WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Мигунова Юлия Юрьевна

Социокультурное взаимодействие молодежных

групп в современной России:

региональный аспект

22.00.06 – социология культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата 

социологических наук

Майкоп – 2012

Диссертация выполнена на кафедре философии, социологии и педагогики ФГБОУ ВПО «Майкопский государственный технологический университет»

 

Научный руководитель:

кандидат культурологии, доцент 

Сиюхова Аминет Магаметовна

 

Официальные оппоненты:

Шадже Асиет Юсуфовна

доктор философских наук, профессор,

ФГБОУ ВПО «Адыгейский

государственный университет»,

профессор кафедры философии и социологии

Делова Людмила Алиевна

кандидат социологических наук, доцент,

Адыгейский республиканский институт

гуманитарных исследований

им. Т.М. Керашева,

ведущий научный сотрудник отдела

философии и социологии

тор

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Калмыцкий государственный университет»

Защита состоится «17» мая 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05. при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.

Текст автореферата размещен на сайтах Адыгейского государственного университета www.adygnet.ru и Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации www.vak2.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «16» апреля 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

С. А. Ляушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В период перехода к рыночной экономике, изменений социально-культурной ситуации и, в целом, условий жизни социума произошли значительные сдвиги социального положения различных групп населения, в том числе и в таких слоях, которые традиционно считались носителями передовых идей. Укоренившиеся в XX веке ценности социалистического общества были утрачены, а новые еще не утвердились. Молодежь в условиях сложившегося ценностного вакуума более всего оказалась подвержена крушению идеалов, апатии, депрессии и другим формам девиации. Подвижная система ее ценностей, неустоявшееся мировоззрение, отсутствие идеалов, экономическая нестабильность и разрушение поколен-ческих взаимосвязей приводят к потере нравственного и духовного здоровья нации. В условиях полиэтничного региона данные проблемы носят более острый характер. Для позитивного влияния общества на формирование социальной культуры в регионе, необходимы знания основных тенденций развития молодежной культуры, социокультурных особенностей и потребностей  современной молодежи.

Роль в системе общества такой социально-демографической группы как молодежь требует более подробного изучения, так как данная категория является самым мобильным слоем и от нее напрямую зависит будущее всего общества. Ввод в научный оборот результатов исследования молодежных групп, включенных в социальную систему общества посредством выполнения разнообразных социокультурных функций, может углубить и уточнить многие положения социологии культуры. Экономика, политика, социальная и духовная сферы общественной жизни без активного участия молодежи не могут иметь позитивных перспектив. Во многом от понимания принципов социокультурного взаимодействия в группах региональной молодежи будет возможно вовлечение их в позитивные социальные процессы модернизирования всех социальных сфер. Данный тезис в полной мере можно отнести к молодежи Республики Адыгея и, особенно, к ее административному центру г. Майкопу, в том смысле, что молодежь города является одним из значимых градообразующих факторов. Значимую долю населения города составляют учащиеся двух местных и трех филиалов центральных вузов, четырех колледжей, трех профессионально-технических училищ и более двадцати средних школ. Однако анализ исследований состояния современной молодежи как части социума позволяет сделать вывод о том, что они носят лишь фрагментарный характер и не являются универсальными. Это не дает возможности в полной мере оценить, а также своевременно разрешить многообразные проблемы в молодежной среде, часто выражающиеся в нарастании социальной напряженности в обществе. Исследование группового взаимодействия молодежи по социально-культурным признакам на региональном уровне может позволить выявить условия, механизмы и способы включения молодежи в социальное строительство региона и страны в целом. В рассмотрении данных проблем и состоит актуальность диссертационного исследования.

Степень разработанности темы. Социокультурное взаимодействие в молодежных группах стало предметной областью гуманитарных исследований с середины 50-х годов XX века. Данные исследования во многом базировались на классических трудах западных социологов по теоретическому анализу вопросов социального взаимодействия, без которого невозможно сплочение индивидов в группы. Представители социологической теории обмена социальное действие определяли как процесс обмена «выгодами», строящийся по принципу рациональности (Дж. Хоманс1). Важным направлением исследования социального взаимодействия является теория символического интеракционизма (Дж. Мид2), которая обосновывала положение о том, что для познания социальной жизни необходимо понять смысл взаимодействий в их символическом значении. Сущностные факторы социокультурного взаимодействия раскрываются в теории действия (М. Вебер3), в которой социальное действие характеризуется осмысленностью с точки зрения целей и средств их достижения, ориентацией на других индивидов с учетом их ответной реакции. Для научного осмысления вопросов группового взаимодействия молодежи важна теория социокультурной динамики (П. А. Сорокин4), определяющая специфику и структуру межчеловеческого взаимодействия. Согласно данной теории, общество существует благодаря организованным типам взаимоотношений между людьми в обществе.

Собственно проблемы социокультурного взаимодействия в молодежной среде стали активно исследоваться во второй половине XX века параллельно отечественными и западными социологами. Теоретическим аспектам посвящен ряд работ, в которых раскрывается социологическое определение понятия «молодежь» (В. А. Луков, А. И. Ковалева, М. Мид5 и др.). Наиболее полное определение рассматриваемой категории общества было дано И. С. Коном6, который представляет молодежь как социально-демографическую группу, выделяемую на основе единства возрастных характеристик, специфики социального статуса, а также обусловленных и тем и другим социально-психологических свойств. Другие работы определяют молодежь одновременно как объект и субъект социального процесса межпоколенной трансмиссии, при этом молодежь и общество рассматриваются во взаимодействии (К. Мангейм7). В. Т. Лисовский явился основателем социализационного подхода в исследовании молодежи8, который выявил зависимость периодов социализации не только от возрастных параметров, но и от конкретных исторических условий.

Определенная часть фундаментальных трудов, касающихся научных вопросов исследования молодежи, акцентирует внимание на определение социальных параметров данной категории, в особенности – возрастных границ, которые варьируются в зависимости от национальных, социально-исторических и прочих факторов (Д. Б. Эльконин, В. Н. Шубкин, Б. Ц. Урланис9 и др.).

Системный подход к анализу социологической сущности категории «молодежь» раскрыт в трудах социологов М. Мид, И. С. Кона и В. В. Павлов-ского10, рассматривающих молодежь с позиции совокупности биологических и социальных характеристик. Понятие «молодежь» по В. В. Павловскому отражает не только социально-демографическую структуру того или иного общества, но также классовую, групповую и этническую. Молодежь выступает как «генетически и исторически необходимое особое социальное звено в преемственности поколений как формы существования общества». В отечественных трудах были предложены разнообразные методологические подходы к определению критериев выделения молодежи в самостоятельную группу (Ю. Р. Вишневский, А. И. Ковалева11): стратификационный, социализационный, ролевой, интеракционистский, субкультурный, психофизиологический, социально-психологический, конфликтологический, аксиологический. В. В. Полонский12 теоретически разрабатывает тему молодежных групп и выявляет их типологию на основе отношения к социальности, предлагая их подразделение на «просоциальные», «асоциальные» и «антисоциальные».

В настоящее время накоплен большой массив исследований эмпирического характера, рассматривающих различные молодежные группы, объединения, движения. Историческим аспектам молодежного движения в России посвящены работы М. Кожаринова и С. Тишина, Ю. Е. Григорьевых13; включенности молодежи в политическую жизнь общества – работы В. Н. Тарцан, В. Г. Тихонова14 и др. Существуют труды, в которых анализируется современное состояние молодежных движений в стране и в регионах15. Особое место в социологическом исследовании молодежи занимают прикладные исследования, в которых раскрываются различные проблемы взаимодействия молодежи и общества, такие как: взаимодействие молодежи и государства, участие молодежи в профессиональных сообществах; экономические проблемы  молодежи  в  условиях  рынка;  профилактика и  борьба  с  наркозависимостью  в молодежной среде и пр.16.

В региональных исследованиях важным источником для изучения молодежи в аспекте воспитания и трансляции этнических традиций являются этнографические труды (С. Х. Мафедзев, Б. Х. Бгажноков, К. У. Унежев17 и др.). В рамках научного интереса к участию региональной молодежи в модернизационных процессах значимой работой является теоретическое исследование вопросов модернизации в полиэтническом обществе А. Ю. Шадже18. Важным положением является вывод автора о том, что традиция, обновляясь, становится источником развития, а инновация может утвердить себя через культуру. В исследовании Р. А. Ханаху19 также философски обосновывается мысль о возможности и необходимости построения гражданского общества в полиэтничном регионе на основе образования объединенных гражданско-культурных и политических ориентаций. Вопросы военно-патриотического воспитания региональной молодежи актуализирует Т. И. Афасижев20. Существуют также работы, анализирующие мотивации политического поведения молодежи (И. Г. Дагамук)21, современные молодежные субкультуры в регионе (Н. О. Бурдеева22), работы, посвященные вопросам социализации студенческой молодежи (И. А. Каратабан23), вопросам правовой культуры региональной молодежи (О. Б. Маргатова 24) и др. Однако сегодня возникла необходимость углубленного исследования разнообразных оснований социокультурного взаимодействия молодежи в системе социальных отношений, социологического анализа социокультурных особенностей различных типов молодежных групп, определяющихся разнообразными факторами, такими как экономика, политика, образовательные учреждения, СМИ, глобализация, а в нашем регионе также и этническими особенностями.

Объектом исследования являются региональные молодежные группы.

Предмет исследования – социокультурные факторы, структура и содержание участия региональной молодежи в различных группах и объединениях и характеристики группового взаимодействия, способствующие включению молодежи в модернизацию российского общества.

Цель работы состоит в выявлении региональных особенностей функционирования молодежных групп в современной России. Постановка указанной цели работы предполагает решение следующих задач:

1. Провести анализ основных научно-теоретических подходов к исследованию социокультурных проблем молодежи, выявить основные формы ее группового взаимодействия на региональном уровне.

2. Определить место молодежи в социальной структуре и ее роль в системе российского общества.

3. Проанализировать историко-социологические аспекты становления молодежных движений и организаций в России и Адыгее, выявить зависимость типов молодежных групп и движений от влияния политики государства.

4. Выявить этнокультурные особенности социально-культурного взаимодействия молодежи в системе традиционной культуры адыгов, определить формы традиционного взаимодействия молодежи в современных условиях полиэтничного региона.

5. Определить социокультурные факторы и основные формы группового взаимодействия молодежи в социальной ситуации современного региона, выявить основные тенденции их развития.

6. Проанализировать возможность формирования значимых социокультурных характеристик молодежи в условиях группового взаимодействия для ее включенности в модернизационные процессы российского общества и региона.

В качестве рабочей гипотезы выдвинуто следующее предположение: в групповом взаимодействии молодежи в форме объединений существует баланс, где участие в группах позитивной социокультурной направленности распределено в равных долях, что соответствует системным характеристикам стабильного общества. Таким образом, современное содержание социокультурного взаимодействия молодежи является фактором стабильности в будущем социально-культурном развитии региона.

Теоретические и методологические основы исследования представляют собой совокупность современных подходов, системно включающих как специальные социологические методы, такие как структурно-функциональный анализ, институциональный подход, метод социологического опроса, анализ документов, так и общефилософские методы познания (сравнение, анализ, синтез, обобщение и др.). Социологическое осмысление концепта «молодежь» основывается на исследованиях М. Мид, В. В. Павловского, В. Т. Лисовского. Концептуализация проблем социокультурного взаимодействия реализовалась через обращение к теоретическим положениям Т. Парсонса, П. А. Сорокина. Для организации прикладного исследования осуществлялась опора на труды В. А. Ядова25. В работе используются качественные и количественные методы сбора первичной информации (включенное наблюдение, неформализованное интервью, анкетирование). Комплекс используемых в диссертации методов соответствует междисциплинарному подходу эмпирического исследования социокультурного взаимодействия молодежных групп в регионе.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили результаты прикладного исследования, проведенного с применением качественного и количественного методов. Автором было разработано и проведено региональное исследование в населенных пунктах Республики Адыгея (г. Майкоп, а. Хакуринохабль, п. Краснооктябрьский, а. Джерокай и др.) в 2007-2011 гг. Объектом исследования явились молодежные группы региона. Для написания практической части работы были использованы такие методы социологического исследования, как включенное наблюдение за деятельностью молодежных групп региона, интервью (50 человек), а также анкетирование молодежи Республики Адыгея (1500 человек). Отбор респондентов осуществлялся методом «снежного кома». При анализе учитывалась в основном дифференциация информаторов по территориальному признаку: город/сельская местность. В отдельных случаях, касающихся традиционных форм молодежного взаимодействия, группы респондентов делились по критерию этнической принадлежности. Вторичным источником информации послужили материалы социологических исследований, опубликованных в периодических печатных и электронных изданиях, таких как журналы «Социологические исследования», «Смена», «Информационное общество» и др.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем:

- систематизированы научные подходы к социологическому исследованию категории молодежи, адаптировано понятие «социокультурное взаимодействие» применительно к молодежным группам и объединениям;

- уточнены теоретические положения о месте молодежи в социальной структуре и ее роли в социокультурной системе общества;

- проведен историко-социологический анализ становления группового молодежного движения в России и Адыгее в период XX – XXI веков, выявлена типология молодежных групп по критерию детерминированности политической властью;

- выявлены социокультурные особенности группового взаимодействия молодежи в традиционной культуре адыгов;

- определены социокультурные факторы объединения молодежи региона в группы;

- проанализировано влияние участия молодежи в групповом взаимодействии на формирование необходимых качеств для ее включения в модернизацию российского общества.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Современная концептуализация молодежи как социальной категории носит комплексный междисциплинарный характер и выражается посредством анализа ее включения в разнообразные формы социокультурного взаимодействия, моделирующие будущие качественные характеристики социума в целом.
  2. Молодежь занимает значимое место в структуре современного общества по разнообразным критериям: демографическим, стратификационным, профессиональным и пр. При этом велика ее роль в системе социокультурных отношений в различных сферах жизни общества: политической, экономической, социальной и духовной сферах.
  3. Субъектность как системное качество социокультурного взаимодействия молодежи в группах детерминирована отношением к данным группам со стороны общества как целостности и государства как политической организации конкретного общества.
  4. Основной целью группового взаимодействия молодежи в системе традиционной культуры адыгов является социальная интеграция рода, программирование будущих семейных, репродуктивных отношений, а также моделирование социальных действий защиты рода от внешних угроз в соответствии с этическим кодексом «адыгэ хабзэ». Социокультурными факторами группового взаимодействия молодежи в традиционной этнической среде являются семья (родственные группы), обычаи (гендерное разделение, инициационность), хозяйственно-экономическая сфера (общинные работы). При этом возникает проблема сохранения актуализации данных типов отношений, без которых невозможно дальнейшее развитие этнической культуры.
  5. Наиболее значимыми социокультурными факторами, влияющими на специфику молодежных групп в Республике Адыгея сегодня, являются регионализм, этничность, политика в лице политических партий и государства в целом, глобализация, СМИ, образовательные учреждения.
  6. Включенность молодежи в модернизационные процессы российского общества детерминирована вхождением в группы социокультурного взаимодействия просоциального типа (политические, творческие, спортивные, эколого-пацифистские) в силу того, что участие в данных группах активно формирует значимые личностные качества субъектов социального строительства.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется объективной необходимостью выявления и анализа механизмов социальной модернизации российского и регионального социума. Проведенное автором исследование способствует более глубокому социологическому пониманию природы и механизмов формирования культуры группового взаимодействия. Результаты диссертационного исследования позволяют расширить теоретические представления социологии культуры и социологии молодежи, оценить влияние механизмов социокультурной дифференциации региональной молодежи на моделирование общей социально-культурной ситуации в регионе на ближайшее будущее.

Практическая значимость проведенного исследования состоит в том, что полученные результаты могут послужить основой для разработки стратегий и тактики молодежной региональной политики, основанной на понимании особой значимости качества структуры социальной общности «молодежь». Материалы проведенного исследования могут быть использованы в преподавании курсов «Социология культуры», «Социология», «Этносоциология», «Социология молодежи», а также спецкурсов, посвященных социокультурному анализу проблемы социального взаимодействия. Результаты исследования также могут быть использованы для разработки комплексных программ, помогающих адаптации и ценностному самоопределению молодежи в современных социально-экономических условиях.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальности ВАК. Диссертационное исследование соответствует п. 14. «Культурная социализация и самоидентификация личности» паспорта специальности 22.00.06 – социология культуры.

Апробация диссертационного исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры философии, социологии и педагогики Майкопского государственного технологического университета. Основные результаты диссертационной работы были представлены автором в сообщениях на научных и научно-практических конференциях: «XXI Неделя науки МГТУ» (Майкоп, ноябрь 2009 г.); «XXII Неделя науки МГТУ» (Майкоп, ноябрь, 2010 г.); «XXIII Неделя науки МГТУ» (Майкоп, ноябрь, 2011); «Всероссийская конференция аспирантов, докторантов, соискателей и молодых ученых» (Майкоп, март, 2011 г.) и др. Основные положения диссертации отражены автором в пяти научных публикациях общим объемом 7,6 п. л., в том числе в 3 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых журналах, определенных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации отражает ее концептуальную логику. Диссертационное исследование изложено на 174 страницах, состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. В приложениях представлены таблицы и рисунки, не вошедшие в основной текст.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется состояние разработанности рассматриваемой проблемы, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, определяются методологические принципы разработки поставленной темы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, освещаются результаты апробации.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования проблем социально-культурного взаимодействия молодежных групп» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Социологическое содержание концептов «молодежь», «социокультурное взаимодействие», «молодежные группы» анализируются научные подходы к исследованию молодежи и социокультурного взаимодействия молодежных групп.

Молодежь как категория всегда осмысливалась как необходимая составляющая общества, однако изначально проблемы молодежи рассматривались через призму проблем воспитания гражданина и личности, начиная с эпохи античности до начала XX века. Исследователи А. И. Ковалева и В. А. Луков выделяют три основных направления теоретического осмысления категории молодежи в современной науке. Первое направление представляет молодежь посредством анализа совокупности присущих ей психофизических свойств (В. Штерн, А. Фрейд, Г. Стэнли Холл и др.). Второе направление рассматривает молодежь как носительницу определенных культурных свойств и функций. М. Мид, в частности, отражает зависимость межпоколенных отношений от темпов научно-технического и социального развития. Третье направление представляет молодежь одновременно в качестве объекта и субъекта процесса преемственности и смены поколений, при этом на первый план выдвигается социальная функция молодежи (К. Мангейм). Данный подход выражает концепцию молодежи, представляющую ее не в качестве самостоятельного субъекта социальных взаимоотношений, а как средство удовлетворения  потребностей общества.

Большое число работ акцентирует внимание на определении возрастных границ молодежи. Для определенной части исследователей стояла проблема понятийного определения молодежи как социологической категории. В этом направлении представляют интерес труды Ю. Р. Вишневского, В. А. Лукова и А. И. Ковалевой, в которых выявлены критерии выделения молодежи в самостоятельную группу: стратификационный, социализационный, ролевой, интеракционистский, субкультурный, психофизиологический, социально-психоло-гический, конфликтологический, аксиологический. Автор настоящей диссертации склоняется к использованию комплексного подхода, представленного в работах В. В. Павловского, рассматривающего молодежь в качестве полноправных граждан государства и сформировавшихся личностей.

Комплексная теоретическая и методологическая основа теории социально-культурного взаимодействия дает возможность сформулировать концепцию развития общества. Индустриальное общество с культом производственно-рыночных отношений сформировало основу для теории обмена Дж. Хоманса. Социальное действие в данном случае определяется как процесс обмена «выгодами», строящийся по принципу рациональности: его субъекты стремятся получить наибольшую выгоду при наименьших затратах. Научное направление символического интеракционизма (Дж. Мид) в определении сущности социокультурного взаимодействия исходит из первичности межличностных отношений. В процессе осмысления социокультурного взаимодействия как объекта социологической концептуализации необходимо обратиться к теории действия М. Вебера, согласно которой социальное действие является элементарной частицей человеческого поведения. При этом оно характеризуется осмысленностью с точки зрения целей и средств их достижения, ориентацией на других индивидов с учетом их ответной реакции. Опора на теорию М. Вебера является обоснованной, т. к. в настоящей работе анализируются только те формы группового взаимодействия молодежи, которые выражают в большей мере ценностно-рациональные типы совместных действий. К таким типам диссертант относит творческие, политические, спортивные, религиозные группы, группы общения и пр.

Социальное взаимодействие является исходным моментом формирования социальных групп. Дифференцированные интересы и предпочтения молодежи дают повод для выделения различных ее типологий. Наиболее приемлемой для авторского исследования является типология, предложенная И. С. Полонским, который делит молодежные группы по характеру социальной направленности на три основных типа: 1) просоциальные (социально ориентированные) группы; 2) асоциальные (группы стоят в стороне от социальных проблем); 3) антисоциальные (группы вступают в противостояние со сложившимися общественными порядками). Исследование различных определений и концепций социокультурного взаимодействия позволило автору сформировать общую концепцию исследования, где молодежь будет рассматриваться через разнообразные формы социокультурного взаимодействия, моделирующие будущие качественные характеристики социума в целом.

Во втором параграфе «Молодежь в социальной структуре общества» рассматривается место и роль молодежи в социуме и в системе социальных отношений. Одним из наиболее распространенных методов анализа социальной структуры является теория социальной стратификации (П. А. Сорокин). Диссертант также опирается на труды российских социологов Т. И. Заславской, В. В. Радаева, О. И. Шкаратана (анализ стратификационных систем и их трансформация в постсоветской России), а также на исследования Н. Е. Тихоновой, В. Х. Беленького, М. Н. Руткевича, З. Т. Голенковой  и др. (социальная структура современного российского общества).

В силу своей потенциальной групповой субъектности молодежь должна определяться не только как часть социальной структуры общества, но и как часть социальной системы. При этом под субъектностью молодежи диссертант понимает ее способность производить взаимообусловленные изменения в социальной реальности. В социальной системе общества традиционно выделяют четыре основные сферы: экономическую (производительные силы, производственные отношения); социальную (половозрастные группы, народы, нации, классы и т. д.); духовную (религия, мораль, наука, искусство, образование); политическую (государство, партии, общественно-политические движения). Рассматривая роль молодежи в экономической сфере, необходимо указать на то, что молодежь является единственным источником пополнения трудовых ресурсов, носителем интеллектуального потенциала нашего общества, она в большей мере, чем другие категории общества, способна к адаптации в новых условиях, усвоению новых знаний, навыков и ценностей.

Социальную сферу жизни общества, с точки зрения социальной философии и социологии, можно определить как совокупность различных социальных общностей (слоев, классов, народов, когорт), взятых в их взаимоотношениях и взаимодействии друг с другом. Молодежь как органическая часть общества на каждом этапе его развития выполняет интегративные функции, объединяя и развивая опыт предыдущих поколений, способствуя социальному прогрессу. Важной функцией молодежи в духовной сфере является трансформация культурного и исторического наследия всего человечества из прошлого в будущее в условиях естественного развития социальной системы. Данная функция наиболее полно реализуется через институт образования. Однако молодежь, как и другие социальные группы, нуждается в выработке концептуальных основ и механизмов организации и управления сферой культуры, в обеспечении доступа молодых граждан к ценностям культуры и искусства, их духовного и культурного воспитания.

Политическая сфера жизни общества представляет собой комплекс политических объединений и организаций, деятельность которых устанавливает отношения по поводу государственной власти. В современных условиях, когда перспективная модель развития и модернизации России находится на стадии формирования, большое значение приобретает участие молодых людей в политической жизни общества. Молодежь может оказать существенное влияние на развитие общества посредством участия в деятельности партийных организаций, определяющих политику государства в целом, так и в неполитических, общественных молодежных объединениях (профсоюзных, студенческих, волонтерских, культурно-просветительских и др.), формирующих гражданскую позицию данной категории. Таким образом, не оставляет сомнения тот факт, что все значимые сферы общественной жизни тесно взаимосвязаны и предполагают определенное участие в них молодежи.

Третий параграф «Социокультурные взаимодействия молодежных групп: историко-социологический анализ» раскрывает в диахроническом дискурсе становление молодежных движений и объединений в России. Наиболее полный обзор исторических типов молодежных движений и групп в России осуществили М. Кожаринов и С. Тишин, предложившие периодизацию развития молодежного движения в России в виде последовательности пяти волн. Первая волна связана с появлением в начале XX века (1909 г.) скаутских отрядов. Их взаимодействие было основано на православных традициях и реализовывалось в массовых военно-спортивных мероприятиях и благотворительных делах. В 20-е годы советская власть пришла к убеждению в необходимости активного создания самоуправляющейся молодежной организации, которая поддерживала бы нужную идеологическую направленность правящей партии в борьбе с контрреволюцией. Первой политической молодежной организацией стал Российский коммунистический союз молодежи, созданный в 1918 году.

На смену юношеским скаутским организациям в 1922 г. пришла пионерия, ознаменовавшая начало второй волны молодежного движения в России. Важным признаком, отличавшим пионерское движение от скаутинга, было то, что оно носило всеохватывающий государственный характер, и было создано для осуществления широкомасштабных действий по интеграции детей страны в огромную управляемую социальную группу. Цель этой системы состояла в воспитании детей как достойных граждан своего Отечества, полностью преданных советскому государству и Коммунистической партии. Третья волна развития молодежных объединений начала набирать силу с начала 60-х годов в эпоху, названную впоследствии «хрущевская оттепель». Возникло сразу несколько неформальных движений, среди которых были движения поисковиков, клубов самодеятельной песни, коммунаров и интербригад и др. Четвертая волна в развитии молодежного движения началась наряду с окончанием хрущевской оттепели и длилась вплоть до начала перестройки и падения СССР. Данная фаза по праву может быть названа «диссидентской», т. к. в этот период возникают такие асоциальные группы и субкультуры как хиппи, панки, андеграунд и т. п. Их идеология выражала протест против социокультурного устройства советского общества, навязывания морально-этических норм и способа мышления. Новый курс советского правительства, называемый «перестройка», коренным образом отразился на неформальных движениях. В 1986 году было официально признано их существование, что, соответственно, повлекло за собой кардинальные изменения в структуре и характере направленности молодежных движений. С  этого  периода  начинает  набирать  силу  новая пятая волна,  характеризующаяся созданием огромного количества молодежных движений различной направленности.

В работе предлагается собственная периодизация молодежных движений в России, в которой выделяются три периода, неравных по времени, но однородных по своей внутренней сущности. Вертикальная схема строится по критерию государственно-политического регулирования молодежных объединений с начала их появления в России и до современности. Самый длительный, доперестроечный (советский) период продолжается с начала XX века вплоть до 1985 года. Молодежные движения, возникающие в этот период, существовали под надзором политической власти КПСС и ВЛКСМ. В период «перестройки» вышла из подполья андерграундная музыкальная культура, приобрели популярность любительские туристические группы. В это же время активизировались контркультурные и асоциальные молодежные группы: «скинхэды», «сатанисты» и пр. Лишь после того как государство восстановилось после распада СССР, молодежи уделили должное внимание и предприняли попытки вновь вовлечь данную категорию в общественную жизнь. Этот период автор называет демократическим, т. к. молодежь получила возможность добровольного выбора референтных и субъектных групп социокультурного взаимодействия. Опираясь на данную периодизацию, была выделена типология по способу государственного регулирования молодежных групп: 1 тип – жестко детерминированные государственными структурами (комсомол, пионерия, тимуровцы, коммуны); 2 тип – государственно-легитимизированные молодежные группы (экологические, спортивные, творческие, поисковики); 3 тип – не детерминированные государством группы (религиозные, околоспортивные группы); 4 тип – группы, не одобряемые государством в силу несовпадения их ценностей с общественными, но не относящиеся к контркультурным («альтернативщики», «хиппи», «эмо», «готы», и пр.); 5 тип – группы, полностью не одобряемые государством (сектанты, «скинхэды»). Историко-социологический анализ становления молодежных движений в России на протяжении последних ста лет показал, что молодежь может выступать мощным субъектом социального развития, направленность ее деятельностных усилий всегда определяется обществом как целостностью и политикой как воплощением государственной власти.

Вторая глава «Региональные особенности социокультурного взаимодействия молодежных групп» также состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Этнический аспект социально-культурного взаимодействия молодежных групп» рассматриваются вопросы группового взаимодействия в традиционной культуре адыгов. Автор остановился на социологическом рассмотрении группового взаимодействия молодежи в системе культуры адыгов по нескольким причинам. Первая причина – территориальная детерминированность культуры этнического населения вследствие исторически более раннего, по сравнению с другими этническими общностями, оседлого проживания на территории Северо-Западного Кавказа. Вторая причина как следствие первой – укорененность традиции, обусловленная стабильной геоклиматической и поселенческой средой. Третья причина – значительные внешние влияния со стороны других этнических культур, возникшие в результате исторических событий и политических решений государства за последние два столетия, которые, однако, не привели к ассимиляции адыгской культуры по отношению к инокультурным образцам.

Групповое этническое взаимодействие наиболее последовательно реализуется в системе социальных институтов: семья, институт традиционного социального регулирования и управления («адыгэ хабзэ»), институт хозяйственно-экономической деятельности, религия, институт коллективной защиты от внешних посягательств, институт общественного патронажа по отношению к социально незащищенным индивидам (больным, сиротам, вдовам и др.), институт коллективной социализации (аталычество) и пр. Представляя собой малую группу по признакам первичного взаимодействия, но достаточно многочисленную по составу, адыгская традиционная семья внутри себя стратифицировалась по статусным признакам: управления (отец, его мать), по половым параметрам (мужчины/женщины), по возрастным категориям (взрослые, дети, старики). При этом самой многочисленной субгруппой в составе семьи были дети и подростки, учитывая, что семьи, как правило, были многодетными. В параграфе подробно рассматриваются основные исторические формы группового взаимодействия молодежи в системе традиционной культуры адыгов (домашний труд, игра, праздники, обряды и ритуалы), и делается вывод о том, что основной целью подобного взаимодействия всегда была социальная интеграция рода, программирование будущих семейных, репродуктивных отношений, а также моделирование социальных действий защиты рода от внешних угроз. Посредством интервью автором были выявлены некоторые особенные элементы группового этнического взаимодействия молодежи, которое в основном представлялось в гендерно обособленном виде. Например, из интервью взрослых респондентов, чье детство пришлось на 50-60-е годы ХХ века, было выявлено, что, как и юноши, девочки участвовали в групповых спортивных играх. Из интервью: «Я любила играть в футбол... Вместе играли только девочки, бабушка всегда стояла рядом…». Данное высказывание подтверждает сохранение традиций гендерного разделения молодежи и бережного отношения к девочкам со стороны взрослого населения адыгов.

XX век привнес новые формы группового взаимодействия молодежи в традиционной среде адыгов. В первое десятилетие после Октябрьской социалистической революции в ходе кампании по борьбе с неграмотностью во всех населенных пунктах Адыгеи были открыты школы, которые стали неотъемлемой частью жизни детей и подростков. Школа расширяла не только общий кругозор учеников, но также возможность взаимодействия с большим числом сверстников. В этот же период директивным указанием органов власти повсеместно организуют сельские клубы, избы-читальни и Дома культуры, где молодежь получает новое поле для образования групп по интересам. Сельский клуб становится пространством, где молодежь получает возможность проводить досуг, не связанный с семейным бытом. Такой формой нового типа культурно-досуговой деятельности в 50-70 годы XX века становится кино, где молодежные группы организуются в культурную общность «публика».

Важным для авторского исследования стало выявление форм групповых социальных практик, свойственных традиционному обществу и характер их сохранности в современной среде региональной молодежи. Посредством анкетирования респондентов были отобраны две равные группы молодежи по 500 человек, относящие себя соответственно к этносам адыгов и русских. Гипотетически предполагалось, что в результатах данных групп окажется много общего. Было предложено указать, в каких традиционных групповых мероприятиях респонденты принимали участие (рис. 1).

Рис. 1. Ответы респондентов на вопрос: «Участвовали ли Вы в каких-либо

традиционных формах проведения досуга?»

Предположение подтвердилось частично. По содержанию группового взаимодействия в молодежной среде адыгов и русских результаты оказались схожими. Наиболее стабильно сохранились формы взаимодействия в сфере свадебной обрядности (63,2 – 73,1 %), в наименьшей степени осталась актуальной такая форма взаимодействия, как девичьи посиделки за рукоделием (2,4 – 9,7 %). По характеристике долевого участия молодежи в традиционных формах группового взаимодействия результаты разнятся: коэффициент превышения участия в подобных мероприятиях в адыгской среде суммарно составил 1,58, т. е. адыгская молодежь в полтора раза больше привержена своим этническим культурным традициям.

Рассмотрев этносоциологические аспекты социокультурного взаимодействия молодежных групп автор пришел к выводу, что в их основе, прежде всего, лежат семейные ценности, которые в современных условиях полиэтничного региона остаются достаточно стабильными и не противоречащими идее современного социального развития.

Во втором параграфе «Социокультурные факторы формирования и функционирования молодежных групп в регионе» выявляется региональная структура вовлеченности молодежи в групповое взаимодействие. Учитывая региональные особенности социокультурных взаимодействий в среде молодежи, автор выделяет реальные группы, которые осуществляют свои формы социокультурного взаимодействия в Адыгее. В их число входят: политические молодежные объединения; спортивные молодежные группы; творческие коллективы и союзы; околоспортивные группы; традиционно религиозные группы; философско-мистические группы. Посредством анкетирования было выяснено, что большинство молодых людей, проживающих в городе (57,6%), причисляют себя к действующим участникам социальных групп, 20,6% не входят в подобные объединения, а 14,8% входили ранее. Среди сельской молодежи практически поровну разделились положительные и отрицательные ответы – 34,6% не входят в молодежную группу, 32,2% считают себя ее участниками. Для выяснения вопроса о том, какое направление деятельности молодежной группы выбирает молодежь в качестве приоритетной, был предложен широкий перечень вариантов ответов, из которых можно было выбрать несколько. Выяснилось, что пользуются наибольшей популярностью среди всей молодежи следующие разновидности групп: спортивно-оздоровительные и игровые объединения (37,8% городских и 46,4% сельских респондентов); общественно-политические (17,6 % и 13,0 % соответственно); творческие группы (17,2% и 11,2% соответственно). В ходе опроса было выявлено, какие группы являются для молодежи наиболее привлекательными, и наоборот, не приветствуются в их среде. На вопрос: «Какие группы кажутся вам наиболее привлекательными?» 69,8% и 68,2% опрошенных в городской и сельской местности ответили «спортивные группы» (рис. 2).

Рис. 2. Ответы на вопрос: «Какие группы кажутся вам наиболее привлекательными?» (выбрать не более 3х вариантов)

Высок интерес молодежи и к творческим группам – 57% и 55,4% соответственно. Практически равными оказались мнения молодежи по поводу привлекательности политических (34,2% и 26,6%) и околоспортивных групп (27,2% и 36,2%). Несмотря на то, что эколого-пацифистские группы относятся к просоциальным группам нашего региона, то есть данные группы социально ориентированы на улучшение ситуации, они получили неодобрение среди 38,8% городской молодежи и 21% сельской. Традиционно религиозные группы также не вызывают особого интереса у молодежи. В качестве привлекательных традиционно религиозных групп выделяют 10,8% городской и 1,6% сельской молодежи. Не приветствуют существование подобных групп 14% и 13% молодежи региона.

Автором выявлены значимые факторы, влияющие на включенность молодежи в группы социокультурного взаимодействия. Так фактор регионализации объясняет не столь широкое распространение философско-мистических групп, имеющихся в большом количестве в центральных городах России. Этнический фактор играет немаловажную роль в функционировании творческих групп молодежи, так как наибольшая их часть ориентирована на занятия национальными адыгскими танцами. Наблюдение свидетельствует, что в видах спорта, связанных с ездой на автомобиле, мотоцикле и пр. большую часть составляют адыги, традиционно воспитанные на исторической приверженности к культу наездничества. Государственная молодежная политика оказывает существенное влияние на выбор молодежью форм группового взаимодействия. Формирование политических и спортивных групп в большей степени происходит при помощи и под влиянием политики. Под влиянием СМИ и глобализационных процессов формируются такие разновидности молодежных групп, как околоспортивные, философско-мистические и, за некоторыми оговорками, творческие. Вестернизация оказала определяющее влияние на формирование таких субкультурных групп, как «паркур», «стритрэйсинг», «роллинг» и т. п. Популярность интернета среди молодежи породила такие группы как «флэш-моб» и сообщества в интернет-сетях различной направленности. К творческим группам, сформированным под влиянием этого фактора, относятся «ролевики», «графитисты» и др. Культурная среда образовательных учреждений выступает фактором формирования групп творческой, спортивной и экологической направленности. На базе школ и университетов формируются музыкальные, хореографические, художественные, экологические и спортивные объединения, участие в которых закладывает основу жизненных стратегий и ценностных ориентаций молодежи на будущее. Исследованные факторы можно классифицировать по критерию отношения к институциональности. К общепризнанным институциональным социально-культурным факторам автор причисляет политику, СМИ и образовательные учреждения, которые реализуются посредством целенаправленных действий по отношению к молодежи как структурной единице общества. Остальные факторы, такие как регионализм, этничность, глобализация, являются, прежде всего, культурными факторами и реализуются посредством общих идей и ценностей.

В третьем параграфе «Молодежные группы региона в условиях модернизации российского общества» была определена сущность понятия «модернизация» по отношению к социальному устройству России, которая означает путь перехода к современному среднему уровню достижений в основных сферах социальной жизни. Были рассмотрены философские, политологические и социологические подходы к концептуализации модернизации. Опираясь на теоретические положения А. Ю. Шадже, которая системно проанализировала категорию регионального социокультурного пространства и доказала приоритет культурных ценностей в модернизации региона, в диссертации выявляется роль социокультурного взаимодействия в группах в актуализации тех или иных ценностей. Первым в предложенном блоке вопросов стал вопрос о том, как молодые респонденты представляют себе конечные результаты модернизации российского общества (рис. 3).

Рис. 3. Ответы на вопрос: «Как Вы представляете себе оптимальные результаты

модернизации российского общества?»

Желаемые результаты модернизации в сознании молодежи представляют совокупность трех примерно равных образов, связанных с политическим переустройством, модернизацией социальной сферы и включением в систему культурных ценностей демократического общества. Наименьшие ожидания связаны с экономическим ростом. Очевидно, это связано, во-первых, с традиционно большими трудностями развития экономики в Адыгее в постсоветский период, во-вторых, с пониманием того, что общее развитие экономики в государстве не гарантирует повышения жизненного уровня отдельных граждан.

Посредством анкетного опроса было выяснено: какие значимые качества личности формируются в социокультурном взаимодействии в молодежных группах? При относительно не проявленной картине будущих результатов модернизации, молодежь понимает, что без формирования необходимых личностных качеств, присущих основной части населения, данные результаты могут быть не достигнуты. В этом смысле участие молодежи в просоциальных группах максимально способствует формированию данных качеств. Из этого следует, что сегодняшнее непосредственное участие молодых людей в политических, спортивных, творческих группах уже само по себе может расцениваться как факт вовлечения молодежи в модернизационные процессы.

Участие молодежи в социокультурном взаимодействии группового характера формирует у представителей данных групп необходимые личностные качества для эффективного включения их в модернизационные процессы. Среди таких качеств: интеллектуальная и психологическая гибкость, творческое начало, умение получать и использовать новые знания, умение упорно трудиться, хорошее здоровье и физическая выносливость, способность осуществлять деятельность в команде, способность участвовать в конкурентной борьбе, высокие морально-этические качества и пр. Религиозные организации, имея высокий потенциал формирования морально-этических качеств личности, в полиэтничном регионе не могут претендовать на идеологический приоритет в подготовке молодежи для ее включения в модернизационные процессы общества. Вследствие этого высокие морально-этические качества личности должны формироваться не только в религиозных группах, но и в спортивных (спортивная честь), творческих (литературных, поэтических) и экологических (чистота планеты). Эти проблемы можно решить за счет привлечения к руководству такими объединениями высоконравственных, имеющих активную жизненную позицию, профессионально подготовленных специалистов. Важным фактором успешной модернизации в регионе становится сохранность традиционных ценностей во всех этнических группах, населяющих Республику Адыгея.

В заключении диссертации излагаются основные выводы, подводятся итоги исследования и намечаются перспективы дальнейшего изучения данной проблемы. Обосновывается доказанность гипотезы о том, что в групповом взаимодействии в форме молодежных объединений в регионе существует баланс, выражающийся в равном распределении участия членов данных объединений в различных группах просоциальной направленности, что соответствует системным характеристикам стабильно развивающегося современного общества. В сложившейся культурной ситуации именно возможность выбора различных форм группового взаимодействия в среде молодежи формирует базу для ее продуктивной включенности в модернизационные процессы в регионе.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1. Ломп Ю. Ю. (Мигунова Ю. Ю.) Особенности группового взаимодействия молодежи в традиционной культуре адыгов // Вестник Адыгейского государственного университета. №1 (85), 2012. (0,5 п.л.).

2. Мигунова Ю. Ю. Социальная структура российского общества: состояние и проблемы теоретической разработки // Вестник Майкопского государственного технологического университета, № 1, 2010. (0,5 п.л.).

3. Ломп Ю. Ю. (Мигунова Ю. Ю.), Цеева З. А. Влияние молодежных объединений на политическую культуру и мотивацию молодежи города Майкопа // Новые технологии, №4, 2010. (0,5 п.л.).

Публикации в других изданиях:

4. Мигунова Ю. Ю. Неформальные объединения как актуальная форма проведения досуга современной молодежи. // Актуальные проблемы гуманитарного развития региона: Материалы третьей региональной научно-практической конференции. – Майкоп: Изд-во МГТУ, 2006. (0,3 п.л.).

5. Мигунова Ю. Ю. Взаимодействие общества с представителями молодежных субкультур (на примере байкеров) (тезисы) // Сборник научных работ студентов МГТУ. Материалы XII Недели науки МГТУ. – Майкоп: Изд-во МГТУ, 2006. (0,2 п.л.).

6. Мигунова Ю. Ю. Современные подходы в социологическом исследовании проблем молодежи // Материалы XV Недели науки МГТУ. – Майкоп: Изд-во МГТУ, 2007. (0,3 п.л.).

7. Мигунова Ю. Ю. Молодежные общественные движения и организации: исторический аспект // Региональная научно-практическая конференция аспирантов, соискателей и докторантов. – Майкоп: Изд-во МГТУ, 2007. (0,4 п.л.).

8. Мигунова Ю. Ю., Тлецери А.Ю. Лень как фактор социального поведения молодежи // Материалы XIV Недели науки МГТУ. – Майкоп: Изд-во МГТУ, 2007. (0,3 п.л.).

9. Мигунова Ю. Ю. Инновационные формы досуга молодежных объединений региона (на примере флэш-моберов). Социально-политические и культурные аспекты жизни современного общества // Материалы научно-практической конференции «Неделя науки МГТУ». Выпуск II. – Майкоп: ИП Магарин О.Г., 2009. (0,2 п.л.).

10. Мигунова Ю. Ю. Теория социальной структуры в зарубежной социологии // Материалы первой заочной международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы гуманитарного развития региона». – Майкоп: Изд-во ИП Магарин О.Г., 2010. (0,4 п.л.).

11. Мигунова Ю. Ю. Основы теории социальной структуры в классической и современной социологии: Учебно-методическое пособие (для студентов факультетов управления и новых социальных технологий). – Майкоп: ИП Магарин О.Г., 2009. (3,75 п.л.).


1 Homans G. С Social Behavior: Its Elementary Forms. N. Y., 1961.

2 Мид Дж. Самосознание, самость и общество // Классики социологии. М.: Директ-Медиа, 2007.

3 Вебер М. Работы М. Вебера по социологии, религии и культуре: [Перевод] / АН СССР, ИНИОН, Всесоюз. межвед. центр наук о человеке при президиуме. Вып. 2. М.: ИНИОН, 1991.

4 Сорокин П. А. Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. М.: Наука: Изд. фирма «Наука-философия, право, социол. и психология», 1994.

5 Луков В. А. Теории молодежи: возможности развития.  URL: http://www.rikmosgu.ru/publications/3559/4015/#_ftnref1 (дата обращения: 18.06.2011); Ковалева А. И., Луков В. А. Социология молодежи: Теоретические вопросы. М.: Социум, 1999; Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

6 Кон И. С. Молодежь // Философский энциклопедический словарь. 2-е изд./Ред. кол.: Аверинцев С. С. и др. М., 1989.

7 Майгейм К. Проблемы молодежи в современном обществе. URL: http://krotov.info/libr_min/m/merkury/manheim3.html (дата обращения: 25.01.2012).

8 Лисовский В. Т. Методология и методика изучения идеалов и жизненных планов молодежи. Автореф. … канд. дис. Л., 1968.

9 Эльконин Д. Б. Природа детства и его периодизация. М.: Педагогика, 1989; Шубкин В. Н. Начало пути (проблемы молодежи в зеркале социологии и литературы). М.: Молодая гвардия, 1979; Урланис Б. Ц. История одного поколения, М., 1968.

10 Мид М. Культура и преемственность. Исследование конфликта между поколениями// М. Мид Культура и мир детства. М.: Наука; Главная редакция восточной литературы, 1988; Кон И. С. Молодежь // Философский энциклопедический словарь. 2-е изд./Ред. кол.: Аверинцев С. С. и др. М., 1989; Павловский В. В. Ювентология: проект интегративной науки о молодежи. М.: Академический проект, 2001.

11 Вишневский Ю. Р., Ковалева А. И.  и др. Практикум по социологии молодежи. М., 2000.

12 Полонский И. С. Внешкольное общение как фактор формирования личности подростков и юношей // Прикладные проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1983.

13 Кожаринов М., Тишин С. История молодежного движения в России и динамика его развития. URL: http://altruism.ru/sengine.cgi/5/23/1 (дата обращения: 10.03.2011); Из истории молодежных организаций Прикамья: [1917-1945] / Ком. по молодеж. политике Перм. обл.; редкол.: Григорьевых Ю. Е. Пермь : Перм. образоват. науч.-исслед. центр. авитал. активности , 2005.

14 Тарцан В. Н. Власть и молодежь в современной России: политические проблемы взаимодействия: дис. ... кандидата политических наук. М., 2010; Тихонов В. Г. Социально-политическая активность российской студенческой молодежи: социологический анализ: дис. ... кандидата социологических наук. Ростов-на-Дону, 2011.

15 Катаев О. М. Молодежь Республики Мордовия в начале XXI века: этносоциологическое исследование: дис. ... кандидата исторических наук. Саранск, 2010; Молодежь Республики Башкортостан: состояние, тенденции, перспективы / Рос. акад. наук, Уфим. науч. центр, Ин-т социал.-экон. исслед., Гос. ком. Респ. Башкортостан по молодеж. политике; [Р. А. Ахметьянова и др.]. Уфа: Изд-во Гилем, 2005 и др.

16 Слонский Е. С. Формирование доверия молодежи к государству: дис. ... кандидата социологических наук. Хабаровск, 2011; Сотникова А. В. Профессиональная мотивация студенческой молодежи в современных условиях развития рынка труда в России: дис. ... кандидата социологических наук. Ростов-на-Дону , 2011. – 171 с.; Профилактика наркозависимости среди молодежи: науч.-метод. сб. / Рос. гос. пед. ун-т им. А. И. Герцена, Ком. по молодеж. политике и взаимодействию с обществ. орг.; под общ. ред. В. П. Соломина. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2005. –  61 с. и др.

17 Мафедзев С. Х. О народных играх адыгов. Нальчик: Эльбрус, 1986; Бгажноков Б. Х.  Адыгский этикет. Нальчик: Эльбрус, 1978; Унежев К. У.  Феномен адыгской (черкесской) культуры. Нальчик: «Эль-Фа», 1997.

18 Шадже А. Ю. Модернизационное развитие полиэтничного российского общества // Человек в модернизирующемся обществе: региональное измерение. М.: Изд-во МГОУ, 2011.

19 Ханаху Р. А. Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени (социально-философский анализ). Ростов-на-Дону, 2001.

20 Афасижев Т. И. Военно-патриотическое воспитание учащейся молодежи. Майкоп, 1988.

21 Дагамук И. Г. Духовно-культурные мотивации политического поведения молодежи Республики Адыгея: дис. ... кандидата социологических наук. Майкоп, 2000.

22 Бурдеева Н. О.  Молодежная субкультура в Республике Адыгея: социологический анализ. Автореферат дис. ... кандидата социологических наук: 22.00.06 / Адыг. гос. ун-т. Майкоп, 2006.

23 Каратабан И. А. Социокультурные особенности социализации российской студенческой молодежи в контексте современных модернизационных процессов. Автореферат дис. ... кандидата социологических наук. Майкоп, 2012.

24 Маргатова О. Б. Социокультурная специфика правовых ценностей студенческой молодежи в условиях модернизации российского общества: региональный аспект. Автореферат дис. ... кандидата социологических наук. Майкоп, 2011.

25 Ядов В. А. Стратегия социологического исследования: описание, объяснение, понимание социальной реальности: учебное пособие. 5-е изд. М.: ОМЕГА-Л, 2011.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.