WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Горскина Ольга Геннадьевна

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО

Специальность 12.00.14 – административное право, финансовое право,
информационное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Челябинск 2011

Работа выполнена на кафедре административного и финансового права негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский юридический институт».

Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Бекетов Олег Иванович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Стахов Александр Иванович

кандидат юридических наук

Петров Андрей Юрьевич

Ведущая организация:

Барнаульский юридический институт МВД России

Защита состоится «21» января 2012 г. в 10:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.298.16 при ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (НИУ) по адресу: 454080, г. Челябинск, ул. Коммуны, 149, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, ул. Ленина, 87, корп. 3/д.

Автореферат разослан «19» декабря 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, доцент                О. В. Гречкина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации провозгласила Россию демократическим правовым государством, высшими ценностями которого являются человек, его права и свободы, поэтому оно несет ответственность, как перед отдельным гражданином, так и перед обществом в целом, в том числе в части укрепления правопорядка, противодействия противоправным деяниям. Значительное место среди таких деяний занимают правонарушения, посягающие на общественный порядок, который представляет собой существенный и обязательный элемент стабильности любого государства. Одним из наиболее распространенных посягательств на общественный порядок является мелкое хулиганство. Так, в объеме дел об административных правонарушениях, рассмотренных мировыми судьями в 2010 году, количество дел о мелком хулиганстве составило 9,9 %1.

Правовым средством охраны общественного порядка выступает институт административной ответственности, значение которого трудно переоценить. От правоприменителя требуется надлежащая юридическая подготовка, использование опыта предупреждения и пресечения административных правонарушений, умение правильно квалифицировать противоправные деяния и избрать справедливое наказание для виновного.

Выбор темы диссертационного исследования определен тем, что законодательная регламентация административной ответственности за мелкое хулиганство претерпела существенные изменения. Так, с принятием Федерального закона Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ «О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»» состав мелкого хулиганства получил новую формулировку. В частности, статья  20.1 КоАП РФ дополнена частью  2, предусматривающей административную ответственность за те же действия, сопряженные с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего его нарушение.

Восьмилетняя правоприменительная практика, связанная с привлечением лиц к административной ответственности за мелкое хулиганство, выявила многочисленные проблемы применения нормы, закрепленной в ст. 20.1 КоАП РФ. Производство по делам о мелком хулиганстве имеет свои особенности на всех стадиях, что вызывает необходимость детального изучения вопросов, имеющих отношение к возбуждению дел о мелком хулиганстве, их рассмотрению, пересмотру постановлений по таким делам и исполнению административных наказаний, назначаемых за совершение данного правонарушения.

Вместе с тем до настоящего времени не получило должного распространения изучение теоретических и прикладных проблем, возникающих при разграничении мелкого хулиганства с уголовно наказуемым хулиганством, иными смежными преступлениями и административными правонарушениями, что требует выработки критериев их разграничения для правильной квалификации, а, следовательно, и применения адекватных мер юридической ответственности. Очевидно, что интерес к данной проблеме повышается в связи с последними изменениями законодательства, связанными с декриминализацией такого деяния, как оскорбление2.

Актуальность избранной темы определяется необходимостью теоретического осмысления практико-прикладных проблем правовой регламентации административной ответственности за мелкое хулиганство и определения приоритетных направлений совершенствования правовых норм о мелком хулиганстве в условиях реформирования административного законодательства.

Степень научной разработанности темы. Вопросы административно-правового противодействия мелкому хулиганству и законодательного определения его признаков изучались на протяжении многих лет. Различные аспекты проблем, связанных с правовым определением понятия мелкого хулиганства, его признаков и состава этого административного правонарушения, исследовали А. П. Клюшниченко, С. В. Цепков, А. В. Серегин, Л. А. Дедков. Значительное место в своих работах отвели рассмотрению проблем административной ответственности за мелкое хулиганство Д. Н. Бахрах и Л. Л. Попов. Вопросы разграничения мелкого хулиганства и уголовно наказуемого хулиганства, других правонарушений освещались в научных трудах П. С. Матышевского, Ф. Е. Колонтаевского, Ю. А. Красикова, С. В. Борисова. Проблемы и особенности производства по делам об административных правонарушениях в разное время исследовались такими учеными, как Ф. П. Васильев, А. С. Дугенец, Т. М. Кобисская, М. Я. Масленников, Э. Н. Ренов, О. М. Соловьева, Н. Н. Цуканов.

В последние годы определенный анализ административной ответственности за мелкое хулиганство проводился в диссертационных исследованиях А. С. Бурцева и С. А. Власовой.

Вместе с тем, комплексный анализ проблем административной ответственности за мелкое хулиганство в контексте обновленного законодательства не был предметом научного исследования.

Цель и задачи исследования. Цель работы – исследовать на основе комплексного подхода проблемы административной ответственности за мелкое хулиганство, их нормативную основу, разработать научно обоснованные предложения по совершенствованию действующего законодательства в данной сфере.

Достижение поставленной цели предопределило необходимость решения следующих задач:

– раскрыть понятие мелкого хулиганства и выявить особенности его законодательного определения;

– рассмотреть признаки мелкого хулиганства;

– подготовить предложения по совершенствованию редакции административно-правовой нормы, предусмотренной ст. 20.1 КоАП РФ, в целях устранения ошибок, возникающих при квалификации данного правонарушения;

– определить критерии разграничения мелкого и уголовно наказуемого хулиганства, иных смежных преступлений и административных правонарушений;

– выявить особенности производства по делам о мелком хулиганстве;

– разработать предложения по совершенствованию практики возбуждения, рассмотрения дел названной категории, пересмотра постановлений по ним и исполнения административных наказаний, назначаемых за совершение мелкого хулиганства.

Объект исследования составляют общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации института административной ответственности в отношении лиц, совершивших мелкое хулиганство.

Предметом исследования служат нормы отечественного законодательства об ответственности за мелкое хулиганство, а также соответствующая правоприменительная практика.

Методологическую основу диссертации представляет диалектический метод познания, обеспечивающий научный подход к изучению явлений и процессов общественной жизни. При проведении исследования использовались следующие современные методы научного познания: историко-правовой, формально-логический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, анкетирование, контент-анализ нормативных и научных источников, освещающих рассматриваемую проблему.

Теоретической основой работы являются научные труды советских и российских ученых в области административного права, уголовного права, теории государства и права, относящиеся к проблематике исследования.

Нормативную основу исследования составляют Конституция Российской Федерации, международные акты, федеральные конституционные законы, кодифицированное административное, гражданское, уголовное, уголовно-процессуальное законодательство, федеральные законы, постановления Правительства Российской Федерации, ведомственные нормативные правовые акты МВД России.

Эмпирическая база. При подготовке диссертации проведено конкретно-социологическое исследование на территории Омской и Новосибирской областей, Красноярского и Алтайского краев. В ходе работы изучены 600 дел об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.1 КоАП РФ, рассмотренных мировыми судьями и должностными лицами органов внутренних дел в 2004-2010 гг. Проведен экспертный опрос 30 начальников милиции общественной безопасности органов внутренних дел Омской области, Алтайского и Красноярского краев и их заместителей, рассматривающих дела о мелком хулиганстве. Проанкетировано 300 участковых уполномоченных милиции органов внутренних дел Омской и Новосибирской областей, в должностные обязанности которых входит составление протоколов об административном правонарушении, закрепленном в ст. 20.1 КоАП РФ.

Научная новизна исследования состоит в авторской интерпретации вопросов нормативной регламентации административной ответственности за мелкое хулиганство, которые не были предметом изучения после изменения законодательного определения его понятия.

В работе предложена авторская трактовка понятия мелкого хулиганства и появления в общественных местах в состоянии опьянения; выработаны критерии отграничения мелкого хулиганства от уголовно наказуемого хулиганства, иных смежных преступлений, административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена федеральным законом и законами субъектов Российской Федерации; предложен вариант решения проблемы необоснованного привлечения к административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ лиц, совершающих противоправные действия в рамках семейно-бытовых конфликтов; сформулированы предложения по совершенствованию норм, касающихся возбуждения, рассмотрения дел указанной категории, пересмотра постановлений по ним и исполнения административных наказаний, назначаемых за совершение мелкого хулиганства.

Научную новизну диссертационного исследования определяют основные положения, выносимые на защиту:

1. Буквальное толкование современной законодательной нормы, закрепляющей понятие мелкого хулиганства, исключает возможность квалификации по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ ряда действий, совершение которых ранее (в соответствии со ст. 158 КоАП РСФСР 1984 г.) составляло объективную сторону данного административного правонарушения. В то же время на практике до сих пор наблюдается феномен инерционности применения норм об административной ответственности за мелкое хулиганство, что свидетельствует об актуальности предшествующего законодательного определения и потребности его использования в правоприменительной практике при условии адаптации к современным реалиям.

Предлагается изложить ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ в следующей редакции:

«Мелкое хулиганство, то есть публичное употребление ненормативной лексики, оскорбительное приставание к гражданам, уничтожение или повреждение чужого имущества и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок».

2. В целях проведения четкой демаркационной линии между составами административных правонарушений в виде мелкого хулиганства и появления в общественных местах в состоянии опьянения, соблюдения правоприменителем принципов производства по делам об административных правонарушениях предлагается следующая авторская редакция статьи 20.21 КоАП РФ, уточняющая законодательную формулировку объективной стороны данного административного правонарушения:

«Появление на улице, стадионе, в сквере, парке, в транспортном средстве общего пользования, в другом общественном месте в состоянии опьянения, сопряженное с действием (бездействием), оскорбляющим человеческое достоинство и общественную нравственность, если такое деяние, в соответствии с законодательством, не влечет ответственность за мелкое хулиганство…».

3. Для исключения случаев необоснованного привлечения к административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ лиц, применяющих психическое и физическое насилие к состоящим с ними в семейно-бытовых отношениях гражданам и не желающим привлекать таких лиц к уголовной ответственности в порядке частного обвинения, предлагается дополнить КоАП РФ следующей нормой:

«Статья 6.17. Противоправные действия в сфере семейно-бытовых отношений

Оскорбительное приставание и другие действия в жилом помещении, нарушающие спокойствие граждан, состоящих в семейно-бытовых отношениях с лицом, совершившим указанные действия, а равно применение к ним насилия, причинившего физическую боль или легкий вред здоровью, если потерпевший не желает привлекать такое лицо к уголовной ответственности по статье 115 или части первой статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, –

влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток».

4. Нарушению прав лица, к которому применено административное задержание, способствует отсутствие законодательной регламентации действий судьи, органа, должностного лица по освобождению такого лица при продлении срока рассмотрения дела об административном правонарушении, а также действий судьи по освобождению задержанного при назначении ему иного, нежели административный арест, административного наказания. Во избежание указанных нарушений, а также в целях оптимизации производства по делам об административных правонарушениях и формирования единой правоприменительной практики предлагается дополнить ст. 29.6 КоАП РФ и ст. 29.10 КоАП РФ следующими положениями соответственно:

– «В случае если срок рассмотрения дела об административном правонарушении продлен по основаниям, указанным в части 2 настоящей статьи, лицо, подвергнутое административному задержанию, подлежит освобождению, о чем должно быть указано в определении о продлении срока рассмотрения дела об административном правонарушении»;

– «При назначении судьей иного административного наказания, нежели административный арест, лицо, подвергнутое административному задержанию, подлежит освобождению, о чем должно быть указано в постановлении по делу об административном правонарушении».

5. Административный арест представляется более действенной мерой ответственности за совершение мелкого хулиганства по сравнению с административным штрафом, что подтверждается сложившейся практикой применения указанных видов наказания. Поэтому целесообразно внести соответствующие изменения в ст. 3.9 КоАП РФ с тем, чтобы административный арест мог применяться на общих основаниях, а не в исключительных случаях, как это предусмотрено законом.

Теоретическая значимость исследования. Содержащиеся в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы в дальнейшей научной разработке проблем административного права, развития законодательства, направленного на регулирование административной ответственности за мелкое хулиганство.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения результатов исследования в законотворческой деятельности в процессе дальнейшего совершенствования административно-деликтного законодательства.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в процессе преподавания дисциплин «Административное право», «Административно-процессуальное право», «Административная ответственность» в образовательных учреждениях, при подготовке лекций и учебных пособий по соответствующей проблематике.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре административного и финансового права Омского юридического института, где проходили обсуждения результатов исследования и рецензирование работы.

Основные положения диссертационного исследования изложены в форме докладов на научно-практических конференциях в Омске (2005–2007, 2009 гг.) и Кирове (2006 г.).

Автором разработаны методические рекомендации для мировых судей Омской области, направленные на обеспечение единообразного толкования состава мелкого хулиганства и составления постановлений по делам данной категории, которые внедрены в их практическую деятельность указанной категории судей. Ряд положений диссертации реализуется в практической деятельности Западно-Сибирского УВДТ, УВД по Смоленской области, УВД по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре и УМВД России по Томской области.

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования, состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются актуальность темы исследования, степень ее научной разработанности, цели и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются методологические основы работы, научная обоснованность и достоверность содержащихся в диссертации выводов, предложений и рекомендаций, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается научная новизна диссертации, отмечается ее теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации и внедрении в практику результатов исследования.

Первая глава «Мелкое хулиганство как основание административной ответственности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе первой главы рассматриваются понятие и признаки мелкого хулиганства по законодательству Российской Федерации. В соответствии с предметом исследования уделено внимание развитию законодательства о мелком хулиганстве. Автор подчеркивает, что долгое время в России не было четких отграничений между административным и уголовно наказуемым проявлением хулиганства. И только в 1956 г. в РСФСР (в 1957 г. – во всех союзных республиках) была установлена административная ответственность за мелкое хулиганство. Впоследствии Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. № 5362-VI «Об усилении ответственности за хулиганство» уточнил характер деяний, расцениваемых как мелкое хулиганство, и стал действенным оружием в руках государственных органов в борьбе с хулиганством. Анализируя ранее и ныне действующие правовые нормы, устанавливающие административную ответственность за мелкое хулиганство, диссертант приходит к выводу, что первоначальное определение данного правонарушения, содержавшееся в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство», а впоследствии – в ст. 158 КоАП РСФСР, является более удачным по сравнению с его современным законодательным определением, закрепленным в ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ.

Буквальное толкование действующей законодательной нормы, закрепляющей понятие мелкого хулиганства, позволило автору представить его в виде следующей формулы: мелкое хулиганство = простой обязательный признак (нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу) + сложный обязательный признак (нецензурная брань в общественных местах, либо оскорбительное приставание к гражданам, либо уничтожение или повреждение чужого имущества). При этом сложный обязательный признак может быть выражен в наличии одного из составляющих, любой совокупности двух составляющих либо всех трех составляющих его элементов.

С учетом данной формулы соискатель выделяет семь вариантов мелкого хулиганства:

1) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах;

2) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся оскорбительным приставанием к гражданам;

3) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся уничтожением или повреждением чужого имущества;

4) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах и оскорбительным приставанием к гражданам;

5) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах и уничтожением или повреждением чужого имущества;

6) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся оскорбительным приставанием к гражданам и уничтожением или повреждением чужого имущества;

7) нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам и уничтожением или повреждением чужого имущества.

Исходя из текста закона какие-либо иные действия, не охваченные приведенными вариантами, к мелкому хулиганству относить нельзя.

По мнению автора, законодательное определение данного административного правонарушения, содержащееся в ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ, представляется не совсем удачным, поскольку не отвечает логике правового конструирования, и его буквальное толкование исключает противоправность ряда действий, совершение которых ранее (в соответствии со ст. 158 КоАП РСФСР 1984 г.) квалифицировалось как мелкое хулиганство. В законе не раскрыто содержание простого обязательного признака объективной стороны  правонарушения рассматриваемого вида – нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, но в то же время возможность привлечения к административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ связывается с наличием хотя бы одного из элементов сложного обязательного признака (нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам, уничтожение или повреждение чужого имущества), который должен сопровождать нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу.

В то же время на практике до сих пор наблюдается феномен инерционности применения норм об административной ответственности за мелкое хулиганство, что свидетельствует об актуальности предшествующего законодательного определения и потребности его использования в правоприменительной практике при условии адаптации к современным реалиям.

Диссертант предлагает изложить ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ в новой редакции, которая в большей степени соответствует динамично развивающимся общественным отношениям.

В работе подробно исследуются элементы сложного обязательного признака мелкого хулиганства, анализируются точки зрения, связанные с их характеристикой, приводится перечень действий, квалифицируемых по ст. 20.1 КоАП РФ в правоприменительной практике.

Результаты изучения дел о мелком хулиганстве показали, что квалифицированный состав мелкого хулиганства на практике встречается редко. При этом известны случаи, когда его объективная сторона описана поверхностно, без указания на то, в чем именно выразилось нарушение общественного порядка.

Во втором параграфе первой главы рассмотрены вопросы отграничения мелкого хулиганства от уголовно наказуемого хулиганства и иных смежных преступлений.

Сравнительный анализ неоднократно менявшейся правовой нормы, содержащейся в ст. 213 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за хулиганство, по мнению соискателя, свидетельствует о том, что действующая редакция указанной статьи является шагом назад по сравнению с той, которая была предусмотрена Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, поскольку исключает из объективной стороны хулиганства обязательное указание на способ его совершения (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия) путем введения альтернативного конкретизирующего признака (мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы). Это размывает грань между «грубым» и «негрубым» нарушением общественного порядка, порождает сложности при отграничении данного преступления от мелкого хулиганства.

Сопоставление объективных и субъективных признаков составов уголовно наказуемого и мелкого хулиганства позволило автору сделать вывод о том, что вышеназванные правонарушения следует разграничивать по степени нарушения общественного порядка (грубое), которая определяется применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (объективный признак), а также наличием или отсутствием в действиях лица мотивов политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (субъективный признак).

При рассмотрении квалифицирующих признаков уголовно наказуемого хулиганства («сопротивление представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка») и мелкого хулиганства («неповиновение законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка») приведено содержание терминов «сопротивление» и «неповиновение».

Проявление мелкого хулиганства в большинстве случаев сопряжено с посягательством на личность, с причинением ей физического, имущественного и морального вреда. Поэтому иногда трудно разграничить мелкое хулиганство и такие преступления, как побои, оскорбление, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества.

В рамках диссертационного исследования рассмотрение такого состава, как побои, представляет интерес, поскольку он тесно граничит с признаком мелкого хулиганства «оскорбительное приставание к гражданам», который может выражаться в назойливом приставании, толкании, дергании за одежду и т. д. Действия, образующие состав побоев, и действия, характерные для указанного признака мелкого хулиганства, похожи, поскольку для их совершения необходимо приложение мускульной силы. Разница заключается в том, что побои причиняют физическую боль потерпевшему.

Автор приходит к выводу, что при разграничении мелкого хулиганства, признаком которого является оскорбительное приставание к гражданам, и преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ (побои, совершенные из хулиганских побуждений), по объективным и субъективным признакам наблюдается эффект «зеркального отражения»: а) направленности умысла; б) соотношения основного и факультативного (альтернативного дополнительного) объекта.

В качестве основных критериев разграничения преступных действий в виде умышленных уничтожения или повреждения чужого имущества, совершенных из хулиганских побуждений, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба (ч. 2 ст. 167 УК РФ), от мелкого хулиганства, в котором уничтожение или повреждение чужого имущества выступает элементом сложного обязательного признака объективной стороны, автор выделяет: объект, направленность умысла, а также размер причиненного вреда.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» признана утратившей силу статья 130 УК РФ, которая устанавливала уголовную ответственность за оскорбление, и переведена в разряд административных правонарушений (ст. 5.61 КоАП РФ). При этом формулировка объективной стороны указанного состава не изменена. Критериями отграничения оскорбления от мелкого хулиганства, сопряженного с оскорблением (нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам), по мнению соискателя, выступают объект посягательства, направленность умысла, характер совершенных деяний. Кроме того, обязательным признаком объективной стороны мелкого хулиганства, когда нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождается нецензурной бранью, является место его совершения, т. е. оно должно определяться как общественное место. Для квалификации состава оскорбления место его совершения значения не имеет. Субъективная сторона состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого установлена ст. 20.1 КоАП РФ, характеризуется наличием хулиганского мотива, в то время как мотивы оскорбительных высказываний или действий обусловлены личными неприязненными отношениями.

В третьем параграфе первой главы исследованы вопросы отграничения мелкого хулиганства от смежных административных правонарушений, а именно: появления в общественных местах в состоянии опьянения (ст. 20.21 КоАП РФ), закрепленных в законах субъектов Российской Федерации административных правонарушений в виде навязчивого и назойливого приставания к гражданам, нарушения тишины и покоя граждан в ночное время.

Разграничение мелкого хулиганства и появления в общественных местах в состоянии опьянения диссертант проводит по объективной стороне, делая вывод, что для привлечения к ответственности по ст. 20.21 КоАП РФ факт состояния опьянения – это необходимое условие, способ совершения административного правонарушения, в то время как для мелкого хулиганства сам по себе он не влияет на квалификацию, а представляет лишь обстоятельство, отягчающее административную ответственность. Кроме того, мелкое хулиганство характеризуется активными действиями, а появление в общественных местах в состоянии опьянения чаще всего совершается путем бездействия.

В работе отмечено, что с точки зрения юридической техники норма, закрепленная в ст. 20.21 КоАП РФ, не соответствует логике правового конструирования. Ее буквальное толкование свидетельствует о том, что человеческое достоинство и общественную нравственность оскорбляет само состояние опьянения находящегося в общественном месте правонарушителя, а не обусловленные им действия (бездействие). В то же время очевидно, что оскорбляют окружающих именно действия лица, совершаемые в состоянии опьянения, или его бездействие, обусловленное таким состоянием. При их наличии права граждан будут нарушены (например, право гражданина на отдых, реализуемое в общественном месте).

В целях проведения четкой демаркационной линии между составами административных правонарушений в виде мелкого хулиганства и появления в общественных местах в состоянии опьянения, соблюдения правоприменителем принципов производства по делам об административных правонарушениях автор предлагает изложить ст. 20.21 КоАП РФ в новой редакции.

Поскольку к такому признаку объективной стороны мелкого хулиганства, как оскорбительное приставание к гражданам, тесно примыкает навязчивое и назойливое приставание к ним, соискателем затронут вопрос о соотношении данных понятий с учетом того, что за указанные действия законами некоторых субъектов Российской Федерации предусмотрена административная ответственность.

При анализе названных административных правонарушений обращено внимание на то, что, в отличие от оскорбительного приставания к гражданам как признака объективной стороны мелкого хулиганства, навязчивое и назойливое приставание к гражданам представляет собой оконченный состав, выражается в надоедливом приставании с просьбами и не преследует цель публично унизить потерпевшего.

В диссертации подробно исследуются нормы законов субъектов Российской Федерации, предусматривающие административную ответственность за нарушение тишины и покоя граждан в ночное время. По результатам их анализа сделан вывод, что разграничение данных правонарушений с мелким хулиганством проводится по объективным признакам (объективная сторона мелкого хулиганства может охватывать действия по созданию шума, нарушающего тишину и покой граждан, которые проявляются только в активной форме, в отличие от указанных правонарушений, совершаемых как путем действия, так и бездействия) и субъективным признакам (мелкое хулиганство характеризуется прямым и косвенным умыслом, нарушение тишины и покоя граждан может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности).

Вторая глава «Особенности производства по делам о мелком хулиганстве» объединяет три параграфа.

В первом параграфе второй главы рассмотрены проблемы стадии возбуждения дела о мелком хулиганстве, которая является отправной точкой дальнейшего процесса и имеет предопределяющее значение для всего производства по делу об административном правонарушении.

Анализ изученных дел по ст. 20.1 КоАП РФ показал, что к субъектам данного правонарушения применяются, как правило, две меры обеспечения производства по делу – доставление и административное задержание (лишь в 16,7% случаев они не применялись). При этом доставление предшествовало задержанию в 43,3% случаев, а в остальных 40,0% случаев наблюдалось одно доставление без последующего задержания лица. В работе затронуты некоторые вопросы, связанные с содержанием рассматриваемых мер обеспечения и моментом исчисления срока административного задержания.

Отдельно соискатель исследовал проблему необоснованного привлечения к административной ответственности по ст. 20.1 КоАП РФ лиц, применяющих психическое и физическое насилие к состоящим с ними в семейно-бытовых отношениях гражданам, не желающим привлекать таких лиц к уголовной ответственности в порядке частного обвинения. Учитывая специфику общественных отношений, складывающихся в семейно-бытовой сфере, необходимость государственной защиты прав граждан и предоставления правоохранительным органам права действовать в рамках закона при пресечении семейно-бытового конфликта, предлагается дополнить КоАП РФ нормой, предусматривающей административную ответственность за семейное насилие. Указанное предложение поддержали 87,5% опрошенных начальников милиции общественной безопасности органов внутренних дел и их заместителей.

При рассмотрении вопроса о доказывании по делу о мелком хулиганстве отмечено, что основной, наиболее распространенный способ собирания доказательственной информации по ним – это получение объяснений у лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, показаний потерпевших и свидетелей.

При изучении дел по ст. 20.1 КоАП РФ в ходе диссертационного исследования установлено, что доказательствами, подтверждающими вину лица в совершении данного правонарушения, помимо его объяснения и показаний свидетелей, в некоторых случаях являются акты медицинского вытрезвителя, протоколы досмотра и задержания, рапорта сотрудников правоохранительных органов, заявления о привлечении к административной ответственности.

При рассмотрении протокола об административном правонарушении в качестве доказательства по делу отмечено, что типовой бланк протокола содержит ссылку на разъяснение лицу, в отношении которого ведется производство по делу, его прав, предусмотренных ст. 25.1 КоАП РФ, однако текст данной нормы в нем отсутствует. Для того чтобы привлекаемое к административной ответственности лицо впоследствии не отрицало факта его ознакомления с содержанием вышеуказанной статьи, предлагается в бланке протокола приводить полную формулировку ч. 1 ст. 25.1 Кодекса.

Также в протоколе об административном правонарушении предлагается делать отметку о разъяснении лицу, в отношении которого ведется производство, положений ст. 51 Конституции РФ, а в бланке протокола – приводить всю формулировку ч. 1 данной статьи, поскольку в противном случае налицо будет неполное ознакомление гражданина с его правами.

С целью исключения формального подхода к записи в протоколе об административном правонарушении объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности, соискатель предлагает приобщать объяснение такого лица к протоколу, поскольку отсутствие в его бланке места для объяснения позволит избежать внесения в него лицом, составившим протокол, и иными лицами, в распоряжение которых он поступает, какой-либо информации, изменяющей его содержание.

Далее в диссертации приведены характерные ошибки, допускаемые должностными лицами органов внутренних дел при составлении протоколов о мелком хулиганстве, к которым относятся поверхностное описание его объективной стороны, невключение в протокол отдельных ее признаков. Так, простой обязательный признак объективной стороны мелкого хулиганства – нарушение общественного порядка – не указан в большинстве изученных протоколов об административном правонарушении (66,7%).

Дела о мелком хулиганстве рассматривают органы внутренних дел, от имени которых выступают должностные лица, перечисленные в пп. 1–3, 9 ч. 2 ст. 23.3 КоАП РФ, и мировые судьи в случаях, если первые передают их на рассмотрение судье. При этом в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ не указывается, какие обстоятельства могут побудить должностное лицо передать дело на рассмотрение судье.

Результаты опроса начальников милиции общественной безопасности органов внутренних дел и их заместителей показали, что критериями передачи дел о мелком хулиганстве мировым судьям при вынесении вышеназванными должностными лицами определений о передаче дела в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ выступают:

– их мнение о необходимости назначения лицу, совершившему мелкое хулиганство, административного наказания в виде административного ареста (62,5%);

– степень тяжести правонарушения, свидетельствующая о необходимости рассмотрения дела органом правосудия (62,5%);

– неоднократность совершения административных правонарушений (25,0%).

При этом 62,5% респондентов высказали мнение об отсутствии необходимости закрепления в законе критериев передачи дел о мелком хулиганстве должностными лицами органов внутренних дел на рассмотрение мировым судьям. Оставшиеся 37,5% респондентов считают, что данные критерии должны содержаться в законе, и предлагают указать в качестве таковых неоднократность совершения административных правонарушений и степень тяжести административного правонарушения.

Во втором параграфе второй главы выделены особенности стадии рассмотрения дела о мелком хулиганстве. В нем предпринята попытка обобщить результаты практики правоприменения и высказано собственное мнение о целесообразности внесения изменений в действующее законодательство Российской Федерации.

Несмотря на короткий срок рассмотрения дел о мелком хулиганстве (в день получения протокола об административном правонарушении и других материалов, а в отношении лица, подвергнутого административному задержанию, – не позднее 48 часов с момента его задержания), в практической деятельности зачастую дела о данном правонарушении рассматриваются в установленный законом срок, о чем свидетельствует проведенный диссертантом анализ эмпирического материала с указанием причин, обусловливающих этот факт. В то же время существуют проблемы, связанные с невозможностью продления указанного срока.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ в случае поступления ходатайств от участников производства по делу об административном правонарушении либо в случае необходимости в дополнительном выяснении обстоятельств срок рассмотрения может быть продлен судьей, должностным лицом органа внутренних дел, рассматривающими дело, но не более чем на один месяц.

Однако воспользоваться данным правом мировой судья не может в силу разъяснения, содержащегося в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях», согласно которому продление сокращенных сроков рассмотрения дел недопустимо.

Запрет продлевать срок рассмотрения дела о мелком хулиганстве порождает на практике ряд проблем, подробно изложенных в работе. Предпринимая попытку найти пути их разрешения, автор предлагает предоставить мировому судье право продлевать срок рассмотрения дела об административном правонарушении, совершение которого влечет административный арест, на общих основаниях в соответствии с ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ. Поскольку ч. 4 ст. 29.6 КоАП РФ не содержит прямого запрета на продление такого срока, а указание на невозможность его продления содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях», в последнее предлагается внести соответствующее изменение.

В этом случае при продлении обозначенного срока, когда к лицу, в отношении которого ведется производство по делу о мелком хулиганстве, применено административное задержание, судье следует отменить данную меру обеспечения производства с указанием на это в определении о продлении срока рассмотрения дела о мелком хулиганстве. Предлагается внести соответствующее дополнение в ч. 4 ст. 29.6 КоАП РФ.

Результаты изучения рассмотренных мировыми судьями дел о мелком хулиганстве показали, что в 59% случаев при рассмотрении дел данной категории велся протокол судебного заседания, что свидетельствует в пользу поддерживаемого диссертантом предложения о необходимости введения в КоАП РФ нормы, предусматривающей необходимость ведения протокола судебного заседания при рассмотрении судьями дел об административных правонарушениях.

В работе предлагается перечень сведений о лице, в отношении которого рассмотрено дело, подлежащих, по мнению автора, обязательному отражению в постановлении по делу об административном правонарушении с внесением в ст. 29.10 КоАП РФ соответствующего изменения.

Проанализировав эмпирический материал, соискатель отмечает, что в вынесенных мировыми судьями постановлениях по делам о мелком хулиганстве в 62,3% случаев не были указаны смягчающие или отягчающие административную ответственность обстоятельства. Представляет интерес тот факт, что в 86,0% случаев правонарушитель находился в состоянии алкогольного опьянения, что является обстоятельством, отягчающим административную ответственность, однако только в 20,6% случаев в вынесенных постановлениях при назначении административного наказания данное обстоятельство было учтено мировыми судьями.

Отсутствие законодательной регламентации действий судьи в отношении лица, к которому применено административное задержание, при назначении такому лицу иного, нежели административный арест, административного наказания по освобождению задержанного способствует нарушению прав последнего. Во избежание указанных нарушений, а также в целях оптимизации производства по делам об административных правонарушениях и формирования единой правоприменительной практики диссертант предлагает дополнить ст. 29.10 КоАП РФ соответствующей нормой.

Третий параграф второй главы посвящен особенностям стадий пересмотра и исполнения постановлений по делам о мелком хулиганстве.

При пересмотре дела о мелком хулиганстве в случае, если лицо, привлеченное к административной ответственности, отбывает административный арест, этапы подготовки к рассмотрению жалобы (протеста) и непосредственного рассмотрения жалобы (протеста) совпадают. Это вытекает из законодательного положения, закрепленного в ч. 3 ст. 30.5 КоАП РФ, согласно которому жалоба на постановление об административном аресте подлежит рассмотрению в течение суток с момента ее подачи, если лицо, привлеченное к административной ответственности, отбывает административный арест. 

В работе затронута проблема исполнения не вступившего в законную силу постановления об административном аресте, которая неоднократно становилась предметом рассмотрения в специальной литературе. Автор считает, что гарантией реализации права на обжалование подобного постановления выступает короткий срок рассмотрения такой жалобы, закрепленный в ч. 3 ст. 30.5 КоАП РФ. Если при пересмотре дела вышестоящая инстанция придет к выводу об отсутствии оснований для назначения административного ареста, у лица, подвергнутого данному наказанию, существует возможность возмещения вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности в виде административного ареста, в гражданско-правовом порядке по аналогии с возмещением вреда, причиненного незаконным осуждением или заключением под стражу (ст. 1070 ГК РФ).

Еще одной проблемой, связанной с кратким сроком рассмотрения жалобы на постановление об административном аресте по делу о мелком хулиганстве, является вероятность возникновения ситуации, когда потерпевший не будет извещен о времени и месте рассмотрения жалобы, поскольку время, отведенное на ее рассмотрение, лишает судью такой возможности. Если копия постановления мирового судьи будет направлена по почте потерпевшему, который при ее получении также обжалует постановление, то жалоба последнего поступит в вышестоящий суд уже после рассмотрения по существу жалобы правонарушителя. Представляется, что в данном случае постановление по делу о мелком хулиганстве следует пересматривать повторно, но только по доводам, указанным в жалобе потерпевшим.

Исследуя вопрос доведения решения до сведения, автор приходит к выводу, что из ч. 2 ст. 30.8 КоАП РФ нужно исключить слова «в случае подачи им жалобы», относящиеся к доведению решения до сведения потерпевшего, поскольку, в противном случае, он не будет поставлен в известность о принятом при пересмотре дела решении в пользу лица, в отношении которого вынесено постановление, если жалоба на указанное постановление была подана последним.

В работе обращено внимание на то обстоятельство, что эффективность производства по делам об административных правонарушениях зависит от успешной реализации стадии исполнения постановлений об административных наказаниях, которая играет в нем исключительно важную роль, поскольку именно на этой стадии к правонарушителям реально применяются меры административного принуждения.

За совершение мелкого хулиганства действующим законодательством предусмотрено два вида наказаний (административный штраф и административный арест), сущность которых раскрыта диссертантом в рамках исследования стадии исполнения постановлений по делам о мелком хулиганстве.

При сравнительном анализе эффективности наказаний, назначаемых за совершение мелкого хулиганства, соискатель приходит к выводу, что в ряде случаев административный арест является более действенным средством воздействия на правонарушителей, чем административный штраф, поскольку неоплата последнего порождает для судьи, должностного лица органа внутренних дел, которые вынесли постановление о назначении административного наказания, дополнительные обязанности. К тому же эффективность административного ареста по сравнению с административным штрафом подтверждается сложившейся практикой назначения данных видов наказания. С учетом указанного обстоятельства, того факта, что административный арест исторически введен как мера административного воздействия за совершение именно мелкого хулиганства, а также во избежание возникновения проблем в правоприменении при выборе вида наказания за совершение административных правонарушений, по мнению автора, в настоящее время назрела необходимость применять административный арест наряду с другими видами административных наказаний, а не в исключительных случаях, как предусмотрено законом (ст. 3.9 КоАП РФ). В связи с чем предложено исключить из ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ слова «лишь в исключительных случаях».

В заключении формулируются основные теоретические выводы диссертационного исследования и научно-практические предложения и рекомендации автора по рассматриваемой теме.

В приложениях к диссертации содержится проект Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», а также инструментарий исследования.

ОСНОВНЫЕ  РЕЗУЛЬТАТЫ  ДИССЕРТАЦИОННОГО  ИССЛЕДОВАНИЯ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК

1. Горскина О. Г. Проблемы отграничения мелкого хулиганства от уголовно наказуемого хулиганства // Омский научный вестник. 2006. № 5. С. 38-41. – 0,4 п. л.

2. Горскина О. Г. Отграничение мелкого хулиганства от смежных административных правонарушений // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 3. С. 74-78. – 0,4 п. л.

Иные публикации

3. Горскина О. Г. О понятии мелкого хулиганства // Международные юридические чтения (14 апреля 2005 г.) : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Ю. П. Соловья, А. И. Казанника. Омск : Омский юридический институт, 2005. Ч. 4. С. 79–81. 0,12 п. л.

4. Горскина О. Г. Понятие мелкого хулиганства и некоторые проблемы, возникающие при рассмотрении мировыми судьями дел о нем // Вестник Омского юридического института. 2005. № 3. С. 30–32. 0,37 п. л.

5. Горскина О. Г. Некоторые проблемы административной ответственности за мелкое хулиганство // Международные юридические чтения (12 апреля 2006 г.) : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Ю. П. Соловья, А. И. Казанника, Ю. В. Деришева. Омск : Омский юридический институт, 2006. Ч. 2. С. 152–156. 0,23 п. л.

6. Горскина О. Г. О феномене «инерционности» применения законодательства об административной ответственности за мелкое хулиганство // Российское право: история, современность и перспективы : сб. мат-лов III Межрегион. науч.-практ. конф. юридического факультета КФ МГЭИ : в 2 т. / отв. ред. М. В. Михайлова. Киров : Кировский филиал МГЭИ, 2006. Т. 1. С. 180–183. 0,2 п. л.

7. Горскина О. Г. Особенности рассмотрения мировыми судьями дел о мелком хулиганстве // Международные юридические чтения (18 апреля 2007 г.) : мат-лы междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Ю. П. Соловья, А. И. Казанника, Ю. В. Деришева. Омск : Омский юридический институт, 2007. Ч. 2. С. 122–131. 0,5 п. л.

8. Горскина О. Г. Протокол об административном правонарушении (на примере дел о мелком хулиганстве) // Полицейское право. 2007. № 1. С. 130–133. 0,34 п. л.

9. Баглай О. Г. Особенности назначения и отбывания административного наказания в виде административного ареста по делам о мелком хулиганстве // Полицейское право. 2007. № 2. С. 120–123. 0,4 п. л.

10. Баглай О. Г. Объект мелкого хулиганства // Актуальные проблемы административной ответственности : мат-лы всерос. науч.-практ. конф. / под ред. Ю. П. Соловья. Омск : Омский юридический институт, 2009. С. 145–151. 0,3 п. л.

11. Баглай О. Г. Сроки рассмотрения дел о мелком хулиганстве // Международные юридические чтения (22 мая 2009 г.) : мат-лы ежегод. науч.-практ. конф. / под ред. Ю. П. Соловья, Ю. В. Деришева. Омск : Омский юридический институт, 2009. Ч. 2. С. 11–14. 0,16 п. л.

12. Баглай О. Г. Некоторые вопросы производства по делам о мелком хулиганстве // Мировой судья. 2010. № 10. С. 12–14. 0,25 п. л.


1 Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации (судебная статистика). – URL: http:// www.cdep.ru/index.php?id=5 (дата обращения: 24.10.2011).

2 Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. – http://www.rg.ru/2011/12/08/p-raboty-site-dok.html (дата обращения: 9 декабря 2011).







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.