная и эмпирическая базы научного исследования, его теоретическая и практическая значимость, излагаются отражающие научную новизну работы положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Общая характеристика конституционно-правовых основ гражданского судопроизводства» – состоит из трех параграфов, в которых анализируются вопросы теоретико-правовой и доктринально-конституционной характеристик юридической категории «конституционно-правовые основы» и ее значения для теории и практики гражданского судопроизводства, а так же исследуются конституционные статусные характеристики судебных органов в судоустройственном и судопроизводственном аспектах.

В первом параграфе «Научно-практическое значение и содержание категории «конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства» – проводится анализ сущностного содержания научной категории конституционно-правовых основ с позиций теории конституционализма.

В параграфе представлен критический анализ различных научных мнений относительно содержания исследуемой категории. Отмечается ограниченность позитивистских и смежных взглядов на конституционные основы (как и на саму Конституцию РФ и конституционное право в целом), которая, по мнению автора, объясняется имеющим место дефицитом конституционного правопонимания и восприятием конституционного права лишь как отдельной отрасли права, регулирующей политические властеотношения внутри государственного аппарата (механизма) и между государством и гражданами.

Необходимость преодоления такого рода редукционизма в доктрине и в практической юридической деятельности автор связывает с целью последовательного осуществления любой юридической деятельности исключительно с позиций конституционализма. Конституционное правопонимание позволяет поставить знак равенства между категориями «должный», «правильный», «идеальный», «справедливый», «правовой» с одной стороны и «конституционный» с другой, поскольку само право здесь может быть представлено как система, существующая и развивающаяся в соответствии с конституционными закономерностями и основополагающими критериями.

Поиск конституционно-правовых основ гражданского судопроизводства возможен только в рамках конституционного (суть подлинно правового) восприятия не только формально юридических, но и всех правовых процессов протекающих в современном социуме, которое включает конституционную герменевтику как особую форму юридической аргументации.

Конституционные основы всех юридически значимых институтов и практик нельзя соотносить только лишь с буквальным текстом конкретного конституционного положения. Их необходимо воспринимать системным и экспликационным образом через призму конституционного понимания всей правовой системы российского общества и доктринально-нормативной интерпретационной практики Конституционного Суда РФ.

Конституционно-правовые основы повсеместно задают определенные рамки для развития отраслевого законодательства. Исследование конституционно-правовых основ гражданского судопроизводства предполагает анализ целого комплекса процессуальных параметров, институциональных элементов и свойств на предмет их соответствия Конституции РФ.

Применительно к цели комплексного конституционно-правового анализа гражданского судопроизводства автором предпринята попытка классификации конституционно-правовых основ, которая так же оформлена в качестве самостоятельного положения выносимого на защиту.

Второй параграф «Основы конституционно-правового положения суда в системе государственных органов (институциональный аспект)» – посвящен проблеме определения конституционного места и роли судебной системы в механизме государства с учетом конституционного принципа разделения властей, а так же исследованию внутренних особенностей судебной системы.

В рамках гражданского судопроизводства в судебную систему России входят федеральные суды, которые состоят из системы федеральных судов общей юрисдикции и системы федеральных арбитражных судов и суды субъектов Федерации, то есть мировые судьи. Поскольку судебная власть в России представлена единой судебной системой, которая подразделяется по вертикали на два уровня: федеральный и региональный, это подразумевает одновременные дифференциацию, обусловленную спецификой федеративного устройства страны и единство этой системы, обусловленное суверенитетом, целостностью государства, законодательно закрепленным единством статуса судьи.

В связи с изложенным руководствуясь правовыми позициями Конституционного Суда РФ, автор приходит к выводу, что понятием «гражданское судопроизводство» в его конституционно-правовом понимании охватывается не только собственно гражданский, но и арбитражный процесс, и оно равно относимо к процедурам для разрешения споров как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном суде.

Анализируя проблематику разобщенности существования системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции, автор приходит к выводу, что институциональные конфликты между подсистемами судебных органов обусловлены несинхронным, нескоординированным, разнонаправленным организационным развитием системы судов общей юрисдикции и системы арбитражных судов.

Помимо таких конституционных характеристик судебной власти как самостоятельность, единство и целостность при анализе особенностей ее институционального оформления, автор уделяет внимание принципам открытости (транспарентности) и независимости судебных органов; подчеркивает, что система судебной власти не идеальна, но и не статична: она постоянно совершенствуется.

Применительно к проблематике разделения властей (ст. 10 Конституции РФ) в государстве автор проводит конституционный анализ возможности, актуальности и правомерности судебного правотворчества. Диссертант приходит к выводу, что судебное правотворчество во всех случаях базируется на научной (философской) методологии толкования формально-юридических первичных нормативных текстов и в этой связи представляет собой особенный – дополнительный, производный тип правотворчества.

Завершая параграф, автор формулирует вывод о том, что целостность и самостоятельность (уникальная самобытность) судебной власти и ее институциональное оформление органами единой судебной системы находят свое продолжение в функциональных началах, конституционных процессуальных принципах гражданского судопроизводства, единообразии процедуры оформляющей правосудное обеспечение конституционных прав и свобод и единообразии правоприменительной практики как конституционной гарантии равенства всех перед законом и судом.

Третий параграф «Основы конституционно-правового статуса суда как участника процессуального правоотношения (функциональный аспект)».

Исходя из конституционного посыла: правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, – автор отмечает, что суд помимо судей состоит и из аппарата суда, поэтому функциональная составляющая конституционного статуса судебных органов предполагает анализ места и роли помощника судьи, секретаря, судебного пристава в гражданском судопроизводстве.

Для полноценного восприятия содержания функциональной составляющей конституционно-правового статуса суда автор кратко анализирует вопрос о том, как в науке определяется само гражданское процессуальное правоотношение, выделяет его особенности, приводит научные классификации и приходит выводу об исключительной роли суда в таких отношениях.

Суд является важнейшим и неотъемлемым – конституционно предопределенным – участником любого процессуального правоотношения и все его полномочия, входящие в содержание этого отношения, суть конкретизации его конституционного статуса; они корреспондируют правам и обязанностям других участников процесса и представляют собой взаимосвязанный комплекс прав и обязанностей, реализация (исполнение) которых направлена на разрешение конституционных, конкретизированных в законе задач гражданского судопроизводства.

Каждый из российских процессуальных кодексов имеет свою объективно обусловленную специфику. Тем не менее, с учетом того, что гражданский и арбитражный кодексы регулируют гражданское судопроизводство, до определенной степени они должны быть конституционно единообразны. Это вполне оправдано и с точки зрения их основной цели – защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, ведь единство процессуальной формы защиты прав и свобод свидетельствует о доступности правосудия как конституционном требовании и необходимом условии правового государства.

Представляется, что с точки зрения юридической техники и  конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), а так же вытекающего из него требования определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, имеющиеся противоречия между двумя кодексами недопустимы и требуют неотложной законодательной корректировки.

Сложность достижения единства правового регулирования автор связывает, главным образом, с дефицитом конституционного правопонимания в российском судейском сообществе.

В рамках гражданского судопроизводства именно конституционное правопонимание позволяет выявлять общее и особенное в гражданском и арбитражном процессах; причем, говоря о единообразии и функциональном единстве гражданского судопроизводства, предполагается только лишь сходность, согласованность, гармоничность цивилистических процессов, а не их повсеместная аналогичность и тождественность. Специфика отправления правосудия в судах общей юрисдикции и арбитражных судах есть и должна быть. Она обусловлена главным образом особенностями компетенции каждого из судебных органов. Она так же направлена на обеспечение внутрисистемной процессуальной целостности и единообразия судебной и арбитражной практики. Именно такое правовое регулирование гражданского судопроизводства, предполагающее единство юридической процедуры как сочетание начал общего и особенного, может быть признано конституционным; только такой конституционный баланс общих и особенных требований к отправлению правосудия в судах и арбитражных судах способен обеспечить конституционное единообразие правоприменительной практики. Достичь такого баланса можно посредством конституционализации гражданского судопроизводства и крайне необходимо, поскольку непредсказуемость, непоследовательность и противоречивость правоприменения ни в каком виде не может быть соотнесена с конституционными целями и ценностями.

Далее автор продолжает анализировать проблематику судебного правотворчества, с точки зрения функциональной составляющей гражданского судопроизводства. Так, он ассоциирует судебную дискрецию, как «субстрат» функциональной составляющей конституционного статуса суда,  с особой формой нормотворчества – судебного правотворчества, ввиду уникальной широты этой дискреции, обусловленной объективными требованиями постоянно развивающихся общественных отношений, При надлежащем (конституционном) восприятии правовой материи судебное усмотрение, в самом широком смысле придаваемым ему современной правовой наукой, только способствует единству процедурных начал и процессов гражданского судопроизводства как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.

Во второй главе диссертационного исследования – «Гражданское судопроизводство как средство обеспечения конституционных прав и свобод человека» – содержатся положения об особенностях судебной защиты основных прав с точки зрения отправления правосудия в гражданском судопроизводстве, с одной стороны, и пользования соответствующим конституционным правом – с другой; исследуется проблематика злоупотребления правом в судебном процессе.

В первом параграфе «Конституционная спецификация правосудного обеспечения конституционных прав и свобод, выполнения конституционных обязанностей человека и гражданина» – анализируются особенности судебной защиты основных прав и свобод как уникальной конституционной гарантии.

Автор отмечает, что ни в статье 2, ни в статье 46 Конституции РФ нет упоминания о судебной защите законных интересов и обязанностей личности. Вместе с тем, конституционная гарантия судебной защиты прав и свобод человека, подразумевает так же и правосудное обеспечение законных интересов и выполнения конституционных обязанностей личности. «Усеченная» формулировка положений статьи 46 Конституции РФ может быть преодолена системным толкованием ее смысла в совокупности с иными конституционными положениями, в частности с частью 1 статьи 55 Конституции РФ, с учетом доктринально-нормативных правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Конституционная спецификация правосудного обеспечения прав личности заключается, прежде всего, в наличии у суда как у публично-властного органа, с одной стороны, и как участника процессуального отношения, с другой стороны, широких и уникальных конституционных дискреционных полномочий.

В современной юридической науке не сложилось единого подхода к определению усмотрения суда. Давая содержательную характеристику институту судебного усмотрения, автор обращает внимание на тот факт, что судебное усмотрение не может быть абсолютным, безграничным; оно всегда имеет конституционно определенные рамки, границы, пределы, четко обнаружить которые порой достаточно сложно, но, во всяком случае, необходимо.

Системный анализ положений ГПК РФ и АПК РФ свидетельствует о наличии достаточно большого количества управомочивающих суд положений, содержащихся более чем в шестидесяти статьях каждого из кодексов; некоторые из таких положений анализируются в диссертации.

На основании соответствующего анализа, автор приходит к выводу, что конституционная судебная дискреция сводится не только лишь к рамочному выбору, заложенному в позитивных нормах (когда законодатель предусмотрел какие конкретно действия вправе совершать суд), но в большинстве случаев напротив – границы выбора определены не формальным образом, что требует наличие у судьи таких качеств, при которых внутреннее убеждение суда (например, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ч. 1 ст. 71 АПК РФ) безусловно бы соотносилось с Конституцией РФ как «кладезем неявных конституционных ценностей»2, т.е. с явным и неявным смыслом конституционных норм.

В развитие вывода о конституционной специфике правосудного обеспечения прав и свобод личности в работе выделены  обязательность и неотъемлемость последовательного конституционного обоснования применения судебного усмотрения, описание мотивации суда в судебных актах в целях соотнесения ее с конституционными нормами, принципами и ценностями. Только мотивированная судебная дискреция может быть признана конституционной, поскольку отвечает требованиям ясности и определенности правового регулирования, что является обязательным условием справедливого судебного разбирательства.

В параграфе втором «Пользование конституционным правом на судебную защиту основных прав и свобод человека и гражданина в гражданском судопроизводстве» – обосновывается позиция о том, что  конституционное положение части 1 статьи 46 Конституции РФ представляет собой концентрат конституционно-аксиологических смыслов, который при помощи интерпретационной практики Конституционного Суда РФ «растворяется» в процессуальном законодательстве, образуя единую конституционную нормативную субстанцию.

Содержание права предоставленного каждому статьей 46 Конституции РФ весьма обширно и многогранно; оно существует не изолированно, а в системной взаимосвязи с иными конституционными положениями и широчайшим образом конкретизируется в отраслевом (прежде всего процессуальном) законодательстве, проявляясь в процессуальных правах и обязанностях лиц участвующих в гражданском деле. Само гражданское судопроизводство, его универсальная процедурность, с одной стороны, и право на судебную защиту, с другой стороны, представляют собой две взаимообусловленные правовые формы.

На основании выработанных Конституционным Судом РФ правовых позиций, автор выделяет два основных свойства конституционного права на судебную защиту, а именно его гарантирующий характер в отношении иных субъективных прав и свобод; и абсолютный характер полномочия, не подлежащего какому-либо ограничению.

В параграфе исследуется легальная дефиниция исследуемого конституционного права, предложенная Конституционным Судом РФ, как права на эффективное восстановление в правах независимым судом путем справедливого судебного разбирательства на основе состязательности и равноправия сторон с предоставлением им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения их прав и обязанностей3.

Автор детально анализирует все элементы данной дефиниции и выделяет дополнительно реальность исполнения судебных актов, в качестве основной гарантии, обеспечивающей не просто процессуальную возможность пользования правом на судебную защиту, но и ее непосредственный результат.

Параграф третий «Злоупотребление правом при осуществлении правосудия по гражданским делам» – включает дополнительное обоснование правового феномена злоупотребления правом с позиций разделяемого автором подхода: конституционного правопонимания и теории конституционного правопользования.

Здесь автор критически анализирует различные общетеоретические и отраслевые подходы к определению понятия «злоупотребления правом. Несмотря на отсутствие легального определения, сам термин неоднократно встречается в отечественном законодательстве. Процессуальное зарубежное законодательство, также используя данный термин, не выработало четкой его дефиниции. Диссертант обращает особое внимание на такую существенную характеристику злоупотребления правом как отсутствие закрепления такого деяния в законодательстве в качестве правонарушения. Именно позиция, при которой злоупотребление правом занимает отдельное место в системе правомерного и неправомерного поведения видится наиболее рациональной и отражающей сущность исследуемого института.

Применительно к судопроизводственной сфере имеющиеся научные работы по теме злоупотребления правом обращены в сторону лиц участвующих в деле, но не суда, в то время как широкий спектр дискреционных полномочий судебных органов делает именно данный ракурс проблематики злоупотребления правом наиболее актуальным, поскольку несмотря на строгую регламентированность процессуальной деятельности суда в рамках гражданского судопроизводства, судейское усмотрение всегда оставляет простор для действий, которые можно квалифицировать в качестве злоупотребления правом.

В параграфе автор подробно анализирует примеры из судебной практики, соотносит их с конституционными предписаниями, выявляет общие закономерности, способствующие противодействию злоупотреблениям правом. Соискатель подчеркивает, что только конституционная дискреция, отвечающая целям гражданского процесса и основывающая выбор на надлежащих критериях законности, разумности, добросовестности, справедливости, а так же других конституционных ценностях способна избежать этого деструктивного правового явления.

Третья глава «Гражданское судопроизводство как конституционно-правовая гарантия иных конституционных ценностей и публичных интересов» – основана на идее относительного верховенства прав и свобод человека в системе конституционных ценностей, включает положения о постоянной необходимости поиска конституционного аксиологического баланса в практике гражданского судопроизводства.

В первом параграфе «Общее благо как актуальная конституционная ценность, обеспечиваемая гражданским судопроизводством» – автор обосновывает идею о том, что судебной защите в гражданском судопроизводстве подлежат не только частные интересы, но и конституционные интересы публичного характера, квинтэссенцию которых автор усматривает в идее общего блага.

В параграфе исследуются различные доктринальные концепции понимания конституционного феномена общего блага, отмечается неоправданно ограниченное его восприятие в сугубо материально-экономическом ключе.

Автор обосновывает идею взаимообусловленности конституционных частных и публичных интересов, в связи с чем невозможно вести речь о противостоянии этих двух сфер, а напротив – во всех случаях следует искать баланс между ними.

В параграфе исследуются предусмотренные законодательство механизмы обеспечивающие защиту конституционных публичных интересов, дается краткий ретроспективный анализ их закрепления в советском законодательстве, проводится последовательная конституционная аргументация практики их реализации в процессе и формулируются выводы о пагубности восприятия судебной защиты с радикальных позиций индивидуализма и коллективизма.

Автор отмечает, что в целом, несмотря на определенную специфику, судебная защита конституционного публичного интереса обладает теми же чертами, что правосудное обеспечении основных прав и свобод. Иное бы противоречило необходимому балансу конституционных ценностей в гражданском процессе.

Второй параграф «Конституционное значение и содержание категории нравственности в гражданском судопроизводстве» – имеет выраженную аксиологическую направленность.

В рамках данного параграфа автором вновь, с учетом конституционного значения нравственности, анализируется идея баланса и иерархии конституционных ценностей, исследуется проявление данной концепции в позитивном праве и прежде всего в процессуальном законодательстве.

Универсальный критерий соблюдения искомого баланса благ и ценностей автор усматривает в представлениях юристов о нравственности как одной из фундаментальных (конституционных) ценностей, важность которой непосредственно закреплена на конституционном уровне: с учетом положения части 3 статьи 55 Конституции РФ допускается ограничение прав и свобод граждан в целях защиты нравственности.

Нравственность представляет крайне сложную и объемную по содержательному наполнению философскую категорию, которая служит руководящим началом для всех остальных конституционных ценностей. В параграфе рассматривается общефилософская проблема соотношения права, морали и нравственности.

Диссертант изучает нравственность как правовую ценность в проблематике гражданского судопроизводства не только с точки зрения воплощения в ней публичного интереса и общего блага подлежащего правовой защите, но с позиций качественных характеристик судьи (т.е. не только как цель, но и как средство и предпосылка искомой правосудной защиты).

В этой связи в работе анализируются отдельные положения российского процессуального законодательства в их конституционно-правовой интерпретации, которые предполагают использование судьей нравственных критериев суждений. Нравственность так же рассматривается как основа процессуального принципа беспристрастности суда; как один из основных критериев соразмерного ограничения и регулирования правопользования, что отражается и на правосудном гарантировании основных прав.

Автор так же обосновывает конституционно-логическую связь нравственности с конституционной справедливостью, обосновывает первичность нравственности по отношению к справедливости в праве.

Третий параграф «Конституционная справедливость как цель и ценность гражданского судопроизводства» – содержит положения, раскрывающие сущностную специфику соответствующего конституционного феномена и института.

В юридической науке исторически ведется не прекращающаяся полемика относительно справедливости в праве: ее месте, содержании, сущности. Трактовка понятия правовой справедливости зависит от выбранного методологического подхода к правопониманию.

Со ссылкой на мнения авторитетных ученых автор приходит к выводу о многофункциональности категории «конституционная справедливость»: дуализм конституционной справедливости оформляется возможностью последней наличествовать как в форме конституционной ценности, так в форме конституционного принципа, что предполагает различные функциональные векторы правового регулирования.

Емкость и многозначность сущностного смысла категории «правовая справедливость» – с учетом анализа обширной теоретической базы – позволяет автору сделать вывод о том, что данная категория не существует в праве отдельно (не может существовать изолированно) и потому преимущественно трактуется через иные правовые конституционные формы.

Автор соглашается с заявленной в науке классификацией правовых позиций Конституционного Суда РФ применительно к принципу справедливости, и использует эти доктринальные данные в разрезе применения конституционного принципа справедливости в гражданском судопроизводстве. При этом в аутентично конституционном понимании принцип справедливости раскрывается через конституционные требования: равенства, соразмерности и правовой определенности.

Автор заключает, что конституционная ценность справедливости может быть представлена как основная цель гражданского судопроизводства и одновременно как критерий совершения отдельных процессуальных решений, реализации дискреционных полномочий суда.

В ГПК РФ понятие «справедливости» вообще не встречается, а в АПК РФ упоминается лишь дважды (п. 3 ст. 2, п. 2 ст. 98), что подтверждает тезис об опосредованном существовании данного принципа в законодательстве. В результате комплексного правового анализа процессуального законодательства автор приходит к выводу, что справедливость в усмотрении суда законодательно оформляется через оценочные понятия добросовестности и разумности

В параграфе анализируются примеры из судебной практики на предмет трактовки судами оценочных нормативных положений; дается оценка конституционности таких трактовок.

В заключении обобщаются основные выводы, сформулированные в ходе диссертационного исследования.

       Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора: 

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных
журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК:

  1. Федан, М.Ю. Судебная дискреция в контексте проблематики злоупотребления правом [Текст] / М.Ю. Федан // Проблемы права. 2011. № 1. С. 53–57. 1 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

  1. Федан, М.Ю. Злоупотребление правом при применении отдельных тактических приемов в ходе проведения следственных действий [Текст] / М.Ю. Федан // Мировой судья. 2009. № 11. С. 14–18. 1 п.л.
  2. Федан, М.Ю. Проблемы юридико-технической характеристики деятельности публично-властных органов и должностных лиц как субъектов злоупотребления правом: учебно-дисциплинарный аспект [Текст] / М.Ю. Федан // Юридическая техника (ежегодник). 2009. № 3. С. 341–345. 0,9 п.л.
  3. Федан, М.Ю. Презумпция добросовестности субъектов электронной коммуникации [Текст] / М.Ю. Федан // Юридическая техника (ежегодник). 2010. № 4. С. 555–558. 1 п.л.
  4. Федан, М.Ю. Принцип независимости судей в контексте проблематики злоупотребления правом [Текст] / М.Ю. Федан // Материалы научно-практической конференции «Проблемы независимости и беспристрастности судей в Российской Федерации» под ред. Л.В. Тумановой. Тверь: ТвГУ. 2010. С. 45–48. 0,5 п.л.
  5. Федан, М.Ю. Конституционно-правовые аспекты доступности правосудия в России [Текст] / М.Ю. Федан // Вестник ТвГУ. Серия «Право». 2011. № 25. С. 178–184. 0,7 п.л.
  6. Федан, М.Ю. К вопросу о конституционно-правовых основах гражданского судопроизводства в России [Текст] / М.Ю. Федан // Сборник научных статей по итогам международной конференции г. Волгоград, 15–16 декабря 2011 г. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2011. С. 244–246. 0,3 п.л.

ФЕДАН

Максим Юрьевич

Конституционно-правовые основы гражданского судопроизводства

в Российской Федерации

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук

Изготовление оригинал-макета – Федан Максим Юрьевич.

Подписано в печать «___» февраля 2012 г.

Формат 60х90. Тираж 100 экз. Усл.печ.л. ___

Отпечатано ____. Заказ № __

г. Тверь, ____________________


1         См.: Путин В.В. Демократия и качество государства // Коммерсантъ. 2012. № 20.

2         См.: Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель – налогоплательщик – государство. М.: ФБК-ПРЕСС. 1998. С. 51.

3         См.: Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 № 26-О // ВКС РФ. 2005. № 3.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.