WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

САВИЦКАЯ Ирина Геннадьевна

Формы участия СПЕЦИАЛИСТА
В УГОЛОВНОМ судопроизводстве

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Владимир

ВЮИ ФСИН России

2012

Работа выполнена на кафедре уголовно-процессуального права федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, доцент

Лазарева Лариса Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

заслуженный деятель науки РФ

академик РАЕН

директор Института судебных экспертиз

Московской государственной юридической

академии имени О. Е. Кутафина

Россинская Елена Рафаиловна

кандидат юридических наук

заместитель руководителя отдела криминалистики

Следственного управления Следственного комитета

Российской Федерации по Воронежской области

Хмелева Алла Владимировна

Ведущая организация – государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

Защита состоится «____» ____________ 2012 г. в «____» часов на заседании диссертационного совета ДМ 229.004.01 при федеральном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке федерального казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».

Автореферат разослан «____» ______________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                               С. В. Назаров

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Одной из важнейших задач уголовного судопроизводства является защита прав и интересов человека и гражданина. Выполнение данной задачи требует не только осуществления правосудия при строгом соблюдении норм закона, но и их совершенствования, а также продолжения разработки проблем оптимизации судопроизводства, осуществляемого в соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ на основе состязательности и равноправия сторон.

Идея состязательности в уголовном процессе получила широкое распространение с принятием УПК РФ 2001 г. Статья 15 УПК РФ называет состязательность одним из принципов уголовного судопроизводства. Состязательное построение процесса объективно предопределило расширение процессуальных возможностей сторон по использованию ими специальных знаний в различных процессуальных формах. Кроме того, постоянный рост объема специальных знаний создает в настоящее время качественно новые возможности использования их в уголовном процессе. В связи с этим расширение форм использования специальных знаний выглядит, на наш взгляд, вполне логичным и обоснованным, хотя и не всегда последовательным.

УПК РФ 2001 г. существенно увеличил права и обязанности такого участника процесса, как специалист. Изменения и дополнения, внесенные Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ, с одной стороны, способствовали расширению форм и возможностей использования данных естественных, технических и других наук в уголовном судопроизводстве, а с другой – оказались лишены системного характера. Таким образом, они содержат ряд нерешенных вопросов, а потому понимаются и толкуются неоднозначно.

Актуальность исследования данной проблематики особенно возрастает в связи с необходимостью совершенствования и доработки ряда недостаточно эффективных норм УПК РФ, касающихся применения специальных знаний.

В частности, в Кодексе имеются правовые пробелы относительно понятия специальных знаний, границ, критериев, форм их применения в уголовном судопроизводстве. С момента включения заключения и показаний специалиста в перечень доказательств прошло почти десять лет, однако законодателем до сих пор не обозначены основания привлечения к участию в уголовном судопроизводстве лиц, обладающих специальными знаниями, не разработаны процедуры правового механизма истребования и представления заключения специалиста, проведения исследования, предшествующего формированию заключения; отсутствуют также требования к форме, содержанию и структуре указанного документа. Согласно проведенным автором исследованиям потребность в более детальном процессуальном регулировании деятельности специалиста испытывают 75 % адвокатов, 45,2 % судей, 68,2 % следователей и 66,3 % экспертов, привлекаемых в качестве специалистов.

Требуют дальнейшего качественного исследования названые в уголовно-процессуальном законе, но не регламентированные, а также оставшиеся вне процессуального регулирования следующие формы участия специалиста:

– консультационная деятельность, применяемая на стадии возбуждения уголовного дела;

– производство специалистом документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов по требованию органа дознания, следователя, руководителя следственного органа (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

– производство специалистом самостоятельно процессуальных действий по заданию следователя (например, ч. 4 ст. 179 УПК РФ);

– контроль и запись телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ);

– проведение специальных исследований предметов и документов до возбуждения уголовного дела (ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Изложенные обстоятельства обусловливают актуальность и практическую значимость темы настоящей диссертации, а также необходимость исследования проблемных аспектов форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

Степень научной разработанности темы исследования. Вопросам участия специалиста в уголовном судопроизводстве в той или иной мере уделяли внимание многие юристы, в числе которых следует назвать: Т. В. Аверьянову, Л. Е. Ароцкера, В. Д. Арсеньева, В. С. Балакшина, Р. С. Белкина, А. И. Винберга, Т. С. Волчецкую, А. Ф. Волынского, Л. Е. Владимирова, И. Ф. Герасимова, Ф. В. Глазырина, В. И. Гончаренко, Г. И. Грамовича, В. Н. Григорьева, Л. Я. Драпкина, А. В. Дулова, В. А. Жбанкова, А. А. Закатова, В. Д. Зеленского, А. М. Зинина, Е. П. Ищенко, В. Я. Колдина, В. И. Комиссарова, В. Е. Корноухова, Ю. Г. Корухова, И. Ф. Крылова, А. В. Кудрявцеву, А. А. Леви, В. К. Лисиченко, И. М. Лузгина, Н. П. Майлис, В. Н. Махова, С. П. Митричева, Т. Ф. Моисееву, Г. М. Мудьюгина, В. А. Образцова, Ю. К. Орлова, И. Ф. Пантелеева, И. Ф. Панюшкина, И. Л. Петрухина, А. С. Подшибякина, Н. И. Порубова, В. А. Притузову, В. А. Прорвича, А. П. Резвана, Е. Р. Россинскую, Т. А. Седову, Н. А. Селиванова, Е. В. Селину, З. М. Соколовского, И. Н. Сорокотягина, В. В. Степанова, М. С. Строговича, Т. В. Толстухину, И. Я. Фойницкого, А. А. Хмырова, В. Н. Хрусталева, М. А. Чельцова, С. А. Шейфера, В. И. Шиканова, А. Р. Шляхова, Ю. Т. Шуматова, А. А. Эйсмана, А. А. Эксархопуло, Н. П. Яблокова и других ученых.

Работы указанных авторов, безусловно, внесли значительный вклад в развитие криминалистической науки и уголовно-процессуального права в целом и разработку практических аспектов использования специальных знаний. Однако, отмечая научную ценность и практическую значимость этих научных трудов, следует подчеркнуть, что большинство из них появились в ХХ в. С учетом обновленного уголовно-процессуального законодательства, последних достижений криминалистики, уголовного процессуального права, других наук требуется целенаправленная работа по совершенствованию имеющихся и разработке новых научных положений и практических рекомендаций по участию специалиста при производстве по уголовным делам.

Кроме того, многие вопросы, связанные с участием специалиста по уголовным делам, по-прежнему носят дискуссионный характер либо не нашли достаточного освещения в науке и должной регламентации в законе.

В настоящее время часть монографических работ утратила свою актуальность ввиду давности написания и не отражает современные проблемы юридической науки и практики, возникающие при участии специалиста по уголовным делам. Все вышеизложенное и обусловливает актуальность предпринятого диссертационного исследования.

Объектом исследования выступают общественные отношения, урегулированные правом, возникающие в связи с участием специалиста в производстве по уголовным делам в качестве субъекта применения специальных знаний, а также следственная, судебная и экспертная практика участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

Предметом исследования являются совокупность правовых норм и теоретических положений, регламентирующих участие специалиста при производстве по уголовному делу, а также объективные закономерности участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

Цель исследования состоит в разработке теоретических и практических аспектов совершенствования деятельности специалиста на различных этапах уголовного судопроизводства, а также выработке рекомендаций и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Указанная цель предопределила необходимость постановки и решения следующих исследовательских задач:

– определение понятия и признаков специальных знаний, установление границ и форм их использования в уголовном процессе;

– исторический анализ становления института сведущих лиц в России, а также современные тенденции его совершенствования;

– уточнение отдельных теоретических положений, касающихся регламентации деятельности специалиста как субъекта специальных знаний;

– изучение проблемных вопросов основных процессуальных форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве;

– исследование недостаточно регламентированных, а также оставшихся вне процессуального регулирования форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве;

– определение перспективных направлений деятельности специалиста;

– выявление особенностей участия специалиста в расследовании преступлений, совершенных в исправительных учреждениях;

– внесение конкретных предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства в части использования специальных знаний, форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве, а также регламентирующих получение доказательств с участием специалиста.

Методологической основой исследования является общенаучный диалектический метод познания объективной действительности. В работе широко использованы системный подход, общенаучные и частнонаучные методы познания: исторический, логический, социологический, метод сравнительного исследования, статистический, анализ и др.

Теоретическую основу исследования составили положения криминалистики, теории судебной экспертизы, уголовного процесса, уголовно-исполнительного права, психологии, уголовного права, социологии и теории оперативно-розыскной деятельности.

В работе широко использованы труды ведущих криминалистов и процессуалистов: Т. В. Аверьяновой, В. Д. Арсеньева, О. Я. Баева, А. Р. Белкина, P. С. Белкина, А. Ф. Волынского, Е. П. Гришиной, Л. Я. Драпкина, Е. А. Зайцевой, A. M. Зинина, И. Е. Зуева, Л. М. Исаевой, Ю. Г. Корухова, А. В. Кудрявцевой, Н. П. Майлис, В. Н. Махова, Т. Ф. Моисеевой, Ю. К. Орлова, Н. И. Порубова, Е. Р. Россинской, Н. Л. Селиванова, Е. В. Селиной, В. А. Снеткова, И. Н. Сорокотягина, М. А. Чельцова, Л. Г. Шапиро, С. А. Шейфера, В. И. Шиканова, А. Р. Шляхова, Н. Г. Шурухнова, А. А. Эйсмана, А. А. Эксархопуло и др.

Нормативно-правовой базой исследования послужили: Конституция РФ, УПК РФ, УИК РФ, УК РФ, федеральные законы, а также подзаконные нормативные акты, в той или иной мере относящиеся к теме диссертационного исследования. Сравнение норм действующего и предыдущего уголовно-процессуального законодательства в контексте исследуемых проблем позволило уяснить сущность требующихся нововведений, выявить недостатки и пробелы современной нормативной базы, касающиеся данного аспекта.

Эмпирическую базу исследования составили материалы 225 уголовных дел, заключения экспертов и специалистов 5 областей Центрального федерального округа. По основным вопросам изучаемых проблем автором было проведено анкетирование 98 экспертов региональных центров судебной экспертизы, экспертно-криминалистических центров при ГУВД; 104 следователей следственных комитетов РФ; 95 судей федеральных районных и областных судов; 58 адвокатов адвокатских консультаций, а также более 60 сотрудников исправительных учреждений в Воронежской, Белгородской, Курской, Липецкой и Тамбовской областях.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем на монографическом уровне представлены результаты комплексного изучения недостаточно регламентированных с точки зрения уголовно-процессуального законодательства и мало изученных с точки зрения специальных знаний форм участия специалиста. Элементы научной новизны присутствуют во взгляде автора на исследование специалистом материалов уголовных дел, а также оценки заключения эксперта как новых перспективных направлений его деятельности.

Кроме того, в работе сформулированы дефиниции понятий «специальные знания», «специалист», «заключение специалиста»; приведены его процессуальная форма и структура; в связи с отсутствием правового механизма истребования и представления заключения специалиста разработан порядок получения заключения специалиста защитником и сформулированы предложения о включении его в УПК РФ; уточнена классификация форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве; даны рекомендации по использованию термина «специальные знания»; выработаны предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Авторское определение понятия «специальные знания»: это используемые в установленной законом процессуальной форме в ходе доказывания по уголовным делам достоверные знания из какой-либо сферы деятельности, а также навыки и умения, которыми обладает ограниченный круг лиц, имеющих профессиональную подготовку, практический опыт работы в данной сфере деятельности и привлекаемых судом и сторонами для оказания содействия в достижении назначения уголовного судопроизводства.

Вывод о необходимости отнесения юридических знаний к специальным. Специалист-юрист может привлекаться в том случае, когда для установления истины по уголовному или иному делу необходимы разъяснения точного смысла той или иной нормы с применением специальных юридических знаний, которыми не обладают дознаватель, следователь, суд.

2. В основе классификации форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве лежат как традиционные, хорошо известные формы участия специалиста, так и новые формы, такие как: производство документальных проверок, ревизий; проведение исследований документов, предметов, трупов; производство самостоятельно по заданию следователя следственных действий (например, освидетельствование лиц другого пола, контроль и запись телефонных и иных переговоров); подготовка специалистом письменных заключений; допрос специалиста; консультационная помощь специалиста.

Поскольку данные формы широко используются в правоприменительной практике, но недостаточно регламентированы действующим уголовно-процессуальным законодательством, разработаны рекомендации по оптимизации использования данных форм участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

3. Авторское определение понятия «специалист», на основе которого предлагается следующая редакция ч. 1 ст. 58 УПК РФ: «специалистом в уголовном судопроизводстве признается любое компетентное, обладающее специальными знаниями, навыками и умениями не заинтересованное в исходе дела лицо, привлекаемое к участию в процессуальных действиях и производству следственных действий в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии материальных объектов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, посредством дачи показаний в качестве специалиста, дачи заключения специалиста, составления письменных справок и документов».

4. Предложение об изложении п. 3 ст. 80 УПК РФ в следующей редакции: «Заключение специалиста – это представленное в письменном виде суждение вопросам, поставленным перед специалистом сторонами, в котором находят свое отражение результаты проведенного им исследования».

Обосновывается вывод о возможности отграничения исследований специалиста от исследований эксперта по таким критериям, как объем исследования и уровень решаемых задач.

5. Предложение диссертанта, направленное на конкретизацию права защитника на получение заключения специалиста. Для этого в действующем УПК РФ необходимо закрепить норму следующего содержания: «Защитник (а равно подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители) вправе обратиться по вопросам, требующим специальных знаний, к специалисту государственного экспертного либо негосударственного учреждения для постановки вопросов специального характера, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, а также за дачей заключения».

Аналогичное право нужно предоставить иным заинтересованным лицам: подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, его представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям.

6. Обоснование необходимости введения в УПК РФ такого следственного действия, как допрос специалиста, путем дополнения гл. 26 и 37 УПК РФ нормами, регламентирующими процедуру допроса специалиста как для предварительного расследования, так и для судебного разбирательства.

Разграничение заключения специалиста и его показаний состоит в том, что в первом находят свое отражение результаты проведенного специалистом исследования. В свою очередь, показания – это сведения, которые специалист может сообщить на допросе и без предварительной исследовательской деятельности.

7. Авторские предложения по оформлению заключением специалиста результатов осмотра, проведенного им по заданию следователя, когда участие следователя небезопасно, например, под водой, в забое после взрыва, высоко в горах, в радиоактивной сфере и т. п.

Данное положение может быть распространено на случаи, когда при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует и освидетельствование производится врачом, который выступает в данном случае в качестве специалиста (ч. 4 ст. 179 УПК РФ).

Теоретическая и практическая значимость работы определяется сформулированными в работе теоретическими положениями и выводами, нацеленными на совершенствование участия специалиста в уголовном судопроизводстве. Результаты настоящего диссертационного исследования расширяют и углубляют ряд положений теории использования специальных знаний в расследовании преступлений, в частности, путем раскрытия и анализа основных форм участия специалиста. Полученные результаты могут быть использованы при дальнейшей теоретической разработке проблем участия специалиста в российском уголовном судопроизводстве.

Выводы, предложения и рекомендации, содержащиеся в диссертации, окажутся полезными при подготовке нормативных правовых актов по обозначенной проблематике, а также в практической деятельности органов предварительного расследования и суда.

Материалы диссертации могут быть использованы при проведении практических и семинарских занятий по уголовно-процессуальному праву, подготовке учебно-методических рекомендаций, лекций, пособий по таким курсам, как «Криминалистика», «Уголовно-процессуальное право», проведении различных спецкурсов, в системе первоначальной подготовки, повышения квалификации и переподготовки сотрудников правоохранительных органов.

Разработанные автором предложения могут быть применены в процессе нормотворчества для совершенствования уголовно-процессуального законодательства, а также в области правового регулирования специальных знаний.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации обсуждались на кафедре уголовно-процессуального права Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний; докладывались автором на международных, межрегиональных, межвузовских научно-практических конференциях в 2007–2012 гг., посвященных актуальным проблемам российского уголовно-процессуального права; используются в преподавании курсов «Криминалистика» и «Уголовно-процессуальное право» в Институте экономики и права (г. Воронеж), Воронежском филиале Московского гуманитарно-экономического института; внедрены в практическую деятельность Следственного управления Следственного комитета РФ по Воронежской области, УФСИН России по Воронежской области, Воронежского регионального центра судебной экспертизы; изложены в 11 опубликованных работах автора общим объемом 5,1 печ. л.

Структура работы обусловлена целями и задачами диссертационного исследования и состоит из введения, трех глав, объединяющих 9 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ Содержание работы

Во введении обосновываются актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи диссертации, раскрываются ее методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы, а также научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется теоретическая и практическая значимость результатов исследования, приводятся сведения об их апробации и внедрении.

Первая глава «Общетеоретические и правовые основы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются проблемы специальных знаний, их сущность, формулируется определение указанного понятия.

В первом параграфе «Понятие и границы специальных знаний в уголовном судопроизводстве» анализируются следующие проблемы: разграничение понятий «специальные знания» и «познания»; отграничение специальных знаний от общеизвестных, общедоступных, обыденных; отнесение к специальным знаниям юридических; определение понятия «специальные знания».

Автор полагает, что проблемы разграничения понятий «специальные знания» и «специальные познания» в уголовном процессе не существует. Употребляя одновременно данные термины, законодатель их не разграничивает. В любом случае имеется ввиду наличие у лица специальных знаний как конечного продукта, а не как процесса их получения.

В целях приведения к единообразию уголовно-процессуальных норм, регламентирующих деятельность сведущих лиц в уголовном процессе, целесообразно заменить в ст. 57 и 58 УПК РФ термин «специальные познания» на «специальные знания» и дополнить уголовно-процес­суальное законодательство нормой, определяющей содержание понятия «специальные знания».

В связи с этим автор предлагает следующее определение специальных знаний: это используемые в установленной законом процессуальной форме в ходе доказывания по уголовным делам достоверные знания из какой-либо сферы деятельности, а также навыки и умения, которыми обладает ограниченный круг лиц, имеющих профессиональную подготовку, практический опыт работы в данной сфере деятельности и привлекаемых судом и сторонами для оказания содействия в достижении назначения уголовного судопроизводства.

Вопрос отграничения специальных знаний от общедоступных, общеизвестных достаточно широко освещен в литературе, поэтому диссертант, придерживаясь мнения Е. Р. Россинской, полагает, что отнесение знаний к общеизвестным, общедоступным преимущественно зависит от образовательного и интеллектуального уровня конкретного субъекта, его жизненного и профессионального опыта. Поэтому в каждом случае необходимо проанализировать характер требуемых знаний и решить вопрос, являются ли они специальными.

Юридические знания могут быть специальными. Привлечение специалиста-юриста возможно в случае, когда для установления истины по уголовному делу необходимы разъяснения точного смысла той или иной нормы с применением специальных юридических знаний, которыми не обладают орган доказывания, дознаватель, следователь, суд. Эти специфические юридические знания, безусловно, должны касаться сфер, лежащих вне традиционных пределов деятельности органов уголовного судопроизводства, так как следователи, дознаватели, надзирающие за ними прокуроры, судьи, рассматривающие уголовные дела, профессионально обязаны разбираться в тех отраслях права, нормами которых они руководствуются, принимая решения в пределах предоставленных полномочий, а также в тех нормах, которыми регламентирована их собственная деятельность.

Специальные юридические знания могут относиться к области гражданского, финансового и банковского права, правоотношениям в сфере высоких технологий, вопросам правового обеспечения информационной безопасности, авторского права, таможенного дела и т. д.

Автором сформулированы основные формы участия специалиста в уголовном судопроизводстве, критерием деления которых является регламентация той или иной формы уголовно-процессуальным законодательством.

Регламентированными формами участия специалиста в уголовном процессе выступают: участие специалиста в следственных действиях и судебном разбирательстве соответственно для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, компетентного разъяснения сторонам и суду определенных вопросов.

Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» были введены новые формы участия специалиста в уголовном судопроизводстве:

– подготовка специалистом письменных ответов (заключений) на поставленные сторонами вопросы, требующие специальных познаний (п. 3 ст. 80 УПК РФ);

– допрос специалиста для разъяснения сторонам своего мнения, высказанного в письменном заключении, либо для выяснения обстоятельств, требующих специальных познаний (п. 4 ст. 80 УПК РФ).

В УПК РФ названы, но должным образом не регламентированы следующие формы участия специалиста:

– производство специалистом документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов по требованию органа дознания, следователя, руководителя следственного органа (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

– производство специалистом самостоятельно процессуальных действий по заданию следователя (например, освидетельствования лиц другого пола (ч. 4 ст. 179 УПК РФ);

– контроль и запись телефонных и иных переговоров (ст. 186 УПК РФ).

В настоящее время не имеют уголовно-процессуальной регламентации такие формы участия специалиста, как:

– консультационная деятельность, применяемая на стадии возбуждения уголовного дела;

– проведение специальных исследований предметов и документов до возбуждения уголовного дела (ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Во втором параграфе «Генезис форм участия сведущих лиц в уголовном судопроизводстве» исследуются историко-правовые аспекты применения специальных знаний в русском уголовном судопроизводстве. В результате проведения исторического анализа автор приходит к выводу, что институт сведущих лиц прошел достаточно долгий период становления, который условно можно подразделить на несколько этапов.

Первый этап – зарождение и развитие российского законодательства в области специальных знаний.

Второй этап – принятие Свода законов Российской империи 1832 г., положившего начало формированию представления о действии, схожем с современной экспертизой.

Третий этап – принятие Устава уголовного судопроизводства 1864 г., в котором речь шла о деятельности, в дальнейшем именуется судебной экспертизой.

Четвертый этап – принятие УПК РСФСР 1922 и 1923 г., когда в советское уголовно-процессуальное законодательство были введены термины «эксперт» и «экспертиза».

Пятый этап – принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а в 1960 г. – УПК РСФСР.

Шестой этап – принятие УПК РФ 2001 г., который по сравнению с предыдущим законодательством значительно расширил сферу деятельности специалиста.

Действующий УПК РФ, с одной стороны, является закономерным продолжением традиций, заложенных еще в дореволюционном законодательстве России, а с другой – отражает современный уровень научных достижений в области специальных знаний.

В настоящее время развитие института сведущих лиц пошло по пути дальнейшей дифференциации и совершенствования каждого из направлений деятельности лиц, обладающих специальными знаниями, – специалистов и экспертов.

В третьем параграфе «Специалист как субъект применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве» подробно освещаются права, обязанности специалиста согласно УПК РФ, рассматривается такая категория, как компетентность специалиста, формулируется ряд требований и процессуальных условий правомерности его деятельности. Значительное внимание в параграфе уделяется анализу понятия «специалист», которое, по мнению автора, сформулировано не вполне корректно. Учитывая недостающие в определении признаки и основные направления деятельности специалиста, диссертант полагает, что данное законодательное определение должно содержать указания:

– на компетентность;

– наличие специальных знаний, навыков и умений;

– незаинтересованность в исходе дела;

– осуществление деятельности на всех стадиях уголовного процесса с момента поступления заявления или сообщения о преступлении;

– осуществление деятельности в связи с привлечением судом и сторонами для оказания им содействия посредством научно-технической, консультационной и иной необходимой помощи в целях обеспечения назначения уголовного судопроизводства;

– возможность привлечения специалиста к даче заключения и показаний, а также составления письменных справок и документов.

В связи с этим соискатель обосновывает необходимость изложения ч. 1 ст. 58 УПК РФ в следующей редакции: «специалистом в уголовном судопроизводстве признается любое компетентное, обладающее специальными знаниями, навыками и умениями независимое и не заинтересованное в исходе дела лицо, привлекаемое к участию в процессуальных действиях и производству следственных действий в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии материальных объектов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, посредством дачи показаний в качестве специалиста, дачи заключения специалиста, составления письменных справок и документов».

Вторая глава «Процессуальные аспекты участия специалиста в уголовном судопроизводстве» объединяет три параграфа, посвященные согласно УПК РФ основным процессуальным направлениям деятельности специалиста.

В первом параграфе «Участие специалиста в процессуальных действиях» рассматриваются вопросы содействия специалиста следователю в проведении им процессуальных действий, а также возможности такого привлечения стороной защиты (ст. 53 УПК РФ). Анализируется необходимость привлечения специалиста к производству процессуальных действий при наличии у следователя специальных знаний. Большое внимание в параграфе уделено анализу практики привлечения специалистов к следственным действиям. Несмотря на положительный опыт использования специальных знаний, изучение следственной практики в Центральном федеральном округе за 2007–2011 гг. показало, что по-прежнему имеют место факты, когда специалисты-криминалисты не привлекаются к осмотрам таких мест происшествий, как грабежи, разбои, обнаружение поддельных денежных билетов, кражи, в том числе кражи автомототранспорта, ДТП со смертельным исходом и т. п. При рассмотрении заявлений о пропавших без вести не во всех случаях производятся изъятия следов рук, образцов биологического происхождения, необходимых для отождествления личности пропавшего.

Наиболее негативные последствия вызывает недостаточно эффективная организация использования криминалистических средств и методов при производстве первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Так, при производстве осмотра места происшествия без специалиста-криминалиста в большинстве случаев в материалах дел отсутствуют следы и другие вещественные доказательства; не производятся предварительные исследования обнаруженных следов непосредственно на месте происшествия и не выдается розыскная информация, способствующая раскрытию преступлений по горячим следам.

Вместе с этим несовершенство нормативной базы приводит к тому, что специалисты привлекаются к осмотрам мест происшествий по прошествии значительного времени, когда следовая база уничтожена:

– по фактам грабежей и разбоев, совершенных на асфальтированных улицах за короткий промежуток времени (рывки);

– по фактам краж чужого имущества, совершенных свободным доступом и в общественных местах (школах, кафе, маршрутных такси);

– при осмотрах опознанных не криминальных трупов.

Подобные факты в значительной мере увеличивают нагрузку на специалистов-криминалистов, снижают эффективность работы в целом и свидетельствуют о необходимости более широкого привлечения специалистов на этапе досудебного производства по уголовному делу.

Актуальным и перспективным представляется вопрос, касающийся участия специалиста в допросе и возможности заключения специалиста в ходе и по результатам допроса.

Анализ статей УПК РФ, регламентирующих допрос различных участников процесса (обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, гражданского истца или его представителя, гражданского ответчика), показал, что специалист так или иначе может участвовать при допросе почти всех участников уголовного процесса, названных в гл. 7 и 8 УПК РФ, вследствие чего еще одной формой участия специалиста в данном следственном действии может быть дача заключения в ходе и по результатам допроса. Автор полагает необходимым использование помощи специалиста-психолога при производстве допроса, поскольку он может оказать помощь в решении большого круга задач. В число последних входят задачи, связанные с определением либо оперативной корректировкой тактики проведения допроса, а также оказанием содействия следователю в оценке достоверности полученных показаний с учетом поведения лица на допросе и т. д. Для этого возможно использование специальных технических средств (например, видеоаппаратуры). На основании анализа видеоматериалов допроса специалистом может быть проведено исследование с последующей дачей заключения. С целью дачи заключения специалист может приглашаться и для участия в других следственных действиях. Например, при следственном эксперименте, когда получены достаточно сложные результаты, требующие специальных знаний, квалифицированные пояснения специалиста могут облекаться в форму заключения.

Во втором параграфе «Привлечение специалиста для постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, показания специалиста» анализируются широкие возможности использования содействия специалиста сторонам по самым различным направлениям применения его специальных знаний, в частности, привлечение для постановки вопросов эксперту (ч. 1 ст. 58 УПК РФ). Закрепление такой формы участия специалиста, как постановка вопросов эксперту, их формулировка, указание на их логическую очередность, не только легализовало эту возможность у стороны обвинения, но в большей степени открыло широкие возможности по формулировке таких вопросов стороной защиты. Специалист, приглашенный защитником и фактически выступающий на стороне защиты, может внести заметный вклад в процесс доказывания, особенно в проверку и оценку доказательств. Он может давать различные советы и консультации защитнику, в том числе по формулировке вопросов, ставящихся на разрешение эксперта. УПК РФ предоставляет защите право обратиться к специалисту со своими вопросами, требующими разъяснения. Таким образом, привлечение специалиста для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, представляет собой одну из разновидностей процессуальной консультационной деятельности специалиста – консультирование сторон (обвинения, защиты) и суда.

Автор рассматривает такую форму участия специалиста, как показания сведущего лица. Диссертант полагает, что показания специалиста – это равноценная заключению специалиста форма использования его специальных знаний. Показания – это сведения, которые специалист может сообщить на допросе об обстоятельствах, требующих специальных знаний, разъяснения своего мнения и без предварительной мыслительной деятельности, анализа соответствующих источников, производства необходимых расчетов и т. д. Предмет допроса специалиста не ограничивается предметом представленного заключения. Буквальное толкование нормы свидетельствует о том, что разъяснение своего мнения на базе имеющегося у него багажа специальных знаний специалист может дать по любым обстоятельствам, когда в этом возникла необходимость, а не только по поводу своего заключения. Специалист может быть привлечен для оказания помощи и при отсутствии требования о даче заключения.

Несмотря на то, что такое следственное действие, как допрос специалиста, в УПК РФ не предусмотрен, в судебном заседании отказать в подобной инициативе сторон суд не вправе (ч. 4 ст. 271 УПК РФ). В противном случае будут нарушены их права, гарантированные законом. Таким образом, во время следствия допросить специалиста в качестве специалиста нельзя, а в суде можно, однако подобный допрос упоминается лишь в частной норме (ст. 271 УПК РФ) без закрепления порядка его проведения в гл. 37 УПК РФ «Судебное следствие», что также означает отсутствие разрешения на его проведение.

Практика пытается выйти из ситуации путем допроса специалиста в качестве свидетеля. Автор полагает это неправомерным, так как специалист и свидетель – разнородные участники уголовно-процессуальной деятельности, что подтверждается закреплением статуса каждого в разных статьях УПК РФ (56 и 58 соответственно), неодинаковой нормативной дефиницией данных субъектов, собственной совокупностью их прав и обязанностей, а главное – различным характером приобретенного знания. Поэтому допрос специалиста является самостоятельным следственным действием, подлежащим безотлагательному внесению в УПК РФ.

Таким образом, в целях оперативного получения и использования информации справочного характера из какой-либо области специальных знаний, имеющей значение для расследования преступлений, необходимо дополнить УПК РФ нормами о допросе специалиста, регламентировав его процедуру как для предварительного расследования, так и для судебного разбирательства.

В связи с этим автор предлагает дополнить гл. 26 УПК РФ «Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний» статьей 191.1 «Допрос специалиста», изложив её в следующей редакции:

«1. Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, защитника, потерпевшего, свидетеля допросить специалиста для разъяснения или дополнения данного им заключения.

2. Специалист может быть допрошен при отсутствии требования о даче заключения вследствие возникшей у следователя и указанных в части 1 лиц необходимости получения сведений об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также разъяснения специалистом своего мнения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию.

3. Протокол допроса специалиста составляется в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса».

Кроме того, в гл. 37 УПК РФ «Судебное следствие» необходимо дополнить статьей 281.1 «Допрос специалиста» следующего содержания:

«1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса специалиста, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения, либо вследствие возникшей у сторон и суда необходимости получения сведений об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также разъяснения своего мнения по вопросам, входящим в его профессиональную компетенцию.

2. После оглашения заключения специалиста ему могут быть заданы вопросы сторонами. При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой был вызван специалист.

3. При необходимости суд вправе предоставить специалисту время для подготовки ответов на вопросы суда и сторон».

Автор отмечает, что потребность в допросе специалистов, принимающих участие в процессуальных действиях, может возникнуть также при поступлении жалоб и ходатайств на действия следователя, специалиста и других участников уголовного судопроизводства.

В третьем параграфе «Заключение специалиста как форма его участия в уголовном судопроизводстве» отмечается, что придание законодателем статуса доказательства заключению специалиста породило ряд проблем и вопросов, вызванных сложностью реализации указанной формы участия специалиста на практике. Не вполне понятно, производит ли специалист исследование, на основе которого излагает суждение, и должна ли содержаться в его заключении исследовательская часть.

Проанализировав логическое и философское значение термина «суждение», его понимание как логико-гносеологической категории, а также смысл, вкладываемый законодателем в это понятие, диссертант приходит к выводу, что суждение специалиста – это результат исследования им конкретных объектов (предметов, документов, места происшествия и т. п.) для решения вопросов в области специальных знаний, интересующих стороны и суд. Автор полагает, что заключение специалиста следует считать результатом проведенного им исследования, если таковое проводилось, однако по определенным вопросам суждение может быть высказано и без проведения исследований на основе профессиональных знаний специалиста.

Соискатель разделяет мнение А. В. Кудрявцевой и Т. В. Аверьяновой о том, что критериями отграничения исследований специалиста от исследований эксперта являются их объем и уровень решаемых задач, которые связаны с предметом исследования, определяемого исходя из важности оперативного исследования. В связи с этим автор считает необходимым разграничить компетенцию эксперта и специалиста, руководствуясь методами исследования.

Так, к исключительной компетенции эксперта принадлежит идентификационное исследование на уровне индивидуального тождества. А к компетенции эксперта и специалиста следует относить все диагностические исследования, а также идентификацию на уровне родового тождества в оговоренных случаях.

Поддерживая в целом позицию вышеназванных ученых, диссертант полагает, что не все идентификационные исследования должны быть отнесены к исключительной компетенции эксперта, а лишь идентификация на уровне индивидуального тождества.

Правовой механизм истребования и представления заключения специалиста в УПК РФ не определен. Право инициировать появление заключения специалиста в уголовном процессе должно принадлежать стороне защиты: подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому ответчику, их представителям, гражданскому истцу и его представителям. В связи с этим автор обосновывает необходимость включения в УПК РФ новой нормы, содержащей порядок получения заключения специалиста защитником и иными лицами, изложив её в следующей редакции: «Защитник (а равно подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, его представитель, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители) вправе обратиться по вопросам, требующим специальных знаний, к специалисту государственного экспертного либо негосударственного учреждения для постановки вопросов специального характера и разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, а также за дачей заключения».

Установление в уголовном процессе заключения специалиста как самостоятельного источника доказательств открыло новые возможности перед стороной защиты в использовании специальных знаний, в связи с чем на практике применительно к заключению специалиста все чаще используются понятия «параллельная экспертиза», «контрэкспертиза», «несудебная экспертиза», «альтернативная экспертиза». Автор полагает, что заключение специалиста следует рассматривать не в качестве альтернативной экспертизы, а в качестве альтернативного заключения сведущего лица. С точки зрения тактики стороны защиты заключение специалиста выступает альтернативой, контраргументом судебной экспертизе, однако по форме таковой не является, так как судебная экспертиза в уголовном процессе имеет строгую процессуальную регламентацию.

Третья глава диссертации «Проблемы законодательной регламентации иных форм участия специалиста на современном этапе» включает в себя три параграфа, посвященных нетрадиционным формам участия специалиста в производстве по уголовным делам; формам, требующим дальнейшей уголовно-процессуальной регламентации, а также формам участия специалиста в расследовании преступлений, совершенных в исправительных учреждениях.

В первом параграфе «Исследование специалистом материалов уголовных дел и оценка специалистом заключения эксперта» рассматриваются специфические направления в развитии института специальных знаний. Автор полагает, что законодатель, упоминая об исследовании материалов уголовных дел, рассматривает уголовное дело не как материальный объект, а скорее как документальное отображение работы, выполненной участниками уголовного судопроизводства. В этом смысле материалы дела представляют практический интерес для тех его участников, которые имеют в деле свой правовой интерес. Прежде всего ими являются подозреваемый, обвиняемый и защитник.

Данное нововведение стало для процессуального закона терминологическим обозначением той деятельности участников судопроизводства, которую всегда именовали ознакомлением обвиняемого, защитника, потерпевшего с материалами уголовного дела по окончании расследования. Однако среди субъектов исследования материалов уголовного дела не упоминался специалист или иное сведущее лицо в традиционном восприятии их процессуального статуса.

Теперь защитник может привлечь специалиста в какой-либо отрасли права или криминалистики для разъяснения действий следователя по конкретному уголовному делу, например, для анализа содержания протоколов следственных действий, при проведении которых использовались специальные знания, и других документов. Специалист может обратить внимание защитника на ошибки, допущенные при обнаружении, изъятии и фиксации объектов, ставших впоследствии вещественными доказательствами. Эти ошибки могут быть связаны с неправильным применением технико-криминалистических средств и методов собирания следов. В этом случае разъяснения специалиста в виде заключения будут носить оценочный характер. Диссертант полагает, что практика обращения к специалистам для оценки качества расследования и исследования уголовных дел по материалам может положительно повлиять на своевременное исправление допускаемых следователями, прокурорами, судьями ошибок, а также окажет профилактическое действие даваемых специалистами оценок.

В параграфе уделено внимание роли специалиста при решении вопросов, связанных с назначением судебной экспертизы и оценкой заключения эксперта, как одному из перспективных направлений его деятельности. При назначении судебной экспертизы и оценке экспертного заключения немаловажное значение имеет осведомленность прокурора, следователя, дознавателя, суда о современных возможностях экспертизы, об эффективности тех или иных методов экспертной деятельности. В этом случае целесообразно использовать предусмотренную УПК РФ возможность привлечения лиц, обладающих специальными знаниями.

Так, при назначении судебной экспертизы специалист может оказать помощь в определении вида судебной экспертизы, кандидатуры эксперта и места проведения экспертизы; помочь сформулировать вопросы, выносимые на разрешение судебной экспертизы, или откорректировать вопросы, уже сформулированные следователем. Кроме того, специалист может обратить внимание следователя на такие вопросы, ответы на которые не принесут новой доказательственной информации или вообще не требуют экспертного исследования, а необходимая информация может быть получена путем истребования соответствующих документов.

Заключение специалиста может быть необходимым для оказания помощи дознавателю, следователю, прокурору или суду для объективной и правильной оценки результатов судебной экспертизы. Известно, что участники уголовного процесса нередко испытывают трудности при оценке заключений экспертов, особенно в части примененных методов исследования и обоснованности и достоверности выводов эксперта. В этих случаях ознакомление специалиста с заключением судебной экспертизы и на этой основе представление дознавателю, следователю, прокурору и суду своего заключения может оказать неоценимую помощь. В дальнейшем оно может в существенной степени способствовать адекватной и объективной оценке экспертного заключения и быть основанием для назначения повторной, дополнительной или комплексной экспертизы.

Во втором параграфе «Формы участия специалиста, требующие уголовно-процессуальной регламентации» исследуются такие формы участия специалиста, которые уголовно-процессуальным законом названы, но должным образом не регламентированы, а также оставшиеся вне процессуального регулирования.

Консультационная деятельность специалиста, осуществляемая в устной форме в стадии возбуждения уголовного дела, носит ориентирующий, информационный характер. Такая консультация никогда не может быть облечена в процессуальную форму ввиду отсутствия материального носителя. Автор полагает очевидным нахождение этой деятельности за рамками уголовного процесса, не нуждающейся в законодательном регулировании, применяемой по инициативе самого следователя либо на основе ведомственных инструкций.

Согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ специалист появляется на стадии возбуждения уголовного дела для участия в ревизиях и документальных проверках, производства исследования документов, предметов, трупов. Однако вряд ли упоминание в УПК РФ таких форм проверки сообщений и заявлений о преступлении, как документальная проверка, ревизия и исследование, можно назвать процессуальной регламентацией.

Автор рассматривает вопросы производства ревизий и документальных проверок, которые обозначились еще в УПК РСФСР: о процессуальном статусе ревизоров и аудиторов как лиц, обладающих специальными экономическими знаниями; процессуальном документе, которым должны оформляться результаты их работы; возможности дачи заключения специалистом-ревизором по результатам бухгалтерской ревизии и иным формам финансово-экономического анализа. Ревизор – это лицо, обладающее специальными экономическими знаниями; методы фактической проверки при ревизии технически близки таким процессуальным действиям и оперативно-розыскным мероприятиям, как осмотр, обследование, обмер выполненных работ и др. Высокое качество ревизии и компетентность специалиста позволяют проводить не только формальную счетную проверку, но и глубоко анализировать всю деятельность предприятия. Акт ревизии должен состоять из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.

Таким образом, специалист может оформлять свои суждения заключением, отраженным в акте ревизии. Участие специалистов не меняет доказательственного значения актов проверок, ревизий как документов. Если же результаты работы специалиста при этом оформлены отдельным документом в виде заключения специалиста, то оно является самостоятельным доказательством. При сомнении в достоверности оно может быть подвергнуто судебно-экспертному исследованию.

В УПК РФ содержится прямое указание на использование проверок и ревизий только на стадии возбуждения уголовного дела. Между тем существует потребность их проведения и в стадии предварительного расследования. В связи с этим актуальным представляется вопрос придания проверкам и ревизиям статуса процессуального следственного действия.

Федеральным законом от 9 марта 2010 г. № 19-ФЗ «О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» внесены изменения в ст. 144 УПК РФ, которые позволили при проверке сообщения о преступлении дознавателю, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа требовать производства исследования документов, предметов, трупов и привлекать к участию в них специалистов. В отличие от иных наиболее распространенных средств проверки исследования, о которых идет речь в ч. 1 ст. 144 УПК РФ, представляют собой форму использования специальных знаний. Внесение указанных изменений, как полагает автор, напрямую связано с вопросом придания доказательственного значения так называемым предварительным исследованиям, осуществляемым специалистом в оперативных целях до возбуждения уголовного дела. В силу существующей процессуальной процедуры, которая не дает разрешения на назначение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, исследования в известной степени выполняют ее функции. Решение этой проблемы является следствием острой необходимости, подтвержденной практикой, в частности, десятилетиями широко используются проводимые до возбуждения уголовных дел предварительные исследования, отличающиеся от соответствующих судебных экспертиз только формой и оканчивающиеся выдачей непроцессуального документа – справки об исследовании. Диссертант отмечает, что некоторые предварительные исследования по объектам, методам и средствам анализа практически мало отличаются от производства ряда экспертиз, а решенные в ходе предварительного исследования вопросы повторяются в заключении эксперта. Данное мнение разделяют 57,6 % опрошенных следователей, с точки зрения которых, в ряде случаев предварительные исследования могут быть заменены заключением специалиста. В связи с этим автор делает вывод о необходимости признания в определенных случаях справки предварительного исследования самостоятельным средством доказывания. Таким образом, предварительное исследование, а оно может стать и окончательным, может проводить специалист с оформлением результатов исследования документов, предметов, трупов своим заключением в следующих случаях: если исследование не ставит своей целью установление индивидуального тождества; если оно не требует сложных лабораторных исследований. В результате предварительные исследования с введением в закон категории «заключение специалиста» приобретают новый статус, а получаемые при этом результаты исследования документов, предметов, трупов на стадии проверки сообщения о преступлении до возбуждения уголовного дела становятся доказательством по делу.

В УПК РФ предусмотрена такая форма участия специалиста в уголовном судопроизводстве, как самостоятельное получение доказательственной информации по заданию следователя. Во-первых, это касается ч. 4 ст. 179 УПК РФ, когда при освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует и освидетельствование производится врачом, который выступает в данном случае в качестве специалиста. Во-вторых, предоставление специалисту права самостоятельно собирать доказательства в ситуациях, когда участие не только понятых, но и самого следователя не просто затруднительно, но и не безопасно. Речь идет об осмотрах, для производства которых необходимы, например, навыки водолаза или альпиниста. Автор полагает, что в подобных случаях результаты освидетельствования должны не просто заноситься в протокол со слов специалиста, а оформляться в виде заключения, прилагаемого к протоколу. Подобное положение может распространяться также на случаи, когда специалист осуществляет по заданию следователя осмотр в недоступных непрофессионалу или опасных для непрофессионала местах, например, под водой, в забое после взрыва, высоко в горах, в радиоактивной сфере и т. п.

Еще одной формой участия специалиста в уголовном судопроизводстве является контроль и запись телефонных и иных переговоров, когда техническую фиксацию контролируемых переговоров по поручению следователя производят сотрудники технических подразделений органов дознания, также выступающих в качестве специалистов. В данном случае следственное действие должно оформляться соответствующим протоколом, обязанность составления которого возложена на следователя либо на сотрудников органа дознания, действующих по письменному поручению (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ) следователя и наделенных делегированными следователем правами. Возложение обязанностей следователя на специалиста, по сути, формирует основания для его последующего отвода согласно ст. 61, 71 УПК РФ. Таким образом, установленный ст. 186 УПК РФ порядок закрепления информации нельзя считать процессуальной формой участия специалиста в уголовном процессе, а тенденция расширения возможностей самостоятельного участия специалистов в собирании доказательств в данном случае противоречит не только доктрине, но и действующему закону.

В третьем параграфе «Формы участия специалиста в расследовании преступлений, совершенных в исправительных учреждениях» освещаются особенности участия специалиста на этапе доследственной проверки сообщения о преступлении в исправительном учреждении, вопросы его взаимодействия с органом дознания при производстве неотложных следственных действий, оказания помощи следователю в выборе и подготовке необходимых технических средств, их применении, изъятии и фиксации доказательств. Рассматриваются формы привлечения специалиста к производству отдельных видов следственных действий, в частности, осмотра места происшествия, освидетельствования, допроса и обыска. Автор отмечает, что наиболее результативными в исправительных учреждениях являются следственные действия, которые направлены на обнаружение, фиксацию, изъятие и исследование материальных следов преступления; одной из причин некачественного производства следственных действий в исправительных учреждениях является их производство без привлечения специалиста-криминалиста, а также недостаточное использование средств криминалистической техники, что влияет как на эффективность расследования уголовного дела, так и на его конечный результат. Как правило, на практике это связано с территориальной удаленностью исправительных учреждений от населенных пунктов, что в сочетании со сложной процедурой пропуска в них делает для следователя проблемным привлечение специалиста к осмотру места происшествия и иным следственным действиям в исправительном учреждении.

Значительное внимание в параграфе уделено вопросам привлечения к следственным действиям специалистов определенных специальностей – медиков, психологов, переводчиков, в частности, из числа сотрудников исправительного учреждения. Диссертант говорит о том, что существовавшая до недавнего времени специализация следователей, специализирующихся на расследовании преступлений в исправительных учреждениях, обусловливала глубокое знание ими специфики деятельности исправительных учреждений, психологии осужденных, особенностей взаимоотношений осужденных, принадлежащих к различным стратификационным группам. В настоящее время используется территориальный подход при расследовании преступлений в местах лишения свободы. Поэтому следователь, ведущий расследование по месту территориальной принадлежности исправительного учреждения, не всегда достаточно знаком с основами уголовного (тюремного) жаргона и жестикуляции, а это крайне важно для установления психологического контакта с допрашиваемым осужденным в целях достижения позитивной динамики расследования по указанной категории.

В связи с этим следователю целесообразно обращаться за устной консультацией к сведущим лицам, хорошо знакомым с тюремным бытом, понимающим не только язык осужденных, но и их традиции, проблематику отношений в их неформальной среде. В качестве таких специалистов могут выступать начальники отрядов, сотрудники оперативных и режимных служб, иные сотрудники исправительного учреждения. При этом автор отмечает, что при расследовании преступлений в исправительных учреждениях сотрудниками администраций практически не применяются устные консультации со стороны таких сведущих лиц, как начальники отрядов, сотрудники оперативных и режимных служб исправительного учреждения, в котором отбывал наказание подследственный, слабо используются имеющиеся в большом количестве результаты ведомственных обследований изоляторов, колоний. В частности, особый правовой режим мест лишения свободы дает возможность привлечения в качестве специалистов, например, сотрудников подразделения охраны, при осмотре места происшествия по факту побега путем преодоления охранных сооружений, что редко используется.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются теоретические выводы и предложения по совершенствованию участия специалиста в уголовном судопроизводстве.

В приложениях приводятся результаты опроса правоприменителей по избранной теме, а также образцы заключений специалиста.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

1. Савицкая И. Г. Некоторые аспекты проблемы предварительных исследований специалиста в досудебных стадиях уголовного процесса / И. Г. Савицкая // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2008. № 2(7).
0,6 печ. л.

2. Савицкая И. Г. Право как область специальных знаний, используемых в уголовном судопроизводстве / И. Г. Савицкая // Рос. юрид. журн. Екатеринбург, 2009. № 1(64). 0,4 печ. л.

3. Савицкая И. Г. Участие специалиста в следственных действиях по преступлениям, совершенным в исправительных учреждениях / И. Г. Савицкая // Вестн. Владим. юрид. ин-та. 2012. № 1(22).
1,0 печ. л.

4. Савицкая И. Г. Историко-познавательные аспекты становления и развития института специалиста в России / И. Г. Савицкая // Из режима функционирования – в режим развития : сб. науч. тр. регион. межвуз. науч.-практ. конф., 23–26 апр. 2007 г. В 2 ч. Ч. 1. – Воронеж, 2007. – 0,5 печ. л.

5. Савицкая И. Г. О правовом механизме истребования и представления заключения специалиста / И. Г. Савицкая // Воронежские криминалистические чтения : сб. науч. тр. / под ред. О. Я. Баева. – Воронеж, 2008.
– Вып. 9. – 0,4 печ. л.

6. Савицкая И. Г. Сущность суждения специалиста согласно УПК РФ / И. Г. Савицкая // Стратегии развития – инновационно-инвестиционную активность : сб. науч. тр. регион. межвуз. науч.-практ. конф., 15–18 апр. 2008 г. В 2 ч. Ч. 1. – Воронеж, 2008. – 0,25 печ. л.

7. Савицкая И. Г. Исследование специалистом материалов уголовных дел / И. Г. Савицкая // Стратегии развития – инновационно-инвестиционную активность : сб. науч. тр. регион. межвуз. науч.-практ. конф., 15–18 апр. 2008 г. В 2 ч. Ч. 1. – Воронеж, 2008. – 0,25 печ. л.

8. Савицкая И. Г. Уголовно-процессуальные проблемы допроса специалиста / И. Г. Савицкая // Воронежские криминалистические чтения : сб. науч. тр. / под ред. О. Я. Баева. – Воронеж, 2009. – Вып. 11. – 0,5 печ. л.

9. Савицкая И. Г. Соотношение заключения специалиста и заключения эксперта / И. Г. Савицкая // Экономический кризис России: социально-экономический, правовой и гуманитарный аспекты : сб. науч. тр. регион. межвуз. науч.-практ. конф., 27–29 апр. 2009 г. – Воронеж, 2009. – 0,3 печ. л.

10. Савицкая И. Г. К вопросу о формах участия специалиста в уголовном судопроизводстве / И. Г. Савицкая // Современные тенденции вузовской науки как факторы устойчивого развития региона : материалы межвуз. науч.-практ. конф., 20–22 мая 2009 г. – Воронеж, 2009. – 0,4 печ. л.

11. Савицкая И. Г. Оценка специалистом заключения эксперта / И. Г. Савицкая // Современные приоритеты развития науки в направлении юриспруденции, экономики, сервиса и автомобильного транспорта : материалы межвуз. науч.-практ. конф., 17–19 нояб. 2010 г. – Воронеж, 2010. – 0,5 печ. л.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 5,1 печ. л.

Савицкая Ирина Геннадьевна

ФОРМЫ УЧАСТИЯ СПЕЦИАЛИСТА
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Подписано в печать 27.03.12. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,51. Тираж 100 экз.

Редакционно-издательский отдел научного центра

федерального казенного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний».

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.