WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ланина Олеся Вячеславовна

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

ОГОВОРКИ О СОХРАНЕНИИ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

В ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2012

Работа выполнена в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова (юридический факультет).

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

  Шерстобитов Андрей Евгеньевич

Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

Сарбаш Сергей Васильевич

(Высший Арбитражный Суд Российской Федерации)

доктор юридических наук, доцент

Емелькина Ирина Александровна

(Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева)

Ведущая организация:  Федеральное государственное бюджетное научное учреждение

«Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации»

Защита состоится 12 сентября 2012 г. в 15 часов 15 минут на заседании диссертационного совета Д.501.001.99 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ, 1-й корпус гуманитарных факультетов, юридический факультет, аудитория 826.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ, 2-й корпус гуманитарных факультетов.

Автореферат разослан  «____»  августа 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  В.А. Чибисов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Потребность в новых правовых формах обеспечения интересов кредитора в условиях современного гражданского оборота становится все более и более очевидной.

В этой связи в последнее время наблюдается четкая тенденция расширения использования участниками гражданского оборота иных, отличных от способов обеспечения исполнения обязательств, прямо предусмотренных главой 23 ГК РФ «Обеспечение исполнения обязательств», правовых форм обеспечения имущественных интересов кредитора, не требующих дополнительных затрат от должника либо привлечения должником третьих лиц, выступающих поручителем либо гарантом. Действующий Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) ориентирует участников гражданского оборота на использование правовых конструкций (механизмов), аналогичных тем, которые в Руководстве ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам рассматриваются как обеспеченные сделки1. Одной из таких достаточно широко известных ведущим зарубежным правопорядкам современности (Германия, Франция, Англия) правовых форм обеспечения имущественных интересов продавца является оговорка о сохранении права собственности, возможность использования которой предусмотрена ст. 491 ГК РФ «Сохранение права собственности за продавцом».

В отличие от отечественного гражданского права, в котором оговорка о сохранении права собственности, по сути, получила свою правовую регламентацию впервые только в положениях ст. 491 ГК РФ, а в советский период развития цивилистической мысли, как правило, рассматривалась как «неизбежное зло»2, в ведущих зарубежных правопорядках в отношении оговорки о сохранении права собственности вот уже на протяжении последних двух столетий поддерживается активный научный дискурс, нашедший свое отражение в формировании сбалансированной доктрины оговорки о сохранении права собственности.

В данном контексте весьма примечательным представляется высказывание профессора Е.А. Суханова, отмечающего, что, как показывает германский опыт, в современном имущественном обороте залог движимых вещей в качестве «обеспечительного права» давно уступил место гораздо более часто используемым договорам отчуждения (продажи) вещи с оговоркой о сохранении права собственности на нее либо «обеспечительному переходу» права собственности на вещь в «опосредованное владение» кредитора, с оставлением вещи у должника. Понятно, что речь идет о высокоразвитом имущественном обороте, к стандартам которого мы пока лишь постепенно приближаемся3.

Степень научной разработанности темы. К настоящему моменту единственным отечественным монографическим исследованием, посвященным оговорке о сохранении права собственности, является монография С.В. Сарбаша «Удержание правового титула кредитором» (М., 2007). Несмотря на то, что С.В. Сарбашом была проделана колоссальная работа в сравнительно-правовом аспекте, дискуссионность догматических представлений о правовой природе оговорки, значении и содержании ее обеспечительной функции, а также влиянии оговорки на правовую квалификацию договора обусловливает необходимость проведения комплексного исследования, посвященного указанной проблематике.

Данные обстоятельства предопределяют актуальность научного анализа: понятия и объекта оговорки о сохранении права собственности; содержания ее обеспечительной функции и правовой природы; содержания оговорки о сохранении права собственности, а также влияния оговорки на правовую квалификацию договора.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, связанные с использованием оговорки о сохранении права собственности в договорных обязательствах.

Предмет диссертационного исследования. Предметом диссертационного исследования являются основные гражданско-правовые проблемы, связанные с использованием в договорных обязательствах оговорки о сохранении права собственности: понятие и объект оговорки о сохранении права собственности; правовая природа обстоятельств, с которыми может быть связан момент перехода права собственности на товар по договору, содержащему оговорку о сохранении права собственности; содержание обеспечительной функции и правовая природа оговорки о сохранении права собственности, а также влияние оговорки на правовую квалификацию договора.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью диссертационного исследования является проведение комплексного анализа гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности в договорных обязательствах и определение ее места и значения в системе гражданско-правовых институтов.

Задачами диссертационного исследования являются:

  • исследование понятия и объекта оговорки о сохранении права собственности;
  • исследование правовой природы обстоятельств, с которыми может быть связан момент перехода права собственности на товар по договору, содержащему оговорку о сохранении права собственности;
  • выявление влияния оговорки о сохранении права собственности на правовую квалификацию договора в качестве условной сделки;
  • исследование значения и содержания обеспечительной функции оговорки и ее ограничений;
  • выявление влияния содержания и вариантов сочетания оснований, с которыми может быть связан момент перехода права собственности на товар, на определение вида оговорки о сохранении права собственности (кумулятивное и альтернативное сочетание оснований);
  • исследование правовой природы оговорки о сохранении права собственности;
  • выявление сферы применения (круга договорных обязательств) оговорки о сохранении права собственности. 

Теоретическая основа диссертационного исследования. Теоретическую основу настоящего диссертационного исследования составили научные труды по гражданскому праву таких отечественных цивилистов, как Т.Е. Абова, В.А. Белов, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, Л.Ю. Василевская, А.В. Венедиктов, А.М. Винавер, В.В. Витрянский, В.И. Голевинский, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанов, В.Б. Ельяшевич, В.С. Ем, И.А. Емелькина, О.С. Иоффе, С.М. Корнеев, Е.А. Крашенинников, М.И. Кулагин, Д.И. Мейер, И.Б. Новицкий, К.П. Победоносцев, И.А. Покровский, В.В. Ровный, С.В. Сарбаш, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, Е.А. Флейшиц, Б.Л. Хаскельберг, П.П. Цитович, Г.Ф. Шершеневич и др.

Кроме того, в диссертационном исследовании использованы работы многих зарубежных ученых. В частности, Э. Барроуса, Х. Биля, М. Бриджа, М. Буссани, Х. Вебера, Ф. Верро, Б. Виндшейда, Д. Виссера, М. Венкштерна, Е. Годэме, Р. Гуда, У. Дробинга, Л.П.У. ван Влиета, Р. Иеринга, Е. Киенингер, Дж. Маккормака, Б. Маркесиниса, Дж. Мило, Ж. де ла Морандьера, Б. Ничоласа, М. Пляниоля, Дж. Ратжерса, К. Рейда, В. Сэгерта, Р. Циммермана, Я. Шаппа, Л. Эннекцеруса и др.

Методологическая основа диссертационного исследования. Методологической основой диссертационного исследования являются общенаучные и специальные (частнонаучные) методы: системно-структурный, формально-юридический, исторический, логический и сравнительно-правовой.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что настоящая работа представляет собой первое в современном российском гражданском праве комплексное исследование гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности в договорных обязательствах с точки зрения ее правовой природы и выполняемой ею функции.

Положения, выносимые на защиту. На основании проведенного диссертантом исследования на защиту выносятся следующие положения:

  1. Инкорпорация в российское гражданское законодательство понятия «удержание правового титула» (в значении «голого титула» или собирательного понятия для обозначения всех вещных прав) для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ (оговорка о сохранении права собственности), является недопустимой, поскольку такая инкорпорация: во-первых, не соответствует понятийному аппарату, уже сформировавшемуся в отечественной доктрине гражданского права (по отношению к отдельным гражданско-правовым институтам); а, во-вторых, противоречит содержанию субъективного (вещного) права, принадлежащего продавцу.
  2. Объектом оговорки о сохранении права собственности может выступать только такой объект гражданских прав, в отношении которого одновременно выполняются следующие условия: во-первых, на объект может быть установлено право собственности; а, во-вторых, в отношении такого объекта возможно обеспечить раздельное «существование» фактического владения и права собственности. Поскольку двум обозначенным условиям в системе объектов гражданских прав отвечают только индивидуально-определенные вещи, объектом оговорки о сохранении права собственности могут выступать только индивидуально-определенные вещи (как движимые, так и недвижимые).
  3. Вне зависимости от того, с оплатой или с наступлением иного обстоятельства, даже отвечающего критерию неопределенности, стороны договора купли-продажи связывают момент перехода права собственности на товар от продавца к покупателю, договор купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности не может быть квалифицирован как сделка, совершенная под отлагательным условием, поскольку возникшее из договора купли-продажи обязательство продавца по передаче товара покупателю исполняется до оплаты товара или до наступления иного обстоятельства, даже отвечающего критерию неопределенности.
  4. Только кумулятивное сочетание оснований (одним из которых выступает исполнение покупателем обязательства по оплате товара), с которыми стороны могут связать момент перехода права собственности на товар, отвечает цели и содержанию расширенной оговорки о сохранении права собственности, направленной на расширение круга обеспечиваемых простой оговоркой о сохранении права собственности обязательств покупателя.
  5. Обеспечительная функция простой и расширенной оговорок находит свое проявление не только в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи, но и в иных случаях, не связанных с неисполнением покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи.
  6. Обеспечительная функция простой и расширенной оговорок (как в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи, так и в иных случаях, не связанных с неисполнением покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств) ограничена нормами о виндикации (ст. 302 ГК РФ).
  7. Поскольку простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности предоставляют продавцу дополнительные гарантии удовлетворения его имущественных интересов на случай неисполнения покупателем: обязательства по оплате товара (простая оговорка); обязательства по оплате товара, а также иных обязательств (расширенная оговорка), простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности являются способами обеспечения исполнения обязательств, предусмотренными законом (ст.ст. 329, 491 ГК РФ).
  8. Пролонгированная оговорка о сохранении права собственности не может быть квалифицирована в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, предусмотренного законом (ст.ст. 329, 491 ГК РФ), в связи с отсутствием у пролонгированной оговорки самостоятельной обеспечительной функции.
  9. Простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности, являясь способами обеспечения исполнения обязательств, предусмотренными законом, могут обеспечивать не только исполнение обязательств покупателя из договора купли-продажи, но и исполнение договорных обязательств должника из договоров, предусматривающих передачу кредитором права собственности на товар должнику (в частности, из договоров мены, ренты и подряда). 

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в теоретическом гражданско-правовом подходе диссертанта к изучению правовой природы оговорки о сохранении права собственности, значению и содержанию ее обеспечительной функции. Теоретические и методологические выводы настоящего диссертационного исследования представляют интерес для научно-исследовательской и преподавательской деятельности, могут быть использованы в учебном процессе и включены в программы учебных курсов по гражданскому праву.

Сделанные в диссертационном исследовании выводы могут быть использованы в законотворческой деятельности, в целях усовершенствования правоприменительной практики, а также при подготовке проектов договоров. При разработке поправок к действующим федеральным законам в рассматриваемой сфере могут быть учтены и использованы практические выводы и предложения диссертанта по совершенствованию действующего гражданского законодательства. Основные положения диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе в юридических ВУЗах при преподавании как общего курса гражданского права, так и соответствующих спецкурсов.

Предложения по совершенствованию действующего гражданского законодательства. В целях усовершенствования законодательного регулирования оговорки о сохранении права собственности диссертантом предлагается изложить ст. 491 ГК РФ в следующей редакции:

«Статья 491. Сохранение права собственности за продавцом

  1. Договором купли-продажи может быть предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до исполнения покупателем обязательства по оплате товара или иных обязательств, носящих встречный характер по отношению к обязательству продавца по передаче товара покупателю (простая оговорка о сохранении права собственности).
  2. Договором купли-продажи может быть предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до исполнения покупателем обязательства по оплате товара, а также иных обязательств, носящих встречный характер по отношению к обязательству продавца по передаче товара покупателю (расширенная оговорка о сохранении права собственности).
  3. В случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до исполнения покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств, носящих встречный характер по отношению к обязательству продавца по передаче товара покупателю (пункты 1, 2 настоящей статьи), покупатель не вправе до перехода к нему права собственности на товар отчуждать его или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено договором (пролонгированная оговорка о сохранении права собственности).
  4. При установлении сторонами в договоре пролонгированной оговорки о сохранении права собственности (пункт 3 настоящей статьи) покупатель вправе отчуждать товар или распоряжаться им иным образом только при условии предоставления продавцу иного обеспечения исполнения покупателем обязательств, носящих встречный характер по отношению к обязательству продавца по передаче товара покупателю.».

Апробация результатов исследования. Содержащиеся в диссертационном исследовании основные научные положения и выводы нашли отражение в научных публикациях диссертанта, выступлениях на международных научно-практических конференциях (V ежегодная Международная научно-практическая конференция «Человек и право: нормативно-ценностное измерение», Иваново, 2011 – Круглый стол: Творческое наследие профессора Московского государственного университета В.П. Грибанова - и др.).

Структура диссертационного исследования обусловлена его  предметом, целями и задачами. Последовательность расположения составных частей имеет целью логически последовательное структурированное изложение выбранной темы диссертационного исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на шесть параграфов, а также библиографического списка использованной литературы и списка использованных нормативно-правовых актов и судебной практики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, очерчивается предмет диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, описываются его структура, теоретическая и методологическая основы, дается характеристика научной новизны, теоретической и практической значимости диссертационного исследования, формулируются выносимые на защиту положения, приводятся сведения о внедрении и апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава «Понятие и объект оговорки о сохранении права собственности» объединяет два параграфа.

В первом параграфе «Оговорка о сохранении права собственности: понятие и терминология» подробно анализируется понятие и терминологическое обозначение оговорки о сохранении права собственности, исследуется вопрос о допустимости инкорпорации в российское гражданское законодательство понятия «удержание правового титула», предлагаемого Руководством ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам, для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ «Сохранение права собственности за продавцом».

Несмотря на то, что Руководство ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам, а также отдельные отечественные цивилисты предлагают использовать для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ, понятие «удержание правового титула», по мнению автора, рассмотрение вопроса о возможности инкорпорации указанного понятия в российское национальное законодательство не может осуществляться без учета либо вопреки терминологии и понятийному аппарату, к настоящему моменту уже сформировавшимся в российском правопорядке, в том числе для обозначения отдельных гражданско-правовых конструкций или гражданско-правовых институтов (в частности, удержания, предусмотренного ст. 359 ГК РФ). Под удержанием в доктрине отечественного гражданского права понимается право кредитора на совершение действий юридического характера, возникающее у кредитора по факту неисполнения обязательства должником, и осуществление которого полностью зависит от усмотрения кредитора, в то время как оговорка о сохранении права собственности представляет собой условие в договоре, не предполагающее фактического нахождения во владении кредитора вещи (товара), принадлежащей должнику на праве собственности или ином праве, и не зависящее от факта нарушения обязательства должником. В связи с этим обосновывается неприемлемость использования понятия «удержание правового титула» для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ (хотя, безусловно, оговорка о сохранении права собственности и удержание представляют собой абсолютно разные гражданско-правовые институты).

Особое внимание уделено рассмотрению вопроса о влиянии оговорки о сохранении права собственности на содержание права собственности (продавца) как абсолютного вещного права. Проанализировав содержание правомочий продавца в отношении товара, переданного покупателю по договору купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности, а также вещно-правовые способы защиты, предоставленные продавцу (собственнику), в работе отмечается, что сохранение на протяжении всего периода существования обязательственного отношения из договора купли-продажи у продавца вещно-правовых способов защиты, использование которых отечественным законодателем не поставлено в зависимость от наличия у продавца владения товаром, а также сохранение у продавца правомочия распоряжения товаром (владение которым уже передано покупателю) свидетельствуют об абсолютном характере права собственности продавца. Это, в свою очередь, обусловливает недопустимость использования понятия «удержание правового титула» в значении «голого титула» (т.е. права собственности, утратившего свою абсолютность, или «обеспечительного права собственности») для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ.

Использование понятия «удержание правового титула» для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ, является недопустимым и в значении собирательного понятия, обозначающего как право собственности, так и иные вещные права. Целью договора купли-продажи (в том числе договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности) как основной сферы применения оговорки о сохранении права собственности является передача продавцом покупателю именно права собственности на товар, а не иного вещного права (права на чужую вещь).

На основе проведенного анализа автором делается вывод о том, что инкорпорация в российское гражданское законодательство понятия «удержание правового титула» (в значении «голого титула» или собирательного понятия для обозначения всех вещных прав) для обозначения правовой конструкции, предусмотренной ст. 491 ГК РФ, является недопустимой, поскольку такая инкорпорация: во-первых, не соответствует понятийному аппарату, уже сформировавшемуся в отечественной доктрине гражданского права по отношению к отдельным гражданско-правовым институтам (в частности, удержанию); а, во-вторых, противоречит содержанию субъективного (вещного) права, принадлежащего продавцу.

Второй параграф первой главы «Объект оговорки о сохранении права собственности» посвящен выявлению объектов гражданских прав, в отношении которых может быть установлена оговорка о сохранении права собственности.

При проведении сравнительно-правового анализа диссертантом отмечается, что, в то время как российский законодатель в рамках гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности оперирует термином «товар», зарубежные правопорядки демонстрируют весьма разносторонние подходы к определению объектов, в отношении которых может быть установлена такая оговорка.

Так, в германской правовой традиции оговорка о сохранении права собственности может быть предусмотрена лишь для купли-продажи движимых вещей (§ 449 BGB). По французскому законодательству оговорка может быть использована как в отношении движимого, так и в отношении недвижимого имущества (ст. 2367 Гражданского кодекса Франции) (французский законодатель использует термин «товары»). Английское право, оперируя термином «товары», напротив, не допускает установления оговорки в отношении недвижимого имущества (ст. 61 Акта о купле продаже товаров).

В данном контексте диссертант подробно анализирует возможность использования в отечественном правопорядке оговорки о сохранении права собственности в отношении недвижимого имущества и приходит к выводу о том, что в российском правопорядке для исключения из объектов, в отношении которых может быть установлена оговорка о сохранении права собственности, недвижимого имущества не дают оснований ни действующее законодательство Российской Федерации, ни отечественная доктрина гражданского права.

Государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество в силу закона выступает «завершающим» юридическим фактом юридического состава, влекущего приобретение покупателем права собственности на недвижимое имущество. Между тем, императивное определение законодателем «завершающего» юридического факта в юридическом составе, влекущем приобретение покупателем права собственности на недвижимое имущество, вовсе не свидетельствует об ограничении сторон договора купли-продажи недвижимости в определении содержания и последовательности юридических фактов, предшествующих государственной регистрации перехода права и в совокупности с «завершающим» юридическим фактом в виде государственной регистрации влекущих за собой переход права собственности на недвижимое имущество к покупателю. При этом при заключении договора купли-продажи недвижимого имущества с оговоркой о сохранении права собственности фактическая передача недвижимого имущества покупателю обязательно входит в юридический состав, необходимый для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю.

В работе особое внимание уделено вопросу о возможности установления оговорки о сохранении права собственности в отношении бездокументарных ценных бумаг. Несмотря на то, что анализ отечественной судебно-арбитражной практики показал, что российские арбитражные суды допускают использование оговорки о сохранении права собственности в отношении акций как частного случая бездокументарных ценных бумаг, диссертант последовательно доказывает неприемлемость использования оговорки о сохранении права собственности в отношении такого объекта гражданских прав, как бездокументарные ценные бумаги. По мнению диссертанта, объектом оговорки о сохранении права собственности может выступать только такой объект гражданских прав, в отношении которого выполняются два следующих условия: 1) на объект может быть установлено право собственности и 2) в отношении такого объекта возможно обеспечить раздельное «существование» фактического владения и права собственности. Поскольку двум обозначенным условиям в системе объектов гражданских прав отвечают только индивидуально-определенные вещи, объектом оговорки о сохранении права собственности могут выступать только индивидуально-определенные вещи.

Во второй главе «Оговорка о сохранении права собственности: влияние на правовую квалификацию договора и содержание», состоящей из двух параграфов, автором исследуется вопрос о допустимости правовой квалификации договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности в качестве условной сделки; раскрываются общие тенденции разрешения данного вопроса в ведущих зарубежных правопорядках современности; анализируется правовая природа обстоятельств, с которыми стороны по договору купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности могут связать момент перехода права собственности на товар к покупателю.

В первом параграфе второй главы «Влияние оговорки о сохранении права собственности на правовую квалификацию договора как условной сделки» проводится детальный анализ весьма разносторонних подходов, сформировавшихся в зарубежной доктрине (Германия, Франция, Англия) по отношению к вопросу о допустимости правовой квалификации договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности в качестве условной сделки (сделки под отлагательным условием).

Анализируя подход немецкой правовой традиции, согласно которому при заключении договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности под отлагательное условие ставится не обязательство из договора купли-продажи (т.е. не каузальная сделка), а осуществление вещной сделки, автор доказывает неприемлемость германского подхода для российского права, в котором аналогично правопорядкам Франции и Англии отсутствуют предписания о договоре купли-продажи как сделке, отличной от заключаемого в ее исполнение договора о передаче вещи в собственность.

Даже если теоретически допустить возможность применения правовой конструкции вещного договора или распорядительной сделки под отлагательным условием по отношению к договору купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности (по мнению автора, это является абсолютно недопустимым), нельзя не учитывать то обстоятельство, что согласно § 449 BGB в качестве отлагательного условия вещной сделки (соглашения о переходе права собственности на вещь) выступает не что иное, как исполнение покупателем обязательства по оплате вещи. В этой связи автор приходит к выводу о том, что в немецком праве достаточно широко толкуется понятие отлагательного условия вещной сделки – и под определение отлагательного условия согласно § 449 BGB подпадает действие должника (покупателя) по исполнению обязательства (хотя и установленного в каузальной сделке) по оплате вещи. Подобное расширительное толкование понятия отлагательного условия, предложенное немецким законодателем, не отвечает требованиям, предъявляемым ст. 157 ГК РФ и отечественной доктриной гражданского права к отлагательным условиям в условной сделке.

Обстоятельство (условие), не только зависящее от воли одной из сторон по сделке, но и представляющее собой исполнение встречного обязательства одной из сторон по сделке, не отвечает критерию неопределенности, сформулированному ст. 157 ГК РФ. Отнесение большинства возмездных сделок к категории условных сделок под отлагательным условием не отвечает основной цели условной сделки под отлагательным условием, заключающейся в том, чтобы придать юридическое значение мотивам сделки и отложить юридический эффект сделки до наступления отлагательного условия.

В работе подчеркивается, что, если допустить возможность восприятия теории условных сделок применительно к договору купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности, то возникает парадоксальная ситуация, при которой при еще не наступившем отлагательном условии и при еще не возникшем обязательстве из договора купли-продажи продавец передает фактическое владение товаром покупателю, тем самым исполняя свою основную обязанность по договору купли-продажи (по передаче товара) без должного основания. Безусловно, теоретически не исключена ситуация, при которой стороны договора купли-продажи, воспользовавшись диспозитивной нормой абз. 1 ст. 491 ГК РФ, могут поставить переход права собственности на вещь не только в зависимость от оплаты вещи, но и от наступления иных обстоятельств, которые могут отвечать требованию неопределенности. Но даже в таком случае, поскольку продавец исполняет свою обязанность передать вещь покупателю еще до наступления «иного обстоятельства», сохраняется ситуация, при которой под «воздействием» якобы отлагательного условия в условной сделке находятся не все права и обязанности по договору купли-продажи. В этой связи автором делается вывод о том, что вне зависимости от того, с оплатой или с наступлением иного обстоятельства, даже отвечающего критерию неопределенности, стороны договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности связывают момент перехода права собственности на вещь, договор купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности не может быть квалифицирован как сделка, совершенная под отлагательным условием.

Второй параграф главы второй «Содержание оговорки о сохранении права собственности» посвящен сравнительно-правовому анализу содержания и различных вариантов сочетания оснований, с которыми стороны договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности могут связать момент перехода права собственности на товар к покупателю.

Как показывает иностранный опыт, включенное сторонами в договор купли-продажи условие, в соответствии с которым право собственности переходит к покупателю с момента уплаты покупной цены, получило наименование «простая оговорка о сохранении права собственности». При этом, как отмечается в зарубежной юридической литературе (Х. Вебер, П. Крок, Дж. Маккормак), простая оговорка о сохранении права собственности в договоре купли-продажи обеспечивает исполнение покупателем встречного (по отношению к обязательству продавца по передаче товара) обязательства по оплате вещи.

В целях усиления «обеспечительного эффекта» простой оговорки  правоприменительной практикой и доктриной высокоразвитых зарубежных правопорядков современности (Германия, Франция, Англия) был выработан особый вид оговорки, получившей наименование «расширенная оговорка о сохранении права собственности». Основной целью расширенной оговорки является предоставление участникам гражданского оборота, заключающим договор купли-продажи, возможности расширить перечень обеспечиваемых простой оговоркой обязательств покупателя из договора купли-продажи (не ограничиваясь обеспечением исполнения обязательства покупателя по оплате товара).

В отличие от иностранных правопорядков отечественный законодатель в ст. 491 ГК РФ использует иную формулировку, предоставляя сторонам возможность связать момент перехода права собственности на товар не только с оплатой товара, но и с наступлением «иных обстоятельств». Общность формулировки (в части использования понятия «обстоятельство»), используемой российским законодателем в ст. 491 ГК РФ и ст. 157 ГК РФ, приводит отдельных отечественных исследователей к выводу о необходимости применения к «иным обстоятельствам», с которыми стороны по договору купли-продажи могут связать момент перехода права собственности на товар к покупателю (ст. 491 ГК РФ), требований, предъявляемых отечественной доктриной гражданского права к обстоятельствам в условных сделках (ст. 157 ГК РФ).

На основе анализа зарубежного опыта гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности, а также отечественной правоприменительной практики детально обосновывается недопустимость подобного толкования положений ст. 491 ГК РФ и ст. 157 ГК РФ в части определения правовой природы «иных обстоятельств», с которыми может быть связан момент перехода права собственности на товар к покупателю по договору купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности. Включение в ст. 491 ГК РФ положений о том, что стороны договора купли-продажи могут связать момент перехода права собственности на товар не только с оплатой товара, но и с наступлением «иных обстоятельств», не имеет своей целью продублировать положения ст. 157 ГК РФ об условных сделках. Как показывает зарубежный опыт, оно должно преследовать цель расширения перечня обеспечиваемых простой оговоркой о сохранении права собственности обязательств покупателя из договора купли-продажи. Данная цель достигается только в случае, если в качестве «иных обстоятельств» в ст. 491 ГК РФ будут выступать обязательства покупателя из договора купли-продажи, носящие встречный характер по отношению к обязательству продавца по передаче товара покупателю.

Следствием иного толкования положений ст. 491 ГК РФ (в части «иных обстоятельств») будет констатация того, что договор купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности до наступления «иных обстоятельств» не отвечает цели договора купли-продажи в целом, а именно: цели приобретения сторонами права на встречное удовлетворение. Однако это, в свою очередь, противоречит сущности договора купли-продажи и является абсолютно недопустимым.

Поскольку ст. 491 ГК РФ, по мнению диссертанта, открывает возможность адаптации в российском правопорядке аналога расширенной оговорки о сохранении права собственности, получившей широкое распространение в имущественном обороте Германии, Франции и Англии, особое внимание в работе уделено рассмотрению условий такой адаптации.

Из содержания ст. 491 ГК РФ следует, что стороны договора купли-продажи могут установить момент перехода права собственности на товар, связав его с оплатой товара или с наступлением «иных обстоятельств». Следует согласиться с мнением отдельных отечественных исследователей о том, что альтернатива, закрепленная в ст. 491 ГК РФ, не является сугубо грамматической, имеет свое юридическое значение и, тем самым, допустить как путь альтернативного сочетания оснований, так и путь кумулятивного сочетания оснований (с которыми может быть связан момент перехода права собственности на товар к покупателю). В связи с этим, основываясь на анализе зарубежного опыта гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности, формулируется вывод о том, что при альтернативном сочетании оснований имеет место простая оговорка о сохранении права собственности, в то время как при кумулятивном сочетании оснований (при условии, что одним из оснований выступает исполнение покупателем обязательства по оплате товара) – расширенная оговорка о сохранении права собственности. Только кумулятивное сочетание оснований, одним из которых выступает исполнение покупателем обязательства по оплате товара, с которыми стороны могут связать момент перехода права собственности на товар, отвечает цели и содержанию расширенной оговорки о сохранении права собственности, направленной на расширение круга обеспечиваемых простой оговоркой обязательств покупателя из договора купли-продажи.

Анализируя содержание и различные варианты сочетания оснований, с которыми стороны договора купли-продажи могут связать момент перехода права собственности на товар к покупателю, в работе отмечается, что правопорядкам Германии и Англии (в отличие от правопорядка Франции) известен еще один вид оговорки о сохранении права собственности, так же как и расширенная оговорка направленной на расширение перечня обеспечиваемых простой оговоркой о сохранении права собственности обязательств покупателя, - «контокоррентная оговорка о сохранении права собственности». Под контокоррентной оговоркой в немецком и английском праве понимается условие в договоре купли-продажи, согласно которому момент перехода права собственности на товар связан не только с исполнением покупателем обязательств из договора купли-продажи, но и с исполнением покупателем обязательств из других договоров (например, договоров аренды, займа и т.д.), заключенных последним с продавцом (т.е. при идентичности субъектного состава обязательственных отношений).

Рассматривая возможность адаптации в российском правопорядке аналога контокоррентной оговорки о сохранении права собственности и критически оценивая опыт германской и английской правовых традиций, делается заключение о неприемлемости адаптации контокоррентной оговорки в реалиях российского права, поскольку она препятствует достижению цели договора купли-продажи, заключающейся в предоставлении сторонам обязательственного отношения из договора купли-продажи права на получение встречного исполнения.

В третьей главе «Обеспечительная функция и правовая природа оговорки о сохранении права собственности» раскрывается содержание обеспечительной функции оговорки о сохранении права собственности, а также исследуется правовая природа оговорки о сохранении права собственности в договорных обязательствах.

В первом параграфе третьей главы «Обеспечительная функция оговорки о сохранении права собственности» в сравнительно-правовом аспекте подробно анализируется содержание обеспечительной функции простой оговорки о сохранении права собственности, выявляются различия в содержании обеспечительной функции различных видов оговорки о сохранении права собственности (простой, расширенной, пролонгированной).

Системный анализ положений ст. 488 ГК РФ и ст. 491 ГК РФ приводит к выводу об «аналогичности» способов защиты прав продавца на случай неисполнения покупателем обязательства по оплате товара (предусмотренных п. 3 ст. 488 ГК РФ и абз. 2 ст. 491 ГК РФ). Однако при реализации продавцом права на возврат товара в соответствии с абз. 2 ст. 491 ГК РФ по сравнению с п. 3 ст. 488 ГК РФ продавец получает дополнительные гарантии защиты своих прав посредством того, что: 1) получивший товар покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом и 2) любая сделка покупателя по отчуждению товара, право собственности на который сохраняется за продавцом, будет считаться ничтожной (если согласно абз. 1 ст. 491 ГК РФ правомочие покупателя по распоряжению товаром не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара). 

Исследовав опыт гражданско-правового регулирования оговорки о сохранении права собственности в развитых зарубежных правопорядках, которым известен еще один вид оговорки о сохранении права собственности – «пролонгированная оговорка о сохранении права собственности», в работе сделан вывод о том, что аналог пролонгированной оговорки предусмотрен абз. 1 ст. 491 ГК РФ, согласно которому покупателю может быть предоставлено правомочие распоряжения товаром до его оплаты или наступления иных обстоятельств, если это предусмотрено законом или договором либо вытекает из назначения и свойств товара. Вместе с тем, в отличие от развитых правопорядков современности (Германия, Франция, Англия) в отечественной доктрине гражданского права детально не урегулированы правовые последствия предоставления покупателю правомочия распоряжения товаром до его оплаты или наступления иных обстоятельств, равно как и не урегулирован вопрос о предоставлении продавцу дополнительных гарантий на случай реализации покупателем правомочия распоряжения товаром.

На основе анализа иностранного опыта отмечается, что в ведущих зарубежных правопорядках, в которых пролонгированная оговорка получила достаточно широкое распространение, продавец предоставляет покупателю правомочие распоряжения товаром исключительно по соглашению сторон и «в обмен» на предоставление покупателем какого-то иного обеспечения. Тем самым обеспечительная функция непосредственно самой пролонгированной оговорки «подменяется» обеспечительной функцией другого обеспечения. В отечественном же праве аналог пролонгированной оговорки, напротив, не только не подразумевает необходимости предоставления покупателем иного обеспечения продавцу, но и допускает возможность «трансформации» простой и расширенной оговорок в пролонгированную не по соглашению сторон, а в силу «назначения и свойств товара». В этой связи делается вывод о том, что отечественное гражданско-правовое регулирование аналога пролонгированной оговорки является всего лишь «фрагментарным заимствованием» гражданско-правового регулирования пролонгированной оговорки из иностранных правопорядков, что, в свою очередь, обусловливает отсутствие на текущем этапе в российском правопорядке у пролонгированной оговорки (в отличие от простой и расширенной оговорок) самостоятельной обеспечительной функции.

Обеспечительная функция простой и расширенной оговорок проявляется не только в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи, но и в иных случаях, не связанных с неисполнением покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи. Свое особое проявление обеспечительная функция простой и расширенной оговорок находит: 1) в случае инициирования в отношении покупателя процедуры банкротства и включения товара в состав конкурсной массы – посредством предоставления продавцу права на предъявление иска об исключении товара, в отношении которого установлена оговорка, из конкурсной массы; 2) в случае ареста товара у покупателя с целью его продажи и удовлетворения требований других кредиторов покупателя – посредством предоставления продавцу права на предъявление иска об освобождении товара от ареста.

При этом далее в работе доказывается, что обеспечительная функция простой и расширенной оговорок (как в случае неисполнения покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств по договору купли-продажи, так и в иных случаях, не связанных с неисполнением покупателем обязательства по оплате товара и/или иных обязательств) в целях обеспечения стабильности гражданского оборота ограничена нормами о виндикации (ст. 302 ГК РФ).

Второй параграф третьей главы «Правовая природа оговорки о сохранении права собственности» посвящен анализу правовой природы оговорки о сохранении права собственности и рассмотрению вопроса о допустимости правовой квалификации оговорки о сохранении права собственности в качестве способа обеспечения исполнения обязательств.

Отмечается, что в отечественной цивилистике отсутствует единое мнение относительно того, может ли оговорка о сохранении права собственности быть квалифицирована как способ обеспечения исполнения обязательств. Отсутствие единообразного подхода к пониманию правовой природы оговорки о сохранении права собственности обусловлено, прежде всего, различным пониманием отечественными цивилистами понятия «способ обеспечения исполнения обязательств» в отечественной доктрине гражданского права.

Детально анализируя весьма разносторонние подходы отечественных исследователей к определению понятия «способ обеспечения исполнения обязательств», делается вывод о том, что основным «камнем преткновения» на пути проникновения в отечественный гражданский оборот непоименованных в главе 23 ГК РФ способов обеспечения исполнения обязательств являются классификации способов обеспечения исполнения обязательств, предусмотренных в главе 23 ГК РФ, на: 1) предоставляющие кредитору личный кредит (поручительство, банковская гарантия) и предоставляющие кредитору реальный кредит (залог, удержание, задаток), а также 2) акцессорные и неакцессорные.

Подавляющее большинство современных отечественных исследований, посвященных разработке определения понятия «способ обеспечения исполнения обязательств», традиционно «не ориентировано» на непоименованные в главе 23 ГК РФ способы обеспечения исполнения обязательств. В данном контексте в работе критически оценивается и подвергается сомнению научная ценность определений понятия «способ обеспечения исполнения обязательств», разработанных и сформулированных на основе признаков или критериев, которым отвечают отдельные гражданско-правовые институты, уже отнесенные законодателем к способам обеспечения исполнения обязательств и предусмотренные главой 23 ГК РФ.

В немецкой и французской доктрине оговорка о сохранении права собственности признается способом обеспечения исполнения обязательств (обеспечением). Английское право, напротив, придерживается формального подхода по отношению к обеспечениям и оговорка о сохранении права собственности квалифицируется как функциональное обеспечение (functional security), поскольку оговорка не предоставляет кредитору права на чужое для кредитора имущество (права на чужую вещь). Во многом обозначенный подход английской доктрины напоминает подход отечественной доктрины гражданского права в части классификации способов обеспечения исполнения обязательств на предоставляющие кредитору личный кредит и предоставляющие кредитору реальный кредит.

Детально исследуя опыт развитых иностранных правопорядков (Германия, Франция, Англия), в которых функциональный подход по отношению к обеспечениям в последнее время приобрел особое значение, последовательно доказывается и обосновывается вывод о том, что правовая квалификация той или иной обеспечительной правовой конструкции (в том числе оговорки о сохранении права собственности) в качестве способа обеспечения исполнения обязательств должна осуществляться исключительно по функциональному критерию.

Поскольку простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности выполняют как стимулирующую, так и компенсационную функцию, проявляющуюся в предоставлении продавцу дополнительных гарантий удовлетворения его имущественных интересов на случай неисполнения покупателем обязательств из договора купли-продажи (обязательства по оплате товара - простая оговорка; обязательства по оплате товара, а также иных обязательств - расширенная оговорка), простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности являются способами обеспечения исполнения обязательств, предусмотренными законом (ст.ст. 329, 491 ГК РФ).

Пролонгированная оговорка о сохранении права собственности, напротив, не может быть квалифицирована в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, предусмотренного законом (ст.ст. 329, 491 ГК РФ), в связи с отсутствием у нее самостоятельной обеспечительной функции.

Особое внимание уделено проблеме соотношения оговорки о сохранении права собственности с отдельными специальными способами обеспечения исполнения обязательств, предусмотренными главой 23 ГК РФ, прежде всего, неустойкой, совмещающей в себе как признаки способа обеспечения исполнения обязательств, так и признаки меры гражданско-правовой ответственности.

Далее в работе демонстрируется практическое значение правовой квалификации простой и расширенной оговорок в качестве способов обеспечения исполнения обязательств. Дается также критическая оценка тенденции, в последнее время наметившейся в отечественной судебно-арбитражной практике, согласно которой арбитражные суды отказывают продавцам в удовлетворении требований о взыскании неустойки (за просрочку оплаты товара) на том основании, что стороны в договоре купли-продажи предусматривают «иные правовые последствия» в виде установления (простой) оговорки о сохранении права собственности, предусматривающей для продавца возможность предъявления требования о возврате товара в случае его неоплаты.

Указывая на различную правовую природу неустойки (как меры гражданско-правовой ответственности) и оговорки о сохранении права собственности (как способа обеспечения исполнения обязательств), отмечается, что подобный подход российской правоприменительной практики является ошибочным и абсолютно недопустимым.

В заключение в работе исследуется вопрос о возможности использования простой и расширенной оговорок о сохранении права собственности в иных договорных обязательствах (кроме обязательств из договора купли-продажи).

При рассмотрении данного вопроса предлагается воспринять подход отдельных высокоразвитых иностранных правопорядков (Германии, Франции, Англии), допускающих возможность использования простой и расширенной оговорок в целях обеспечения исполнения не только обязательств из договора купли-продажи, но и иных договорных обязательств. В отечественном правопорядке простая и расширенная оговорки о сохранении права собственности, являясь способами обеспечения исполнения обязательств, предусмотренными законом, могут обеспечивать исполнение не только обязательств покупателя из договора купли-продажи, но и договорных обязательств должника из договоров, предусматривающих передачу кредитором права собственности на товар должнику (в частности, из договоров мены, ренты и подряда).

Основные научные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

  1. Ланина О.В. Оговорка об удержании правового титула кредитором: проблема условной сделки // Законодательство. 2010. №7. (0,6 п.л.).
  2. Ланина О.В. Обеспечительная функция оговорки об удержании правового титула кредитором: опыт ведущих правопорядков современности // Вестник гражданского права. 2011. №6. Т. 11. (0,9 п.л.).
  3. Ланина О.В. Оговорка о сохранении права собственности: сравнительно-правовой критерий толкования норм // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011. №6. (0,4 п.л.).
  4. Ланина О.В. Сохранение права собственности за продавцом: проблема правовой квалификации // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2012. №1. (0,6 п.л.).
  5. Ланина О.В. Способы защиты прав продавца по договору купли-продажи с условием о сохранении права собственности за продавцом // Осуществление и защита гражданских прав: Первые Грибановские чтения, Иваново, 7 октября 2011 г. / Отв. ред. А.И. Бибиков. Иваново: Ивановский государственный университет, 2012. (0,7 п.л.).  

1 Руководство ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам. Терминология и рекомендации (http://www.uncitral.org/pdf/english/texts/security-lg/e/09-85028_EbookTermin-R.pdf). Вена, 2010.

2 Венедиктов А.В. Залог товаров в обороте и переработке в Западной Европе и в СССР // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву: в 2 т. Т. I. М., 2004. С. 213.

3 Суханов Е.А. Вещные права и права на нематериальные объекты // Суханов Е.А. Гражданское право России – частное право. М., 2008. С. 340.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.