WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

МИРОЛЮБОВ Сергей Леонидович

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОКАЗЫВАНИИ
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

(на примере преступлений, совершаемых в учреждениях

уголовно-исполнительной системы)

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2012

Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, доцент

Лазарева Лариса Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный юрист РФ

начальник НИЦ № 5 ВНИИ МВД России

Цоколова Ольга Игоревна

кандидат юридических наук, доцент

заместитель начальника кафедры организации

оперативной работы ВЮИ ФСИН России

Кудрявцев Алексей Вадимович

Ведущая организация – федеральное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Самарский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний»

Защита состоится «____» _______ 2012 г. в _____часов на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01, созданного на базе федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний», по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» ________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                               С. В. Назаров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социальная значимость российской пенитенциарной системы обусловлена выполняемыми ею функциями. Исполнение в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовных наказаний, а также содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых являются главными задачами ее деятельности, поскольку направлены в первую очередь на изоляцию от общества наиболее опасных преступников.

Современные тенденции, наблюдаемые в состоянии преступности в целом, являются одними из основных причин высокого уровня преступности в пенитенциарных учреждениях. Так, в 2006 г. в местах лишения свободы было зарегистрировано 1 359 преступлений1, 2007 г. – 1 2592, 2008 г. – 1 0443, 2009 г. – 9834, 2010 г. – 1 0245. Значительным остается количество нападений на сотрудников учреждений в связи с выполнением ими профессиональной деятельности.

По состоянию на 1 января 2012 г. в учреждениях уголовно-исполни­тельной системы (далее: УИС) содержалось 85 так называемых «воров в законе» (44 из них находятся в исправительных колониях, 14 – в тюрьмах), 523 лидера уголовно-преступной среды, 1 743 лидера и активных участника группировок отрицательной направленности6, что, безусловно, способствует преступной активности в среде осужденных.

Кроме того, в 2011 г. сотрудниками подразделений собственной безопасности выявлено в пенитенциарных учреждениях 584 факта неслужебных связей (2010 г. – 475).

В отношении 425 сотрудников УИС (2010 г. – 372) возбуждено 416 уголовных дел (2010 г. – 356), из них 261 – коррупционной направленности (2010 г. – 192)7.

Чтобы оценить приведенные статистические данные, следует иметь в виду латентность существенной части пенитенциарной преступности. При этом можно говорить о «скрытой» латентности, когда преступления остаются не известными правоохранительным органам, и «скрываемой», когда преступления становятся известными правоохранительным органам, но по разным причинам не находят должного отражения в статистике8.

Существование латентной преступности в учреждениях УИС обусловлено трудностью раскрытия определенных категорий преступлений; сложностью их квалификации; пробелами в праве; недостаточной квалификацией сотрудников исправительных учреждений; нежеланием огласки интимных сторон жизни; малозначительностью ущерба; неуверенностью в неизбежности наказания преступника; особыми взаимоотношениями с осужденными; неблаговидным поведением потерпевшего; дефектами правосознания и другими причинами9.

Эффективным средством в борьбе с преступностью в местах лишения свободы остается оперативно-розыскная деятельность (далее: ОРД), осуществляемая уполномоченными подразделениями ФСИН России. Важными направлениями деятельности данных подразделений являются получение и последующее использование результатов ОРД в ходе предварительного расследования преступлений, совершаемых в учреждениях УИС.

В условиях мест лишения свободы процесс расследования преступлений осложняется рядом факторов. Они связаны с негативным отношением осужденных к администрации учреждений и органам, ведущим расследование, а также боязнью и нежеланием участвовать в процессуальной деятельности. К тому же субкультура осужденных по-прежнему не утратила своего негативного влияния на обстановку и лиц, содержащихся в учреждениях УИС. В таких условиях часто становится абсолютно невозможным собрать необходимые доказательства для осуществления правосудия с использованием лишь процессуальных, гласных методов, а следовательно, приобретает высокую актуальность применение для этого методов ОРД, осуществляемой специализированными подразделениями УИС. Как показывает практика, комплексное проведение оперативно-розыскных мероприятий способствует раскрытию большинства преступлений и установлению всех обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Вместе с тем оперативно-розыскные возможности в процессе расследования пенитенциарных преступлений используются еще далеко не в полной мере, что не в последнюю очередь объясняется несовершенством правового регулирования использования результатов ОРД. Причем это относится как к оперативно-розыскному, так и уголовно-процессуальному  законодательству. Основные аспекты данного положения сводятся к пробелам правового регулирования, декларативности ряда предписаний, нечеткости законодательных формулировок. Эта тема остается дискуссионной на протяжении нескольких лет. 

Таким образом, изложенные обстоятельства обусловливают актуальность избранной темы диссертационного исследования и необходимость научной разработки проблем использования результатов ОРД в доказывании по преступлениям, совершаемым в учреждениях УИС, особенно в условиях ее реформирования.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве нашли отражение в научных трудах многих ученых-процессуалистов: Д. И. Беднякова, А. Р. Белкина, Б. Т. Безлепкина, В. П. Божьева, Н. А. Громова, А. Н. Гущина, Н. В. Жогина, Н. В. Изотовой, П. А. Лупинской, Л. М. Кар­неевой, Н. М. Кипниса, М. П. Полякова, А. П. Рыжакова, В. Т. Томина, М. Е. Токаревой, О. И. Цоколовой, С. А. Шейфера и др.

Также весомый вклад в разработку данного научного направления внесли ученые-криминалисты: Р. С. Белкин, А. И. Винберг, Л. Я. Драпкин, Н. Г. Шурухнов и др.

С позиции теории ОРД проработкой исследуемой проблематики занимались: В. М. Атмажитов, К. К. Горяинов, Е. А. Доля, В. И. Елинский, В. И. Зажицкий, С. И. Захарцев, В. К. Зникин, Ю. Ф. Кваша, С. С. Овчин­ский, А. С. Овчинский, А. Е. Рябков, Е. М. Чечетин, А. А. Фальченко, А. Ю. Шумилов.

Высоко оценивая значительный вклад в науку, сделанный указанными учеными, в то же время следует отметить, что с момента опубликования работ данных авторов существенно изменилась социально-экономи­ческая и криминальная ситуация в стране и пенитенциарной системе, была изменена законодательная база, а также система ведомственных нормативных актов. Кроме того, вопросы использования результатов ОРД в доказывании по преступлениям, совершаемым в учреждениях УИС, ранее комплексно не исследовались.

В настоящее время в среде научной общественности активно дискутируется вопрос о необходимости кардинального совершенствования УПК РФ в части, касающейся использования результатов ОРД, что дает соискателю основание сделать вывод о необходимости продолжения исследований в этом направлении, а именно разработки теоретических и правовых основ использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам.

Объектом исследования являются общественные правоотношения, складывающиеся в процессе использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС.

Предметом исследования выступают правовые, организационные и тактические аспекты использования результатов ОРД как средства повышения эффективности доказывания по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС.

Цель исследования заключается в разработке научных рекомендаций, которые будут способствовать разрешению ряда теоретических и правовых вопросов, касающихся восполнения пробелов и противоречий в теории уголовного процесса и ОРД, а также направлены на совершенствование правового регулирования использования результатов ОРД в уголовном судопроизводстве.

Для достижения указанной цели диссертантом были поставлены и решены следующие задачи:

– проследить историю развития и изучить современное состояние проблемы использования результатов ОРД в уголовно-процессуальном доказывании, определить достижения и пробелы в этой области уголовно-процессуальной науки;

– проанализировать законодательное регулирование использования ре­зультатов ОРД в доказывании по уголовным делам;

– исследовать сущность понятия результатов ОРД, требования, предъявляемые к ним, определить их доказательственное значение;

– выявить несовершенства в процедуре представления результатов ОРД дознавателю, следова­телю, прокурору и суду;

– рассмотреть наиболее важные и дискуссионные проблемы использования в качестве доказательств результатов ОРД, полученных с применением технических средств и специальных знаний;

– выявить особенности использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС;

– разработать рекомендации и предложения по совершенствованию уголовно-процессуальных норм, Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее: ФЗ «Об ОРД») и других нормативно-правовых актов в части, касающейся использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам.

Методологической основой исследования является диалектический метод научного познания. В решении поставленных задач автор использовал общие и частные методы исследования, в том числе системный, исторический, структурный, логико-юридический, сравнительно-правовой, статистический и другие.

Теоретическую основу исследования составляют концепции, положения, выводы и научные подходы, содержащиеся в трудах ученых в области философии, общей теории права, конституционного права, уголовного права, ОРД, криминалистики и уголовно-процессуального права.

Нормативно-правовой базой исследования послужили: Конституция РФ, уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное, административное законодательство; законы и нормативные акты, регулирующие ОРД; ведомственные и межведомственные нормативно-правовые акты ФСИН России, а также судебные акты Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные ФСИН России за 2000–2011 гг., результаты анкетирования 253 сотрудников оперативных подразделений ФСИН России, 140 следователей Следственного комитета различных субъектов Федерации, результаты изучения 86 архивных уголовных дел.

Кроме того, в диссертационном исследовании нашел отражение трехлетний опыт службы автора в оперативно-розыскных органах и органах предварительного следствия.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем на монографическом уровне осуществлено комплексное изучение недостаточно регламентированных уголовно-процессуальным законодательством вопросов использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. Кроме того, отсутствие в юридической науке монографических работ по данной теме относительно учреждений УИС обусловило исследование автором теоретических, организационных, тактических и связанных с ними правовых вопросов использования результатов ОРД по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в этих учреждениях.

Исходя из концептуальных положений уголовно-процессуального права и других наук, а также выводов собственного исследования, автором предложено определение результатов ОРД оперативных подразделений учреждений и органов ФСИН России; рассмотрена специфика факторов, обусловливающих необходимость применения уполномоченными органами ФСИН России сил, средств и методов для борьбы с преступлениями, совершаемыми в учреждениях УИС; определены основные направления рационализации использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС.

Соискателем также выработаны конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, ведомственных нормативно-правовых актов и правоприменительной практики.

Научная новизна диссертационного исследования нашла отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Сформулировано авторское определение понятия «результаты ОРД оперативных подразделений учреждений и органов ФСИН России»: это сведения (предметы, документы) о признаках подготавливаемого или совершенного в расположении учреждений и органов УИС преступления, лицах, подготавливающих или совершивших преступление, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания, а также о событиях или действиях против установленного порядка отбывания наказания, легитимно полученные оперативными подразделениями органов и учреждений УИС, закрепленные в оперативно-служебных документах и на иных носителях, используемые в соответствии с действующим законодательством для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также принятия решений о возбуждении уголовного дела и производстве процессуальных и следственных действий.
  2. Обоснована необходимость отказа от «запретительного» метода правовой регламентации порядка использования в доказывании результатов ОРД. Конструкция нормы ст. 89 УПК РФ несовершенна и содержит внутреннее противоречие, что не позволяет реализовать в доказывании весь потенциал ОРД. В связи с этим в ст. 89 УПК РФ следует отразить порядок представления, проверки, оценки и использования результатов ОРД в доказывании и изложить ее в следующей редакции: «Результаты оперативно-розыскной деятельности, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также других обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, могут быть использованы в доказывании в соответствии с требованиями настоящего Кодекса, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».
  3. В целях повышения эффективности использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам сформулированы предложения по совершенствованию действующего законодательства путем внесения изменений в УПК РФ:

а) дополнить статьей 89.1 «Представление результатов оперативно-розыскной деятельности» следующего содержания: «Органы и должностные лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, обязаны представить по требованию дознавателя, следователя, прокурора и суда сведения, предметы, документы, полученные посредством оперативно-розыскных мер, для их использования в доказывании по уголовному делу»;

б) дополнить статьей 89.2 «Проверка и оценка результатов оперативно-розыскной деятельности» следующего содержания: «Проверка и оценка результатов оперативно-розыскной деятельности проводится с соблюдением правил, предусмотренных настоящим Кодексом для проверки доказательств, за исключением случаев, связанных с необходимостью обеспечения безопасности лиц, представивших информацию»;

в) дополнить статью 86 частью четвертой следующего содержания: «Дознаватель, следователь, прокурор и суд по находящимся в их производстве делам вправе истребовать от органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, представления сведений, предметов и документов, имеющих значение для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса, в порядке и случаях, установленных Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности”».

  1. Обоснована необходимость приведения формы и содержания сведений, которые получены при проведении уполномоченными субъектами оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств и которые предполагается использовать в качестве доказательств, в соответствие с требованиями, предъявляемыми УПК РФ к доказательствам. Для этого следует дополнить:

а) УПК РФ статьей 89.3 следующего содержания: «Сведения, предметы и документы, полученные при применении оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием научно-технических средств, могут быть представлены для приобщения к уголовному делу на общих основаниях»;

б) раздел III Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной приказом МВД России, ФСБ России, ФСО России, ФТС России, СВР России, ФСИН России, ФСКН России, Минобороны России от 17 апреля 2007 г. № 368/185/164/481/32/184/97/147, пунктом, уточняющим порядок представления находящихся на материальных носителях результатов использо-вания технических средств.

  1. Аргументировано положение о том, что обеспечить допустимое расширение потенциальных возможностей результатов ОРД в доказывании по уголовным делам можно за счет использования различных форм специальных знаний путем внесения соответствующих изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство и ФЗ «Об ОРД». В частности,  предлагается дополнить ст. 202 УПК РФ нормой, предусматривающей получение образцов для сравнительного исследования органом дознания в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, если это не представилось возможным сделать самому следователю. Аналогичную норму следует предусмотреть в ФЗ «Об ОРД».
  2. Раскрыта специфика факторов, обусловливающих необходимость применения уполномоченными органами ФСИН России сил, средств и методов для борьбы с преступлениями, совершаемыми в учреждениях УИС.
  3. Определены основные направления рационализации использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС:
  1. оптимизация правового регулирования использования результатов ОРД путем создания единого правового поля;
  2. повышение эффективности процесса оперативно-розыскного документирования как процесса формирования результатов ОРД, полученных посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на выявление, фиксацию, проверку и оценку фактических данных, подлежащих «легализации» в целях решения задач этой деятельности;
  3. расширение возможности использования в качестве доказательств объектов, полученных оперативно-розыскным путем, и обогащение системы способов собирания доказательств за счет более широкого и грамотного привлечения в уголовное судопроизводство вещественных источников информации и документов, добытых в ходе или в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе негласных и с применением специальных знаний и технических средств;
  4. повышение качества информационного взаимодействия между органами, осуществляющими ОРД, и органами предварительного расследования преступлений.

Теоретическая значимость исследования. Выводы и положения, сформулированные в диссертации, развивают и дополняют оперативно-розыскное и уголовно-процессуальное законодательство и подзаконные нормативные правовые акты, позволяя по-новому оценить состояние и перспективы правовых и организационно-тактических составляющих использования результатов ОРД в доказывании по пенитенциарным преступлениям. Материалы исследования могут быть использованы при дальнейшей научной разработке проблем применения уголовно-процессуального права в УИС.

Ряд положений диссертации способствует совершенствованию правовой регламентации применения результатов ОРД в доказывании по уголовным делам. Автором разработаны рекомендации, имеющие теоретическое и практическое значение, сформулированы научные выводы, касающиеся правовых и тактических аспектов применения результатов ОРД.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования теоретических положений и предлагаемых рекомендаций в совершенствовании законодательных и ве­домственных нормативных правовых актов, регулирующих организацию ОРД опера­тивных подразделений исправительных учреждений в доказывании по уголовным делам, а также в практической деятельности указанных подразделений.

Кроме того, материалы исследования могут быть использованы в учебном процессе высших и средних учебных заведений ФСИН России при проведении занятий по курсам «Уголовно-процессуальное право», «Оперативно-розыскная деятельность», «Основы оперативной деятельности в УИС», образовательных учреждений юридического профиля в рамках преподавания дисциплин «Уголовный процесс», а также в рамках повышения квалификации практических работников УИС.

Обоснованность и достоверность результатов исследования, предложений и рекомендаций, сформулированных в диссертации, обеспечиваются применением апробированного юридической наукой методологического инструментария, опорой на широко известные положения уголовного процесса и теории ОРД, использованием значительного количества источников и объемом собранных эмпирических материалов, гарантирующих его репрезентативность.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры уголовного процесса Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний, кафедры уголовного права и уголовного процесса Казанского филиала названного института; докладывались на всероссийских научно-практических конференциях (Казань, 2007 г.; Рязань, 2009 г.; Владимир, 2010 г.); внедрены в учебный процесс Казанского филиала Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний при проведении занятий по учебным дисциплинам «Уголовно-процессуальное право»,  «Оперативно-розыскная деятельность», в практическую деятельность Следственного комитета Российской Федерации по Республике Татарстан, Оперативного управления УФСИН России по Республике Татарстан, что подтверждается соответствующими актами о внедрении. Кроме того, материалы диссертации отражены в публикациях автора.

Структура диссертации обусловлена задачами и логикой проведенного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, характеризуются методологическая, теоретическая, нормативно-правовая и эмпирическая основы работы, обосновывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации и внедрении его результатов.

Первая глава «Теоретические и правовые вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе» состоит из четырех параграфов.

Первый параграф «Результаты оперативно-розыскной деятельности в системе уголовно-процессуального доказывания (историко-право­вой анализ)» является важным отправным пунктом для понимания основных положений диссертационного исследования. В нем дается толкование исследуемого вопроса в историческом разрезе. Автор приходит к выводу, что официально, но в секретной форме ОРД в УИС была введена в 1923 г. после издания специального циркуляра НКВД РСФСР, предписывающего сотрудникам, осуществляющим ОРД, проведение оперативно-розыскных мероприятий (далее: ОРМ) в исправительно-трудовых учреждениях.

Возможность осуществления ОРД была закреплена в УПК РСФСР 1923 г. В частности, в ст. 93 предусматривалась возможность реализации ОРД в случаях поступления анонимных заявлений граждан о совершенных или готовящихся преступлениях. Анонимные заявления в большинстве случаев являлись не чем иным, как сообщениями о преступлениях. В связи с этим сотрудники активно приобретали и использовали источники оперативной информации, сочетая их порой с собственным внедрением в криминальные сообщества.

Термин «оперативно-розыскная деятельность» был введен в гласной форме в практический и научный оборот после принятия в 1958 г. Верховным Советом СССР Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и издания республиканских Уголовно-процессуальных кодексов.

Впервые возможность использования результатов ОРД в уголовном процессе появилась в связи с принятием Закона СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик». После этого вступила в силу законодательная формула, возлагавшая на органы дознания принятие необходимых оперативно-розыскных мер, в том числе с использованием видеозаписи, кино-, фотосъемки и звукозаписи, в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процес­суальным законодательством.

Начало следующему этапу использования результатов ОРД в уголовном процессе положил принятый 13 марта 1992 г. Закон РФ № 2501-1 «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», который предложил для практической интерпретации следующее положение: «Результаты ОРД могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий и проведения оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством» (ст. 10).

Современный этап правового регулирования данного вопроса начался 12 августа 1995 г., т. е. с принятия нового Федерального закона № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». В ст. 11 данного Закона, в частности, говорится, что «результаты ОРД могут… представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании  по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств».

Далее автор обосновывает историческую необходимость применения уполномоченными органами ФСИН России сил, средств, форм и методов ОРД для борьбы с преступлениями, совершаемыми в учреждениях и органах УИС, определенными факторами. Первый фактор заключается в специфических целях и задачах УИС. Вторым фактором (коммуникативным) служат взаимоотношения администрации (начальника учреждения) и сотрудников (первый уровень управления), сотрудников и спецконтингента (второй уровень управления). Третий фактор проявляется как содержательно-организационный и реализуется на основе определенных принципов и методов.

Второй параграф «Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании» посвящен исследованию нормативно-правовой базы, а также анализу научных подходов к определению исследуемого понятия.

В современной науке уголовно-процессуального права развивается идея активного использования в уголовном процессе результатов ОРД вплоть до придания им значения судебных доказательств. По мнению автора, реализация данной идеи на практике возможна лишь на основе создания правового механизма использования данных ОРМ в уголовном процессе.

Однако в настоящее время определения понятия результатов ОРД, содержащиеся в Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд и в УПК РФ, отличаются друг от друга, что, безусловно, порождает коллизионность в толковании правовых норм и создает проблемы в правоприменении. В связи с этим автор предлагает привести положения указанного межведомственного нормативного документа в соответствие с федеральным законодательством.

Далее диссертант исследует мнения ученых, относительно понятия результатов ОРД и формулирует авторское определение данного термина применительно к деятельности оперативных подразделений ФСИН России.

Особо автор выделяет основные признаки изучаемого понятия, отражающие специфику УИС:

1) результаты ОРД должны быть получены легитимно оперативными подразделениями органов и учреждений УИС и закреплены в оперативно-служебных документах и на иных носителях;

2) результаты ОРД – это не только сведения, но и предметы, документы, хотя они и являются источниками сведений. Последние в последующем могут быть преобразованы в свидетельские показания, а предметы и документы – в вещественные доказательства и иные документы;

3) посредством ОРД в исправительных учреждениях выявляется информация:

– о преступлениях, подготавливаемых или совершенных в расположении учреждений и органов УИС;

– лицах, уклоняющихся от исполнения наказания;

– событиях или действиях против установленного порядка отбывания наказания.

Третий параграф «Допустимость использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам» посвящен вопросам исследования возможности использования результатов ОРД в качестве уголовно-процессуальных доказательств.

Диссертант обосновывает утверждение о том, что ст. 89 УПК РФ имеет некорректную формулировку и содержит внутреннее противоречие, что затрудняет использование результатов ОРД в уголовном процессе. 

Как показало анкетирование следователей, наиболее часто для использования в доказывании при расследовании пенитенциарных преступлений представлялись результаты следующих ОРМ: опрос (отметили 43 % респондентов), изучение предметов и документов (25 %), прослушивание телефонных переговоров (14 %), наведение справок (12 %), наблюдение (11 %), при этом 30 % следователей никогда не переводили результаты ОРД в процессуальные доказательства, 34 % – крайне редко, 30 % – в случаях дефицита иных доказательств.

Оперативные работники на данный вопрос дали немного иные ответы: прослушивание телефонных переговоров (42 %), снятие информации с технических каналов связи (31 %), оперативный эксперимент (27 %), опрос (21 %), проверочная закупка (23 %). Разница в ответах обусловлена значительным количеством средств связи, находящимся в нелегальном обороте у лиц, содержащихся в учреждениях УИС. Так, по официальным данным, в 2011 г. было изъято более 27,5 тыс. единиц средств связи10. И об этом в первую очередь знают сотрудники пенитенциарных учреждений, а не следователи.

Средства связи очень часто становятся орудием совершения преступлений. Кроме поставки в учреждения УИС запрещенных предметов, наркотических средств, совершения мошенничеств, средства связи также используются для организации побегов – наиболее опасных и особо учитываемых преступлений.

По мнению соискателя, в настоящее время необходимо отказаться от «запретительного» метода правовой регламентации порядка использования в доказывании результатов ОРД. Очевидно, что результаты ОРД – это сведения, предметы и документы, хотя и полученные с соблюдением требований законодательства, но, как правило, не в рамках уголовного процесса. Следовательно, на момент принятия решения об их использовании, они в принципе не могут соответствовать требованиям, предъявляемым к доказательствам в соответствии с нормами УПК РФ.

Для создания условий более полного и эффективного использо­вания в доказывании материалов, полученных оперативно-розыскным путем, необходимо разработать механизм, по­зволяющий следователю реально пользоваться всей относящейся к расследуемому делу информацией, в том числе полученной негласным путем.

В четвертом параграфе «Особенности института допустимости использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в уголовно-исполнительной системе» исследуются  теоретические и практические вопросы допустимости в качестве доказательств сведений, предметов и документов, полученных оперативно-розыскным путем.

Недооценка сведений, полученных посредством ОРМ, в реализации назначения уголовного процесса, как считает диссертант, часто становится причиной приостановления уголовных дел в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, или местонахождения обвиняемого, а также прекращения уголовного дела, в связи с недоказанностью причастности лица к совершению преступления и необоснованной переквалификации инкриминируемого деяния на менее тяжкое преступление.

При расследовании пенитенциарных преступлений, по мнению следователей, наибольшую сложность, с точки зрения формирования доказательственной базы, представляют следующие преступления: должностные преступления (ст. 285, 286 УК РФ), против жизни (ст. 105–110 УК РФ), против здоровья (ст. 111–116 УК РФ), дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ).

При этом вызывает трудность доказывание таких обстоятельств, как виновность лица в совершении деяния (отметили 57 % следователей), обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого (27 %), смягчающих и отягчающих наказание (25 %), характер и размер ущерба (18 %). Для устранения указанных проблем и сложностей целесообразно использовать результаты ОРД в доказывании.

На основании изложенного автор приходит к выводу, что раскрыть и расследовать большинство преступлений, особенно совершаемых в учреждениях УИС, пользуясь лишь теми доказательствами, порядок получения которых регламентирован УПК РФ, невозможно.

Результаты ОРД могут быть использова­ны в процессе доказывания только при соблюдении следующих условий:

– если они отражают обстоятельства и факты, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ);

– используются в качестве основы формирования судебных доказательств в соответствии с уголовно-процессуальным законодатель­ством, регламентирующим собирание доказательств, то есть получены из установленных в законе источников и при производстве соответствующих следственных, судебных действий, являющихся единственными за­конными способами собирания доказательств в уголовном процессе.

Вторая глава «Особенности использования результатов оперативно-розыскной деятельности по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в уголовно-исполнительной системе» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Ведомственная нормативная база и представление результатов оперативно-розыскной деятельности органам предварительного расследования и суду» проводится сравнительный анализ межведомственных Инструкций по представлению результатов ОРД дознавателю, следователю, прокурору и в суд 1998 г. и 2007 г.

Проведенное исследование среди оперативных работников учреждений УИС различных регионов, показало, что результаты ОРД представлялись: дознавателю – в 23 % случаев, органам дознания – 21 %, следователю – 44 %, прокурору – 7 %, в суд – 5 %. При этом интервьюирование судей районных судов и Верховного  суда Республики Татарстан показало, что за последние годы представление материалов ОРД в суд не практиковалось.

Кроме того, на вопрос «Как вы считаете, новая Инструкция 2007 г. лучше регулирует соответствующие общественные отношения, чем старая 1998 г.?» 46 % оперативных работников и 66 % следователей ответили положительно, 33 % оперативных работников и 34 % следователей не согласились с этим и 21 % указали иное. Еще 42 % оперативных работников и 64 % следователей убеждены, что новая Инструкция облегчает процесс представления  результатов ОРД дознавателю, органу дознания, прокурору и в суд, 4 % оперативных работников и 0 % следователей – препятствует, 29 % оперативных работников и 22 % следователей – имеет формальное значение, на практике не используется, 25 % и 14 % соответственно ответили, что не знакомились с данным документом.

В действующей Инструкции по представлению результатов ОРД дознавателю, следователю, прокурору и в суд второй раздел называется «Представление результатов ОРД», а третий – «Требования, предъявляемые к результатам ОРД». С формально-юридической точки зрения это неверно, поскольку материальное право первично, а процессуальное вторично. Автор предлагает устранить данное противоречие в целях облегчения восприятия документа правоприменителем. 

Также диссертант приходит к выводу, что одними из оснований редкого использования результатов ОРД в доказывании при расследований преступлений, совершаемых в учреждениях УИС, являются слабая теоретическая подготовка оперативного состава и усложненная процедура представления результатов ОРД.

Наиболее значимое взаимодействие между следователем и оперативным сотрудником, в том числе в УИС, в рамках следственно-оператив­ной группы регламентировалось Инструкцией по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений», утвержденной приказом МВД России от 20 июня 1996 г. № 334, которая утратила юридическую силу в 2008 г. Принятая взамен новая Инструкция не содержит в качестве субъекта подразделения УИС, что негативно сказывается на противодействии пенитенциарной преступности.

Во втором параграфе «Особенности использования в качестве доказательств результатов оперативно-розыскных мероприятий, полученных с применением технических средств» исследуются актуальные проблемы использования оперативными подразделениями технических средств и перевода полученных результатов в разряд доказательств.

По мнению диссертанта, в настоящее время вопрос о применении специальных технических средств в оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности запутан и регламентирован множеством законодательных актов.

В то же время технические средства связи, слежения, аудио-, видеозаписи и другие очень часто выступают орудием или предметом совершения преступлений, особенно умышленных и спланированных. 

Соискатель приходит к выводу, что сегодня ОРД, в том числе в УИС, невозможно эффективно осуществлять без применения специальной техники, поскольку преступления, совершаемые лицами, содержащимися в учреждениях УИС, отличаются именно тщательной подготовкой и использованием ухищренных способов в связи с наличием криминального стажа у данных лиц.

Изучение 68 архивных уголовных дел по преступлениям, совершенным в учреждениях УИС, показало, что в 20 случаях в качестве доказательств при расследовании пенитенциарных преступлений использовались результаты прослушивания телефонных переговоров. В пяти случаях это были результаты сбора образцов для сравнительного исследования и в 10 случаях – результаты наблюдения.

Для приведения формы и содержания сведений, которые получены при проведении уполномоченными субъектами ОРМ с применением технических средств и которые предполагается использовать в качестве доказательств, в соответствие с требованиями, предъявляемыми УПК РФ к доказательствам, целесообразно внести изменения в УПК РФ и Инструкцию о порядке представления результатов ОРД дознавателю, органам дознания, следователю, прокурору и в суд.

Также в ходе исследования установлено, что при расследовании преступлений, совершаемых в УИС, следственное действие, предусмотренное ст. 186 УПК РФ, «контроль и запись переговоров» практически не применяется. Прослушивание телефонных переговоров проводится в рамках ОРМ, что усложняет процесс доказывания. В целях оптимизации процесса доказывания автор предлагает ввести в УПК РФ норму, согласно которой до возбуждения уголовного дела разрешить прослушивание телефонных переговоров в рамках ОРД, а после – только в рамках следственного действия.

В третьем параграфе «Использование результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных с применением специальных знаний» исследуются вопросы привлечения к участию в ОРМ специалистов и доказательственного значения полученных результатов.

Субъектами применения специальных знаний являются сотрудники оперативных подразделений органов, осуществляющих ОРД, граждане, оказывающие этим органам гласное и конфиденциальное содействие, специалисты, участвующие в проведении ОРМ, а также другие лица.

Специальные знания используются при проведении опроса с приме­нением полиграфа, проведении репродукционного гипноза, а также наиболее часто при коммуникационной деятельности оперативного сотрудника.

Соискатель считает необходимым в ведомственных учебных заведениях, в которых преподается дисциплина «Оперативно-розыскная деятельность», предусмотреть спецкурсы по изучению языка телодвижений, поскольку с его помощью осуществляется от 60 до 80 % коммуникации и только 20–40 % информации передается посредством вербальных средств выражения.

Специфичным применением специальных знаний в ОРД является использование переводчиков, то есть лиц, владеющих определенными языками, знание которых необходимо для перевода, либо понимающих знаки немых или глухих. Отдельно следует назвать специалистов, которые привлекаются для «прочтения» почтовой корреспонденции, содержащей признаки тайнописи, меточных средств, шифров и т. д., которые широко используются лицами, содержащимися в учреждениях УИС.

Применение специальных знаний является организационно-такти­ческой особенностью отдельных ОРМ.

Автор считает, что обеспечить допустимое расширение потенциальных возможностей результатов ОРД в доказывании по уголовным делам можно за счет использования различных форм специальных знаний путем внесения соответствующих изменений в действующее уголовно-процес­суальное законодательство и ФЗ «Об ОРД». В частности, предлагается дополнить ст. 202 УПК РФ нормой, предусматривающей получение образцов для сравнительного исследования оперативно-розыскным органом, если это не представилось возможным сделать самому следователю. Аналогичную норму следует предусмотреть в ФЗ «Об ОРД». В этих случаях получение образцов должно происходить в присутствии понятых, фиксироваться в протоколе, хотя и без уведомления подозреваемого (обвиняемого) и, соответственно, без удостоверения последним своей подписью протокола. При сомнениях в подлинности образцов суд может допросить понятых в качестве свидетелей.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные теоретические выводы и наиболее значимые положения, а также практические предложения и рекомендации по совершенствованию уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных норм.

В приложениях содержатся итоги проведенного анкетирования сотрудников следственных и оперативно-розыскных органов,  а также анкета изучения архивных уголовных дел.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

  1. Миролюбов С. Л. Генезис правовой основы использования результатов ОРД в доказывании по уголовным делам: актуальные проблемы / С. Л. Миролюбов // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2009.
    № 1(10). 0,44 печ. л.
  2. Миролюбов С. Л. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по пенитенциарным преступлениям: практический аспект / С. Л. Миролюбов // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2011. № 1(18). 0,31 печ. л.
  3. Миролюбов С. Л. Специфика уголовно-процессуального статуса учреждений ФСИН России / С. Л. Миролюбов // Социально-правовые проблемы борьбы с преступностью в современной России : материалы итоговой науч.-практ. конф. Каз. юрид. ин-та МВД России. – Казань, 2008. – 0,2 печ. л.
  4. Миролюбов С. Л.  Использование результатов оперативно-розыск-ной деятельности в доказывании по уголовным делам о пенитенциарных преступлениях / С. Л. Миролюбов // Наука и практика в развитии пенитенциарной системы России: Посвящается 10-летию Ивановского филиала ВЮИ ФСИН России. – Иваново, 2009. – 0,6 печ. л.
  5. Миролюбов С. Л. Особенности расследования дезорганизации деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества / С. Л. Миролюбов // Ведомости уголов.-исполн. системы. – 2009. – № 1. – 0,18 печ. л.
  6. Миролюбов С. Л. Некоторые направления использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по пенитенциарным преступлениям / С. Л. Миролюбов // Современные проблемы пенитенциарной практики на этапе реформирования уголовно-исполнительной системы : сб. материалов межрегион. науч.-практ. конф. – Казань, 2010. – 0,44 печ. л.
  7. Миролюбов С. Л. Возбуждение уголовного дела по пенитенциарному преступлению: вопросы теории и практики / С. Л. Миролюбов, А. Н. Урусов // Современные проблемы пенитенциарной практики на этапе реформирования уголовно-исполнительной системы : сб. материалов межрегион. науч.-практ. конф. – Казань, 2010. – 0,6/0,3 печ. л.
  8. Миролюбов С. Л. Формы взаимодействия оперативно-розыскных служб с органами следствия при расследовании пенитенциарных преступлений / С. Л. Миролюбов // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики в деятельности сотрудников ОВД и УИС : материалы науч.-практ. конф., Владимир, 18 марта 2010 г. – Владимир, 2010. – 0,38 печ. л.
  9. Миролюбов С. Л. Понятие и значение использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по пенитенциарным преступлениям / С. Л. Миролюбов // Уголовное судопроизводство: проблемы теории, нормотворчества и правоприменения : сб. науч. тр. – Рязань, 2010. – Вып. 5. – 0,18 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 3,03 печ. л.

Миролюбов Сергей Леонидович

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОКАЗЫВАНИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

(на примере преступлений, совершаемых в учреждениях

уголовно-исполнительной системы)

Подписано в печать 20.04.2012. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,39. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального казенного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний»

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.


1 Сведения о преступлениях в уголовно-исполнительной системе : информ.-аналит. сб. / под общ. ред. Э. В. Петрухина. Тверь, 2007. С. 10.

2 Сведения о преступлениях в уголовно-исполнительной системе : информ.-аналит. сб. / под ред. А. В. Сенопальникова [и др.]. Тверь, 2008. С. 12.

3 Основные показатели деятельности уголовно-исполнительной системы ФСИН России январь–декабрь 2008 года. : информ.-аналит. сб. Тверь, 2009. С. 18.

4 Основные показатели деятельности уголовно-исполнительной системы ФСИН России январь–декабрь 2009 года. : информ.-аналит. сб. Тверь, 2010. С. 18.

5 Отчет о состоянии преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС, за 2010 г. (форма 2-УИС).

6 Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы А. А. Реймера на расширенном заседании коллегии ФСИН России 9 февраля 2012 года. URL: http://фсин.рф/news/index.php?ELEMENT_ID=28904.

7 Там же.

8 Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1989. С. 286.

9 Криминология : учебник / под ред. А. И. Долговой. М., 2007. С. 866.

10 Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы А. А. Реймера на расширенном заседании коллегии ФСИН России 9 февраля 2012 года.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.