WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ШАТОХИНА НАТАЛЬЯ ВИКТОРОВНА

ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО

СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ
В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ИЗМЕРЕНИИ

Специальность 22.00.06. – социология культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Тамбов  2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Белгородский государственный технологический университет

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор

Бахарев Виктор Владимирович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

  Макарцева Наталия Николаевна;

  кандидат социологических наук, доцент

Агеева Евгения Викторовна

Ведущая организация: Мордовский государственный университет

имени Н.П. Огарёва

Защита состоится «16» февраля 2012 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.261.06 при Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, д. 181-«И» (корпус 9), ауд. 221.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина по адресу: г. Тамбов, ул. Советская, д. 6, с авторефератом – на официальном сайте Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «12» января  2012 г. и размещен на сайте Министерства образования и науки РФ «13» января 2012 г »

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук,

профессор                                                        В.С. Семина

Введение

Актуальность темы исследования. Люди живут в определенном пространстве, и это обстоятельство имеет принципиальное значение для описания и объяснения их поведения, разработки и реализации социальных проектов. Пространственные изменения оказываются одновременно изменением их жизнедеятельности.

Динамические преобразования социальной реальности побуждают по-новому взглянуть на проблему пространства как на категорию, выражающую важнейшую форму социального бытия человека, и как на фактор перемен в жизни общества. Общественные изменения, происходящие в пространстве социума, не могут не сказываться на личных судьбах людей, их жизненном пространстве.

Жизненное пространство социального субъекта (отдельного индивида, группы людей, всего их сообщества) – многоуровневое образование, включающее, наряду с физическими переменными, также переменные геополитические, административно-правовые, экономические, социокультурные и др. Причем наиболее релевантными для характеристики жизненного пространства оказываются социокультурные переменные, поскольку именно они выражают его сущностные особенности, единство объективного и субъективного в его содержании, органическую взаимосвязь внешних и внутренних условий жизнедеятельности людей. В этом направлении проходит разграничительная линия между понятиями «жизненное пространство» и «жизненная среда». Если жизненная среда – это внешнее условие человеческой жизнедеятельности, то жизненное пространство – не только внешнее, но и внутренне условие, точнее сказать, неразрывное единство того и другого.

Не существует жизненного пространства вне и без соответствующего социального субъекта. Оно – постоянно воспроизводимая форма его жизнедеятельности. И как таковое, оно оказывает обратное воздействие на содержание жизнедеятельности и поведения человека.

Для российского общества, преодолевающего кризис, обретающего новые контуры и пространственно локализованный опыт сочетания различных социальных практик, особенно важно учитывать социокультурные свойства пространства, его энергию и инерцию трансформационных процессов на пути устойчивого развития и повышения качества жизни народа.1

Понятие жизненного пространства позволяет увидеть новые грани в человеческой жизнедеятельности, её детерминации и механизме целенаправленного воздействия. Особую ценность такого рода «видение» представляет для понимания процессов социализации и самореализации молодежи, в том числе студенческой молодежи, образующей существенную часть молодого поколения россиян.

Степень научной разработанности темы исследования. Тема «жизненного пространства» является сравнительно новой и малоизученной, находящейся на перепутье социологии, геополитики, социальной экологии, культурологии и философии. Немалое влияние на разработку данной темы оказывает и психология: жизненное пространство также является объектом ее изучения.

Термин «жизненное пространство» был введен в науку в тридцатые годы XX века К. Хаусхофером и своим появлением обязан геополитическим изысканиям. В работах классиков геополитики пространство – это непрерывное жизненное тело этноса, способное к расширению-сжатию в зависимости от действий государства (Ф. Ратцель).

Проблематика пространственных структур мира человека была поднята на уровень социально-философской рефлексии благодаря трудам П.А. Флоренского, Ю. Хабермаса, О. Шпенглера, К. Ясперса. В последние десятилетия, во многом благодаря воздействию идей А. Шюца, в понимании социально-пространственных отношений получает распространение подход, основанный на феноменологической традиции, дистанцирующийся от структурных и субстратных трактовок, и уже на понятийном уровне использующий термин «жизненное пространство». Вслед за П. Бергером и Т. Лукманом субъективная повседневная реальность становится главным наполнением социально-пространственных отношений для А. Турена, А. Лефевра, П. Ансара. Предметом изучения становятся мозаичность поведенческих пространств, ролевые, вещно-бытовые пространства, их институциональная природа. Социальные измерения пространства связаны с разработками Г. Зиммеля и П. Сорокина, в которых пространство служит полем социального взаимодействия.

В отечественной социологии к настоящему времени сложилось несколько направлений исследования жизненного пространства.

Первое направление связано с исследованием жизненного пространства как целостного социального феномена (работы В.В. Бахарева, А.В. Ласточкина, В.Д. Панкова, В.А. Писачкина, А.Ф. Филиппова). Существенный вклад в разработку различных аспектов теории жизненного пространства человека внесли представители саратовской философской школы (В.П. Барышков, В.Н. Гасилин, И.М. Гуткина, Е.В. Листвина, В.П. Рожков, В.Б. Устьянцев, О.Ф. Филимонова, З.В. Фомина, М.В. Шугуров, В.Н. Ярская).

В рамках этого же направления выделяются публикации, освещающие психологические и социально-психологические аспекты жизненного пространства (Дж. Голд, С.Д. Дерябо и В.А. Ясвин, Б.А. Душков, В.Г. Раскин, М. Черноушек, Х.Э. Штейнтбах,).

Второе направление включает публикации, в которых рассматриваются отдельные сферы жизненного пространства:

– профессионально-трудовая (Н.В. Волкова, С.В. Костюкова и др.);

– образовательная (И.А. Айдрус, А.Л. Андреев, А.Г. Антипьев и Ю.С. Маркова, А. Арефьев, Т.Е. Зборовский, Е. Ищенко, Е.В. Караваева и И.Б. Котлобовский, С.А. Карпов, Д.И. Крюков, Н.И. Макарова, Г.В. Панина, Г.К. Шестаков);

– информационная (Т. Богданова, Г.А. Воробьев, Н.В. Муравьева и В.В. Струнина, А.И. Рудской);

– коммуникативная (С.В. Бориснев, В.П. Конецкая, Вал.А. Луков, В.В. Миронов, Ф.И. Шарков);

– компаративно-состязательная (Н.С. Данакин и С.Н. Питка, С.Г. Климова, О. Михайлов, Е.И. Зиборова, В.В. Левченко, С.В. Хашаева);

– ценностная (Е.Н. Жарова, Л.В. Журавлева, Р.М. Шамионов);

Следует выделить также исследования, в которых раскрываются особенности пространства политического (В.В. Петухов, В.Л. Римский), экологического (Г.А. Резник и С.Г. Спирина, С. Рощин), гендерного (Л. Богатова), этнического (Л.Н. Гумилев), духовного (В.П. Рожков), воспитательного (М.Г. Резниченко, Н.С. Степашов), территориального (Д.В. Доленко, В.А. Зайончковская, В.Л. Каганский, В.Н. Пахомов, А.И. Сухарев), вещного (М.Р. Савченко).

Третье направление образуют исследования, раскрывающие параметры жизненного пространства, его структурность (М.В. Воронов и В.Н. Фокина, И.В. Чернов), линейность (Е.М. Авраамова), организованность (Э. Леонтьева), границы (М.С. Горбулева, Е.А. Жукова, И.В. Мелик-Гайказян), динамичность (С.В. Нужнова, И.Г. Ушаков), конструктивность (А.Г. Асмолов, П. Бергер и Т. Лукман), функциональность (З.Л. Гаврилюк), толерантность (Л.В. Рожкова).

Еще одно направление исследований относится к выявлению и характеристике особенностей жизненного пространства студенческой молодежи (И.И. Лазарева, А.С. Соколова, А.В. Ельцов, С.В. Хашаева, Л.В. Рожкова, А.Е. Созонтов и др.).

Отдельные аспекты жизненного пространства студенческой молодежи освещаются в диссертационных работах М.Ю. Козлова, И.И. Лазаревой, С.Н. Питка, О.Н. Коломыц, Д.А. Рябова, Н.В. Фокиной и др.

Использование категории «жизненное пространство» в социокультурных исследованиях, ее тематизация в новых и разнообразных контекстах, возрастание ее ценностной и смысловой нагрузки свидетельствуют об усиливающемся интересе исследователей к данному феномену человеческого бытия. Однако мы имеем дело с еще недостаточно изученной, сложной и многогранной реальностью, в связи с чем встает необходимость дальнейшего углубленного исследования жизненного пространства вообще и применительно к студенческой молодежи, в частности.

Таким образом, обзор научной литературы по теме диссертационного исследования свидетельствует о достаточно широком диапазоне социально-философских, социологических и психологических исследований жизненного пространства человека. Важное место приобретает эта проблематика также в контексте социокультурных исследований. Однако до настоящего времени нет системного подхода к исследований жизненного пространства применительно к отдельным социальным группам и регионам. Соответственно, нет таких исследований и применительно к студенческой молодёжи.

Очевидно противоречие между общественной потребностью в целенаправленном формировании жизненного пространства студенческой молодёжи, с одной стороны, и недостаточной его научной разработанностью как социокультурного феномена, с другой стороны. С этим противоречием связана основная проблема диссертационного исследования – проблема недостаточной научной разработанности жизненного пространства студенческой молодежи как социокультурного феномена, условий его формирования и развития.

Актуальность темы диссертационной работы, степень её научной разработанности, а также сформулированная научная проблема обусловливают выбор объекта и предмета исследования, его цели и задач.

Объект исследования – жизненное пространство студенческой молодежи.

Предмет исследования – социокультурные переменные жизненного пространства студенческой молодежи.

Цель исследования – определение и характеристика социокультурных переменных жизненного пространства студенческой молодежи. Достижение данной цели предусматривает решение следующих исследовательских задач:

  • проанализировать генезис и эволюцию научных представлений о жизненном пространстве;
  • провести структурный анализ жизненного пространства;
  • определить атрибутивные переменные жизненного пространства;
  • раскрыть деятельностную основу жизненного пространства студенческой молодежи;
  • провести анализ ценностно-нормативных параметров жизненного пространства;
  • раскрыть коммуникативные аспекты жизненного пространства студенческой молодежи.

Основная гипотеза диссертационной работы заключается в предположении о значительном эвристическом потенциале концепции жизненного пространства для изучения социокультурных аспектов жизнедеятельности студенческой молодежи, а также о важности использования этого потенциала в теоретических и прикладных исследованиях.

Теоретико-методологические основы исследования. Диссертационная работа базируется на теоретических положениях классической и современной социологии, социологии культуры. Особенно важное значение имеют для диссертации:

  • концепция социального пространства, восходящая к работам П.А. Сорокина, в которой раскрыты его отличительные особенности, методология исследования пространственных отношений в социуме;
  • концепция экологии человека, разработанная основателями Чикагской социологической школы Р. Парком и Э. Берджессом и акцентирующая внимание на изучении социальной среды обитания человека, социальных взаимодействий (контактов), территориальных переменных этого взаимодействия;
  • теоретические положения социологии пространства (Дж. Александер, Э. Гидденс, И. Гофман, Г. Зиммель, А.Ф. Филиппов) о социальном взаимодействии как основе пространственных отношений и структур;
  • концепция социальной топологии П. Бурдье, изображающая социальный мир в форме многомерного пространства, построенного по принципам дифференциации и распределения социально-значимых свойств;
  • теоретические положения психологии жизненной среды (В.И. Еленский, М. Черноушек, Э. Холл, Х.Э. Штейнтбах), относящиеся к характеристике пространственного поведения, а также положения экологической психологии (Р. Баркер, Дж. Голд, С.Д. Дерябо, Б.А. Душков, О. Ньюман, В.Г. Раскин, В.А. Ясвин), изучающей воздействие экологических факторов на психику человека;
  • конструктивисткая концепция Г. Лефевра, акцентирующая внимание на субъектных и субъективных аспектах жизненного пространства;
  • теоретические положения, обоснованные в трудах отечественных исследователей (В.В. Бахарев, В.А. Писачкин, А.Ю. Митрофанов и И.Н. Михайлова, О.Ф. Филимонова, В.Д. Панков, С.О. Сироткина и др.) и относящиеся к концептуальной и структурно-функциональной характеристике жизненного пространства.

Методы исследования. В диссертационной работе использованы методы системного, структурно-функционального, сравнительного анализа, теоретического моделирования, статистической группировки и анализа эмпирических данных. Сбор первичной социологической информации осуществлялся посредством изучения документов, анкетного опроса, свободного интервью.

Эмпирическая база диссертационного исследования.

  • данные федеральной и региональной статистики о социальном положении студенческой молодежи;
  • результаты авторского социологического исследования «Жизненное пространство студенческой молодежи Белгородской области», проведенного в течение 2009-2010 гг. в белгородских вузах (БелГУ, БГТУ, БГСХА, Старооскольский филиал БелГУ, Старооскольский филиал МИСиС). Опрошено 650 респондентов (выборка многоступенчатая, гнездовая); компьютерная обработка данных проводилась с помощью программных средств Excel-2000, SPSS-11 for Windows.
  • результаты вторичного анализа данных социологических опросов студентов вузов г. Белгорода (n = 1200), студентов Губкинского горного колледжа и Старооскольского геологоразведочного техникума (n = 800), проведенных под руководством В.В. Буркова, И.И. Лазаревой, М.В. Черненковой; данные социологического исследования «Студенты о высшем образовании в московских вузах» (руководитель – П.И. Бабочкин).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– предложена авторская концепция социокультурного исследования жизненного пространства студенческой молодежи как системы связей, необходимых и достаточных для ее жизнедеятельности;

– определены и рассмотрены социокультурные переменные жизненного пространства, включающие его концептуальные характеристики и онтологические, структурные, функциональные переменные;

– построена структурная социокультурная модель жизненного пространства, в которой выделены и описаны его сферы: деятельностная, познавательная, регулятивная, социокоммуникативная, социально-средовая;

– проведена операционализация структурной модели жизненного пространства применительно к студенческой молодежи;

– дана эмпирическая характеристика жизненного пространства студенческой молодежи Белгородской области в единстве его деятельностного, ценностно-нормативного и социокоммуникативного аспектов.

Достоверность результатов исследования обеспечивается: правильностью исходных методологических принципов, широкой теоретической и эмпирической базой исследования, репрезентативностью выборки при проведении эмпирических исследований, обширной апробацией материалов исследования.

Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования заключается, прежде всего, в том, что они дают целостное представление о жизненном пространстве вообще и жизненном пространстве студенческой молодежи, в частности. Разработанные в диссертации аналитические модели – концептуальная, структурная, атрибутивная – могут стать теоретико-методологической основой углубленного исследования структуры жизненного пространства, его функций и факторов, особенностей проявления применительно к различным социальным субъектам и социокультурным условиям.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в их ориентированности на руководителей, специалистов учреждений сферы образования и социальной работы с молодёжью. Результаты исследования могут быть использованы при разработке региональной молодёжной политики, а также целевых программ, направленных на социальное развитие молодёжи.

Материалы диссертации могут быть полезными при подготовке учебных курсов «Социология культуры», «Социология молодёжи», «Социальная работа с молодёжью».

Положения, выносимые на защиту:

1. Жизненное пространство студенческой молодежи определяется как система связей и взаимодействий, необходимых и достаточных для осуществления ее деятельности. Социокультурное исследование жизненного пространства проводится на теоретическом и эмпирическом уровнях. Теоретическое исследование включает: а) концептуальный, б) структурный, в) атрибутивный анализ жизненного пространства. Эмпирическое исследование включает анализ деятельностной основы жизненного пространства студенческой молодежи, характеристику его ценностно-нормативных и социокоммуникативных аспектов.

2. Социокультурное содержание жизненного пространства характеризуется множеством переменных (признаков), которые объединены для удобства анализа в четыре группы: а) концептуальные характеристики, б) онтологические переменные, в) структурные переменные, г) функциональные переменные. В числе концептуальных характеристик жизненного пространства – универсальность, многомерность, дифференцированность, многообразие форм, относительность, детерминированность, изменчивость. В группе онтологических переменных выделены онтологический статус жизненного пространства, его границы, масштаб, степень открытости, территориальность, распределенность. В составе структурных переменных жизненного пространства определены и рассмотрены структурная композиция, плотность, социальная дистанция, сопряженность и организованность. Структурная композиция жизненного пространства описана, в свою очередь, через такие характеристики как линейность, степень жесткости, симметричность/асиметричность, центричность. Функциональные особенности жизненного пространства выражаются через его устойчивость, энергетичность, ценность, модальность, качество, комфортность, конструктивность.

3. Построена структурная модель жизненного пространства, в которой выделены его субъекты и основные сферы: деятельностная, познавательная, регулятивная, социокоммуникативная и инвайроментальная. Деятельностная сфера включает субсферы профессионально-трудовую, гражданскую, экономическую, мотивационную, проблемную и субсферу досуга. Познавательная сфера образуется из образовательной, информационной, идентификационной и эмоциональной субсфер. Социокоммуникативная сфера состоит из коммуникативной, интерактивной, компаративной и состязательной субсфер. Регулятивная сфера образуется из ценностной, нормативной, правовой и нравственной субсфер. Инвайроментальная сфера описывается через вещественную, территориальную, семейно-бытовую и квазиприродную субсферы.

4. При проведении эмпирического исследования жизненного пространства студенческой молодежи выделено 14 операциональных параметров, объединенных в три группы: а) деятельностные параметры – деятельностный, профессионально-трудовой, проблемный и параметр личностной самореализации; б) ценностно-нормативные параметры – ценностный, мотивационный, нормативный и эмоциональный; в) социокоммуникативные параметры – коммуникативный, компаративный, референтный, состязательный, информационный и территориальный.

5. Эмпирическое исследование деятельностного пространства свидетельствуют о том, что каждый четвертый-пятый студент не удовлетворен избранной специальностью. Вместе с тем, половина студентов намерена работать по вузовской специальности, более 70% намерены остаться работать в родном городе. В числе основных сфер личностной самореализации – работа, профессиональная деятельность; рост материального благосостояния семьи; бизнес. Наибольшее беспокойство у студенческой молодежи вызывают проблемы криминализации жизненной среды, трудоустройства, охраны окружающей среды и самореализации. В проблемной ситуации преобладают рациональный, мобилизационный и интерактивный типы поведения. Ведущее место в ценностном пространстве занимают «здоровье свое и близких», друзья, общение с ними, материальное благополучие и образование. Сравнительно больший интерес проявляют студенты к тому, что происходит в их непосредственном окружении, т.е. в семье, кругу друзей, учебной группе. Каждый второй из них имеет смутное представление о своих правах и обязанностях, а каждый седьмой допускает для себя возможным совершение правонарушений. В эмоциональном пространстве преобладает оптимистический жизненный настрой. Компаративные отношения, как оказалось, не всегда находятся в поле рефлексивной деятельности. Их интенсивность ослабевает за время обучения в вузе. Приоритетными предметами социального сравнения являются качества целеустремленности, образованности и эрудиции, находчивости. Две категории людей чаще всего образуют пространство «своих»: родные и друзья, к разряду «чужих» относятся «все, кроме родных и друзей» и «незнакомые». Три предмета обладают наибольшей состязательной привлекательностью: спорт, физическая культура, успехи в учебе, моральные качества (порядочность, честность и т.п.). В информационном пространстве студентов сохраняется значительная роль неформальных источников информации, но, вместе с тем, все возрастающее значение приобретает Интернет. Уровень потенциальной территориальной мобильности равен 50-60%.

Апробация результатов исследования: диссертационное исследование обсуждалось на заседаниях кафедры социологии ФГБОУ ВПО БГУ; организационной и учебно-воспитательной деятельности в Губкинском институте (филиале) Московского государственного открытого университета и Старооскольском филиале Белгородского государственного университета.Основные положения работы нашли отражение в публикациях автора различного уровня.

Материалы и результаты исследования получили апробацию в форме докладов и сообщений на научно-практических конференциях и симпозиумах различного уровня:

«Социальная экология в изменяющейся России и сопредельных государствах: теория и практика» (декабрь 2008, г. Белгород), «Тенденции развития общества: единство самоорганизации и управления» (февраль 2011, г. Белгород); Всероссийской «Диагностика и прогнозирование социальных процессов» (октябрь 2009, г. Белгород), «Социальная работа в современной России: взаимодействие науки, образования и практики» (2009, г. Белгород); Межрегиональных «Образ жизни в социальном измерении: региональные аспекты» (2008, г. Белгород), «Социальные, экономические, правовые аспекты развития современного российского общества» (2010, г. Губкин), «Инновационные направления развития современного образования» (2011, г. Губкин).

По теме диссертации опубликовано 24 статьи, общим объемом 7,9 п.л., в том числе 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи и гипотеза исследования, характеризуется теоретическая и эмпирическая база, формулируются положения, выражающие научную новизну и практическую значимость диссертационной работы.

В главе I. «Жизненное пространство как социокультурный феномен» рассмотрены особенности жизненного пространства как социокультурного феномена, раскрыты генезис и эволюция научных представлений о жизненном пространстве, выделены и систематизированы его структурные и атрибутивные переменные.

В параграфе 1.1. «Генезис и эволюция научных представлений о жизненном пространстве» отмечается, что для определения и характеристики эволюции представлений о жизненном пространстве важное методологическое значение имеют философские взгляды на пространство, которые исходят от двух альтернативных концепций – субстанциональной и релятивистской. Первая начинается от Демокрита и получает целостное выражение во взглядах Ньютона, вторая исходит от Аристотеля. Согласно первой концепции, пространство – это самостоятельная субстанция, согласно второй – совокупность мест, занимаемых вещами. Эти альтернативные концепции нашли в последующем выражение в понимании структуры жизненного пространства.

Эволюция представлений о пространстве шла по нескольким направлениям, и основным из них был постепенный отход от физикализма, т.е. сведения универсального пространства к физическому (трехмерному или четырехмерному). В русле данного направления сформировались также представления о жизненном пространстве.

Жизненное пространство включает три основных компонента (или три основные сферы): неорганический, органический, социальный. Представления о социальной «составляющей» жизненного пространства развивались по трем основным направлениям. Это – а) концепция социального пространства, б) концепция экологии человека, в) социология пространства.

Понятие социального пространства одним из первых ввел в научный оборот П.А. Сорокин. По его утверждению, оно представляет собой некую вселенную, состоящую из народонаселения земли. Соответственно, определить положение человека в социальном пространстве означает определить его отношение к другим людям и другим социальным явлениям, взятым за такие же «точки отсчета».

Для концепции экологии человека, разработанной Р. Парком и Э. Берджессом, центральным понятием является «среда обитания». Она связана непосредственно с социальным взаимодействием, первой фазой или стадией которого выступает контакт. Основой социальных контактов является территория. В структуре среды обитания (социального пространства) выделяются макро- и микроуровни.

Для социологии пространства, основателем которой является Г. Зиммель, его смысл связан с территориями, местами, регионами (близость и удаленность, наличие или отсутствие своего места, идентификация местоположения человека или группы с малым или обширным пространством, пустота, нейтральность пространства и многое другое).

Важные для понимания жизненного пространства рассуждения имеются в работах:

– Э. Гидденса, который вводит и описывает понятие локала;

– Дж. Александера, связывающего проблему пространства со становлением гражданского общества в его современном понимании;

– И. Гофмана, который выделяет и описывает три основные единицы жизненного пространства: социальные обстоятельства, собрания и встречи-столкновения;

– П. Бурдье, который предложил особый исследовательский подход, названный им «социальной топологией»;

– Г. Лефевра, акцентирующего внимание на вопросах конструирования жизненного пространства.

В параграфе 1.2. «Социокультурные переменные жизненного пространства» раскрываются особенности социокультурного подхода к исследованию феноменов человеческого бытия, проводится системный анализ и характеризуются социокультурные переменные жизненного пространства.

Социокультурный подход к исследованию социальных явлений предусматривает их видение и анализ в единстве трех измерений – личностных, социальных и культурных. Личностные измерения связаны с социальным положением и самочувствием человека, социальные измерения – с характером и формами социального взаимодействия людей, их статусно-ролевыми отношениями, культурные измерения – с ценностно-нормативными основами социального поведения и взаимодействия людей.

Отмечается, что системного исследования социокультурных переменных жизненного пространства до сих пор не проводилось, хотя отдельные его признаки выделены и освещены достаточно полно. Это относится, в частности, к территориальности, социальной дистанции, ценности жизненного пространства, его конструктивности.

Системный анализ социокультурных переменных жизненного пространства предусматривает во-первых, выделение и описание значимых признаков жизненного пространства; во-вторых, установление соотношения и взаимосвязи этих признаков; в-третьих, группировку значимых признаков.

Признаков жизненного пространства довольно много, и для удобства их описания выделены четыре группы: 1) концептуальные характеристики, 2) онтологические переменные, 3) структурные переменные, 4) функциональные переменные.

Концептуальные характеристики жизненного пространства выражают его сущностные особенности. В их числе: универсальность, многомерность, дифференцированность, многообразие форм, относительность, детерминированность, изменчивость.

В группу онтологических переменных включены онтологический статус жизненного пространства, его границы, масштаб, степень открытости, территориальность, распределенность.

В составе структурных переменных жизненного пространства выделены и рассмотрены: структурная композиция, плотность, социальная дистанция, сопряженность и организованность. Структурная композиция жизненного пространства описана, в свою очередь, через такие характеристики как: линейность, степень жесткости, симметричность/асиметричность, центричность.

Функциональные особенности жизненного пространства выражаются через ряд признаков: устойчивость, энергетичность, ценность, модальность, качество, комфортность, конструктивность.

В параграфе 1.3. «Структурная социокультурная модель жизненного пространства» приведены результаты структурного анализа жизненного пространства.

Структурная модель жизненного пространства – это теоретическое воспроизведение его реальной социокультурной структуры, выступающее ориентиром для углубленного, детального исследования пространственных отношений. В неё входят, прежде всего, субъекты жизненного пространства, которыми являются отдельные индивиды, социальные группы – малые и большие (семья, персонал организации, профессиональные группы, возрастные группы, этические группы, народы, мировое сообщество и др.), а также пространственные сферы. Этих сфер довольно много. Для удобства анализа они объединены в пять групп: а) деятельностная сфера; б) познавательная сфера; в) социокоммуникативная сфера; г) регулятивная сфера; д) инвайроментальная сфера.

Деятельностная сфера человека – это система связей (отношений) необходимых и достаточных для осуществления его деятельности. Она включает: а) профессионально-трудовую субсферу, б) гражданскую субсферу, в) экономическую субсферу, г) субсферу досуга, д) мотивационную субсферу, е) проблемную субсферу.

Познавательная сфера используется как собирательное понятие, охватывающее четыре отдельные сферы – 1) образовательную, 2) информационную, 3) идентификационную, 4) эмоциональную. 

Социокоммуникативная сфера, будучи важнейшей «составляющей» жизненного пространства человека, включает четыре субсферы – коммуникативную, интерактивную, компаративную и состязательную.

В диссертации обоснована также целесообразность выделения регулятивной сферы жизненного пространства, образованной из таких субсфер как ценностная, нормативная, правовая, нравственная.

Ещё одной структурной «составляющей» жизненного пространства является инвайроментальная сфера, в которой выделены и рассмотрены четыре субсферы вещная, территориальная семейно-бытовая и квазиприродная.

В завершение структурного анализа жизненного пространства отмечается, что каждый из его компонентов связан с другими и отделим от них только в теоретической абстракции. Сравнительная значимость компонентов жизненной среды меняется в продолжение человеческой жизни. Она может различаться также у отдельных людей и их групп. Скажем, образовательное пространство может иметь первоочередное значение для учащейся молодежи, но второстепенное значение для старших возрастных групп.

Таким образом, в первой главе диссертации разработана теоретическая (социокультурная) модель жизненного пространства, которая может быть использована как методологическая основа для его последующего и более углубленного изучения, в частности, эмпирического исследования.

В главе II. «Эмпирическое исследование жизненного пространства студенческой молодежи» ставятся задачи эмпирического исследования жизненного пространства студенческой молодежи. С учетом результатов его предыдущего структурного анализа, в нем выделено 14 операциональных параметров, объединенных в три группы: деятельностные параметры (деятельностный профессионально-трудовой и проблемный параметры личностной самореализации); ценностно-нормативные параметры (ценностный, мотивационный, нормативный, эмоциональный); коммуникативные параметры (коммуникативный, компаративный, референтный, состязательный, информационный, территориальный).

При определении деятельностных параметров жизненного пространства студенческой молодежи – параграф 2.1. «Деятельностная основа жизненного пространства студенческой молодежи» – выяснялись масштаб социального беспокойства студентов, а также масштаб их возможного практического влияния. Как оказалось, пространство социального беспокойства студенческой молодежи достаточно масштабно и многообразно, однако его интенсивность различается на отдельных пространственных уровнях: сильнее выражена она на уровне непосредственного социального взаимодействия. Активное и результативное влияние студентов на деятельностное пространство возможно на трех его уровнях – в кругу друзей, семье и учебной группе, т.е. на уровнях непосредственного, межличностного взаимодействия.

При характеристике профессионально-трудового параметра акцентируется внимание на том, что каждый четвертый-пятый студент не удовлетворен избранной специальностью. Выделяются четыре группы студентов по показателю «отношение к избранной специальности»: «утвердившиеся», «стабильные», «сомневающиеся» и «разочаровавшиеся». Проявляется тенденция роста числа «сомневающихся» и «разочаровавшихся» за время обучения в вузе. Половина студентов намерена работать по вузовской специальности, более 70% намерены остаться работать в своем городе.

Три сферы жизнедеятельности были выделены как приоритетные для личностной самореализации. Это – работа, профессиональная деятельность, рост материального благосостояния семьи и бизнес. Причем за время обучения в вузе несколько снижается значимость «работы и профессиональной деятельности» как сферы личностной самореализации и, напротив, повышается значимость «роста материального благополучия семьи» и особенно «бизнеса» (бизнесу отдают предпочтение: среди первокурсников – 9,9% опрошенных, среди студентов третьего курса – 22,5%, среди студентов пятого курса – 26%).

Проблемное пространство студенческой молодежи характеризуется, прежде всего, недостатком материальных средств, недостатком времени и трудностями с учебой. Наибольшее беспокойство вызывают проблемы криминализации жизненной среды, трудоустройства, охраны окружающей среды и самореализации. В поведении студенческой молодежи в проблемной ситуации преобладают три типа поведения – рациональный, мобилизационный и ограниченный (интерактивный).

Как отмечается в параграфе 2.2. «Ценностно-нормативные параметры жизненного пространства» ведущее место в ценностном пространстве студенческой молодежи занимают «здоровье свое и близких» (на это указали 65%), друзья, общение с ними (49,3%), материальное благополучие (47,7%) и образование (42,3%). У студентов преобладают жизненные ориентации «иметь хорошую семью» и «добиться профессиональных успехов», «обеспечить материальное благополучие семьи». За время обучения в вузе ослабевают ориентации «стать хорошим специалистом», «стать образованным человеком» и «стать хорошим человеком» и, напротив, усиливаются ориентации «обеспечить материальное благополучие семьи» и «иметь хороших, верных друзей». Судя по данным социологического опроса, студенты избегают, прежде всего, болезней и зависимости от других.

При исследовании мотивационного пространства студентов акцентировалось внимание на масштабах их социальной заинтересованности, а также направленности их потребностной сферы. Наибольший интерес проявляют студенты к тому, что происходит в их непосредственном социальном окружении, т.е. в семье и в кругу друзей. Достаточно высоки также показатели заинтересованности в том, что происходит в учебной группе (опять же в непосредственном социальном окружении) и в стране в целом. В мотивационной структуре доминируют потребность в реализации способностей, возможностей (39,5%) и потребность в социальной безопасности, обеспечении семейного благополучия (26,5%).

Нормативное пространство студенческой молодежи оценивалось по двум признакам – её осведомленностью о своих правах и обязанностях и готовностью к соблюдению правовых норм. Каждый второй студент имеет смутное представление о своих правах и обязанностях, 14,7% допускают для себя возможное нарушение закона, а каждый пятый из них считает, что это зависит от обстоятельств.

За время обучения студентов повышается их эмоциональный тонус, связанный с «хорошими отношениями на факультете», «благополучием в семье», «благополучием в стране», «наличием хороших, модных личных вещей», «успехами у противоположного пола», «материальной обеспеченностью». Сравнительно больше их огорчает то, что происходит с ними самими и их ближайшим окружением, и меньше огорчает то, что связано с глобальными аспектами их жизнедеятельности. В эмоциональном пространстве белгородских студентов преобладает оптимистический жизненный настрой.

В параграфе 2.3. «Социокоммуникативное пространство в социологическом измерении» даётся эмпирическая характеристика собственно коммуникативного пространства, а также компаративного, референтного, состязательного, информационного и территориального.

При исследовании коммуникативного пространства акцентировались два признака – его интенсивность и направленность. Судя по полученным данным, 80,5% студентов ощущают заметную заинтересованность к себе со стороны окружающих и, прежде всего, родственников, друзей и знакомых и преподавателей.

С целью определения параметров компаративного пространства студенческой молодежи выяснялась интенсивность отношений социального сравнения. Как оказалось, эти отношения не всегда находятся в поле рефлексивной деятельности человека. Интенсивность компаративных отношений ослабевает за время обучения студентов в вузе. Три категории людей оказываются наиболее привлекательными объектами социального сравнения. Это – друзья, родственники, знакомые. Две трети опрошенных студентов утверждают, что в их окружении есть люди, которым хотелось бы подражать. Наиболее привлекательными для подражания являются три качества: «целеустремленность», «образованность и эрудиция», «находчивость».

Две трети опрошенных студентов заявили, что в их окружении имеются и «свои», и «чужие» (референтное пространство). Многие затруднились с определением собственной позиции. Две категории людей чаще всего считаются «своими»: родные и друзья. К разряду «чужих» относятся чаще всего «все, кроме родных и друзей» и «незнакомые».

Оптимизация референтного пространства студенческой молодежи предполагает формирование и развитие её компаративной культуры, предполагающей ограничение вертикальных схем сравнения, построенных на ранговой шкале «лучше-хуже».

В ходе эмпирического исследования состязательного пространства студенческой молодежи, определялись интенсивность и предмет состязательных отношений. У большинства студентов систематически или периодически возникает желание состязаться. Судя по полученным данным, три предмета обладают наибольшей состязательной привлекательностью: 1) спорт, физическая культура, 2) успехи в учебе, 3) моральные качества (порядочность, честность и т.п.). Для актуализации и более широкого распространения состязательных отношений в студенческой среде целесообразно использование рейтинговой системы оценки знаний, успехов студентов.

Интегральный показатель доступности значимой информации по большинству позиций колеблется в диапазоне от 0,64 до 0,69. Сравнительно выше этот показатель применительно к учебной группе, семье и кругу друзей. В информационном пространстве студентов сохраняется значительная роль такого источника неформальной информации, как родители и родственники, но, вместе с тем, все возрастающее значение приобретает Интернет.

При исследовании территориального пространства студенческой молодежи выяснилось, что предпочтительными видами поселения для проживания являются город и пригород. Более половины студентов (57-60%) воспользовались бы возможностью перемены места жительства. Причем в качестве наиболее привлекательных мест для проживания и жизнедеятельности указаны столичные регионы и страны дальнего зарубежья.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные результаты и выводы, а также практические рекомендации по оптимизации жизненного пространства студенческой молодежи.

По теме диссертации опубликованы следующие работы.

В изданиях, рекомендованных ВАК.

1. Шатохина Н.В., Данилюк Л.Е. Жизненные ориентации учащихся с ограниченными возможностями здоровья (сравнительный анализ) // Этносоциум и межнациональная культура. 2010. № 4. С.157-169. (0,8/0,4 п.л.)

2. Шатохина Н.В., Данакин Н.С. Структурно-функциональный анализ жизненного пространства // Этносоциум и межнациональная культура. 2011. № 4. С.157-169. (0,8/0,4 п.л.)

3. Шатохина Н.В., Питка С.Н. Референтное пространство студенческой молодежи в социологическом измерении // Вестник Тамбовского университета. 2012. № 1. С. 72-79. (0,5/0,3 п.л.)

Статьи в электронных научных журналах,

зарегистрированных в ФУГЦ «Информрегистр»:

4. Шатохина Н.В. Деятельностная сфера жизненного пространства студенческой молодежи // Аналитика культурологии. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2011. № 3 (21) 2011. http//analiculturolog.ru/. Номер гос. рег. 0421100022/0120.  ISBN 1990-4045. -  0,7 п.л.

5. Шатохина Н.В. Коммуникативная составляющая жизненного пространства // Аналитика культурологии. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2011. № 3 (21) 2011. http//analiculturolog.ru/. Номер гос. рег. 0421100022/0121. ISBN 1990-4045. -  0,5 п.л.

6. Шатохина Н.В. Профессионально-трудовые ориентации студенческой молодежи: региональный аспект // Аналитика культурологии. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2011. № 3 (21) 2011. http//analiculturolog.ru/. Номер гос. рег. 0421100022/0122 ISBN 1990-4045. -  0,7 п.л.

В других печатных изданиях:

7. Шатохина Н.В. Жизненное пространство учащейся молодежи как фактор социальной профилактики: социологический анализ // Образ жизни в социальном измерении: региональные аспекты: сб. статей (по итогам межрег. науч.-практ. конф.) / под ред. В.В. Бахарева, Н.С. Данакина. Вып. 2. Белгород: БГТУ им. В.Г. Шухова: Филиал СПбГИЭУ, 2008. С. 130-136. (0,4 п.л.)

8. Шатохина Н.В., Бахарев В.В. Состояние студенческой социокультурной среды вуза и адресная социальная поддержка студенческой семьи // Образ жизни в социальном измерении: региональные аспекты: сб. статей (по итогам межрег. науч.-практ. конф.) / под ред. В.В. Бахарева, Н.С. Данакина. Вып.2. Белгород: БГТУ им. В.Г. Шухова: Филиал СПбГИЭУ, 2008. С. 20-30. (0,7/0,4 п.л.)

9. Шатохина Н.В. Студенческая молодежь как социальная группа в современной социальной экологии общества // Социальная экология в изменяющейся России и сопредельных государствах: теория и практика: м-лы Междунар. науч.-практ. конф. (Белгород, 12-13 декабря 2008 г.) / под ред. В.В. Бахарева. Белгород: ИП Остащенко А.А., 2008. С. 230-238. (0,6 п.л.)

10. Шатохина Н.В. Жизненное пространство человека в рамках социологических наук // Социальная экология в изменяющейся России и сопредельных государствах: теория и практика: м-лы Междунар. науч.-практ. конф. (Белгород, 12-13 декабря 2008 г.) / под ред. В.В. Бахарева. Белгород: ИП Остащенко А.А., 2008. С. 104-107. (0,3 п.л.)

11. Шатохина Н.В. Жизненная среда учащейся молодежи как условие и фактор социальной профилактики: гендерные различия // Социальные структуры и процессы: сб. науч. ст. Вып. IV / под ред. Н.С. Данакина, В.Ш. Гузаирова, И.В. Конева. Белгород: Изд-во БГТУ, 2009. С. 226-232. (0,4 п.л.)

12. Шатохина Н.В. Жизненная среда молодежи как условие и фактор социальной профилактики // Общество: экономика, политика и право. 2009. № 7. С 45-48. (0,3 п.л.)

13. Шатохина Н.В. Жизненная стратегия студенческой молодежи // Диагностика и прогнозирование социальных процессов: всеросс. науч.-практ. (заочная) конф., октябрь 2009 / Белгород. гос. технол. ун-т. редкол.: Н.С. Данакин, В.Ш. Гузаиров, И.В. Конев. Белгород: ИП Остащенко А.А., 2009. С. 103-107. (0,3 п.л.)

14. Шатохина Н.В. Жизненные проблемы учащейся молодежи: структура и стратегия поведения // Социальные, экономические, правовые аспекты развития современного российского общества: сб. материалов межрегион. науч.-практ. конф. Губкин: Губкинский институт (филиал) ГОУ ВПО МГОУ, 2010. С. 127-132. (0,4 п.л.)

15. Шатохина Н.В. Генезис и эволюция научных представлений о жизненном пространстве // Общество: экономика, политика и право. 2011. № 1. С. 42-47. (0,4 п.л.)

16. Шатохина Н.В., Данилюк Л.Е. Особенности социального окружения детей с ограниченными возможностями здоровья // Социальные структуры и процессы: сб. науч. ст. Вып. V / под ред. Н.С. Данакина, В.Ш. Гузаирова, И.В. Конева. Белгород: ИП Остащенко, 2011. С. 96-103. (0,5/0,3 п.л.)


1 Писачкин В.А. Социология жизненного пространства. – Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1997. – С. 8.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.