WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Дикий Алексей Александрович

СТРАТЕГИИ ДОЛГОВОГО ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 22.00.03 – Экономическая социология и демография

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук

Нижний Новгород – 2012

Работа выполнена на кафедре социологии факультета экономики и управления ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный энергетический университет имени В.И. Ленина»

Научный консультант: доктор социологических наук, профессор Мягков Александр Юрьевич

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой прикладной социологии ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского» Иудин Александр Анатольевич кандидат социологических наук, доцент кафедры экономической социологии ФГАОУ ВПО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» Стребков Денис Олегович

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Защита диссертации состоится 27 сентября 2012 г. в 15 ч. 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д 212.166.14 на базе Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского по адресу: 603000, г. Нижний Новгород, Университетский пер., д. 7, ауд. 300.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале фундаментальной библиотеки Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, д. 23, к. 1.

Автореферат разослан «___» ____________ 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, кандидат социологических наук, доцент Е.Е. Кутявина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется рядом обстоятельств.

Во-первых, необходимостью систематизации и переосмысления опыта зарубежных и отечественных ученых в изучении долгового поведения с целью дальнейшей разработки теоретико-методологических и методических основ исследования этой проблемы. Опросы населения, проводившиеся в России на протяжении 2000-х гг., дают различные, а зачастую и прямо противоречащие друг другу результаты. Это объясняется не только достаточно быстрыми переменами в общественном сознании, но и применением исследователями различных методологических подходов. Несмотря на наличие обширной научной литературы, многие аналитики с сожалением констатируют, что до сих пор не было предпринято сколь-нибудь масштабного исследования по изучению стратегий долгового поведения. В результате не удается составить более или менее точную классификацию типов должников1.

Во-вторых, слабой изученностью в отечественной науке социальных аспектов долгового поведения населения, а, значит, потребностью в их всестороннем анализе. Результаты исследований, проведенных еще в 2002–2003 гг. О.Б. Грибановой и Д.О. Стребковым2, а позднее – Д.Х. Ибрагимовой3, показали неоднозначность отношения к кредиту у большинства граждан. Кроме того, долговое поведение россиян является крайне неоднородным. Есть группы тех, кто охотно берет деньги в долг для решения своих текущих материальных проблем. Другие, возможно, хотели бы взять кредит, но опасаются, что не смогут вернуть его вовремя или считают действующие процентные ставки слишком высокими4. В подобных условиях детальный анализ факторов долгового поведения россиян представляется весьма актуальным.

В-третьих, недооценкой в нашей стране социальной проблематики формирования и опережающего роста просроченной задолженности населения по кредитам. По данным ЦБ РФ, за последние семь лет количество выданных кредитов физическим лицам увеличилось в 4 раза, а вот просроченная задолженность выросла в 6 раз5. Это не может не послужить тревожным сигналом для российского рынка кредитных услуг и требует научного осмысления.

Степень научной разработанности проблемы. Изучение долгового поведения является предметной областью различных общественных наук и, прежде всего, таких, См. напр.: Bachman J. The Psychology of Debt. URL: http://www.creditcollectionsworld.com/ 04papr01.htm (дата обращения: 20.04.2011).

См. напр.: Грибанова О.Б., Стребков Д.О. Развитие системы кредитования в России: анализ потребностей и предпочтений населения. С. 8. URL: www.socpol.ru/grantprog/pdf/Strebkov.pdf (дата обращения: 12.09.2011).

См. напр.: Ибрагимова Д.Х. Потребности населения в кредитных ресурсах // Российские домохозяйства накануне финансового кризиса: доходы и финансовое поведение. М.: НИСП, 2008. С. 132–158.

См.: Стребков Д.О. Модели кредитного поведения и факторы, их определяющие // Социол.

исслед. 2007. № 3. С. 54.

См.: Показатели деятельности кредитных организаций // Статистика ЦБ РФ. URL: http://cbr.ru/ statistics (дата обращения: 20.01.2011).

как экономическая теория, экономическая психология, экономическая социология, каждая из которых применяет свои теоретические подходы.

Наиболее известными экономическими теориями в этом плане являются натуралистическая (А. Смит, Д. Рикардо и др.1) и капиталотворческая теории кредита (Й. Шумпетер, Дж. Кейнс и др.2). Что касается современных экономических теорий, то наиболее показательной здесь является гипотеза жизненного цикла Ф. Модильяни3. Предполагается, что индивид распределяет доходы равномерно на протяжении всей жизни. В отдельные периоды времени он осуществляет сбережения, в другие – их расходует, а в третьи – практикует займы. В итоге займы рассматриваются как один из видов сбережений, но с отрицательным знаком.

Начало экономико-психологических исследований долга было стимулировано ростом проблемных займов в Англии в конце 1980-х гг. Именно тогда появляется первая серия работ, составивших впоследствии основу для разработки систематического подхода экономической психологии к проблеме долгового поведения (Р. Бертоуд, Э. Кэмпсон, П. Лунт, С. Ливингстон и др.4).

В русле экономико-психологического подхода был также впервые предложен анализ кризиса задолженности или неправильного использования кредита (исследования П. Каруэна, А. Хэртропа, Р. Лэйг-Пембертона, Г. Паркера и др.5).

Свое научное оформление данная проблематика обрела в диссертационных работах Д. Бэгуэла6 и Дж. Кима7.

См. напр.: Аскильдсен Я.Э. Адам Смит и «невидимая рука» рыночного механизма // Теория и методы в социальных науках / под ред. С. Ларсена; пер. с англ. М.: МГИМО (У); РОССПЭН, 2004. C. 147–163; Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения // Соч.: В 3 т. М.: Политиздат, 1955. Т. 1.

См. напр.: Шумпетер Й. Теория экономического развития (Исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры) / пер.с англ. М.: Прогресс, 1982; Friedman M. John Maynard Keynes // Federal Reserve Bank of Richmond Economic Quarterly.

1997. Vol. 83. № 2. P. 1–23.

См.: Modigliani F. Life cycle, individual thrift and the wealth of nations // American Economic Review. 1986. Vol. 76. № 3. P. 297–313.

См. напр.: Berthoud R., Kempson E. Credit and Debt. London: Policy Studies Institute, 1992; Livingstone S., Lunt P. Predicting personal debt and debt repayment: Psychological, social and economic determinants // Journal of Economic Psychology. 1992. Vol. 13. № 1. P. 111–134.

См. напр.: Curwen P. Principles of Microeconomics. London: Unwin Hyman, 1990; Hartropp A., Hanna R., Janes S., Lang R., Mills P., Schluter M. Families in Debt: The Nature, Causes and Effects of Debt Problems and Policy Proposals for Their Alleviation / Jubilee Centre Research Paper № 7. Cambridge: Jubilee Centre Publications, 1987; Leigh-Pemberton R. Personal credit problems // Bank of England Quarterly Bulletin. 1989. Vol. 29.

№ 2. P. 243–245; Parker G. Debtors and Creditors: A Socio-legal Perspective. London: Professional Books, 1986.

См.: Bagwell D. Work and Personal Financial Outcomes of Credit Counseling Clients. Unpublished doctoral dissertation. Virginia Polytechnic Institute and State University. Blacksburg, 2000.

URL: http://scholar.lib.vt.edu/theses/available/etd-10082000-23210012/unrestricted/frontmatter.pdf (дата обращения: 12.01.2012).

См.: Kim J. The Effects of Workplace Financial Education on Personal Finances and Work Outcomes.

Unpublished doctoral dissertation. Virginia Polytechnic Institute and State University. Blacksburg, 2000. URL: http://scholar.lib.vt.edu/theses/available/etd-04212000-17150023/un-restricted/TOC. pdf (дата обращения: 12.01.2012).

С точки зрения экономической социологии долг следует рассматривать сквозь призму социальных сетей и социальных отношений (С. Ли, П. Уэбли, Р. Левин, Д. Смит)1, а также социокультурных установок (В. Зелизер2) и статусности (Дж. Де Грааф, Д. Ванн, Т. Нэйлор3). При этом зарубежные эконом-социологи акцентируют внимание на том, что принятие долговых обязательств – это своего рода особый вид финансовой деятельности, выделяя в нем еще и гендерную составляющую (Ж. Пал, К. Воглер)4.

В качестве самостоятельного направления стоит отметить историкосоциологический подход, одним из представителей которого является Дж. Ингэм.

Сам он, в частности, исследует появление и развитие таких средств платежа, как кредитные карты и чеки, показывая, что оно было следствием определенных изменений в социальной структуре западного общества5.

В целом следует подчеркнуть, что в США и ряде европейских стран исследования долгового поведения активно проводятся, начиная с 1970-х годов (ранние исследования У. Адкока и Е. Хиршмана6, более поздние – У. Дессарта, Р. Файнберга, Г. Токунаги и др.7).

В России исследования, посвященные изучению заемных практик граждан, реализуются с конца 1990-х гг. (О.Б. Грибанова, Д.Х. Ибрагимова, Л.А. Преснякова, Д.О. Стребков и др.8), поскольку ранее среди российских социологов долговым поведением граждан практически никто не занимался.

См.: Lea S., Webley P., Levine R. The economic psychology of consumer debt // Journal of Economic Psychology. 1993. Vol. 14. № 1. Р. 81–96; Smyth D. Toward a Theory of Saving // The economics of saving / ed. by J. Gapinski. Boston: Kluwer Academic Publishers, 1993. P. 47–92.

См.: Zelizer V. The Social Meaning of Money. N.-Y.: Basic Books, 1994.

См.: Де Грааф Дж., Ванн Д., Нэйлор Т. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру / пер. с англ.

Н. Макаровой. М.: УльтраКультура, 2003.

См: Pahl J. His money, her money: Recent research on financial organization in marriage // Journal of Economic Psychology. 1995. Vol. 16. № 3. P. 361–376; Vogler С. Money in the household: Some underlying issues of power // Sociological Review. 1998. Vol. 46. № 4. P. 687–713.

См.: Ingham G. Capitalism, money and banking: A critique of recent historical sociology // British Journal of Sociology. 1999. Vol. 50. № 1. P. 76–96.

См. напр.: Adcock W., Hirschman E., Goldstucker J. Bank credit card users: An updated profile // Advances in Consumer Research. 1977. Vol. 4. № 1. P. 236–241; Hirschman E. Differences in consumer purchase behavior by credit card payment system // Journal of Consumer Research. 1979. Vol. 6.

№ 2. P. 58–66.

Dessart W., Kuylen A. The nature, extent, causes and consequences of problematic debt situations // Journal of Consumer Policy. 1986. Vol. 9. № 3. P. 311–334; Feinberg R. Credit cards as spending facilitating stimuli: A conditioning interpretation // Journal of Consumer Research. 1986. Vol. 13. № 1.

P. 348–356; Tokunaga H. The use and abuse of consumer credit: Application of psychological theory and research // Journal of Economic Psychology. 1993. Vol. 14. № 2. Р. 285–316.

См. напр.: Ибрагимова Д.Х. Жить настоящим, но взаймы: кредитование – новая социальная реальность? // SPERO. Социальная политика: экспертиза, рекомендации, обзоры. 2006. № 4.

Весна-лето. С. 209–216; Стребков Д.О. Потребности и предпочтения населения России на рынке кредитных услуг // Социол. исслед. 2004. № 2. С. 51–59; Преснякова Л.А. Кредиты для россиян:

«догоняющая» или «опережающая» стратегия финансового поведения? // Социальная реальность. 2006. № 6. С. 23–45.

Стоит отметить, что за последние двадцать лет в России по исследуемой тематике, по подсчетам автора, было защищено свыше 150 диссертационных (кандидатских и докторских) исследований, в которых проблема кредита (и шире – долга) рассматривалась с разных позиций – исторических, правовых, экономических. Однако лишь одна работа отчасти посвящена социологическим аспектам данного феномена (диссертация А.И. Файзуллиной1), в которой имеются специальные параграфы, написанные на материалах эмпирического исследования по изучению портрета потребителя банковских услуг.

Таким образом, концептуальная база в этой области остается пока еще недостаточно разработанной. Публикации, посвященные методическим проблемам измерения долгового поведения, в отечественной социологической литературе также практически не встречаются.

Целью данной диссертационной работы является определение основных стратегий долгового поведения населения в современной России.

В соответствии с поставленной целью в диссертации решались следующие основные задачи:

– систематизировать важнейшие теоретико-методологические и методические подходы к изучению долгового поведения, сложившиеся в зарубежной и отечественной социологической науке и исследовательской практике;

– разработать и апробировать методический инструментарий для измерения долговых установок населения;

– проанализировать мотивацию долгового поведения населения в современной России;

– определить факторы, оказывающие существенное влияние на выбор российскими гражданами той или иной стратегии долгового поведения;

– выделить типы наиболее распространенных стратегий долгового поведения россиян;

– выяснить социальные причины возникновения проблемных долгов у российских заемщиков.

Объект исследования – долговое поведение населения как социально обусловленное явление.

Предмет исследования – стратегии долгового поведения населения.

Основной гипотезой исследования выступает предположение о том, что долговое поведение населения на практике реализуется в виде определенных стратегий. При этом выбор гражданами той или иной стратегии долгового поведения опосредован их долговыми установками, формируемыми под влиянием различных факторов. Наиболее значимую роль в формировании долговых установок населения играют три группы факторов: 1) мотивационные факторы, включающие уровень материального положения и структуру потребностей;

2) институциональные факторы, основанные на влиянии экономической ситуа См.: Файзуллина А.И. Социальные проблемы кредитования на российском рынке банковских услуг: Дис....канд. социол. наук: 22.00.03. Уфа, 2007.

ции, социального окружения, предлагаемых условий кредитования; 3) личностные факторы, учитывающие характер экономической социализации, опыт денежных заимствований и его субъективную оценку, социально-демографические характеристики заемщиков.

Теоретико-методологическая база исследования. Диссертация выполнена в рамках традиции социологического анализа экономических отношений (Т.И. Заславская, Н.Н. Ивашиненко, А.А. Иудин, В.В. Радаев и др.1).

С целью выявления современных проблем и трудностей анализа социальных аспектов долгового поведения населения автор обращается к исследованиям С. Ли, Г. Токунаги. Анализ механизма формирования проблемных долгов базируется в работе на теоретических моделях С. Хатчера, У. Сайто, И. Клэра и др.При разработке типологии долгового поведения и детальной характеристики признаков каждого из входящих в нее типов автор опирался на научные труды Н.Н. Ивашиненко, Д.О. Стребкова и др.Разрабатывая систему эмпирических индикаторов для измерения долговых установок, автор использовал методологические принципы, изложенные в работах С. Ливингстон и П. Лунта, К. Ямаучи и Д. Темплера, Г. Токунаги и др.Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

1. Результаты двух серий исследований, проведенных автором в 2008–2011 гг.

Первая серия исследований состояла из двух опросов (апрель 2008 г. и апрель 2009 г.) представителей домохозяйств г. Иваново. Тема опросов: «Долговое поведение ивановцев: социальные установки и практики». В рамках первого исследования методом раздаточного анкетирования было опрошено 312 человек. Использовалась многоступенчатая квотная выборка с маршрутной рандомизацией.

Квотирование осуществлялось по параметрам размерности и половозрастного состава домохозяйств. Ошибка репрезентативности составила 3,2% при вероятности появления P = 0,95. Помимо раздаточного анкетирования применялось также персональное интервью с теми респондентами, которые дали свое согласие на дальнейшее общение. Здесь объем выборочной совокупности составил См. напр.: Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. Новосибирск:

Наука, 1991; Ивашиненко Н.Н. Этапы формирования социальных отношений на рынке банковских услуг // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки. 2002. Вып. 1 (2). С. 92–104; Экономическая активность. Формирование новых типов экономического поведения / под общ. ред. А.А. Иудина. Н.Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2001; Радаев В.В. Экономическая социология: Учеб. пособие для вузов. М.: ГУ-ВШЭ, 2005.

См. напр.: Hatcher S. Debt and deliberate self-poisoning // British Journal of Psychiatry. 1994.

Vol. 164. № 1. Р. 111–114; Suto W., Clare I., Holland A., et al. Capacity to make financial decisions among people with mild intellectual disabilities // Journal of Intellectual Disability Research. 2005.

Vol. 49. № 3. Р. 199–209.

См. напр.: Ивашиненко Н.Н. Эволюция взаимодействия финансовых структур и населения России (1987–2002): Монография. Н. Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2002;

Стребков Д.О. Факторы и типы сберегательных стратегий населения России во второй половине 1990-х годов: Автореф. дис....канд. социол. наук: 22.00.03 / ГУ-ВШЭ. М., 2003.

См. напр.: Yamauchi K., Templer D. The development of a money attitude scale // Journal of Personality Assessment. 1982. Vol. 46. № 2. P. 522–528.

102 респондента. Для сбора данных во втором исследовании применялся метод телефонного интервью с использованием той же самой анкеты и квотных параметров, что и в первом опросе. Выборочная совокупность в данном случае составила 210 респондентов, а ошибка репрезентативности – 4,1% при вероятности появления P = 0,95.

Вторая серия исследований включала два специальных исследования (июльавгуст 2010 г., февраль-март 2011 г.). Тема исследований: «Изучение стратегий долгового поведения россиян». В рамках первого опроса, проходившего в 20г., методом личного (face-to-face) интервьюирования было опрошено 1050 человек (N1), постоянно проживающих на территории гг. Москвы, Иванова и Фурманова (Ивановская область), а также в ряде сельских поселений Ивановской и Ярославской областей. Использовалась многоступенчатая квотная выборка с маршрутной рандомизацией. Ошибка репрезентативности в данном случае составила 3,6% при вероятности появления P = 0,95. В 2011 г. были проведены два параллельных опроса (N2 = 310 чел., N3 = 200 чел.), для которых формировалась выборка доступных случаев. В первом опросе отбирались респонденты, исправно вносящие ежемесячные платежи по кредитным обязательствам, или те, у которых кредитная история была положительной (бывшие за последние 12 месяцев клиенты кредитного учреждения). Во втором опросе участвовали проблемные заемщики кредитного учреждения. Респонденты, заявившие о наличии у них за последние 12 месяцев успешного опыта кредитования или же проблемных долгов в рамках первого опроса, были в дальнейшем включены в группу респондентов для последующих опросов. Итоговая сумма выборочной совокупности выглядит следующим образом: N1 = 650 чел.; N2 = 640 чел. и N3 = 270 чел.

2. Документальные (в том числе статистические) источники:

1) Статистические показатели деятельности кредитных организаций, ежегодно публикуемые Центральным банком РФ, за 2000–2011 гг.2) Нормативно-правовые документы по вопросам регулирования кредитных отношений (Гражданский Кодекс РФ, ФЗ «О банках и банковской деятельности»).

3. Результаты вторичного анализа эмпирических данных:

1) Материалы различных отечественных исследовательских проектов, реализованных в 2002–2011 гг. (НИСП, ФОМ, ЦИРКОН)2.

2) Материалы исследований, проведенных в зарубежных странах в 1990–20гг. См.: Показатели деятельности кредитных организаций // Статистика ЦБ РФ. URL: http://www.

br.ru (дата обращения: 22.01.2011).

См. напр.: Проекты Независимого института социальных исследований (НИСП). URL: http:// www.socpol.ru (дата обращения: 30.01.2012).

См. напр.: Haultain S., Kemp S., Chernyshenko O. The structure of attitudes to student debt // Journal of Economic Psychology. 2010. Vol. 31. № 3. P. 322–330; McHugh S., Ranyard R., Lewis A. Understanding and knowledge of credit cost and duration: Effects on credit judgements and decisions // Journal of Economic Psychology. 2011. Vol. 32. № 4. P. 609–620.

Научная новизна диссертации:

1. По итогам обобщения и анализа опыта измерения долгового поведения населения, накопленного в отечественных и зарубежных социологических исследованиях, предложена авторская трактовка понятия «долговая установка».

2. Исходя из основных требований, сформулированных автором по итогам обзора зарубежной методической литературы, предложена и успешно апробирована мультииндикаторная методика измерения долговых установок россиян.

3. Рассмотрена мотивация долгового поведения населения в современной России с точки зрения таких его параметров, как соотношение величины институциональных и неформальных займов, структура долгового спроса, норма кредитования, долговой горизонт.

4. Предложена объяснительная модель выбора российскими гражданами конкретной стратегии долгового поведения, базирующаяся на влиянии таких факторов, как материальное положение семьи, предыдущий опыт заимствований, экономическая социализация, социальное сравнение, условия кредитования финансовыми организациями, социально-демографические характеристики и др.

5. Определено место стратегий долгового поведения в структуре финансовых стратегий населения современной России. Выделены основные типы стратегий управляемого и проблемного долгового поведения.

6. На основе полученных автором опросных данных установлены социальные причины возникновения проблемных долгов, намечены пути дальнейшей выработки финансовыми учреждениями эффективных механизмов работы с российскими заемщиками.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Долговая установка представляет собой комплексную латентную переменную, понимаемую диссертантом как определенное отношение (заранее сформированное чувство), испытываемое субъектом к феномену заимствования и ведущее к долговому поведению; а также предрасположенность субъекта к заемным практикам. Значимость анализа долговых установок населения существенно повышается, если учитывать тот факт, что наличествующая в данный момент в сознании заемщиков установка определяет выбор ими той или иной стратегии долгового поведения, которая может быть как конфронтационная по отношению к кредиторам, так и конструктивная.

2. Для фиксации долговых установок населения предлагается мультииндикаторная методика, включающая в себя следующие элементы: набор безотносительных суждений, раскрывающих императивы граждан по отношению к деньгам, сбережениям, долгу и кредиту; критерии выбора кредитной организации;

структуру долгового спроса; субъективную оценку преимуществ и недостатков кредита и неформальных займов; социальное сравнение. Ее использование позволит более четко и всеобъемлюще анализировать различные аспекты долгового поведения населения. Проведенные автором исследования подтвердили надежность и валидность методического инструментария, базирующегося на указанных индикаторах.

3. Практика неинституционального долга среди граждан по-прежнему является весьма распространенным финансовым явлением в нашей стране: около 3/российских домохозяйств осуществляют заимствование крупных денежных сумм у своего социального окружения, тогда как кредит оформлял в последние годы лишь каждый третий опрошенный. Одной из причин, по которой домохозяйства не планируют (не хотят) воспользоваться кредитом, является низкий уровень дохода и неуверенность в том, что они его смогут вернуть, – об этом говорят более половины ответивших. Модальное же значение желаемой ставки по кредиту составило 10%, что существенно ниже текущего размера средних процентных ставок кредитных организаций России.

4. На реализацию российскими домохозяйствами той или иной стратегии долгового поведения наиболее существенное влияние оказывают следующие факторы: материальное положение семьи; субъективные представления о преимуществах и недостатках долга и кредита; условия кредитования (и прежде всего такие критерии выбора кредитной организации, как размер процентных ставок, размер максимальной суммы кредита, возможность изменения сроков кредитного договора, а также требования к доходу и залогу); предыдущий долговой опыт и размер домохозяйства; экономическая социализация (имеющаяся в период формирования личности финансовая свобода значительно повышает вероятность того, что респондент воспользуется кредитом); социальное сравнение (потенциальные заемщики, в социальном окружении которых есть люди более обеспеченные, чем они сами, гораздо лояльнее относятся к ситуации заимс твования); социально-демографические характеристики субъекта денежных заимствований.

5. Для управляемого долгового поведения россиян характерно наличие четырех основных поведенческих стратегий: рационалистической (36,0%) (эти люди грамотно планируют ежемесячные суммы погашения кредита, зная цену и счет деньгам); безысходной (33,2%) (характерной для заемщиков, в сознании которых сложилось неприязненное отношение к кредиту как социальному институту;

здесь свою роль сыграло давление обстоятельств, в силу которых им пришлось прибегнуть к институциональным займам); неэкономной (22,4%) (заемщики, придерживающиеся данной стратегии, не способны четко планировать свой семейный бюджет); стратегии инфлюэнцы (8,4%) (присущей респондентам, которых можно отнести к категории, так называемых, кредитоманов; тем не менее, деньги имеют для них высокую моральную ценность, а рисковое поведение нивелируется способностью их зарабатывать). Среди стратегий проблемного долгового поведения россиян наблюдаются такие стратегии, как «пострадавший» (56,0%), обвиняющая (24,5%), паническая (12,0%) и мошенническая (7,5%).

6. Для большинства проблемных заемщиков ухудшение положения дел с осуществлением выплат по кредитам обусловлено двумя объективными обстоятельствами – снижением уровня жизни и проблемами на работе. Ухудшение здоровья, семейные неурядицы и т.п. в меньшей степени являются причинами возникновения проблемных долгов. Главным условием встречных действий кредитной организации должен стать пересмотр самого графика погашения кредитных сумм как в сторону повышения срока кредитования, а, значит, и уменьшения размера ежемесячных выплат (долгосрочная реструктуризация долга), так и в сторону переноса крайней ежемесячной даты взноса платежей (краткосрочная реструктуризация долга).

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в стимулировании научного интереса к долговому поведению населения в современной России, углубленном анализе проблемы, представленной в диссертации, детальном изучении социальных аспектов долгового поведения населения.

Методический опыт организации и проведения исследований по изучению долгового поведения населения может быть успешно использован специалистами, в том числе, для оценки эффективности работы, проводимой кредитными учреждениями.

Эмпирические данные, полученные в результате проведенных исследований и включенные в научный оборот, могут служить исходной базой для последующих этапов социологического мониторинга заемных практик российских граждан.

Апробация результатов исследования. Основные положения, идеи и выводы диссертационной работы докладывались автором на 10 научных конференциях: Всероссийской научной конференции «Современная социология в поисках новых методологических подходов и методов исследования» (г. Самара, СамГУ, 16–17 мая 2008 г.); III Всероссийском социологическом конгрессе (г. Москва, ИС РАН, ГУ-ВШЭ, 21–24 октября 2008 г.); IV международной молодежной научной конференции «Тинчуринские чтения» (г. Казань, КГЭУ, 22–24 апреля 2009 г.); V международной молодежной научной конференции «Тинчуринские чтения» (г. Казань, КГЭУ, 28–29 апреля 2010 г.), первой Всероссийской конференции молодых ученых (с международным участием) «Экономика, финансы и бизнес: проблемы и перспективы развития» (г. Иваново, ИГЭУ, 18 февраля 20г.); международной научно-практической конференции «Модернизационный потенциал регионов» (г. Иваново, ИвГУ, 14–15 октября 2010 г.); научнопрактической конференции «Пятые Ковалевские чтения» (г. Санкт-Петербург, СПбГУ, 12–13 ноября 2010 г.); X Всероссийской научной конференции, посвященной памяти профессора З.И. Файнбурга «Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований» (г. Пермь, ПермГТУ, ноябрь 2010 г.); Международной научно-практической конференции «Молодежь как ресурс регионального развития» (г. Киров, ВятГГУ, 27–28 октября 2011 г.); IV Всероссийском социологическом конгрессе (г. Москва, ИС РАН, ИСПИ РАН, РГСУ, 2–4 февраля 2012 г.).

По проблемам, рассматриваемым в диссертационном исследовании, автором опубликованы 18 научных работ, в том числе 4 статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, входящих в перечень ВАК РФ. Общий объем публикаций автора по теме диссертации составляет 4,56 п.л.

Диссертация обсуждалась на заседаниях кафедры социологии Ивановского государственного энергетического университета имени В.И. Ленина.

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, 3 глав, объединяющих 11 параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, дается характеристика степени ее научной разработанности, формулируются объект и предмет, цель и задачи работы, определяется научная новизна, теоретикометодологическая и эмпирическая база исследования, его научная и практическая значимость, положения, выносимые на защиту, формы апробации полученных результатов.

Первая глава «Теоретические основы изучения долгового поведения населения» посвящена рассмотрению теоретических аспектов исследуемой проблемы.

В первом параграфе «Долговое поведение как разновидность финансового поведения населения» анализируется содержание понятий «долг» и «кредит», рассматриваются субъекты долгового поведения, приводятся типологическая и видовая характеристики заемных практик, выводится определение долгового поведения.

Автор отмечает, что в современной отечественной научной литературе до сих пор не существует однозначного определения понятия «кредит», адекватно отражающего его правовую, экономическую и социальную природу. Одна группа исследователей определяет кредит как действие; вторая – как движение; третья – как сделку; четвертая – как денежные средства; пятая – как деятельность; шестая – как отношения; седьмая – как доверие.

Между тем, на практике нередки случаи межличностных займов (сделки между гражданами) – предоставления долговых сумм под проценты, либо на иных условиях. Поэтому правильным видится использование более общего термина («денежного долга»), характеризующего обязанность вообще. Таким образом, автор активно пользуется именно понятием долга, что лежит в русле социологической традиции, несущей в себе некоторую удаленность от юридических границ социальных явлений.

Поскольку определение конкретного срока возврата долга, необходимость выплаты процентов, формальное (письменное) закрепление договоренности в ситуации кредитования-заимствования между отдельными гражданами может и отсутствовать, постольку, считает диссертант, соблюдение только одного принципа – принципа возвратности – будет достаточным основанием отнесения той или иной финансовой практики (стратегии) в разряд долгового поведения.

Во втором параграфе «Теоретические подходы к пониманию социальной сущности долгового поведения» раскрываются аналитические подходы к объяснению социального качества долговых отношений.

Первоначально научное понимание долгового поведения как социального феномена базировалось на веберианской традиции в трактовке поведения хозяйствующих субъектов как рационального и осмысленного (М. Фридман1). Долговое поведение рассматривалось, прежде всего, как социальное действие, имеющее для заемщика субъективный смысл и соотнесенное и ориентированное на других людей.

Чрезмерная рационализация долгового поведения индивида приводит к тому, что возникают альтернативные теоретические концепции изучаемого феномена, в которых главный акцент делается как на психофизических факторах долгового поведения, так и на силе связи заемщика со своим социальным окружением.

В этом плане примечательно формирование сетевого подхода к анализу экономических отношений (М. Грановеттер2). С точки зрения его сторонников, долговые практики заемщика можно представить в виде системы социальных отношений и воспроизводства связей этого заемщика со своим окружением. Характеристики самой социальной сети заемщика в этом случае будут складываться из характеристик членов сети и характеристик силы связей заемщика с членами сети. Автор диссертации полагает, что наличие устойчивых связей заемщика с теми, кто имеет позитивный опыт заимствования, кто подчеркивает преимущества «жизни в кредит», в конечном счете, будет предопределять его дальнейшее финансовое поведение.

Третий параграф «Основные факторы долгового поведения» посвящен анализу и обобщению отечественного и зарубежного исследовательского опыта в изучении факторов, влияющих на долговое поведение населения.

В большинстве экономических теорий в качестве основного фактора долгового поведения индивида сегодня рассматривается уровень его доходов. В отличие от экономистов, психологи и социологи (С. Ли, П. Уэбли, Д.О. Стребков и др.3) акцентируют внимание на самом процессе принятия долговых обязательств. С одной стороны, формирование долгового поведения индивида происходит под воздействием как внешних (экономических, социальных), так и внутренних (психологических) факторов. С другой стороны, немаловажную роль в выборе той или иной стратегии долгового поведения играют личностно-профессиональные и статусные характеристики самого индивида.

Как отмечает диссертант, само долговое поведение, формируемое под воздействием различных факторов, как правило, включает в себя два аспекта: устано См.: Friedman M. A Theory of the Consumption Function. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1957.

См.: Granovetter M. Getting a Job: A Study of Contacts and Careers. Cambridge, MA: Harvard. University Press, 1974.

См. напр.: Стребков Д.О. Основные типы и факторы кредитного поведения населения в современной России // Вопросы экономики. 2004. № 2. С. 109–128.

вочный и поведенческий. В рамках установочного аспекта выделяют непосредственно установки индивида на долговое поведение, в рамках же поведенческого – текущий опыт денежных заимствований.

От понимания долгового поведения как совокупности установочного и поведенческого аспектов автор переходит к определению стратегии долгового поведения, придерживаясь тезиса В.В. Радаева о том, что в экономическом определении стратегия – это устойчивая связь наблюдаемых поведенческих характеристик, а в социологическом определении – целенаправленная, рефлексивная деятельность, осмысленный повторяющийся выбор линии поведения1.

В четвертом параграфе «Механизм формирования проблемного долгового поведения» рассмотрен механизм возникновения проблемных долгов, обобщены результаты различных исследований, ставящих целью выяснить основные причины формирования проблемного долгового поведения.

Главной причиной появления проблемных долгов, отмечается в диссертации, является отсутствие денег, которое заставляет людей их занимать или откладывать выплаты по коммунальным (домашним) счетам (экономическая причина).

Вместе с тем, долги зависят не только от дохода, на финансовую ситуацию человека могут влиять определенные факторы, связанные с его психическим здоровьем (психофизиологические факторы). Зарубежные исследования позволяют выделить также демографические факторы возникновения проблемных долгов. Как утверждает Г. Йонг, проблемные долги шире распространены среди молодежи, чем среди лиц более старшего возраста2. И, наконец, на ухудшение статистики кредитных историй влияет и широкая доступность кредитов за последние двадцать лет (социальные факторы).

Сам механизм образования проблемных долгов можно представить в виде «долговой спирали» (С. Хатчер, У. Сайто, И. Клэр), состоящей из следующих основных стадий:

– просроченные платежи и штрафы (они часто являются первым симптомом проблем с долгами);

– «жонглирование» финансами (должники начинают «жонглировать» своими деньгами: платят кредитору, которому должны наибольшую сумму денег);

– давление со стороны кредиторов (не получив платежи, кредиторы начинают контактировать с должниками);

– финансовый крах (моральное давление долга и давление кредиторов приводят к тому, что должники сильно потрясены и стараются игнорировать происходящее);

– нереалистичные меры (когда кредитор все же вступает в контакт с должниками, последние могут принимать нереалистичные условия по выплатам);

– судебные процессы (зачастую должник неспособен придерживаться этих нереалистичных обещаний, поэтому возникают судебные тяжбы).

См.: Радаев В. Стратегии сберегательного поведения российских домохозяйств и индексы сберегательной активности. Рукопись, 1999.

См.: Tudela M., Young G. The distribution of unsecured debt in the United Kingdom: Survey evidence // Bank of England Quarterly Bulletin. 2003. № 43 (Winter). Р. 417–427.

Во второй главе «Методология и методы исследования долгового поведения населения» обобщается зарубежный методический опыт организации эмпирических исследований долгового поведения, анализируются различные методологические и методические подходы к анализу задолженности населения, представлена авторская методика измерения долговых установок.

В первом параграфе «Методические особенности сбора социологической информации о долговом поведении» описываются основные требования, предъявляемые к составлению опросного инструментария, приводится характеристика познавательных возможностей разных методов сбора социологической информации о долговом поведении населения.

Зарубежные исследователи (К. Кросби, Г. Токунага и др.1) при формулировании анкетных вопросов, направленных на выяснение степени влияния различных факторов на долговое поведение респондентов, рекомендуют придерживаться некоторых общих правил. В частности, социологическая анкета должна быть нацелена, в первую очередь, на выяснение локуса контроля за расходованием долговых сумм. В качестве еще одного требования исследователи называют выяснение отношения граждан к долгам. Также необходим блок вопросов, направленный на изучение собственно процесса принятия долгового решения в условиях риска. В дополнение к демографическим вопросам обязательно задаются вопросы о том, имеют ли респонденты отношение к фактам кредитования своего домохозяйства; об отношении их родителей к использованию кредита; об использовании различных форм кредита и о прямых и косвенных источниках проблем с выплатами по долговым обязательствам. Все эти моменты, считает диссертант, нужно учитывать при составлении опросного инструментария, чтобы выяснить как можно большее число факторов, влияющих на долговое поведение респондента.

Во втором параграфе «Методологические подходы к анализу проблемного долгового поведения» рассматриваются основные методологические подходы к исследованию проблемных долгов, сложившиеся в западной экономической социологии.

В диссертации отмечается, что зарубежных социологов, работающих в области исследования долгов физически лиц, можно условно разделить на две большие группы – тех, кто на первое место среди причин образования проблемных долгов ставит вопросы психофизического состояния индивида (О. Джеймс, В. Паккард и др.2), и тех, кто в качестве первопричины таких долгов видит финансовую нестабильность в обществе (А. Бассано, Г. Токунага и др.3).

Соответственно разнится и применяемая ими методология анализа долговых ситуаций. Так, сторонники медико-социального подхода считают, что при изуче См. напр.: Bowers J., Crosby K. Changes in the credit repayment performance of low income consumers: An exploratory study // Journal of Consumer Affairs. 1980. Vol. 14. № 1. Р. 100–101.

См. напр.: James O. Affluenza. London: Vermilion, 2007; Packard V. The Hidden Persuaders. London: Penguin Books, 1957.

См. напр.: Bassano A. Credit Management Consulting Services. URL: http://www.agbassociates.

com/services.htm (дата обращения: 20.04.2011) нии проблемных заемщиков необходимо обращаться к методическим наработкам из области экономической психологии и социальной психиатрии. Вторые (сторонники «экономического прагматизма») склонны признавать, что среди должников встречается определенный процент не вполне здоровых людей, но большей частью – это люди, которые в силу различных причин не смогли вовремя оплатить счета, и здесь можно придерживаться традиционных методов опроса.

В третьем параграфе «Мультииндикаторная методика измерения долговых установок» представлена усовершенствованная методика измерения долговых установок населения в современной России.

Для изучения долгового поведения и выяснения долговых установок россиян автором было проведено пять опросных социологических исследований, условно разделенных на две серии опросов как по хронологии их проведения, так и по использованию в них несколько различающегося опросного инструментария, отвечающего разным методическим задачам.

Первая серия социологических опросов ставила целью проведение сравнительного анализа долгового поведения россиян, живущих в разных регионах России. Кроме того, в рамках этой серии опросов проводилось повторное исследование с использованием одних и тех же эмпирических индикаторов, но иного метода сбора социологической информации. Целесообразность повторного опроса была обусловлена необходимостью проверки первоначально полученных данных на внешнюю валидность и устойчивость.

Методические правила, положенные в основу составления вопросной батареи для второй серии социологических опросов, были условно названы автором мультииндикаторной методикой. Ее суть заключалась в разработке такого набора суждений (31 суждение-индикатор), степень согласия или несогласия с которыми характеризовало бы уровень влияния того или иного фактора на формирование долговых установок индивида.

Третья глава «Долговое поведение населения в современной России: основные стратегии и факторы» посвящена анализу и интерпретации результатов социологических исследований, проведенных автором в 2008–2011 гг.

В первом параграфе «Анализ мотивации долгового поведения россиян» приводятся опросные показатели, характеризующие мотивы долгового поведения населения в современной России.

Как отмечает диссертант, практика неинституциональных займов по-прежнему является весьма распространенным явлением среди россиян – около 3/4 населения практикует заимствование крупных денежных сумм у своего социального окружения. А вот кредит в течение последних лет оформлял лишь каждый третий опрошенный.

Структура долгового спроса. Респонденты в основном озвучивают следующие цели получения кредита. Это приобретение автомобиля и ремонт жилья (их в совокупности назвали 26% ответивших); приобретение товаров длительного пользования бытового характера (около 35%); на личные нужды (текущие потребности) (25,4%); покупка мебели (13,8%).

Долговой горизонт. Наибольший размер кредита в среднем чаще называют те, кто хотел бы вложить деньги в покупку автомобиля – 200 тыс. рублей. Средний срок погашения кредита составляет в этом случае 4 года. Таким образом, возвращая долг, эти домохозяйства предполагают выплачивать ежемесячно по 4 тыс.

руб. (без учета процентов). Те домохозяйства, которые хотели бы приобрести товары длительного пользования (оргтехнику, мебель), рассчитывают в среднем на сумму 8,5–27,5 тыс. рублей на срок 1–2 года.

Норма кредитования. Одним из важнейших факторов, определяющих готовность домохозяйств воспользоваться услугами кредитных организаций, является стоимость кредита, то есть величина процентных ставок. Так, респонденты чаще называли в качестве желаемой ставку по кредиту в 10% годовых (модальное значение). Средний размер кредитной ставки, по данным опроса, составил 8,7–9,9% годовых.

Во втором параграфе «Анализ факторов, определяющих стратегии долгового поведения российских граждан» дается социологическая оценка факторов, оказывающих значимое влияние на реализацию российскими домохозяйствами той или иной стратегии долгового поведения.

Автором установлено, что на реализацию российскими домохозяйствами той или иной стратегии долгового поведения наиболее существенное влияние оказывают следующие факторы:

– материальное положение семьи. Применение метода многомерного шкалирования показало, что невысокое материальное положение домохозяйства и, как следствие, неуверенность его членов в полном возврате кредитных сумм является серьезным препятствием для успешной деятельности домохозяйств на рынке кредитных услуг, что в свою очередь сказывается на масштабе самого институционального долгового поведения;

– субъективные представления о преимуществах и недостатках долга и кредита. Исходя из анализа текстовых фрагментов интервью, диссертант приходит к выводу о том, что собственное представление о преимуществах и недостатках долга и кредита, основанное не только на личном опыте заимствований, но и опирающееся на отзывы окружающих, на психологические особенности развития, в той или иной степени влияет на приверженность респондента к определенной стратегии долгового поведения;

– выбор кредитной организации. Большинство российских домохозяйств, интересуясь кредитами, обращают внимание, прежде всего, на предлагаемые им условия кредитования. Важнейшим из них, безусловно, является размер процентных ставок – его значимость подчеркивает каждый второй опрошенный. Следом идёт размер максимальной суммы кредита, далее, возможность изменения сроков кредитного договора, а также требования к доходу и залогу;

– предыдущий долговой опыт и размер домохозяйства. На основе значений коэффициентов, полученных автором при построении регрессионных моделей, было сделано заключение о том, что опыт долгового поведения значительно повышает вероятность того, что данное домохозяйство, не рассчитывающее по каким-либо причинам заимствовать сегодня, в ближайшее время вновь захочет прибегнуть к заемной деятельности (коэффициент детерминации по Нагелькеркесу (R2) равен 0,48). Что касается размерности домохозяйств, то склонность к заимствованиям выше в семьях с большим количеством членов (коэффициент детерминации в этом случае равен 0,42);

– экономическая социализация. В результате применения t-теста Стьюдента для независимых подвыборок с учетом теста Левена на гомогенность дисперсий было установлено, что имеющаяся в период формирования личности финансовая свобода значительно повышает вероятность того, что респондент воспользуется кредитом для решения каких-либо задач, стоящих перед его домохозяйством (для t p 0,01). А вот неформальное заимствование практически не зависит от степени финансовой свободы должника в период формирования его личности (p > 0,10);

– социальное сравнение. Математическое представление жизненных стратегий респондентов в виде восьми комбинаций и последующий анализ взаимосвязи их с отношением опрашиваемых к долгу и кредиту, а также с вариантом решения материальных проблем позволяют автору считать, что потенциальные заемщики, среди друзей и знакомых которых есть люди более обеспеченные, чем они сами, гораздо лояльнее относятся к ситуации, требующей «залезания» в кредит, а также с его помощью предпочитают решать свои материальные проблемы;

– социально-демографические характеристики. Результаты однофакторного дисперсионного анализа для сравнения нескольких независимых выборок ANOVA с использованием теста Дункана свидетельствуют о том, что на отношение респондентов к получению денег в долг значимое влияние оказывают такие характеристики опрашиваемого, как возраст, уровень образования и род деятельности. А вот пол респондента оказывает достаточно заметное влияние лишь в случае наличия ситуативного займа (без соотнесения его с потребностями самого домохозяйства).

В третьем параграфе «Анализ социальных причин возникновения проблемных долгов у российских заемщиков» рассматриваются основные причины формирования у российских заемщиков просроченной задолженности перед финансовыми организациями.

Для большинства проблемных заемщиков ухудшение положения дел с осуществлением выплат по кредитам обусловлено двумя обстоятельствами – снижением уровня жизни и проблемами на работе. Ухудшение здоровья, семейные неурядицы и т.п. в меньшей степени являются причинами возникновения проблемных долгов.

Среди причин, по которым проблемным заемщикам приходится сожалеть о том, что они воспользовались кредитом, можно выделить две большие группы.

Первую группу составили причины начальной стадии оформления кредита – недостаточное информирование заемщика обо всех условиях кредитования, включая сведения о полной стоимости кредита. Вторую группу причин образует фактор необоснованности вознаграждения кредитных организаций. Это слишком высокие проценты по кредитам, «как бы» добровольная система страхования заемщика и неоправданная система штрафов за просрочку платежей.

Отдельной (при этом достаточно существенной) причиной разочарования в институте кредитования со стороны проблемных заемщиков является отсутствие доверительного отношения банка к такому заемщику, то есть изначально отвергается, так называемая, «презумпция добросовестности» заемщика, ведущая, собственно, к разочарованию в самой возможности «жизни в кредит».

В четвертом параграфе «Основные типы стратегий долгового поведения россиян» анализируется структура финансовых стратегий населения в современной России, приводится характеристика основных типов стратегий управляемого и проблемного долгового поведения российских заемщиков.

По результатам проведения иерархического кластерного анализа автором были выделены следующие стратегии управляемого (успешного) долгового поведения россиян:

– рационалистическая (36,0%). Присуща, как правило, респондентам более старшего возраста (от 35 лет и старше) (74,2%), занятых преимущественно в различных отраслях промышленности (44,2%) или причисляющих себя к производственной интеллигенции (ИТР) (33,6%). Данная стратегия характеризуется твердой осознанностью респондентом своих намерений жить в кредит. Эти люди грамотно планируют ежемесячные суммы погашения кредита, зная цену и счет деньгам;

– неэкономная (22,4%). Заемщики, придерживающиеся данной стратегии и среди которых преобладают люди в возрасте от 25 до 35 лет (65,5%), не способны четко планировать свой семейный бюджет, их сознание больше ориентировано на фразу «Авось хватит денег на платеж»;

– стратегия инфлюэнцы (8,4%) присуща респондентам, которых можно отнести к категории, так называемых, кредитоманов. Здесь также преобладают молодые люди (25–35 лет) (74,5%). Тем не менее, деньги имеют для них высокую моральную ценность, а рисковое поведение нивелируется способностью их хорошо зарабатывать;

– безысходная (33,2%). Модальный возраст – 40–54 года (55,4%). Доминирующее образование у таких респондентов – среднее специальное (43,5%) и профессионально-техническое (34,5%). Эта стратегия характерна для заемщиков, в сознании которых сложилось неприязненное отношение к кредиту как социальному институту. Между тем, неформальные займы в каком-то смысле приветствуются ими. Здесь, скорее всего, сыграло свою роль давление обстоятельств, в силу которых им пришлось прибегнуть к институциональным займам.

Различные поведенческие стратегии были выделены автором и в группе проблемных заемщиков. К ним относятся:

– паническая стратегия (12,0%). Здесь, как правило, доминирует молодежь без четкой гендерной дифференциации. Высокая склонность респондентов к рискам при заниженной ценности денег (еще не осознав значение денег в своей жизни, они легко с ними расстаются) заставляет их паниковать и еще больше усугубляет долговой кризис;

– обвиняющая стратегия (24,5%). В некоторой степени такой тип должников сходен с «безысходным». Различие заключается в том, что здесь респонденты не склонны контролировать свои действия, допуская рискованные шаги, причину образования своих долгов видят в окружающих – банках, родственниках и т.д.;

– мошенническая стратегия (7,5%). Здесь доминируют мужчины, преимущественно среднего возраста. Их не интересует то, как будет выплачиваться кредит, главное – обладание определенной суммой денег. Отличие от неэкономной стратегии состоит в неприятии мошенниками каких-либо долговых форм поведения;

– стратегия «пострадавший» (56,0%). Самая распространенная стратегия, присуща респондентам рабочих профессий, в равной степени, как мужчинам, так и женщинам. Модальный возраст – 40–55 лет. Эти люди осознают свое положение, практически смирились с ним, надеются, что банки пойдут им навстречу. Здесь негативную роль сыграли жизненные обстоятельства. При этом люди, относящиеся к данному типу проблемных заемщиков, не отрицают ценность долга как такового.

В Заключении подводятся итоги проделанной работы, формулируются основные выводы и рекомендации.

Как отмечает автор, на реализацию российскими домохозяйствами той или иной стратегии долгового поведения значимое влияние оказывают различные факторы. При этом само долговое поведение россиян представлено четырьмя основными стратегиями – рационалистической, неэкономной, безысходной и стратегией инфлюэнцы.

Особого внимания, по мнению автора, заслуживает группа проблемных заемщиков. Они в своем большинстве оказались заложниками случая, не потеряв при этом интереса к институту кредитования. Поэтому кредитным учреждениям стоит подумать о разработке программ реабилитации таких заемщиков.

Поскольку работа с такими проблемными заемщиками в масштабах всей страны может оказаться непосильной даже для ведущих банков, следует ускорить работу по внедрению в банковскую деятельность института банкротства физических лиц.

В Приложениях приводятся опросные инструменты проведенных автором исследований, а также статистические таблицы и иллюстративный материал.

Основное содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях автора:

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях, входящих в перечень ВАК РФ 1. Дикий, А.А. Жизнь в кредит: установки и поведенческие стратегии россиян [Текст] / А.А. Дикий // Социол. исслед. 2012. № 5. С. 134–140. ISSN 0132-16(0,74 п.л.).

2. Дикий, А.А. Гендерная асимметрия долгового поведения [Текст] / А.А. Дикий // Женщина в российском обществе. 2010. № 4. С. 73–82. ISSN 19922892 (0,56 п.л.).

3. Дикий, А.А. Детерминанты и механизм формирования проблемных долгов населения [Текст] / А.А. Дикий // Вестник ИГЭУ. 2010. Вып. 3. С. 113–116.

ISSN 2072-2672 (0,36 п.л.).

4. Дикий, А.А. Долговое поведение населения в контексте социологического анализа [Текст] / А.А. Дикий // Аспирантский вестник Поволжья. 2010. № 5–6.

С. 103–108. ISSN 2072-2354 (0,55 п.л.).

Публикации в других научных изданиях 5. Дикий, А.А. Состояние российского рынка кредитных услуг в условиях экономической нестабильности: социальный срез ситуации [Текст] / А.А. Дикий, А.Ю. Мягков // Вопросы развития народного хозяйства Российской Федерации:

Межвуз. сб. науч. тр. студентов и аспирантов. Вып. 8. / Иван. гос. энерг. ун-т.

Иваново, 2012. С. 45–47. ISBN 978-5-89482-812-1 (0,11/0,1 п.л.).

6. Дикий, А.А. Социальная сеть как локус долгового поведения населения [Электронный ресурс] / А.А. Дикий // Социология в системе научного управления обществом: Матер. IV Всеросс. социол. конгресса. Москва, 2–4 февраля 2012 г.

М.: ИС РАН, 2012. (CD-ROM). ISBN 978-5-89697-210-5 (0,1 п.л.).

7. Дикий, А.А. Кредитование как канал экономической мобильности современной российской молодежи [Текст] / А.А. Дикий // Молодежь как ресурс регионального развития: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. Киров, 27–28 октября 2011 г. Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. С. 504–507. ISBN 978-5-456-00024-(0,15 п.л.).

8. Дикий, А.А. Ценность долга как стимул социально-экономического развития Нечерноземья России [Текст] / А.А. Дикий // Модернизационный потенциал регионов: Сб. докл. и тез. Междунар. науч.-практ. конф. Иваново, 14–15 октября 2010 г. Иваново: Изд-во ИвГУ, 2011. С. 330–332. ISBN 978-5-7807-0884-(0,11 п.л.).

9. Дикий, А.А. Кредитное пространство российского социума: к вопросу о методе и процедуре сбора данных [Текст] / А.А. Дикий // Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований: Матер. X Всеросс. науч. конф., посвящ. памяти проф. З.И. Файнбурга. Пермь, ноябрь 2010 г. Пермь: Изд-во ПГТУ, 2010. С. 164–165. ISBN 978-5-398-005103 (0,1 п.л.).

10. Дикий, А.А. Институт кредитования в России глазами заемщиков [Текст] / А.А. Дикий // Пятые Ковалевские чтения: Матер. науч.-практ. конф. СанктПетербург, 12–13 ноября 2010 г. СПб.: Скифия-принт, 2010. С. 320–322.

ISBN 978-5-98620-077-4 (0,12 п.л.).

11. Дикий, А.А. Методология исследования долгового поведения населения [Текст] / А.А. Дикий // Матер. докл. V Междунар. молод. науч. конф. «Тинчуринские чтения». Казань, 28–29 апреля 2010 г. В 4 т. Т. 4. Казань: Казан. гос. энерг.

ун-т, 2010. С. 117–118. ISBN 978-5-89873-246-2 (0,1 п.л.).

12. Дикий, А.А. Социопсихологические особенности заемщиков как фактор риска для банковского бизнеса [Текст] / А.А. Дикий // Экономика и бизнес: проблемы и перспективы развития. Матер. Первой Всеросс. конф. молод. ученых (с междунар. участием). Иваново, 18 февраля 2010 г. / Иван. гос. энерг. ун-т. Иваново, 2010. С. 519–522. ISBN 978-5-89482-636-3 (0,27 п.л.).

13. Дикий, А.А. Проблемное кредитное поведение россиян: ревизия методического опыта [Текст] / А.А. Дикий // Молодой Ученый. 2009. № 4. С. 73–75.

ISSN 2072-0297 (0,1 п.л.).

14. Дикий, А.А. Проблемное кредитное поведение россиян: ревизия инструментального измерения [Текст] / А.А. Дикий // Матер. докл. IV Междунар.

молод. науч. конф. «Тинчуринские чтения». Казань, 22–24 апреля 2009 г. В т. Т. 4. Казань: Казан. гос. энерг. ун-т, 2009. С. 126–127. ISBN 978-5-89873215-8 (0,1 п.л.).

15. Дикий, А.А. Проблемные заемщики: зарубежный опыт конструирования измерительного инструмента [Текст] / А.А. Дикий // Социально-экономические и гуманитарные проблемы развития России: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 5. / Иван.

гос. энерг. ун-т. Иваново, 2009. С. 108–111. ISBN 978-5-89482-650-9 (0,28 п.л.).

16. Дикий, А.А. Финансовое поведение домохозяйств города Иваново: вчера, сегодня, завтра [Электронный ресурс] / А.А. Дикий // Социология и общество:

проблемы и пути взаимодействия: Матер. III Всеросс. социол. конгресса. Москва, 21–24 октября 2008 г. М.: ИС РАН, 2008. (CD-ROM). ISBN 978-5-89697-1573 (0,1 п.л.).

17. Дикий, А.А. Кредитное (долговое) поведение: к вопросу о методе и процедуре сбора данных [Текст] / А.А. Дикий // Современная социология в поисках новых методологических подходов и методов исследования: Сб. науч. матер.

Всеросс. науч. конф. Самара, 16–17 мая 2008 г. Самара: Изд-во «Универс групп», 2008. С. 147–152. ISBN 978-5-467-00167-8 (0,24 п.л.).

18. Дикий, А.А. Социально-психологические факторы кредитного поведения [Текст] / Т.В. Киселева, А.А. Дикий // Социально-экономические и гуманитарные проблемы развития России: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 1. В 3 т. Т. 2. / Иван. гос.

энерг. ун-т. Иваново, 2007. С. 19–26. ISBN 978-5-89482-517-5 (0,47/0,37 п.л.).

ДИКИЙ Алексей Александрович СТРАТЕГИИ ДОЛГОВОГО ПОВЕДЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Подписано в печать 5.07.2012. Формат 60х84 1/16.

Печать плоская. Усл. печ. л. 1,5.

Тираж 100 экз. Заказ № 115.

ФГБОУ ВПО «Ивановский государственный энергетический университет им. В.И. Ленина» 153003, Иваново, ул. Рабфаковская, 34.

Отпечатано в УИУНЛ ИГЭУ.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.