WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

САПОВ ЕВГЕНИЙ ЮРЬЕВИЧ

Адвокат как представитель свидетеля в уголовном процессе: функции и полномочия

12.00.09 – Уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

юридических наук

Самара – 2012

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ, Шейфер Соломон Абрамович

Официальные оппоненты:

Григорьев Виктор Николаевич, доктор юридических наук, профессор, НОУ ВПО «Московский психолого-социальный университет», кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, заведующий кафедрой

Вершинина Светлана Ивановна, кандидат юридических наук, доцент,  ФГОУ ВПО «Тольяттинский государственный университет», кафедра уголовного процесса и криминалистики, заведующая кафедрой

Ведущая организация ФГОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия»

Защита состоится____  __________ 2012г. в __________

на заседании диссертационного совета ДМ 212.218.09 в Самарском государственном университете по адресу: 443011, Самарская область, г. Самара, ул. Академика Павлова, д. 1

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского государственного университета.

Автореферат разослан  ____ __________ 2012г.


Ученый секретарь

диссертационного совета ___________ Напреенко Александр Александрович

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Действующий уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый 18 декабря 2001г. № 174-ФЗ, наделил свидетеля правом пользоваться помощью адвоката при производстве допроса и очной ставки. Оказание адвокатом правовой помощи свидетелю при проведении следственных действий является новым положением отечественного законодательства, поскольку прежнее законодательство такого положения не предусматривало.

Между тем, в ряде зарубежных стран, обращение свидетелей за оказанием правовой помощи к адвокату является обычной и широко распространенной мерой, которой в законодательстве издавна уделяется особое внимание. Так, в УПК Французской Республики, предусматривается право заподозренных (ассистированных) свидетелей пользоваться помощью адвоката. В ФРГ на уровне практики Конституционного суда закреплено право свидетелей пользоваться помощью адвокатов при производстве допроса. Современное законодательство Латвии наделяет правом на помощь адвоката любого иного участника уголовного судопроизводства и трактует это право весьма широко.

Следует отметить, что еще до принятия нового УПК РФ, некоторые исследователи высказывались за целесообразность закрепления подобного института в отечественном законодательстве. После легитимизации института, внимание к нему со стороны ученых возросло, данному вопросу был посвящен ряд работ, но все же достигнутый уровень исследования нельзя признать достаточным и соразмерным сложности возникших проблем.

Анализ практики реализации свидетелями своего права на получение помощи адвоката, а также конкретной деятельности самих адвокатов в этом направлении, выявляет немало проблем, требующих как своего теоретического, так и законодательного решения. Этим предопределен выбор темы диссертационного исследования.

Выбор темы обусловлен также и тем, что в законе отсутствует четкий механизм, который мог бы обеспечить свободную реализацию свидетелем права на помощь адвоката. Дискуссионным остается вопрос о статусе адвоката свидетеля в уголовном процессе. В теории отсутствуют четкие представления о функциях, которые выполняет данный участник при оказании помощи свидетелю.

Предметом научной полемики остается вопрос о круге процессуальных действий, при проведении которых адвокат может оказывать правовую помощь свидетелю.

Остается также нерешенным вопрос о правах, которыми следует наделить адвоката, приглашаемого свидетелем, хотя от его решения зависит эффективность его деятельности по защите законных интересов свидетеля, которые, как показывает практика, отнюдь неоднозначны и достаточно часто нарушаются.

Означенные обстоятельства делают в высокой степени актуальным определение подлежащих защите законных интересов свидетеля, форм деятельности приглашенного им адвоката, содержание выполняемых им функций и его прав, также путей совершенствования процессуального статуса данного участника в целях обеспечения эффективной защиты законных интересов свидетеля в уголовном судопроизводстве.

Степень разработанности темы исследования. За время своего существования, на протяжении более десяти лет, институт адвоката-представителя свидетеля привлек к себе внимание ряда ученых-процессуалистов. Однако непосредственно ему была посвящена лишь одна диссертация, выполненная М.Ю. Брежневой, «Участие адвоката в уголовном судопроизводстве для оказания юридической помощи свидетелю» и одна монография Н.А. Власовой и М.Ю. Брежневой «Участие адвоката в уголовном судопроизводстве для оказания юридической помощи свидетелю». В них, наряду с рядом правильных положений, вопросы о законных интересах свидетеля, функциях, выполняемых адвокатом свидетеля, а также формах его участия при производстве следственных действий, авторами рассмотрены в общем виде, т.е. неполно, без должной конкретизации и обоснования. Отдельные вопросы участия адвоката свидетеля в следственных действиях затрагивались в диссертации Б.М. Бургера «Процессуальные формы участия адвоката в досудебном производстве по уголовным делам», а также в монографии В.А. Семенцова и Б.М. Бургера «Уголовно-процессуальные формы участия адвоката в досудебном производстве».

Роль адвоката по защите прав свидетеля затрагивалась также в работах  Д.Т. Арабули, И.О. Воскобойника, Ф.Г. Григорьева, Е.В. Евстратенко, А.В. Закомолдина, М.С. Каковкина, К.Ф. Карибова, И.Е. Козыревой, В.Д. Потапова, А.П. Рыжакова и некоторых других процессуалистов. Но этот вопрос составил лишь часть предпринятых ими исследований, т.к. авторы освещали деятельность адвоката свидетеля преимущественно в рамках рассмотрения более общих проблем, без детального анализа прав и законных интересов свидетеля, правовых форм его деятельности, что обусловило фрагментарность их суждений по этому вопросу.

Рассмотрение института адвоката-представителя свидетеля непосредственно связано с определением понятия самого свидетеля. Понятие «свидетель» было предметом исследования видных дореволюционных и современных ученых-процессуалистов М.И. Бажанова, Р.С. Белкина, Л.Е. Владимирова, А.В. Закомолдина, Н.Ю. Литвинцевой, Н.Е. Павлова, Д.В. Попова, В.Д. Потапова, Р.Д. Рахунова, С.А. Саушкина, В.К. Случевского, Г.С. Фельдштейна, И.Я. Фойницкого, М.М. Шейфер и других. Однако проблема уточнения понятия и усиления правовых гарантий этого участника в ходе производства по делу сохраняет свою актуальность.

Проблема законных интересов в юриспруденции освещалась в трудах В.В. Дорошкова, Т.А. Дуйшенбиева, М.И. Еникеева, А.В. Малько, Н.И. Матузова, В.В. Суббочева, Д.М. Чечот и других исследователей, а в работах П.А. Лупинской, Э.Ф. Куцовой, М.П. Евтеева впервые был поставлен вопрос о законных интересах свидетеля. Труды этих ученых образуют теоретическую базу для выявления специфики и разнонаправленности законных интересов, присущих свидетелю, которым в науке еще не уделено должное внимание.

В плане диссертационного исследования не утрачивает своей актуальности содержание понятия «уголовно-процессуальное представительство». В разные периоды исследованием этого вопроса занимались В.Д. Адаменко, И.О. Воскобойник, В.В. Мелешко, В.Н. Новиков, М.С. Строгович, Е.Г. Тарло, П.М. Туленков, И.Я. Фойницкий, С.В. Юношев и другие ученые. Выявленные различные стороны представительства вообще и уголовно-процессуального представительства в частности требуют определения специфики уголовно-процессуального представительства, осуществляемого адвокатом, его предопределенности законными интересами свидетеля. Детальное исследование обозначенных и тесно связанных с ними вопросов является необходимым условием разработки мер по дальнейшему обеспечению прав и законных интересов свидетелей, что придает этим вопросам важное научное значение.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере уголовного судопроизводства в связи с реализацией свидетелем своего права на приглашение адвоката для защиты своих интересов, а также в связи с различными формами деятельности этого участника.

Предмет диссертационного исследования образуют нормы, связанные с реализацией свидетелем своих законных интересов и предопределенных ими процессуальных функций данного участника, с реализацией свидетелем своего права на приглашение адвоката, а также нормы, регулирующие деятельность этого участника в интересах свидетеля.

Методологическую основу исследования составляют общие, специальные и частные методы познания. В работе использованы диалектический метод познания, а также сравнительно-правовой, исторический, статистический, социологический, логико-юридический и другие методы.

Теоретическую базу исследования составляют труды ученых по теории государства и права, уголовно-процессуальному праву, криминалистике, касающиеся общих вопросов представительства, видов уголовно-процессуального представительства, функций участников уголовного-судопроизводства, законных интересов свидетеля, прав, а также правового положения и роли адвоката в уголовном судопроизводстве.

Нормативную основу исследования составляют международно-правовые акты, Конституция РФ,  Уголовно-процессуальный кодекс РФ и иные федеральные законы, практика Конституционного суда РФ,  уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран.

Социологическую и эмпирическую базы исследования составили данные, полученные в результате опроса 500 адвокатов, работающих в адвокатских образованиях Самарской области, в том числе 51 адвоката, оказывавшего свидетелю юридическую помощь, 217 следователей и дознавателей органов внутренних дел, 321 судьи федеральных судов Самарской области, 200 респондентов, не имеющих юридического образования и отобранных по принципу случайной выборки (всего опрошено 1238 респондентов).  Использованы результаты изучения 70 уголовных дел, в которых свидетели пользовались помощью адвокатов.

Целью диссертационного исследования является разработка теоретических положений, направленных на более эффективное обеспечение защиты прав и законных интересов свидетеля, повышение степени осведомленности потенциальных свидетелей об их праве на помощь адвоката, анализ роли адвоката как представителя свидетеля, определение его функций, прав и процессуальных форм оказания помощи свидетелю, а также разработка рекомендаций, направленных на повышение эффективности его участия при производстве предварительного расследования, рассмотрении уголовного дела судом и на совершенствование законодательства.

Задачами диссертационного исследования являются:

- рассмотреть в историческом аспекте развитие в уголовно-процессуальной доктрине представлений о содержании понятия «свидетель»;

- разработать теоретические положения, обосновывающие, что свидетель в уголовном процессе имеет законные интересы, в зависимости от которых могут быть конкретизированы направления осуществляемой им деятельности;

- проанализировать и принять во внимание практику правовой регламентации института оказания помощи свидетелю адвокатом в уголовно-процессуальном законодательстве зарубежных стран;

- на основе общих представлений о представительстве, а также специфики уголовно-процессуальной регламентации этого института, проследить в историческом аспекте развитие понятия «уголовно-процессуальное представительство»;

- разработать теоретические положения, обосновывающие процессуальный статус адвоката как представителя свидетеля, приглашенного им для оказания юридической помощи;

- проанализировать практику участия адвокатов, приглашенных свидетелями, к проведению следственных действий для защиты своих прав и законных интересов;

- предложить меры, направленные на повышение гарантий реализации свидетелем права на помощь адвоката в процессуальных действиях с его участием;

- выяснить и оценить мнение правоприменителей – следователей, дознавателей, судей и адвокатов относительно сильных и слабых сторон практики участия адвокатов в процессе при представлении интересов свидетеля;

- разработать теоретические положения, показывающие, что адвокат, как представитель свидетеля, осуществляет деятельность, обусловленную законными интересами своего доверителя;

- определить круг прав, которыми необходимо наделить адвоката для активизации его роли как представителя свидетеля в уголовном процессе и разработать предложения о совершенствовании уголовно-процессуального законодательства;

- определить специфику участия адвоката-представителя свидетеля в проведении следственных действий;

Научная новизна диссертационного исследования,  в первую очередь, определяется его темой, впервые подвергнутой комплексному и разностороннему исследованию в актуальных направлениях на основании репрезентативного социологического и эмпирического  материала. Концептуальная основа диссертационного исследования состоит в том, что вопреки мнению ряда исследователей, свидетелю, помимо обязанности давать правдивые показания, присущи обусловленные его не противоречащими закону потребностями интересы различной направленности, нуждающиеся в правовой защите, чем предопределяется содержание и форма деятельности адвоката, представляющего интересы свидетеля.

Диссертационное исследование содержит предпринятый впервые всесторонний анализ таких аспектов темы, как определение законных интересов свидетеля, отражающих его потребности при производстве по уголовному делу, различия в направлениях деятельности, осуществляемой свидетелем, как проявлении общей функции содействия правосудию, связи между законными интересами свидетеля и его правами. Комплексному сравнительному анализу подвергнуто отечественное и зарубежное законодательство в области оказания адвокатом помощи свидетелю.

На этой основе в диссертации проанализированы функции адвоката, как представителя свидетеля, практика и конкретные формы его участия в процессуальных действиях, затрагивающих интересы свидетеля. Такие аспекты ранее не подвергались необходимому анализу в работах ученых-процессуалистов.

Новизна диссертационного исследования отражена в положениях, выносимых на защиту:

  1. Показано, что личные интересы свидетеля обусловлены его не противоречащими закону потребностями в уголовном процессе. Ввиду сказанного, законными интересами свидетеля следует считать: 1) заинтересованность свидетеля в возможности объективного, свободного от постороннего давления, выполнения своей главной обязанности – правдиво сообщить органу расследования или суду имеющиеся у него сведения об обстоятельствах дела; 2) заинтересованность свидетеля в том, чтобы подтвердить верность сообщенных им сведений, дабы не быть обвиненным в даче ложных показаний; 3) заинтересованность в обеспечении как собственной безопасности, так и безопасности близких ему людей от возможных внешних воздействий; 4) заинтересованность в освобождении от обязанности самоизобличения и изобличения близких лиц. Именно эти интересы становятся предметом защиты приглашенного свидетелем адвоката.
  2. Обоснована необходимость оказания адвокатом правовой помощи свидетелю, содержание этой помощи, раскрываемое на различных уровнях научного анализа. Вопреки распространенному мнению показано, что свидетель в уголовном процессе, помимо возложенной на него обязанности свидетельствования, имеет и порожденные его потребностями личные интересы, которые можно считать законными, т.к. они не противоречат требованиям закона. Такой подход позволяет по-новому взглянуть на направления деятельности свидетеля в уголовном процессе и на правовые формы деятельности его адвоката.
  3. В свете сказанного, в работе обосновано, что когда в отношении свидетеля осуществляется скрытое уголовное преследование без поставления его в положение подозреваемого, он, стремясь защититься от него, осуществляет деятельность, близкую по своему содержанию к функции защиты. Иная роль свидетеля складывается в случае, когда, несмотря на причинение преступлением вреда, ему необоснованно отказывается в признании потерпевшим. В таких случаях, одновременно со стремлением приобрести статус потерпевшего, реализуется интерес лица в привлечении виновного к уголовной ответственности, т.е. свидетелем осуществляется деятельность, близкая к функции уголовного преследования. Отмечено также, что до момента официального придания таким участникам процесса соответствующего их потребностям процессуального статуса, они, оставаясь вследствие неправомерных действий органов расследования свидетелями, вынуждены осуществлять роль, не соответствующую статусу свидетеля, что затрудняет последовательную защиту их интересов.
  4. Обоснована мысль, что функция свидетеля в уголовном судопроизводстве (как и функции «иных участников процесса», включенных в гл. 8 УПК РФ) состоит в его содействии правосудию, реализуемая этим участником путем дачи полных и правдивых показаний об обстоятельствах дела. Однако эта функция, сохраняя свое предназначение, вследствие неправомерного наделения статусом свидетеля лица, законные интересы которого присущи другим субъектам процесса – подозреваемому (обвиняемому) или потерпевшему, может корректироваться, приближаясь к функции защиты, либо к функции уголовного преследования.
  5. Раскрыты разносторонние особенности уголовно-процессуального представительства как правового института, охватывающего следующие специфические черты: 1) возможность назначения представителя независимо от воли представляемого; 2) более независимое от доверителя положение представителя; 3) особая цель представительства – оказание представляемому помощи в реализации его прав и предотвращение их нарушения, что способствует повышению активности доверителя; 4) способствование осуществлению общих задач уголовного судопроизводства; 5) закрепление прав и обязанностей представителя в законе; 6) производность закрепленных в законе прав и обязанностей представителя от прав и обязанностей представляемого лица. Показано, что адвокат свидетеля является его представителем, ибо в его деятельности налицо все отмеченные выше признаки представительства.
  6. В работе, на основе анализа международно-правовых актов и отраслевого уголовно-процессуального законодательства стран дальнего зарубежья, стран СНГ (всего проанализировано 29 УПК разных стран), выявлены положительные черты правовой регламентации деятельности адвоката свидетеля в некоторых правовых системах, которые могут быть учтены при совершенствовании этого института в отечественном законодательстве.
  7. При определении направлений процессуальной деятельности самого адвоката показано, что они обусловлены интересами свидетеля. Когда свидетель обращается за юридической помощью с целью защиты своих прав и законных интересов от неправомерных действий других участников уголовного судопроизводства, деятельность адвоката по защите прав и законных интересов свидетеля может принимать следующие формы: а) консультативную, т.е. разъяснение свидетелю его прав и обязанностей; б) охранительную, т.е. защиту прав и законных интересов свидетеля от нарушений со стороны органов расследования и иных участников процесса; в) помощь в реализации прав и законных интересов свидетеля.

Если интересы свидетеля направлены на защиту от подозрения, либо скрытого уголовного преследования, то деятельность адвоката состоит в опровержении подозрения, приближаясь по своему содержанию к функции защиты, а когда свидетель, понесший ущерб от преступления, заинтересован в признании его потерпевшим и привлечении виновного лица к уголовной ответственности, адвокат осуществляет деятельность, близкую к функции уголовного преследования.

  1. Показано, что действующее законодательство необоснованно ограничивает активность адвоката-представителя в оказании помощи свидетелю только допуском его к допросу и очной ставке, а также к обыску. Изучение уголовных дел и опрос правоприменителей выявили, что помимо указанных в законе допроса и очной ставки адвокаты-представители свидетелей принимали также участие в ряде других следственных действий. Поскольку права и законные интересы свидетеля нуждаются в защите не только во время допроса и очной ставки, перечень следственных действий, в которых свидетель может участвовать со своим адвокатом, нуждается в расширении за счет допуска этих лиц к участию в предъявлении для опознания, следственном эксперименте, проверке показаний на месте, назначению и проведению судебной экспертизы.
  2. Обоснована неполнота законодательства предусматривающего право лица, в помещении которого производится обыск или выемка, пользоваться услугами адвоката, т.к. отсутствуют указания, как должен осуществляться допуск адвоката к следственному действию, а также каковы его права в этой ситуации. Приведены аргументы, показывающие, что подобный пробел, при попытке свидетелей осуществить свое право на помощь адвоката, порождает на практике существенные проблемы и конфликты.  Обосновано предложение о том, что действующая редакция ст. 182 УПК РФ нуждается в дополнении.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяются тем, что в работе проведен комплексный сравнительный анализ зарубежного уголовно-процессуального законодательства в области оказания адвокатом помощи свидетелю, обозначена зависимость между интересами свидетеля и выполняемыми им функциями, показано, что свидетель обладает специфическими для его положения законными интересами, а направления деятельности адвоката свидетеля производны от интересов его доверителя. Эти результаты могут быть использованы в дальнейшей научной разработке указанных проблем, а также в учебной деятельности образовательных учреждений при изучении форм участия адвоката в уголовном процессе. Сформулированные в диссертации выводы и рекомендации могут быть учтены законодателем в целях дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись в форме их обсуждения на трех научно-практических конференциях молодых ученых, проводившихся в Самарском государственном университете в 2010г, 2011, 2012 г.г., посвященным актуальным проблемам современного уголовного процесса России. Результаты исследования докладывались на международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию проф. С.А. Шейфера и 60-летию его профессиональной деятельности в 2010г. Они также докладывались на 52-х криминалистических чтениях «Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной и экономической направленности», проведенных Академией управления МВД России в г. Москве в 2011г.

Автором опубликовано 5 работ по теме исследования, в т.ч. 2 в изданиях, рекомендованных ВАК.

Содержание работы. Во введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее теоретической разработанности; определяются объект, предмет, ставятся цели и задачи исследования; раскрываются его методология, теоретическая, нормативная и эмпирическая базы; обосновывается научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость; формулируются положения, выносимые на защиту; приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Свидетель в уголовном процессе России. Законные интересы свидетеля» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие свидетеля по российскому уголовно-процессуальному законодательству. Законные интересы свидетеля, как предмет его потребностей» содержится анализ представлений дореволюционных ученых, исследователей советского периода и современных авторов о содержании понятия «свидетель».

Прослеживая путь развития понятия «свидетель», диссертант отмечает, что основы современных представлений об элементах, составляющих это понятие, были заложены еще Л.Е. Владимировым, Г.С. Фельдштейном, И.Я. Фойницким и другими дореволюционными учеными-процессуалистами. В трудах дореволюционных авторов можно выделить следующие специфические черты, раскрывающие понятие свидетеля: 1) это физическое лицо; 2) располагающее сведениями о деле; 3) не являющееся обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком; 4) вызванное для дачи показаний органами судебной власти.

Уже в советский период рассмотрением вопроса о содержании понятия «свидетель» занимались М.И. Бажанов, Н.Е. Павлов, Р.Д. Рахунов, М.С. Строгович, В.Н. Шпилев и другие исследователи. Расширяя представления дореволюционных ученых, эти авторы выделяют следующие элементы понятия: 1) обязанность лица дать показания об известных ему обстоятельствах совершенного преступления; 2) сведения, сообщаемые лицом, должны касаться любых обстоятельств, подлежащих установлению по данному делу, в том числе личности обвиняемого и потерпевшего, а также о  взаимоотношениях с ними; 3) в качестве свидетеля подлежит допросу любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу; 4) свидетелем должно быть лицо, способное по своему психическому и физическому состоянию правильно воспринимать явления и давать о них правильные показания.

Содержание понятия «свидетель» сохраняет свою актуальность и по сегодняшний день, о чем свидетельствуют попытки исследователей включить в него новые признаки. Однако в большинстве работ предлагаются во многом идентичные определения этого участника, в разной последовательности сочетающие ранее выделенные в науке элементы его процессуального статуса. Диссертант соглашается с исследователями, предлагающими к уже имеющимся чертам свидетеля добавить, что таковым является лицо, вызванное не только для допроса, но и для участия в других следственных действиях.

На основании исторического анализа представлений о содержании понятия «свидетель», определение этого участника, по мнению диссертанта, должно охватывать следующие существенные черты: 1) свидетель – это физическое лицо, 2) не освобожденное от обязанности давать показания, 3) в отношении которого у дознавателя, следователя, прокурора или суда имеются основания полагать, что ему известно о каких-либо обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела, 4) вызванное в связи с этим для допроса или участия в ином следственном действии.

Подвергнуты анализу сложившиеся в науке представления о содержании категорий «интерес» и «законный интерес». В соответствии с положениями теории права отмечено, что интерес является сложной объективной категорией, тесно взаимосвязанной с потребностями субъектов и общественными отношениями, но не тождественной им. В согласии с рядом исследователей показано, что потребности выступают побудительным фактором к возникновению интереса, а общественные отношения - той средой, в которой формируется механизм реализации интересов. На этой основе, с учетом вклада, внесенного в решение этой проблемы известной работой П.А. Лупинской, Э.Ф. Куцевой, М.П. Евтеева, а также другими учеными-процессуалистами, диссертант констатирует наличие у свидетеля законных интересов, продиктованных его потребностями. Отмечается, что действующее законодательство предоставляет свидетелю, исходя из его интересов, довольно широкий объем прав, которые превращают его в самостоятельного и, в определенном отношении, активного участника процесса. Исходя из потребностей свидетеля, автором выделяются следующие законные интересы этого участника: 1) заинтересованность в возможности объективного, свободного от постороннего давления выполнения своей главной обязанности – правдиво сообщить органу расследования или суду имеющиеся у него сведения об обстоятельствах дела; 2) заинтересованность в том, чтобы подтвердить сообщенные им сведения и не быть уличенным в даче заведомо ложных показаний; 3) заинтересованность в обеспечении, как собственной безопасности, так и безопасности близких ему людей от возможных внешних воздействий; 4) заинтересованность в освобождении от обязанности самоизобличения и изобличения близких лиц.

Показано, что в большинстве своем интересы свидетеля не выходят за рамки выполняемой им функции содействия правосудию путем дачи правдивых показаний. При этом автор отдельно констатирует наличие исторически сложившейся многолетней негативной тенденции в работе органов расследования, состоящей в том, что в качестве свидетелей по мотивам, не соответствующим закону, к расследованию нередко привлекаются заподозренные лица или лица, понесшие ущерб от преступления, в то время как интересы этих лиц не совместимы в полной мере с функцией свидетеля. В подобных случаях, до момента официального придания им соответствующего их потребностям и действительному положению процессуального статуса, данные участники, оставаясь свидетелями, вынуждены во вред себе исполнять его обязанности, забывая о своих подлинных интересах, что наносит вред этим интересам и не обеспечивает их последовательной защиты.

Диссертант отмечает, что подобное положение свидетельствует о необходимости предоставления дополнительных гарантий для обеспечения защиты законных интересов не только свидетелей, традиционно трактуемых как носители информации, но и лиц, незаконно удерживаемых в этом статусе. В этих целях необходимо совершенствование процессуального положения свидетеля и его представителя-адвоката.

Во втором параграфе «Содействие осуществлению правосудия как функция свидетеля и формы ее реализации. Потребность в получении квалифицированной юридической помощи как предпосылка наделения свидетеля правом на помощь адвоката», исходя из международно-правовых актов, положения ч. 1 ст. 48 Конституции РФ сформулированных ранее представлений о наличии у свидетеля законных интересов в уголовном судопроизводстве, а также их содержания, рассматриваются вопросы о функции, выполняемой этим участником и предпосылках наделения его правом на помощь адвоката.

Опираясь на широко признанную в науке трактовку уголовно-процессуальной функции, как отдельного направления уголовно-процессуальной деятельности, урегулированного законом, в котором проявляется роль соответствующего участника в обнаружении, восприятии, закреплении фактических данных и специальное назначение участника процесса, диссертант соглашается с распространенным в науке представлением, что функция свидетеля (как и функции «иных участников процесса», поименованных в главе 8 УПК РФ), состоит в содействии правосудию, осуществляемого путем дачи им правдивых показаний об известных обстоятельствах уголовного дела.

Однако так обстоит дело лишь в случаях, когда свидетель, не являясь участником процесса на стороне обвинения и защиты, привлекается к делу как носитель необходимой следствию или суду доказательственной информации, которую от него предполагается получить. Поскольку же в качестве свидетелей нередко неправомерно привлекаются фактически заподозренные лица или лица, понесшие ущерб от преступления, автор констатирует, что законные интересы таких свидетелей влияют на осуществляемую им деятельность, в результате чего ее направление существенно корректируется. Так, если лицо заинтересовано в том, чтобы опровергнуть имеющееся подозрение, а в перспективе и вовсе избежать привлечения к уголовной ответственности, то функция свидетеля – содействие осуществлению правосудия, осуществляемая посредством дачи правдивых показаний, хотя и сохраняется за ним, как за свидетелем, но по своему конкретному содержанию приближается к функции защиты против подозрения.

В случае же привлечения к участию в процессе лица, которому, судя по имеющимся в деле данным или его собственному утверждению, преступлением причинен физический, моральный или материальный вред, и которого следовало бы признать потерпевшим, то пребывая в статусе свидетеля, такое лицо продолжает осуществлять функцию содействия правосудию, т.е. дает показания о существенных обстоятельствах дела, однако, под влиянием своих законных интересов его деятельность будет  приобретать обвинительную направленность и в результате приближается к функции уголовного преследования. Такое положение сохраняется вплоть до момента формализации подозрения, т.е. придания лицу статуса подозреваемого (обвиняемого), либо до момента признания лица потерпевшим, когда эти лица официально станут носителями функций защиты или уголовного преследования.

Автором показано, что наделение свидетеля правом на помощь адвоката при проведении допроса и очной ставки явилось результатом воздействия исторических факторов и международно-правовых актов, которые в конце XX века впервые в истории России привели к закреплению в Конституции РФ положения о том, что «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи» (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Из смысла этого предписания следует, что подобная помощь должна оказываться  не только обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, но также и свидетелю.

Вторая глава «Уголовно-процессуальное представительство по российскому законодательству. Адвокат как представитель свидетеля» состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Понятие уголовно-процессуального представительства» посвящен анализу сложившихся в науке представлений о содержании понятия «представительство».

В нем показано, что первые представления об уголовно-процессуальном представительстве сложились уже в дореволюционной науке. Так, еще И.Я. Фойницкий выделял ряд особенностей этого вида представительства, куда включал: 1) более частое, чем в гражданском праве, назначение представителя независимо от воли представляемого; 2) более независимое от представляемого положение; 3) необходимость служения в уголовном судопроизводстве общественным интересам, наравне с частными интересами доверителя; 4) представитель в уголовном процессе не заменяет собою представляемого, а является, скорее, правозаступником.

В настоящее время сформировалось три подхода к определению уголовно-процессуального представительства: 1) как системы процессуальных действий; 2) как системы правоотношений; 3) как института права, сочетающего в себе два предыдущих подхода. Диссертант соглашается с теми исследователями, которые рассматривают представительство как сложный правовой институт. Анализируя сложившиеся в науке представления об особенностях института представительства в уголовном судопроизводстве, автор приходит к выводу, что для института уголовно-процессуального представительства характерны следующие особенности: 1) более частое, чем в гражданском материальном и процессуальном праве, назначение представителя независимо от воли представляемого; 2) более независимое от представляемого положение представителя; 3) особая цель представительства – оказание представляемому помощи в реализации его прав, предотвращении их нарушения и оказания содействия в осуществлении правосудия, в результате чего повышается активность самого участника уголовного судопроизводства; 4) способствование осуществлению общих задач уголовного судопроизводства; 5) преимущественное закрепление в законе прав и обязанностей представителя; 6) производность прав представителя от прав и обязанностей представляемого лица.

Во втором параграфе «Адвокат как представитель свидетеля в уголовном процессе» на основе сформулированной ранее позиции о содержании понятия «уголовно-процессуальное представительство» рассматривается вопрос о процессуальном статусе адвоката свидетеля.

Автор возражает исследователям, которые считают, что адвокат свидетеля не является его представителем. Отмечается, что в деятельности адвоката налицо все признаки представительства: а) адвокат свидетеля защищает права и законные интересы своего доверителя от нарушений со стороны третьих лиц; б) адвокат оказывает свидетелю юридическую помощь, в том числе помощь в реализации его прав; в) права адвоката производны от соответствующих прав свидетеля.

Исходя из особенностей процессуального статуса данного участника, диссертант поддерживает и в то же время корректирует сложившееся в науке определение адвоката-представителя свидетеля, полагая, что им является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката, приглашенное свидетелем для оказания ему юридической помощи, представления и защиты его прав и законных интересов по уголовному делу на стадии предварительного расследования и в суде.

Третий параграф «Обеспечение участия адвоката-представителя свидетеля в следственных действиях» посвящен рассмотрению вопроса о механизме обеспечения реализации права свидетеля на помощь адвоката-представителя, ибо на практике его осуществление встречает серьезные препятствия.

Подвергая анализу мнения исследователей относительно способов обеспечения потребности свидетелей в помощи адвоката и учитывая собранный им социологический материал, диссертант поддерживает предложения о наделении некоторых групп свидетелей правом пользоваться помощью адвоката бесплатно, увязывая такое представление с установлением в законе случаев обязательного назначения адвоката свидетелю. Помимо этого, поддерживается предложения некоторых ученых о необходимости в тексте повестки о вызове свидетеля на допрос указывать его право на привлечение адвоката в целях оказания свидетелю правовой помощи.

Третья глава «Деятельность адвоката свидетеля по защите его законных интересов» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Правовая регламентация деятельности адвоката свидетеля в отечественном законодательстве и законодательстве зарубежных стран» отражен анализ уголовно-процессуального законодательства стран дальнего зарубежья, а также стран, входящих в состав СНГ, с точки зрения регламентации форм оказания правовой помощи свидетелю (всего проанализированы УПК 29 стран).

Анализ показал, что законодательство ряда зарубежных стран, регламентируя положение свидетеля, рассматривает его только как носителя доказательственной информации. При этом ему предоставляется минимум гарантий и привилегий, учитывающих его законные интересы (право не свидетельствовать против себя и своих близких, определенные гарантии в зависимости от возраста). Право же свидетеля пользоваться услугами адвоката закреплено в законодательстве лишь нескольких стран, к которым относятся Французская Республика, ФРГ, Латвия и Македония.

Результаты компаративного анализа правовой регламентации оказания адвокатом помощи свидетелю показывают, что наиболее полная и эффективная регламентация института адвоката-представителя свидетеля содержится в уголовно-процессуальном законодательстве Латвии. УПК этой страны предоставляет адвокату свидетеля широкий круг правомочий при участии в процессуальных действиях, включая право предоставлять доказательства, что способно существенно повысить эффективность его действий в обеспечении соблюдения прав и законных интересов свидетеля.

Диссертантом показано, что принятый для стран-участниц СНГ модельный уголовно-процессуальный кодекс, хотя и не имеет обязательной силы, стал своеобразной основой для законодательства стран СНГ. Отмечен достаточно широкий перечень закрепленных в этом акте прав свидетеля на помощь адвоката, определение правового статуса адвоката, позволяющего вести эффективную защиту прав и законных интересов представляемого лица. В той или иной степени положения этого акта были восприняты только Российской Федерацией и Республикой Казахстан. Наиболее полно положения Модельного кодекса воспроизводятся в законодательстве Азербайджанской Республики и Республики Молдова. Анализ этих нормативных актов показал, что практика правового регулирования деятельности адвоката-представителя свидетеля в этих странах идет по двум направлениям. Первое состоит в закреплении статуса адвоката в  отдельной статье УПК с детальным определением его прав и возможности участвовать во всех процессуальных действиях. Второе сводится к провозглашению права свидетеля пользоваться помощью представителя, в то время, как его права лишь косвенно закрепляются в виде бланкетных ссылок на права других участников судопроизводства. Диссертант подчеркивает конструктивность первого подхода.

Анализируя правовую регламентацию статуса адвоката свидетеля в законодательстве РФ и стран Европы, автор приходит к выводу, что УПК РФ, наряду с некоторыми положительными моментами, страдает существенными недостатками: а) в нем отсутствует норма, определяющая статус этого участника; б) отсутствует четкая регламентация его прав и обязанностей; в) процессуальная деятельность адвоката необоснованно ограничена только участием в допросе, очной ставке и обыске, хотя потребность в помощи адвоката возникает у свидетеля и в иных случаях. Обосновано мнение, что отечественное законодательство нуждается в совершенствовании, в процессе которого следует учесть положительные моменты, зарубежного законодательства.

Во втором параграфе «Деятельность и полномочия адвоката как представителя свидетеля на стадии предварительного расследования и в суде первой инстанции» рассматриваются конкретные направления деятельности, осуществляемой адвокатом-представителем свидетеля, а также права, которыми следует наделить этого участника.

С этой целью обобщены результаты проведенных социологических опросов и собранного эмпирического материала. В итоге формируется вывод, что адвокаты, оказывая помощь свидетелю, хотя и с разной степенью активности, осуществляют 4 различных направления деятельности: 1) консультирование; 2) помощь в реализации прав; 3) охрану прав и законных интересов свидетелей от нарушений со стороны других участников уголовного судопроизводства; 4) защиту от уголовного преследования. При этом сами адвокаты считают для себя приоритетной деятельность по охране прав и законных интересов свидетелей от нарушений со стороны участников уголовного процесса (особенно от следователей), а также защиту от уголовного преследования. Данное обстоятельство подтверждается и результатами опроса: 23 адвоката (45,1%)  отметили, что у них отсутствовало деловое сотрудничество с лицом, осуществлявшим расследование. Среди следователей и дознавателей такое положение вещей отметили 63 респондента (29%).

На этом основании диссертантом рассматриваются сложившиеся в науке мнения о направлениях деятельности, осуществляемых адвокатом свидетеля. При этом в качестве основы анализа выступает постулат, что деятельность адвоката, как представителя свидетеля, обуславливается законными интересами его доверителя. В результате критического изучения позиций различных исследователей делается вывод о негодности определения роли адвоката свидетеля, когда она ограничивается обозначением общих направлений деятельности (которые в равной мере относятся как к адвокату-защитнику, так и к адвокату-представителю потерпевшего), либо указанием на конкретные цели, которые свидетели ставят перед своими адвокатами, не обобщая их. Попытки конкретизировать некоторые (но не все) функции адвоката свидетеля можно встретить в работах Д.Т. Арабули, М.Ю. Брежневой, Ф.Г. Григорьева, И.Е. Козыревой, М.В. Кучугуры, С.А. Мельникова, В.С. Титова и других исследователей. Автор обосновывает позицию, согласно которой адвокат свидетеля, участвуя в уголовном судопроизводстве, осуществляет ту же функцию, что и сам свидетель, т.е. функцию содействия правосудию, но способом ее реализации является оказание помощи свидетелю в защите и осуществлении его прав. Эта функция при реализации может принимать следующие формы: 1) консультативную, т.е. разъяснение свидетелю его прав и обязанностей; 2) охранительную, т.е. защита прав и законных интересов свидетеля от нарушений; 3) помощь в реализации прав и законных интересов свидетеля; 4) защиту от уголовного преследования; 5) уголовное преследование лица, совершившего, по его мнению, преступление.

Останавливаясь отдельно на вопросе о круге следственных действий, в которых адвокат может оказывать помощь свидетелю, диссертант на основе комплексного анализа зарубежного опыта, мнения отечественных исследователей, а также результатов программированного изучения уголовных дел и социологических опросов, обосновывает мнение, согласно которому адвокат должен оказывать помощь свидетелю при проведении в отношении него любого следственного действия и приводит аргументы в его поддержку. При этом делается оговорка, что подобное расширение не должно касаться наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, т.к. эти действия основаны на данных оперативно-розыскного характера.

Автор отмечает, что вопрос о правах адвоката-представителя свидетеля продолжает оставаться спорным в отечественной уголовно-процессуальной доктрине. Анализ высказанных мнений позволяет судить, что некоторые исследователи верно определяют права, которыми следует наделить адвоката свидетеля. Однако согласиться можно не со всеми из предложенных прав.

С учетом положений международно-правовых актов, положений Конституции РФ и действующего уголовно-процессуального законодательства РФ, а также зарубежного законодательства в сфере регламентации правового положения адвоката свидетеля, диссертант формулирует перечень прав, которыми должен располагать данный участник: 1) давать краткие консультации свидетелю при производстве следственного действия; 2) задавать с разрешения дознавателя, следователя, суда вопросы участникам следственного действия; 3) составлять от имени свидетеля жалобы, ходатайства и другие документы правового характера; 4) приносить жалобы на действия (бездействия) следователя, дознавателя, прокурора и суда и участвовать в их рассмотрении судом; 5) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе следственного действия, в котором он участвовал; 6) заявлять ходатайства о приобщении к делу представленных им предметов и документов в качестве доказательств; 7) знакомиться с материалами уголовного дела, затрагивающими права и законные интересы свидетеля, в том числе с протоколами следственных действий и судебного заседания, в которых участвовал свидетель. Но лишь некоторые из этих прав получили закрепление в законе.

Третий параграф «Проблема участия адвоката свидетеля при производстве следственных действий» посвящен анализу специфики помощи, оказываемой адвокатом свидетелю, при проведении отдельных следственных действий.

При исследовании специфики участия адвоката свидетеля при проведении допроса и очной ставки, выделен вопрос о причинах, по которым свидетели обращаются за помощью адвоката. Программированные социологические опросы показывают, что основной причиной этого при проведении допроса, очной ставки, проверки показаний на месте и предъявления для опознания является как уже возникший конфликт свидетеля со следователем (дознавателем), так и потенциальная угроза такого конфликта, а равно конфликт, возникший между свидетелем и адвокатом противоположной стороны.

На основании анализа практики автором выделяются различные направления деятельности адвокатов в защиту интересов свидетеля при производстве допроса и очной ставки. Таковы: а) предотвращение необоснованного уголовного преследования; б) восстановление нарушенных следователем прав свидетеля на сообщение объективной информации; в) обеспечение надлежащей атмосферы допроса свободной от наводящих вопросов, угроз и запугивания; г) недопущение попыток искажения в интересах следствия информации в протоколе следственного действия.

Отмечается, что специфика участия адвоката свидетеля в предъявлении для опознания зависит от того, кем выступает его доверитель: опознаваемым или опознающим. В случае если свидетель выступает в роли опознаваемого субъекта, его адвокат чаще всего осуществляет деятельность по защите от подозрения, предпринимая необходимые процессуальные действия.

Анализ норм УПК РФ, мнений исследователей, а также программированное изучение уголовных дел и социологические опросы показывают, что участие адвоката при проведении обыска и выемки на практике имеет место редко, как в силу неотложности этих следственных действий, так и в связи с отсутствием в законе соответствующего механизма регулирования его участия. Отмечается, что, при проведении этих следственных действий, обыскиваемые, фактически, лишены возможности защищать свои права и законные интересы от возможных злоупотреблений со стороны сотрудников правоохранительных органов.

При исследовании этой проблемы также показано, что адвокат, даже и присутствующий при обыске и выемке, не располагает необходимыми правами для защиты законных интересов представляемого. Практика участия адвокатов-представителей в этих действиях часто носит непроцессуальный характер, а ее успешность, во многом, зависит от субъективного усмотрения лица, проводящего обыск или выемку, и активности адвоката. В итоге диссертантом делается вывод о необходимости комплексных изменений действующего законодательства для  повышения гарантий защиты прав и законных интересов свидетелей и лиц, не имеющих процессуального статуса, и подвергаемых обыску и выемке. Также формулируются конкретные предложения по решению этой проблемы.

С учетом мнений исследователей, а также положений УПК РФ, автор констатирует, что хотя экспертиза не может быть проведена в отношении свидетеля без его согласия, в законе отсутствуют нормы, обеспечивающие учет интересов свидетеля при ее назначении и проведении. В законе также отсутствует механизм принудительного получения образцов для сравнительного исследования.

С учетом этого диссертант полагает, что специфика участия адвоката-представителя свидетеля при назначении экспертизы заключается в том, чтобы добиться учета следствием (дознанием) его законных интересов, которые затрагиваются ее проведением, а именно – уравнивая его в правах с правами подозреваемого и обвиняемого, которые предусмотрены ч. 1 ст. 198 УПК РФ.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и рекомендации.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

I. Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях и журналах:

  1. Сапов Е.Ю. Личный интерес свидетеля в уголовном судопроизводстве. Взаимосвязь личного интереса свидетеля и осуществляемых им функций// Вестник Томского Государственного Университета. 2012. № 357 – 0,45 п.л.
  2. Сапов Е.Ю. Участие адвоката-представителя свидетеля при производстве допроса и других следственных действиях, направленных на получение показаний// Вестник Самарского Государственного Университета. № 5 (79). 2010. С. 263 – 269 – 0,55 п.л.

II. Статьи в других изданиях:

  1. Сапов Е.Ю. Правовой статус адвоката-представителя обыскиваемого лица//Криминалистическое обеспечение расследования преступлений коррупционной и экономической направленности: Сб. матер. 52-х криминалистических чтений: В 2-х ч. М.: Академия управления МВД России, 2011. Ч. 2. С. 307-312 – 0,3 п.л.
  2. Сапов Е.Ю. Участие адвоката свидетеля при производстве следственных действий (по материалам анкетного опроса)// Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: межвуз. сб. научных трудов / под. ред. В.А. Лазаревой, Самара: изд. «Самарский университет». 2010. Вып. 5. С. 178-183 – 0,3 п.л.
  3. Сапов Е.Ю. Задачи и проблемы участия адвокатов свидетелей на предварительном следствии (по материалам анкетного опроса)// Сборник тезисов "Традиции и новации в системе современного российского права" / Материалы Международной межвузовской научно-практической конференции молодых ученых Московской государственной юридической Академии им. О.Е. Кутафина. 2010. С. 528-530 – 0,1 п.л.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.