WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Филимонов Олег Викторович

УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРОЙ ВНУТРЕННИХ ВОЙСК МВД РОССИИ

Специальность 22.00.08 – социология управления

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена на кафедре социологии Военного университета Официальные оппоненты Фролов Сергей Станиславович, доктор социологических наук, профессор Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Шаленко Валентин Николаевич, доктор социологических наук, профессор Российский государственный социальный университет Иванов Анатолий Викторович, доктор социологических наук, профессор Финансовый университет при Правительстве РФ Ведущая организация Государственный университет управления

Защита состоится 21 декабря 2012 года в 13 часов на заседании диссертационного совета по социологическим наукам (Д-215.005.07) при Военном университете (123001, г. Москва, К-107, ул. Б. Садовая 14, корп. 5, ауд. 612)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета Автореферат разослан ____. ________ 2012 года

Ученый секретарь диссертационного совета Осипенко Эдуард Борисович кандидат социологических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования Военная организация России и другие силовые ведомства последнее время ищут оптимальную модель своего функционирования. Коренным преобразованиям подвергаются Вооруженные Силы Российской Федерации и Министерство внутренних дел России. И это не случайно:

сложившиеся еще в советский период структуры перестали соответствовать современным представлениям об оптимальности и функциональности. Одним из направлений этих преобразований являются изменения в системе управления социальной сферой.

Проблема оптимизации механизмов удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала давно назрела. В последнее время основное внимание в реформировании военной организации общества было обращено на изменение функций только основных структур. При этом реформы социальной сферы и органов управления еще не произошло.

Эмпирические данные свидетельствуют, что, несмотря на повышение с 2012 г. уровня социальной защиты военнослужащих (в основном в сфере денежного довольствия), аналогичного изменения в их социальном самочувствии и настроениях не произошло. Все это значительно снижает эффективность процессов социального управления и организации военно-профессиональной деятельности.

Продолжающаяся в последнее время в военной организации России реформа не затрагивает равномерно все ее структуры. Пока основные усилия в этой сфере сконцентрированы на Вооруженных Силах РФ и на органах внутренних дел МВД России. В преддверии аналогичных изменений во внутренних войсках страны необходима концептуализация процессов управления их социальной сферой, что позволит избежать многих допущенных ошибок и просчетов в данной области. Исходя из этого, актуальность исследования определена следующими обстоятельствами.

Во-первых, необходимостью теоретического и методологического осмысления в рамках военно-социологического знания понятия «социальная сфера внутренних войск МВД России» как социального феномена.

Во-вторых, отсутствием во внутренних войсках концепции их социального развития, что не позволяет эффективно планировать процессы решения социальных проблем военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск.

В-третьих, важностью изучения реального состояния структуры управления социальной сферой внутренних войск в современных условиях. Проводимая реформа военной организации предполагает наличие научно обоснованных данных о фактическом состоянии социальной сферы внутренних войск, а также о факторах, влияющих на эффективность управления ею. Это позволит выработать наиболее адекватные методы и средства управления социальной сферой внутренних войск, а также решить конкретные методологические задачи по обеспечению надежности и валидности социологического измерения исследуемого феномена, разработать и апробировать конкретную методику исследования социальной сферы и состояния управления ею.

В-четвертых, научно-прикладной потребностью создания концептуальной социологической модели управления социальной сферой внутренних войск МВД России. В настоящее время в качестве субъектов социальной сферы во внутренних войсках выступают многие элементы структуры управления: командиры, штабы, органы по работе с личным составом, медицинские службы внутренних войск.

Разбросанность функций управления социальной сферой войск снижает эффективность удовлетворения потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск.

В-пятых, востребованностью органами военного управления конкретных, адаптированных к реально сложившимся управленческим ситуациям, мер, направленных на повышение эффективности управления социальной сферой внутренних войск, удовлетворение социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск, минимизацию воздействия негативных факторов военной службы.

Изложенные обстоятельства обусловили выбор темы и основных направлений диссертационного исследования, а также его научноприкладное значение.

Степень научной разработанности проблемы. Социальная сфера является объектом изучения различных наук. Для социологии – это основная предметная область, которая предполагает: изучение опыта жизнедеятельности людей, уровня развития социального субъекта, жизненных потребностей и возможностей их удовлетворения, анализ различных жизненных ситуаций, соотношения бюджетов рабочего и внерабочего времени, состояния социальной инфраструктуры, действующих социальных технологий, обеспечивающих ее оптимальное развитие, исследование социальных механизмов, регулирующих процессы социальной сферы, и др.

В творчестве философов античного периода социальная сторона государственного (военного) управления отражена в трудах древнегреческих ученых Платона, Аристотеля, которые определяли государство как особую форму поселения людей, возникающую из необходимости взаимопомощи, удовлетворения потребностей в пище и жилье, защиты населения и его территории, поддержания порядка внутри поселения. Уже древние рассматривали вопросы обеспечения различных социальных групп (в том числе и военнослужащих) по отдельности. Так, Платон обращал особое внимание на обязательства государства по отношению к военнослужащим, которое должно установить такой порядок, при котором устройство жилищ и права на имущественные блага не могли бы быть помехой ни для высокой нравственности воинов, ни для исполнения ими службы, ни для надлежащего отношения их к людям своего и других классов общества.

В период доминирования классических социологических теорий многие исследователи обращались к изучению социальной сферы общества. Этому посвятили свое время ученые многих стран и интернациональных научных школ, но в социологической теории основной свой след оставили представители европейской, американской и отечественной научных школ. В трудах К.А. де Сен-Симона (о социальном равенстве и социализме), О. Конта (о «позитивном» обществе), Г. Спенсера (о равновесии и стабильности общества), Э. Дюркгейма (о разделении общественного труда), П. Бурдье (о социальном капитале), Л. Хобхауза (о концепции «социаллиберализма»), Т. Маршалла (о гражданских правах), Ф. Тённиса (о социальном согласии), А. Смолла (об «интересах» (потребностях), Р. Парка (о социальной дезорганизации и достоверном описании социальной жизни), П. Лазарсфельда (о влиянии социальных проблем на отклоняющееся поведение), Т. Парсонса (о «социальном порядке»), Дж. Роулса (о справедливости) зародились идеи о социальных основах организации совместной жизни и институциональных аспектах поведения человека, в том числе субъекта вооруженного насилия. В той или иной степени они затрагивали вопросы управления социальной сферой общества. Их взгляды выражали различные точки зрения на эти процессы.

Так, представитель эволюционизма и основатель социологической теории органицизма Г. Спенсер считал, что общество должно развиваться аналогично законам природы. Любое развитое общество, по его мнению, должно иметь три системы органов: а) поддерживающую (организация частей, обеспечивающих в живом организме питание, а в обществе – производство необходимых продуктов);

б) распределительную (обеспечивает связь различных частей социального организма на основе разделения труда) и в) регулятивную – в лице государства (обеспечивает подчинение составных частей целому)1. Государство, полагал Спенсер, не должно вмешиваться в процессы социальных взаимоотношений в обществе, так как это может помешать естественному отбору сильнейших и, в свою очередь, ослабит это государство. Государственное принудительное перераспределение социальных благ должно стать частным делом, задача которого – смягчать несправедливости природы, т.е. фактически вся социальная помощь и поддержка должны оказываться только в семье или, в крайнем случае, в общине.

Ему вторил У. Самнер, кторый также считал, что общество живет и развивается по естественным законам. Он придавал закону борьбы за существование универсальное значение и считал, что в социальной жизни побеждает тот, кто сильнее. Самнер рассматривал социальное неравенство как естественное и необходимое условие существования цивилизации и был сторонником стихийности в социальном развитии и противником государственного регулирования, попыток реформировать и тем более революционизировать общественную жизнь.

Т. Маршалл, с другой стороны, рассматривал социальное государство как институт, обеспечивающий минимальную поддержку благосостояния, гарантирующий индивидууму возможность должным образом существовать в либерально-демократическом обществе.

Р. Тоуни сравнивал государство с «чернорабочим», надежным инструментом для организации медицины, образования, благосостояния.

В центре внимания Т. Парсонса находилась проблема социального порядка – природа интеграции и стабильности социальных систем.

С его точки зрения общественное равновесие может быть достигнуто путем интеграции мотивов действий, гармонизации ролей через нормативные культурные стандарты, общие для всех них и играющие роль основной силы, мобилизующей единство социальной системы и функцию социальной структуры. Социальная интеграция, считал Кон И.С. Социологическая концепция Герберта Спенсера // История буржуазной социологии XIX – начала ХХ века / под ред. И.С. Кона. М.: Наука, 1979. С. 46.

Парсонс, может обеспечиваться при условии социального неравенства и противоречий.

Необходимо учитывать, что современное понимание социальной сферы сложилось лишь в последние десятилетия XX в. и в настоящее время продолжает развиваться. Социальную сферу как объект и предмет исследования осветили представители и философии, и экономики, и социологии1. Наиболее полно и развернуто вопросы социальной сферы общества были изложены Г. Осадчей2. Вопросы управления социальной сферой в последнее время достаточно широко раскрыты в научной3 и учебной4 литературе. На уровне диссертационных исследований Шавель С.А. Социальная сфера общества и личность. Минск: Наука и техника, 1988; Социальная сфера: политическое и духовное развитие общества.

М.: Наука, 1991; Ковалев Г.Д. Социальная сфера советского общества. Л., 1990;

Инновационное управление социальной сферой: автореф. дис. … канд. эконом.

наук. М., 2003; Грибакина Е.Н. Социальная сфера общества, ее специфика.

Екатеринбург: Изд-во Урал ун-та. 1992, и др.

Осадчая Г.И. Социальная сфера общества: теория и методология социологического анализа. М.: Союз, 1996; Осадчая Г.И. Социальная политика, социальное управление и управление социальной сферой. М.: Союз, 1999;

Осадчая Г.И. Социология социальной сферы. 2-е изд., перераб. и доп.

М.: Академический проект, 2003.

Романова Т.Ф., Баранцева О.В. Финансирование социальной сферы: теория и методология: монография. Ростов н/Д, 2003; Маяцкая И.Н. Маркетинг в социальной сфере: монография. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2003; Калинкина М.Ю., Тихомиров Ю.А., Тощенко Ж.Т. и др. Правовые проблемы развития социальной сферы в Российской Федерации: доклады и сообщения V Междунар. конференции. Москва, 14 апреля 2005 г. М.: РГГУ, 2005.

Викторов О.Н., Кураков В.Л., Бондаренко Н.В. и др. Государственное регулирование социальной сферы. М.: Гелиос АРВ, 2000; Вульфович Р.М.

Управляемый город: прошлое, настоящее, будущее: монография. СПб: Изд-во СЗАГС, 2009; Елисеев Е.А. Система управления социальной сферой города (вопросы теории и практики). Челябинск: Экодом, 1997; Ковалева Г.А., Пешина Э.В. Управление социальной сферой: нормативный подход. Екатеринбург: УрО РАН, 2000; Кураков Л.П., Кашурникова Г.Г., Владимирова Н.П., Ефремов Л.Г.

Управление социальной сферой. М.: Пресс-сервис, 1997; Реформирование социальной сферы в условиях перехода к рыночной экономике / под общ. ред.

д-ра социолог. наук, проф. Н.С. Слепцова; редколлегия: канд. философ. наук, доц. Т.Г. Богатырева, канд. эконом. наук, доц. Е.В. Пономаренко. М.: Изд-во РАГС, 1998; Санин И.И. Управление социальной сферой в регионе:

монография. М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и Ко», 2003;

Управление социальной сферой / род ред. В.Э. Гордина. СПб.: Изд-во вопросы управления социальной сферой были рассмотрены В. Гембаренко, Р. Даутовым, Т. Лысенко, И. Романовым, Е. Свистуновой, Л. Хлевным.1 Эволюции партийно-государственной политики в социальной сфере, развитию социально-трудовой сферы, маркетинга в ней, инновациям, разработке концепции и методов управления социальной сферой были посвящены труды Г. Дьякова, И. Маяцкой, Ю. Отварухиной, Э. Фетисова, В. Шмырова.Социально-технологической специфике, прогностической сущности социального управления уделено большое внимание в работах И. Бестужева-Лады, Н. Данакина, В. Жукова, В. Иванова, В. Патрушева, Ю. Резника, О. Ромашова, И. Слепенкова, В. Шепеля, С. Фролова и др3.

СПбГУЭФ, 1998; Шевцова Т.В. Регулирование социальной сферы крупного города. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1999; Яковлев И.В. Стратегия управления развитием социальной сферы: препринт. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2004, и др.

Гембаренко В.И. Управление процессами реформирования социальной сферы современной России: автореф. дис. … док. социол. наук. М., 2011;

Даутов Р.Р. Проблемы управления социальной сферой предприятий топливноэнергетического комплекса Крайнего Севера в условиях перехода к рыночному обществу: автореф. дис. … канд. социол. наук. Уфа, 2000; Лысенко Т.П.

Управление социальной сферой региона (на материалах Тульской области):

автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 2000; Романов И.А. Управление социальной сферой региона (на примере Приморского края): автореф. дис. … канд. социолог. наук. М., 1998; Свистунова Е.А. Социальная сфера малого города как объект управленческой деятельности: автореф. дис. … канд. социол.

наук. М., 2004; Хлевной Л.В. Управление социальной сферой крупнейшего города в современной России: автореф. дис. … канд. социол. наук. Майкоп, 2004.

Дьякова Г.С. Инновационное управление социальной сферой: автореф. дис.

… канд. эконом. наук. М., 2003; Маяцкая И.Н. Развитие маркетинга в социальной сфере (теоретико-методологический аспект): автореф. дис. … докт.

эконом. наук. М., 2004; Отварухина Ю.Ю. Исследование и разработка концепции и методов управления социальной сферой: автореф. дис. … канд.

эконом. наук. СПб., 2000; Фетисов Э.Н. Социально-трудовая сфера: тенденции развития и способы регулирования: автореф. дис. … докт. социол. наук.

М., 1998; Шмыров В.С. Эволюция партийно-государственной политики в социальной сфере (на материалах РФ 80-90-е г.г.): автореф. дис. … канд. истор.

наук. М., 1999.

Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление.

М.: Политиздат, 1981; Бестужев-Лада И.В. Прогнозное обоснование социальных нововведений. М., 1993; Взаимосвязь социальной работы и социальной политики / пер. с англ. М., 1997; Данакин Н.С. Теоретические и методические основы разработки технологий социального управления: автореф.

Одно из направлений анализа управления развитием социальной сферы составили публикации, исследующие содержание и сущность социальной политики и социального государства (труды И.А. Григорьевой, В.В. Колкова, В.Г. Попова, Б.В. Тихомирова, Е.И. Холостовой и ряда других авторов)1.

Особое направление в исследовании военно-социальной сферы представляют работы методического, организационно-правового и социоинженерного характера, посвященные нормативным, служебным, технологическим (разработка, проектирование, внедрение) и иным аспектам военной службы2. Но управление социальной сферой как комплексное направление в рамках военной социологии не разработано, хотя к этой области можно отнести работы А. Беляева дисс.... докт. социол. наук. Белгород, 1994; Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. Белгород, 1993; Основы современного социального управления: теория и методология. М.: ОАО «НПО «Экономика», 2000; Социальная политика, парадигмы и приоритеты /под ред.

Жукова В.И. М., 2000; Ромашов О.В. Управление как разновидность общественно необходимого труда // Человек, наука, управление. М.: АТИСО ГУУ, 2000; Слепенков И.М., Аверин Ю.П. Основы теории социального управления. М., 1990; Социальное управление: словарь-справочник / под ред.

В.И. Добренькова, И.М. Слепенкова; Социальные технологии: толковый словарь / отв. ред. В.Н. Иванов. М.-Белгород, 1995; Труд и социальное развитие:

словарь. М.: ИНФРА-М, 2001; Шепель В.М. Социальное управление производственным коллективом (опыт социологического исследования проблемы). М.: Мысль, 1976; Фролов С.С. Методы управления социальными процессами в трудовых коллективах. М., 1987, и др.

Григорьева И.А. Социальная политика и социальное реформирование в России в 90-х годах. СПб., 1998; Попов В.Г., Холостова Е.И. Социальная политика и социальная работа. М., 1997; Капицин В.М. Социальная политика и право: сущность и взаимозависимости // Российский журнал социальной работы. 1998. № 8; Топчий Л.В. Взаимосвязь социальной политики и социальной работы: проблемы теории и практики // Российский журнал социальной работы, № 1. 1995; Меерсон Е.А. Социальная политика государства в обеспечении защиты молодой семьи и социально-трудового потенциала России. Волгоград, 1997, Tikhomirov B.V. To Have & to Be. N.Y., UN, 1985, и др.

Закарлюк М.М. Управленческая деятельность командных кадров как фактор социального развития воинских коллективов: автореф. дис.... канд.

социол. наук. М.: ВАФ, 1994; Кибакин М.В. Социальная защищенность офицеров внутренних войск и ее обеспечение в современных условиях (социологический анализ): автореф. дис.... канд. социол. наук. М.: ГА ВС, 1995;

Парфенов В.Г. Общественное мнение в воинском коллективе и его использование в воспитательном процессе М: ВУ, 1996 и др.

(взаимоотношение военной и социальной сфер), В. Бондаренко (социально-управленческие аспекты военной организации), А. Иванова (институционализация социального управления в Пограничной службе РФ), М. Кибакина (социально-бытовой компонент социальной терпимости военнослужащих), В. Примакова (роль социализации в социальном благополучии военнослужащих), А. Саблукова (социальноэкологические аспекты функционирования военной организации), А. Скока (социальные технологии в военном управлении) и др.Данное направление включает в себя также большое количество законодательных актов и служебных документов как отражение и формализацию военно-научной мысли, определяющих обязанности органов военного управления и должностных лиц по реализации социальных гарантий военнослужащим и членам их семей, формы и методы их реализации.

Несмотря на то, что рассмотрению проблем социальной сферы как объекта управления посвящено достаточно много исследований, нет комплексного социологического анализа сущности управления социальной сферой внутренних войск МВД России. Структуры, занимающиеся удовлетворением социовитальных потребностей военнослужащих, разрознены, что не позволяет произвести анализ практики управления социальной сферой войск. В настоящее время концептуальные основы программирования управления социальной сферой войск и проблемы оптимизации управленческой модели в социальной сфере находятся в стадии осмысления. Отсутствие в войсках социологических методик повышения эффективности управления в социальной сфере не дают возможности выявить действенность социальных решений.

Таким образом, актуальность темы, недостаточная ее научная разработанность позволяют сформулировать научную проблему, Беляев А.М. Генезис метода военной социологии на рубеже XIX-XX веков:

монография. М.: ВУ, 2002; Бондаренко В.Ф. Социология военного управления.

М.: ВУ, 2009; Иванов А.В. Институционализация социального управления в Пограничной службе Российской Федерации (социологический анализ). М.: ВУ, 2005; Кибакин М.В. Социальная терпимость российских военнослужащих:

сущность, состояние, пути формирования. М.: ВУ, 2001; Примаков В.Л.

Социализация офицера в условиях военной службы (на примере Вооруженных сил Российской Федерации). М.:ВУ, 2000; Саблуков А.В. Социальноэкологические аспекты функционирования военной организации российского общества в современных условиях. М.: ВУ, 1997; Скок А.С. Социальные технологии в системе управления военной организации. М.: ВУ, 1997, и др.

решение которой поможет ликвидировать противоречие между потребностью в эффективном социальном воспроизводстве военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала внутренних войск и отсутствием единого субъекта удовлетворения их социовитальных потребностей. При этом потребуется научное осмысление накопленного исторического и современного опыта решения подобных вопросов, формулирование научно обоснованных выводов, уроков и практических рекомендаций для дальнейшего совершенствования структуры управления социальной сферой внутренних войск МВД России.

Объектом исследования выступает социальная сфера внутренних войск МВД России как специфический объект военно-социального управления, а предметом – концептуальное обоснование и инновационное моделирование управления социальной сферой во внутренних войсках МВД России.

Цель диссертационного исследования – проанализировать существующую систему управления социальной сферой во внутренних войсках и разработать концептуальные основы и инновационную модель управления ею.

Для достижения указанной цели автор поставил перед собой следующие основные теоретические, прикладные и прогностические задачи:

1. Показать специфику, основные характеристики социальной сферы во внутренних войсках на современном этапе и проанализировать ее структуру.

2. Описать систему управления социальной сферой внутренних войск, обосновать методику исследования ее эффективности.

3. Произвести функциональный анализ структуры управления социальной сферой во внутренних войсках на современном этапе.

4. Проанализировать опыт управления социальной сферой во внутренних войсках, других силовых ведомствах в России и в иностранных армиях.

5. Осуществить теоретическую разработку концепции реформирования субъекта управления социальной сферой внутренних войск как подпрограммы комплексного решения социальных проблем.

6. Разработать инновационную структурно-функциональную модель субъекта управления социальной сферой во внутренних войсках и на ее основе предложить организационно-штатную структуру службы социального развития войск.

7. Выделить и аргументировать основные направления повышения эффективности функционирования модели управления социальной сферой во внутренних войсках.

8. Обосновать теоретические выводы, разработать практические рекомендации для субъектов управления социальной сферой во внутренних войсках на федеральном, военно-институциональном и конкретно-социальном уровнях.

Теоретической и методологической основой работы явились фундаментальные положения философских и социальных наук о социальном развитии в теориях функционализма, «социологии изменений» и управления (Б. Малиновский, О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин); классиков философии, социологии, политологии, а также современных отечественных и зарубежных ученых. В своих теоретических изысканиях автор опирался на результаты прикладных исследований в области социологии управления, развития неравновесных систем, системных подходов к обществу, моделирования социальных процессов, взаимодействия различных уровней власти.

Отправными позициями исследования социальной сферы послужили: теория о разделении общественного труда и социальной солидарности Э. Дюркгейма, концепция социального действия и «понимающей социологии» М. Вебера; теория рационального общества Н. Моисеева; идеи ведущих представителей школы научного управления – Ф. Тейлора, А. Файоля; идеи представителей школы человеческих отношений – Ч. Белла, Э. Мейо, Ф. Херцберга.

Положения диссертации в ее теоретической части опираются на труды представителей различных зарубежных социологических школ (Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Т. Парсонса, Р. Парка, Э. Берджеса, А. Хоули и др.), отечественных социологов – специалистов в области социального управления и социологии организаций (Ю. Аверина, В. Афанасьева, Д. Гвишиани, Г. Осадчей, А. Пригожина, И. Слепенкова, В. Франчука, В. Шепеля, В. Щербины, С. Янга и др.).

Проблемы эффективности управления социальной сферой рассматриваются в свете сравнения традиционно-исторических взглядов на военно-социальное управление и современной антропоцентричной парадигмы социального развития в интересах социального благополучия военнослужащих и социальной стабильности государства. Разработка концепции управления социальной сферой внутренних войск базировалась на изучении комплекса доктрин, концепций и стратегий развития России и ее социальных институтов.

Изучение проблем управления социальной сферой внутренних войск предполагает опору на структурно-функциональный и институциональный подходы. Диссертация основывается также на действующем общем и военном законодательстве с учетом его изменений и дополнений, на проведенном разностороннем контентанализе отечественного социального законодательства Российской Федерации.

Методы исследования. Автор использовал комплекс методов научного познания: методическую основу диссертации составили теоретические методы системного описания, структурнофункционального анализа, моделирования, сравнения, обобщения, мыслительного эксперимента. Для сбора первичной социологической информации использованы методы качественного анализа документов, вторичного анализа данных, анкетного и экспертного опросов, лейтмотивных интервью. Обработка первичной информации осуществлялась в ходе накапливания социологических данных по результатам открытых исследований, а также в ходе авторских исследований с применением комплекса методов математикостатистического анализа.

Эмпирическую базу исследования составили:

1. Анкетный опрос «Социальная сфера ВВ – 2010», проведенный автором в июне – августе 2010 г. Были опрошены военнослужащие по контракту ряда региональных командований (N – 472).

2. Экспертный опрос должностных лиц органов по работе с личным составом внутренних войск МВД России звена «часть – соединение».

Опрос был проведен в октябре 2010 г. (N – 56).

3. Опрос в форме лейтмотивных интервью со слушателями факультета внутренних войск Военного университета. Респондентами явились более 500 слушателей (2000-2011 гг.).

4. Вторичный анализ данных социологических исследований, проведенных Центром социально-психологических и социологических исследований внутренних войск МВД России.

5. Аналитические разработки, статистические сведения Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Главной военной прокуратуры РФ, Верховного Суда РФ, других органов военного управления и военной юстиции.

6. Нормативные правовые акты РФ, статистические сведения, обзоры, справки Министерства внутренних дел РФ, главного командования внутренних войск МВД России.

Научная новизна диссертационного исследования определяется совокупностью основных результатов, полученных автором:

понятийный аппарат социологии управления и социальной сферы расширен термином социовитальные потребности;

дана трактовка социальной сферы внутренних войск как специфической управляемой подсистемы военной организации, в которой осуществляется социальное воспроизводство индивидуальных и коллективных субъектов (военнослужащих, гражданского персонала, членов их семей и воинских коллективов) посредством удовлетворения их социовитальных потребностей; выделены элементы социальной сферы внутренних войск как объекта управления;

на основе результатов проведенных автором социологических опросов выделены основные характеристики управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе;

проведено системное сравнение процессов удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих (сотрудников органов внутренних дел), их семей и ветеранов в армиях зарубежных государств, в Вооруженных Силах РФ и МВД России;

разработана и предложена социологическая концепция реформирования управления социальной сферой внутренних войск как подпрограмма комплексного решения социальных проблем военнослужащих и их семей;

предложена инновационная структурно-функциональная модель субъекта управления социальной сферой внутренних войск. Ее особенностями являются разделение руководства военного и социального блоков войск, введение вертикально-интегрированной службы социального развития;

разработана система военно-институциональных социальных стандартов, нормативное правовое закрепление которых повысит качество реализации социальных услуг, оказываемых военнослужащим, членам их семей и гражданскому персоналу войск;

обоснована необходимость интернетизации процесса управления социальной сферой внутренних войск как механизма повышения информационной осведомленности руководителей и потребителей социальных услуг.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Социальная сфера военной организации как область общественных отношений (и социальный феномен) выступает важным теоретическим и практическим объектом изучения. Усиливающаяся напряженность воинского труда, постоянная горизонтальная мобильность заставляет более пристально взглянуть на компенсаторные возможности социальной сферы, выделив ее главную функцию – удовлетворение социовитальных потребностей в процессе социального воспроизводства.

2. Социальная сфера внутренних войск представляет собой специфическую подсистему военной организации, функционирующую в ней наравне с военной сферой. Особенностью социальной сферы является социально-воспроизводственная направленность.

К структурным элементам социальной сферы относятся: субъекты управления социальной сферой; объект управления – отрасли социальной сферы: жилищно-коммунальное и торгово-бытовое обеспечение; оздоровление и социальное здравоохранение; культура и досуг (отдых); физическая культура (спорт); материальновещественный комплекс – социальная инфраструктура и производимые ею продукты потребления; нормативная правовая база управления социальной сферой.

3. Основными особенностями управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе являются: 1) реализация функций удовлетворения социовитальных потребностей взаимно неподчиненными и функционально не связанными структурными подразделениями; 2) смешение военно- и социальноориентированных функций в одном субъекте управления приводит к их внутреннему конфликту (в первую очередь при этом реализуются основные, военноориентированные функции, как правило, в ущерб социальноориентированным); 3) нормативная правовая база управления хаотична, не кодифицирована, что существенно затрудняет результативность решения социальных проблем военнослужащих.

Подобная практика управления снижает эффективность решаемых задач, не всегда позволяет достичь поставленных целей.

4. Институционализированная в армиях зарубежных государств и формирующаяся в Вооруженных Силах РФ и МВД России система удовлетворения социовитальных потребностей отличается наличием в структуре организаций специальных функциональных органов, наделенных необходимыми полномочиями; развернутой и дееспособной социальной инфраструктуры как материальновещественного инструмента управления социальной сферой;

нормированной системы стандартов социальных услуг; мощной информационно-социологической системы обеспечения управления социальной сферой.

5. Концепция реформирования субъекта управления социальной сферой внутренних войск должна стать подпрограммой комплексного решения социальных проблем военнослужащих, их семей и ветеранов.

Отсутствие стратегии на развитие социальной сферы войск замедляет процесс удовлетворения их социовитальных потребностей, зачастую приводит к традиционно-авральному процессу их удовлетворения, что существенно понижает эффективность управления в социальной сфере войск. Основными составляющими данной концепции предлагаются следующие уровни: 1. Теоретико-методологический и аналитический.

2. Моделирующе-организационный. 3. Нормативно-правовой.

4. Информационно-социологический.

6. В предложенной модели управления социальной сферой внутренних войск основным субъектом выступает служба социального развития – условное объединение функциональных подразделений, ответственных за удовлетворение социовитальных потребностей индивидуальных и коллективных субъектов. Служба, наравне с военным блоком, является подсистемой общей военно-социальной системы управления войсками. В сферу деятельности этой службы автор включил вопросы оказания помощи военнослужащим в решении служебных и семейно-бытовых проблем; оказание социальнопсихологической поддержки военнослужащим и членам их семей;

содействие в выделении жилья и др. По мнению автора, в распоряжении этих органов должны выделяться необходимые ресурсы для оперативного решения на местах возникающих у военнослужащих частных проблем. Внедрение предложенной модели субъекта управления социальной сферой внутренних войск обеспечит оптимальные взаимосвязи между социальным и военным блоками организации (внутренних войск).

7. Социальная инфраструктура является эффективным инструментом управления социальной сферой внутренних войск. Ее оптимальное функционирование предполагает разработку военноинституциональных социальных стандартов, закрепленных в соответствующих нормативных правовых актах. Введение социальных нормативов и стандартов позволит, с одной стороны, обозначить новый этап в развитии общественных отношений в сфере удовлетворения социовитальных потребностей, обеспечивающих современный уровень социального воспроизводства, а с другой – будет инструментом социального развития войск. Запуск системы военноинституциональных социальных стандартов позволит, в числе прочего, реализовать принцип социального равноправия (обеспечения равного доступа к социальным благам независимо от региона и места службы).

8. Инструментом повышения эффективности управления социальной сферой внутренних войсках является интернетизация его информационного сопровождения. Создание Интернет-ресурса «Социальная сфера войск» и его функционирование позволит:

а) получать объективную информацию о ее реальном состоянии;

б) повысит конкурентные возможности для призыва на военную службу по контракту на сужающемся рынке труда; в) будет способствовать укреплению доверительных отношений между командованием и подчиненным личным составом и даст возможность информировать органы государственной власти РФ (как субъекта управления войсками) и общественность (как потребительницу производимых войсками благ) о социальной ситуации во внутренних войсках, что объективно должно привести к снижению уровня неопределенности и социальной напряженности.

Достоверность и обоснованность полученных результатов исследования обусловлены опорой на общепринятые теоретические принципы социологического анализа социальной сферы общества;

четкостью методологических позиций и последовательностью изучения предмета исследования; репрезентативностью используемых выборок и валидностью эмпирических результатов; непротиворечивостью теоретических выводов, разнообразием и надежностью методов, адекватных природе изучаемых процессов, явлений и задач исследования.

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в совершенствовании теории и методологии социологии управления, социальной сферы и военной социологии, их понятийного аппарата;

определяется актуальной потребностью концептуального видения социального развития внутренних войск МВД России, в разработке модели социальной службы войск.

Практическая значимость результатов исследования состоит: во внедрении в систему органов военного управления внутренних войск МВД России новой подсистемы – службы социального развития, определении ее структуры и основных функций; в реализации предложенных методов и технологиях получения и предоставления информации (социальный аудит и создание Интернет-ресурса «Социальная сфера войск», нормативно-правовое закрепление которых повысит качество реализации социальных услуг и информационную осведомленность руководителей, военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск).

Положения диссертации могут использоваться при подготовке курсов и спецкурсов «Социология военного управления», «Военносоциальное управление», «Управление социальной сферой внутренних войск».

Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли отражение в монографиях и научных статьях, написанных автором самостоятельно и в соавторстве. Они неоднократно докладывались и обсуждались на кафедрах морально-психологического обеспечения и социологии Военного университета. Основные положения работы были представлены в материалах следующих основных конференций:

1. Установление минимальных государственных стандартов в Российской Федерации // Всероссийская научно-практическая конференция. М.; Руза: ОООИВА, 2008.

2. Специфика социального самочувствия военнослужащих – участников боевых действий: социология и общество: пути взаимодействия // Всероссийский социологический конгресс.

М.: ИС РАН, 2008.

3. Нерешенность социальных проблем военнослужащих как основной барьер вертикально-горизонтальной мобильности // V Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения». М.: Издво МГУ, 2009.

4. Проблемы профессиональной переподготовки и трудоустройства военнослужащих, увольняемых с военной службы как фактор социальной стабильности. Страны БРИК в условиях глобального кризиса: потенциал и проблемы консолидации // IX Международный социальный конгресс. М.: РГСУ, 2010.

5. Гражданское общество в России: реальный выбор или миф // Международная межвузовская научно-практическая конференция, посвященная 65-летию Победы в Великой Отечественной войне.

М.: ИМСГС, 2010.

6. Проблемы социально-образовательной и трудовой адаптации военнослужащих, увольняемых со службы // Социальная адаптация военнослужащих запаса: научно-практическая конференция. М.: Совет Федерации Федерального Собрания РФ; Московская международная школа бизнеса «Мирбис» (институт), 2011.

Некоторые положения были изложены на ежегодных научнопрактических конференциях, проводимых на факультете внутренних войск Военного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, проанализировано состояние научной разработанности проблемы, определены объект, предмет исследования, сформулированы его цель и задачи, раскрыты научная новизна и практическая значимость работы, представлена ее апробация.

В первой главе «Теоретические основы исследования социальной сферы внутренних войск» рассматриваются сущность, структура, основные характеристики социальной сферы внутренних войск МВД России, система управления и методика исследования ее эффективности.

В первом параграфе «Специфика и основные характеристики социальной сферы внутренних войск как объекта управления» феномен социальной сферы внутренних войск исследуется через системный подход, являющийся одним из основных методов исследования системных объектов, прежде всего социальных систем и различных форм общественной жизни. Акцентируется внимание на специфике и основных характеристиках социальной сферы внутренних войск МВД России. Отмечается, что во внутренних войсках политическая сфера не представлена, так как в них нет политических институтов, а есть созданные политической властью органы управления. Эта сфера проявляется в войсках через выполнение ими политических функций, так как они являются субъектом внутренней политики государства, реализуя его обязанности по обеспечению безопасности личности, общества и государства, защиты прав и свобод человека и гражданина от преступных и иных противоправных посягательств.

Экономическая сфера проявляется в виде производства нематериальной, но необходимой услуги: охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности. Внутренние войска косвенно участвуют в производстве материальных ценностей, обеспечивая безопасность различных производств: энергии (атомные электростанции), материалов для нужд обороны и экономики (производство средств ядерного, химического и бактериологического нападения, взрывчатых веществ) и др. Охрана общественного порядка в населенных пунктах снижает уровень уличной преступности, что, в свою очередь, снижает издержки на расследование преступлений и административных правонарушений, затраты на содержание задержанных и прочее. Сфера культуры и духовной жизни представлена в военной организации как «потребляемое». Военнослужащие внутренних войск не производят духовные ценности, они являются их потребителями. Военные социологи1 закономерно пришли к выводу о выделении в военной организации страны в основном двух сфер:

военной и социальной. Таким образом, можно утверждать, что и во внутренних войсках существуют две ярко выраженные сферы – военная и социальная (рис. 1).

предназначение военной социальной сферы сферы Производство услуги Удовлетворение по охране социовитальных общественного потребностей порядка и (социальная общественной составляющая) безопасности (политическая Удовлетворение составляющая) культурных и духовных Охрана производств потребностей (экономическая (культурно-духовная составляющая) составляющая) О Б Щ Е С Т В О Рис. 1. Взаимодействие военной и социальной сфер внутренних войск Табунов Н.Д. Структура социологического знания: генезис, современная ситуация и перспективы // Актуальные проблемы развития военной социологии в условиях перестройки армии и флота. М.: ВПА, 1990. С. 33-43; Беляев А.М.

Генезис метода военной социологии на рубеже XIX-XX веков. С. 32-33.

Анализ сущности и основных характеристик социальной сферы внутренних войск позволил определить ее как специфическую подсистему военной организации, в которой осуществляется социальное воспроизводство индивидуальных и коллективных субъектов (военнослужащих, гражданского персонала, членов их семей и воинских коллективов) посредством удовлетворения их социовитальных потребностей. Последние мы определяем как группу человеческих потребностей, удовлетворение которых, обеспечивая физическое воспроизводство, способствует необходимому общественному признанию (росту социального престижа). В перечень социовитальных входят потребности в жилищно-коммунальном обеспечении, медицинском и санаторно-курортном обслуживании, удовлетворение культурно-досуговых и спортивно-оздоровительных нужд. Перечень этих потребностей изложен в форме государственных социальных стандартов, закрепленных в нормативных правовых актах.

Уровень их удовлетворения является критерием «социальности» человека, базой для формирования и последующего удовлетворения высших (духовных) потребностей.

В военной организации России, частью которых являются внутренние войска, функции социальной сферы несколько отличаются от аналогичных в гражданских условиях. Статус военнослужащих, гражданского персонала, уровень их социальной и правовой защищенности не позволяет им подойти к критической черте. На наш взгляд, основной функцией социальной сферы внутренних войск является социальное воспроизводство индивидуумов и социальных групп посредством удовлетворения социовитальных потребностей (иными словами, воспроизводство «производителей» услуг в военной сфере). Военнослужащим для того, чтобы эффективно функционировать, необходимо иметь не только военнопрофессиональную готовность (наличие профессионального образования, боевого опыта), но и социовитальную готовность. Это и удовлетворение элементарных физиологических (пища, безопасность, жилье, одежда), социальных и культурных (престиж, возможность удовлетворения духовных запросов и т.д.) потребностей. Социальное воспроизводство военнослужащих, таким образом, это процесс восстановления утраченных в ходе исполнения ими служебных обязанностей физических, психических и духовных ресурсов (социальных свойств, определяющих качество их жизни) посредством удовлетворения социовитальных потребностей.

В диссертации произведено исследование структуры социальной сферы внутренних войск, который строится на основе выделения в ней структурных составляющих и их роли (функций) относительно друг друга. Анализ нормативных правовых актов и научной литературы всех структурных элементов социальной сферы общества и особенности их присутствия во внутренних войсках позволил выделить следующие ее компоненты: жилищно-коммунальное и торгово-бытовое обеспечение;

оздоровление и социальное здравоохранение; культуру и досуг (отдых);

физическую культуру и спорт (рис. 2). В диссертации подробно исследованы их характеристики и функциональное предназначение.

Рис. 2. Структурные компоненты социальной сферы внутренних войск Во втором параграфе «Система управления социальной сферой внутренних войск и методика исследования ее эффективности» анализируются субъект-объектные отношения системы управления социальной сферой внутренних войск и обосновывается методика исследования ее эффективности. Системный подход к анализу структуры управления социальной сферой войск приводит к выводу о том, что в данной системе имеется как минимум два элемента – объект и субъект управления, осуществляющих между собой постоянное взаимодействие. Для ее эффективного функционирования необходимы следующие условия: а) дееспособная структура органов управления и б) управляющие воздействия, реализующие функции управления.

Последние должны быть зафиксированы в соответствующих нормативных правовых актах.

Различия между системой управления и организационной системой управления заключаются в следующем: первая включает в себя лишь основные органы управления социальной сферой внутренних войск, вторая – все органы и должностных лиц, в функции которых входят задачи удовлетворения социовитальных потребностей подчиненных.

Важным элементом системы управления социальной сферой внутренних войск являются факторы среды – внешние и внутренние. К первым относятся нормативная правовая база и материальнофинансовое обеспечение (создание необходимого социальноинфраструктурного комплекса). Вторые включают в себя организационные взаимосвязи, как вертикальные, так и горизонтальные.

Данная система является открытой, так как на ее эффективность активное влияние оказывает внешняя по отношению к организации среда. Связи в системе управления социальной сферой войск бывают прямые (субъект-объектные) и обратные (объект-субъектные). Таким образом, систему управления можно определить как совокупность организационной структуры, средовых факторов и двунаправленных (прямых и обратных) процессов взаимодействия, основной целью функционирования которой является удовлетворение социовитальных потребностей военнослужащих, их семей и гражданского персонала войск.

Для оценки состояния социальной сферы и практик управления ею в диссертационном исследовании осуществлялись последовательно связанные между собой этапы социологического анализа (теоретикометодологический, методический и эмпирический), позволившие проверить выдвинутые гипотезы и решить поставленные задачи.

На первом (методологическом) этапе научного исследования был осуществлен структурно-функциональный анализ субъектов управления социальной сферой внутренних войск, в результате которого нами были выделены три уровня субъектов управления: общесоциальный (федеральные органы государственной власти), военноинституциональный (командование внутренних войск) и конкретносоциальный (командование воинских частей, соединений и учреждений). При этом критерием отнесения какого-либо органа к субъекту управления социальной сферой внутренних войск стал анализ их функций. Методика исследования эффективности управления на этом этапе также включала в себя изучение нормативных правовых актов и аналитической базы по исследуемой проблеме.

На втором (операциональном) этапе были выделены структурные элементы социальной сферы, в которых реализовывались функции управления: 1) жилищно-коммунальная; 2) торгово-бытовая;

3) медицинская и санаторно-курортная; 4) культурно-досуговая и физкультурно-оздоровительная. На этом этапе также было осуществлено выделение следующих показателей эффективности управления социальной сферой войск: а) полнота и качество удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, и членов их семей как потребителей услуг; б) наличие условий управления по оценке представителей субъекта.

На третьем (процедурном) этапе была создана информационная база объекта исследования. В ее основу легла анкета, разработанная сотрудниками Социологического центра Вооруженных Сил РФ (Л.В. Певень, П.А. Перемибеда). Система индикаторов была адаптирована и воплощена в конкретный инструментарий для сбора социологических данных по исследуемой проблеме. При решении процедурных вопросов, связанных с обобщением и интерпретацией данных, использовались следующие группы индикаторов: а) первичные данные, полученные с помощью массового анкетного опроса военнослужащих внутренних войск, проходящих службу по контракту;

б) данные экспертного опроса военнослужащих – должностных лиц субъектов управления социальной сферой внутренних войск.

При характеристике параметров исследуемого явления автор применил предложенные М. Кибакиным обобщенные показатели: 5-й уровень (полностью удовлетворен) – качество хорошо выражено, имеет максимально высокие показатели; 4-й уровень (скорее удовлетворен) – качество выражено, но имеет возможности для улучшения; 3-й уровень (средне удовлетворен) – показатель равноудалён от отрицательных и положительных значений; 2-й уровень (скорее не удовлетворен) – параметр недостаточной выраженности, качество присутствует в слабой, но опознаваемой мере; 1-й уровень (полностью не удовлетворен) – качество слабо выражено, имеет минимальные показатели, практически отсутствует.

Сбор социологической информации, необходимой для проведения анализа и решения поставленных задач, осуществлялся следующими методами:

1. Сбор первичной социологической информации методом анкетирования военнослужащих по контракту внутренних войск.

2. Экспертный опрос представителей органов управления войск от воинской части до главного командования.

3. Контент-анализ нормативной правовой базы, регламентирующей содержание, цели, задачи, функции управления социальной сферой во внутренних войсках.

4. Вторичный анализ объективных статистических данных, изучение и сопоставление результатов, полученных в ходе проведения других социологических исследований.

В целях получения данных об актуальной практике управления социальной сферой внутренних войск МВД России в июне – августе 2010 г. автором было проведено анкетирование военнослужащих по контракту ряда региональных командований. Число их генеральной совокупности носит закрытый характер, но, по данным ряда источников, не превышает 100 тыс. человек. Инструментарием опроса явилась формализованная анкета, состоящая из 110 полузакрытых вопросов, сведенных в пять групп: 1) о жилищно-коммунальном обеспечении; 2) торгово-бытовом обслуживании; 3) медицинском и санаторно-курортном обеспечении; 4) качестве проведения досуга и культурном развитии; 5) физкультурно-оздоровительной деятельности.

При формулировании вопросов предлагалось дать оценку не только удовлетворенности каким-либо параметром, но и определить степень его важности.

Во второй главе «Исследование эффективности управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе» на основании проведенного автором социологического исследования дается оценка оптимальности (функциональности) структуры и качественный анализ практик управления социальной сферой войск.

В первом параграфе «Функционирование субъектов управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе» произведен анализ структуры и функций субъектов управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе. Данная структура имеет многие сходные черты с аналогичной структурой Вооруженных Сил, так как внутренние войска до 1989 г., являясь составной частью Вооруженных Сил СССР, имели типовые органы военного управления и обязанности основных должностных лиц, закрепленные в общевоинских уставах (в их преамбуле отмечается, что действие этого документа распространяется на военнослужащих других войск). Как и в других структурах, где предусмотрена военная служба, в войсках почти идеально отработана как в организационном, так и в функциональном аспекте система управления служебно-боевой деятельностью. В то же время, несмотря на главенствующую роль структур (органов, подразделений, должностных лиц), обеспечивающих функционирование военной сферы, постоянно возрастает роль и социально-обеспечивающих структур.

Структура управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе представляет собой двухуровневое построение, основными «горизонтами» которой являются (в пределах своей компетенции) федеральные органы государственного управления и штатные (внештатные) органы управления внутренних войск.

Федеральные органы государственной власти представляют собой внешний (обеспечивающий) уровень управления социальной сферой внутренних войск. Военно-институциональный уровень управления социальной сферой осуществляется на трех основных «горизонтах»:

1) главное командование внутренних войск (ГКВВ); 2) оперативнотерриториальные объединения – ОТО (региональные командования);

3) соединения, воинские части и военные образовательные учреждения высшего профессионального образования (ВОУВПО). Функции управления социальной сферой в войсках распределены между «профильными» организационными структурами. Задачи управления социальной сферой в функциях этих органов являются или превалирующими (например, в медицинском управлении), или частичными (в управлении по работе с личным составом). В настоящем параграфе сделан анализ функций тех субъектов системы управления, на которые полностью или частично возложены задачи социального воспроизводства военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск.

Структура управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе характеризуется разобщенностью функциональных подразделений, что не отвечает современным требованиям по качеству удовлетворения социальных потребностей военнослужащих и членов их семей. На данный момент во внутренних войсках функции удовлетворения социальных потребностей выполняют взаимно не подчиненные и функционально не связанные структурные подразделения. Функцию удовлетворения жилищных и торговобытовых потребностей реализует служба тыла с привлечением специалистов из других служб (в основном для контроля и обеспечения прозрачности процедур), удовлетворение медицинских и санаторнокурортных потребностей находится в компетенциях медицинского управления и управления по работе с личным составом, физкультурноспортивных потребностей в ведении управлений боевой подготовки и по работе с личным составом, культурно-досуговых и духовных потребностей – в ведении управления по работе с личным составом.

Удовлетворением образовательных потребностей занимаются управление кадров и управление по работе с личным составом.

Такая функциональная разобщенность снижает эффективность управления социальной сферой, распыляет немногочисленные выделенные ресурсы. В этой схеме отсутствуют механизмы взаимодействия (наподобие межведомственных комиссий в Правительстве РФ), не ведется единая статистика относительно результативности управления социальной сферой. В функциях существующих координационно-совещательных органов почти нет задач в социальной сфере войск. Такая разобщенность подразделений, занимающихся вопросами социальной сферы, мало способствует скоординированным стратегическим действиям. Поэтому актуальным является вопрос о выделении в этой системе структурной единицы, отвечающей либо за координацию усилий в области управления социальной сферой, либо, что, на наш взгляд, более предпочтительно, структуры управления, в ведение которой будут переданы функции и ресурсы всех вышеуказанных элементов системы управления социальной сферой.

Во втором параграфе «Оценка эффективности практик управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе» дана оценка практике управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе. Анализ производился по элементам объекта управления – социальной сферы.

Качество управления жилищно-коммунальной сферой. Значение реализации этой основной социальной гарантии ввиду отсутствия реальной возможности самостоятельно удовлетворить потребность в жилье выходит на первый план, причем роль руководителей государства и внутренних войск в сфере жилищного обеспечения оценивается респондентами примерно одинаково – важной ее признают 94,6 % и 93,8 % респондентов соответственно. Оценивая свою удовлетворенность отношением государства и командования войск к обеспечению жильем, опрошенные военнослужащие дали следующие ответы (диагр. 1).

Диаграмма Оценки удовлетворенности (важности) отношения государства и командования к обеспечению военнослужащих жильем (в %) командование 30 государство не Скорее Средне ответить Скорее не Полностью Совершенно Затрудняюсь удовлетворен удовлетворен удовлетворен удовлетворен удовлетворен Состояние управления торгово-бытовым обслуживанием. В современных условиях торгово-бытовое обслуживание выходит на один из первых планов в связи с увеличением количества военнослужащих по контракту (прежде всего рядовых и сержантов). Интенсивность боевой подготовки и служебной деятельности такова, что возможности удовлетворить свои социовитальные потребности с помощью гражданских торгово-бытовых учреждений резко снижаются. Тем более, что многие военнослужащие из данной категории проживают на территории частей, где они проходят службу. Организованная система торгово-бытового обслуживания в частях и соединениях позволит удовлетворить их основные потребности в этой сфере, снизит уровень социальной напряженности. Важным этот элемент социальной сферы признают 91,7 % опрошенных (диагр. 2).

Диаграмма Оценки удовлетворенности (важности) отношения командования и должностных лиц к организации торгово-бытового обслуживания (в %) Затрудняюсь ответить Полностью удовлетворен Скорее удовлетворен должностных лиц командование Средне удовлетворен Скорее не удовлетворен Совершенно не удовлетворен 0 5 10 15 20 25 30 Управление медицинским и санаторно-курортным обеспечением. Работу командования и должностных лиц медицинской службы по организации медицинского и санаторно-курортного обеспечения признали важной (скорее важной) 81,5 % опрошенных.

Удовлетворены организацией этой работы 44,2 % военнослужащих (средне удовлетворены 28,5 %), что свидетельствует о среднем уровне этой деятельности во внутренних войсках (диагр. 3).

Диаграмма Оценки удовлетворенности (важности) отношения командования и должностных лиц к организации медицинского и санаторно-курортного обеспечения (в %) командование должностных лиц Управление культурно-досуговой работой. Эффективно организованную и дееспособную систему удовлетворения культурных и духовных потребностей признают важной 77,1 % респондентов. При этом удовлетворены (скорее удовлетворены) организацией культурнодосуговой работы всего 43,7 % опрошенных, не удовлетворены или скорее не удовлетворены 20,7 % (диагр. 4).

Диаграмма Оценки удовлетворенности (важности) отношения к организации культурно-досуговой работы (в %) в целом командование Совершенно Скорее не Средне Скорее Полностью Затрудняюсь не удовлетворен удовлетворен удовлетворен удовлетворен ответить удовлетворен не Скорее Средне ответить Скорее не Полностью Совершенно Затрудняюсь удовлетворен удовлетворен удовлетворен удовлетворен удовлетворен Слабая организация культурно-досуговой работы объясняется отсутствием достаточного свободного времени для досуга. Некоторые руководители считают, что ненормированность служебного времени военнослужащих, связанная с особенностями выполнения ими служебнобоевых задач, дает ими право произвольно определять его границы.

Управление физкультурно-оздоровительной деятельностью. К одной из важных форм социального воспроизводства относится физкультурно-оздоровительная деятельность. Во внутренних войсках она осуществляется, как правило, в двух видах: плановых спортивных занятиях в рабочее время и самостоятельных занятиях после службы. Правильная и удобная организация физкультурно-оздоровительной работы востребована ее потребителями. Большое значение ей придают 80 % респондентов;

значимость деятельности командования частей (соединений) по ее организации отметили 76,3 % опрошенных военнослужащих, что подтверждает их главенствующую роль в этом процессе (диагр. 5).

Диаграмма Оценки удовлетворенности (важности) отношения к организации физкультурно-оздоровительной работы (в %) Затрудняюсь ответить Полностью удовлетворен Скорее удовлетворен в целом командование Средне удовлетворен Скорее не удовлетворен Совершенно не удовлетворен 0 5 10 15 20 25 30 35 40 Основными составляющими удовлетворенности качеством организации физкультурно-оздоровительной деятельности в частях (соединениях) войск являются следующие (табл. 1).

Таблица Основные факторы удовлетворенности физкультурно-оздоровительной деятельностью (в %) Факторы Уровень удовлетворенности Высокий Средний Низкий Количество и периодичность мероприятий 47,8 32,2 16,Качество и организованность проведения 48,5 32,4 17,мероприятий График работы спортивных сооружений 42,1 28,8 21,Возможность пользоваться спортивными 38,0 29,7 26,сооружениями, имуществом, оборудованием и инвентарем Наличие времени и возможности заниматься 29,8 29,7 36,физической подготовкой и спортом Больше всего респонденты (от четверти до трети всех опрошенных) не удовлетворены отсутствием времени для занятий физкультурнооздоровительной деятельностью, возможности пользоваться спортивными сооружениями (а также имуществом, оборудованием и инвентарем) и графиком работы войсковых спортивных сооружений.

Все это находится в компетенции командиров частей и соединений – им предоставлено право определять регламент служебного времени военнослужащих, порядок доступа к спортивным сооружениям и пользования ими. Вместе с тем организаторской деятельностью командиров в описываемой сфере удовлетворены (скорее удовлетворены) чуть более половины опрошенных – 57,1 % респондентов (в целом удовлетворены физкультурно-оздоровительной деятельностью менее половины – 49,2 %).

Таким образом, анализ функциональности управления социальной сферой внутренних войск позволил сделать вывод, что она далека от оптимальной. Смешение военноориентированных и социальноориентированных функций в одном субъекте управления приводит к их внутреннему конфликту: в первую очередь при этом реализуются основные (военноориентированные) функции, как правило, в ущерб социальноориентированным. Подобная практика управления снижает эффективность выполнения решаемых задач, не всегда позволяет достичь поставленных целей.

В третьей главе «Анализ практик управления социальной сферой военной организации в России и за рубежом» рассматриваются наиболее типичные и характерные субъект-объектные отношения в социальной сфере силовых ведомств в России и за рубежом, делаются выводы о целесообразности использования некоторых практик управления в деятельности внутренних войск МВД России.

В первом параграфе «Управление социальной сферой силовых ведомств Российской Федерации на современном этапе» описываются характерные субъект-объектные отношения в сфере удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих (сотрудников органов внутренних дел (ОВД)). В качестве объектов анализа были выбраны Вооруженные Силы РФ и Министерство внутренних дел России.

Первые – потому что внутренние войска находятся в поле нормативного правового регулирования военной службы, вторые – потому что эти войска являются составной частью Министерства внутренних дел России, и их деятельность, функции и структура имеют некоторые сходные черты. Социальная сфера как область социального воспроизводства функционирует в обеих анализируемых структурах.

В диссертации отмечается сходство номинальных субъектов управления Вооруженных Сил РФ и органов управления внутренних войск. Однако реформирование в Вооруженных Силах во многом видоизменило структуру субъектов управления социальной сферой. Их функциональное предназначение и даже лингвистическое обозначение можно охарактеризовать как эклектичное. Так, в Главном управлении по работе с личным составом Министерства обороны РФ в функционирует управление социального развития; ниже (в управлении по работе с личным составом округа, флота и ОСК) – отделение по социальной работе. В отделе по работе с личным составом армии (ОК) введена должность старшего офицера по социально-психологической работе (очевидно, выполняющего часть функций по управлению социальной сферой), а в бригаде (полку, дивизии) – должность инструктора по социальной работе и профилактике правонарушений (последняя функция, по нашему убеждению, более присуща командирам). Некоторые функции социального воспроизводства (например, питание, часть торгово-бытового обслуживания) передаются в форме аутсорсинга гражданским структурам. Целый ряд воинских должностей в структуре субъектов социального воспроизводства военнослужащих, членов их семей переведен в разряд гражданских, что позволит, по нашему мнению, существенно повысить качество удовлетворения социовитальных потребностей потребителей.

В Министерстве внутренних дел России, в отличие от Министерства обороны, наиболее дееспособные структуры и органы управления социальной сферой сосредоточены в основном в высшем звене и отсутстуют на местах. Уровень социально-функциональной ответственности первых лиц министерства внутренних дел России и Министерств внутренних дел, Главных управлений, Управлений внутренних дел субъектов Российской Федерации по сравнению с уровнем ответственности руководства других силовых министерств не слишком высок. Отсутствие вертикально интегрированных структур управления социальной сферой сводит на нет все организационные усилия по управлению ею.

Значительная часть усилий в социальной сфере сосредоточена на работе с членами семей погибших сотрудников, которые юридически уже не связаны с органами внутренних дел. Дублирование этих функций распыляет немногие выделенные средства. В Министерстве внутренних дел России функционирует сравнительно более развитая социальная инфраструктура отдыха военнослужащих, и есть органы, профессионально занимающиеся его организацией. Важным элементом структуры субъектов управления социальной сферой выступают профессиональные союзы. В их деятельности, в отличие от ведомств, где проходят военную службу, разрешено участвовать всем сотрудникам органов внутренних дел.

Во втором параграфе «Зарубежные практики управления социальной сферой военной организации» рассматривается иностранный опыт решения социальных проблем военнослужащих, членов их семей и граждан, уволенных с военной службы. Для анализа в диссертации были выбраны армии США, Великобритании, ФРГ и Франции. Опыт управления социальной сферой вооруженных сил основных иностранных государств Запада интересен тем, что многие ее аспекты отрабатывались десятилетиями (или столетиями, как в Великобритании) и не имели негативного влияния в виде смены политического строя (за исключением, пожалуй, Германии).

Анализ практик управления социальной сферой в армиях иностранных государств свидетельствует, что процессом удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и ветеранов занимаются специальные, функционально выделенные органы управления и должностные лица. Командиры (начальники) занимаются общим руководством и контролем над качеством работы. В процесс управления армейской социальной сферой включены и гражданские организации (Великобритания), успешно дополняющие войсковые структуры.

Представляется, что американский и западноевропейский опыт управления военно-социальной сферой может быть полезен для России, особенно в связи с тем, что ее вооруженные силы находятся в стадии реформирования. Сравнивая аналогичные мероприятия, проводимые в вооруженных силах иностранных государств, можно сделать вывод о наиболее актуальных проблемах модернизации социальной сферы военной организации России.

В четвертой главе «Концепция и инновационная модель субъекта управления социальной сферой внутренних войск» обосновывается необходимость концептуального подхода к моделированию системы управления социальной сферой внутренних войск.

В первом параграфе «Концепция реформирования субъекта управления социальной сферой внутренних войск как подпрограмма комплексного решения социальных проблем» предлагается концептуальное обоснование реформирования субъекта управления как важнейшей части системы управления социальной сферой внутренних войск. Основой для разработки взаимоувязанных по задачам, срокам осуществления и ресурсам мероприятий, инструментов государственной политики государственных программ, обеспечивающих в рамках реализации ключевых государственных функций достижение приоритетов и целей государственной политики в сфере социально-экономического развития и безопасности, является постановление Правительства РФ № 588 «Об утверждении Порядка разработки, реализации и оценки эффективности государственных программ Российской Федерации»1 от 2 августа 2010 г.

Как и любой программный документ, данная концепция основывается на ряде принципов, которые условно можно разделить на две группы: общенаучные (имеющие всеобщий характер) и специфические (организационные). К первой группе относятся следующие принципы:

1. Гуманизм и антропоцентризм. Без антропоцентричного мировоззрения невозможно эффективно управлять социальной сферой.

В отличие от управления военной сферой, где соблюдение принципа гуманизма относительно, так как побочным эффектом большинства решений являются потенциальные потери личного состава (психотравматические, санитарные или безвозвратные), в социальной сфере центр сосредоточения усилий управления – человек со всем комплексом его потребностей. Человеколюбие должно быть главным мотивом управленческой деятельности в социальной сфере.

2. Справедливость. Этот принцип считается фундаментальным для военной организации общества. В его основе лежит конституционное положение о военной службе как о почетной обязанности гражданина.

Военнослужащие обладают такими же правами и свободами, как и остальные граждане. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

3. Историзм. Основой данного принципа является учет исторических традиций общества, в котором осуществляется управление социальной сферой. В российском обществе издревле были развиты разные формы взаимопомощи, сформировавшие особый, «общинный» тип мировоззрения.

4. Законность. Этот принцип подразумевает единое понимание, применение и соблюдение законов и иных нормативных правовых актов Собрание законодательства РФ, 2010. № 32, ст. 4329.

издаваемых органами военного управления по проблемам социальной сферы.

5. Гарантированность. Несмотря на то, что многие социальные гарантии закреплены в Конституции РФ и федеральных законах, концепция должна основываться на принципе гарантированности их реализации.

Ко второй группе принципов относятся:

1. Разграничение функций управления военной и социальной сферами. Одни и те же лица не могут принимать решения по реализации функций военной и социальной сфер. Постоянно возникает своеобразный «конфликт интересов, целей». При невозможности в полном объеме выполнить поставленные задачи и одновременно удовлетворить законные социовитальные потребности людей последние частично или полностью игнорируются в интересах «главной» задачи.

Поэтому необходимо функциональное разграничение управления военной и социальной сферами. Этот принцип теоретически основывается на следующем принципе.

2. Компетентность. Должностные лица должны обладать достаточными знаниями об объекте управления. Трудно представить, что сложным воинским коллективом сможет управлять должностное лицо без специальной подготовки. Однако по умолчанию считается, что удовлетворять социовитальные потребности людей могут те же лица, что управляют и военной сферой, т.е. те, кто «тратит» жизненные силы подчиненных. С этим принципом тесно связан следующий принцип.

3. Паритет интересов личности и социальной организации.

Нельзя выделять «главные» и «второстепенные» интересы. Они должны быть равноправны: не люди для организации и не организация для людей. Интересы обеих сторон должны учитываться в управлении в равной степени.

Конечно, можно выделить ряд других принципов, которые имеют важное значение для управления социальной сферой. Но вышеперечисленные принципы, на наш взгляд, являются фундаментальными в предлагаемой концепции.

Авторская концепция предполагает выполнения следующих задач:

1) выявление специфики, основных характеристик и описание системы управления социальной сферы внутренних войск как объекта управления; 2) исследование эффективности управления социальной сферой внутренних войск на современном этапе; 3) моделирование структуры управления (формирование типовой структуры органов управления) социальной сферой от ГКВВ МВД России до воинской части включительно; 4) уточнение (разработка) нормативной базы управления социальной сферой внутренних войск и разработка стандартов социальных услуг военнослужащих и членов их семей;

5) определение места и роли социальной инфраструктуры в управлении социальной сферой внутренних войск; 6) разработка системы информационно-социологического обеспечения управления социальной сферой внутренних войск. В рамках концепции автор выделяет следующие блоки:

1. Теоретико-методологический и аналитический. Здесь производится исследование объекта управления, его структурнофункциональный анализ. Изучаются действующие модели управления социальной сферой как в отечественных, так и в зарубежных силовых структурах. Проводится исследование практики управления социальной сферой войск.

2. Моделирующе-организационный. На основе выводов об оптимальности проанализированных систем управления здесь разрабатывается инновационная модель управления социальной сферой внутренних войск. Для этого необходимо раскрытие сущности и содержания процесса моделирования и построение инновационной структурно-функциональной модели субъекта управления, которая должна соответствовать современным социальноориентированным программам на федеральном, военно-институциональном, научном и других уровнях управления.

3. Нормативно-правовой. В нем систематизируются необходимые нормативы в форме гарантированных стандартов удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, гражданского персонала войск и членов их семей. Они должны быть зафиксированы в соответствующих нормативных правовых актах федерального и военноинституционального уровней управления.

4. Информационно-социологический. В нем разрабатывается система информационно-социологического сопровождения управления социальной сферой войск. Анализ различных практик управления дает основание утверждать, что без информации, отвечающей необходимым критериям (оперативности, актуальности, релевантности и т.д.), любое управление неэффективно. Это может беспричинно снизить уровень социального самочувствия военнослужащих, что неизбежно скажется на качестве выполнения служебно-боевых задач. Основным инструментом получения необходимой информации должна стать информационносоциологическая служба внутренних войск.

В предлагаемой концепции управления социальной сферой внутренних войск главной целью ставится создание научных, правовых, нормативных, организационных и материально-технических условий для эффективной деятельности руководящих (командных) органов (должностных лиц) по управлению социальной сферой внутренних войск МВД России. Эти органы будут нести ответственность за оптимальное удовлетворение социовитальных потребностей военнослужащих, гражданского персонала и членов их семей.

Во втором параграфе «Инновационная структурно-функциональная модель субъекта управления социальной сферой внутренних войск» обосновывается необходимость инновационного подхода к реформированию субъекта управления социальной сферой войск.

Теоретической основой выделения специализированной структуры для удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск являются идеи Э. Дюркгейма о разделении общественного труда1. Такое разделение, по его мнению, является признаком развитого общества. «… С одной стороны, – писал Дюркгейм. – каждый тем теснее зависит от общества, чем более разделен труд, а с другой – деятельность каждого тем личностнее, чем она более специализирована»2. Под таким разделением он понимал профессиональную специализацию: «… разделение труда состоит на самом деле в разделении функций, бывших ранее общими»3.

Модель управления социальной сферой внутренних войск автором определяется как способ социального управления с использованием методов и форм, обеспечивающих оптимальные взаимосвязи между социальным и военным развитием внутренних войск. Основным субъектом управления в этой структуре должна стать служба социального развития войск – условное объединение функциональных подразделений, ответственных за удовлетворение социовитальных потребностей индивидуальных и коллективных субъектов. Наряду с военным блоком данная служба является равноправной подсистемой общей системы военно-социального управления войсками. В сферу ее функций следует включить оказание помощи военнослужащим в решении служебных и семейно-бытовых проблем; оказание социально Дюркгейм Э. О разделении общественного труда: метод социологии (пер. с фр.). М.: Наука, 1991.

Там же. С. 127.

Там же. С. 258.

психологической поддержки военнослужащим и членам их семей;

участие в решении вопросов выделения жилья, других материальнобытовых благ. В распоряжении этой службы должны быть необходимые ресурсы для оперативного решения на местах возникающих у военнослужащих частных проблем.

Предлагаемая модель основывается на установлении оптимального баланса между военной и социальной составляющими деятельности внутренних войск. Социальная сфера в данном случае не только будет выполнять функцию социального воспроизводства, но и служить механизмом предотвращения социальной напряженности.

Функционирование модели данной службы предполагается на трех уровнях: стратегическом (главное командование внутренних войск), оперативном (региональные командования) и тактическом (соединения, учреждения и воинские части). На стратегическом уровне органы управления социальной сферой занимаются в основном стратегическим планированием (выработкой стратегий, концепций, обеспечением информационно-социологического сопровождения управления и пр.).

Промежуточным структурным элементом может стать оперативнотерриториальное объединение (региональное командование). На него будут в основном возложены функции координации, взаимодействия и первичной информационно-аналитической обработки данных. Низшим уровнем управления социальной сферой выступает воинская часть.

Именно здесь должны быть сосредоточены основные усилия по реализации задач удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала и необходимые для этого ресурсы.

В предложенной модели управления социальной сферой внутренних войск МВД России органично соединены структурный и функциональный компоненты, позволяющие организованно и планомерно осуществлять не только повседневную деятельность по удовлетворению социовитальных потребностей, но и социальное развитие внутренних войск. В таком виде взаимосвязь между отдельными подсистемами военно-социального управления представляется наиболее целесообразной. С помощью планомерного социального развития можно воздействовать и на военную сферу внутренних войск, реализуя социальный заказ реформирования их организационно-штатной структуры. Социальное развитие в этом случае будет обеспечивать связь между социальной и военной сферами войск. Но и социальное развитие результативно лишь тогда, когда оно эффективно взаимодействует с военной (в данном случае с боевой и материально-финансовой) сферой.

Предложенная инновационная модель должна быть вертикально интегрирована: от главного командования внутренних войск до воинской части (соединения). Почти все составляющие ее функциональные блоки (за исключением отдела информации и планирования социального развития войск) должны иметься на всех уровнях управления структурой, а должностным лицам, входящим в их состав, должны быть делегированы права принятия решений в пределах своей компетенции. Перечень штатных органов и должностных лиц модели управления социальной сферой должен быть расширен за счет нештатных структур (общественных организаций внутренних войск).

В пятой главе «Направления повышения эффективности управления социальной сферой внутренних войск» раскрываются такие направления повышения эффективности управления социальной сферой внутренних войск, как нормирование и стандартизация услуг, модернизация социальной инфраструктуры и информационносоциологическое обеспечение.

В первом параграфе «Нормирование и стандартизация услуг как инструмент управления социальной сферой внутренних войск» предлагаются такой инструмент повышения эффективности управления социальной сферой войск, как сбалансированная по соотношению потребность – возможность система показателей. Последние должны быть закреплены в соответствующих нормативах, выработанных в процессе социального нормирования.

В социальной сфере войск стандарты, затрагивающие систему социального воспроизводства, не очень распространены. А если они есть, то зачастую не отражают специфики жизнедеятельности организации (например, в сфере регламентации служебного времени и отдыха). В связи с этим, по нашему мнению, в целях повышения эффективности управления социальной сферой назрела необходимость разработки военно-институциональных социальных стандартов (ВИСС). В основу ВИСС должны лечь конституционные гарантии, которые устанавливаются в целях: а) создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие военнослужащих и членов их семей; б) проведения единой военносоциальной политики в различных региональных командованиях;

в) использования их при разработке концепций и программ социального развития войск; г) определения перечня гарантированных норм потребления военнослужащими, членами их семей и гражданским персоналом войск основных социальных благ и услуг; д) обеспечения социальной стабильности во внутренних войсках, обществе на основе развития системы социального партнерства.

Военно-институциональные социальные стандарты предлагается разрабатывать в основных отраслях социальной сферы. Так, ВИСС в области обеспечения жильем и коммунальными услугами предусматривают определение: а) нормативов обеспечения жилой и (или) общей площадью на одного человека; б) порядка учета и предоставления жилья военнослужащим и их семьям, нуждающимся в получении жилья и (или) улучшении жилищных условий; в) перечня и нормативов предоставления военнослужащим и их семьям основных видов коммунальных услуг; г) максимально допустимой (предельной) доли расходов военнослужащих на оплату жилья и коммунальных услуг и др.

В в области торгово-бытового обеспечения военноинституциональные социальные стандарты устанавливают: а) набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, реализуемых на территориях воинских частей (учреждений);

б) перечень категорий военнослужащих, членов их семей, нуждающихся в реализации им товаров и услуг по сниженным ценам и (или) на иных льготных условиях, а также порядок предоставления таких льгот и организации контроля за его соблюдением; в) перечень объектов торгово-бытовой инфраструктуры.

В области здравоохранения и социального оздоровления ВИСС предусматривают разработку: а) перечня видов бесплатной медицинской помощи, предоставляемой военнослужащими, членами их семей и гражданскому персоналу войск ведомственными учреждениями здравоохранения и нормативов ее обеспечения; б) перечня категорий военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала, пользующихся льготами при обеспечении медицинской помощью и лекарственными препаратами; в) нормативов в области санаторнокурортного обслуживания военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала.

В области культурного досуга и физического развития ВИСС предусматривают: а) нормативы обеспечения военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала услугами, оказываемыми войсковыми учреждениями культуры; б) категории военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала, пользующуюся бесплатными услугами войсковых учреждений культуры и (или) предоставлением иных льгот; в) нормативы обеспечения военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала спортивными сооружениями и тренерско-инструкторским составом для занятий физической культурой и спортом.

В условиях жестко централизованной организации, каковой являются внутренние войска, введенные социальные нормативы и стандарты сыграют положительную роль в двух аспектах: во-первых, они станут элементом социальной защиты, во-вторых, они выступят в качестве целей при социальном планировании или могут быть использованы в качестве ориентиров при разработке социальных программ. Отсутствие социальных нормативов, по мнению Ж. Тощенко, в определенном смысле является «… препятствием для дальнейшего развития социального планирования»1. И наоборот, введение социальных нормативов и стандартов позволит, с одной стороны, закрепить определенный этап развития общественных отношений в сфере удовлетворения социовитальных потребностей, обеспечивающих современный уровень социального воспроизводства, а с другой – будет стимулировать социальное развитие войск.

Запуск системы военно-институциональных социальных стандартов позволит, в числе прочего, реализовать принцип социального равновесия (обеспечения равного доступа к социальным благам независимо от региона и места службы). Социальная сфера войск не должна финансироваться по остаточному принципу – она должна обеспечиваться необходимыми ресурсами на том же уровне необходимости и интенсивности, что и военная сфера, т.е. по современным стандартам качества жизни.

Во втором параграфе «Модернизация социальной инфраструктуры как фактора управления социальной сферой внутренних войск» на основе анализа состояния и эффективности использования социальной инфраструктуры предлагаются направления ее модернизации. В нем доказывается, что развитая, разветвленная, эшелонированная социальная инфраструктура повышает эффективность деятельности военной организации, создает предпосылки для обеспечения высокого уровня жизни личного состава. Социальная инфраструктура хотя и рассматривается как обеспечивающая система, объединяющая в себе разноплановые элементы, но имеет общую с функционированием войск цель – удовлетворение социовитальных потребностей и создание Социальные нормативы и ориентиры: методическое пособие / под ред. док.

фил. наук, проф. Ж.Т. Тощенко. М., 1980. С. 3-4.

условий для повышения эффективности деятельности внутренних войск в целом.

В определенных условиях (например, при переходе на преимущественно добровольный способ комплектования), когда общество предъявляет повышенные требования к военной организации, увеличивается значимость обеспечивающих военную службу элементов, социальная инфраструктура, в силу своей социальновоспроизводственной направленности, является основным средством повышения привлекательности военной службы. На закрепление военнослужащих на военной службе, несомненно, будут существенно влиять такие факторы, как наличие и благоустроенность жилья, качество медицинского обслуживания, питания, досуга и т.п.

В последнее время в этот перечень стал включаться такой фактор, как территориальная близость к объектам социальной инфраструктуры. Это связано с тем, что многие объекты службы зачастую находятся вне доступа к социальной инфраструктуре.

Характерной чертой социальной инфраструктуры внутренних войск является ее комплексность. В любой части (соединении) имеются почти все необходимые элементы социальной инфраструктуры: медицинские пункты и лазареты, спортивные сооружения, комнаты досуга подразделений, библиотеки и клубы частей и соединений и т.п. Все это условно образует единую военно-социальную среду, которая способна обеспечить удовлетворение стандартного комплекса социальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала. Эффективность функционирования объектов социальной инфраструктуры очень важна, так как влияет на выполнение служебнобоевых задач. Зачастую военнослужащим необходимо круглосуточное присутствие на рабочем месте (например, при резком обострении обстановки). Поэтому создание и развитие социальной инфраструктуры должно быть ориентировано на структурную законченность. Именно на территории воинских частей и соединений реализуется главная функция социальной инфраструктуры – создание условий для полноценного воспроизводства физиологических и социальных сил, утраченных в процессе производства военной услуги в области общественной безопасности и общественного порядка.

Большое значение имеет деление объектов социальной инфраструктуры по способам доступа на бесплатные, льготные и платные. К бесплатным и льготным услугам необходимо, без сомнения, отнести весь перечень социальных гарантий военнослужащим и членам их семей, предоставленных государством и закрепленных в военном пакете нормативных правовых актов. Это, как было отмечено, жилищная, медицинская, спортивно-физкультурная, культурнодосуговая инфраструктура по месту прохождения службы. Она находится, как правило, на территории воинской части или гарнизона.

Использование ее возможно беспрепятственно, в предусмотренное регламентом время. Сюда же можно отнести инфраструктуру переподготовки военнослужащих, подлежащих увольнению в запас (в отставку). К объектам инфраструктуры льготного доступа относятся также предприятия общественного питания (кафе, столовые, парикмахерские, прачечные и т.п.), санаторно-курортного комплекса;

детские дошкольные учреждения внутренних войск. К платным относятся дополнительные услуги, оказываемые сверх предоставленных социальных гарантий. В основном это инфраструктура внутреннего и выездного туризма (стоящая на балансе внутренних войск).

Совершенствование социальной инфраструктуры внутренних войск позволит не только улучшить условия повседневной жизнедеятельности индивидуальных и коллективных субъектов, но и переведет развитие личности военнослужащего на новый уровень. Попытки решить социальные проблемы только с помощью монетарных методов, путем повышения денежного довольствия, не дадут желаемого результата, если будет игнорироваться развитие социальной инфраструктуры.

Получение социальных преференций в натуральном виде (спортивнооздоровительные, бытовые, культурно-досуговые и т.п. услуги) является мощным фактором эффективности служебно-боевой деятельности войск.

В третьем параграфе «Информационно-социологическое сопровождение управления социальной сферой внутренних войск» предлагаются такие пути повышения эффективности управления социальной сферой войск, как социальный аудит и широкое использование сети Интернет.

Управленческую эффективную деятельность на современном этапе трудно представить без соответствующего информационносоциологического обеспечения. Как утверждает теория и подтверждает практика управления, без получения полной и достоверной информации тяжело добиваться эффективного выполнения поставленных задач.

Конечно, можно надеяться на свой личный опыт и интуицию, но профессиональный и адекватный руководитель всегда будет пользоваться релевантной информацией.

На сегодняшний день наиболее распространенным способом получения социальноориентированной информации для принятия управленческих решений являются разного рода доклады по установленной форме, идущие снизу вверх. Недостаток данного способа получения информации заключается в попытках должностных лиц скрыть (или «пригладить») истинное положение дел, так как дублирующей (проверочной) системы получения социологической информации не существует. По отдельным запросам (как правило, связанным с различного рода происшествиями) могут проводиться «точечные» исследования, но они не дают общую картину не только по войскам, но и по региональным командованиям. Причиной этого – недостаток ресурсных возможностей (отсутствие системы сбора социологической информации, профессиональных социологовисследователей пр.). Привлечение же сторонних исследователей связано с рядом трудностей, прежде всего с режимом доступа на территории воинских частей, незнанием специфики и т.д. Все это объективно подводит к мысли о необходимости создания дееспособной системы получения и обработки информации о процессах, происходящих в социальной сфере внутренних войск.

Для получения такой информации необходимо использовать как апробированные в войсках методы получения информации (например, мониторинг социально-экономического и правового положения военнослужащих и членов их семей и гражданского персонала войск), так и получивший в последнее время широкое распространение новый метод – социальный аудит деятельности органов управления в социальной сфере внутренних войск.

В настоящее время на многих предприятиях разрабатываются корпоративные (отраслевые) стандарты социальной ответственности, становящиеся нормативной базой социального аудита. Его внедрение позволит получить более точную картину реального состояния дел для органов государственного и военного управления, станет действенным инструментом регулирования социальных отношений, снижения уровня социальной напряженности.

Организация социального аудита во внутренних войсках обусловлена необходимостью:

получения объективной информации о состоянии социальной сферы войск;

расширение конкурентных возможностей для призыва на военную службу по контракту на ограниченном рынке труда;

в целях предотвращения возможных и урегулирования возникших социальных конфликтов;

получения данных для формирования стратегии социального развития войск;

укрепления доверительных отношений между командованием и подчиненным личным составом;

информирования органов государственной власти РФ (как субъекта управления войсками) и общественности (как потребителя производимых войсками благ) о социальной ситуации во внутренних войсках.

В качестве критериев эффективности деятельности службы управления социальной сферой могут быть следующие:

1. Наличие в ведомственных нормативных актах норм федерального социального законодательства.

2. Наличие ведомственных (при отсутствии федеральных) социальных стандартов.

3. Наличие и качество социальных услуг, реализуемых в частях и соединениях.

4. Качество взаимодействия с другими структурами (войсковыми и вневойсковыми) в интересах решения социальных проблем военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала войск.

5. Частота и социальная направленность обращения в суд за защитой (восстановлением) своих прав (процент удовлетворенных исков к военной организации).

6. Количество и частота обращений к вышестоящим органам управления, минуя непосредственное руководство, в компетенции которого находится решение спорной ситуации.

7. Уровень и качество профессиональной подготовки исполнителей социально-ориентированных решений.

Также аудиту могут подвергаться работа по обеспечению безопасных условий военной службы, эффективность систем мотивации личного состава, действенность системы переподготовки перед увольнением с военной службы, воздействие на окружающую среду (экологический аудит) и др.

Достижением научно-технического прогресса считается использование технических средств управления информационными потоками. Подобные средства управления – это не роскошь, а объективная необходимость для повышения эффективности процесса управления. К одному из основных таких средств относится сеть Интернет. В связи с этим важным средством повышения качества и скорости удовлетворения социовитальных потребностей военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала является «интернетизация управления социальной сферой войск, которая предполагает создание эффективного Интернет-ресурса, специализирующегося, с одной стороны, на информировании военнослужащих, членов их семей, гражданского персонала и органов военного управления, с другой – на реализации возможностей и путей удовлетворения социовитальных потребностей индивидуальных и коллективных субъектов. Социальноориентированную информацию, размещенную в сети Интернет, считают важной (скорее важной) 74,5 % респондентов (неважной (скорее неважной) ее признали лишь 5,9 % опрошенных). Имеющиеся возможности доступа к данной сети считают важной характеристикой процесса информирования 73,9 % респондента.

Данный ресурс целесообразно разместить на главной странице сайта внутренних войск МВД России (http://www.vvmvd.ru/). Ее оформление должно быть ярким, привлекающим внимание; рабочее название – «Социальная сфера войск», ссылки должны быть видны и понятны.

Ресурс необходимо разделить на составляющие социальную сферу элементы: жилищное обеспечение; торгово-бытовое обслуживание;

медицинское и санаторно-курортное обеспечение; культурно-досуговая работа; физкультурно-оздоровительная деятельность; семейная политика; ветераны войск.

Предложенные направления оптимизации информационно-социологического сопровождения управления социальной сферой внутренних войск позволят повысить эффективность социального воспроизводства, снизят уровень неопределенности и социальной напряженности.

Заниматься данным сопровождением должна специализированная структура – отдел информации и планирования социального развития войск и служба (центр) социологических исследований. Именно эта структура позволит создать дееспособную информационную систему социальной сферы. Данная система должна быть понятна для всех потребителей – от руководителей, принимающих решения в социальной сфере, до бенефициариев – конечных получателей социальных благ и преференций. Ее внедрение позволит руководителям получать только ту информацию, которая может быть им полезной для принятия решения и анализа.

Основными угрозами на этом пути являются неправомерное ограничение доступа к открытым информационным ресурсам федеральных органов государственной власти, Министерства внутренних дел РФ и внутренних войск МВД России, к другой открытой социально значимой информации, манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации, низкая эффективность информационного сопровождения со стороны управления социальной сферой войск вследствие дефицита квалифицированных кадров. Своевременная поставка информации социологическими методами (мониторинг, социальный аудит) и ее предоставление с помощью современных информационнотехнологических средств (Интернет) будет способствовать наибольшему снижению этих угроз.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются результаты, подтверждающие выдвигаемые гипотезы, формулируются и комментируются основные положения и выводы диссертационного исследования, а также раскрываются перспективы дальнейшего изучения проблемы управления социальной сферой внутренних войск МВД России. Список литературы содержит 308 изученных источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ АВТОРА:

Монографии, учебные пособия 1. Филимонов О.В. Социальное самочувствие военнослужащих – участников боевых действий и пути его улучшения (глава в монографии) / Актуальные проблемы развития социальной работы в Вооруженных Силах Российской Федерации:

монография. М.: ВУ, 2004. (17,3/1,2 п.л.).

2. Управленческая деятельность командиров (организация воспитательной работы и морально-психологического обеспечения): справочник командира: практическое издание.

М.: За права военнослужащих, 2006 (12,0/1,3 п.л.).

3. Морально-психологическое обеспечение деятельности внутренних войск: теория и практика: учебное пособие / под ред. О.В. Филимонова. М.: ВУ, 2011. 397 с. (25,0/12,0 п.л.).

4. Филимонов О.В. Социальная сфера внутренних войск МВД России: современное состояние, концепция и модель управления: монография. М.: ВУ, 2011. (15 п.л.).

5. Военно-социальная работа (военно-социальная работа с семьями военнослужащих): учебное пособие. М.: ВУ, 2012.

386 с. (21,6/1,0 п.л.).

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ 1. Филимонов О.В. Социальная сфера общества и военной организации: теоретические основания выделения / Вестник Военного университета. 2009. № 4 (20). С. 67-75 (0,75 п.л.).

2. Филимонов О.В. Особенности управления социальной сферой органов внутренних дел МВД России / Труды Академии управления МВД России. 2010. № 2 (14). С. 44-50 (0,74 п.л.).

3. Филимонов О.В. Приоритеты социального развития военной организации России: анализ программных документов / Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России.

2010. № 2. С. 145-151 (0,85 п.л.).

4. Филимонов О.В. Управление социальной сферой в вооруженных силах: опыт США / США – Канада: экономика, политика, культура. 2010. № 6. С. 35-47 (0,94 п.л.).

5. Филимонов О.В. Европейские армии: «Солдат – это гражданин, но одетый в военную форму» (состояние армейской социальной сферы) / Современная Европа. 2010. № 3. С. 14-29 (1,15 ).

6. Филимонов О.В. Социальная сфера внутренних войск:

структурно-функциональный анализ / Вестник Военного университета. 2010. № 3 (23). С. 181-188 (0,8 п.л.).

7. Филимонов О.В. Нерешенность жилищных проблем военнослужащих как барьер социальной мобильности / Социология. 2011. № 1. С. 66-76 (0,8 п.л.).

8. Филимонов О.В. Социовитальные потребности как новое понятие в социологии / Социальная политика и социология.

2011. № 4. С. 47-55 (0,6 п.л.).

9. Филимонов О.В. Социальная защита чиновников полиции и военнослужащих Корпуса внутренней стражи Российской империи / Научный портал МВД России. 2011. № 2. С. 129-1(0,82 п.л.).

10. Филимонов О.В. Социальная сфера во внутренних войсках:

практика управления / Проблемы теории и практики управления. 2011. № 7. С. 70-80 (0,65 п.л.).

11. Филимонов О.В. Социальная инфраструктура внутренних войск: сущность и состояние / Вестник Военного университета.

2011. № 3 (27). С. 111-118 (0,6 п.л.).

12. Филимонов О.В. Интернетизация информационного сопровождения управления социальной сферой внутренних войск МВД России / Межотраслевая информационная служба.

2011. № 4. С. 14-22 (0,6 п.л.).

13. Филимонов О.В. Качество решения жилищных проблем военнослужащих внутренних войск МВД России / Социологические исследования. 2011. № 2. С. (0,6 п.л.).

14. Филимонов О.В. Структурно-функциональный анализ органов управления социальной сферой внутренних войск МВД России на современном этапе / Труды Академии управления МВД России. 2012. № 4 (21). С. (0,8 п.л.).

15. Филимонов О.В. Моделирование и модель службы социального развития внутренних войск МВД России / Вестник Военного университета. 2012. № 1 (29). С. (0,53 п.л.).

16. Филимонов О.В. Социальное обеспечение военнослужащих (1917-2001 гг.) / Военно-исторический журнал. 2012. № 6.

С. 31-35 (0,63 п.л.).

Статьи в других научных изданиях 1. Филимонов О.В. Пути повышения эффективности моральнопсихологического обеспечения боевых действий внутренних войск МВД России / Соискатель (приложение к журналу «Вестник Военного университета».). № 1, 2006. (1.п.л.).

2. Филимонов О.В. Специфика социального самочувствия военнослужащих – участников боевых действий: тезисы выступления (элек.) / Социология и общество: пути взаимодействия // Всероссийский социологический конгресс.

М.: ИС РАН, 2008 (0,1 п.л.).

3. Филимонов О.В. Информатизация медицинских услуг и ее роль в снижении боевых потерь / Инвалиды и общество (научнопрактический журнал). 2009. № 2. С. 73-75 (0,4 п.л.).

4. Филимонов О.В. Проблемы профессиональной переподготовки и трудоустройства военнослужащих, увольняемых с военной службы как фактор социальной стабильности: тезисы выступления / Страны БРИК в условиях глобального кризиса:

потенциал и проблемы консолидации: материалы выступлений участников IX Международного социального конгресса 25-ноября 2009 г. М.: Изд-во РГСУ, 2010. С. 276-277 (0,2 п.л.).

5. Филимонов О.В. Гражданское общество в России: реальный выбор или миф / Материалы Международной межвузовской научно-практической конференции, посвященной 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, 28.04.2010 г. М.:

ИМСГС, 2010. 268 с. С. 166-171 (0,35 п.л.).

6. Добряков А.В., Филимонов О.В. Влияние печатных СМИ на морально-психологический климат личного состава внутренних войск МВД России / Право и Безпека (Право и Безопасность), Юриспруденция, Экономика, Техника, Пcихология, Социология. Харьков. 2010. № 2 (34). С. 215-2(0,5 п.л.).

7. Филимонов О.В. Организация отдыха (досуга) военнослужащих внутренних войск МВД России / Научно-методическое пособие по обобщению российского и зарубежного опыта по организации досуговой и социально-воспитательной работы с населением по месту жительства. М.: ИМГС, 2010 (0,5 п.л.).

8. Филимонов О.В. Проблемы социально-образовательной и трудовой адаптации военнослужащих, увольняемых со службы (стенограмма заседания) / Социальная адаптация военнослужащих запаса: научно-практическая конференция.

М.: Совет Федерации Федерального Собрания РФ; Московская международная школа бизнеса «Мирбис» (институт), 2011.

С. 50-55 (0,4 п.л.).






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.