WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Бунятова Фарида Джамал кызы

НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ

В РОССИЙСКОМ И ФРАНЦУЗСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ.

Специальность 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право;семейное право; международное частное право.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва 2012

Работа выполнена на кафедре международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Научный руководитель:                доктор юридических наук, профессор

КАБАТОВ Виталий Алексеевич

Официальные оппоненты:                ШИЛОХВОСТ Олег Юрьевич

доктор юридических наук, Высший

Арбитражный Суд РФ, судья.

ШЕЛЮТТО Марина Львовна

кандидат юридических наук,

Институт законодательства и

сравнительного правоведения при

правительстве РФ, 

ведущий научный сотрудник

Ведущая организация:                Российский университет дружбы народов

Защита состоится 24 мая 2012 года в 17 часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.05 при  Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: Проспект Вернадского, д.76, г. Москва, 119454, аудитория 216.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в Научной библиотеке МГИМО (У) МИД России имени И.Г. Тюлина по адресу: Проспект Вернадского, д.76, г. Москва, 119454 и на сайте www.mgimo.ru.

Автореферат разослан «23» апреля 2012 года.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                ПАВЛОВ Е.Я.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Завещание представляет собой традиционный институт как российского, так и французского права и имеет достаточно давнюю историю. На протяжении своего существования его роль претерпевала значительные изменения. Дело в том, что в наследственном праве и институте завещания, в частности, существенное значение имеют социально-политические факторы. Здесь, по словам И.А. Покровского, всегда сталкиваются личное и общественное начала, и отражается политическая атмосфера общества1

.

Вопросы наследственного права в России в настоящее время приобретают все большую актуальность. Это объясняется тем, что в результате становления рыночных отношений, развития свободы предпринимательства, закрепления за гражданами права частной собственности на имущество, круг объектов, которые могут переходить в порядке наследственного правопреемства, значительно расширился. Действительно, сегодня имущество, которое может принадлежать гражданину на праве собственности, не ограничено ни по составу, ни по количеству, ни по стоимости. Вследствие этого нормы наследственного права в современных условиях приобретают  особую важность, что можно подтвердить принятием третьей части Гражданского Кодекса РФ, вступившей в силу с 1 марта 2002 года. Сегодня можно говорить о том, что V раздел части третьей ГК РФ, регулирующий наследственные правоотношения, является новой вехой в развитии наследственного права в России.

Одно из достоинств V раздела ГК заключается в том, что многие положения наследственного права, которые ранее выводились юристами из теории или смысла закона, получили законодательное закрепление, что, по мнению Н.В. Ростовцевой, позволило устранить неясность и неопределенность2, свойственные некоторым нормам ГК 1964 года. 

Следует отметить, что ГК РФ по-новому обозначил роль завещания при наследовании имущества. Так, если раньше преимущественное значение имело наследование по закону, то теперь первостепенное значение приобретает выражение воли наследодателя в завещании. Это следует также из того, что часть третья ГК РФ включает отдельную главу, посвященную наследованию по завещанию (гл.62) и состоящую из 23 статей, в отличие от действовавшего ранее ГК РСФСР 1964 г., включавшего всего 11 статей, регулирующих вопросы завещания.

Если говорить об институте завещания во Франции, он обладает многими схожими признаками с завещанием по российскому законодательству. Но, несмотря на наличие общих черт, с течением времени вследствие различных путей развития двух государств, в России и во Франции сформировались особенности регулирования завещательных распоряжений, свойственные каждому из этих государств и, по мнению Ю.Б. Гонгало, обусловленные состоянием экономики, правовым менталитетом граждан, уровнем их правовой культуры и правосознания3.

Последние годы совершенствования российского законодательства характеризуются тенденцией его сближения с европейским законодательством в целом и с французским в частности, что проявляется в расширении наследственных прав и увеличении перечня допустимых в России форм завещания. Заметим при этом, что в силу специфики наследственного права, связанного с менталитетом народа и его историческим развитием, не все нормы, успешно применяемые во французском наследственном праве, могут быть восприняты российским законодательством.

Все вышеперечисленные факторы приводят к осознанию актуальности и важности изучения вопросов, связанных с правовым регулированием завещаний. Соответствующий анализ позволит выработать ряд предложений по совершенствованию законодательства в области наследования по завещанию.

Цели и задачи исследования.  Данная диссертационная работа имеет своей основной целью комплексное сравнительно-правовое научное исследование институтов завещания в российском праве и праве Франции, выявление черт их сходства и различия, а также формулирование на основе полученных результатов анализа предложений и рекомендаций по совершенствованию правового регулирования завещаний в России и повышению эффективности их использования.

Для достижения обозначенной цели в рамках настоящей диссертационной работы ставятся и решаются следующие задачи:

  • анализ норм российского и французского законодательства в области наследования;
  • выявление признаков и содержания завещания;
  • рассмотрение форм завещаний, используемых в праве каждой из стран;
  • изучение судебной практики России и Франции по спорам в отношении  наследования по завещанию.

Предметом диссертационного исследования является завещание по российскому и французскому гражданскому праву.

Объектом изучения являются источники законодательства (нормы гражданского законодательства РФ и Франции, регулирующие вопросы наследования по завещанию) и доктрина. Особое внимание в исследовании уделено анализу судебной практики.

Методологическая основа исследования. При написании диссертационной работы использовались методы системного, логического и историко-правового анализа, а также сравнительного правоведения.

В качестве источников, представляющих собой теоретическую основу исследования, изучались работы известных правоведов России и Франции, занимающихся вопросами наследственного права - В.И. Серебровского, О.С. Иоффе, Б.С. Антимонова, К.А. Граве,  Е.А. Суханова, Т.И. Зайцевой, М.Ю. Барщевского, В.А. Кабатова, П.В. Крашенинникова, Ю.Б. Гонгало, П. Вуарена, Ж. Губо, К. Бика, F. Lefebvre, F. Sauvage, E. Riondet, H. Sedillot и др.

Нормативно-правовую базу исследования составляют российское законодательство, законодательство СССР,  законодательство Франции (Французский ГК 1804 г.), а также судебная практика, обобщения и обзоры высших судебных инстанций России и Франции.





Практическое значение работы состоит в том, что проведенное исследование и сделанные в результате этого выводы могут быть использованы при дальнейшей научной разработке данной проблемы, а также при совершенствовании норм части третьей Гражданского кодекса РФ в отношении наследования по завещанию.

Научная новизна исследования состоит в том, что автором проведено комплексное исследование института завещания в России и во Франции, в то время как степень разработанности рассматриваемой темы позволяет сделать вывод о том, что на сегодня отсутствуют сравнительно-правовые монографические исследования института завещания в отношении рассматриваемых стран. В существующих работах, как правило, подробно проводится лишь анализ правового регулирования завещаний в российском наследственном праве и используется недостаточное количество законодательных положений, исследований зарубежных ученых и зарубежной судебной практики.

На основе поставленных задач на защиту выносятся следующие положения диссертации:

  1. В результате проведенного анализа автор пришел к выводу о том, что наследование по завещанию как в России, так и во Франции имеет общие исходные положения и признаки. В качестве примеров можно привести односторонний характер сделки, возможность отзыва, личный характер завещания, недопустимость совершения взаимных завещаний и т.п. Основные отличия же заключаются в различных видах завещаний, предусмотренных законодательствами обоих государств.
  2. В качестве альтернативы завещанию, автор рассматривает и иную форму распоряжения на случай смерти — наследственный договор, являющийся  соглашением завещателя и наследника, согласно которому после смерти завещателя все наследственное имущество или его часть переходит к наследнику, подписавшему договор. Преимуществами наследственного договора являются:
  • отсутствие правила об обязательности сохранения тайны совершения договора;
  • возможность оспаривания до наступления смерти наследодателя, а, следовательно, в судебном разбирательстве будут фигурировать и показания наследодателя, чего не хватает при оспаривании завещания;
  • расширение права наследодателей в выборе способа распоряжения имуществом на случай смерти.

Автор, в силу обозначенных преимуществ, считает целесообразным введение института наследственного договора в российское право.

  1. В действующем законодательстве отсутствует механизм установления дееспособности, а также не имеется правовых оснований для выполнения нотариусом определенных действий для установления дееспособности завещателя. Нотариус не может назначить психиатрическую экспертизу, которая могла бы дать заключение о способности гражданина осознавать характер совершаемых им действий, руководить ими и осознавать правовые последствия своих действий. У нотариуса отсутствуют законные основания запросить необходимые сведения из медицинских учреждений в силу того, что такая информация является врачебной тайной.

Автор полагает возможным введение законодательного положения о том, что если у нотариуса возникают сомнения в способности завещателя понимать значение своих действий и руководить ими, даже если такой гражданин не был в судебном порядке признан недееспособным, следует предоставить нотариусу право до удостоверения завещания запросить сведения о том, состоит ли завещатель на учете в соответствующем медицинском учреждении. Подобная мера позволит значительно сократить количество судебных споров и случаев опротестовывания завещаний лицами, не упомянутыми в завещании и ссылающихся на недееспособность завещателя.

  1. В случае с закрытым завещанием проблему может представлять  случай обнаружения в конверте документа, изложенного на языке, не известном нотариусу. Закон же требует немедленного оглашения завещания. Нотариус выполняет процедуру вскрытия закрытого завещания, но он лишен возможности завершить нотариальное действие, т.е. огласить завещание в силу того, что он не владеет языком, на котором написано завещание. Автор полагает, что было бы обоснованным установление срока для осуществления перевода текста закрытого завещания на язык, имеющий статус государственного. 
  2. В отношении закрытого завещания можно воспользоваться опытом Франции и позволить лицам, не умеющим писать в силу каких-либо обстоятельств (физических недостатков и пр.), обратиться за помощью в написании к нотариусу или иным лицам. Для этого достаточно того, чтобы завещатель умел читать, а, следовательно, проверить текст завещания, зафиксированного другим лицом. Таким образом, не будут ущемлены права конкретной категории лиц, лишенной возможности составления закрытого завещания. По мнению автора, можно пойти еще дальше и позволить составление закрытого завещания путем записи последней воли на видеоноситель. После записи видеоноситель должен передаваться нотариусу, который, в свою очередь, выполнит необходимые действия, предусмотренные правилами составления закрытого завещания.
  3. Обращаясь к завещанию, совершенному в чрезвычайных обстоятельствах, можно заметить, что во многих случаях лицо, находящееся в чрезвычайной ситуации лишено возможности собственноручно написать и подписать завещание в присутствии двух свидетелей. Было бы целесообразно допустить возможность совершения устного завещания для лиц, находящихся в чрезвычайных, угрожающих жизни обстоятельствах. Также воля завещателя может быть зафиксирована с помощью технических средств, как например, диктофон, мобильный телефон, магнитофон и др.
  4. В России отсутствует такая форма завещательного распоряжения как международное завещание. В целях совершенствования законодательного регулирования форм завещания и развития международно-правовых отношений представляется целесообразным вступление России в Гаагскую конвенцию о коллизиях законов относительно формы завещательных распоряжений 1961 г., Базельскую конвенцию о регистрации завещаний 1972 г. и Вашингтонскую конвенцию, предусматривающую Единообразный закон о форме международного завещания 1973 г. Это позволило бы разрешить многочисленные проблемы, связанные с признанием действительности завещания, составленного в иностранном государстве, получением сведений о существующих завещаниях, в том числе на национальном уровне, в России, и, в конечном счете, способствовало бы формированию более высокого уровня обеспечения интересов завещателя.

Апробация результатов диссертационного исследования. Данная диссертационная работа была написана автором на кафедре международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России. Результаты настоящего исследования изложены в пяти научных статьях в ведущих печатных изданиях в сфере права, в том числе входящих в перечень ВАК.

Структура диссертационного исследования выстроена логически согласно поставленным целям и задачам диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, включающих в общей сложности семь основных параграфов, заключения и библиографического списка. Практические рекомендации и предложения автора содержатся в тексте каждой главы. Обобщенные выводы и итоги диссертационного исследования изложены в заключении.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность и новизна темы исследования, определяется цель и задачи исследования, а также формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава I “Источники, понятие, признаки и содержание завещания” посвящена изучению источников правового регулирования, понятия, признаков и содержания завещания в российском и французском праве. При этом кратко уделяется внимание и становлению института завещания в обеих странах.

В параграфе первом «Источники правового регулирования наследования по завещанию» осуществляется обзор законодательства, регулирующего институт завещания в обоих государствах.

В параграфе втором «Понятие и признаки завещания» рассматриваются основные принципы завещания, а именно:

  • личный характер завещания,
  • свобода завещания,
  • односторонний характер сделки,
  • установленная законом форма и
  • тайна завещания.

Автор раскрывает суть данных принципов в отношении института завещания в России и во Франции.

Кроме того, автор подробно останавливается на проблеме установления дееспособности и выявляет пробел в действующем российском законодательстве относительно отсутствия в нем механизма установления дееспособности завещателя нотариусом, что ведет к массовому опротестовыванию надлежащим образом оформленных завещаний. Автором освещен данный вопрос и применительно к французскому праву, где медицинская тайна не является препятствием для получения информации об умершем лице в том объеме, в каком это необходимо для установления прав заинтересованных лиц, за исключением случаев, когда завещатель до своей смерти прямо выразил волю об обратном.

В параграфе третьем «Содержание завещания» речь идет об основных полномочиях завещателя, как то право назначения наследником любого лица, подназначение наследника, лишение наследства наследников по закону и др.

В отношении содержания завещания применительно к французскому праву автор уделяет внимание различным видам завещательных распоряжений, неизвестных российскому праву, к которым относятся:

  • завещание, касающееся имущества в целом (le legs universel);
  • завещание, касающееся определенной части имущества (le legs a titre universel);
  • завещание, касающееся отдельных предметов (le legs particulier).

В первой главе также рассмотрен институт наследственного договора, чуждого и праву России, и праву Франции. Автор раскрывает преимущества такого договора и вносит предложение о его внедрении в отечественное законодательство с тем, чтобы расширить полномочия завещателя по выбору вида распоряжения на случай смерти.

В главе II “Форма завещания в российском и французском праве” подробно рассматриваются формы завещаний, существующие в праве России и Франции, выявляются их основные особенности, преимущества и недостатки. Глава разделена на два параграфа - «Форма завещания в российском гражданском праве» и «Форма завещания во французском гражданском праве».

В параграфе первом рассматриваются формы завещаний, предусмотренные российским законодательством, а именно

  • нотариально удостоверенное завещание (ст. 1124-1125 ГК РФ),
  • завещание, приравненное к нотариально удостоверенному (ст. 1127 ГК РФ),
  • закрытое завещание (ст. 1126 ГК РФ),
  • завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ) и
  • завещательное распоряжение правами на денежные средства в банке (ст. 1128 ГК РФ).

Параграф второй посвящен анализу форм завещаний, существующих во французском праве. Так, Французский гражданский кодекс предусматривает пять форм завещательных распоряжений:

  • завещание в простой письменной форме или олографическое завещание (ст. 970 ФГК),
  • завещание, составленное посредством удостоверенного акта или завещание в аутентичной форме (ст. 971-975 ФГК),
  • закрытое или тайное завещание (ст. 976-980 ФГК),
  • привилегированное завещание (ст.981-1000 ФГК),
  • международное завещание – форма завещания, установленная Вашингтонской конвенцией от 26 октября 1973, предусматривающей Единообразный закон о форме международного завещания и вступившей в силу на территории Франции 1 декабря 1994 г.

Среди основных положений главы можно выделить следующие:

  1. Рассмотрев и проанализировав виды завещаний в российском и французском законодательстве, автор отмечает, что определенные формы завещаний, которые являются уже устаревшими и мало используемыми во Франции, как, например, тайное или закрытое завещание, являются новеллой для российского права. Таким образом, можно сделать вывод о том, что при заимствовании российским законодателем европейских норм и их адаптации в отечественную систему права проявляется различный уровень правового развития сопоставляемых систем.
  2. Если говорить о нотариально удостоверенном завещании, можно заметить, что требования российского законодательства более мягкие по сравнению с французским, что находит отражение и в кардинально различном отношении к завещанию и нотариальным актам в целом во Франции и в России. Во французской практике и правосознании французских граждан нотариальный акт – практически неоспоримое доказательство. Во Франции установлен особый порядок его судебного оспаривания и признать недействительным нотариально удостоверенное завещание крайне сложно. В России же менее формализованные требования ведут к соответствующему отношению к самому документу: нотариально удостоверенное завещание не вызывает у судов безграничного доверия и не обладает большей доказательственной силой и оспаривается в общем порядке.
  3. Такая форма как привилегированное завещание во французском праве является, по мнению автора, своеобразным синтезом завещания, приравненного к нотариально удостоверенному и завещания, составленного в чрезвычайных обстоятельствах в соответствии с российским законодательством. Перечень завещаний, приравненных к нотариально удостоверенным, в ГК РФ шире, чем в ФГК, но в основу положен тот же принцип – невозможность обращения к нотариусу в момент, когда необходимо составить завещание. В отличие от порядка составления завещания у нотариуса, присутствие свидетеля здесь обязательно. Однако по сравнению с французским законодательством требования российского закона более мягкие, и может быть приглашен только один свидетель. Коренное отличие привилегированных завещаний во Франции и завещаний, приравненных к нотариально удостоверенным в России кроется в их юридической силе. Такие завещания во Франции носят временный характер, и их действительность поставлена в зависимость от наличия определенных, указанных в законе обстоятельств, с исчезновением которых по истечении шестимесячного срока утрачивают юридическую силу и завещания.

П. 4 ст. 1127 ГК предусматривает, что если в каком-либо из случаев, предусмотренных п. 1 настоящей статьи, гражданин, намеревающийся совершить завещание, высказывает желание пригласить для этого нотариуса и имеется разумная возможность выполнить его желание, лица, которым в соответствии с указанным пунктом предоставлено право удостоверить завещание, обязаны принять все меры для приглашения к завещателю нотариуса. Но если завещание было удостоверено этими лицами, оно действительно независимо от каких-либо условий и может быть оспорено в общем порядке, как и нотариально удостоверенное завещание. Единственное требование заключается в том, что такое завещание, как только представится возможность, должно быть направлено нотариусу по месту жительства завещателя (п. 3 ст. 1127 ГК).

Следует обратить внимание на несовпадение логики российского и французского законодателей при конструировании привилегированных завещаний и завещаний в чрезвычайных обстоятельствах. Во Франции они предусматриваются как «экстраординарные», рассчитанные на применение в исключительных обстоятельствах, характеризующихся ситуацией срочности, неотложности, крайней необходимости. В ГК РФ статья 1129, посвященная завещанию в чрезвычайных обстоятельствах, не дает закрытого перечня этих обстоятельств, а закрепляет лишь их общий признак – положение, явно угрожающее жизни, в силу которого гражданин лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ. По юридической силе такое завещание аналогично французскому привилегированному завещанию и утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной ст. 1124-1128 ГК.

Глава III «Изменение, отмена и исполнение завещания в российском и французском праве» посвящена вопросам изменения, отмены и исполнения завещания согласно российскому и французскому законодательству.

В параграфе первом «Изменение и отмена завещания»  отмечено, что в российском праве установлен принцип безвозвратности завещания, который означает, что при уничтожении последующего завещания юридическая сила предыдущего не восстанавливается. Во Франции же ситуация обстоит иначе, и решение проблемы об истинных намерениях завещателя ложится на усмотрение суда. По мнению автора, положение российского законодательства как нельзя лучше отвечает реалиям сегодняшнего дня в России, когда в практике и так отмечается возросшее количество наследственных споров. Четкая регламентация позволяет избежать случаев оспаривания истинной воли завещателя потенциальными наследниками. Именно по этой же причине, рассматривая вопрос о возможности внесения незначительных изменений в текст уже составленного завещания, автор сделал вывод о нежелательности заимствования соответствующей нормы из французского права.

Что касается подразумеваемой отмены завещания, в работе рассмотрены соответствующие способы согласно французскому праву, применительно же к российскому автор указал лишь на возможность подразумеваемой отмены путем составления нового завещания, противоречащего предыдущему. При этом, несмотря на отсутствие прямого указания в российском законе, можно предположить, что отчуждение завещанного имущества или его части также ведет к отмене завещания. Что же касается физического уничтожения завещания, в данном случае, по мнению автора, для отмены завещания необходимо уничтожение всех его экземпляров, в том числе и хранящегося у нотариуса.

В параграфе втором «Исполнение завещания» автор отмечает, что практика назначения исполнителя завещания еще не получила достаточного распространения в Российской Федерации. Пункт, на который автор обращает внимание, касается предоставления вознаграждения исполнителю завещания, что предусмотрено французским законодательством после принятия закона 2006 г. Надо отметить, что российским законодательством, а именно ст.1136 ГК РФ такая возможность также предусмотрена.

В заключении автор формулирует наиболее важные положения своего исследования, подводит итоги проделанной работы, делает выводы об основных тенденциях развития института завещания в России и Франции и предлагает ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства в области наследования по завещанию.

Так, в частности, автор отмечает, что во Франции основные тенденции сводятся к расширению наследственных прав. Что касается России, то последние годы развития российского законодательства характеризуются тенденцией его сближения с европейским законодательством в целом и с французским, в частности. Это проявляется и в расширении перечня допустимых в России форм завещания как общего направления демократизации законодательства.

Важным моментом является содержание завещательных распоряжений. Дело в том, что во Франции в завещание могут быть включены условия, предусматривающие неблагоприятные последствия имущественного характера для наследников, нарушающих волю завещателя, в частности не исполняющих завещательные распоряжения. Такие меры могут обеспечивать исполнение как имущественных, так и неимущественных распоряжений, содержащихся в завещании, и действительны при условии, что они не затрагивают права на обязательную долю.

Российское же законодательство такой возможности не предусматривает и нотариальная практика по данному вопросу отсутствует. В результате складывается ситуация, когда исполнение завещания практически полностью зависит от усмотрения наследника и его бездействие никоим образом не затрагивает его прав, что наиболее явно проявляется в отношении неимущественных распоряжений. Если в отношении распоряжений имущественного характера всегда обнаруживаются непосредственно заинтересованные в их исполнении лица, которые могут «стимулировать» недобросовестного наследника, то распоряжения неимущественного характера (например, о месте похорон, способе погребения, о возложении обязанности привести в порядок библиотеку наследодателя и т.п.), которые не направлены на предоставление кому-либо выгоды экономического, социального или иного характера,  не нарушают ничьих прав и законных интересов и могут остаться неисполненными. Таким образом, в настоящее время российское право не предусматривает никакого механизма, призванного гарантировать исполнение неимущественных распоряжений, что может привести к их игнорированию.

Желательным, по мнению автора, является усовершенствовать положения о завещании в чрезвычайных обстоятельствах и предусмотреть возможность составления такого завещания и в устной форме. Также воля завещателя, по нашему мнению, может, в частности, быть зафиксирована с помощью технических средств. Во-первых, нелегко в экстремальных условиях, угрожающих жизни гражданина, достать ручку и бумагу для того, чтобы изложить свои распоряжения на случай смерти. Во-вторых, достаточно сложно в подобной ситуации найти двух свидетелей. Кроме того, возможность совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах с помощью диктофона, камеры мобильного телефона и прочих подобных устройств, была бы полезна отдельным категориям граждан, которые в силу неграмотности или физических недостатков не могут записать текст завещания с помощью ручки и бумаги.

В отношении закрытого завещания, автор полагает возможным воспользоваться опытом зарубежных стран, например Великобритании. Так, во избежание нарушений правил оформления завещания, что может привести к признанию его недействительным, можно предусмотреть наличие в продаже готовых бланков, содержащих правила и образец изложения последней воли в соответствии с российским законом. Таким образом, завещатель может узнать заранее обо всех правилах составления завещания. По мнению автора, данный способ можно было бы применить и в России.

Список литературы содержит библиографическую информацию диссертационного исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы автором в следующих печатных работах:

1. Бунятова Ф.Д. Завещание в аутентичной форме во французском гражданском праве/ Бунятова Ф.Д.//Нотариальный вестник. –  2012. – №1. – 0,3п.л. (входит в перечень ВАК).

2. Бунятова Ф.Д. Международное завещание во французском гражданском праве/ Бунятова Ф.Д.//Вестник МГИМО (У). – 2012. – №1 (22). – 0,3п.л. (входит в перечень ВАК).

3. Бунятова Ф.Д. Олографическое завещание во французском гражданском праве/Бунятова Ф.Д.//Нотариальный вестник. – 2012. – №3. – 0,42 п.л. (входит в перечень ВАК).

4. Бунятова Ф.Д. Порядок изменения и отмены завещания в российском и французском гражданском праве/ Бунятова Ф.Д.// Наследственное право.  – 2012. – № 2 – 0,46 п.л. (входит в перечень ВАК).

5. Бунятова Ф.Д. Международное завещание в качестве альтернативы завещанию в аутентичной форме во французском гражданском праве/Бунятова Ф.Д.// Наследственное право: Ежегодный научно-практический альманах.  / Под общ. ред. д.ю.н., проф. О.Е. Блинкова; отв. ред. к.ю.н. М.С. Абраменков. – М.: Издательская группа «Юрист». – 2011. – Вып.1. – 0,65 п.л.


1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. - С.296.

2 Ростовцева Н.В. О некоторых новеллах наследственного права//Журнал российского права. - 2002. - №3. - С.9.

3 Гонгало Ю.Б. Завещательные распоряжения в российском и французском праве: сравнительно-правовой анализ содержательных аспектов.//Закон. - 2007. - №4. - С. 191.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.