WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Гусалова Анжела руслановна

Гражданско-правовая защита деловой репутации

Специальность 12.00.03 – Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

  кандидата юридических наук

Владикавказ – 2012

Работа выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права  федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Северо-Осетинского государственного университета им.К.Л.Хетагурова

Научный руководитель:         доктор юридических наук, профессор

  Кокоева Луиза Темболатовна

       Официальные оппоненты:  доктор юридических наук, профессор

Тужилова-Орданская Елена Марковна, заведующая  кафедрой гражданского права ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет»

кандидат юридических наук, доцент

                                       Асташкина Елена Юрьевна

доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский государственный технический университет»

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

Защита состоится: «13» апреля 2012 г. в 14  00 ч.  на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.248.05 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Осетин­ского государственного университета им. К. Л. Хетагурова по адресу: 362025, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46.

Автореферат разослан: «11» марта 2012 г.

Ученый секретарь

объединенного диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент  А. Э. Колиева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что на современном этапе построения в России гражданского общества и правового государства требуется повышенное внимание к правам и свободам человека и гражданина, в числе которых не последнее место занимает деловая репутация.

В Российской Федерации сравнительно недавно возникли на базе пока еще не зрелых демократических институтов широкие возможности для образования многочисленных коммерческих и некоммерческих организаций, включая новые и ранее неизвестные разновидности юридических лиц со своей специфической структурой и сферой деятельности, индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. Все эти юридические и физические лица имеют предусмотренные гражданским законодательством имущественные и неимущественные права. Неимущественные права являются формой реализации и защиты нематериальных благ.        

Помимо жизни, здоровья, достоинства личности, личной неприкосновенности, чести, доброго имени и других нематериальных благ, особый правовой режим и вытекающую из него специфику имеет такое рассматриваемое в данной работе нематериальное благо, как деловая репутация.

Осознание необходимости защиты деловой репутации позволяет определенному физическому или юридическому лицу правильно и последовательно осуществлять свою предпринимательскую и иную деятельность не в ущерб интересам других физических и юридических лиц. Это способствует дальнейшему развитию и укреплению государства и общества. Каждая организация является составной частью российского общества. Отсутствие цивилизованных отношений между ними, а особенно повреждение деловой репутации путем распространения порочащих, не соответствующих действительности сведений, создают предпосылки к экономической, социальной и культурной деградации государства и общества. Несмотря на то, что непосредственное применение в гражданском праве категории «защита деловой репутации» пока еще не достаточно востребовано, все же имеется некоторая практика, которая была широко использована в диссертации. При исследовании судебной практики были предприняты попытки определения степени применимости этого института в арбитражных судах и судах общей юрисдикции.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся по поводу осуществления и защиты деловой репутации граждан и юридических лиц как нематериального блага.

Предметом диссертационного исследования выступают существующие в цивилистической доктрине научные категории и теоретические закономерности развития системы нематериальных благ, нормы гражданского права, регулирующие осуществление и защиту деловой репутации, включая компенсацию морального вреда, а также правоприменительная практика, формирующаяся по поводу применения данных гражданско-правовых норм. 

Цель диссертационной работы заключается в выявлении сущности  и юридической природы деловой репутации как нематериального блага, оснований и способов ее защиты, включая компенсацию морального вреда, а также теоретическом обосновании предложений по развитию механизма оценки имущественного вреда, причиненного умалением деловой репутации.

Указанная цель исследования обусловила постановку следующих взаимосвязанных научных задач:

- исследовать деловую репутацию как объект гражданских прав;

- рассмотреть историю становления института деловой репутации в России и европейских странах;

- выявить основания и порядок защиты деловой репутации;

- исследовать особенности компенсации морального вреда, причиненного ухудшением деловой репутации;

- провести анализ и предложить рекомендации по совершенствованию судебной практики по делам, связанным с защитой деловой репутации в судах общей юрисдикции и арбитражных судах;

- разработать и обосновать предложения по совершенствованию гражданского законодательства о защите деловой репутации.

Методологическая основа диссертационного исследования. Комплексное исследование отношений по защите деловой репутации обусловило использование различных методов научного познания. При проведении диссертационного исследования использовались формально-логический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, индуктивный и дедуктивный методы, в также методы диалектики и системного подхода.

Степень научной разработанности темы. Теоретическую основу диссертационного исследования составили научные выводы и достижения представителей науки общая теории права и государства, а также отраслевых юридических наук - гражданского и гражданского процессуального права, труды ученых других отраслей знаний, так или иначе связанных с рассматриваемой проблематикой. Общетеоретической и методологической основой диссертационного исследования выступили работы дореволюционных, советских и современных ученых-цивилистов, в том числе работы М.М. Агаркова, А.Л. Анисимова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, В.В. Витрянского, А.А. Власова, К.И. Голубева, О.С. Иоффе, Л.Т. Кокоевой, Л.О. Красавчиковой, М.Н. Малеиной, В. Плотникова, С.В. Потапенко, Г.М. Резника, А.Я. Рыженкова, К.И. Скловского, М.П. Сошниковой, Е.А. Суханова, А.П. Фокова, З.И. Цыбуленко, Г.Ф. Шершеневича, А.М. Эрделевского и других ученых.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что соискателем был теоретически обоснован новый взгляд на механизм защиты деловой репутации, обосновано ее новое доктринальное понимание. В результате проведения сравнительно-правового анализа выявлены сходства и отличия в понимании деловой репутации и способов ее защиты в Российской Федерации и зарубежных правопорядках, воспринимающих деловую репутацию, главным образом, в связи с коммерческой деятельностью. В результате обобщения российского и зарубежного опыта предложен ряд изменений и дополнений в гражданское законодательство.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы, отражающие новизну проведенного диссертационного исследования:

1. Аргументируется вывод о том, что гражданское законодательство фактически отождествляет понятия личных нематериальных благ и неимущественных прав, тем самым приравнивая неимущественные блага к субъективным правам на них. Намного более обоснованным является понимание их соотношения через философские категории содержание (нематериальные блага) и форма (неимущественные права).

2. Обосновывается, что деловая репутация юридического лица занимает промежуточное положение между нематериальными благами и объектами интеллектуальной собственности. Их сходство состоит в том, что эти виды объектов гражданских прав относятся к объектам, индивидуализирующим юридическое лицо, и имеют определенную ценность в экономическом смысле. Посягательство на каждый из этих объектов вызывает, как правило, негативные изменения в имущественном положении юридического лица. 

3. Делается вывод о том, что негативные последствия умаления деловой репутации юридического лица выражаются в потере позитивного отношения к нему со стороны его партнеров, клиентов и общества в целом, однако эти негативные последствия носят имущественный характер (например, резкое снижение уровня продаж при положительном уровне хозяйственной деятельности предприятия в отсутствии существенных изменений на рынке сбыта) и вполне охватываются существующим механизмом возмещения убытков. При этом приводятся аргументы против закрепления в законодательстве правовой конструкции «репутационный вред».

4. Доказывается необходимость различать реальные утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, с оценочными суждениями, мнениями и убеждениями, которые не могут быть предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку являются выражением личного мнения и взглядов ответчика. При этом они не проверяемы на предмет их соответствия действительности.

5. Обосновывается, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего собственное содержание. В связи с этим в работе определено содержание «нематериального вреда», который может быть причинен юридическому лицу, дано его определение, а также раскрыты способы его возмещения, что потребует внесения изменений и дополнений в ГК РФ.

6. Доказывается, что поскольку извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации не предусматривается гражданским законодательством, суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Представляется, что  при согласии ответчика принесение извинений не будет противоречить конституционным принципам, поскольку отсутствует факт принуждения. Обосновывается допустимость извинения как формы защиты чести и достоинства и средства восстановления у потерпевшего психического равновесия.

7. Аргументируется необходимость включения в гражданское законодательство института диффамации, позволяющего комплексно защитить такие блага как честь, достоинство и деловая репутация, в том числе в случаях распространения порочащих сведений, соответствующих действительности. Диссертант полагает, что обстоятельствами, при наличии которых распространение порочащих сведений является правомерным, являются действия, направленные на охрану общественных интересов либо выполнение служебного долга. Предлагается следующая редакция нормы ГК РФ о диффамации:

«Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности и их распространение было вызвано общественными интересами».

8. Доказывается, что моральный вред может быть причинен только физическому, но не юридическому лицу. Юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений или возмещения убытков, причиненных распространением таких сведений.

9. Обосновывается, что термин «деловая репутация» не связан напрямую с коммерческим или экономическим предпринимательством, поскольку деловой репутацией могут обладать граждане и юридические лица, как осуществляющие, так и не осуществляющие предпринимательскую деятельность. В последнем случае содержанием такой репутации является оценка не предпринимательских, а профессиональных и служебных качеств гражданина, которые правильнее называть не деловой, а профессиональной или служебной репутацией. Именно поэтому законодатель различает два вида деловой репутации: связанную со сферой предпринимательской и иной экономической деятельности (она подведомственна арбитражным судам) и деловую репутацию, не связанную с предпринимательской и иной экономической деятельностью (она подведомственна судам общей  юрисдикции).

10. Делается вывод о том, что в ряде северокавказских республик рассмотрение гражданских дел о защите деловой репутации мало связано с ведением предпринимательской деятельности, однако существует судебная практика рассмотрения гражданских дел о защите деловой репутации, не связанной с предпринимательской деятельностью. Такую ситуацию можно объяснить слабостью экономической инфраструктуры, неразвитостью коммерческого предпринимательства этих регионов, а также социальной консервативностью населения республик, имеющего иной, нередко мало связанный с положениями международного права, национальный менталитет.

11. Предлагается дополнить п. 5 ч.1 ст. 33 АПК РФ следующим положением: «…за исключением дел непосредственно не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности». Это позволит избавить арбитражные суды от рассмотрения споров о защите деловой репутации граждан и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, в случае, когда существо самого спора не имеет прямого отношения к этой деятельности. В свою очередь, данные изменения позволят судам общей юрисдикции рассматривать дела о защите деловой репутации по наработанным судебной практикой алгоритмам.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что анализ положений гражданско-правовой доктрины, а также норм права, регламентирующих защиту деловой репутации, позволил выявить ряд пробелов и коллизий правовых норм, регулирующих основания и порядок такой защиты (включая компенсацию морального вреда), сформулировать теоретические выводы и предложения по совершенствованию гражданского законодательства и правоприменительной практики.

Данные выводы и предложения могут быть использованы правоприменительными и другими органами государственной власти в практической деятельности, а также гражданами и юридическими лицами, являющимися участниками правоотношений в сфере защиты деловой репутации.

Кроме того, выводы настоящего диссертационного исследования могут быть использованы в процессе преподавания курсов «Гражданское право», «Арбитражный процесс» и других учебных дисциплин, спецкурсов по защите деловой репутации, при подготовке учебных пособий по гражданско-правовым дисциплинам, а также могут быть учтены в ходе дальнейших научных исследований вопросов правового регулирования защиты деловой репутации, иных актуальных проблем правовой защиты нематериальных благ.

Эмпирической основой исследования послужила опубликованная в печати и собранная автором лично судебно-арбитражная практика по спорам, возникающим при распространении сведений несоответствующих действительности.

Апробация результатов работы. Диссертация была обсуждена и одобрена на заседании кафедры гражданского и предпринимательского права Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, изложены в выступлениях соискателя на межрегиональных научно-практических конференциях и отражены в научных статьях, опубликованных в региональных и федеральных научных изданиях, в том числе включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных для соискателей ученой степени кандидата наук.

Структура диссертации определена темой диссертационного исследования, и состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения и списка используемой литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность и степень разработанности темы диссертации, определяются предмет, цель и задачи исследования, его теоретическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов, отражены результаты апробации итогов исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Гражданско-правовая защита деловой репутации: история становления и развития» исследована деловая репутация как объект гражданских прав и рассмотрена эволюция данной гражданско-правовой категории в российском и зарубежном правопорядках.

В первом параграфе «Деловая репутация как объект гражданского права» соискатель отмечает, что нематериальные блага нельзя отождествлять с субъективными правами. Субъективное право выражает интерес того, кто им обладает, поэтому в ст. 1 ГК РФ говорится об осуществлении прав не только своей волей, но и в своем интересе. Впервые в новейшей истории российского гражданского права нематериальным благам в ГК РФ посвящена специальная глава 8 «Нематериальные блага и их защита». 

В теории гражданского права существуют два мнения по поводу нематериальных благ и связанных с ними личных неимущественных прав. Одни ученые полагают, что гражданское право не регулирует, а лишь охраняет личные неимущественные права. Другие цивилисты считают невозможным противопоставление регулирования и охраны прав постольку, поскольку регулирование и означает, в частности, охрану. Последняя точка зрения разделяется и нами. Неимущественные отношения складываются по поводу нематериальных благ, которые присущи любому лицу от рождения (жизнь, здоровье, благоприятная окружающая среда) либо приобретаются в силу указания закона (имя, неприкосновенность места жительства и т.д.).

Нематериальное благо представляет по своей сути, прежде всего, некое комплексное общественно полезное свойство субъекта права, основное содержание и назначение которого состоит в индивидуализации физического либо юридического лица, являющегося субъектом правоотношений, а также в его защите от внешнего воздействия государства, его органов и иных субъектов общественных отношений. В свою очередь неимущественные права опосредуют отношения, возникающие по поводу личного неимущественного блага, в том числе по его приобретению и защите.

Из этого вытекает необходимость исследования соотношения субъективного права и нематериального блага. Представляется, что законодатель в ГК РФ приравнял неимущественные блага, т.е. отношение физического (юридического) лица и конкретного материального или нематериального объекта окружающего мира, с субъективным правом лица на такое нематериальное благо. Более того, исходя из содержания ст.ст. 150, 151 ГК РФ неимущественное право само по себе рассматривается как некое нематериальное благо. Между тем, намного более обоснованным является понимание соотношения неимущественных прав и нематериальных благ через философские категории форма и содержание. Следовательно, неимущественные права и нематериальные блага - это не тождественные категории.

Отсюда следует, что нематериальные блага - это разновидность объектов гражданских прав, которые характеризуются их неэкономическим содержанием, а также неразрывной связью с личностью носителя, предопределяющей неотчуждаемость и непередаваемость этого блага. 

Далее соискатель обосновывает вывод о том, что честь, достоинство и деловая репутация принадлежат гражданам с рождения, а юридическим лицам деловая репутация - с момента их государственной регистрации.

Механизм гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений состоит из следующей совокупности правовых форм: нормативно-правовая; правосубъектная; юридико-фактическая; индивидуальная.

Нематериальные блага характеризуются двумя неразрывно связанными между собой признаками: 1) отсутствие материального (имущественного) содержания и 2) неразрывная связь с личностью носителя, предопределяющая неотчуждаемость и непередаваемость этого блага. Эти признаки объединяют нематериальные блага как объекты гражданских прав и правоотношений. Впервые в современном гражданском законодательстве деловая репутация была упомянута в п. 1 ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В соответствии с Основами, деловая репутация защищалась так же, как иные нематериальные блага (честь, достоинство).

Анализ ГК РФ приводит соискателя к выводу о том, что понятие репутации основано на сложившемся о субъекте мнении исходя из оценки общественно значимых его качеств. В свою очередь, деловая репутация основывается на оценке его профессиональных качеств. В отношении деловой репутации коммерческих организаций отмечается, что она в качестве нематериального блага в отдельных случаях относится к нематериальным активам коммерческой организации. Словосочетание «деловая репутация» возникло как правовое понятие уже в постсоветское время и отразило новую социально-психологическую реальность. Поэтому обычно деловая репутация связывается, прежде всего, с предпринимательской деятельностью.

Между тем, на защиту своей репутации вправе рассчитывать и лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, а осуществляющие иную трудовую общественно-полезную деятельность. Содержанием такой репутации является оценка не деловых (предпринимательских), а профессиональных и служебных качеств гражданина. Такую репутацию справедливо было бы называть не деловой, а профессиональной или служебной, но поскольку профессиональная и служебная репутация в законе не отражены, представляется целесообразным на практике расширить понятие деловой репутации, включив в нее и профессиональную, и служебную.

В дальнейшем во избежание возможных недоразумений при рассмотрении конкретных дел целесообразно рассмотреть вопрос о внесении необходимых изменений в ГК РФ, предусмотрев там возможность защиты профессиональной и служебной репутации граждан.

Рассматривая вопрос о правовой природе деловой репутации юридических лиц, диссертант задается вопросом о том, является ли деловая репутация для организаций, как для граждан, неотчуждаемым нематериальным благом? Анализ гражданского законодательства, и, в частности, положений ст. 1027 ГК РФ о договоре коммерческой концессии, позволяет сделать вывод о том, что правообладатель может передать свою деловую репутацию пользователю, указав объем ее использования, что никак не соотносится с концепцией непередаваемых нематериальных благ, используемой в ст. 150 ГК РФ.

Отмечается, что ст. 150 ГК РФ, справедливо причисляя деловую репутацию к нематериальным благам, тем не менее, не учитывает имущественного характера деловой репутации и противоречит другим нормам ГК РФ, предусматривающим возможность ее отчуждения. Представляется, что право на деловую репутацию это не что иное, как личное неимущественное право с имущественным элементом. Названные два аспекта деловой репутации тесно переплетаются, выражая сущность данного института. Так, например, в случае ущемления деловой репутации юридического лица опубликование опровержения сведений, нанесших вред деловой репутации, станет неимущественной, а возмещение причиненных умалением деловой репутации материальных убытков имущественной составляющей при реализации рассматриваемого права. При этом одного лишь возмещения убытков либо только опубликования опровержения будет недостаточно для того, чтобы говорить о восстановлении нарушенного права на деловую репутацию.

Представляется обоснованным вывод о том, что деловая репутация юридического лица занимает промежуточное положение между нематериальными благами и объектами интеллектуальной собственности, например такими, как фирменное наименование юридического лица, товарный знак, знак происхождения товаров и т.п. Сходство деловой репутации юридического лица и объектов интеллектуальной собственности состоит в том, что все эти виды объектов гражданских прав относятся к объектам, индивидуализирующим юридическое лицо. Кроме того, посягательство на каждый из этих объектов вызывает негативные изменения в имущественном положении юридического лица. К тому же эти объекты имеют определенную ценность в экономическом смысле, так как служат цели получения прибыли.

Во втором параграфе «История возникновения гражданско-правовой защиты деловой репутации в европейских государствах» соискатель рассматривает процесс эволюционного развития категории «деловая репутация» в зарубежных правопорядках. В диссертации отмечается, что начиная уже со второй половины XIX в. в доктринах и законодательствах европейских стран разграничиваются элементы, входящие в состав предприятия, на материальные (здания, оборудование, товары и т. д.) и нематериальные (клиентура, фирма, товарные знаки и т.д.). Немало внимания учеными-цивилистами европейских государств уделяется рассмотрению вопроса о компенсации морального вреда, нанесенного деловой репутации, как одному из способов его гражданско-правовой защиты. Наиболее радикально проблема компенсации за нравственные и физические страдания, причиненные вредоносными действиями того или иного лица, решена в Великобритании.

Далее рассматриваются особенности, по сравнению с российским законодательством, присущие английскому праву при решении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного диффамацией, т.е. распространением сведений, умаляющих честь и достоинство того или иного лица.

Под распространением сведений как английское, так и российское право понимают их сообщение хотя бы одному лицу, не считая потерпевшего. В случае распространения сведений в отношении определенного социального класса, организации или определенной категории лиц судья руководствуется правилом о том, что распространенные сведения касаются и данного конкретного лица, являющегося истцом по делу. Между тем, каждое повторное распространение порочащих сведений рассматривается как новый факт диффамации, что создает самостоятельное основание для иска и, разумеется, может повлечь ответственность распространителя таких сведений.

Правовыми способами защиты чести, достоинства и деловой репутации являются судебный запрет и компенсация морального вреда. К первому суд может прибегнуть в случае, если порочащие сведения не получили распространения, но существует реальная угроза их распространения.

Компенсация морального вреда по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации в связи с исками, вытекающими из диффамации, может быть номинальной (символической), «презрительной» (компенсация в виде порицания) и штрафной. Номинальная компенсация в качестве ответственности за диффамацию наступает тогда, когда, по мнению и решению суда, потерпевший претерпел значительные страдания.

«Презрительная» компенсация может иметь место при формальном решении судебного дела в пользу истца, но само предъявление иска считают нарушением нравственных принципов. В остальных случаях судьи взыскивают по рассматриваемой категории дел штрафные компенсации.

Следует отметить, что в странах континентального права (например, в Германии, во Франции) распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, является, прежде всего, основанием для применения норм уголовного права. Под нематериальным вредом в законодательстве ФРГ понимается умаление неимущественных прав и благ, принадлежащих личности. В ГГУ объектами правовой защиты путем компенсации за страдания предусмотрены тело, здоровье и свобода.

Во Франции законы 1819 и 1881 годов определили диффамацию как любое печатное указание или приписывание факта, вредящего репутации лица или организации. Таким образом, в законодательствах западных стран под диффамацией подразумевается распространение порочащих сведений, независимо от их соответствия или несоответствия реальным фактам. 

Далее соискатель останавливается на выявлении тенденций судебной практики ряда зарубежных государств в части решения вопроса о присуждении материальной компенсации за причиненный неэкономический вред.

В странах, где дается положительный ответ на рассматриваемый вопрос, в одном или ряде судебных решений было признано право юридических лиц на получение компенсации за причиненный неэкономический вред. Яркий пример тому Бельгия, которая служит иллюстрацией правовой системы, где защита деловой репутации осуществляется на основании общих принципов ответственности по деликтному праву. Однако в бельгийском законодательстве остаются неурегулированными отдельные вопросы относительно того, действует ли такое право в отношении юридических лиц, представляющих собой отдельный «субстрат», или же такое право может возникать в тех случаях, когда затронутыми оказываются широкие общественные интересы. Среди других стран, где дан положительный ответ на рассматриваемый вопрос, назовем Францию, Грецию, Нидерланды, Испанию и Швейцарию.

Судебная практика Германии и Италии идет по противоположному пути. В Германии Федеральный Верховный суд ни разу не присуждал компенсацию за неэкономический вред юридическому лицу, занимающемуся предпринимательской деятельностью. Взамен этого Верховный суд отграничил такие компании от некоммерческих юридических лиц, указав, что последние могут предъявлять доказательства в пользу необходимости подобной компенсации. В Италии суды занимают аналогичную позицию, но вдобавок к некоммерческим юридическим лицам они признают возможность получения такой компенсации и за общественными органами (муниципалитетами).

Отдельно следует сказать и о двух правовых системах общего права - Англии и Уэльса и правовой системе Соединенных Штатов Америки, поскольку в них имеет место другой вариант. США не признают в явном виде принцип компенсации юридическим лицам за неэкономический вред, ибо понятие «компенсации» за убытки коммерческих компаний рассматривается там как вопрос о фактически понесенных (т.е. экономических) и подлежащих доказыванию убытках, что устраняет необходимость правовой презумпции вреда. В Англии и Уэльсе под компенсацией понимается только покрытие экономического ущерба. Однако обе системы с готовностью признают применимость штрафных санкций в делах с участием истцов - юридических лиц, обосновывая это соображениями государственной политики сдерживания и наказания. В этих правовых системах юридические лица имеют право на возмещение значительных денежных убытков, не связанных с вопросом о характере (экономическом или неэкономическом) причиненного им вреда.

В третьем параграфе «Становление и развитие института гражданско-правовой защиты деловой репутации в России» рассматриваются тенденции зарождения и развития института деловой репутации и ее защиты в отечественном правопорядке, начиная с времен «Русской правды».

Так, уже Краткая Правда или Правда Ярослава (XI век) содержала 43 статьи, из которых четыре непосредственно рассматривали различные виды преступлений против чести. В Новгороде и Пскове запрещалось оскорблять действием в присутствии суда, и неповиновение наказывалось штрафом.

Соборное уложение 1649 г. включало уже 73 статьи, предусматривающие определенные наказания за различные оскорбления, нанесенные лицам, принадлежащим к разным сословиям. В этот период уже учитывается происхождение, размер дохода, пол и возраст пострадавшего. В ситуациях, когда рассматривались вопросы нанесения оскорблений чести и достоинства конкретному лицу, Соборное уложение опиралось на использование термина «бесчестие». Буквально до конца XX века понятия «честь» и «достоинство» отождествлялись с термином «репутация» и рассматривались в отечественной юриспруденции применительно к частным лицам.

Право России конца XIX - начала XX веков начинает использовать институт диффамации. Диффамацией называлось разглашение о каком-либо конкретном лице сведений или даже фактов, позорящих его честь, независимо от того, являются ли эти факты истинными или ложными. Наказание за диффамацию было введено Законом о печати 1868 г. Реформа 1865 г., освободившая некоторые органы печати от предварительной цензуры, привела к необходимости признания важности ответственности за диффамацию.

В целом же гражданское законодательство дореволюционного периода включало положение о возмещении убытков за причиненный вред. Однако Свод гражданских законов не дифференцировал нанесенный вред или убытки на моральный и материальный ущерб. Любой вред чаще всего истолковывался как имущественный. Свод законов устанавливал порядок компенсации вреда или убытков, причиненных преступлением либо проступком.

После 1917 года категории достоинства, деловой репутации, чести были забыты на длительный период. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года в ст. 410 предусматривал в качестве возмещения вреда «восстановление прежнего состояния». При невозможности достичь прежнего состояния предлагалось возместить причиненные убытки, под которыми подразумевались ущерб либо упущенная выгода. Наказание за дискредитацию чести и достоинства не исключалось, но на практике чаще подлежал возмещению имущественный вред. Специальных статей, рассматривающих оскорбление чести и достоинства индивида, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года не включал.

Первые изменения данного положения соискатель связывает со ст. 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1961 г.), послуживших законодательной базой для введения в республиканские кодексы соответствующих статей, объективно квалифицирующих честь и достоинство объектом гражданских прав. ГК РСФСР 1964 г. в ст. 7 «Защита чести и достоинства» закреплял право гражданина (организации) требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Этой же статьей (ч. 2) закреплялась норма, согласно которой, если указанные сведения распространены в печати, они, в случае несоответствия их действительности, должны быть опровергнуты также в печати.

С наступлением в СССР перестройки социально-политического строя, формирования демократических отношений в обществе число дел по защите чести, достоинства, деловой репутации в судебных инстанциях начало возрастать. Сразу же выявились процессуальные сложности их рассмотрения, в частности, обнаружились проблемы, связанные с компенсаций морального вреда, возмещением убытков по делам о деловой репутации, наложении ареста на имущество по искам о компенсации морального вреда, соотношения фактов и мнений, а поскольку большинство исков по указанным делам обращалось к средствам массовой информации, возникали отдельные правовые коллизии между правом на свободу информации, право на свободу выражения мнений и правом граждан и организаций на судебную защиту чести, достоинства, деловой репутации, а также целым рядом лингвистических аспектов, связанных с оценкой текстов, содержащих недостоверные сведения.

Во второй главе «Основания и порядок защиты деловой репутации» рассматриваются основания гражданско-правовой защиты деловой репутации, особенности реализации права на опровержение сведений, порочащих деловую репутацию, охарактеризован порядок защиты деловой репутации.

В первом параграфе «Основания гражданско-правовой защиты деловой репутации» отмечается, что «деловая репутация» является одной из наименее разработанных в гражданско-правовой доктрине и законодательстве категорий, что влечет неразработанность и порядка ее защиты.

Согласно ст. 151 ГК РФ, моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Юридическому лицу не могут быть причинены физические и нравственные страдания. Тем не менее, в ст.152 ГК РФ, предусматривающей защиту чести, достоинства и деловой репутации, указано, что правила о защите деловой репутации гражданина применяются соответственно и к защите деловой репутации юридического лица. В числе этих правил не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти положения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 20 декабря 1994 г. № 10 разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются также в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц.

Долгое время из-за отсутствия в Арбитражно-процессуальном кодексе Российской Федерации нормы, позволяющей арбитражам рассматривать споры о защите деловой репутации с участием юридических лиц, общегражданские суды рассматривали подобные дела, присуждая компенсации за моральный вред, причиненный такому истцу. В то же время арбитражные суды занимали прямо противоположную позицию, согласно которой юридическое лицо в силу своей природы не может страдать и получать моральные травмы. 

В гражданско-правовой доктрине относительно возможности юридических лиц требовать компенсации морального вреда за нарушение их деловой репутации существуют различные точки зрения. В ходе их подробного анализа соискатель приходит к выводу о том, что отсутствие даже упоминания о возмещении вреда деловой репутации юридического лица в специальных нормах, определяющих ответственность за причиненный вред (глава 59 ГК РФ), свидетельствует о том, что ГК РФ отрицает такую ответственность, так как специальные нормы имеют предпочтение перед общими.

Анализируя далее предлагаемую рядом авторов правовую конструкцию «репутационный вред» диссертант аргументирует вывод о том, что в ней нет необходимости, так как ГК РФ уже содержит механизм возмещения причиненного вреда, а именно возмещение реального ущерба и упущенной выгоды (п.2 ст.15 ГК РФ). Действительно, негативные последствия умаления деловой репутации юридического лица выражаются в потере позитивного отношения к данному юридическому лицу со стороны его партнеров, клиентов и общества в целом, однако эти негативные последствия носят имущественный характер (например, резкое снижение уровня продаж при положительном уровне хозяйственной деятельности предприятия и отсутствии существенных изменений на рынке сбыта) и вполне охватываются существующим механизмом возмещения убытков. По нашему мнению, было бы излишним обременение законодательства и правоприменительной практики таким явлением, как «репутационный вред», по крайней мере, в настоящий момент.

Наиболее целесообразно употребление термина «деловая репутация» в отношении юридических лиц (в т.ч. некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность), а также граждан - индивидуальных предпринимателей. В отношении иных физических лиц более применим термин «доброе имя», так как он, имея весьма широкий смысл, охватывает отношения, связанные с использованием и защитой физическими лицами сложившегося представления об их профессиональных навыках.

Специфика защита чести, достоинства и деловой репутации состоит в том, что, согласно гражданскому законодательству рассматриваемые нематериальные блага подлежат охране от любого неправомерного посягательства со стороны третьих лиц. Третьими лицами в данном случае могут выступать как физические, так и юридические лица. Норма п. п. 1 и 7 ст. 152 ГК РФ предусматривает возможность требования по суду опровержения порочащих их деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. В данной норме также отражен порядок применения определенных способов защиты. Это такие действия, как опровержение порочащих сведений; публикация ответа в СМИ; возмещение ущерба; компенсация морального вреда; признание публично распространенных сведений не соответствующими действительности.

Соискатель полагает, что основанием возникновения обязательства по опровержению является неправомерное действие, выражающееся в распространении в отношении гражданина или коммерческой организации сведений, которые не соответствуют действительности и порочат их честь, достоинство или деловую репутацию. Совокупность перечисленных условий составляет общее основание возникновения охранительного правоотношения по защите чести, достоинства и деловой репутации. Таким образом, основанием возникновения правоотношения по защите чести, достоинства и деловой репутации является сложный юридический факт - распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Сведениями, порочащими деловую репутацию, являются также сведения о несоответствии деловых качеств субъекта, являющиеся необходимыми в целях реализации предпринимательской деятельности качествами; сведения, касающиеся якобы низкого качества производимых юридическим лицом товаров или оказываемых им услуг, несоответствии таковых принятым стандартам; сведения о недобросовестном поведении к клиентам и контрагентам и т.д. Для возникновения права на защиту необходим ряд условий: указанные сведения получили распространение среди неопределенного круга лиц, с таковыми ознакомились иные (не считая самого распространившего эти сведения) лица; распространенные сведения не соответствуют действительности.

Наиболее распространенным способом ухудшения деловой репутации является ненадлежащая реклама, за которую, в том числе, предусматривается гражданско-правовая ответственность. Закон предоставляет любому пострадавшему, как физическому, так и юридическому лицу, право на возмещение имущественного и неимущественного (морального) вреда. 

При распространении ненадлежащей рекламы возможно умаление деловой репутации юридического лица, и, как следствие, уменьшение его коммерческих возможностей. Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненному гражданину). Однако существует проблема в определении содержания «нематериального вреда», который может быть причинен юридическому лицу. В связи с этим предлагается включить определение «нематериального вреда» в ГК РФ и раскрыть способы его возмещения.

Деловая репутация формируется благодаря публичной деятельности лица и может быть как положительной, так и отрицательной. Она складывается как результат целенаправленных действий. Юридическое лицо планирует свои действия с учетом того, как они отразятся на его деловой репутации. Хорошая деловая репутация юридического лица позволяет расширять его коммерческие возможности. При распространении ненадлежащей рекламы может произойти умаление деловой репутации, а, следовательно, и уменьшение коммерческих возможностей юридического лица. 

Во втором параграфе «Особенности реализации права на опровержение сведений, порочащих деловую репутацию» соискатель отмечает, что согласно ч. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Поскольку извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другие нормы гражданского законодательства не предусматривают, суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел приносить истцам извинения в той или иной форме. Между тем, представляется, что в случае согласия ответчика извинение все же не будет противоречить конституционным принципам, поскольку отсутствует факт принуждения. Не исключена ситуация добросовестного сожаления и раскаяния ответчика.

Представляется, что ничего не мешает обязанному лицу принести личные или публичные извинения. Такая форма защиты чести и достоинства как личное извинение, несмотря на ее нематериальную форму, все же является вполне допустимой в гражданском законодательстве, поскольку в некоторой степени восстанавливает у потерпевшего психическое равновесие.

Диссертант полагает, что назрела необходимость появления в гражданском праве института диффамации, позволяющего комплексно защитить такие блага, как честь, достоинство и деловая репутация, в том числе в случаях распространения порочащих сведений, соответствующих действительности. В то же время отмечается, что с точки зрения целесообразности существования данного института, важно выработать критерии правомерности разглашения сведений, способных причинить ущерб репутации другого лица.

В третьем параграфе « Порядок защиты деловой репутации» обращается внимание на то, что большую часть всех судебных дел с участием средств массовой информации составляют дела по искам к ним о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также о возмещении морального вреда. Правовым основанием для предъявления истцами такого рода требований являются статьи 150-152, 1099-1101 Гражданского кодекса РФ. Статья 152 Гражданского кодекса РФ наделяет каждого гражданина правом требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и/или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Пунктом 7 этой же статьи предусмотрено право юридических лиц на защиту их деловой репутации по правилам, применяемым для защиты соответствующей репутации гражданина.

По общему правилу гражданско-правовая ответственность за посягательства на такие блага как честь, достоинство и деловая репутация наступает при одновременном наличии трех условий: оспариваемые сведения были распространены; сведения порочат другое лицо; распространенные и порочащие сведения не соответствуют действительности.

В соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать через суд опровержения таких сведений, а также возмещения убытков, причиненных их распространением.

Анализируя обстоятельства, при наличии которых распространение порочащих сведений является правомерным, автор приходит к выводу, что таковыми являются действия, направленные на охрану общественных интересов либо выполнение служебного долга. В этой связи предлагается следующая редакция нормы Гражданского кодекса РФ о диффамации:

«Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности и их распространение было вызвано общественными интересами».

Из определения морального вреда, сформулированного в ст.151 ГК РФ, и условий его компенсации диссертант делает вывод о том, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Сформулированные в ст. 152 ГК РФ правила о защите деловой репутации гражданина, соответственно, применяются к защите деловой репутации юридического лица. В отношении возможности юридического лица требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений или возмещения убытков, причиненных распространением таких сведений, сомнений не возникает. Что же касается компенсации морального вреда, то мы полагаем, что положений ст. 152 ГК РФ явно недостаточными для того, чтобы говорить о существовании нормативной базы для возмещения морального вреда юридическому лицу.

В третьей главе «Вопросы сущности защиты деловой репутации и их взаимосвязь с судебной практикой на примере РСО-Алания и других арбитражных судов» анализируется судебная практика по гражданско-правовой защите деловой репутации в республике РСО-Алания и гражданских дел о защите деловой репутации в арбитражных судах других субъектов РФ.

В первом параграфе «Анализ судебной практики по гражданско-правовой защите деловой репутации республики РСО-Алания» отмечается, что термин «деловая репутация» в самом общем виде можно определить как приобретаемая кем-нибудь или чем-нибудь общественная оценка, общее мнение о качествах, достоинства и недостатках чьей-либо работы, занятия, деятельности. Следовательно, при буквальном толковании с позиций русского языка, термин «деловая репутация» лишь отчасти связан с коммерческим или экономическим предпринимательством. В самом деле, «деловой репутацией» в собственном смысле слова могут обладать граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность, и юридические лица, в то время как на защиту своей репутации вправе рассчитывать и педагоги, и адвокаты, и врачи, и механики, и государственные служащие, и многие другие. Но содержанием такой репутации является оценка не деловых (предпринимательских), а профессиональных и служебных качеств гражданина. Эту репутацию справедливо было бы называть не деловой, а профессиональной или служебной. 

Законодатель правильно делит деловую репутацию на связанную со сферой предпринимательской и иной экономической деятельностью, определяя ее подведомственность арбитражным судам, и иную репутацию, тоже «деловую», но не связанную с предпринимательской и иной экономической деятельностью, подведомственную судам общей  юрисдикции.

Во втором параграфе «Анализ гражданских дел о защите деловой репутации в арбитражных судах субъектов федерации» соискатель отмечает, что рассмотрение гражданских дел о защите деловой репутации в ряде северокавказских республик мало связано с предпринимательской деятельностью. Так, в республике Северная Осетия отсутствуют сведения о рассмотрении гражданских дел о защите деловой репутации арбитражными судами, т.е. в отношении юридических и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую или иную экономическую деятельность. В то же время имеется судебная практика рассмотрения гражданских дел о защите деловой репутации, не связанной с предпринимательской деятельностью. Однако результативность таких дел оставляет желать лучшего. Причины такого положения можно объяснить слабостью экономической инфраструктуры, неразвитостью коммерческого предпринимательства указанного региона, а также относительной социальной консервативностью населения республики, поскольку проникновение общепризнанных международных принципов и норм в отношении прав человека, как правило, запаздывает в отдаленные государства, республики, регионы, к тому же порой имеющие иной, мало связанный с принципиальными положениями международного права менталитет.

Диссертант указывает, что арбитражный суд, специфика которого состоит в рассмотрении экономических и других хозяйственных споров, тем не менее, в силу п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ должен рассматривать спор о защите деловой репутации граждан и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, несмотря на то, что существо самого спора не всегда имеет прямое отношение к этой деятельности.

В содержании некоторых исков, рассматриваемых арбитражными судами, отражена просьба истца в защите не только деловой репутации, но также чести и достоинства, что является компетенцией суда общей юрисдикции. Поэтому, как нам представляется, специальная подведомственность защиты деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности нуждается в некоторой корректировке. На практике, если юридическое лицо, в сферу компетенции которого входит предпринимательская и иная экономическая деятельность, обращается в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, распространенных органами СМИ или иным способом, фраза «деловая репутация» уже автоматически относит подведомственность заявленного иска в арбитражный суд, который вынужден заниматься делами, напрямую не относящимися к его специфике.

Однако соискатель не ставит вопрос об изъятии из компетенции арбитражных судов гражданских дел, предусмотренных п.5 ч.1 ст. 33 АПК РФ. Речь идет о более детальном, внимательном и избирательном подходе отнесения дел по защите деловой репутации юридических лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Довольно часто защита деловой репутации юридического лица только косвенно связана с ее предпринимательской или иной экономической деятельностью.

Поэтому в работе предлагается внести следующие дополнения в п. 5 ч.1 ст. 33 АПК РФ: «…за исключением дел, непосредственно не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности». Это позволит избавить арбитражные суды от дел, мало связанных с их спецификой, а судам общей юрисдикции позволит рассматривать такие дела по наработанным судебной практикой алгоритмам.

В заключении  работы сформулированы основные выводы исследования.

Основные положения и результаты

диссертационного исследования опубликованы

в следующих работах автора:

В изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

  1. Гусалова А.Р. Гражданско-правовая защита деловой репутации // Бизнес в законе .- М. - 2010.-№2. - 0,5 п.л;
  2. Гусалова А.Р. Деловая репутация как объект гражданского права // Общество и право. Научно-практический журнал .- Краснодар - 2010. - №1(28). - 0,5 п.л.;
  3. Гусалова А.Р. К вопросу о защите деловой репутации // Общество и право. Научно-практический журнал.- Краснодар . -2011.-№2(34).- 0,4 п.л.;

в иных изданиях:

  1. Гусалова А.Р. Нематериальные блага как объект гражданского права. // Вестник Краснодарского университета МВД РФ. – Краснодар. - 2012. -№1.- 0,6 п.л.;
  2. Гусалова А.Р. Право на опровержение сведений, порочащих деловую репутацию // Новая правовая мысль. - Волгоград. – 2012.- №1.-0,5 п.л.;
  3. Гусалова А.Р.  Деловая репутация юридических лиц // Бюллетень Владикавказского института управления. – 2012.- №37.- 0,5 п.л.
  4. Гусалова А.Р.  Право на деловую репутацию в системе неимущественных прав. // VI Международная заочная научно-практическая конференция «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире». Научный журнал «Социально-гуманитарный вестник Юга России».-Краснодар.-2012.- №6.-0,4 п.л..





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.