WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 
На правах рукописи

       

ДАВЫДОВА Мария Анатольевна

ВЛИЯНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ МЕДИА
НА ФОРМИРОВАНИЕ ИНДИВИДУАЛИЗМА
В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Специальность 22.00.06 социология культуры,

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

.

Майкоп
2012

Работа выполнена на кафедре социальных коммуникаций и технологий ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель:                                доктор социологических наук, профессор

                                                       Денисова Галина Сергеевна

Официальные оппоненты:                        Курбатов Владимир Иванович

                                                       доктор социологических наук, профессор,

Ростовский-на-Дону филиал ФГБОУ ВПО "Московский государственный университет технологии и управления им. К.Г.Разумовского", профессор кафедры гуманитарных дисциплин

Литвиненко Елена Юрьевна

доктор социологических наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный технический университет»,

профессор кафедры иностранного языка в профессиональной коммуникации

Ведущая организация:                ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Южно-Российский институт-филилал)

Защита состоится «28» ноября 2012 г. в «13» часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета. Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http: //www.vak2.ed.gov.ru/ и на сайте ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» http: //www.adygnet.ru 30 сентября 2012 г.

Автореферат разослан «27» октября 2012 г.

       

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                С.А.Ляушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Системные реформы в России, инициированные правящей элитой в начале 90-х годов, были направлены на приоритетную трансформацию институтов собственности и власти. В ходе реформ были введены институт частной собственности, механизмы рыночной конкуренции; политическая система была реорганизована на принципах демократии. В соответствии с направленностью реформ трансформировалась и система ценностей общества. Вектор ее трансформации был направлен от коллективизма к индивидуализму, от служения обществу и государству – к достижительности и самоценности отдельной личности. Процесс изменения системы ценностей в наибольшей степени затронул молодежь, открытую в силу возрастного статуса к переменам и социальным инновациям, готовую в них участвовать. Возникли существенные различия между ценностями молодого поколения и устоявшимися ценностными ориентациями поколения их родителей, в силу чего оказалось в значительной мере утрачено доверие молодежи к родительской семье как агенту социализации.

Переход российской экономики на рыночные принципы функционирования, а политической системы – на принципы демократического политического режима обусловили создание институциональной среды, ориентированной на утверждение индивидуалистических ценностей, что вызвало дисфункцию и других социальных институтов, нормирующих и регулирующих процесс социализации молодежи, – школы, молодежных организаций, трудовых коллективов. Их социализирующая функция в содержательном отношении базировалась на коммунистической идеологии, утверждающей доминирование социетарных (коллективистских) ценностей, которая в 80–90-е годы была подвергнута массированной атаке и вызвала отчуждение молодежи от их социализирующего влияния.

Политика деидеологизации коснулась и еще одного института, латентной функцией которого также выступает социализация, – средств массовой информации и коммуникации – массмедиа1. Рыночные преобразования экономики переориентировали медиа на обслуживание интересов бизнеса: доминирующее значение при этом приобрели информационная, рекламная и рекреативная функции. Цели и содержание массмедиа оказались вписанными в рыночную экономику, стимулируя рост потребительских ориентаций у населения и влияя на повседневные практики молодежи. Социальное влияние определяется как способность субъекта изменять установки, поведение или эмоции других людей2. По экспертной оценке главного редактора журнала «Искусство кино» Д.Дондурея, ни один из социальных институтов не может сравниться с телевидением по программированию сознания, а следовательно, и поведения3. Не меньшее значение для молодежи сегодня приобрел Интернет, к которому обращаются и как к источнику информации, и как к наиболее мобильному средству коммуникации. Исследования аудиторных предпочтений молодежи показывают стремительное вытеснение Интернетом всех других средств коммуникации4, что свидетельствует о росте доверия молодежи к электронным медиа и, соответственно, росте их латентного и явного социализирующего влияния.

При этом характер социализирующего влияния электронных медиа и шоу-бизнеса способствует популяризации среди молодежи ценностей сформированных в лоне западной культурной традиции, в частности ценностей индивидуализма. Рецепция инокультурных ценностей на почву России всегда вызывала широкие дискуссии в среде отечественной культурной и политической элиты, поскольку рассматривалась как зона риска как для культуры в целом, так и для молодого поколения. Эта неопределенность воспроизвелась также и в 90-е годы ХХ века: так, индивидуалистические ориентации, в зависимости от трактовки их содержания, могут влиять на поведение акторов как позитивно, так и негативно, делать его как социально конструктивным, так и деструктивным. Эта вариабильность и амбивалентность индивидуализма объясняет актуальность исследования вариантов интерпретации содержания индивидуалистических ценностей, проявляющихся в различном понимании ценностей и моделей поведения разными группами молодежи. Остроту ситуации придает также присутствие в современном дискурсе противоположных утверждений относительно приверженности российской молодежи ценностям индивидуализма5. Эта ситуация требует доказательства степени выраженности и характера индивидуластических ориентаций современной молодежи.

Не менее важной и недостаточно исследуемой проблемой является изучение способов воздействия массмедиа на формирование ценностей, в том числе индивидуалистических. Сошлемся на экспертное мнение Д. Дондурея, который, указывая, что производство представлений в массовом сознании – самое мощное производство XXI века, подчеркивает отсутствие сегодня в России каких-либо экспертиз того, что производится, каковы критерии оценки медиапродукции и каковы социальные последствия ее распространения6.

Таким образом, практическая значимость поднятых проблем определяет актуальность темы, которая обусловлена: амбивалентностью понимания и мотивационного эффекта индивидуалистических ценностей и необходимостью исследования различных их вариантов; неэффективностью официальных институтов социализации и ростом влияния электронных медиа на молодежную аудиторию; недостаточной изученностью способов воздействия электронных медиа на формирование ценностей индивидуализма у различных групп молодежи.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование механизма формирования ценностей в сознании молодежи в условиях трансформирующегося общества имеет комплексную природу и потому требует опоры на результаты изучения следующих проблем: формирования ценностей индивидуализма на массовом уровне; ценностных ориентаций современной российской молодежи; социальных функций массмедиа. По всем этим направлениям исследований накоплен глубокий пласт литературы.

Так, проблема индивидуализма стала предметом исследования представителей различных социальных наук. В частности, содержание индивидуализма как типа мировоззрения и системы ценностей рассматривается в трудах целого ряда известных европейских и американских ученых ХХ века. Так, например, известный социальный психолог Э. Фромм видит причину распространения индивидуализма в современных развитых странах в разобщенности социума и переизбытке свободы, которая обусловливает рост рискогенности социальной среды. Ему вторит Н. Элиас, указывая, что подобное явление приобретает массовый характер и общество постепенно преобразуется в систему атомизированных индивидов, которые воспринимают друг друга исключительно как средство для достижения целей. З. Бауман и Г. Маркузе, указывают, что в подобном обществе формируются люди определенного типа, для которых общественное не представляется значимым, а реализация личных целей теряет смысл при достижении каждой из них7. Варианты развития событий индивидуализированного общества анализирует У. Бек, акцентируя при этом растущее отчуждение индивида от общества двусторонность этого процесса, что также повышает рисковую ситуацию в обществе. Иными словами, исследователи описывают социокультурную среду, обусловливающую свободу выбора индивида собственного ценностного мира, что приводит к формированию различных типов индивидуализации личности8.

Изучение индивидуализма как типа мировоззрения имеет свою традицию и в отечественной науке. Еще в 60–80-е годы ХХ века отечественные ученые (Э.Я. Баталов, Ю.А. Замошкин, Г.Г. Дилигенский и др.) изучали эту проблему на материалах западноевропейского и американского обществ. В работах этих ученых показана связь кризисных ситуаций в американском обществе с доминированием индивидуализма как базисной ценностной установки. Г.Г. Дилигенским предложена классификация типов индивидуализма на основании восприятия индивидами таких ценностей как «семья», «труд» и другие9. В работах М.И. Новицкой, анализируя причины кризисных явлений в среде американской молодежи,  автор видит их истоки в нарушении преемственности поколений и растущей индивидуализации потребительского типа.

Иной подход к рассмотрению индивидуализма был предложен в 80-х годах ХХ века известными социальными психологами и социологами Г. Хофштеде и Г. Триандисом в процессе проведения кросс-культурных исследований10. На материалах обширных сравнительных исследований они показали различие культур по базовым ценностям и условно выделили две их группы: культуры индивидуалистического и коллективистского типов. При этом индивидуализм рассматривался как тип мировоззрения, производный от нежесткой социальной структуры, а коллективизм – как порождение общества с иерархизированной структурой и жесткой регламентацией. Эти идеи были использованы в трудах современных российских социологов, рассматривающих трансформационные процессы, переживаемые современным российским обществом, вызванные переходом к нежесткой системе социальной регуляции. В частности, в работах Т. Заславской и С. Кирдиной обосновывается тезис о том, что переход российского общества на принципы рынка и частной собственности обусловливает также переход в духовно-идеологи-ческой сфере от ценностей коллективизма (как безусловного доминирования интересов общества и государства) к ценностям индивидуализма11. Параллельно с этими теоретико-методологическими исследованиями коллектив под руководством академика Н.И.Лапина изучал на протяжении переходных 90-х годов ХХ века – первой половины 2000-х годов трансформацию ценностного сознания россиян и эмпирическими методами доказал наличие этого вектора12.

Исследования трансформационных процессов вызвали большой интерес к изучению социального потенциала молодежи как субъекта воспроизводства общества. Кризис ценностных ориентаций, безусловно, отразился на специфике социализации нового поколения. Изменение ценностного сознания молодежи фиксируют различные исследователи – Ю.А. Зубок, В.И. Чупров, Е. Омельченко13. Но чаще всего акцент делается на возникновении отчуждения и одномерности, при которых индивидуализация выступает источником социальных и личностных рисков. Вместе с тем в исследовании других ученых – Ю.И. Гиллера, Д.Л. Константиновского, Н.В. Латовой, В.С. Магун14 – выявляется тенденция развития конструктивного варианта индивидуализма в среде российской молодежи (особенно студенчества) и формирование соответствующих конструктивных индивидуалистических ценностей. Многолетние исследования В.С. Магун динамики ценностных ориентаций российской молодежи выявили рост индивидуалистических ориентаций и взрыв притязаний молодежи. В исследованиях последних лет показываются уже конкретные успешные практики реализации индивидуалистических жизненных стратегий определенной части студенческой молодежи15.





Еще одной важной опорой заявленной темы диссертации выступает разработка проблемы воздействия современных медиа на общественное сознание. Общая постановка проблемы СМИ как значимого агента социализации молодежи хорошо проработана в социологии и рассматривается в качестве обязательной в учебной литературе16. Большой вклад в изучение социальных функций и роли медиа внесли такие ученые, как М. Маклюэн, Э. Тоффлер, М. Кастельс17; а также отечественные исследователи: Т.С. Гогузова, Г. Кара-Мурза, Н.С. Кириллова, В.П. Коломиец, И.А. Мальковская, А.В. Мудрик18. Особое внимание в трудах этих ученых уделяется анализу технологий, оказывающих моделирующее и формирующее воздействие на сознание аудитории; выявлению специфики современной телевизионной эстетики, вытесняющей традиционные методы рациональной подачи информации. Немаловажное значение имеет изучение феномена «разорванной коммуникации», дистанцирующей производителей медиапродукции от аудитории.

Выделенные направления разработанности темы создают источниковедческую, аналитическую и методологическую базу для исследования заявленной темы диссертации. Но, несмотря на значительное количество исследований по выделенным проблемам, сам механизм влияния электронных массмедиа на молодежь и те средства, которые обеспечивают это влияние, пока еще остаются не раскрытыми. Этой проблеме посвящена данная диссертационная работа.

Объект исследования: ценностное сознание современной российской молодежи.

Предмет исследования: влияние массмедиа на интериоризацию современной российской молодежью индивидуалистических ценностных ориентаций и паттерны поведения.

Цель диссертационной работы - выявление содержательных характеристик индивидуалистических ориентаций молодежи и способов воздействия массмедиа на их формирование. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

  1. выявить специфику социализации российской молодежи в период системных реформ;
  2. исследовать характер интерпретации индивидуалистических ценностей в условиях современного массового общества;
  3. выделить социальные и технологические ресурсы электронных массмедиа, обусловливающие фактор доверия к ним и эффективность их социализирующего воздействия на молодежь;
  4. выявить качественные отличия социализирующего эффекта современных электронных массмедиа от социализирующего воздействия традиционных институтов, а также показать коммуникативные и эстетические методы  достижения эффекта электронных массмедиа;
  5. верифицировать эмпирическими методами приверженность молодежи к ценностям индивидуализма;
  6. выявить влияние индивидуалистически ориентированного медиаконтента на поведенческие практики молодежи.

Теоретико-методологическим основанием диссертационного исследования послужили: 1) теория структурно-функционального анализа (Т. Парсонс, Р. Мертон), в рамках которой была развита концепция социетальных ценностей, их интегративной функции, и концепция социальной аномии, позволяющей интерпретировать социальный эффект распада социетальных ценнностей; 2) концепция трансформации социальных институтов и субъектов трансформационных практик (Т. Заславская, С. Кирдина), интерпретирующая трансформационный процесс как переход от системы социетальных ценностей социетарного типа к ценностям индивидуалистического, персоноцентристского типа; 3) методология Г. Хофстеда и Г. Триандиса, закладывающая параметр коллективизм – индивидуализм в качестве важного индикатора социально-психологической типологии культур. Этот подход в совокупности с классификацией индивидуализма Г.Г. Дилигенского был использован для операционализации социетальных ценностей при разработке авторской концепции исследования смысложизненных установок исследуемой молодежи, позволяя ее сегментировать на приверженцев персоноцентристкой и социоцентристкой ценностей; 4) теоретические идеи М. Маклюэна и отечественных исследователей медиасреды и телевизионной культуры – Э.Г. Багирова, Р.А. Борецкого, А.Я. Юровского, В. П. Коломийца, В.Л. Цвика.

Эмпирическую базу диссертации составило авторское социологическое исследование, включающее опрос, проведенный методом стандартизированного интервью, и серию глубинных интервью. Опрос на тему «Ценности индивидуализма и коллективизма в мировоззрении студентов» проводился по методике уличного опроса среди студентов города Ростова-на-Дону в 2008 году (N = 500 чел.). Выборка респондентов осуществлялась на основании половозрастных квот в границах от 17 до 21 года. Методика рекрутирования респондентов исходила из территориального сегментирования города. Целью глубинных интервью, которые проводились среди ростовского студенчества в 2010 году (N = 30 чел.), было выявление влияния медиаперсонажей молодежных программ и телеканалов на ценностные ориентации информантов и их коммуникативные практики. При этом особое внимание уделялось интерпретации информантами смыслов действий медиаперсонажей. Наряду с этим эмпирическую основу диссертации составили данные социологических исследований ценностного сознания молодежи, которые проводились под руководством проф. В.Т. Лисовского. Опрос проводился в 1998 году НИИ КСИ СПБГУ (N = 2700 чел. из 20 городов России), учитывались также результаты опроса молодежи в 2011 году, который проводился «Левада-Центром» (рук. Л.Д. Гудков, Б.В. Дубин).

Научная новизна исследования в содержательном плане заключается в следующем:

  • обосновано, что одним из следствий институциональной трансформации российского общества является утрата молодежью доверия к официальным социализирующим институтам, как и к транслируемым ими солидаристским ценностям, и превращение электронных СМИ, продвигающих ценности индивидуализма, в основного агента социализации;
  • установлено, что в современном массовом обществе содержание индивидуализма редуцируется к внешнему выделению индивида из общности через стандартизованные параметры потребления, приобретающие символическое значение, их интерпретация тиражируется электронными масс-медиа;
  • выявлены субъективные и объективные факторы доверия молодежи к электронным массмедиа, обусловливающие их высокое социализирующее воздействие, основой которого выступают технические и коммуникативные ресурсы электронных СМИ: экранность, симультанность, визуализация; коммуникативные возможности: горизонтальность связей, преодоление временных и пространственных границ, открытость и общедоступность, интеграции в виртуальные сообщества;
  • показаны коммуникативные и эстетические методы социализационного эффекта электронных медиа, позволяющие им удерживать интерес аудитории, которые в совокупности обозначаются понятием «клиповость» – синтез технических и творческих приемов, используемых для постоянного переключения внимания с объекта на объект, при абстрагировании от смыслов действий демонстрируемых образов. С помощью этого приема медиаэстетики формируется дистанция между индивидом-реципиентом и солидаризирующими смыслами социетальной культуры;
  • эмпирически доказана несформированность у какой-либо подгруппы молодежи целостной системы индивидуалистических ориентаций, а также противоречие в сознании молодежи между, с одной стороны, декларируемыми терминальными ценностями, которые у половины молодежи сохраняют коллективистское содержание, и с другой стороны, – повседневными практиками поведения, инструментально ориентированными у большинства на реализацию прагматического индивидуального интереса.
  • установлено противоречие между негативной оценкой со стороны молодежной аудитории медиаобразов и нерефлексируемым заимствованием поведенческих стратегий этих медиа-персонажей молодежью в собственных коммуникативных практиках в интернет-пространстве, что свидетельствует о высокой эффективности манипулятивных приемов, используемых электронными медиа при воздействии на молодежь.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. На протяжении всего периода системной трансформации российского общества социализация молодежи происходит в условиях аномии, дисфункциональности институтов, роста неопределенности и риска, кризиса межгенерационной культурной преемственности. В этой ситуации и семья, и официальные социализирующие институты утратили авторитет и доверие у молодежи, ставшей невосприимчивой к транслируемым ими солидаризирующим ценностям и нормам, а сами эти ценности потеряли регулятивную эффективность. В то же время стремительное развитие возможностей электронных СМИ позволило сформироваться новому информационному пространству социализации, а им самим – превратиться в ее основного агента, специфика воздействия которого в настоящее время определяется доминированием индивидуалистических ценностей над солидаристскими.
  2. Исследование социокультурной динамики современного общества позволяет определить индивидуализм как ее доминирующий вектор. Однако по мере массовизации общества и перехода от экономики производства к экономике потребления изменяется и содержание индивидуализма как ценностной ориентации. В отличие от западноевропейского индивидуализма XVII – XIX веков, выступившего в качестве альтернативы коллективным формам жизни, ценностной основы формирования приоритета индивидуальной идентичности и самореализации личности в труде и накоплении, в современном массовом обществе индивидуализм широко распространился и трансформировался; его содержание редуцировано к внешнему выделению индивидов из больших общностей через стандартизированные параметры потребления. Поэтому в массовом обществе, и особенно в молодежной среде, ценности индивидуализма ассоциируются не с трудом и различными формами реализации духовных сил личности, а с демонстративным потреблением, чему способствует убедительная визуализация этих ценностей электронными СМИ.
  3. Социализирующая функция современных массмедиа базируется на достаточно высоком уровне доверия к ним со стороны общества в целом и молодежи в частности. Это доверие обусловлено факторами, имеющими субъективное значение: 1) сложившейся в период «перестройки» позитивной репутацией ведущих массмедиа как оппозиции институтам власти; 2) отсутствием собственного жизненного опыта у молодежи. Объективными основаниями доверия выступают ресурсы электронных массмедиа, а именно: 1) техни-ческие возможности электронных медиа, обеспечивающие эффект присутствия и достоверности получаемой информации: экранность и визуализация; симультанность; технологичность и единый формат, персонификация; 2) новые возможности горизонтальных коммуникаций, которые обеспечивает Интернет: преодоление территориальных и временных границ; открытость и общедоступность контактов; эффективный механизм хранения и трансляции информации; возможности интеграции в виртуальное пространство.
  4. Специфика социализирующего воздействия современных электронных массмедиа определяется тем, что в отличие от традиционных институтов социализации они ориентируют молодежь не на непосредственное деятельное участие в социальных процессах, а на отстраненное потребление информации с позиции внешнего наблюдателя, тем самым формируя у молодежи дистанцированное отношение к обществу, дефицит реального участия, потребительский индивидуализм. Основой формирования идентичности социализируемых индивидов посредством электронных медиа становится приобщение к символике той или иной социальной группы или сообщества, выраженной в брендовом потреблении и соответствующем стиле жизни. Методы социализирующего воздействия электронных медиа базируются на использовании приемов современных медиатехнологий, фиксирующих внимание на внешних эффектах и блокирующих проникновение в смысловое наполнение образов.
  5. Эмпирическое исследование ценностных ориентаций молодежи по показателю самоидентичности позволяет выявить примерно равные группы приверженцев индивидуализму и коллективизму («социоцентризму»). Однако обе группы в сфере терминальных ценностей – отношение к труду, к семье и к групповой сплоченности, – демонстрируют, хотя и в разном объеме, приверженность коллективизму. Вместе с тем в сфере инструментальных ценностей, характеризующих повседневное экономическое поведение и потребление, обе группы демонстрируют ориентацию на индивидуализм. Полученные результаты свидетельствуют о ситуативности ценностных выборов и, следовательно, – об эклектичности и внутренней противоречивости системы ценностных ориентаций.
  6. Эмпирическое изучение отношения молодежи, ориентированной на ценности индивидуализма, к контенту молодежных медиа, показывает рациональное сопротивление ценностям, навязываемым медиаобразами: основное большинство представителей молодежной аудитории негативно относятся к популярным персонажам шоу-программ, критически оценивают поведенческие паттерны медиаперсонажей, указывая на несоответствие их поступков нравственным принципам. Вместе с тем анализ повседневных коммуникативных практик исследуемой группы молодежи в интернет-пространстве свидетельствует о реализации в них ценностных ориентаций доминирующего медиаобраза этих каналов – «человека-демонстранта».

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что в ней аргументировано показывается механизм влияния электронных массмедиа на формирование ценностей индивидуализма в сознании молодежи. При этом автор раскрывает специфическую эстетику, которая активно используется электронными медиа при продвижении индивидуалистических ориентаций и проявляется на неосознанном уровне в повседневных коммуникативных практиках студенческой молодежи. Результаты диссертационного исследования вносят определенный вклад в теорию социализации, конкретизируя этот процесс для условий дисфункции базисных институтов социализации – семьи и образования, – и обосновывая при этом равнозначность социализирующего воздействия электронных медиа.

Практическая значимость работы определяется потребностью в социологическом осмыслении механизма формирования индивидуалистических ориентаций в сознании современной молодежи, студенчества в частности. Содержание работы представляет интерес также для молодежных редакций СМИ, ориентированных на совершенствование качества публикаций и корректировку медиаконтента, учитывающих социализирующее воздействие медиа. Результаты работы могут быть использованы социальными отделами высших учебных заведений для корректировки работы с молодежью, преодоления деструктивного потенциала индивидуалистических ориентаций. Содержательная часть диссертационной работы может быть использована также в образовательной деятельности при разработке лекций и спецкурсов по проблемам социологии молодежи, социологии культуры, социологии массовых коммуникаций.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международных, российских и региональных конференциях, в частности на XIV Международной конферен­ции «Ломоносов» (Москва, 2007 г.), Всероссийском социологическом конгрессе (Москва, 2008 г.), междуна­родном конгрессе «Перспектива» (Нальчик, 2009 г.), V международной конференции «Потребление как коммуникация» (Санкт-Петербург, 2009 г.). Результаты исследования опубликованы в 13 научных работах, общим объемом 6,5 п.л., в том числе в двух статьях в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав (включающих 6 параграфов), заключения, библиографии и приложений, в которых размещены программы, инструментарий и результаты опросов; гайд, образцы и выдержки из глубинных интервью.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень разработанности проблемы, определяются цели и задачи диссертационного исследования, описываются научная новизна и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Социокультурный контекст формирования индивидуалистических ценностных ориентаций молодежи в трансформирующемся российском обществе» посвящена рассмотрению особенностей социальной среды, в которой происходит социализация современной российской молодежи и которая задает ее основной вектор.

В первом параграфе «Специфика социализации российской молодежи в условиях социальной трансформации» автор, опираясь на социологическую теорию социальной аномии, рассматривает социальные процессы, вызванные системными реформами 90-х годов, и показывает основные характеристики аномии в российском обществе. Возникновение аномии сопровождалось ростом социальных рисков и распространением в России ценностей индивидуализма, которые лежат в основе идеологии стремительно развивающейся рыночной экономики. Важным социальным последствием трансформационных процессов стал кризис социальной солидарности, основанной на ценностях коллективизма и взаимопомощи. Он сопровождался развитием социального пессимизма, недоверием к политическим институтам, настроениями тревожности и фрустрации. При этом в обществе стали функционировать одновременно две системы ценностных ориентаций и две системы социального структурирования. В этом социокультурном контексте традиционные институты социализации молодежи – семья, школа – утратили безусловную социализирующую роль, которую они ранее играли в жизни на молодого поколения, тем самым способствуя усилению роста социальных рисков.

Рост отчуждения, вызванный разрушением традиционных институтов социализации и привычных форм организации жизни, активизировал тенденцию распространения ориентации индивидуализма в молодежной среде. Но в условиях неопределенности и социальных рисков индивидуализация оборачивается для индивида атомизированностью, разрушением его связей с обществом. Ослабление социализирующей функции семьи и школы вызвало усиление функции социализирующего воздействия массмедиа, которая была им задана стихийным индивидуальным поиском ценностных образцов со стороны молодежи. Ориентация молодежи на массмедиа вызвала соответствующую оценку социальных функций массмедиа со стороны различных групп экспертного сообщества, которые увидели в воспитании важный приоритет деятельности СМИ. Вместе с тем журналистское сообщество в реальности уклоняется от признания этой функции и соответствующей ей социальной ответственности.

Второй параграф «Интерпретации индивидуализма в культуре  современного массового общества» посвящен основным теоретическим подходам к исследованию индивидуализма как типа мировоззрения с целью определения качественных характеристик индивидуалистических ориентаций, получивших распространение в российском обществе. Автор показывает, что в период перехода к рыночной экономике возник запрос на личность активистского, индивидуалистического типа, которая продвигается массмедиа в качестве социально-нормативного образца. При этом сами медиа позиционирует этот тип лишь во внешних презентационных формах, что отвечает запросам экономики, ориентированной на расширение покупательской активности. Опыт социально-исторического развития западного общества во второй половине ХХ века свидетельствует о разных формах проявления индивидуализма. Известные западные ученые детально отслеживают причины и истоки формирования индивидуализма как базовой ценности западного общества. Так З. Бауман называет индивидуализм «закономерной характеристикой кризисного социума», а Н. Элиас подчеркивает, тот факт, что «…индивидуа-лизм делает людей уязвимее, а жизнь непредсказуемее». В российской науке (Г.Г. Дилигенский и Ю.А. Замошкин) сформирована классификация западного индивидуализма,  описаны различные типы личности: агрессивного стяжателя, гедониста и стандартизированного конформиста.

Систематизируя теоретические подходы к анализу индивидуализма, автор показывает, что в отличие от предыдущих эпох, когда индивидуализация была альтернативой унификации или противостояла коллективизму, современный индивидуализм является ценностью потребительского общества и трансформирует нормы и правила социума в систему стандартизированных ритуалов. Кроме того, важно подчеркнуть, что потребительский индивидуализированный социум постоянно привлекает молодежь как наиболее активную и динамично развивающуюся когорту. Поэтому  в молодежной среде доминирует устойчивое представление о взаимосвязи процесса потребления и демонстрации индивидуальности.

Вторая глава «Электронные массмедиа как агент социализации» посвящена рассмотрению двух взаимосвязанных проблем – выявлению ресурсов и методов социализирующего воздействия электронных массмедиа.

В первом параграфе «Факторы и ресурсы социализирующего воздействия электронных массмедиа в российском обществе» автор показывает динамику становления медиа в качестве института социализации, начиная с ХХ века. Газеты, радио, а затем телевидение выполняли вмененную политическими институтами важную функцию – формирование политической лояльности и высокого уровня доверия к политическим институтам. Это доверие было укреплено в период перестройки и мировоззренческого раскола общества, когда сформировались два «лагеря» СМИ – прокоммунистический и демократический. Переход СМИ на принципы самофинансирования и окупаемости вызвал конвертирование высокого доверия читателей в высокую оплату рекламных мест в популярных информационных изданиях. Теперь вместо пропаганды коммунитарных солидаризирующих ценностей СМИ стали продвигать ценности индивидуального потребления. Высокий уровень доверия к СМИ обеспечил незаметность для аудитории ее переориентации на коммерческие ценности. А вместе с этим – переориентацию на ценности прагматизма и индивидуального потребления. В диссертации уделяется большое внимание рассмотрению специфических ресурсов, которыми располагают электронные медиа и обеспечивают высокий уровень его влияния на молодежь – экранность и визуализацию информации; симульстанность, которая обеспечивает высокий уровень восприятия достоверности информации; технологичность и единый формат, а потому – высокий уровень доверия к телеинформации. Визуально-образная форма трансляции информации посредством телевидения влияет на систему норм и ценностей представителей массовой аудитории, чему способствуют: видеоряд, персонификация медиа. Все эти ресурсы унаследовал от телевидения Интернет. При этом Интернет в глазах молодежи обладает несомненным преимуществом перед телевидением – он создает горизонтальность коммуникативных потоков, преодолевает территориальные и временные границы; утверждает открытость и общедоступность контактов, эффективный механизм хранения и трансляции информации. Кроме того, Интернет делает легкодоступной интеграцию индивида в виртуальное пространство коммуникаций. Выделенные ресурсы позволяют скрыть механизм воздействия и тем самым обеспечивают эффективность социализирующего влияния электронных медиа на молодежь.

Во втором параграфе «Современные электронные массмедиа: методы формирования ценностей индивидуализма у молодежи» автор сосредоточивается на анализе новой эстетики, которая была разработана и активно используется современным телевидением и Интернетом. Ее определяют разными терминами («фрагментар-ность», «клиповость», «мозаичность»). Разные ее аспекты были проанализированы в работах М. Маклюэна, Э. Фромма и Э. Тоффлера. Сам механизм клипового производства информации был показан Ж. Бодрийяром, который выделил также и его сущность – абстрагирование реципиента (зрителя) от смысла передаваемых сообщений. Автор выделяет основные техники клиповой эстетики как метода воздействия на восприятие индивида: замена словесной аргументации визуализацией образов; быстрое переключение внимания с одного объекта на другой; инфотеймент – сенсационность и постоянная актуализация событий. В совокупности эти техники позволяют характеризовать клиповость как манипулятивную стратегию, направленную на удержание внимания с целью проектирования потребностей индивида.

Диссертант аргументирует тезис о том, что социализация посредством электронных медиа является мнимой, поскольку: 1) медиа создают эффект присутствия и участия в событии, подменяя деятельность, которая в первую очередь требуется, социализацией; 2) индивиду предлагается формировать идентичность посредством приобщения к символике референтной группы – брендовым предметам потребления, тем самым реальная интеграция в социальную группу заменяется суррогатом демонстративного потребления. Тем самым медиа связывают социализацию с потреблением, обусловливая рост индивидуализма в его современном потребительском варианте. Правила телевизионной эстетики переносятся в интернет-пространство: фактическая правдоподобность сведений, которые сообщают молодые люди друг другу, не представляется значимой. Это облегчает коммуникативный процесс, снимает определенные барьеры, которые возникают в межличностном общении, формирует навык одновременного общения с несколькими участниками, что обусловливает поверхностность и кратковременность коммуникации. Таким образом, современные медиа дают не знания, а избыточную информацию, что, в
конечном счете, приводит к потере смыслов, совмещению информации с развлечением, сенсацией (инфотеймент). Эта тенденция рождает «разрыв между Россией реальной и Россией виртуальной» (М.К. Горшков), что ярко проявляется в сознании молодежи.

В третьей главе «Ценности индивидуализма молодежи в контексте медиареальности: опыт регионального эмпирического исследования» излагаются основные результаты изучения автором влияния медиаконтента на ценностную картину мира студенческой молодежи.

В первом параграфе «Приверженность молодежи ценностям индивидуализма: характеристики терминальных и инструменталь-ных ценностей» автор излагает квалификационные характеристики эмпирического исследования. На основе теоретических концептов и результатов исследований Н.И. Лапина и Г.К. Триандиса был разработан авторский инструментарий опроса, позволяющий дифференцировать респондентов на группы, ориентированные на традиционные, солидарные практики и ценности коллективных действий и на индивидуалистические ценности, которые более адекватны современному модернистскому типу общества. Набор базовых ценностей одинаков и для традиционного, и для модернистского типа обществ, это – семья, труд, социальная сплоченность, безопасность, долг, ориентации на добродетельные поступки. Вместе с тем традиционная аксеологическая картина мира во главу угла ставит значимость социального целого (макро - или микрообщности), и тогда эти ценности приобретают самоценный, терминальный характер. В модернистской аксеологической картине во главу угла поставлен индивид, а указанные ценности приобретают подчиненный, инструментальный характер.

Анализ и систематизация собранного материала показывают, что в современной молодежной среде ценностные ориентации индивидуалистического и коллективистского типов распространены в соотношении примерно 2:1. При этом четко выраженная вербализация своей индивидуалистской ориентированности объединяет примерно половину молодежи. Рациональному выбору собственной идентичности в значительной степени соответствует смысловая интерпретация терминальных ценностей в сфере трудовых отношений, семье, социальных солидарностей. В подгруппе «индивидуалистов» они интерпретируются преимущественно как прагматически ориентированные на индивида, в подгруппе «коллективистов», напротив, жизнедеятельность индивида ориентирована на интересы группы (социального целого). Однако в сфере проектирования повседневных экономических практик и потребления обе выделенные подгруппы (в том числе и «коллективисты») демонстрируют ориентацию на реализацию индивидуальных прагматических интересов. Противоречие терминальных и инструментальных ценностей в сознании молодежи свидетельствует о незавершенности формирования системы ценностных ориентаций.

Во втором параграфе «Ценности индивидуализма в поведении молодежи: оценка влияния медиаобразов и коммуникативные практики в Интернете» проводится сравнительный анализ, с одной стороны, отношения молодежи к медиаперсонажам и проповедуемым ими ценностям, с другой стороны, – с поведенческими практиками представителей самой молодежной аудитории, в качестве которых  рассматривались коммуникативные практики в интернет-простран-стве. Данный выбор определялся: 1) достаточно высоким уровнем анонимности общения в Интернете, что позволяет информантам не скрывать своих мотивов; 2) восприятием интернет-коммуникаций молодежью как игры, далекой от реальной жизни, что позволяет информантам достаточно подробно описывать содержание коммуникативных взаимодействий. В качестве информантов были выбраны представители той подгруппы опрошенной молодежи, которая самоопределила себя в категориях индивидуалистических ориентаций. Анализ собранного материала показывает, что молодежь предпочитает развлекательные молодежные шоу-программы, опирающиеся на принципы клиповости, каламбура и др., снижающие остроту критического восприятия действительности и переключающие восприятие с социальных и личностных проблем на искусственно созданные развлекающие ситуации. Исследование восприятия молодежной аудиторией потребляемой продукции электронных медиа свидетельствует о рациональном отношении молодежи к приемам привлечения аудиторного внимания, а также адекватном декодировании молодежью смыслов медиаобразов. А именно: основное большинство представителей молодежной аудитории негативно относится к популярным персонажам шоу-программ, критически оценивают поведенческие паттерны медиаперсонажей, Описывая их в негативных коннотациях, указывая на несоответствие их поступков нравственным принципам. При этом они открыто высказывают осознанное стремление противостоять воздействию медиаобразов и высоко оценивают уровень собственной защищенности от манипулятивного воздействия массмедиа. Вместе с тем изучение коммуникативных практик информантов в интернет-пространстве показывает реализацию в них ценностных ориентиров, которые задаются доминирующим типом медиаобраза молодежных каналов – «человека-демонстранта». В частности: свобода трактуется как  освобождение от социальных рамок приличия и культурных стереотипов, умение побеждать в конфликтах со всеми, кто стремится ограничить личное пространство; самовыражение трактуется не столько как стремление к раскрытию собственных талантов, столько как позиционирование своей уникальности через демонстративное потребление; успешность – умение подавлять и использовать людей в достижении своих целей; солидарность демонстрируется через приверженность одним и тем же брендам; темпоральность – отказ от долгосрочного планирования собственной жизни в пользу современной сиюминутности.

Изучение смыслов интернет-коммуникации, которая является доминантной в жизни современной молодежи и которой уделяется основное количество ежедневного времени, показывает присутствие выделенных ценностных ориентаций – свободы, успешности, солидарности, самовыражения и темпоральности, в качестве мотивов активности в социальных сетях.

В Заключении автор обобщает основные результаты проведенного исследования и определяет перспективы дальнейшей разработки темы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи из перечня ведущих журналов и изданий ВАК:

  1. Давыдова, М.А. Конструкт семьи в современной телерекламе: между социализацией и манипуляцией / М.А. Давыдова // Известия высших учебных заведений. Северо­-Кавказский регион. Об­щественные науки. Ростов-на-Дону 2006. Спецвыпуск. С.19–22 (0,5 п.л.).
  2. Давыдова, М.А. Телевидение и Интернет как агенты социализации современной молодежи / М.А. Давыдова // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки.  Ростов-на-Дону 2009. Спецвыпуск. – С.18–21 (0,5 п.л.).
  3. Давыдова, М.А. Приверженность молодежи ценностям индивидуализма: характеристики терминальных и инструментальных ценностей//Вестник Адыгейского университета. Сергия «Регионоведение: философия, социология, юриспруденция, политология, культурология».-Майкоп: Изд-во АГУ.-2012. Вып.4 – (0,5 п.л.)

Научные статьи, доклады, тезисы:

  1. Давыдова, М.А. Клиповость как характеристика сознания совре-менной молодежи (Тезисы) / М.А. Давыдова Материалы XIV Международной конферен­ции «Ломоносов». Т. 3. – М., 2007. – С. 275. ( 0,1п.л.)
  2. Давыдова, М.А. Клиповость сознания как фактор формирования деструктивного индивидуализма в молодежной среде / М.А. Давыдова // Материалы международного конгресса «Перспектива-2007». Т. 1. – Нальчик, 2007. – С. 115–116.  (0,3п.л.).
  3. Давыдова, М.А. Клиповость как базовая характеристика массового сознания / М.А. Давыдова // Дискурсология: методология, теория, практика: Доклады II Международной научно-практической конференции, посвященной памяти Ж. Бодрийяра. Т. 2. – Вып. 6. – 2007. – С. 71–73. Екатеринбург (0,3п.л.).
  4. Давыдова, М.А. Типология ценностных ориентаций молодежи в коммуникативной сфере современного российского общества / М.А. Давыдова // Неклассическое общество: векторы развития: Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Владимир, 2008. – С. 209–213 (0,1 п.л).
  5. Давыдова, М.А. Ценности коллективизма и индивидуализма в молодежной среде (опыт эмпирического исследования) / М.А. Давыдова // Социологический диагноз культуры российского общества второй половины XIX – начала XXI века. –  СПб., 2008. – С. 202–207 (0,3 п.л).
  6. Давыдова, М.А. Влияние медиа на формирование индивидуализма в молодежной среде / М.А. Давыдова // Материалы Всероссийского социологического конгресса при РАН. – М., 2008 (0,1 п.л.).
  7. Давыдова, М.А. Социализирующая функция медиа в эпоху трансформации / М.А. Давыдова // Материалы международной научной конференции «Перспектива-2009». – Нальчик, 2009. – С. 38–43 (0,3 п.л.).
  8. Давыдова, М.А. Влияние медиа потребительского общества на деструктивный индивидуализм в молодежной среде / М.А. Давыдова // Материалы V международной конференции «Потребление как коммуникация-2009». – СПб., 2009. – С. 66–69 (0,1 п.л.).
  9. Давыдова, М.А. Конструктивный индивидуализм в студенческой среде / М.А. Давыдова // Сборник материалов X Международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества». – Новосибирск, 2010. С. 225– 230 (0,2 п.л.).
  10. Давыдова, М.А. Клиповость современных ценностных ориентаций молодежи / М.А. Давыдова // Коммунитарный механизм формирования: Сборник статей Международной научно-практической конференции «Личность и общество: проблемы философии, психологии, социологии». – Пенза, 2010. – С. 133–136. (0,1 п.л.).

1 Термином «массмедиа» («медиа») обычно обозначают печатные и электронные средства массовой коммуникации (включая Интернет), а также кино, видео, сотовую связь и пр.

2 Влияние социальное // Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г.В. Осипова. М.: Изд. группа НОРМА-ИНФА, 1999. С. 68.

3 Нужно ли обществу телевидение // Телеэфир: История и современность / Под ред. Я.Н. Засурского. М.: Аспект-Пресс, 2005. С. 22;  Дондурей Д. Трудная жизнь без цензуры – код доступа: http://kinoart.ru/journal/censura.html.

4 См.: Луков В. А., Гневашева В. А., Захаров Н. В., Луков Вл. А., Луков С.В., Намлинская О. О. Российская молодежь: Ценности и ценностные ориентации (социологический анализ) // Докл. и матер. Всерос. науч. конф. Москва, 6–7 дек. 2007 г. С. 43–46;  Гудков Л.Д.,  Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Молодежь России: Сб. статей. М.: Моск. шк. полит. ис., 2011. С. 20–23.

5 См.: Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010. С. 131; Латова Н.В., Латов Ю.В. Особенности «вестернезации» ментальности студенчества модернизирующихся стран // Социол. исслед. 2007. № 11.

6 Дондурей Д. Указ. соч.

7 См.: Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1995; Бауман З. Индивидуали-зированное общество. М.: Логос, 2005; Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1994; Элиас Н. Общество индивидов / Пер. с нем. М.: Праксис. 2001.

8 Бек У. Общество риска на пути к новому модерну. М.: Прогресс-традиция, 2000.

9 См.: Баталов Э.Я. Социальная утопия и утопическое сознание в США. М.: Наука, 1982; Замошкин Ю.А. Критика буржуазного индивидуализма и личность. М., 1965; Дилигенский Г.Г. В поисках смысла и цели. М.: Политиздат, 1986. С. 33.

10 См.: Триандис Г. Культура и социальное поведение. М.: Форум, 2007; Hofstede Ceert. H. Culture’s consequences: Comparing values, behaviors, institutions and organizations across nations. 2 ed. Sage Publications, 2001.

11 Заславская Т.И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004; Кирдина С.Г. X и Y-экономики: институциональный анализ. М., 2004.

12 Лапин Н.И. Чем живут и к чему стремятся россияне // Мир России. 2000. № 7; Он же. Кризисный социум в контексте социокультурных трансформаций // Мир Рос­сии. 2000. № 3. С. 3–7.

13 Чупров В.И., Зубок Ю.А., Уильямс К. Молодежь в обществе риска. М.: Наука, 2001; Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М., 2000. Она же. Молодежь: Открытый вопрос. Ульяновск: Симбирская книга, 2004.

14 См.: Гиллер Ю.И. Социология самостоятельной личности. М., 2006; Константиновский Д.Л. Молодежь 90-х: самоопределение в новой реальности. М.: ЦСО РАО, 2000; Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня: учеба плюс работа. М.: Цент социального прогнозирования, 2002; Латова Н.В., Латов Ю.В. Особенности «вестернизации» ментальности студенчества модернизирующихся стран // Социол. исслед. 2007. № 11; Лисауске, М.В. Поколение next – прагматичные перфекционисты или романтики потребления  // Социол. исслед. 2006. № 4; Магун В.С., Энговатов М.В. Динамика притязаний и изменение ресурсных стратегий молодежи: 1985–2005 / Россия реформирующаяся: Ежегодник / Отв. ред. М.К. Горшков. Вып. 6. М.: Инст. социологии РАН, 2007.

15 См.: Воздействие западных социокультурных образцов на социальные практики в России (Теории, наблюдения, биографические интервью. Советы студентам) / Под ред. М.А. Ядова. М.: ТАУС, 2009; Глядя на Запад: Культурная глобализация и российские молодежные культуры. СПб., 2004; Денисова А.В. Российские студенты за рубежом: трудовая и академическая миграция. Germany: Изд-во: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co.KG, 2011; Ядов М.А. Поведенческие установки молодежи постсоветского поколения // Социол. исслед. 2006. № 10.

16 См.: Социология молодежи: Учеб. / Под ред. В.Н. Кузнецова. М.: Гардарики, 2007. С. 64; Волков Ю.Г. Социология: лекции и задачи. М.: Логос, 2004; Добреньков В.И., Кравченко А.И. Социология. М., 2003.

17 См.: Маклюэн М. Понимание медиа / Пер. с англ. В. Николаева. М.: Жуковский: КАНОН-пресс-Ц; Кучково поле, 2003; Он же. Галактика Гуттенберга. Становление человека печатающего. М.: Академический проект, 2005; Тоффлер Э. Третья волна. М.: АСТ, 2004.

18 См.: Кириллова Н.Б. Медиасреда российской модернизации. М.: Академический проект, 2005; Коломиец В. П. Медиасреда и медиапотребление в современном российском обществе // Социол. исслед. 2010. № 1; Мальковская И.А. Социологический профиль информационно-коммуникативного общества // Социал. исслед. 2007. № 2; Информационная и психологическая безопасность в СМИ: В 2 т. Т. 2: Феномен разорванной коммуникации: Сб. статей / Под ред. Я.Н. Засурского. М.: Аспект Пресс, 2008; Гогузева Т.С., Романова Е.А. Особенности процесса социализации в современном российском обществе // Вестник ВЭГУ. 2010. № 4; Мудрик А.В. Социализация человека: Учеб. пособ. 3-е изд., испр. и доп. М.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2010.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.