WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

УШАЛ

Инна Эдвардовна

БИОЭЛЕМЕНТНЫЙ СТАТУС  ЛИКВИДАТОРОВ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС В ОТДАЛЕННОМ ПЕРИОДЕ: ОСТЕОПЕНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

14.03.10 – клиническая лабораторная диагностика

05.26.02 – безопасность в чрезвычайных ситуациях

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Санкт-Петербург – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении  «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова»  МЧС России.

Научные руководители:

доктор медицинских наук профессор Шантырь Игорь Игнатьевич

доктор медицинских наук профессор Алексанин Сергей Сергеевич

Официальные оппоненты:

Сесь Татьяна Павловна, доктор биологических наук профессор, ЗАО «Северо-Западный Центр доказательной медицины», управляющий по контролю качества лабораторных исследований.

       

Эмануэль Владимир Леонидович, доктор медицинских наук профессор,  ГБОУ ВПО СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова Минздравсоцразвития РФ, заведующий кафедрой клинической лабораторной диагностики с курсом медицинской техники и метрологии.

Ведущая организация:

ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны Российской Федерации

Защита состоится «____» мая 2012 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 205.001.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова» МЧС России (194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, 4/2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова» МЧС России по адресу: 194044, Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, 4/2.

Автореферат разослан «____» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Санников М.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность проблемы. Авария на Чернобыльской атомной электростанции  – крупнейшая радиационная катастрофа, наиболее интенсивному воздействию неблагоприятных факторов, которой подверглись участники ликвидации её последствий.

Известно, что ионизирующее излучение вызывает не только непосредственные биологические эффекты, но может также привести к возникновению заболеваний в течение всей последующей жизни человека (Алексахин Р.М., 2001; Давыдов Б.И., 2005; Яблоков А.В., 2007; Иванов В.К., 2010).

В тоже время, при рассмотрении причин повышенной заболеваемости ликвидаторов и жителей, загрязненных радионуклидами районов, приходится считаться с действием не только радиации и стресса, но и влиянием  в дальнейшем не­благоприятных экологических факторов. Необходимо учитывать возможность и последующих сочетанных воздействий факторов радиационной и нерадиационной природы в процессе повседневной жизни участников ликвидации радиационной аварии (Скальный А.В., 2000; Агаджанян Н.А., 2001; Баранов А.А., 2001; Боев В.М., 2004; Иванов В.К., 2011).

Одно из ведущих мест в структуре заболеваемости участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в отдаленном периоде занимает патология костно-мышечной системы (Цыб А.Ф., 2008; Иванов В.К., 2011). Частота данной патологии у мужчин – ЛПА на ЧАЭС достоверно увеличивается через 5 – 7 лет после аварии (Никифорова И.Д., 1999) и, по данным Российского Государственного медико-дозиметрического регистра на 2007 год в структуре общей заболеваемости ЛПА на ЧАЭС болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани занимают третье место, на их долю приходится 13,8 %. В большинстве случаев речь идет об остеоартрозе. Однако у части ликвидаторов наблюдаются проявления оссалгий, которые не могут быть объяснены первичными изменениями суставного хряща и позволяют предположить патологию костной ткани. Изучение этих клинических симптомов показало, что наряду с остеоартрозом, остеохондрозом позвоночника у ликвидаторов нередко имеются признаки системного заболевания скелета – метаболической остеопатии (Никифорова И.Д., 1999; Никифорова И.Д., 2000; Никитина Н.В., 2005; Никифорова И.Д., 2008). Авторы выделяют два основных варианта метаболической остеопатии: остеопороз и остеомаляция.

Высокая социальная значимость остеопороза обусловлена его проявлениями – переломами костей скелета, приводящими к  инвалидизации и повышению смертности среди лиц пожилого возраста, особенно при переломах проксимальных отделов бедренной кости (Боневольская Л.И., 2003; Лесняк О.М., 2011), в связи с чем, своевременная диагностика данного заболевания весьма актуальна.

В комплексной диагностике остеопороза для оценки минеральной плотности костной ткани в клинической практике наиболее широко применяется метод двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии, обладающий высокой точностью и воспроизводимостью, являющийся самым чувствительным методом ранней диагностики остеопороза. Он позволяет исследовать различные регионы скелета при минимальной дозовой нагрузке на пациента (Рожинская Л.Я., 1999; Воложин А.И., 2005; Королюк И. П., 2005; Скрипникова И.А., 2005; Mackey D.C., 2007; Orwoll E., 2000).

Известно, что костный метаболизм находится под контролем ряда гормонов – кальций регулирующих, половых, инсулина, гормонов щитовидной железы, глюкокортикоидов (Рожинская Л.Я., 1999; Боневольская Л.И., 2003; Дружинина П.В, 2008; Дрыгина Л.Б., 2008).

В то же время, необходимым условием успешного формирования, эффективного функционирования, своевременного самообновления и сохранности всех структур организма, в том числе и скелета, является его постоянное обеспечение всеми незаменимыми веществами, в том числе и биоэлементами в количествах, соответствующих физиологическим потребностям (Ноздрюхина Л.Р., 1987; Горбачев А.Л., 2007; Кудашева А.Р., 2008; Оберлис Д., 2008; Ребров В.Г., 2008; Торопцова Н.В., 2008; Ovesen J., 2009; Kwun I.S., 2010). Учитывая синергизм и антагонизм некоторых биоэлементов, очевидно, что для поиска рациональных путей метаболической коррекции при снижении минеральной плотности костной ткани, необходимо понимание первичных и вторичных взаимосвязей между содержанием биоэлементов.

Тем не менее, в доступной научной литературе посвященной остеопеническому синдрому у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС не представлен характер нарушений спектра биоэлементов в зависимости от степени выраженности нарушений костного метаболизма, а так же не освещен вопрос взаимосвязи гормональных показателей костного обмена и биоэлементного статуса.

Цель исследования: выявить возможную взаимосвязь минеральной плотности костной ткани участников ЛПА на Чернобыльской АЭС с биоэлементным статусом. Обосновать значимость определения биоэлементов в качестве критерия диагностики остеопенического синдрома и выбора терапии у мужчин, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

В соответствии с поставленной целью, в рамках исследования были сформулированы следующие задачи:

  1. Оценить у ЛПА на ЧАЭС, проживающих на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области, особенности содержания биоэлементов в различных биосредах (волосы и сыворотка крови).
  2. На основании сопоставления данных двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии и биоэлементного обследования, провести анализ значимости определения компонентов биоэлементного статуса пациентов в диагностике остеопенического синдрома.
  3. Провести анализ взаимосвязи биоэлементных показателей и уровня остеотропных и кальций регулирующих гормонов у ЛПА на ЧАЭС.
  4. Выявить основные показатели, отражающие состояние костной ткани у ЛПА на ЧАЭС и на основании этого предложить комплекс лабораторных исследований для диагностики остеопенического синдрома.
  5. Оценить состояние костной ткани у ЛПА на ЧАЭС в отдаленном периоде в зависимости от года участия и полученной внешней дозы облучение.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Среди обследованных ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, проживающих в настоящее время в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, не выявлено лиц с оптимальной минералограммой. При этом, проявления биоэлементного дисбаланса, как правило, носят многокомпонентный характер: наблюдается пониженное содержание комплекса эссенциальных биоэлементов, в ряде случаев, на фоне повышения токсических.
  2. Установлена взаимосвязь содержания химических элементов в биосубстратах, а так же их соотношений со значениями минеральной плотности костной ткани, что позволяет рекомендовать определение биоэлементного статуса участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в качестве критерия диагностики и выбора адекватной терапии при остеопеническом синдроме.

Научная новизна. Впервые на репрезентативной выборке с помощью высокотехнологичного метода аналитической химии установлено содержание широкого спектра физиологически важных биоэлементов в пробах волос и сыворотке крови у ЛПА на ЧАЭС в отдаленном периоде, проживающих на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Впервые установлена связь биоэлементных показателей с минеральной плотностью костной ткани у мужчин – ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, проживающих на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Впервые выявлена взаимосвязь содержания биоэлементов в пробах волос и сыворотки крови с уровнем остеотропных и кальций регулирующих гормонов у ЛПА на ЧАЭС.

Теоретическая и практическая значимость. Выявлен комплекс биоэлементных показателей, вовлеченный в патогенетический механизм развития остеопенического синдрома.

Установлена взаимосвязь содержания химических элементов в биосубстратах с биохимическими показателями костного обмена.

Получены данные о существенных отклонениях биоэлементного статуса у ЛПА на ЧАЭС от оптимального, свидетельствующие о необходимости коррекции минерального обмена в совокупности с лечением основного заболевания.

Выявлены основные биоэлементные показатели, отражающие состояние костной ткани, что позволяет предложить комплекс биоэлементов, необходимый к определению у ЛПА на ЧАЭС с остеопеническим синдромом в качестве дополнительного критерия при диагностике и выборе терапии. Данные диссертационного исследования вошли в стандарт МЧС России по оценке микроэлементного статуса ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС для последующей медицинской  коррекции, подготовленный в рамках государственного контракта № 2/2.2.1 от 18 июня 2010 г.

Апробация работы. Материалы диссертации были представлены на 2-м Санкт-Петербургском международном экологическом форуме (Санкт-Петербург, 2008), на общероссийской научно-практической конференции ”Обеспечение доступности современных лабораторных исследований: аналитические возможности, клинические потребности, организационно-экономические условия” (Москва, 2011), всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы общей и военной гигиены » (Санкт-Петербург, 2011), Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Чернобыль: 25 лет спустя» (Санкт-Петербург, 2011).

Личное участие автора. Автором проведен анализ современной отечественной и зарубежной литературы, написан обзор по теме диссертации. Автором самостоятельно выполнены исследования биоэлементного статуса обследованных с использованием высокотехнологичного, современного метода – масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой. Проведено сопоставление полученных результатов с результатами исследования биохимических параметров костного метаболизма. Проведен статистический анализ результатов исследования. Сделаны научные выводы.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 16 работ,  среди них 3 статьи в журналах по перечню ВАК Министерства образования и науки РФ, 2 раздела в руководстве для врачей.

Объем и структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов собственных исследований и их обсуждения, выводов и списка литературы. Работа изложена на 108 страницах машинописного текста и проиллюстрирована 22 рисунками и 11 таблицами. Список использованной литературы содержит 159 источников, в том числе 105 отечественных и 54 иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования.

Для выявления особенностей биоэлементного статуса ЛПА на ЧАЭС Северо-Западного региона, проведен количественный анализ содержания биоэлементов в пробах волос и сыворотки крови 337 ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции, проживающих на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области не менее последних 5 лет. Возраст ЛПА на ЧАЭС варьировался в диапазоне от 45 до 65 лет. Одновременно фиксировались: год участия в ликвидации аварии и полученная доза внешнего ионизирующего облучения.

Для выявления взаимосвязи состояния костной ткани и обеспеченностью организма биоэлементами было отобрано 79 ЛПА на ЧАЭС, которые прошли денситометрическое обследование.

По результатам двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии пациенты были разделены на три группы в зависимости от значений минеральной плотности костной ткани (МПКТ): 1-я группа – снижение плотности кости ниже 2,5 SD (13 человек), 2-я группа – показатели МПКТ от -1,0 до -2,5 SD (39 человек), 3-я группа – нормальные значения МПКТ - до 1 SD (27 человек) – группа сравнения.

У пациентов всех групп методом масс-спектрометрии с индуктивно-связанной плазмой (ИСП-МС) на приборе ICP-MS X Series II фирмы Thermo Elemental (США) определяли  содержание 23 биоэлементов в сыворотке крови (Na, Mg, P, Al, Ca, V, Cr, Mn, Co, Ni, Cu, Zn, As, Rb, Sr, Ag, Cd, Tl, Pb, Hg, Se, I, Cs),  30 биоэлементов в пробах волос (вышеуказанных для сыворотки крови и дополнительно B, Be, K, Ba, Li, Mo, Fe). Выбор метода обусловлен его высокой чувствительностью и избирательностью, надежностью современного оборудования, простотой и точностью калибровки по общедоступным стандартизированным образцам, относительной свободой от взаимных физических и химических влияний при анализе

У этих же ликвидаторов определяли биохимические показатели. Измерение гормонов и показателей костного обмена проводили методом хемилюминесцентного анализа на приборе “Immulite 2000” (Simens, Германия) при использовании соответствующих тест систем: св Т4, ТТГ 3-я генерация, тестостерона, ЛГ, ФСГ, эстрадиол, ДГЭА-сульфата, глобулина, связывающий, половые гормоны, инсулиноподобного фактора роста, остеокальцина и дезопсипиридинолина.

На анализаторе “Access 2” (Bectman Coulter, США) проводили измерение гормона роста, кортизола и остазы.

Методом ELISA определяли кальцитонин, (DLS, Англия), 25-гидрокси витамин D (IDS, Германия), свободный тестостерон (DRG, Германия).

Статистическая обработка полученных данных проводилась при помощи программных пакетов Microsoft Excel XP (Micosoft Corp., США) и Statistica 6.0 (StatSoft Inc., США). Парное сравнение групп проводили с использованием U-критерия Манна-Уитни, корреляционный анализ – с применением метода ранговой корреляции по Спирмену.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Содержание биоэлементов в пробах волос  ЛПА на ЧАЭС.

Мультиэлементный анализ волос участников ЛПА на ЧАЭС, проживающих в настоящее время в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, выявил отклонения от референтных величин минерального баланса у 100 % обследованных ликвидаторов.

Статистические показатели  содержания эссенциальных элементов в пробах волос ЛПА на ЧАЭС приведены в таблице 1.

Доля ЛПА на ЧАЭС с содержанием в пробах волос эссенциальных биоэлементов в пределах референтного интервала приведена на рисунке 1. У остальных обследованных соответствующие показатели находились ниже границ референтного интервала.





Таблица 1

Статистические показатели содержания  жизненно необходимых биоэлементов в пробах волос у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (337 чел), мкг/г


№ п/п

Элемент

ЛПА на ЧАЭС

Референтный интервал

Me

q25

q75

1

Бор

2,20

1,20

3,00

0,10-3,50

2

Ванадий

0,170

0,080

0,300

0,005-0,500

3

Железо

22,10

14,85

32,96

10,00-50,00

4

Йод

0,080*

0,030

0,180

0,100-4,200

5

Калий

147,7

85,61

276,8

30,00-460,0

6

Кальций

279,3*

178,8

505,3

300,0-1700,0

7

Кобальт

0,020*

0,010

0,040

0,050-0,50

8

Литий

0,009

0,003

0,022

0,000-0,250

9

Магний

22,03*

12,80

33,70

25,00-140,0

10

Марганец

0,480

0,270

0,830

0,100-1,00

11

Медь

5,980

3,320

9,900

5,700-15,00

12

Молибден

0,029

0,020

0,050

0,020-0,500

13

Мышьяк

0,040

0,001

0,100

0,001-0,100

14

Натрий

244,7

136,9

571,0

38,00-800,0

15

Селен

0,420*

0,200

0,780

0,500-2,200

16

Фосфор

90,28

56,30

135,2

50,00-200,0

17

Хром

0,240

0,130

0,610

0,150-2,000

18

Цинк

62,32*

38,57

100,10

75,00-230,0

Примечание: Ме - медиана; q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль; * - показатели, значения медиан которых находятся ниже референтного интервала.

Рис. 1. Доля ЛПА на ЧАЭС с содержанием в пробах волос эссенциальных биоэлементов в пределах референтного интервала.

В соответствии с полученными данными, наиболее выраженным является дефицит кобальта, который обнаружен у 89,6 % обследованных. Столь высокий процент лиц с нехваткой кобальта среди обследованных, скорее всего, связан проживанием в Санкт-Петербурге и Ленинградской области,  которым свойственен эндемический дефицит кобальта (Баранов А.А., 2001).

Наряду с нехваткой кобальта, у ЛПА на ЧАЭС распространенным является дефицит таких эссенциальных биоэлементов, как цинк (58,75 %), селен (56,7 %), магний (56,4 %), йод (56,3 %), кальций (55,5 %), медь (46,9 %), хром (31,2 %) и фосфор (22 %).

Известно, что дефицит эссенциальных биоэлементов может быть обусловлен и усугублен избыточным накоплением в организме токсических биоэлементов (Боев В.М., 2005; Горбачев А.Л., 2006; Ершов Ю.А., 2000).

Статистические показатели содержания токсических элементов в пробах волос ЛПА на ЧАЭС приведены в таблице 2.

Таблица 2

Статистические показатели содержания  токсических биоэлементов в пробах волос у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (337 чел), мкг/г

№ п/п

Элемент

ЛПА на ЧАЭС

Референтный интервал

Me

q25

q75

1

Алюминий

19,47

11,99

29,00

6,000-30,00

2

Барий

0,850

0,340

2,100

0,200-5,000

3

Берилий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,010

4

Кадмий

0,050

0,020

0,100

0,010-0,250

5

Никель

0,600

0,230

1,500

0,100-2,000

6

Ртуть

0,070

0,030

0,150

0,010-2,000

7

Рубидий

0,110

0,040

0,240

0,001-1,500

8

Свинец

1,640

0,570

3,300

0,100-5,000

9

Серебро

0,040

0,010

0,170

0,001-0,300

10

Стронций

0,720

0,340

1,640

0,300-5,000

11

Талий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,020

12

Цезий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,000

Примечание: Ме - медиана; q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль.

Несмотря на то, что медианы содержания токсических биоэлементов в пробах волос ЛПА на ЧАЭС находятся в границах референтного интервала, у ряда обследованных обнаружено их повышенное содержание.

В частности: у каждого пятого обследованного «чернобыльца» выявлено повышенное содержание алюминия в пробах волос.

В 13,7 % случаев у ЛПА на ЧАЭС повышено содержание никеля в пробах волос. Избыток свинца обнаружен у 40 из 347 обследованных. У каждого десятого – выявлено повышенное содержание серебра в пробах волос. Повышенное содержание кадмия обнаружено у 8,61 % обследованных ЛПА на ЧАЭС. У 4,2 % обследованных ЛПА на ЧАЭС выявлен избыток стронция. В единичных случаях установлен избыток в пробах волос обследованных бария, бериллия и цезия (3,0 %, 1,5 % и 1,2 % обследованных соответственно) – рис.2.

Рис. 2. Доля ЛПА на ЧАЭС с содержанием в пробах волос токсических биоэлементов выходящим за верхнюю границу референтного интервала.

Содержание биоэлементов в сыворотке крови.

Для полноты понимания биоэлементного баланса в организме предпочтительно исследование нескольких биосубстратов, в связи с чем, помимо определения содержания биоэлементов в пробах волос, нами проведен анализ сыворотки крови ЛПА на ЧАЭС.

Статистические показатели содержания эссенциальных биоэлементов в сыворотке крови участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС приведены в таблице 3.

Таблица 3

Статистические показатели содержания  жизненно необходимых биоэлементов в сыворотке крови у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС (337 чел.), мг/мл

№ п/п

Элемент

ЛПА на ЧАЭС

Референтный интервал

Me

q25

q75

1

Ванадий

0,180

0,080

0,200

0,000-0,200

2

Йод

0,030

0,020*

0,060

0,030-0,100

3

Кальций

96,95

68,80

119,3

50,00-140,0

4

Кобальт

0,000

0,000

0,000

0,000-0,050

5

Магний

25,65

18,90

31,89

10,70-42,00

6

Марганец

0,090

0,030

0,180

0,000-0,200

7

Медь

1,030

0,800

1,230

0,750-1,800

8

Мышьяк

0,020

0,000

0,050

0,000-0,060

9

Натрий

2962,5

2499,0

3256,9

1900,0-3500,0

10

Селен

0,140

0,070

0,220

0,060-0,230

11

Фосфор

96,05

77,20*

118,5

80,00-150,0

12

Хром

0,060

0,010

0,090

0,000-0,100

13

Цинк

2,900**

1,200

6,200

0,700-2,200

Примечание: Ме - медиана; q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль; *  -показатели, значения нижних квартилей которых находятся ниже референтного интервала; ** - показатели, значения верхних квартилей которых находятся выше референтного интервала.

На рисунке 3 показана доля ЛПА на ЧАЭС с нормальным содержанием эссенциальных биоэлементов в сыворотке крови, у остальных обследованных наблюдались разнонаправленные отклонения данных показателей от референтного интервала.

Рис.3. Доля ЛПА на ЧАЭС с содержанием в сыворотке крови эссенциальных биоэлементов в пределах референтного интервала.

В целом, отклонения содержания эссенциальных биоэлементов в сыворотке крови менее выражены, чем в пробах волос, так как целый ряд систем направлен на поддержание химического гомеостаза, в частности на постоянство биоэлементного состава крови. В тоже время, изменения в питании, прием минеральных добавок и лекарственных средств, отражаются на результате анализа в сыворотке крови.

У подавляющего большинства обследованных содержание кобальта, хрома, марганца, магния и меди находится в границах референтного интервала.

Несмотря на то, что преимущественно биоэлементные показатели в сыворотке крови находились в границах референтных интервалов, выявлен дисбаланс по содержанию ряда элементов. Так в сыворотке крови у значимого количества ЛПА на ЧАЭС понижена концентрация йода (40,4 %) и фосфора (27,4 %). Пониженное содержание кальция в сыворотке крови выявлено у 12,3 % обследованных, а у 14,4 % обследованных, напротив наблюдается некоторое повышение содержания кальция в сыворотке крови. Разнонаправленные отклонения от референтного интервала обнаружены так же в содержании в сыворотке крови йода – с преобладанием нехватки в 40,41 % случаев против избытка у 10,1 % процента обследованных; магния (3,4 %-недостаток, 5,5 % - избыток), натрия (7,53 % -недостаток, 11 % -избыток) и селена (16,4 % -недостаток, 21,9 %-избыток). Пониженное содержание меди в сыворотке крови выявлено у 15,8 % обследованных чернобыльцев.

Повышенное содержания цинка в сыворотке крови обнаружено у 60 % ликвидаторов, что скорее говорит не об истинном избытке данного элемента, а о напряженности его обмена.

Результаты биоэлементного анализа содержания токсических элементов в сыворотке крови ЛПА на ЧАЭС приведены в таблице 4.

Таблица 4

Статистические показатели содержания  токсических биоэлементов в сыворотке крови у ликвидаторов последствий аварии

на ЧАЭС (337 чел), мг/мл

№ п/п

Элемент

ЛПА на ЧАЭС

Референтный интервал

Me

q25

q75

1

Алюминий

9,365

5,275

13,02

0,100-12,00

2

Кадмий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,010

3

Никель

0,030

0,000

0,050

0,000-0,050

4

Ртуть

0,000

0,000

0,005

0,000-0,050

5

Рубидий

0,180

0,130

0,225

0,000-0,270

6

Свинец

0,120

0,000

0,210

0,000-0,800

7

Серебро

0,000

0,000

0,000

0,000-0,000

8

Стронций

0,080

0,050

0,120

0,020-0,500

9

Талий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,000

10

Цезий

0,000

0,000

0,000

0,000-0,000

Примечание: Ме-медиана; q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль;

* - показатели, значения верхних квартилей которых находятся выше референтного интервала

На рисунке 4 показана доля ЛПА на ЧАЭС с избыточным содержанием токсических биоэлементов в сыворотке крови.

Рис.4. Доля ЛПА на ЧАЭС с содержанием в сыворотке крови токсических биоэлементов выходящим за верхнюю границу референтного интервала.

При анализе результатов обследования на наличие токсических элементов в сыворотке крови установлено, что у 27,8 % обследованных чернобыльцев повышено содержание алюминия, у 20 % содержание никеля. Повышенная концентрация таких токсических элементов, как мышьяк, рубидий и кадмий, зарегистрирована  у 16,7%, 10,4 % и 8,3 % обследованных соответственно. Избыточное содержание в сыворотке крови серебра и ртути обнаружено у 4,9 % ЛПА на ЧАЭС. В единичных случаях выявлялось повышенное содержание свинца – 2,1 %.

В целом, по результатам исследования биоэлементного статуса участников ликвидации аварии на ЧАЭС можно говорить  о значительных его нарушениях,  носящих, как правило, полибиоэлементный характер и проявляющийся как дефицитом жизненно необходимых элементов, так и наличием в их организме солей тяжелых металлов.

Практически все биоэлементы, недостаток которых обнаружен у ЛПА на ЧАЭС участвуют в формировании и метаболизме костной ткани, видимо, поэтому патология костно-мышечной системы занимает одно из ведущих мест в структуре заболеваний у ЛПА на ЧАЭС (Цыб А.Ф., 2008; Иванов В.К., 2011).

Выявленные изменения биоэлементного баланса отражаются на уровне здоровья ЛПА на ЧАЭС и проводимая им терапия, в том числе при лечении остеопенического синдрома, должна учитывать необходимость нормализации минерального обмена.

Взаимосвязь биоэлементного статуса, МПКТ и биохимических показателей костного обмена.

По результатам двухлучевой рентгеновской абсорбциометрии пациенты были разделены на три группы в зависимости от значений МПКТ: 1-я группа – снижении плотности кости ниже 2,5 SD (13 человек), 2-я группа – показатели МПКТ от -1,0 до -2,5 SD (39 человек), 3-я группа – нормальные значения МПКТ - до 1 SD (27 человек) – группа сравнения.

Биоэлементные показатели в пробах волос ЛПА на ЧАЭС достоверно отличающиеся при разных значениях МПКТ  приведены в таблице 5.

Таблица 5

Статистические показатели биоэлементного состава проб волос ЛПА на ЧАЭС с различной минеральной плотностью костной ткани, имеющие достоверные отличия, мкг/г

Элемент

группа

1-я

(N=13)

2-я

(N=39)

3-я (группа сравнения) (N=27)

Ме

q25

q75

Ме

q25

q75

Ме

q25

q75

Йод

0,100*

0,040

0,200

0,047

0,026

0,100

0,035

0,020

0,076

Никель

1,200

0,850

3,200

1,845*

0,660

3,100

0,910

0,520

1,770

Различия с группой  сравнения * р < 0,05.

Ме-медиана, q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль

На рисунках 5а и 5б показаны элементы, содержание которых имеет статистически значимые различия в группах с различной МПКТ, они отмечены * (р<0,05).

а

б

Рис. 5. Медианы содержания биоэлементов в пробах волос при различной МПКТ, мкг/г:

а - йод, б - никель.

* - статистически достоверные отличия с группой 3 – с нормальным значениям МПКТ (р < 0,05).

В результате биоэлементного анализа сыворотки крови ЛПА на ЧАЭС установлено, что в целом различия в содержании биоэлементов в группах 1 и 2 по сравнению с группой 3, оказались более выражены, чем в пробах волос (Табл. 6).

Таблица 6

Статистические показатели биоэлементного состава сыворотки крови ЛПА на ЧАЭС с различной минеральной плотностью костной ткани, имеющие достоверные отличия, мг/л

Элемент

Группа

1-я

(N=13)

2-я

(N=39)

3-я (группа сравнения)

(N=27)

Ме

q25

q75

Ме

q25

q75

Ме

q25

q75

Алюминий

9,02

6,23

13,68

10,47*

7,94

15,38

5,564

3,78

14,75

Кальций

81,84*

62,72

89,72

48,38***

42,43

65,66

91,45

81,91

107,1

Медь

0,92*

0,83

0,97

0,77**

0,66

0,92

1,08

0,94

1,15

Мышьяк

0,07

0,01

0,11

0,05

0,02

0,08

0,06

0,04

0,12

Натрий

3168,0

3085,0

3275,0

3507,0

3134,0

4012,0

3632,0

3135,0

4083,0

Никель

0,05

0,04

0,06

0,04

0,03

0,07

0,04

0,03

0,06

Ртуть

0,0

0,0

0,0

0,01*

0,01

0,02

0,0

0,0

0,0

Свинец

0,02

0,0

0,04

0,38*

0,32

0,53

0,00

0,00

0,01

Селен

0,37

0,19

0,50

0,20*

0,12

0,28

0,45

0,22

0,54

Фосфор

84,24**

81,24

93,33

131,8***

114,4

162,5

100,14

87,85

111,2

Цинк

0,68**

0,56

0,88

0,14***

0,13

0,14

1,02

0,80

1,16

Различия с группой  сравнения * р < 0,05, ** р < 0,01, *** р < 0,001.

Ме - медиана, q25 - нижний квартиль; q75 - верхний квартиль

В группе 1, по сравнению с группой 3 в сыворотке крови выявлено статистически значимое снижение жизненно необходимых элементов, участвующих в остеогенезе: кальция, фосфора, меди и цинка. Известно, что вышеуказанные биоэлементы связаны с остеогенезом как напрямую, так и опосредованно (Торопцова Н.В., 2008; Nieves J.W., 2005).

В пробах сыворотки крови группы 2, по сравнению с группой 3 достоверно ниже содержание жизненно необходимых элементов: кальция, селена, цинка, меди на фоне повышения таких токсических элементов, как алюминий, свинец, ртуть. Накопление токсических элементов, особенно в совокупности с дефицитом жизненно необходимых биоэлементов приводит к нарушению остеогенеза.

На рисунках 6а, 6б, 6в, 6г и 6д отображено содержание эссенциальных биоэлементов в сыворотке крови, имеющих достоверные различия в группах с различной МПКТ по сравнению с группой с нормальными показателями данного параметра (р<0,05).

а

б

в

г

д

Рис. 6. Медианы содержания биоэлементов в сыворотке крови при различной МПКТ, мг/л:

а - кальций, б - фосфор, в - цинк, г - медь, д - селен.

* - статистически достоверные отличия с группой 3 – с нормальным значениям МПКТ (р < 0,05).

Содержание кальция в сыворотке крови в группе с нормальными показателями МПКТ достоверно отличается от такового в группах со сниженной минеральной плотностью костной ткани (рис. 6а). Широко известно, что в развитии остеопенического синдрома важным звеном является либо экзогенный дефицит кальция, либо снижение его всасывания и/или повышенное выведение. Именно поэтому, подавляющее большинство препаратов, применяющихся в терапии и профилактике остеопороза, содержат кальций.

В процессе остеогенеза важную роль играет фосфор, особенно важно его соотношение с кальцием (Боневольская Л.И., 2003; Дружинина П.В., 2008). В группе 2 наблюдаются максимальные показатели содержания фосфора в сыворотке крови на фоне минимальных показателей содержания кальция (рис. 6б).

Дефицит фосфора в силу его достаточного поступления с пищей встречается редко, и в связи с его антагонистичными отношениями с кальцием, недостаток кальция создает предпосылку к повышению содержания фосфор в организме  (Скальный А.В., 2004).

Содержание цинка в сыворотке крови ЛПА на ЧАЭС с нормальным значениями МПКТ достоверно выше, чем в 2-х других группах (рис. 6в). Цинк активно участвует в костном метаболизме. Этот биогенный элемент необходим для поддержания дифференцировки и активности остеобластов, синтеза коллагена и активности щелочной фосфатазы (Kwun I.S. et al., 2010). Цинк задействован в процессе синтеза коллагена 1 типа остеобластами, который является важнейшей структурной единицей органического матрикса кости (Ребров В.Г., 2008). Так же известно, что цинк образует с магнием комплексы с фосфатными группами, принимая, таким образом, участие в процессах кальцификации. В условиях дефицита цинка угнетается активность щелочной фосфатазы, что сказывается на росте костей в длину.

В обеих группах со снижением МПКТ содержание меди в сыворотке крови достоверно ниже, чем в группе с нормальными показателями МПКТ (рис. 6г). При этом минимальные значения содержания меди в сыворотке крови наблюдается в группе с остеопенией. Данный биогенный элемент так же принимает участи в остеогенезе: медь выступает в качестве кофактора для лизилоксидазы – фермента, ответственного за образование поперечных связей (сшивок) в волокнах костного коллагена, играющих роль в механической прочности кости (Торопцова Н.В., 2009).

В пробах сыворотки крови группы 2 достоверно ниже содержание селена (рис. 6д). В тоже время различия в содержание селена между группами 1 и 3 не достигают статистически значимых значений. Известно, что селен входит в состав активных центров энзимов, формирующих костную ткань (Боев В.М., 2005). По литературным данным, прием селена сокращает сроки срастания костей при переломах (Торопцова Н.В., 2009).

Выявленное пониженное содержание остеотропных биоэлементов в сыворотке крови ЛПА на ЧАЭС с разной степенью выраженности остеопенического синдрома свидетельствует о важной роли биоэлементов в формировании и течении данной патологии.

В результате количественного исследования токсических биоэлементов в сыворотке крови, установлено, что содержание алюминия достоверно выше у ЛПА на ЧАЭС в группе 2 (p<0,05), в группе 1 повышение алюминия статистически не достоверно.

Также в группе 2 выявлено достоверное повышение ртути и свинца в сыворотке крови по сравнению с 3-й группой (p<0,05). Ртуть находится в антагонистической взаимосвязи с селеном и цинком, в связи с чем, вероятно, в группе с остеопенией более выражен дефицит цинка, т.к. он существует на фоне более высокого уровня ртути.

Для нормального функционирования организма важно не только абсолютное содержание биоэлементов, но и их соотношение. Так ионы стронция способны замещать ионы кальция в костях, приводя к их ломкости. Именно поэтому, весьма важно соотношение кальция и стронция. В сыворотке крови ЛПА на ЧАЭС с остеопеническим синдромом соотношение Са/Sr достоверно ниже, чем у обследованных с нормальными значениями МПКТ.

Помимо нарушения соотношения Ca/Sr, в группах со сниженными значениями МПКТ наблюдаются более низкие показатели соотношений Сa/Al и Zn/Al. Антагонизм кальция, цинка и алюминия описан рядом авторов, так же изучена способность алюминия образовывать соединения с белками, накапливаться в почках, костной и нервной ткани (Громова О.А., 2001; Хан Т., 2003).

В связи с вышеизложенным, можно сделать выводы о полибиоэлементных нарушениях в группах ЛПА на ЧАЭС с остеопеническим синдром, по сравнению с группой ЛПА на ЧАЭС показателями МПКТ в границах нормы. В ряде случаев, нарушения минерального обмена в группе с 2 более выражены, чем в группе с 1, что, возможно, связано с проводимыми терапевтическими корригирующими мероприятиями в группе 1, которые частично компенсируют биоэлементный дисбаланс, но, тем не менее, не приводят его к оптимальному.

Установленная взаимосвязь содержания химических элементов в биосубстратах со значениями МПКТ позволяет рекомендовать включать индивидуальную  коррекцию биоэлементного статуса в терапию остеопенического синдрома.

Для выявления возможной взаимосвязи между биоэлементным статусом и гормональными показателями, был проведен корреляционный анализ. Достоверные корреляции между гормональными показателями и содержанием биоэлементов в пробах волос и сыворотки крови приведены в таблицах 7 и 8.

Установлено, что содержание алюминия в пробах волос отрицательно коррелирует с концентрацией свободного тестостерона и 25-ОН витамина D (р<0,03, p<0,04 соответственно).

Концентрация остеокальцина находилась в обратной зависимости от содержания свинца в пробах волос (p<0,002).

Свободный тироксин положительно коррелирует с содержанием меди и цинка в пробах волос (p< 0,05, p<0,03 соответственно).

Таблица 7

Корреляционные взаимосвязи между содержанием химических элементов в пробах волос и биохимическими показателями костного обмена, (78 чел.)

Анализируемые пары биохимический показатель/биоэлемент

Коэффициент Спирмена R

P

свободный Т4/Cu

0,23

0,044

свободный Т4/Zn

0,26

0,022

свободный Тестостерон /Al

-0,25

0,025

Остеокальцин/Pb

-0,37

0,001

25-ОН вит D/Al

-0,24

0,031

Таблица 8

Корреляционные взаимосвязи между содержанием химических элементов в сыворотке крови и биохимическими показателями костного обмена, (76 чел.)

Анализируемые пары биохимический показатель/биоэлемент

Коэффициент Спирмена R

P

свободный Т4/Se

0,29

0,012

Д-пирилинк/Креатинин /Са

-0,32

0,005

Д-пирилинк/ Креатинин /Se

-0,26

0,025

Д-пирилинк/ Креатинин /Pb

0,26

0,021

секс-стероидсвязывающий глобулин/Al

0,41

0,000

секс-стероидсвязывающий глобулин /Hg

0,25

0,032

секс-стероидсвязывающий глобулин /Pb

0,33

0,003

индекс свободных андрогенов/Al

-0,35

0,002

индекс свободных андрогенов/Zn

0,26

0,024

индекс свободных андрогенов/Hg

-0,26

0,023

индекс свободных андрогенов/Pb

-0,30

0,008

Исходя из полученных данных, можно говорить о слабой и умеренной положительной взаимосвязи биохимических показателей, влияющих на остеогенез, с жизненно необходимыми биоэлементами и отрицательной с токсическими.

В целом, взаимосвязь биохимических показателей остеогенеза с содержанием биоэлементов в сыворотке крови более выражена, чем с содержанием биоэлементов в пробах волос.

Нельзя исключить, что на показатели МПКТ повлиял весь комплекс негативных факторов, характерный для крупномасштабной аварии.

Для выявления основных показателей, отражающих на состояние костной ткани, был проведен корреляционный анализ с помощью непараметрических методов статистики. В таблице 9 сведены данные о достоверном влиянии различных факторов на минеральную плотность костной ткани.

Таблица 9

Зависимость МПКТ от содержания биоэлементов в пробах волос и биохимических показателей костного обмена

Взаимосвязь МПКТ/анализируемый показатель

Число наблюдений

Коэффициент Спирмена R

P

МПКТ/Са сыв

76

0,39

0,000

МПКТ/Сu сыв

76

0,36

0,002

МПКТ/ Zn сыв

76

0,42

0,000

МПКТ/Hg сыв

76

-0,29

0,010

МПКТ/Pb сыв

76

-0,35

0,002

МПКТ/ соотношение Ca/P сыв

76

0,31

0,006

МПКТ/ соотношение Ca/Mg сыв

76

0,31

0,007

МПКТ/ соотношение Zn/Cu сыв

76

0,39

0,000

МПКТ/ соотношение Ca/Al сыв

76

0,37

0,001

МПКТ/ соотношение Ca/Sr сыв

76

0,40

0,000

МПКТ/ соотношение Ca/Ni в пробах волос

78

0,23

0,047

МПКТ/ соотношение Cu/Al сыв

76

0,31

0,006

МПКТ/ соотношение Cu/Ni сыв

76

-0,25

0,028

МПКТ/ соотношение Zn/Al сыв

76

0,43

0,000

МПКТ/ соотношение P/Cd сыв

71

-0,27

0,022

МПКТ/СССГ

79

-0,30

0,007

МПКТ/ индекс свободных андрогенов

79

0,29

0,009

МПКТ/25-ОН вит D

79

0,32

0,004

В результате исследования, установлено, что целый ряд биоэлементных показателей оказывает разнонаправленное влияние на костную ткань, причем, главным образом, МПКТ коррелирует с содержанием и соотношениями содержаний биоэлементов в сыворотке крови, а не в пробах волос.

Полученные результаты позволяют сделать выводы об информативности определения биоэлементов и их соотношений, в первую очередь, в сыворотке крови, а так же таких биохимических показателей костного обмена как уровень секс-стероид связывающего глобулина, индекс свободных андрогенов и уровень 25-ОН витамина D для оценки риска развития и степени тяжести остеопенического синдрома у мужчин-ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС.

При исследовании патологии костной системы у ЛПА на ЧАЭС важен аспект возможного влияния года участия и полученной дозы облучения на состояние костной ткани.

Среди обследованных нами ЛПА на ЧАЭС 56,3% принимали участие в мероприятиях по ликвидации последствий аварии в 1986 году, 32,4 % - в 1987 году и 11,3 – в 1988 году. Наибольший удельный вес (49%) среди вошедших в исследование ликвидаторов составили лица, облученные в диапазоне 20,1-25 сЗв. Доля ликвидаторов, получивших внешнюю дозу облучения в диапазоне 10,1-20 сЗв составила 11 %, в диапазоне 5,1-10 сЗв – 19% и в диапазоне 0-5 сЗв – 21 %.

Для выявления возможного влияния на состояние костной ткани участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС был проведен корреляционный анализ с помощью непараметрических методов статистики. Показатели минеральной плотности костной ткани были ниже у участвовавших в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986 году, по сравнению с участниками 1987 и 1988 году (r= 0,31; p<0,01). Степень выраженности остеопенического синдрома коррелирует с полученной дозой внешнего облучения (r= 0,29; p<0,05), т.е. при более высоких полученных дозах облучения наблюдаются более низкие показатели МПКТ.  Эти данные согласуются с результатами, полученными в исследованиях И.Д. Никифоровой (1999) и Н.В. Никитиной (2005).

ВЫВОДЫ

  1. Проявления биоэлементного дисбаланса у ликвидаторов последствий аврии на ЧАЭС, проживающих в настоящее время в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, носят многокомпонентный характер: как в пробах волос, так и в сыворотке крови, наблюдается пониженное содержание комплекса эссенциальных биоэлементов, в ряде случаев, на фоне повышения токсических.
  2. При остеопеническом синдроме у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС статистически значимо, по сравнению с ЛПА на ЧАЭС с нормальными значениями МПКТ, снижены в сыворотке крови жизненно необходимые остеотропные биоэлементы: кальций, фосфор, селен, цинк, медь, на фоне повышения токсических элементов: алюминия, свинца, ртути. Полученные данные свидетельствуют о неоходимости определения биоэлементного статуса ЛПА на ЧАЭС в критерия диагностики остеопенического синдрома и выбора адекватной терапии.
  3. Выявлены статистически достоверные положительные корреляции биохимических показателей костного обмена с содержанием в биопробах жизненно необходимых элементов и отрицательные с токсическими.
  4. Степень выраженности остеопенического синдрома коррелирует с содержанием биоэлементов и их соотношений, в первую очередь, в сыворотке крови – кальция, цинка, меди, свинца и ртути, а так же такими биохимическими показателями костного обмена как уровень секс-стероид связывающего глобулина, индекс свободных андрогенов и уровень 25-ОН витамина D.
  5. Показатели минеральной плотности костной ткани ниже у участвовавших в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986 году, по сравнению с участниками 1987 и 1988 году (r=0,31; p<0,01). Степень выраженности остеопенического синдрома коррелирует с полученной дозой внешнего облучения (r=0,29; p<0,05).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Врачам, занимающимся диспансеризацией ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС рекомендовать:

  1. Определение биоэлементного статуса пациентов в качестве критерия диагностики остеопенического синдрома и выбора адекватной терапии.
  2. Особое внимание следует уделить содержанию в сыворотке крови эссенциальных биоэлементов – кальция, магния, меди и цинка, а так же токсических – свинца и ртути.
  3. Коррекцию биоэлементного статуса пациентов следует подбирать индивидуально в соответствии с выявленными отклонениями.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ:

Статьи в рецензируемых журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ

  1. Ушал И.Э. Микроэлементный статус ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС, проживающих в Санкт-Петербурге. / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, И.Э. Ушал // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2008. – №  2. – С. 26–33.
  2. Ушал И.Э. Взаимосвязь биоэлементного статуса с уровнем остеотропных  и кальций регулирующих гормонов у ликвидаторов последствий на Чернобыльской АЭС / И.И. Шантырь, Л.Б. Дрыгина, И.Д. Никифорова, И.Э. Ушал  // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2011. – №  2. – С. 88–93.
  3. Ушал И.Э. Особенности биоэлементного статуса лиц с профессионально обусловленными аутопатиями / И.И. Шантырь, С.В. Дударенко, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Е. М. Харламычев,  И.Э. Ушал // Профилактическая и клиническая медицина. – 2011. – №3. – С. 300–304.

Монографии, учебно-методические пособия

  1. Ушал И.Э. Метаболические остеопатии / И.В. Трофимова, Л.Б. Дрыгина, И.Д. Никифорова, О.А. Саблин, В.Н. Эллиниди, И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, И.Э Ушал // «25 лет после Чернобыля: состояние здоровья, патогенетические механизмы, опыт медицинского сопровождения ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции» (Руководство для врачей). Под ред. проф. С.С. Алексанина– СПб. : Медкнига «ЭЛБИ-СПб», 2011. – С. 371–440.
  2. Ушал И.Э. Оценка микроэлементного статуса у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Е. М. Харламычев, И.Ю. Трегубов, И.Э Ушал // «25 лет после Чернобыля: состояние здоровья, патогенетические механизмы, опыт медицинского сопровождения ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции» (Руководство для врачей). Под ред. проф. С.С. Алексанина  – СПб. : Медкнига «ЭЛБИ-СПб», 2011. – С. 534–540.

Тезисы докладов и статей

  1. Ушал И.Э. Определение элементного состава волос участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, И.Э. Ушал // Вестник Российской военно-медицинской академии. – 2008. – Приложение 2, часть I, № 3(23). – С. 217.
  2. Ушал И.Э. Оценка микроэлементного статуса различных категорий граждан Санкт-Петербурга методом масс-спектрометрии  с индуктивно связанной плазмой. / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, И.Э. Ушал // Вестник Российской военно-медицинской академии. – 2008. – Приложение 2, часть I, № 3(23). – С. 218.
  3. Ушал И.Э. Микроэлементозы, как фактор влияния на иммунологический статус у различных категорий граждан Санкт-Петербурга / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, И.Э. Ушал // Российский иммунологический журнал (российская академия наук). – 2008. – Т. 2 (11), № 2-3. – С. 204–205. 
  4. Ушал И.Э. Применение биоэлементного анализа в рамках обследования ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС страдающих остеопеническим синдромом / И.И. Шантырь, И.Э. Ушал // Общероссийская научно-практическая конференция ”Обеспечение доступности современных лабораторных исследований: аналитические возможности, клинические потребности, организационно-экономические условия”. 4-6 октября 2011 г. Москва. – Клиническая лабораторная диагностика. – 2011. – № 10. – С. 40-41.
  5. Ушал И.Э. Определение элементного состава волос участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой. / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Н.А. Макарова, И.Э. Ушал // Микроэлементы в медицине. – 2008. – Т.9, №12. – С. 112-114.
  6. Ушал И.Э. Оценка микроэлементного статуса, как обязательный элемент мониторинга состояния здоровья / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, И.Э. Ушал // Медицина труда. Здоровье работающего населения: достижения и перспективы (Актуальные вопросы профпатологии). Материалы научной конференции с международным участием. Под ред. С.В. Гребенькова. – СПб. : СПбМАПО, 2009. – С. 259–260.
  7. Ушал И.Э. Современный метод лабораторной диагностики минерального обмена, как один из показателей оценки здоровья человека / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Е. М. Харламычев, И.Э. Ушал // Актуальные проблемы общей и военной гигиены: материалы Всероссийской  научно-практической конференции (22 апреля 2011 года). – СПб. : ВмедА, 2011. – С. 213–214.
  8. Ушал И.Э. Дефицит эссенциальных биоэлементов в организме ликвидаторов на ЧАЭС / И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Е.М. Харламычев, И.Э. Ушал // Чернобыль: 25 лет спустя. Социально-правовые и медицинские проблемы граждан, пострадавших в радиационных авариях и катастрофах (материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 8 апреля 2011 г.). – СПб.: «Агентство «ВиТ-принт», 2011. – С. 72–73.
  9. Ушал И.Э. Накопление токсических элементов в организме ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС/ И.И. Шантырь, М.В. Яковлева, М.А. Власенко, Е. М. Харламычев, И.Э. Ушал // Чернобыль: 25 лет спустя. Социально-правовые и медицинские проблемы граждан, пострадавших в радиационных авариях и катастрофах (материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 8 апреля 2011 г.). – СПб. : «Агентство «ВиТ-принт», 2011. – С. 385–386.
  10. Ушал И.Э. Особенности биоэлементного статуса мужского населения Санкт-Петербурга старшей возрастной группы при остеопеническом синдроме /  М.В. Яковлева, И.Э. Ушал // Актуальные проблемы общей и военной гигиены: материалы Всероссийской  научно-практической конференции (22 апреля 2011 года). – СПб. : ВМедА, 2011. – С.34–35.
  11. Ушал И.Э. Взаимосвязь биоэлементного статуса с уровнем остеотропных и кальций регулирующих гормонов у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС / И.И. Шантырь, Л.Б. Дрыгина, И.Д. Никифорова, И.Э. Ушал // Чернобыль: 25 лет спустя. Социально-правовые и медицинские Проблемы граждан, пострадавших в радиационных авариях и катастрофах (материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 8 апреля 2011 г.).– СПб. : «Агентство «ВиТ-принт». – 2011. – С. 340–341.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.