WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                                               На правах рукописи

Ореховская Надежда Евгеньевна

СОВРЕМЕННЫЕ «ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ»:

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

22.00.04 – социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Краснодар – 2012

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный руководитель:

доктор социологических наук

Магомедов Магомедгабиб Гасанханович

Официальные оппоненты:

Петров Владимир Николаевич

доктор социологических наук, профессор;

ГОУ  ВПО «Кубанский государственный университет»;

заведующий кафедрой социологии

Самыгин Сергей Иванович

доктор социологических наук, профессор;

ФГОУ  ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)»;

профессор кафедры управления персоналом и социологии

Ведущая организация:

НОУ ВПО «Институт управления, бизнеса и права»

Защита состоится «26» апреля 2012 г. в 14 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета ДМ 203.017.01 по философским и социологическим наукам в Краснодарском университете МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128, зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Краснодарского университета МВД России (350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128).

Автореферат разослан  «_____» марта 2012  г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

С.Г. Черников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема «цветных революций» значительно актуализировалась в контексте глобального финансово-экономического кризиса (сейчас идет его вторая волна), что связано со стремительными изменениями, происходящими в мировом сообществе цивилизаций, с полосой неопределенности и нестабильности, охватывающей многие государства и общества. Практически все «цветные революции» следуют шаблону «бархатных революций», произошедших в странах Центральной и Восточной Европы. «Цветные революции» (в Украине – оранжевый цвет апельсинов, в Грузии – цвет роз, в Киргизии – тюльпаны, в Боливии – кока и др.) произошли в Сербии (2000 г.), Белоруссии (2001 и 2006 гг.), Грузии (2003 г.), Украине (2004 г.), Киргизии (2005 г.).

Шаблонный характер сценариев всех этих «цветных революций» отмечает отечественный историк Н.А. Нарочницкая: «Их сценарий почти одинаков… Экономическая и социальная база для такого рода технологий – типична для стран переходного периода»1. Специфика «цветных революций» в данном случае объясняется иностранными гуманитарными интервенциями в конституционные процессы внутри ряда стран, их воздействием на политические процессы (хотя имеются и другие интерпретации специфики «цветных революций», основанные на внутренних процессах).

Немаловажным фактом являются непрекращающиеся попытки внутренних и внешних сил совершить «цветные революции» в центрально-азиатских республиках под флагом радикального исламизма. Общим для всех этих революций является использование различными внешними и внутренними социальными силами средств soft power (мягкой мощи) для того, чтобы изменить политический ландшафт той или иной страны и извлечь из этого экономические выгоды.

Проблема «цветных революций» еще больше актуализируется сейчас, что обусловлено началом осуществления евразийского «интеграционного проекта» (Евразийского Союза), в котором принимают участие Россия, Белоруссия и Казахстан. Ведь в 2005 г. «цветные революции», как известно, были инициированы в России, Узбекистане и Казахстане под лозунгом смещения правящей элиты, свободных и справедливых выборов и свободы масс-медиа, однако затем они были «заморожены» (это значит, что призрак «оранжевой революции» до сих пор бродит по России, представляя опасность для правящей элиты).

Актуальность проблемы «цветных революций» вытекает из их тесной связи с новейшими информационно-коммуникационными технологиями как продуктом дигитальной (цифровой) революции, которые служат основой социальных и политических технологий (эверсионные технологии), используемых для совершения политических изменений в обществе2. Здесь следует иметь в виду то немаловажное обстоятельство, согласно которому «цветные революции» эффективны благодаря применению в современной, неклассической геополитике концепта «виртуального пространства». Данный концепт выступает действенным инструментарием в геополитической борьбе, одной из целей которой является распространение контроля над виртуальными пространствами, неразрывно связанными с воздушным, подводным, околоземным, межпланетным и дальним космическим пространствами.

В связи с этим возрастает актуальность проблемы значимости «цветных революций» в функционировании социума не только в мире, но и в России с ее своеобразными особенностями менталитета и социокультурных традиций. Необходимо иметь в виду, что разработка данной проблемы в социологическом измерении имеет не только значительное теоретико-концептуальное, но и весьма большое практическое значение.

Степень научной разработанности темы. Анализ российской и зарубежной научной литературы показывает, что различные аспекты «цветных революций» рассматриваются прежде всего историками, геополитиками, политологами, правоведами, социальными философами, журналистами, затем они удостаиваются внимания социологов. Им посвящены исследования А. Акаева, А. Арешева, В.А. Барсамова, И.А. Василенко, А.М. Васильева, О.Н. Глазунова, А.В. Громовой, В. Джуретича, И. Добаева, Т. Журженко, М. Ельчанинова, И.И. Ивановой, П. Ильченкова, Ф. Казина, В.В. Красинского, А. Крылова, А.Ю. Ларина, Дж. Лафлэнда, И. Лебедева, Д. Лэйна, Ю. Мациевского, В.В. Межуева, С. Мирзоева, Н.А. Нарочницкой, А. Ниязи, И.К. Пантина, В.Б. Пастухова, И.И. Петрова, Э. Попова, Н. Приходько, Д.Н. Смирнова, Н.В. Старикова, А. Фисуна, Г. Хейла, А. Юнусова и др.

В связи с теми особенностями, которые присущи «цветным революциям» начала XXI столетия, в современной социально-гуманитарной литературе идет дискуссия о том, можно ли квалифицировать их как подлинные революции или они представляют собой нечто иное, чем революции.

Исследователи разделились на две группы: одна считает (В. Банс, Т. Журженко, М. МакФол, В. Силицкий, Г. Хейл, П. Штомпка и др.), что «цветные революции» относятся к особому типу революций, другая (А.Э. Гапич, И.А. Василенко, О.Н. Глазунов, Дж. Голдстоун, Дж. Лафлэнд, Д.А. Лушников, В.П. Пугачев, П.А. Сорокин, Ш. Эйзенштадт и др.) обосновывает положение о том, что «цветные революции» отнюдь не революции, а попытки совершения государственных переворотов. Каждая из этих групп приводит аргументы для обоснования своей точки зрения на современные революционные процессы.

Так сторонники первой точки зрения исходят из того, что «цветные революции» неразрывно связаны с процессами демократии или автократии. В этом плане заслуживает внимания подход американского специалиста по современной политической и социальной истории стран Центральной и Восточной Европы Г. Хейла.

Представители второй точки зрения считают, что «цветные революции» представляют собой не революции в собственном смысле этого слова, а – технологии государственного переворота. Дело в том, что «цветные революции» невозможно уложить в рамки уже известных истории «классических» типов революций, в результате которых происходят кардинальные изменения глубинных структур основных социальных процессов.

Адекватное понимание постсоветских «цветных революций» с необходимостью требует использования основных методологических трудов как по сравнительно-исторической социологии (Х. Арендт, И. Валлерстайн, Т. Скочпол, Н. Смелзер, П. Сорокин, Ч. Тилли, Ш. Эйзенштадт и др.), так и по организации и осуществлению современных «цветных революций» (Дж. Голдстоун, Дж. Гудвин, Т. Викхэм-Кроули, Г. Дерлугян, М. Макфол, М. Парса, Дж. Форан, Р. Хелви, Дж. Шарп и др.) исследователей. В этом плане заслуживает внимания фундаментальная монография Г.Г. Почепцова «Революция. com. Основы протестной инженерии», которая представляет собой своеобразный справочник по концепциям и методам «цветных революций» и в которой подробно рассмотрены многие западные и российские концепции «цветных революций», а также приводятся полученные научные результаты. К ним относятся следующие блоки: концептуальные основы, включающие в себя инженерию протеста, кампании по непризнанию выборов, «арифметику революции», внутренние и внешние ресурсы, стабильную и нестабильную среду; модель успеха и неуспеха, описывающая предварительные условия «цветной революции» и обязательные компоненты этой революции: коммуникативная модель «цветной революции», содержащая в себе информационное давление на правящую элиту, изменения в физическом, информационном и когнитивном пространствах; концепция «когнитивного взрыва» с ее управляемым хаосом, нарративом, легитимацией новой силы, управлением социальными ситуациями при помощи нарратива, интерпретационными системами; революция как новый проект внутри чужого; революция как интенсивный инструментарий форматирования будущего; ненасильственные стратегии и методы Дж. Шарпа и Р. Хелви; «оранжевая революция» и ее особенности; виртуальная революция и виртуальная война3.

Однако целый ряд аспектов «цветных революций» на постсоветском пространстве еще практически мало исследован в социологическом плане. К ним относятся: во-первых, недостаточная разработанность сложной проблемы детерминированности «цветных революций» на постсоветском пространстве; во-вторых, научная новизна исследования сущности «цветных революций» на социологическом уровне; в-третьих, отсутствие методологического конструкта социологического изучения «цветных революций»; в-четвертых, неполная степень выясненности причин «цветных революций» в отечественной социологии; в-пятых, неразработанность проблемы; в-шестых, большая сложность проблемы стратегий противодействия «цветным революциям». Этим и обусловлен выбор диссертационного исследования.

Цель диссертационного исследования состоит в теоретическом рассмотрении социологических аспектов «цветных революций» на постсоветском пространстве и в России на основе парадигмы общества как системы коммуникации.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

– провести  методологический анализ «цветных революций» на постсоветском пространстве на основе парадигмы общества как системы коммуникации;

– выяснить сущность «цветных революций» на постсоветском пространстве и их место в ряду классификаций революций;

– систематизировать методологический конструкт социологического изучения «цветных революций» на постсоветском пространстве;

– выявить социальные причины «цветных революций» в различных обществах постсоветского пространства;

– определить влияние информационно-коммуникационных технологий, репрезентируемых эстетической формой, на сознание масс и человека в процессе осуществления «цветных революций»;

– уточнить стратегии противодействия деструктивной силе «цветных революций» для обеспечения национальной безопасности России.

Объектом исследования является «цветные революции» на постсоветском пространстве.

Предметом исследования выступает социологическое измерение «цветных революций» на постсоветском пространстве.

Теоретико-методологическая основа исследования. Проведенное исследование основывается на социологических принципах изучения социальных явлений и процессов и включает использование концептуальных схем и подходов, сформулированных в мировой и российской социологической, философской, политологической и экономической мысли, а также на универсальной теории социальных систем как систем коммуникации Н. Лумана. В процессе исследования использовались методы системного анализа, синтеза, научного обобщения и интерпретации данных смежных дисциплин, теоретического моделирования с учетом достижений теории хаоса.

Эмпирическую базу исследования представляют: данные лонгитюдных исследований оценки политического сознания граждан Украины, а также факторов революции; данные социологического опроса общественного мнения относительно оценки типа политической активности в период «оранжевой революции»; экономическая статистика состояния экономики Киргизии за период с 1991 по 2004 г.; данные статистики о состоянии экономической и социальной ситуации в арабских странах; данные социологических исследований Института социологии Национальной академии наук Украины; данная экспертами международной неправительственной организации Freedom House оценка современного политического режима на Украине.

Научная новизна проведенного исследования состоит в том, что «цветные революции» на постсоветском пространстве рассматривается в рамках методологического конструкта, основанного на стратегии исследования, согласно которой в информационном обществе человеческое сознание выступает в качестве нового предмета труда, благодаря чему информационно-коммуникационные технологии дают возможность любому субъекту глубоко и в определенной степени произвольно трансформировать индивидуальное и массовое сознание.

Научная новизна диссертационного исследования заключаются в том, что в нем:

  • систематизированы представления о «цветных революций» на постсоветском пространстве на основе парадигмы общества как системы коммуникации, концепции глобализации, теории сложных систем, теории хаоса и катастроф, теории сетевого общества и неклассической геополитики;
  • выявлена сущность «цветных революций», которая обусловлена спецификой информационно-сетевого общества, и его места в революциях как кардинального преобразования социума;
  • предложен методологический конструкт социологического изучения «цветных революций» на постсоветском пространстве, в основе которого лежат следующие концептуально-методологические положения: положения о комплексном характере социальной системы как коммуникации в качестве источника революционных преобразований и концепции «текучей реальности», концепции ненасилия, концепции официальной, приватной и публичной сфер общества;
  • обоснованы социальные причины «цветных революций» на постсоветском пространстве, обусловленные взаимоотношением публичной, приватной и формально-неформальной институциональной сфер, возрастанием гетерогенности глобального и локального социального пространства и усилением социальной несправедливости в современных обществах переходного и развивающегося типа;
  • определены спектр технологий «цветных революций» и деструктивный характер воздействия информационно-коммуникационных технологий на общественное и индивидуальное сознание в условиях экономической и культурной глобализации;
  • уточнены стратегии противодействия деструктивной силе «цветных революций» для обеспечения национальной безопасности России, связанные с особенностями сетевого общества и адекватным характером моделей информационного противодействия угрозам «цветных революций».

На защиту выносятся следующие положения:

  1. В качестве адекватного методологического и социологического инструментария изучения «цветных революций» на постсоветском пространстве выбраны: социологическая теория социальных систем как систем коммуникации; концепция комплексной системы, органически содержащей в себе риски, связанные с «возможностями иного бытия»; концепция глобализации; социологическая теория сетевого общества; теория сложных социальных систем; теория хаоса и катастроф с ее концепцией детерминированного хаоса; концепция неклассической геополитики, включающей в себя виртуальное пространство; социологические концепции И. Валлерстайна и Ч. Тилли; теории и практика «цветных революций» Дж. Шарпа и Р. Хелви.
  2. В социальной системе сущность «цветных революций», обусловлена спецификой информационно-сетевого общества, которая, в отличие от классических «двойных революций» (промышленная и социальная революции), состоит в том, что она представляет собой «полуторную революцию» (информационно-коммуникационная революция и политическая легитимная революция в рамках существующих социальных институтов), занимает особое место в ряду революций как кардинального преобразования социума, так как «цветная революция» совершается ненасильственным путем и представляет собой политическую революцию без социальной революции, когда природа политических рисков обусловлена контингентностью комплексной социальной системы, содержащей в себе спектр возможностей «иного политического бытия», что позволяет моделировать развитие социума в виртуальном пространстве.
  3. Использование социологического инструментария для анализа «цветных революций» возможно на базе предложенного автором методологического конструкта, который основан на следующих концептуально-методологических положениях: во-первых, на концепции «текучей реальности»; во-вторых, на концепции «мерцающей», сетевой, множественной идентичности; в-третьих, на положении об информационном, несиловом воздействии в художественно-эстетической форме на массовое сознание; в-четвертых, на концепции автономности сферы публичного пространства по отношению к существующему политическому порядку, находящейся между официальной и приватной сферами и содержащей в себе неформальные институты и непосредственно доступной различным слоям и группам общества; в-пятых, на концепции глобального информационного общества как единства действительной и виртуальной реальности с её креативным характером; в-шестых, на концепции социальной справедливости. Данный методологический конструкт состоит из следующих составляющих: информационно-сетевое общество в целом как единство реальных и виртуальных состояний; социальные группы; правящие элиты; институты общества; различного рода организации и индивиды; информационно-коммуникативные системы и технологии, действующие по принципу резонансной связи между индивидуальным и массовым сознанием; внутренние и внешние ресурсы.
  4. Особенности социальных причин «цветных революций» в современном мире обусловлены взаимоотношениями публичной, приватной и формально-неформальной институциональной сферами, возрастанием гетерогенности глобального и локального социального пространства и усилением социальной несправедливости в современных обществах переходного и развивающегося типа, наличием в социальном пространстве общества детерминированного (динамического, управляемого) хаоса, который порождает неустойчивые траектории развития социума; причем близкие в этом пространстве траектории расходятся, выражая стратегии той или иной группы правящей элиты, связанной с происходящим сейчас упадком стремящегося удержать гегемонию Запада.
  5. Спектр технологий «цветных революций» включает в себя алгоритмы информационной войны в художественно-эстетической форме (проектный мифодизайн, «умная толпа» Г. Рейнгольда и др.), деструктивного характера воздействия информационно-коммуникационных технологий программирования общественного и индивидуального сознания в условиях экономической и культурной глобализации, многообразие новых манипулятивных технологий электронных масс-медиа и политико-правовых технологий борьбы за власть и господство.
  6. Стратегии противодействия деструктивной силе «цветных революций» для обеспечения национальной безопасности России и постсоветских государств связаны с особенностями сетевого общества; формированием креативного общества; с виртуализацией общественно-политической сферы, которая влечет за собой глубокую модернизацию элит; социальной инженерией; с технологиями противодействия сетевым и сетецентрическим войнам Запада; с новой теорией экономических систем Г. Клейнера; с прозрачностью общества и адекватным характером моделей информационного противодействия угрозам «цветных революций».

Изложенные положения характеризуют основное приращение знания по проблеме социологического измерения «цветных революций» в диссертации.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационной работы имеют теоретическое и прикладное значение для развития соответствующих направлений в социологии, социальной философии, конфликтологии, а также исследования переходных состояний общества и функционирования общества в условиях информационно-коммуникационной революции. Теоретические результаты работы могут быть использованы как в сфере государственного управления процессами национальной безопасности, в том числе в противодействии угрозам «цветных революций» в России и на постсоветском пространстве, так и в ходе чтения курсов и спецкурсов по социологии, социальной философии, политической социологии, конфликтологии в высших учебных заведениях.

Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследования были апробированы на: VII Международной научной конференции «Сорокинские чтения» (г. Москва, 2011 г.); научных конференциях «Путь в науку» (г. Ростов-на-Дону, 2010–2011 гг.); Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 2010, 2011 гг.).

Результаты и содержание диссертационной работы отражены в 5 публикациях общим объемом 3,3 п. л., в том числе в 3 научных статьях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, объемом 1, 3 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются выбор и актуальность темы исследования, рассматривается степень ее разработанности, определяются цель и задачи исследования, обозначаются объект и предмет исследования, излагаются теоретико-методологические основы исследования, его эмпирическая база, раскрывается научная новизна и формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы, а также указывается ее апробация и структура.

Глава 1 «Теоретико-методологические основания исследования «цветных революций» посвящена выяснению концептуально-методологических оснований и социологического инструментария, социологическому анализу места «цветных революций» в преобразовании общества.

В параграфе 1.1 «Методологические основания исследования «цветных революций» рассматриваются методологические основания социологического анализа «цветных революций» в современном мире, прежде всего на российском и на постсоветском пространстве, на основе парадигмы общества как системы коммуникации.

Анализ методологических оснований исследования значимости «цветных революций» в преобразовании общества автор  начинает с парадигмы общества как системы коммуникаций, которая соответствует современному динамичному информационному социуму, что и является первым методологическим основанием. Данная парадигма обладает универсальным характером и объясняет проблему самовоспроизводства социума и его идентичности благодаря смещению основного познавательного интереса с проблемы «что такое общество» к проблеме «как оно функционирует», поэтому революции как один из способов преобразования общества органически вписаны в процесс функционирования социума.

Необходимо иметь в виду то обстоятельство, что в данной парадигме общества немаловажное место принадлежит понятию «комплексности», т.е. речь идет о втором методологическом основании исследования «цветных революций». В применении к нашей проблематике социологического анализа «цветных революций» значит, что концепция комплексной социальной системы дает возможность объяснить природу данная явления. Эта концепция органически содержит в себе риски, которые связаны с «возможностями иного бытия», т.е. функционирование социальной системы порождает политические риски, которые способны изменить существующий политический режим и преобразовать политический порядок.

Третьим методологическим основанием исследования «цветных революций» является парадигма глобализации, без которой невозможно понимание его сущности. Существенным для понимания значимости глобализации в совершении «цветных революций» является то, что они неразрывно связаны с информационно-коммуникационной (сетевой) революцией (Интернет и другие сети).

Четвертым методологическим основанием исследования «цветных революций» выступает социологическая теория сетевого общества, чья мощь состоит в большей гибкости, когда следует определить, что является элементом сети, а что нет. Следует также иметь в виду и то обстоятельство, согласно которому социологическая сетевая теория способна отображать и иерархические структуры властных процессов, что дает возможность моделировать сценарии «цветных революций».

Пятое методологическое основание исследования «цветных революций» это теория сложных общественных и культурных систем. Значимость теории сложных систем в исследовании социокультурных систем состоит в том, что она занимается исследованием нелинейных взаимодействий в социуме. Эффективность «цветных революций» связана с нелинейным характером функционирования и развития сложных социальных систем, взаимодействующих с окружающим миром.

Шестое методологическое основание исследования «цветных революций» представляет собой теорию хаоса и катастроф с ее концепцией детерминированного хаоса. Данное методологическое основание имеет немаловажное значение для понимания сущности «цветных революций», потому что организующие «цветные революции» государства (Америка и другие страны Запада и Востока) используют концепцию «управляемого хаоса», связанную с теорией динамического, «детерминированного хаоса», которая является весьма действенным теоретическим инструментом осуществления «цветных революций».

Седьмым методологическим основанием исследования «цветных революций» служит концепция неклассической геополитики, которая включает в себя виртуальное пространство. В современной геополитике имеется неклассическое направление, где доминирует информационная парадигма с виртуальными технологиями. Именно виртуальные пространства, используемые в современной геополитической борьбе между государствами, оказывают свое воздействие на подготовку и осуществление «цветных революций».

Восьмым и девятым методологическим основанием исследования «цветных революций» служат, соответственно, социологические концепции И. Валлерстайна и Ч. Тилли; теории и практика «цветных революций» Дж. Шарпа и Р. Хелви.

В параграфе 1.2 «Место «цветных революций» в ряду революций» выясняется сущность «цветных революций», которая обусловлена спецификой информационно-сетевого общества, и его место в ряду революций.

Анализ существующей литературы по социологии, политологии, экономике, философии, геополитике показывает, что начало XXI столетия характеризуется дестабилизацией всего мирового социально-экономического и политического порядка (одним из проявлений этого процесса является глобальный финансово-экономический кризис). Так как феномен «цветных революций» стал инструментом смены политических элит, чтобы изменить векторы развития государств на постсовет­ском пространстве, он занял одно из главных мест в мировой динамике. Поэтому для выяснения сущности «цветных революций» и его места в ряду революций необходимо рассмотреть социологию революции с ее различными трактовками самой революции.

Диссертантом выписана сущность «цветных революций» и их место в ряду революций, произошедших на протяжении более двух столетий. Для этого была принята во внимание одна особенность Французской революции, на которую обычно не обращают внимания в исторической, политологической и социологической литературе. Данная особенность хорошо описана всемирно известным британским историком Э. Хофсбаумом, когда чистая, классическая революция характеризуется как «двойная революция» – первая промышленная революция в Британии, а затем франко-американская политическая революция, установившая основные модели общественных институтов буржуазного общества. Французская революция 1789 г. и Октябрьская революция 1917 г. представляют собой классические (подлинные) «двойные революции», в результате которых были уничтожены социальные структуры и институты старого общества, кардинально преобразованы сферы экономики, политики и культуры.

Диссертант подчеркивает, что «цветные революции» занимают промежуточное положение между двумя основными направлениями теории революции, которые в последнее время стали смыкаться благодаря практике. Согласно первому направлению теории революции, революция представляет собой «локомотивы истории», использующие энергию масс и зако­ны развития общества, что способствует дальнейшему продвижению социума по пути прогресса. Второе направление теории революции исходит из «аномального», «патологического» характера революции, обусловленного суммой негативных факторов, что поворачивает развитие общества вспять на регрессивный путь развития.

Особенность «цветных революций» обусловлена новой исторической ситуацией – современный мир теперь является глобальным, причем в нем доминируют информационно-коммуникационные сети, чье существование обусловлено цифровым этапом информационной революции. Именно эта историческая ситуация характеризуется британским социологом З. Бауманом как «текучая современность», когда современный мир является текучим, свободным от заборов, барьеров и границ, что, в своею очередь, повлекло глубокие изменения во всех сферах человеческой жизни. Применение этой концепции З. Баумана к «цветным революциям» дало возможность характеризовать их как «жидкие» революции, в отличие от классических, «твердых» революций.

Диссертантом дана следующая дефиниция «цветных революций»: в отличие от классических, «двойных революций» (промышленная и социальная революции) это – «полуторная» (информационно-коммуникационная) революция и политическая легитимная революция в рамках существующих социальных институтов; это политическая революция без социальной революции, использующая виртуальное социальное пространство, детерминированное контингентностью комплексной социальной системы, которая содержит в себе спектр возможностей «иного политического бытия».

В параграфе 1.3 «Методологический конструкт исследования «цветных революций» речь идет о создании методологического конструкта изучения «цветных революций».

Данный методологический конструкт как социологический инструментарий исследования данной проблематики выстроен диссертантом на основе универсальной теории социальных систем как систем коммуникации и концептуально-методологических положений. Первое положение – это концепция «текучей реальности» («текучей современности», «жидкой современности») З. Баумана, которая удовлетворительно объясняет и «бархатные революции» в качестве провозвестников «жидкой современности», и «цветные революции», неразрывно связанные с информационно-коммуникационной революцией на современном этапе.

Вторым положением является концепция «мерцающей», сетевой, множественной идентичности. В настоящее время остро стоит проблема множественной идентичности (коллективной, социальной, политической, культурной) человека, что обусловлено процессами глобализации и глокализации (взаимодействие глобализации с локальными образованиями) и дальнейшим развитием информационно-коммуникационной революции. В данном случае речь идет о том, что в Сетях (Интернет и другие социальные сети) человек имеет множественную идентичность, что его идентичность является «мерцающей», так как он имеет возможность уйти из одной Сети и перейти в другую в иной роли, меняя свою ролевую идентичность в контексте множества идентичностей,

Именно эту концепцию сетевой множественной идентичности Запад использует в современной сетевой войне против России и других стран СНГ, а также в Северной Африке и на Ближнем Востоке, одним из инструментариев которой являются «цветные революции». В данном случае концепция «мерцающей», сетевой множественной идентичности смыкается с концепцией «текучей современности» З. Баумана в ее прикладных аспектах.

Третье положение это принцип информационного, несилового воздействия в художественно-эстетической форме на массовое сознание. Дело в том, что уже давно ведутся исследования в области теории информации и эстетического восприятия, которые играют вполне определенную значительную роль в социодинамике общества. Значимым здесь является то, что сообщение оказывается не нормализованным, а персонализованным, и становится оно таковым именно благодаря полю эстетической информации.

Так как современная информационная эпоха облечена в художественно-эстетические формы, когда используется маркетинг в культуре впечатлений и бизнес в стиле шоу, когда процветает игровое художественное пространство в обществе потребления, тогда, подчеркивается в диссертации, становится понятной действенность художественно-эстетической информации в подготовке и осуществлении «цветных революций».

Четвертое положение – это концепция автономности сферы публичного пространства по отношению к существующему политическому порядку общества, которая находится между официальной и приватной сферами, которая содержит в себе неформальные институты и которая непосредственно доступна различным слоям и группам общества. Это означает, что для понимания сущности «цветных революций», происходящих в контексте разных цивилизаций, недостаточно понятия гражданского общества, что гораздо плодотворнее является понятие публичной сферы. «Цветные революции» существуют на практике благодаря существованию автономной публич­ной сферы относительно государства, а не гражданского общества, которого в ареале других цивилизаций может и не быть. Именно существование автономной публичной сферы относительно политического порядка, наличие в ней неформальных институтов и непосредственного доступа к ней различных социальных слоев и групп лежит в основе «цветных революций» в рамках существующего правового и конституционного поля, о чем свидетельствуют «оранжевая революция» в Украине, «революция роз» в Грузии, ряд арабских «революций весны» в Египте и Тунисе.

Пятым положением выступает концепция глобального информационного общества как единства действительной и виртуальной реальности с ее креативным характером. Так как становым хребтом современных обществ являются Интернет и связанные с ним другие информационно-коммуникационные сети, то можно говорить о глобальном информационном обществе. В плане нашей проблематики значимым является тот момент, согласно которому Интернет (следовательно пространство глобального информационного общества) представляет собой единство виртуального и реального миров, что специфицирует и креативный характер деятельности человека, и участие человека в «цветных революциях». Ведь креативная деятельность человека осуществляется в континууме пространства, которое простирается от «физического» про­странства до «виртуального». В действительности между этими двумя пространствами находятся различ­ные формы гибридного пространства глобального информационного социума.

Автор акцентирует внимание на том, что именно гибридное пространство глобального информационного общества как единство виртуального и реального способствует становлению креативного класса на Западе и в России. Это гибридное пространство представляет собой «пространство креативного класса», «межличностное про­странство, социальное поле, в котором проживает креативный класс» (Ю.Г. Волков), и в котором этот креативный класс стремится трансформировать мир в своих интересах, проявлением чего и являются «цветные революции».

Шестое положение состоит в принципе социальной справедливости. В начале XXI в. одним из фундаментальных вызовов эпохи является глобальная проблема социальной справедливости. В свете этого становится понятно, что стремление к социальной справедливости является значительным стимулом для совершения революций, какими бы они ни были (классические, «твердые» или «жидкие», «цветные»). В нынешних «жидких», «цветных революциях» идеи социальной справедливости играют вполне определенную роль.

Данный методологический конструкт исследования «цветных революций» имеет следующие составляющие. Первая составляющая - это информационно-сетевое общество в целом как единство реальных и виртуальных состояний: ведь само общество, наряду с реальными состояниями, имеет виртуальные состояния. Сами «цветные революции» тесно связаны с тем фундаментальным фактом, что идея ненасильственной смены существующего режима «вбрасывается» электронными масс-медиа, функционирующими в рамках глобального информационного пространства, в виртуальный слой сознания индивида. Затем искусственно созданная в человеческом сознании мысль о несправедливости реальной власти из виртуальности превращается в действительность.

Вторая составляющая представляет собой множество социальных групп в дифференцированном, расслоенном динамичном, «текучем» информационно-сетевом обществе, которые имеют свои собственные интересы, расколотые правящие элиты, отличающиеся друг от друга своими стратегиями и ориентациями развития общества, что влечет за собой в условиях информационно-сетевого социума множественную, сетевую идентичность.

Третьей составляющей является наличие формальных и неформальных институтов общества, различного рода сетевых организаций, в том числе государственных, общественных, неправительственных и некоммерческих организаций, групп и индивидов, которые имеют доступ в автономные сферы публичного пространства, насыщенного медийными средствами что дает им возможность осуществлять информационное и когнитивное давление на власть и осуществлять легитимацию новой силы.

Четвертой составляющей выступают информационно-коммуникативные системы и технологии, действующие по принципу резонансной связи между индивидуальным и массовым сознанием, когда в соответствии с моделью «цветной революции» используются информационные, несиловые воздействия в художественно-эстетической форме, чтобы дестабилизировать ситуацию. Именно глобальные информационно-коммуникационные системы дают возможность использовать для осуществления или неосуществления «цветной революции» внутренние и внешние ресурсы, которыми находятся как в руках государства и частных корпораций и организаций, так и в руках зарубежных государств, финансовых и благотворительных фондов и различных организаций.

В главе 2 «Социологические аспекты особенностей «цветных революций» рассматриваются социологические аспекты особенностей «цветных революций» на постсоветском пространстве, социальные причины, спектр технологий и новые моменты стратегий противодействия угрозам «цветных революций».

В параграфе 2.1 «Социальные причины «цветных революций» выявляются социальные причины «цветных революций» в России и других постсоветских государствах.

Диссертант раскрывает социальные причины «цветных революций», прежде всего на постсоветском пространстве, обладающих своими особенностями, обусловленными спецификой информационной эпохи. Одной из таких особенностей является то, что современный мир представляет собой «жидкую действительность», «текучую реальность» с его феноменом «мерцающей», сетевой, множественной идентичности. Здесь следует иметь и такую существенной социальную причину «цветных революций», как усталость общества от всех проблем, которые возникают и усугубляются непрофес­сиональной деятельностью властей, широкомасштабной корруп­цией и игнорированием нарастающих социальных и иных зна­чимых проблем. Присутствующая при эом социальная несправедливость органически связана со всей существующей социальной стратификацией в глобальном и локальном масштабах, которая вносит свой ощутимый вклад в неоднородный характер социального пространства и связанную с ним хаотическую динамику процессов, выступающих основой «цветных революций».

Заслуживает внимания и такая социальная причина «цветных революций», как наличие в социальном пространстве общества противоречий между различными частями правящей элиты, имеющей свои стратегии развития социума и генерирующей тем самым неустойчивые траектории динамики общества (речь идет о детерминированном хаосе как решающем факторе «цветных революций»).

В параграфе 2.2 «Спектр технологий «цветных революций» рассматривается диапазон технологий совершения «цветных революций» в России и в постсоветском пространстве.

В научной литературе существует ряд исследований, посвященных различным технологиям «цветных революций», а именно: технологии масс-медиа, технологии социально-политической дестабилизации, технологии сетевых субъектов в общественно-политической сфере, технологии управления массами, эверсионные мобберные технологии, эверсионные технологии мобильной связи, эверсионные технологии распространения и управления слухами, эверсионные директ-технологии и др. Поэтому диссертант рассматривает спектр технологий «цветных революций», который включает в себя алгоритмы особой разновидности информационной войны в художественно-эстетической форме, деструктивные информационно-коммуникационные технологии программирования массового и индивидуального сознания, новые манипулятивные технологии.

Особое внимание диссертант обращает на информационное, несиловое воздействие (сетевая война) в художественно-эстетической форме на массовое и индивидуальное сознание. Ведь понимание «цветных революций» невозможно без учета социальной динамики в условиях глобализации, новых успехов в области электронных масс-медиа, коммуникационных сетевых технологий. Таким образом, в обществе сетевых структур социальная морфология доминирует над социальным действием. Вполне естественно, что почти все наиболее значимые социально-политические движения, различного рода конфликты и революции, в том числе и «цветные революции», не обходились без помощи Интернета.

Фактически речь идет о сетевой информационной войне, которая связана с конфликтами социетального уровня и осуществляется посредством коммуникационных систем общества и целью которой выступает человеческое сознание. Однако в научной литературе, отмечает диссертант, не обращают внимание на тот существенный момент, что эта информационная сетевая война ведется в особой, художественно-эстетической форме, что значительно усиливает ее воздействие на человеческое сознание, на конструирование «мерцающей», сетевой, множественной идентичности индивида. Не следует забывать, что эти сетевые войны ведутся в гетерогенном гибридном пространстве глобального киберпространства Интернета как единства виртуального и реального, которое пронизано действием тенденций эстетизации и технизации общества. В связи с этим необходимо напомнить, что в научной литературе существует характеристика «цветных революций» как «театральных революций».

В спектр технологий «цветных революций» входят и новейшие информационно-коммуникационные технологии программирования индивидуального и массового сознания, которые в контексте экономической и культурной глобализации могут носить деструктивный характер. В арсенале технологий «цветных революций» существует огромное количество новых манипулятивных технологий электронно-цифровых масс-медиа и политико-правовых технологий борьбы за власть и господство. Автор акцентирует внимание на значимости политико-правовых технологий «цветных революций», представляющих собой «управляемые революции». Весь этот набор политико-правовых технологий ненасильственной смены государственной власти широко использовался в «оранжевой революции», «революции роз», арабских «революциях весны». Поэтому возникает проблема выработки стратегий противодействия «цветным революциям», что и является предметом анализа следующего параграфа.

В параграфе 2.3 «Стратегии противодействия «цветным революциям» в России и на постсоветском пространстве» внимание концентрируется на новых моментах стратегий противодействия «цветным революциям» на постсоветском пространстве, особенно в России.

Автор подчеркивает, что для предотвращения тенденций, связанных с виртуальной, «цветной революцией» в России, необходимо учитывать новые моменты, без которых стратегии противодействия «цветным революциям» окажутся не очень эффективными. Прежде всего нужно иметь в виду, что стратегии (ряд альтернативных стратегий) должны носить характер мягкой, невоенной силы, что в долгосрочном плане по эффективности превосходит стратегии жесткой, военной силы.

Накопленные противоречия в обществе и экономике России и других стран СНГ, растущая иррациональность политики правящих элит, сверхбюрократизация государства способны вызвать новую «цветную революцию». В этом плане заслуживает внимания концепция автономности сферы публичного пространства, где центральное место занимает проблема сущности общественного блага, по отношению к существующему политическому порядку. Осуществление сформулированной сущности общественного блага является тем новым моментом в стратегии противодействия угрозам «цветных революций», который позволит значительно повысить ее эффективность. Сущность общественного блага современной России описывается новыми концепциями, осуществление которых на практике дает возможности значительного снижения рисков общества и элиминации тенденций движения общества к «цветной», виртуальной революции.

Прежде всего необходима новая экономическая теория, что обусловлено не только значительно устаревшей неолиберальной моделью экономики России, но и выявленной глобальным финансово-экономическим кризисом ее несостоятельностью как мейнстрима мировой экономической мысли. В России на основе методологии современной теории систем разработана новая теория экономических систем и ее приложения в инновационной сфере. Существенным здесь является то, что результаты этой новой теории экономических систем способны связать воедино официальную, публичную и приватную сферы, что снимает проблемные угрозы «цветной революции» в России.

Еще одной новой стратегией противодействия деструктивной силе «цветных революций» в России и на постсоветском пространстве иожно считать формирование креативного класса. Именно формирование креативного класса является важным условием стратегии противодействия угрозам «цветной революции» в России, потому что его деятельность вносит свой вклад в сущность общественного блага как фундаментального центра функционирования автономной публичной сферы.

Также новым моментом стратегии противодействия деструктивной силе «цветных революций» является необходимость виртуализации общественно-политической сферы и, соответственно, модернизация политической элиты, что обусловлено существованием в России и других странах СНГ реальных социально-экономических и политических предпосылок «цветной революции». Виртуализация общественно-политической сферы и глубокая модернизация правящей элиты России и других государств постсоветского пространства делают возможным стратегическое предотвращение деструктивной силы «цветных революций».

В Заключении сформулированы основные выводы диссертационной работы и намечены направления дальнейшего социологического исследования проблемы финансовых рисков в финансовой безопасности России.

Основное содержание диссертации отражено

в следующих публикациях:

В изданиях рекомендованных ВАК РФ

  1. Ореховская Н.Е. Методологический конструкт исследования феномена «цветных революций» // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология». 2012. № 2. 0,5 п.л.
  2. Ореховская Н.Е. Сущность и место  «цветных революций» в ряду революций // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 2. 0,5 п.л.
  3. Ореховская Н.Е., Шимко С.В. Нетрадиционные агенты социализации как источник противоречий и рисков в социализационном пространстве российского общества // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 7. 0,6 п.л./0,3 п.л.

В других научных изданиях

  1. Ореховская Н.Е. Стратегии противодействия «цветным революциям» в России и на постсоветском пространстве. Ростов н/Д: Антей, 2011. 1 п.л.
  2. Ореховская Н.Е. Спектр технологий «цветных революций». Ростов н/Д: Антей, 2011. 1 п.л.

1Нарочницкая Н.А. Демократия XXI века: перерождение смыслов и ценностей // Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека. СПб., 2008. С. 10.

2 Гапич А.Э., Лушников Д.А. Технологии «цветных революций». М., 2010. С. 7.

3 Почепцов Г.Г. Революция. com. Основы протестной инженерии. М., 2005.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.