WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Аносова Лидия Сергеевна

Конституционный принцип гласности судопроизводства: правовое регулирование и практика реализации

12.00.02 – конституционное право; муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2012

Работа выполнена на кафедре конституционного и муниципального права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

кандидат юридических наук, доцент

Замотаева Екатерина Константиновна

доктор юридических наук, профессор, судья 

Верховного Суда Российской Федерации

Анишина Вера Ивановна

кандидат юридических наук, заместитель 

начальника департамента Управления 

Президента РФ по внутренней политике

Администрации Президента РФ

Боброва Вера Константиновна

ФГБОУ ВПО «Российская правовая

академия Министерства юстиции

Российской Федерации»

Защита состоится 30 мая 2012 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 446.004.05 при ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет» по адресу: 125993, г. Москва, ул. Смольная, 36, ауд. 209.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Российский государственный торгово-экономический университет».

Автореферат разослан __ ________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Д.С. Петренко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современном демократическом обществе не найдется такой сферы государственной жизни, которая была бы полностью закрыта для общества и могла бы автономно существовать вне его контроля. «Власть мгновенно ставится под сомнение, как только становится известно, что она что-то скрывает или не предоставляет достаточно точную и исчерпывающую информацию. Соответственно, и предоставление органом государственной власти полной и достоверной информации – это не только обязательство государства перед своими гражданами, но и важнейший механизм легитимации власти в обществе. Поэтому власть, чтобы быть легитимной, должна быть транспарентной в самом широком смысле этого слова, публичной, гласной и подконтрольной обществу»1. Судебная власть также не является исключением, и требование открытости в равной степени распространяется и на нее.

Несомненно, принцип гласности судопроизводства служит одной из гарантий справедливого и демократического осуществления правосудия. Гласность является важнейшим условием социального контроля за судебной властью, за тем, как вершится правосудие, что заставляет каждого судью контролировать свое поведение. Достоверная судебная информация позволяет обеспечить доступность и открытость судебной системы для граждан и представителей СМИ, способствует формированию положительного общественного мнения о деятельности судебной власти, а также выполнению воспитательных задач правосудия.

Международные нормы, касающиеся отправления правосудия, указывают на гласность как на непременный элемент его справедливости. Право на публичное разбирательство провозглашено, в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в ряде других международно-правовых актах. Европейский Суд по правам человека  неоднократно в своих решениях отмечал, что публичность (гласность) судебного разбирательства направлена на защиту сторон от тайного правосудия, не подпадающего под контроль общественности, и что она является также одним из средств сохранения доверия в судах всех уровней.

Российское законодательство уделяет принципу гласности судопроизводства достаточное внимание. Прежде всего, следует сказать о том, что это конституционный принцип, закрепленный в ст. 123 Конституции РФ в качестве одного из основополагающих начал правосудия. Согласно формулировке указанной статьи, разбирательство дел во всех судах открытое, что означает проявление гласности в судебной деятельности. О конституционной природе данного принципа неоднократно говорил в своих решениях и Конституционный Суд РФ. Рассматриваемый принцип получил свое закрепление в законах, определяющих основы судоустройства, а также в процессуальных кодексах. Кроме того, важнейшим шагом на пути обеспечения гласности судопроизводства стало принятие в декабре 2008 г. Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации»2. Закон вступил в силу сравнительно недавно - с  1 июля 2010 г., однако ряд его формулировок в силу декларативности и непроработанности, не позволяет достичь поставленных изначально целей.

Конечно, одного лишь признания конституционного принципа гласности судопроизводства в качестве важнейшей ценности как на международном уровне, так и в российском законодательстве, явно недостаточно, и по мере реализации данного принципа в деятельности органов судебной власти возникают существенные проблемы. Отдельные положения законодательства России создают опасность чрезмерного ограничения принципа гласности судопроизводства, поскольку содержат оценочные категории и допускают широкую свободу судейского усмотрения. Анализ судебной практики показывает, что имеют место случаи, когда судьи без объяснения причин принимают решения о проведении закрытого судебного разбирательства, не допуская публику и прессу в зал заседания. Этот факт свидетельствует о том, что многие судьи по-прежнему с недоверием и предубеждением относятся к возможности наблюдения за их деятельностью со стороны посторонних лиц и, прежде всего, представителей средств массовой информации. Вместе с тем, провозглашать безусловную и неограниченную гласность тоже нельзя, поскольку интересы конкретного гражданина не должны быть оставлены без внимания в ходе судебного разбирательства. Самым сложным и дискуссионным вопросом применительно к рассматриваемой теме является нахождение баланса между публичными и частными интересами, разумного соотношения контроля общества за работой судей и необходимости охраны личной тайны.

Несмотря на довольно длительную историю существования принципа гласности судопроизводства и всеобщее признание его в качестве важнейшего условия справедливого правосудия, он до сих пор не стал предметом комплексного исследования, включающего анализ как теоретических, так и практических проблем, связанных с его реализацией. Проблема гласности рассматривалась исключительно в процессуальном аспекте и, в первую очередь, применительно к уголовному судопроизводству, либо с точки зрения теории права. В то же время, принцип гласности, прежде всего, является основополагающим конституционным принципом правосудия, и его изучение с позиций конституционного права позволит выйти за рамки конкретного судопроизводства, чтобы затронуть как теоретические вопросы, касающиеся его правовой природы и содержания, так и различные проблемы, возникающие на практике. 

Область исследования соответствует п. 1.3. «Теория прав и свобод человека в конституционном праве. Деятельность адвоката по защите права и свобод человека», 1.6. «Конституционные гарантии и механизмы их реализации. Соотношение федерального конституционного законодательства и конституционного законодательства субъектов Российской Федерации», 1.14. «Органы конституционного контроля и конституционного правосудия, их функции, полномочия, формы и методы деятельности» Паспорта специальности 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право Номенклатуры специальностей научных работников, утвержденной Приказом Минобрнауки РФ от 25.02.2009 № 59 (в ред. от 11.11.2011 г.).

Степень научной разработанности темы исследования. Как уже было отмечено, в отечественной юридической науке наибольшее внимание уделено гласности уголовного процесса. В первую очередь, следует отметить труды известных русских ученых К.К. Арсеньева, В.К. Случевского, И.Я. Фойницкого, указывавших на огромную роль принципа гласности в деятельности судебных органов. Наибольшую разработку данная проблема получила в трудах И.И. Мартинович и А.А. Шушанашвили, которые были изданы в конце 60-х гг. XX в.

Во второй половине XX в. гласность правосудия освещалась в общетеоретических трудах С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина, так и в специальных работах А.Д. Бойкова, В.П. Божьева, Т.Н. Добровольской, М.А. Краснова, В.М. Лебедева, И.Л. Петрухина, В.А. Ржевского, Н.М. Чепурновой. Такие ученые, как Ю.М. Батурин, А.А. Безуглов, В.А. Кряжков, А.М. Осавелюк исследовали гласность как общеправовое, межпроцессуальное явление.

В современный период некоторые вопросы открытости судопроизводства изучались Е.Б. Абросимовой, В.И. Анишиной, Н.Т. Ведерниковым,  С.В. Кабышевым, Т.Г. Морщаковой, И.А. Приходько, Ю.И. Стецовским, И.Л. Труновым, М.А. Федотовым, Н.Н. Чучелиной и другими, однако работы этих авторов в большинстве своем носят характер отдельных публикаций в периодических изданиях. Наконец, теоретическим основам гласности правосудия, а также проблемам ее реализации в уголовном судопроизводстве посвящены диссертационные исследования А.Н. Володиной, С.В. Прасковой и О.А. Сегал. 

Высоко оценивая труды указанных авторов, следует признать, что гласности судопроизводства как конституционному принципу в правовой науке уделялось явно недостаточно внимания, а проблемы, связанные с его практической реализацией, так и не нашли своего решения, что и предопределило выбор темы настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, регулируемых общепризнанными принципами и нормами международного права и положениями международных договоров, а также нормами конституционного права, возникающих между субъектами при реализации полномочий судов и при осуществлении права граждан на получение информации о деятельности органов судебной власти.

Предмет исследования составляют: нормы Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, законы и подзаконные нормативные правовые акты Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, зарубежное законодательство, практика Европейского Суда по правам человека, решения Конституционного Суда РФ и др.

Целью диссертационного исследования является определение правовой природы, содержания и пределов конституционного принципа гласности судопроизводства, выявление и наиболее актуальных проблем, возникающих в процессе реализации данного принципа на практике, и предложение способов их решения.

Указанной целью предопределена необходимость постановки и решения ряда взаимосвязанных задач:

  • определение места принципа гласности в системе конституционных принципов правосудия;
  • анализ международно-правовых стандартов и практики Европейского Суда по правам человека, посвященных вопросам открытого разбирательства дел в суде, в том числе с позиций их соотношения с законодательством Российской Федерации;
  • исследование особенностей правового регулирования принципа гласности судопроизводства в российском законодательстве, предложение путей его совершенствования;
  • определение основных ограничений принципа гласности судебного разбирательства;
  • анализ толкования принципа гласности судопроизводства в практике Конституционного Суда РФ и иных федеральных судов, выявление проблем его реализации;
  • исследование опыта взаимодействия судов со средствами массовой информации и выработка предложений по вопросам оптимизации данного взаимодействия.

Методологической основой диссертации являются всеобщий диалектический метод познания, а также такие общенаучные методы, как анализ, синтез, индукция, дедукция. В работе используются частно-научные методы: исторический, формально-юридический, сравнительно-правовой, метод системного анализа и метод структурного анализа.

Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки в области общей теории права и конституционного права.

Нормативная основа диссертации включает, прежде всего, положения Конституции РФ и международных документов, посвященные правам и свободам человека, а также регламентирующие важнейшие принципы судопроизводства; нормативные правовые акты Российской Федерации, регулирующие основы организации судебной власти и осуществление отдельных видов судопроизводства. В работе использованы акты Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда РФ и др.

Эмпирическая база диссертационного исследования. В рамках диссертационного исследования были проанализированы решения Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека, касающиеся вопросов гласности судопроизводства. Кроме того, автором проведен анализ публикаций в печатных изданиях и электронных СМИ, посвященных судебному разбирательству различных категорий дел, были изучены данные мониторинга Фонда защиты гласности с 2003 по 2011 годы включительно и сделана выборка сообщений о нарушении прав журналистов со стороны судей, исследованы публикации Российского агентства правовой и судебной информации.

Научная новизна работы заключается в том, что принцип гласности судопроизводства рассматривается в работе с точки зрения его места в системе демократических конституционных институтов и конституционной природы, что позволяет выработать единый подход к пониманию его правовой сущности и содержания, определить его пределы именно с позиций конституционного права как основополагающей отрасли российского права. В диссертации особое внимание уделено проблемам законодательной регламентации и практики реализации конституционного принципа гласности судопроизводства, дан критический анализ положений Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», выработан ряд предложений по его совершенствованию.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Содержание конституционного принципа гласности судопроизводства включает в себя: 1) равный доступ для каждого в зал судебных заседаний, за исключением случаев, установленных федеральным законом; 2) возможность фиксации процесса в письменной форме или путем аудиозаписи любым присутствующим в заседании без специального разрешения суда; 3) возможность свободного получения информации о рассматриваемых делах через средства массовой информации; 4) опубликование судебных решений - в разных формах, включая их оглашение, размещение в электронных базах данных, депонирование с обеспечением доступа к ним в канцеляриях судов, публикацию в официальных изданиях.
  2. Анализ правовой природы принципа гласности судопроизводства позволяет сформулировать его важнейшие функции, то есть ту роль, которую данный принцип выполняет в обществе: 1) создание условий для обеспечения защиты прав путем вынесения справедливого судебного решения; 2) укрепление атмосферы доверия к суду, восстановление в общественном сознании господства права, 3) повышение качества правосудия; 4) осуществление контроля над судом со стороны общества, что будет способствовать независимости судей; 5) создание условий для обеспечения единообразной практики правоприменения.
  3. С целью однозначного толкования понятия «гласность» в сфере судебной власти, ввиду многообразия таких синонимичных терминов, как гласность, открытость, публичность, транспарентность, предлагается использовать два термина: гласность – применительно к судебному разбирательству и открытость – в отношении деятельности суда как государственного органа. Понятие «транспарентность» выработано западной наукой и в силу иноязычного происхождения и непривычного звучания нежелательно в плане юридической техники. Что касается термина «публичность», то в современном языковом употреблении он является многозначным. В гражданском и уголовном судопроизводстве под ним традиционно понимается государственное начало судебного процесса, в отличие от принципа диспозитивности. Кроме того, «публичность» толкуется как осуществление чего-либо открыто, в присутствии публики. Именно в этом значении данное понятие использовано в российском законодательстве применительно к оглашению судебного решения.
  4. В ст. 10 Гражданского процессуального кодекса РФ предлагается исключить такое основание проведения закрытых судебных заседаний, как «иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела». Формулировка «правильное разбирательство» ни в законе, ни в судебной практике подробно не раскрыта и может включать множество разных случаев. Поэтому следует заменить указанное основание на «иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать справедливому разбирательству дела», поскольку критерии справедливого разбирательства были четко определены в практике Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.
  5. В ряде инструкций об осуществлении пропускного режима в здания судов содержится положение, согласно которому граждане допускаются в здание суда с выяснением причины их прибытия. Необходимость выяснения причины прибытия – процедура, которая при возможности ограничения доступа отдельных категорий лиц в суд является неприемлемой; при невозможности такого ограничения она не служит интересам безопасности, следовательно, должна быть упразднена, поскольку не является оправданной.
  6. Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» устанавливает исчерпывающий перечень категорий дел, решения по которым не подлежат размещению в сети Интернет. Вместе с тем, на практике имеют место случаи существенного расширения указанного перечня, что является нарушением конституционного принципа гласности судопроизводства. В связи с этим независимыми экспертами должен быть проведен мониторинг сайтов судов с целью приведения размещаемой на них информации в соответствие с требованиями закона.
  7. При решении вопроса об ограничении принципа гласности судопроизводства судьи должны применять «тест пропорциональности», который предполагает, во-первых, определение объема закрытости, что позволит при наличии законных оснований закрыть судебное разбирательство не полностью, а лишь его часть, а во-вторых, оценку того, является ли это абсолютно необходимым для целей справедливого правосудия. При решении данного вопроса судам следует руководствоваться правовыми позициями Конституционного Суда РФ, а также использовать практику Европейского Суда по правам человека.

Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы состоит в комплексном исследовании проблем законодательной регламентации и практики реализации конституционного принципа гласности судопроизводства в Российской Федерации. Данное исследование может служить основой для дальнейшего изучения принципа гласности в отраслевых правовых науках. Разработанные автором идеи, рекомендации и предложения могут быть использованы в законотворческой деятельности с целью совершенствования российского законодательства о судоустройстве и судопроизводстве, могут быть полезны в правоприменительной практике, использованы в преподавательской работе сотрудников учебных заведений и факультетов юридического профиля.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации нашли отражение в четырех научных статьях общим объемом 1,9 печ.л., две из которых объемом 1,5 печ.л. опубликованы в рецензируемом научном издании, рекомендованном ВАК - «Конституционное и муниципальное право».

Фундаментальные выводы исследования были освещены и получили положительную оценку на научно-практических конференциях международного и всероссийского уровня: XIII Международном форуме по конституционному правосудию «Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод в XXI веке: проблемы и перспективы применения», проводимом  Институтом права и публичной политики, Венецианской комиссией Совета Европы под эгидой Конституционного Суда РФ (18-20 ноября 2010 г., г. Санкт-Петербург); на круглом столе «Верховенство права и правовое государство: разнообразие концептуальных подходов и их отражение в судебной практике (опыт России, США и других стран)» (22 ноября 2010 г., г. Москва), в материалах V Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Проблемы современной юридической науки и практики» (7-9 апреля 2011 г., г. Красноярск, Сибирский федеральный университет), на 20-х Международных чтениях студентов, аспирантов, молодых ученых «XXI век: гуманитарные и социально-экономические науки» (26-27 апреля 2011 года,  г. Тула, ТулГУ).

Результаты диссертационной работы были использованы в процессе проведения семинарских занятий по курсам «Конституционное и муниципальное право России» и «Правовое обеспечение  публичного управления  (Конституционное право)» на факультетах права и государственного и муниципального управления Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Структура диссертации определена целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, разделенных на восемь параграфов, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, показана степень ее научной разработанности, определены цель, задачи, объект и предмет исследования, его теоретическая и методологическая база, сформулирована научная новизна работы и ее основные положения, выносимые на защиту, отмечена научно-практическая значимость исследования, указано на апробацию его результатов.

Глава I «Теоретико-правовые основы конституционного принципа гласности судопроизводства» включает два параграфа.

В первом параграфе «Правовая природа и содержание принципа гласности судопроизводства» автор рассуждает о значении гласности, систематизирует взгляды ученых по вопросу о ее природе и содержании, делая вывод, что она является необходимым условием непредвзятого, объективного, полного, всестороннего исследования обстоятельств дела и вынесения спра­ведливого судебного решения. Суд может пользо­ваться доверием и авторитетом лишь тогда, когда процесс проходит открыто. В диссертации отмечается, что гласность – это не только принцип судопроизводства, но и общеправовой принцип. Без открытого разбирательства дел независимым, беспристрастным, действующим на основе закона судом судопроизводство не отвечает требованиям справедливости и не может обеспечить надлежащую судебную защиту. Поэтому гласность судебных процедур, как и другие названные в главе 7 Конституции РФ требования к судебной власти, выступая в качестве конституционных гарантий прав и свобод, по свой этимологии и значению также включаются в группу основных юстициарных, то есть реализуемых в сфере правосудия прав.

В российском законодательстве и научной литературе принцип гласности судопроизводства преимущественно сводится к открытости судебного разбирательства. Автор толкует содержание рассматриваемого принципа более широко, включая в него не только равный доступ для каждого в зал судебных заседаний, за исключением случаев, установленных федеральным законом, но и возможность фиксации процесса в письменной форме или путем аудиозаписи любым присутствующим в заседании без специального разрешения суда (в отличие от допускаемого только с его согласия применения средств фото-, видеозаписи); возможность свободного получения информации о рассматриваемых делах через средства массовой информации; опубликование судебных решений - в разных формах, включая их оглашение, размещение в электронных базах данных, депонирование с обеспечением доступа к ним в канцеляриях судов, публикацию в официальных изданиях.

Второй параграф первой главы «Соотношение принципа гласности с иными принципами судопроизводства» посвящен проблеме соотношения таких близких по смыслу понятий, как «гласность», «открытость», «публичность», «транспарентность» судопроизводства, в нем обобщаются позиции отечественных исследователей по данному вопросу. На первый взгляд может показаться, что содержание всех рассматриваемых понятий идентично, но в действительности они имеют различную смысловую ок­раску. В этимологическом значении «гласность» опре­деляется как: 1) доступность общественному озна­комлению, обсуждению и контролю; 2) публичность; 3) общеизвестность чего-либо, оглашение3. Термин «открытость» означает дос­тупность для всех желающих, искренность, несокрытие истины4. Понятия «гласность» и «открытость» в российском законодательстве применительно к судопроизводству не различаются. Такое толкование принципа гласности сложилось еще в XIX в. в законодательстве Российской империи и сохранилось до настоящего времени. Любой гражданин, желающий присутствовать на слушании дела, может находиться в зале судебного заседания без дополнительного специального разрешения судьи, прокурора, секретаря, судебного пристава или иного должностного лица (и независимо от мнения участников процесса).

В свою очередь, все процессуальные кодексы Российской Федерации используют термин «гласность», но лишь в наименовании статей, воспроизводящих конституционную формулировку об открытом разбирательстве дел в суде. На основе этого принципа регламентируются основания и порядок принятия решения о проведении закрытого судебного слушания. Таким образом, можно сделать вывод, что принцип гласности законодатель толкует в процессуальных кодексах, понимая под ним открытое разбирательство дела в суде. С принятием Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» понятие «открытость» стало использоваться не только применительно к судебному процессу, но и в отношении деятельности суда как государственного органа, поскольку Закон закрепил принцип «открытости информации о деятельности судов».

Что касается термина «публичность», то в современном языковом употреблении можно выделить несколько его значений. В гражданском и уголовном судопроизводстве под этим принципом традиционно понимается государственное начало судебного процесса, в отличие от принципа диспозитивности. Кроме того, он понимается как осуществление чего-либо открыто, в присутствии публики. Именно в этом значении данный принцип использован в российском законодательстве в отношении судебного решения. Применительно к деятельности суда как государственного органа публичность означает открытость для общественного контроля.

Понятие «транспарентность» выработано западной наукой, но в последнее время достаточно ши­роко используется и российскими учеными. Вместе с тем в силу иноязычного происхождения и непривычного звучания для русского языка оно все же нежелательно в плане юридической техники. Термин «транспарентность» среди всех рассматриваемых понятий является наиболее широким по объему и охватывает все стороны организации и деятельности органов судебной власти.

Автором высказываются сомнения относительно необходимости использования такого многообразия практически синонимичных понятий. Отмечается, что целесообразнее применять два термина: гласность – применительно к судебному разбирательству и открытость – в отношении деятельности суда как государственного органа.

Глава II «Правовые основы конституционного принципа гласности судопроизводства» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе второй главы «Международно-правовые основы принципа гласности судопроизводства» диссертант исследует содержание этого принципа, исходя из анализа важнейших международных актов и решений Европейского Суда по правам человека. Значительное число международных документов, в той или иной форме затрагивающих вопросы осуществления судебной власти, содержат требования гласности судопроизводства, хотя в международном праве применительно к судебному процессу чаще всего используется понятие «публичное разбирательство».

Анализ решений Европейского Суда по ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет выделить следующие составляющие принципа публичности судопроизводства в контексте Совета Европы: доступ к суду, публичность судебных решений, непосредственность и устность. При этом, в отличие от российской практики, публичность решения понимается как доступ к нему общественности. Обеспечить такой доступ можно различными способами, в том числе посредством оглашения решения в судебном заседании. Страсбургский суд указал, что при толковании положения о публичном оглашении судебного решения необходима определенная степень гибкости. Например, в деле Претто и другие против Италии5, в котором судебное решение не было зачитано вслух в кассационной инстанции, Суд не нашел нарушения Конвенции, поскольку решение было депонировано в  канцелярию суда с направлением сторонам письменного уведомления о содержании постановляющей части решения. В деле Аксен против Германии6 Суд установил, что объявление решения суда вышестоящей инстанции в письменной форме может и не противоречить Конвенции, если решение нижестоящей инстанции было объявлено устно.

Во втором параграфе второй главы «Законодательное регулирование принципа гласности судопроизводства в Российской Федерации» диссертант анализирует российское законодательство, регламентирующее открытое разбирательство дел в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, и делает выводы о его соотношении с нормами международного права. Во-первых, объем понятий «гласность судопроизводства» в российском законодательстве и «публичное разбирательство» в международном праве неравнозначен. Гласность по российскому законодательству включает три основных аспекта – присутствие в открытом судебном заседании, возможность фиксировать процесс и публичное оглашение решения. При этом, в отличие от толкования Европейского Суда, она не включает устность и непосредственность, которые выделены в качестве отдельных принципов судопроизводства. Публичное оглашение решения долго понималось достаточно узко и подразумевало только оглашение решения в зале судебного заседания.

Во-вторых, есть различия и в ограничениях принципа гласности судопроизводства. В законодательстве РФ «интересы правосудия» не признаются основанием для проведения закрытого судебного разбирательства. По мнению автора, такое основание ограничения принципа гласности неприемлемо в российских условиях, поскольку существует реальная опасность того, что оно будет использоваться слишком часто. Ходатайства заинтересованных лиц о проведении закрытого судебного заседания и выносимые по ним судебные решения должны быть мотивированными; каждый раз следует определять объем закрытости и немедленно отказываться от нее при отпадении оснований.

В рамках данного параграфа отдельное внимание уделено анализу Федерального закона от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (далее – Закон № 262-ФЗ) и практике его реализации. В статье 15 Закона установлено, что не размещаются в сети Интернет решения по следующим делам: затрагивающим безопасность государства; возникающим из семейно-правовых отношений, в том числе по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, другим делам, затрагивающим права и законные интересы несовершеннолетних; о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности; об ограничении дееспособности гражданина или о признании его недееспособным; о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании; о внесении исправлений или изменений в запись актов гражданского состояния; об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых судами общей юрисдикции; разрешаемым в порядке статьи 126 ГПК РФ7. По мнению автора, эти исключения неоправданно широки и сводят возможности удовлетворения интереса публики в отношении работы судов к минимуму. Более того, проведенный диссертантом анализ практики реализации указанного Закона показал, что имеют место случаи введения судами дополнительных ограничений. В связи с этим независимыми экспертами должен быть проведен мониторинг сайтов судов с целью приведения размещаемой на них информации в соответствие с требованиями Закона № 262-ФЗ.

В данном параграфе освещаются также основные мероприятия, реализуемые в рамках федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007-2012 годы», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 5838. К ним относятся: размещение информационных стендов и электронных табло в помещениях судов, создание в рамках Интернет-портала ГАС «Правосудие» официальных сайтов судов, функционирование в судах пресс-служб, внедрение систем полной аудио- и видеофиксации заседаний.

Третий параграф второй главы «Правовые основы ограничения принципа гласности судопроизводства» посвящен исследованию возможности ограничения данного принципа, в том числе в связи с необходимостью защиты государственной тайны, тайны частной жизни и иной конфиденциальной информации. Отмечается, что одна из основных проблем, связанных с правомерностью освещения хода процессов и публикации судебных решений, состоит в нахождении баланса между публичным характером судопроизводства и охраняемой законом тайной (государственной, врачебной, личной, семейной, тайной телефонных переговоров и т.д.). Задача органов судебной власти заключается не в поиске оснований для проведения полностью закрытого судебного разбирательства, а в обеспечении сохранения в тайне только не подлежащей оглашению информации, при гласном в остальном рассмотрении дела.

Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом или иными правовыми актами. Вместе с тем Федеральный закон от 29 июля 2004 года №98-ФЗ «О коммерческой тайне»9 не закрепляет перечень тех сведений, которые относятся к коммерческой тайне. Они устанавливаются самими предпринимателями, и суд вправе оценивать их ходатайства о признании указанных сведений таковыми и решить вопрос о рассмотрении их в закрытом судебном заседании. То есть фактически вопрос о характере информации и правовом режиме ее охраны остается на усмотрение судьи.

Определенные опасения возникают и применительно к положениям, допускающим проведение закрытых заседаний по ходатайству лица, ссылающегося на неприкосновенность частной жизни или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина. Без конкретной расшифровки того, что именно понимается под «частной жизнью» и «правильным разбирательством», что именно составляет нарушение прав и законных интересов лица, подобное положение будет идеальным барьером для «ненужных» свидетелей в зале судебного заседания, поскольку сложно привести пример гражданского или уголовного процесса, который бы не касался частной жизни людей.

Четвертый параграф второй главы «Принцип гласности судопроизводства в правовых позициях Конституционного Суда РФ» посвящен поиску ответа на вопрос о том, как Конституционный Суд РФ толкует принцип гласности судопроизводства и в чем видит его предназначение.

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на необходимость обеспечения баланса публичных и частных интересов, столкновение которых неизбежно при решении вопросов о проведении закрытых слушаний. Подчеркивая важную роль принципа гласности как гарантии прав участников судебного разбирательства и справедливого правосудия, Суд обратил внимание на недопустимость его произвольного и необоснованного ограничения, но, в то же время, сделал акцент на соблюдении пределов его реализации, ссылаясь на другие ценности, провозглашенные Конституцией РФ. В целом, при рассмотрении дел, связанных с проблемой ограничения права человека на информацию, Конституционный Суд РФ придерживается правовой позиции, согласно которой всякое подобное ограничение должно быть соразмерно конституционно признаваемым целям такого ограничения.

Глава III «Практика реализации конституционного принципа гласности судопроизводства» включает два параграфа.

В первом параграфе «Принцип гласности судопроизводства в практике Конституционного Суда РФ и иных федеральных судов» автор рассуждает о том, как законодательные положения, посвященные принципу гласности судопроизводства, реализуются на практике и какие проблемы при этом возникают.

В диссертации отмечается, что принцип гласности в конституционном судопроизводстве приобретает особое значение, поскольку в решениях по таким делам всегда преобладает общественный интерес, они затрагивают права многих лиц, конкретный круг которых определить невозможно, при этом, в отличие от судебных актов, принятых другими судами в процедуре гражданского, административного и уголовного судопроизводства, все они, являясь, окончательными, не подлежат обжалованию и пересмотру. Гласность при таких обстоятельствах становится единственной формой внешнего контроля за деятельностью Конституционного Суда РФ.

С гласностью судопроизводства тесно связан принцип устности, поскольку устная форма разбирательства обеспечивает непосредственное доведение информации об обстоятельствах дела до сведения заинтересованных лиц. В связи в этим отдельное внимание в работе уделено процедуре письменного судопроизводства, которая была закреплена  в Федеральном конституционном законе от 3 ноября 2010 г. № 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон „О Конституционном Суде Российской Федерации“»10. Эта процедура предполагает возможность рассмотрения определенной категории дел без выслушивания сторон, а именно без соблюдения принципа устности; как результат – ограничивается и гласность судебного разбирательства, поскольку заинтересованные лица не смогут реализовать свое право на присутствие в открытом процессе. Кроме того, постановление, вынесенное в рамках такой процедуры, не будет оглашено в открытом заседании. По мнению диссертанта, письменное производство не должно стать преобладающей процедурой в деятельности Конституционного Суда РФ по сравнению с устным разбирательством; эту процедуру следует использовать только для разрешения повторяющихся конституционно-правовых коллизий, как того требует законодательство. Только суд, пользующийся высокой степенью доверия общества, может позволить себе использовать оперативные преимущества письменного разбирательства. В целом при выборе той или иной формы конституционного судопроизводства следует исходить их приоритета защиты прав и свобод человека и гражданина.

Что касается судов общей юрисдикции и арбитражных судов, то среди основных проблем, возникающих в процессе реализации конституционного принципа гласности судопроизводства, в первую очередь следует выделить ограничение допуска в зал судебного заседания. Существовавшая до недавнего времени практика доступа в суды только при наличии определения о назначении судебного разбирательства и доверенности от участника процесса, однозначно, являлась недопустимой. Это привело к тому, что  Уполномоченный по правам человека в РФ В. Лукин обратился к Председателю Высшего Арбитражного Суда РФ А.А. Иванову с просьбой рассмотреть ситуацию с обеспечением открытости разбирательства дел в арбитражных судах Российской Федерации и принять меры к соблюдению конституционных прав граждан на открытое и гласное правосудие11. В настоящее время, например, в Арбитражном суде города Москвы действуют Правила поведения граждан в здании Арбитражного суда, согласно которым «граждане допускаются в здание суда по документам, удостоверяющим их личность, с выяснением причины их прибытия». Диссертантом выдвигается и обосновывается положение о том, что необходимость выяснения причины прибытия – процедура, которая должна быть упразднена, поскольку она создает возможность для злоупотребления полномочиями, что приведет к неправомерному ограничению принципа гласности судопроизводства и права граждан на доступ к суду. Ведь если причина прибытия покажется несущественной, гражданин не будет допущен в здание суда. Что касается интересов безопасности, то подобная практика в реальности их не обеспечивает.

Следующей не менее важной проблемой является практика применения диктофона лицами, присутствующими в ходе судебного разбирательства. Хотя современное российское процессуальное законодательство напрямую допускает осуществление аудиозаписи без специального разрешения, в ряде субъектов Российской Федерации имели место случаи изъятия у сторон диктофонов, недопущения в зал судебных заседаний с аудиозаписывающими устройствами. Поскольку законом не предусмотрена процедура получения разрешения судьи на проведение фотосъемки и видеозаписи в открытом судебном заседании, судьи без каких-либо объективных причин отказывают в удовлетворении соответствующих ходатайств. В связи с этим представляется необходимым разработать и внедрить в процессуальное законодательство механизм обжалования определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении фотосъемки и видеозаписи в зале судебного заседания.

Второй параграф третьей главы «Проблемы взаимодействия судебной власти и средств массовой информации в аспекте реализации принципа гласности судопроизводства» посвящен такой важной проблеме, как взаимодействие судей и журналистов. СМИ в значительной степени влияют на общественное мнение и правовую позицию граждан в оценках деятельности правоохранительных органов и судов, формируют правовую культуру населения. Объясняя свое решение через СМИ, суд сможет облегчить его понимание простыми гражданами, в результате чего противоречия между законом и индивидуально понимаемой справедливостью могут быть устранены. В то же время некорректное вмешательство журналистов в судебный процесс, формирование предвзятого общественного мнения свидетельствуют о желании оказать давление на суд, что ставит под угрозу его независимость. Поэтому очень важно правильно организовать процесс взаимодействия СМИ и судей.

По мнению диссертанта, самый острый вопрос в отношениях между судами и СМИ возникает в связи с неправомерным ограничением допуска журналистов в зал судебного заседания. Определенные ограничения предусмотрены в законодательстве, однако на практике имели место случаи необоснованного и незаконного ущемления прав журналистов со стороны судей. Решение об ограничении допуска прессы и публики в зал судебного заседания должно быть основано не на эмоциях судьи – относительно того, нравится ему публика или нет, - а на вполне конкретных обстоятельствах. Иначе говоря, запрет на присутствие журналистов (следовательно, и на аудио-, видеозапись) в судебном заседании в каждом конкретном деле должен быть мотивирован судом со ссылкой на «особые обстоятельства», не допускающие гласность.

Широкое освещение работы судов в прессе является неотъемлемой частью конституционного принципа гласности судопроизводства. Чем более человек информирован о деятельности суда, тем он лучшего о нем мнения, а пресса – самый короткий путь донесения информации до граждан. В тех случаях, когда к тому или иному делу уже существует общественный интерес, судам необходимо самим проявлять инициативу, оперативно информировать СМИ о ходе и результатах судебного разбирательства.

III. ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В результате проведенного исследования определено содержание конституционного принципа гласности судопроизводства, обозначены его элементы, рассмотрен вопрос о соотношении понятия гласности со смежными понятиями открытости, публичности и транспарентности судопроизводства. В работе уточнена семантическая окраска соответствующей терминологии и выработана авторская позиция относительно ее содержания. Кроме того, выявлены основные проблемы, возникающие в процессе применения принципа гласности судопроизводства Конституционным Судом РФ и иными федеральными судами, и предложены пути их решения.

В плане совершенствования конституционно-правового регулирования обращается внимание на необходимость устранения оценочных категорий в законодательстве и установления четких правовых пределов и ограничений принципа гласности судебного разбирательства.

Содержащиеся в диссертации идеи, выводы и предложения могут быть использованы в правотворческой и правоприменительной деятельности органов власти, а также в научно-педагогической работе.

IV. СПИСОК РАБОТ,

ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

       Научные публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Аносова Л.С. Соотношение понятий гласности, открытости и транспарентности судопроизводства: конституционно-правовые аспекты // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 21. С. 25-29 (0,6 печ.л.).
  2. Аносова Л.С., Агальцова М.В. Гласность судебных заседаний: российский опыт через призму Европейской конвенции по правам человека // Конституционное и муниципальное право. 2012. № 3. C. 66-77 (1,8/0,9 печ.л.).

Научные публикации в других изданиях, сборниках научных трудов и материалах конференций:

  1. Аносова Л.С. Проблемы правового регулирования гласности судопроизводства // Сборник докладов V Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых (7-9 апреля 2011 года, г. Красноярск). Красноярск: ЮИ СФУЮ, 2011. С. 93-95 (0,2 печ.л.).
  2. Аносова Л.С. Правовая природа и содержание гласности судопроизводства // XX Международных чтениях студентов, аспирантов, молодых ученых «XXI ВЕК: ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ» (26-27 апреля 2011 года, г. Тула). Тула: Изд-во ТулГУ, 2011. С. 261-263 (0,2 печ.л.).

1 Чижков С.Л. Социальный контекст проблемы транспарентности правосудия // Проблемы транспарентности правосудия. Сост. Е.Б. Абросимова, С.Л. Чижков. М., 2005. С. 5.

2 Федеральный закон от 22 декабря 2008 года № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» // Российская газета. 2008. 26 декабря.

3 Безуглов А.А., Кряжков В.А. Гласность работы Советов. М., 1988.  С. 6.

4 Кузьмина М.А. Некоторые аспекты гласности правосудия по гражданским делам в свете судебно-правовой реформы в России // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 2. С. 21.

5 Application no. 7984/77, Pretto and others v. Italy, Judgment of 8 December 1983.

6 Application no. 8273/78, Axen v. Germany, Judgment of 8 December 1983. 

7 Указанная статья регламентирует порядок вынесения судебного приказа.

8 Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 41. Ст. 4248.

9 Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 32. Ст. 3283.

10 Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 45. Ст. 5742.

11 См. подробнее на сайте: http://www.irhrg.ru/




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.