WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Огнева Ксения Олеговна

ИСКЛЮЧЕНИЕ И ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА

12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре гражданского права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия».

Научный руководитель:

Андреев Владимир Константинович

заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор.

Официальные оппоненты:

Сумской Дмитрий Александрович

доктор юридических наук, профессор, проректор по административной работе – первый проректор ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет».

Козлова Елена Борисовна

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса ФГБОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации».

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет».

Защита состоится « 29 » мая 2012 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 170.003.02 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: 117418,  г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69А, ауд. 910.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия».

Автореферат разослан «___» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С. П. Ломтев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена развитием гражданско-правовой науки и гражданского законодательства, а также современными потребностями судебной практики по гражданским делам в вопросах невозложения ответственности за нарушение договора.

Договоры являются ключевым механизмом регулирования отношений, возникающих между субъектами гражданского права. На их надлежащее исполнение влияет не только воля участников данного соглашения достигнуть целей и задач, поставленных перед ними, но и обстоятельства окружающей действительности, которые, с одной стороны, могут способствовать, с другой – создавать абсолютные или относительные препятствия к выполнению сторонами взятых на себя обязательств. Соответственно, многообразие форм договоров, способов их исполнения и постоянно изменяющиеся социально-экономические условия в обществе способствуют тому, что ответственность за нарушение договорных обязательств ориентирована не только и не столько на применение негативных последствий в отношении лица, неисполнившего или ненадлежащим образом исполнившего свои обязанности, но и на восстановление нарушенных прав и законных интересов сторон, тем самым на поддержание стабильности гражданского оборота. Таким образом, институт ответственности занимает одно из центральных мест в науке гражданского права.

Вместе с тем, в последнее время теоретические споры все чаще ведутся вокруг проблем, касающихся непривлечения к ответственности должника. Такой интерес продиктован сложившейся экономической ситуацией, в результате которой участились случаи нарушения или неисполнения договоров по различным причинам, а также потребностями судебной практики, имеющей разночтения при разрешении гражданских споров о неприменении ответственности к обязанному лицу.

Анализ теоретических позиций и судебных актов за последние годы показывает, что ряд проблем, касающихся непривлечения к ответственности обязанного лица, еще не нашел своего решения в современной цивилистике. В частности, это возможность непривлечения должника к ответственности за нарушение договора по «реабилитирующим» (исключение ответственности) и «нереабилитирующим» (освобождение от ответственности) основаниям.

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, подготовленной на основании Указа Президента РФ № 1108 от 18 июля 2008 г., прямо говорится о том, что развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. Концепция содержит также ряд положений об усилении компенсаторной функции гражданского законодательства, значение которой выходит за рамки гражданско-правовой ответственности и которая направлена, главным образом, на поддержание стабильности гражданского оборота. Это в свою очередь свидетельствует о важности рассмотрения основных аспектов освобождения от ответственности и исключения ответственности как особых механизмов защиты прав участников предпринимательской и иной хозяйственной деятельности.

Освобождение от ответственности при наличии определенных условий и вне зависимости от добросовестности или недобросовестности действий контрагента по договору представляет исключительную меру, направленную на обеспечение стабильности хозяйственной деятельности.

Исключение ответственности применимо только к добросовестному контрагенту, который нарушил договор в силу не зависящих от него обстоятельств. В этом случае отсутствует один из элементов привлечения его к ответственности (например, вина), в связи с чем ответственность должника не возникает (исключается), и он приобретает право на защиту своей деловой репутации и доброго имени.

Отсутствие в современной цивилистике научно обоснованной интерпретации исключения и освобождения от ответственности как самостоятельных гражданско-правовых категорий, влекущих различные правовые последствия для должника, аргументации критериев их отграничения друг от друга и от смежных правовых категорий, а также научно-теоретического осмысления оснований и условий исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора свидетельствует об актуальности темы диссертационного исследования, результаты которого также могут быть использованы в дальнейших прикладных разработках с целью модернизации и развития гражданского законодательства.

Степень научной разработанности темы характеризуется тем, что выводы, касающиеся освобождения должника от ответственности, прямо или косвенно делались в ряде исследований, посвященных, как правило, институту гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем, в основном имеются лишь ссылки на отдельные основания освобождения, используемые для раскрытия особенностей конкретных видов гражданско-правовых обязательств. Кроме того, большинство авторов отождествляют категории «освобождение от ответственности» и «исключение ответственности», тогда как исключение гражданско-правовой ответственности как самостоятельная категория гражданского права отдельно не исследовалась.

Освобождение от гражданской ответственности как самостоятельный правовой институт рассмотрено в кандидатской диссертации С.В. Розиной «Институт освобождения от гражданско-правовой ответственности» (М., 2006 г.). 

Сравнительно-правовой анализ обстоятельств, освобождающих от ответственности за нарушение договора в Российской Федерации и в зарубежных странах, проведен в кандидатской диссертации  Н.П. Коршуновой «Обстоятельства, освобождающие от ответственности за нарушение договора» (М., 2007 г.).

Данная работа является одним из первых исследований проблем разграничения правовых категорий «освобождение от ответственности» и «исключение ответственности» за нарушение договора, основанным на анализе теоретических точек зрения, законодательства и судебной практики.

Цели и задачи исследования. Цель исследования – научное обоснование интерпретации исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора как самостоятельных правовых категорий, влекущих неприменение к обязанному лицу мер ответственности по «реабилитирующим» и «нереабилитирующим» основаниям.

Указанная цель обусловила постановку следующих задач:

  • Разграничить правовые категории «исключение ответственности» и «освобождение от ответственности» за нарушение договора и сопоставить их со смежными юридическими категориями.
  • Выявить и обобщить особенности категорий «исключение ответственности» и «освобождение от ответственности» за нарушение договора.
  • Выделить и проанализировать обстоятельства, влияющие на исключение и освобождение от ответственности за нарушение договора.
  • Определить условия и основания исключения и освобождения от ответственности.
  • Выявить общие и специальные условия исключения ответственности.
  • Разработать классификацию обстоятельств, влияющих на исключение ответственности.
  • Выработать теоретические и практические выводы и положения, способствующие модернизации гражданского законодательства, регулирующего порядок реализации исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора.

Объектом исследования являются правовые отношения, складывающиеся в процессе исключения, а также освобождения должника от ответственности за нарушение договора.

Предмет исследования составляют нормы российского и зарубежного законодательства, доктринальные разработки, судебная практика по вопросу исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора.

Методологическую основу исследования составили общенаучные методы познания (анализ, синтез, обобщение, индукция, дедукция); использованы частнонаучные методы (формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой).

Теоретической основой исследования являются научные положения, содержащиеся в трудах российских (М.М. Агарков, С.С. Алексеев, К.И. Анненков, Б.С. Антимонов, С.Н. Братусь, М.И. Брагинский,  А.В. Венедиктов, В.В. Варкалло, Ю.М. Васильев, В.В. Витрянский, Д.М. Генкин, З.В. Градобоева, В.П. Грибанов, О.В. Дмитриева,  О.Н. Захарова, С.Н. Иванова, О.С. Иоффе, В.Л. Исаченко, Т.И. Илларионова, Н.П. Коршунова, О.А. Красавчиков, Д.В. Каменецкий, С.А. Коновалов,  А.К. Кравцов, О.Э. Лейст, Л.А. Лунц, Г.К. Матвеев, Д.И. Мейер,  А.В. Милохова, К.В. Нам, И.Б. Новицкий, В.А. Ойгензихт, Е.В. Пассек,  Е.А. Павлодский, К.П. Победоносцев, С.В. Посохов, М.Г. Розенберг,  С.В. Розина, О.Н. Садиков, И.А. Скобелева, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак,  Е.А. Суханов, Ю.К. Толстой, В.А. Туманов, В.А. Тархов, С.В. Тычинин, Л.В. Фоноберов, В.А. Хохлов, Г.Ф. Шершеневич, К.И. Яичков, В.Ф. Яковлев, Е.М. Яковлева, Т.М. Яблочков) и зарубежных (К. Цвайгер, А. Экснер,  Л. Эннекцерус) ученых-цивилистов.

В диссертации также использованы разработки в области философии таких ученых, как Г.Ф. Гегель, Х. Гроссман, Р. Косолапов, И. Пригожин,  Ф. Ницше, С. Франк, Ф. Энгельс.

Эмпирической основу работы составили результаты изучения положений отечественного и зарубежного законодательства (Франции, Германии, Италии), международных договоров (Венской конвенции ООН 1980 г., Принципов международных торговых договоров УНИДРУА и др.), решений МКАС при ТПП РФ (5), актов высших органов судебной власти (Верховного Суда РФ (3), Высшего Арбитражного Суда РФ (6)), а также судебных актов судов общей юрисдикции за период с 2007 по 2011 гг. (Белгородского областного суда, Кемеровского областного суда, Московского городского суда, Рязанского областного суда, Санкт-Петербургского городского суда, Сахалинского областного суда) и арбитражных судов за 2008-2011 гг. (ФАС Волго-Вятского округа, ФАС Восточно-Сибирского округа, ФАС Московского округа, ФАС Поволжского округа, ФАС Северо-Западного округа, ФАС Северо-Кавказского округа, ФАС Уральского округа, ФАС Центрального округа, Двенадцатого арбитражного апелляционного суда, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда).

Научная новизна работы заключается в обосновании теоретических положений о выделении самостоятельных юридических категорий «исключение ответственности» и «освобождение от ответственности» за нарушение договора, влекущих различные правовые последствия для должника, концептуальной выработке критериев разграничения названных категорий, а также в выявлении условий, составляющих основания исключения и освобождения от ответственности.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Категории «освобождение от ответственности» и «исключение ответственности» за нарушение договора не тождественны друг другу. Основанием освобождения от ответственности является наличие в действиях обязанного лица состава гражданского правонарушения в совокупности с условием освобождения от ответственности, указанным в законе (например, истечение срока для предъявления к исполнению исполнительного документа).

Исключение ответственности имеет место, когда нет элемента состава гражданского правонарушения, то есть ответственность вообще не возникает (исключается).

  1. Выявлены и обобщены признаки исключения ответственности за нарушение договора как самостоятельной категории гражданского права:

- отсутствие элемента состава правонарушения, в связи с чем ответственность обязанного лица изначально не возникает;

- отсутствие у кредитора возможности требовать от должника восстановления своего нарушенного права, поскольку ответственность должника за нарушение договора изначально не возникла, что подтверждено решением суда;

- наличие у сторон права предусмотреть в договоре условия, исключающие их ответственность за его нарушение, отличающиеся от установленных в законе (например, вина для предпринимателей).

  1. Выявлены и обобщены особенности освобождения от ответственности как самостоятельной категории гражданского права:

- наличие основания ответственности в совокупности с обстоятельством, препятствующим ее реализации (например, пропуск кредитором срока предъявления к исполнению исполнительного документа);

- отсутствие у кредитора возможности реализовать свое субъективное право на взыскание с должника за нарушение договора, поскольку последний освобождён от ответственности по решению суда;

- отсутствие у сторон права самостоятельно сформулировать в договоре условия, освобождающие их от ответственности, поскольку таковые могут быть предусмотрены только законом.

  1. Обосновано, что категории «чрезвычайное обстоятельство», «чрезвычайная ситуация», «условие исключения ответственности», «основание исключения ответственности» не тождественны друг другу.

Чрезвычайное обстоятельство (например, землетрясение) является предпосылкой возникновения чрезвычайной ситуации (разрушения). В том случае, если чрезвычайная ситуация препятствует надлежащему исполнению договора, она может расцениваться как одно из условий, формирующих основание исключения ответственности.

Выделено объективно чрезвычайное обстоятельство, которое будет являться таковым для неопределенного круга лиц и отвечать критерию непреодолимой силы, а также субъективно чрезвычайное обстоятельство, которое является таковым для конкретного лица и характеризует категорию «случай».

  1. Обстоятельства, являющиеся условием исключения ответственности за нарушение договора, поименованные в ГК РФ, охватываются терминами «непреодолимая сила» и «случай».

Непреодолимая сила является специальным условием исключения ответственности, поскольку ее выделение имеет принципиальное значение только для исключения ответственности специального субъекта (лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность).

Случай – общее условие исключения ответственности должника, несущего ее по принципу вины.

  1. Обоснована классификация обстоятельств, являющихся условием исключения ответственности, по следующим критериям:

а) по источнику закрепления: предусмотренные международными актами, предусмотренные национальным законом, предусмотренные соглашением сторон;

б) по характеру вызываемых последствий: вызывающие приостановление (отсрочку) исполнения, вызывающие частичную невозможность исполнения, вызывающие полную невозможность исполнения;

в) по возможности предотвращения: объективно непредотвратимо как само обстоятельство, так и его последствия (непреодолимая сила), объективно предотвратимо обстоятельство, но объективно непредотвратимы его последствия (случай);

г) по масштабу распространения: мировые, национальные, региональные, местные;

д) по специфике субъекта: специальные (непреодолимая сила для предпринимателей) и общие (случай для иных субъектов).

7. Обоснованы научные положения о внесении в главу 25 Гражданского кодекса Российской Федерации следующих изменений:

  • в статью 401:

- в абзаце 1 пункта 1 слова «(умысла или неосторожности)» исключить;

- пункт 3 изложить в следующей редакции:

«Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, не несет ответственности, если докажет отсутствие своей вины и невозможность надлежащего исполнения вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайного (необычного, неординарного, нехарактерного для данной местности или времени года, политического режима, а также возникшего при осуществлении хозяйственной деятельности), внешнего по отношению к деятельности обязанного лица обстоятельства, воздействие которого объективно непредотвратимо при данных условиях. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств»;

- дополнить пунктом 3.1 следующего содержания:

«Если иное не предусмотрено законом или договором, действие случайных обстоятельств не исключает ответственность должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность»;

  • статью 403 изложить в следующей редакции:

«Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо, либо если должник не докажет, что обязательство не могло быть исполнено иным образом»;

  • в статью 404 ввести пункт 1.1 следующего содержания:

«Ответственность должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность, исключается, если он предпринял все необходимые меры для надлежащего исполнения обязательства, однако по вине кредитора обязательство не исполнено в срок, либо его исполнение оказалось невозможным».

Теоретическая значимость диссертационного исследования  состоит в формировании теоретических положений о сущности юридических категорий «исключение ответственности» и «освобождение от ответственности» за нарушение договора, аргументации критериев их разграничения, а также в выявлении условий, составляющих основания исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора. Основные выводы, сформулированные в результате исследования, направлены на развитие российского гражданского права и могут быть использованы для дальнейших научных разработок.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в обосновании ряда предложений по модернизации отдельных положений действующего гражданского законодательства по вопросам исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора. Результаты исследования могут быть интегрированы в программу проведения семинарских занятий по курсу гражданского, предпринимательского и коммерческого права в юридических учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Основные положения и научно-практические выводы диссертации изложены в публикациях по рассматриваемой теме. Результаты научного исследования использовались при проведении практических занятий со студентами очной формы обучения в ФГБОУ ВПО «Российская академия правосудия», что подтверждается соответствующим актом о внедрении.

Структура исследования обусловлена поставленными целями и задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих десять параграфов, заключения и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы, определяются цели, задачи и предмет исследования, излагаются теоретическая и методологическая основы диссертации, оценивается степень научной разработанности темы, отмечается научная новизна диссертации и ее практическая значимость, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Исключение и освобождение от ответственности за нарушение договора как категории гражданского права» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и основные черты гражданско-правовой ответственности» дается общая характеристика юридической ответственности, анализируются ее основные черты, отличие от иных форм ответственности, рассматривается такой ее вид, как гражданско-правовая ответственность, делается вывод о том, что юридическая ответственность невозможна без государственного принуждения и наступает с момента вынесения правоприменительного акта.

К специфическим признакам гражданско-правовой ответственности относятся: имущественный характер; это ответственность одного участника оборота перед другим, то есть правонарушителя перед потерпевшим; соответствие размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков (компенсационный характер); наличие у судебных органов возможности снизить размер ответственности в тех случаях, когда установленный договором или законом размер ответственности нарушает гражданско-правовые принципы (справедливости, соответствия размера взыскиваемых убытков размеру причиненного ущерба).

Отличительной чертой гражданско-правовой ответственности также является автономия воли участников правоотношений, то есть это субъективное право кредитора привлечь к ответственности обязанное лицо и корреспондирующая ему обязанность должника претерпеть неблагоприятные последствия личного или имущественного характера, связанные с нарушением обязательства.

Результатом изучения теоретических точек зрения и анализа статьи 396 ГК РФ является вывод о том, что правоотношение ответственности возникает при трансформации прежнего правоотношения и является новой, а не дополнительной обязанностью, поскольку дополнительный характер обязанности предполагает наличие основной и ее взаимосвязь с дополнительной обязанностью. В свою очередь, обязанность надлежащего исполнения договора и обязанность возместить убытки или уплатить неустойку могут существовать как одновременно (п. 1 ст. 396 ГК РФ), так и отдельно друг от друга (п. 2 ст. 396 ГК РФ). Кроме того, между ними отсутствует необходимая взаимосвязь, при наличии которой можно было бы вести речь об основном и дополнительном характере этих обязанностей.

Для гражданско-правовой ответственности характерны все признаки юридической ответственности: это одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителя; она применяется к лицам, допустившим правонарушение; применяется только уполномоченными на это органами; состоит в применении к нарушителю предусмотренных законом или договором санкций.

На основании исследования специфических особенностей гражданско-правовой ответственности она определена как установленная законом или договором мера воздействия на должника путем использования средств государственного принуждения, опосредуемая активным поведением кредитора, право которого нарушено, выражающаяся в возложении на нарушителя обязанности возместить потерпевшей стороне вред, понесенный в результате упречного поведения (действия или бездействия) обязанного лица.

Во втором параграфе «Понятие и особенности исключения и освобождения от ответственности за нарушение договора» разграничиваются категории «исключение ответственности» и  «освобождение от ответственности», раскрываются присущие им черты, проводится их сопоставление.

Освобождение от гражданско-правовой ответственности происходит только в том случае, когда имеются все условия для ее наступления, но по каким-либо причинам она не может быть реализована. Освобождение от ответственности за нарушение договора возможно в результате истечения срока исковой давности по заявленному требованию и пропуска установленного законом срока для предъявления к исполнению исполнительного документа. В правоприменительной деятельности также встречается фактическое освобождение (то есть уход от ответственности).

Исключение гражданско-правовой ответственности имеет место, когда отсутствует условие ее наступления, то есть ответственность вообще не наступает (исключается). К условиям, исключающим договорную ответственность, в частности, относятся: отсутствие причинно-следственной связи, как обязательной составляющей состава правонарушения, непреодолимая сила, случай и т.п.

В случае удержания кредитором вещи в качестве обеспечительной меры ответственность также подлежит исключению, поскольку в силу статьи  359 ГК РФ в действиях управомоченного лица отсутствует противоправность как необходимый элемент состава правонарушения.

Условия освобождения от ответственности могут быть предусмотрены только законом, а условия, исключающие ответственность, стороны договора могут предусмотреть самостоятельно, что прямо следует из содержания п. 3 ст. 401 ГК РФ (например, ответственность предпринимателей на началах вины).

Учитывая действие в гражданском праве презумпции вины, исключение и освобождение от ответственности возможны лишь при наличии инициативы должника, выражающейся в представлении доказательств существования предусмотренных законом или договором условий. В свою очередь, исключение и освобождение от ответственности реализуются посредством вынесения судебного акта после того, как правоприменительный орган выявит соответствующее основание.

Установлено, что исключение ответственности обладает следующими признаками: отсутствие элемента состава правонарушения; отсутствие у кредитора возможности требовать от должника восстановления своего нарушенного права, поскольку ответственность должника за нарушение договора изначально не возникла, что подтверждено решением суда; наличие у сторон права предусмотреть в договоре условия, исключающие их ответственность за его нарушение, отличающиеся от установленных в законе.

Признаками освобождения от ответственности являются: наличие основания ответственности в совокупности с обстоятельством, препятствующим ее реализации (например, пропуск кредитором срока предъявления к исполнению исполнительного документа); отсутствие у кредитора возможности реализовать свое субъективное право на взыскание с должника за нарушение договора, поскольку последний освобождён от ответственности по решению суда; отсутствие у сторон права самостоятельно сформулировать в договоре условия, освобождающие их от ответственности, поскольку таковые могут быть предусмотрены только законом.

К сходным чертам исключения и освобождения от гражданско-правовой ответственности относятся: реализация как исключения, так и освобождения от ответственности возможна только при участии компетентных органов на основании решения суда; как исключение, так и освобождение от ответственности возможно только в полном объеме; освобождение и исключение ответственности за нарушение основного обязательства прекращает обеспечительные меры; обязанное лицо не претерпевает мер ответственности; как исключение, так и освобождение от ответственности всегда объективно; как исключение, так и освобождение от ответственности возможно лишь при наличии инициативы должника; согласие кредитора на исключение и освобождение от ответственности не требуется.

В отличие от освобождения, исключение ответственности является «реабилитирующим» основанием непривлечения к ответственности, что важно для сохранения и защиты деловой репутации и доброго имени контрагента.

Исходя из изложенного, освобождение от гражданско-правовой ответственности определено как невозложение на должника обязанности претерпеть неблагоприятные последствия нарушения им договора при наличии в его деянии состава правонарушения в предусмотренных законом случаях, выраженное в деятельности компетентных государственных органов, реализуемой посредством вынесения судебного акта.

Исключение гражданско-правовой ответственности – это  ненаступление ответственности лица за нарушение договора в результате отсутствия в деянии должника элемента состава правонарушения, констатируемое государственными органами посредством вынесения судебного решения.

В третьем параграфе «Отграничение исключения и освобождения от ответственности от смежных правовых категорий» отмечается, что категории «освобождение от ответственности» и «исключение ответственности» находятся в тесной связи с рядом смеж­ных правовых категорий, таких как ограничение ответственности, прощение долга и мировое соглашение.

Ограничение гражданско-правовой ответственности уменьшает объем подлежащего возмещению вреда, но не освобождает правонарушителя от ответственности и тем более не влияет на ее исключение.

Выделены следующие сходства ограничения и освобождения от ответственности: в обоих случаях имеются основания для наступления гражданско-правовой ответственности; и освобождение, и ограничение ответственности осуществляется по решению суда.

Сходство ограничения и исключения ответственности состоит в том, что случаи ограничения ответственности, как и обстоятельства, ее исключающие, могут быть предусмотрены как законом, так и договором; ограничение, как и исключение ответственности, осуществляется по решению суда.

Различия между данными категориями заключаются в следующем: установив основания для освобождения или исключения ответственности, суд выносит решение об отказе в удовлетворении иска, ограничение ответственности является правом, а не обязанностью суда; в случае исключения или освобождения от ответственности обязанное лицо вообще не претерпевает неблагоприятных мер, тогда как при ограничении ответственность применяется, но не в полном объеме.

Отличие прощения долга от освобождения и исключения ответственности состоит в следующем: прощение долга может быть осуществлено как на досудебной стадии, в процессе рассмотрения спора, так и после вынесения судебного решения. Исключение и освобождение от ответственности возможно только при участии компетентных органов; прощение долга – это всегда договор, требующий согласия обеих его сторон, заключаемый без участия компетентных органов. Освобождение и исключение ответственности осуществляется по инициативе должника только в результате деятельности компетентных органов путем вынесения судебного решения, и согласие кредитора значения не имеет; прощение долга может быть возмездным, исключение и освобождение от ответственности всегда безвозмездно; прощение долга может быть частичным, а исключение и освобождение от ответственности всегда является полным; прощение долга– это способ прекращения обязательства, следовательно, прекращается субъективное право требования кредитора к должнику об исполнении обязанности. При освобождении от ответственности субъективное право кредитора продолжает существовать, однако не может быть реализовано по объективным причинам. В случае исключения ответственности нарушенное право имеет место, однако кредитор не может требовать его восстановления должником; прощение долга обусловлено субъективными причинами, а исключение и освобождение от ответственности всегда объективно; может быть прощено будущее или приобретаемое в будущем требование, тогда как исключение и освобождение от ответственности возможно только по обязательству, срок исполнения которого уже наступил.

Общими чертами рассматриваемых категорий являются: и прощение долга, и исключение ответственности, и освобождение от ответственности возможно по обязательству, вытекающему из односторонней сделки, из договора, а также из внедоговорного обязательства; в том случае, когда требование было прощено необоснованно, кредитор может требовать его восстановления. В свою очередь, если кредитор считает, что исключение или  освобождение от ответственности должника произошло необоснованно, он вправе оспорить решение суда в вышестоящей инстанции; и прощение долга, и освобождение от ответственности, и исключение ответственности за нарушение основного обязательства влечет прекращение обеспечительных мер; может быть прощено обязательство, срок давности по которому истек. В свою очередь, истечение срока давности является условием освобождения от ответственности.

Выявлены следующие различия между категориями «исключение ответственности», «освобождение от ответственности» и «мировое соглашение»: по процессуальной форме (мировое соглашение оформляется определением суда, исключение и освобождение от ответственности – решением об отказе в иске); мировое соглашение является договором, тогда как для исключения и освобождения от ответственности достаточно инициативы должника; мировое соглашение является договором о взаимных уступках, а в случае исключения и освобождения от ответственности должник полностью избавляется от претерпевания негативных последствий нарушения им договора, и каких-либо встречных уступок от кредитора не требуется; утверждение мирового соглашения является правом суда, в то время как установив основания для освобождения или исключения ответственности, суд выносит решение об отказе в удовлетворении иска.

Схожими чертам рассматриваемых правовых категорий являются: они возможны только при участии компетентных органов; оформляются в виде судебных актов; как решения об исключении или освобождении от ответственности, так и мировое соглашение могут быть обжалованы стороной в вышестоящий судебный орган.

В четвертом параграфе «Основания и условия исключения и освобождения от ответственности» рассматриваются условия и основания исключения и освобождения от ответственности.

Под основанием исключения ответственности за нарушение договора понимается наличие ряда условий в совокупности с отсутствием элемента состава правонарушения, в результате чего ответственность должника изначально не возникает (исключается).

Обосновано, что непреодолимая сила является условием исключения, а не освобождения предпринимателя от ответственности. Данный подход основан на анализе судебной практики, который показывает, что при рассмотрении подобных споров судом фактически выясняется вопрос вины должника. 

Установлено, что само по себе обстоятельство непреодолимой силы не является основанием исключения ответственности. Помимо того, что оно должно отвечать предусмотренным п. 3 ст. 401 ГК РФ признакам, оно должно определенным образом влиять на исполнение должником договора, вызывая просрочку или невозможность исполнения, то есть необходимо наличие причинной связи между возникшим обстоятельством и нарушением договора. Таким образом, основание исключения ответственности является сложным, собирательным понятием, и неверно его сводить лишь к установлению определенного обстоятельства.

Неприменение мер ответственности к предпринимателю ввиду действия непреодолимой силы является специальным условием исключения ответственности, тогда как для иных субъектов хозяйственной деятельности следует говорить об общих условиях исключения ответственности.

Сформулировано определение «обстоятельство, исключающее ответственность»: это юридический факт, обладающий признаками непредотвратимости и чрезвычайности для обязанного лица, влияющий негативным образом на исполнение обязательства, вызывая просрочку должника и (или) невозможность исполнения договора, которое в соответствии с указаниями закона или условиями контракта может привести к исключению ответственности.

Предпосылками освобождения от ответственности являются установленные в законе условия, которые наряду с основанием ответственности могут привести к освобождению от нее. Например, пропуск давностного срока является условием освобождения от ответственности, а в совокупности с составом правонарушения в действиях должника данное условие составляет основание освобождения от ответственности.

Вторая глава «Обстоятельства, исключающие и освобождающие от ответственности» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе «Общая характеристика обстоятельств, исключающих ответственность» обобщены обстоятельства, исключающие ответственность за нарушение договора, в соответствии с ГК РФ. К ним относятся: вина кредитора (ст. 901, ст. 1098 ГК РФ); действия третьих лиц (п. 2 ст. 476 ГК РФ); непреодолимая сила. Далее делается вывод о том, что все они охватываются терминами «случай» и «непреодолимая сила».

Смыслом статьи 79 Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи, регулирующей вопросы исключения ответственности, охватывается как случай, так и непреодолимая сила. Для исключения ответственности за неисполнение договора должны быть соблюдены следующие условия: причиной неисполнения явилось препятствие, находящееся вне контроля должника (объективный характер препятствия); от должника нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора (непредвиденность); нельзя было разумно ожидать, что должник избежит или преодолеет это препятствие или его последствия (непредотвратимость).

При рассмотрении оговорки о форс-мажоре, сформулированной Международной Торговой Палатой в целях выработки единых стандартов внешнеэкономических сделок, рекомендуемой для включения во внешнеэкономический контракт, сделан вывод, что понятие «препятствие вне контроля» в целях оговорки МТП сходно с понятием «непреодолимая сила» в российском праве и не включает в себя простой случай. Однако правила данной оговорки носят диспозитивный характер и позволяют сторонам договора предусмотреть иные обстоятельства, на которые может ссылаться обязанное лицо, как на исключающие его ответственность. В любой ситуации, при толковании таких положений контракта судом должны учитываться нормы национального права и конкретные обстоятельства дела.

В работе также рассматриваются различные классификации исключающих ответственность обстоятельств, и на основе их исследования приводится собственная типизация.

Во втором параграфе «Понятие и признаки непреодолимой силы» анализируются и критикуются имеющиеся в научной литературе различные подходы к пониманию сущности непреодолимой силы, рассматриваются позиции судебных органов по вопросу применения правовых норм о непреодолимой силе, выявляются и рассматриваются основные признаки данной правовой категории.

Установлено, что непреодолимая сила обладает следующими признаками: чрезвычайность, непредотвратимость, относительный и внешний характер по отношению к деятельности обязанного лица.

Под чрезвычайным понимается обстоятельство необычное, неординарное, не характерное для данной местности или времени года, политического режима, а также возникшее при осуществлении хозяйственной деятельности, а равно необычное для конкретного субъекта. Выделено обстоятельство объективно чрезвычайное, которое будет являться таковым для неопределенного круга лиц и отвечать критерию непреодолимой силы, а также обстоятельство субъективно чрезвычайное, которое является таковым для конкретного субъекта и характеризует категорию «случай». Указание на чрезвычайный характер непреодолимой силы необходимо, поскольку предупреждает ошибочное отнесение к разряду непреодолимой силы обычных, ординарных, повседневно встречающихся явлений.

Выделение непредвиденности, как признака непреодолимой силы, нецелесообразно, поскольку объективно чрезвычайное и непредотвратимое обстоятельство (например, землетрясение) не утратит качества непреодолимой силы даже в том случае, если его можно будет предвидеть.

Обосновано, что непреодолимая сила должна выступать условием исключения ответственности только в том случае, если она вызвала невозможность исполнения обязательства и, как следствие, его прекращение полностью или в части. Если после устранения обстоятельств непреодолимой силы должник имеет возможность исполнить обязательство, при условии, что кредитор не утратил интерес к исполнению, ответственность должника не должна исключаться.

Сформулировано определение понятия «непреодолимая сила»: это обстоятельство чрезвычайное (необычное, неординарное, не характерное для данной местности или времени года, политического режима, а также возникшее при осуществлении хозяйственной деятельности), внешнее по отношению к деятельности обязанного лица, воздействие которого объективно непредотвратимо при данных условиях. 

В третьем параграфе «Сопоставление категорий «случай» и «непреодолимая сила» рассматривается соотношение названных правовых категорий, выделяются сущностные черты случая, а также выявляются условия, при которых то или иное обстоятельство может быть квалифицировано в качестве случая или непреодолимой силы.

Случай – это сфера гражданско-правовой ответственности, которая по общему правилу строится на началах ви­ны, определяющей субъективную сторону гражданского правонарушения. Случай, как антипод вины, характеризуется тем, что лицо проявило соответствующую степень заботливости и осмотрительности, а также не знало и не должно было знать о возможности наступления вредных последствий.

Разграничение непреодолимой силы и случая следует проводить по наличию их существенных признаков: непредвиденность является главным признаком случая, так как он субъективно непредотвратим в силу его непредвиденности. Что касается чрезвычайности, то при случае имеет место субъективная чрезвычайность, а при непреодолимой силе – объективная. Случай может быть как внутренним, так и внешним обстоятельством по отношению к деятельности ответственного лица, тогда как непреодолимая сила всегда носит внешний характер.

Практическое значение разграничения случая и непреодолимой силы состоит в том, что случай исключает ответственность только лица, несущего ее при наличии вины, а непреодолимая сила, кроме того, может являться условием исключения ответственности предпринимателя.

Таким образом, случай – это внешнее или внутреннее, субъективно чрезвычайное обстоятельство, вредоносные последствия которого объективно непредотвратимы для ответственного лица в силу субъективной непредвиденности данного обстоятельства при конкретных условиях.

В четвертом параграфе «Отдельные обстоятельства непреодолимой силы, а также последствия их наступления» рассматриваются различные научные взгляды, а также подходы судебных органов к квалификации отдельных обстоятельств в качестве непреодолимой силы и делаются соответствующие выводы.

Анализ судебной практики и различных теоретических позиций по данному вопросу позволяет разделить все обстоятельства непреодолимой силы на три группы: обстоятельства стихийного (естественного) характера (наводнения, землетрясения и т.п.); обстоятельства социального порядка (войны, забастовки и т.д.); акты и действия органов государственной власти (издание закона, прекращающего обязательство или налагающего мораторий на его исполнение). Однако обязательного и законченного перечня обстоятельств непреодолимой силы ни отечественные, ни международные законодательные акты не содержат.

Непреодолимая сила может вызвать разные юридические последствия, как то: исключение ответственности обязанного лица; фактическую или юридическую невозможность исполнения обязательства, а, следовательно, его прекращение; существенное изменение обстоятельств; приостановление течения срока исковой давности.

В пятом параграфе «Влияние случайных обстоятельств на исключение ответственности» рассматриваются проблемы исключения ответственности обязанного лица при наличии вины кредитора, а также действий третьих лиц в неисполнении или нарушении должником договора.

Анализируются понятия «смешанная вина» и «смешанная ответственность». Смешанная вина характеризуется тем, что неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязательства наступает при виновном поведении обеих сторон. Причем эти отрицательные последствия представляют собой нераздельный результат, в котором невозможно определить точную долю причинения каждой стороны. Вследствие этого объем ответственности определяется с учетом степени вины каждого участника правоотношений. Вина кредитора имеет место уже после факта нарушения обязательства должником и может состоять в содействии увеличению размера убытков и (или) в непринятии разумных мер к уменьшению убытков.

Необходимо разграничивать понятия «смешанная вина» и «смешанная ответственность». Вина есть понятие индивидуальное, относящееся к одному субъекту: к физическому или юридическому лицу, а не ко многим. Поэтому следует говорить о вине должника и вине кредитора, но никак не об их совместной вине. Ответственность за ненадлежащее исполнение обязательства в действительности несет только должник, хотя объем такой ответственности снижается с учетом степени вины и должника, и кредитора.

Делается вывод о том, что исключительная вина кредитора в нарушении обязательства может служить особым условием исключения ответственности должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность.

Анализ норм ГК РФ позволяет выделить два вида действий третьих лиц, влияющих на ответственность должника: действия лиц, выступающих на стороне должника (ст. 706 ГК РФ), а также лиц, не относящихся ни к кредитору, ни к должнику (ст. 476 ГК РФ).

Обосновывается, что в случае возложения ответственности на должника при привлечении им для исполнения договора третьих лиц, такая ответственность наступает именно за собственную вину должника в форме неосторожности, а не без вины и не за чужую вину. Исключение ответственности должника в том случае, когда надлежащим образом исполнить обязательство помешали невиновные действия третьих лиц, а также если на стороне контрагента должника имелись обстоятельства непреодолимой силы, приводит к отождествлению невиновности третьего лица и должника, что недопустимо. В случае неисполнения обязательства кредитором по вине третьих лиц должны действовать общие нормы о просрочке должника.

Противоправные действия третьих лиц не могут рассматриваться как условие исключения ответственности предпринимателя, поскольку для него они являются простым случаем.

В шестом параграфе «Обстоятельства, освобождающие от ответственности» речь идет об обстоятельствах, являющихся условием освобождения должника от ответственности.

На основании исследования теоретических точек зрения, правоприменительной практики и нормативно-правовых актов доказано, что условиями освобождения от ответственности за нарушение договора являются истечение срока исковой давности, а также истечение срока предъявления к исполнению исполнительного документа.

Вывод о том, что истечение срока исковой давности является условием освобождения от ответственности, обосновывается, в частности, существованием субъективного права истца после истечения данного срока, в случае восстановления которого нарушенное право вновь подлежит защите. Кроме того, ст. 199 ГК РФ предписывает суду в том случае, если в ходе разбирательства дела в деянии должника будет установлено основание для привлечения его к ответственности и последним будет заявлено о пропуске истцом исковой давности, вынести решение об отказе в иске, то есть освободить лицо от ответственности. Следовательно, истечение давностного срока является условием освобождения от ответственности. 

Аналогично истечению давностного срока об освобождении от ответственности можно говорить и в случае истечения срока предъявления к исполнению исполнительного документа.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ предусматривает, что реализация субъективного права кредитора после признания его судом и возложения судебным решением на обязанное лицо мер ответственности также ограничена во времени трехлетним сроком, что сближает данные положения закона со сроком исковой давности. Говорить о схожести категории исковой давности и срока предъявления к исполнению исполнительного документа позволяют и нормы ч. 2 ст. 21 и ст. 23 рассматриваемого закона, допускающие восстановление пропущенного срока для предъявления исполнительного листа к исполнению. Кроме того, ст. 39 и 40 позволяют приостановить данный срок. Субъективное право лица после истечения срока предъявления исполнительного листа также продолжает существовать, однако кредитор утрачивает возможность принудительной его реализации посредством привлечения государственного аппарата. Данная позиция подкрепляется в том числе и тем, что в такой ситуации имеется судебное решение, констатирующее в действиях ответчика состав правонарушения, а также возлагающее на него меры гражданско-правовой ответственности.

На практике также встречается фактическое освобождение от ответственности, которое будет иметь место, например, когда имеется судебное решение, возлагающее на должника меры ответственности, однако в силу объективных причин оно не может быть исполнено (допустим, ввиду отсутствия денежных средств на счетах должника-банкрота).

Исходя из изложенного, можно выделить 3 вида условий, при наличии которых возможно освобождение от гражданско-правовой ответственности: во-первых, истечение срока исковой давности; во-вторых, истечение срока предъявления к исполнению исполнительного документа; в-третьих, фактическое освобождение от ответственности.

В заключении содержится итог проведенного исследования и наиболее важные выводы, обоснованные в диссертации.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

I. В ведущих научных рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Огнева К.О. Вина третьих лиц как условие исключения ответственности должника за нарушение обязательства // Российское правосудие. – 2012. – № 2(70). – С. 35-39. – 0,4 п.л.;

2. Огнева К.О. Влияние вины кредитора на освобождение должника от гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства // Российское правосудие. – 2011. – № 4(60). – С. 68-77. – 0,8 п.л.;

3. Огнева К.О. Соотношение понятий «форс-мажор» и «непреодолимая сила» // Российское правосудие. – 2010. – № 9 (53). – С. 51-54. – 0,4 п.л.;

4. Огнева К.О. Разграничение понятий «случай» и «непреодолимая сила» // Российское правосудие. – 2010. – № 4 (48). – С. 29-35. – 0,5 п.л.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.