WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Куракин Дмитрий Юрьевич

Сакральное как понятие и проблема в «сильной программе» культурсоциологии

Специальность 22.00.01 – теория, методология и история социологии

Автореферат диссертации на соискание научной степени кандидата социологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном автономном учреждении высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Научный консультант: Доктор социологических наук Филиппов Александр Фридрихович

Официальные оппоненты: Доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой социологии культуры и коммуникации СанктПетербургского государственного университета Козловский Владимир Вячеславович Кандидат социологических наук, доцент, зам. декана философского факультета Казанского (Приволжского) федерального университета Астахова Лариса Сергеевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Защита состоится 23 марта 2012 г. в 15-00 на заседании Диссертационного совета Д 212.048.01 в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу: 101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 20, ауд. 309.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Автореферат разослан « » февраля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета к. экон. н. Рощина Яна Михайловна

Актуальность Сакральное – актуальная проблема, как для классического, так и для современного социологического знания. Ее значимость не исчерпывается сферой религиозного опыта, но охватывает политическую жизнь, искусство, экономику и повседневность. Во все времена и во всех культурах существуют идеи и смысловые комплексы, которые наделяются особой значимостью, убедительностью или неоспоримым достоинством, и обладают способностью мобилизации коллективного и индивидуального действия. Поэтому изучение природы и механизмов такого рода феноменов является одной из приоритетных задач социологии.

Классическая разработка проблематики сакрального в социологии принадлежит Э. Дюркгейму. Наследие Э. Дюркгейма представляет собой сложную историко-социологическую проблему. Несмотря на внушительный корпус посвященных ему аналитических исследований и комментариев, попрежнему существует много нерешенных вопросов, открытых дискуссий и нереализованных перспектив. На протяжении столетней истории изучения наследия Дюркгейма трактовки его работ и их влияние на социологическую мысль неоднократно претерпевали существенные изменения. Даже те элементы наследия классика, которые представляются более или менее изученными с точки зрения историко-социологического познания, далеко не всегда бывают в полной мере реализованы как ресурс для исследований.

Именно так дело обстоит с дюркгеймовской теорией сакрального.

Несмотря на то, что некоторые элементы этой теории вошли в широкий круг социологических концепций, речь, как правило, идет о гипотезах более низкого уровня общности, по сравнению с замыслом Дюркгейма. Сакральное, полагал Дюркгейм, должно рассматриваться не как исторически обусловленный феномен религиозной и культурной жизни, а как фундаментальный механизм социальной жизни, определяющий картину мира, этические нормы и эстетические конвенции, социальную солидарность и логику общественной кооперации. Теория сакрального, таким образом, оказывается не одной из частных иллюстраций социологического метода Дюркгейма, а ключевым звеном в решении проблемы социального порядка.

Помимо непосредственного круга учеников и последователей Дюркгейма, в социологическом мире это видение разделяли Т. Парсонс и целый ряд его последователей. Последним удалось реализовать серию парадигмальных исследований, в основе которых лежала дюркгеймовская теория сакрального. Среди них – такие работы, как «Смысл коронации» Э. Шилза и М. Янга и «Гражданская религия в Америке» Р. Беллы. Критика этих работ позволила продемонстрировать их фундаментальные недостатки.

Дюркгейм выработал свой концептуальный аппарат исследования сакрального на материале первобытных сообществ, а проблема состояла в том, как применить его к анализу принципиально более комплексной и быстро меняющейся современной социальной жизни. Неодюркгеймианцы из числа последователей Парсонса сделали это излишне прямолинейно, попытавшись в ключевых параметрах уподобить современное общество первобытному клану.

Современная «сильная программа» культурсоциологии представляет собой новую попытку положить дюркгеймовскую теорию сакрального в основу исследовательской программы, избежав ловушек и тупиков, подстерегавших их предшественников. Несколько десятилетий назад о «сильной программе» говорили только применительно к определенному подходу в социологии знания. В наши дни «сильная программа» в культурсоциологии, по аналогии с социологией знания, акцентирует автономию особой сферы: культурных кодов и коллективных представлений как независимого фактора социальных процессов и изменений.

За последнюю четверть века «сильная программа» культурсоциологии из локального интеллектуального проекта выросла в мощное и динамично развивающееся направление мировой социологии. Культурсоциологический подход рассматривает культуру не в качестве набора объектов и процессов, традиционно воспринимаемых как «культурные», а как принцип устройства социальной жизни, исходящий из автономии сферы культурных смыслов. При этом и автономия культуры, и способность культурных смыслов воздействовать на восприятие, социальные взаимодействия и социальный порядок получают социологическое обоснование в первую очередь с опорой на дюркгеймовскую теорию сакрального. Дюркгейм в деталях раскрыл социальные механизмы формирования сакральных объектов, коллективных представлений, с которыми связаны сверхинтенсивные эмоции, и того определяющего воздействия, которое они оказывают на порядок социальной жизни. Дж. Александер и его коллеги опирались на результаты Дюркгейма.

Они использовали его подход в качестве основной модели для объяснения того, как и почему те или иные культурные смыслы способны мобилизовать коллективное действие, вызывать сверхинтенсивные эмоции, формировать представления о прекрасном и безобразном и определять убедительность интеллектуальных конструкций. Иными словами, структурировать смыслы социальной жизни.

Конечно, актуальность «сильной программы» культурсоциологии в контексте современной социальной теории не исчерпывается преемственностью по отношению к теории Дюркгейма. Во многом ее стремительно растущее влияние обусловливается тем, что на протяжении последних десятилетий культура все более заметно выходит на первый план и в реалиях современной жизни, и в языке социальных наук. Однако в пределах данной работы мы сосредоточиваемся именно на горизонтах и перспективах влияния дюркгеймовской теории сакрального на «сильную программу» культурсоциологии. Мы рассматриваем, в какой мере она обусловливает объяснительную силу этой программы, конкретные объяснительные схемы, восходящие к ней, а также те аспекты теории сакрального, которые на данный момент не вполне интегрированы в «сильную программу», но в перспективе способны усилить ее потенциал.

Разработанность проблемы Социологическое наследие Э. Дюркгейма и его последователей изучены достаточно хорошо, им посвящены многочисленные научные публикации и комментарии. В России переводы Дюркгейма и посвященные им исследования и рецензии появились еще до революции1. Российские современники Дюркгейма проявляли большой интерес к работам французского социолога, и три из четырех основных его книг были переведены и опубликованы вскоре после выхода в свет оригинала. А.Б. Гофман показал, что внимание работам Дюркгейма уделяли такие видные русские социологи и философы, как П.А. Сорокин, Н.А. Бердяев, Н.И. Кареев, Е.В. Де-Роберти, Н.К. Михайловский, М.М. Ковалевский и др.; некоторые дореволюционные интерпретации Дюркгейма представляют интерес до сих пор.

После Первой мировой войны и Октябрьской революции интенсивность коммуникации о социологическом наследии Дюркгейма в России существенно снизилась, однако работы, посвященные Дюркгейму и французской социологической школе продолжали выходить на русском языке и в 1920-е – 1930-е гг2. В советский и пост-советский периоды над наследием Дюркгейма работали такие социологи, как И.С. Кон, Е.В. Осипова, В.В. Сапов и др., но подавляющее большинство переводов и аналитических работ, охватывающих все творчество классика и французской социологической школы, а также проблематику их рецепции в отечественной и мировой социологии принадлежит А.Б. Гофману3. К сожалению, на русский язык так и не переведена полностью самая крупная работа Дюркгейма: «Элементарные формы религиозной жизни».

Более подробно об этом см. в специальной работе А.Б. Гофмана: Гофман А.Б. Эмиль Дюркгейм в России.

Рецепция дюркгеймовской социологии в российской социальной мысли. М.: ГУ ВШЭ, 2001.

См., например: Тележников Ф.Е. Э. Дюркгейм о предмете и методе социологии // Вестник Коммунистической академии. 1929. № 30.

См., в частности: Гофман А.Б. Религия в философско-социологической концепции Э. Дюркгейма // Социологические исследования. №4. 1975; Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. М., Книжный дом Универститет, 2000. С. 163-189; и многие другие.

Современная международная коммуникация, посвященная творчеству Дюркгейма и французской социологической школе, интенсивна и многообразна. Издано несколько серий исследовательских работ4, в том числе – многотомных, включающих в себя многочисленные исследования, охватывающие практически все аспекты работы классика и его школы, включая проблематику сакрального5. Помимо историко-аналитических работ, обращает на себя внимание целый ряд теоретико-исторических исследований, выполненных крупными фигурами современной социологии, среди которых Т. Парсонс, Э. Гидденс, Р. Коллинз, Д. Блур, Дж. Александер и др.

Интерес англоязычного социологического мира к социологии Дюркгейма носит устойчивый характер и находит выражение в нескольких подходах к ее интерпретации. Среди них следует выделить, в первую очередь: работы представителей британской школы антропологии, Т. Парсонса и его последователей, публикации Британского центра дюркгеймианских исследований, современную культурсоциологию и др. Важную роль играют работы, написанные либо под влиянием Парсонса, либо в русле критики Парсонса, особенно «неодюркгеймианские» исследования, в которых уделено значительное внимание теории сакрального и теории ритуала6. На русский язык В первую очередь, стоит отметить несколько многотомных сборников исследовательских работ и переводов, выпущенных Британским центром дюркгеймианских исследований в издательствах «Routledge» и «Taylor and Francis», а также в серии «The Durkheim Press». Помимо этого стоит упомянуть сборник «The Cambridge Companion to Durkheim» под редакцией Дж. Александера и Ф. Смита, сборник критических работ под редакцией П. Гамильтона, и др.

В этом ряду следует выделить такие издания, как: On Durkheim's Elementary Forms of Religious Life, edited by N.J. Allen, W.S.F. Pickering and W. Watts Miller; Pickering W.S.F. Durkheim's sociology of religion: themes and theories. Routledge and Kegan Paul, London and Boston, 1984; Rosati, M. Ritual and the Sacred: A Neo-Durkheimian Analysis of Politics, Religion and the Self. Ashgate Publishing Limited, Farnham, 2009 и др.

Среди них такие работы, как: Bellah R. Civil Religion in America // Daedalus. 96 (1). 1967. Pp. 1-21; Tiryakian E.

On the Margin of the Visible: Sociology, the Esoteric, and the Occult. New York, Wiley, 1974; Eisenstadt S.N. The Axial Age: The Emergence of Transcendental Visions and the Rise of Clerics // European Journal of Sociology.

Vol. 23. No. 2. 1982; Geertz C. Centers, Kings and Charisma: Reflections on the Symbolic of Power // Culture and its Creators: Essays in Honor of Edward Shils / Ed. by J. Ben-David and T.N. Clarke. Chicago, 1977; Shils E., Young M.

The Meaning of the Coronation // Sociological Review. Vol. 1 Issue 2. 1953. Pp. 63-81; Shils E. Charisma, order, and status // American sociological review. Vol. 30. No. 2. 1965. P. 199-213.

переведена лишь незначительная часть этих работ, однако они хорошо знакомы отечественным исследователям7.

В области социальной и культурно й антропологии также опубликовано немало работ, авторы которых понимают всю важность дюркгеймовской теории сакрального. Эти работы очень важны для конституирования «сильной программы» культурсоциологии. Прежде всего, речь идет об исследованиях М. Дуглас, В. Тернера и Р. Жирара, а также работах, им посвященных или написанных под их влиянием8. На русский язык переведены несколько основных работ этих авторов. Что же касается рецепции этих работ в русскоязычном научном пространстве, следует отметить, что в социологии они освоены существенно меньше, нежели в других дисциплинах (таких как политическая философия, антропология, культурология и др.).

В наименьшей степени разработана до сих пор проблематика «сильной программы» культурсоциологии, что объясняется относительной новизной этого исследовательского проекта. В отечественной науке культурсоциология была представлена незначительно вплоть до недавнего времени. Однако можно говорить об усилении внимания к культурсоциологии в российской социологии, происходящем в последние годы. В журнале «Социальные и гуманитарные науки», издаваемом ИНИОН, опубликована серия рефератов и обзоров, посвященных иконическому повороту в культурсоциологии и «новой социологии искусства». Несколько переводов и обзоров опубликовано в журнале «Социологические исследования». В 2010 г. вышел специальный выпуск журнала «Социологическое обозрение», посвященный См., к примеру, работы: Каспэ С.И. Центры и иерархии: пространственные метафоры власти и западная политическая форма. М.: Московская школа политических исследований, 2007; Легойда В.Р. Гражданская религия: pro et contra // Государство. Религия. Церковь. В России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень РАГС. № 2. 2002.

Среди прочих, стоит выделить масштабное исследование Ричарда Фардона: Fardon R. Mary Douglas: an intellectual biography. London; New York: Routledge, 1999, а также деятельность научного объединения MAUSS (фр. аббревиатура, в переводе означающая «Анти-утилитаристское движение в социальных науках»). Более подробно о специфике взаимоотношений между социологией и антропологией в контексте современного научного знания см. в работе Козловский В.В. Оправдание социологического суждения // Журнал социологии и социальной антропологии. Том III. №1. 2000. С. 5-9; и других работах В.В. Козловского.

культурсоциологии, а с 2011 г. в этом журнале действует постоянная рубрика по культурсоциологии. Таким образом, к настоящему моменту опубликован ряд обзорных и аналитических статей9, рефератов10 и переводов11.

Существенно более интенсивно культурсоциология развивается в США, Канаде, Великобритании, Германии и некоторых других странах. Помимо программных текстов и эталонных исследований, содержащих базовые образцы объяснительных схем12, в последние годы можно зафиксировать значительное увеличение числа конкретных эмпирических культурсоциологических исследований, охватывающих самые разные сферы социальной жизни. В существенной степени это связано с деятельностью Центра культурсоциологии Йельского университета США и ряда партнерских центров и исследовательских групп. Помимо этого, в качестве маркера институционального усиления позиций культурсоциологии в мировой социологии, стоит отметить появление в 2007 г. нового журнала «Культурсоциология» (Cultural Sociology), издаваемого Британской социологической ассоциацией.

В числе публикаций на русском языке, в которых, так или иначе, затрагивается «сильная программа» культурсоциологии, можно упомянуть следующие: Симонова О.А. Пути реализации «сильной программы» в культурной социологии Дж. Александера: концепция иконического сознания и иконического опыта // Социологический ежегодник, 2010: Сб. науч. тр. / Ред. и сост. Н.Е. Покровский, Д.В. Ефременко. - М., 2010.

№ 2. C. 137—165; Кравченко С.А. Культуральная социология Дж. Александера: новые подходы к пониманию политической борьбы // Вестник МГИМО-Университета. №3. 2008. С. 71-73; Култыгин В.П. Социология культуры или социология культурно-духовной сферы? // Социологические исследования. №8. 2008.

См., к примеру: Симонова О.А. Фуэнте Э.: Место культуры в социологии. Романтизм и спор вокруг «культурного поворота» // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер.

11, социология, 2010. № 3. C. 94—102. Грибова Е. Стив Шервуд: «В поисках сакрального:

позднедюркгеймианская теория художника» // Социологическое обозрение. Т. 9. №2. 2010. С. 92-98.

Среди переводов: Александер, Дж., Рид, А. Социальная наука как чтение и перформанс: культурносоциологическое понимание эпистемологии / пер. с англ. Н.В. Романовского // Социологические исследования.

№8. 2011. С. 3-17; Александер Дж., Смит Ф. Сильная программа в культурсоциологии / пер. с англ.

С. Джакуповой под ред. Д. Куракина // Социологическое обозрение, Том 9. №2. 2010; и др.

Среди программных текстов следует выделить следующие работы: Alexander J.C., Smith P. The Strong Program in Cultural Sociology // The Handbook of Sociological Theory / Ed. by J. Turner. New York: Kluwer, 2001;

Alexander J.C., Smith P. The Strong Program: origins, achievements, and prospects // Handbook of Cultural Slciology / Ed. by John R. Hall, Laura Grindstaff, Ming-cheng Lo, Routledge, 2010.

Цели и задачи, объект и предмет исследования Целью данной работы является исследование роли дюркгеймовской теории сакрального в контексте проблем и перспектив «сильной программы» культурсоциологии.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи.

1. Прояснить теоретико-эпистемологический статус «сильной программы» культурсоциологии в контексте классической и современной социологической теории.

2. Произвести историко-социологическую реконструкцию «сильной программы» культурсоциологии в перспективе ее дюркгеймианских оснований и их переосмысления.

3. Прояснить роль дюркгеймовской теории сакрального для теоретических оснований «сильной программы» культурсоциологии.

4. Реконструировать основы методологического арсенала «сильной программы культурсоциологии», связанные с понятием сакрального, и оценить их влияние на объяснительный потенциал этой концепции.

5. Проанализировать проблему амбивалентности сакрального в перспективе теории Дюркгейма и «сильной программы» культурсоциологии.

6. Выявить причины, по которым амбивалентность как особое свойство сакрального не интегрировано в полной мере в культурсоциологическую концепцию.

7. Разработать модификацию теории, позволяющую прояснить отношения между оппозициями «сакральное/профанное» и «чистое/скверное»;

устранить теоретические противоречия, связанные с понятием амбивалентности сакрального в дюркгеймианской теории и интегрировать свойство амбивалентности сакрального в «сильную программу» культурсоциологии.

Объектом исследования является «сильная программа» культурсоциологии.

Предметом исследования является влияние понятия сакрального на теоретическое ядро и методологический арсенал «сильной программы» культурсоциологии.

Теоретические и методологические основы диссертации Представленный в работе анализ опирается на традицию историкосоциологической реконструкции, сложившуюся в отечественной социологии.

Работа имеет теоретический характер и, вследствие этого, основными методами исследования являются анализ источников, историко-социологическая реконструкция теоретических положений и эмпирических исследований, систематизация и комплексный философско-социологический анализ.

Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов обусловливается тем, что представленные в работе рассуждения помещены в контекст современного корпуса релевантной научной литературы по всем затрагиваемым в исследовании проблемам.

Практическая значимость исследования Представленный и организованный в работе материал может послужить основой для разработки новых и методического обеспечения уже существующих лекционных курсов по культурсоциологии, социальной теории и истории социологии. Результаты диссертационного исследования были положены в основу трех учебных курсов, разработанных автором в Высшей школе экономики: «Теории сакрального», «Социология культуры» и «Культурсоциология».

Помимо этого результаты исследования могут служить основанием для усиления и уточнения концептуального аппарата культурсоциологии, а также для разработки методологии и инструментария эмпирических исследований в разных сферах социальной жизни. Среди наиболее перспективных направлений можно выделить: исследования новых форм сакрального, исследования в сфере телесности, исследования социальных движений, проблематика эмоций, социология искусства, социологический анализ политической жизни и исторических событий, социология наказания и насилия.

Апробация результатов исследования Основные положения диссертации апробированы в научных исследованиях, проводимых автором и исследовательской группой по культурсоциологии, работающей под его руководством в рамках Центра фундаментальной социологии ИГИТИ им. А.В. Полетаева НИУ ВШЭ.

Исследования, проведенные автором, легли в основу ряда научных публикаций, опубликованных в российских и международных научных журналах, включая аналитические статьи (10 публикаций), переводы и научную редакцию переводов (5 публикаций) и научное редактирование специального выпуска журнала «Социологическое обозрение», посвященного культурсоциологии (№за 2010 г.). Помимо этого, была организована и проведена культурсоциологическая секция на международном научном симпозиуме «Пути России» в 2010 г.

Материалы, представленные в диссертационной работе, были апробированы на специальном воркшопе в Центре культурсоциологии Йельского университета (2010 г.), двух исследовательских семинарах в Университете Кларка (2010 г. и 2011 г.), и нескольких семинарах в Центре фундаментальной социологии НИУ ВШЭ.

Помимо этого результаты диссертации были апробированы на целом ряде международных и российских научных конференций. Среди них: конференция Центра культурсоциологии Йельского университета «Communication & Culture:

Transitive Explorations» (Нью Хейвен, 2011 г.); 11-я ежегодная конференция Центра культурсоциологии Университета им. Масарика «Conflict in Identities, Identities in Conflict» (Брно, 2011 г.); 3-я конференция исследовательской сети «Социологии культуры» Европейской социологической ассоциации «Culture and the Making of Worlds» (Милан, 2010 г.); международная зимняя школа «Новые религии и современный мир» (Казань, 2010 г.); международный научный симпозиум «Пути России» (МВШСЭН, Москва, 2010 г.); 9-я конференция Европейской социологической ассоциации «Европейское общество или европейские общества?» (Лиссабон, 2009 г.); конференция «Проблема текста в гуманитарных исследованиях» (МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, 2006 г.); конференция «Эстетическая парадигма в постсовременном обществе» (ГУ-ВШЭ, Москва, 2004 г.).

Структура работы Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, насчитывающего 309 позиций. Общий объем работы 10 п.л.

Научная новизна 1. Настоящее исследование является первым опытом комплексного теоретико-методологического анализа «сильной программы» культурсоциологии, предпринятым в отечественной социологии, и одной из первых попыток такого рода, если ориентироваться на корпус англоязычной научной литературы.

2. Исключительная важность сакрального как понятия и проблемы культурсоциологии широко признана авторами, работающими в рамках «сильной программы». Однако систематический анализ роли сакрального в теории и методологии этой исследовательской программы производится впервые.

3. Произведенный анализ позволил установить, что одно из основных свойств сакрального выпадает из теоретической базы и методологического арсенала «сильной программы» культурсоциологии. Это свойство амбивалентности сакрального, то есть двойственности, способности сакрального быть спасительным и губительным. В диссертации предложена и обоснована гипотеза относительно причин такого невнимания к особенностям сакрального, показаны его истоки в подходе самого Дюркгейма.

4. На основании этой гипотезы предложено решение по модификации теории сакрального, которое позволяет интегрировать в нее свойство амбивалентности сакрального, и тем самым усилить продуктивность «сильной программы» культурсоциологии. Таким образом, в диссертации решена проблема амбивалентности сакрального в приложении к «сильной программе» культурсоциологии.

Положения, выносимые на защиту 1. «Сильная программа» культурсоциологии должна рассматриваться как общая социологическая теория, со вполне оригинальным и поддающимся систематическому анализу и описанию пониманием устройства социальной жизни. «Сильная программа» неотделима от специфической реконструкции классической традиции в социологии. Актуальность, новизна и продуктивность «сильной программы» культурсоциологии в первую очередь связаны с переосмыслением социологии Э. Дюркгейма. Дюркгеймианство составляет концептуальный фундамент культурсоциологии, на котором выстраивается весь последующий синтез самых разных социологических, антропологических и философских идей.

2. В культурсоциологической перспективе наиболее важным элементом дюркгеймовского подхода является концепция сакрального.

Исследование сакрального – не «одна из» тем дюркгеймовской социологии религии, но главное направление исследований основных вопросов социологии, то есть вопросов, относящихся к интеграции общества и солидарности его членов.

3. Фундаментальная характеристика сакрального – его абсолютная противоположность профанному. Профанное – это обыденная, рутинная часть человеческой жизни, отмеченная эмоциональной умеренностью. По своему происхождению, оно восходит к индивидуальной, «частной» жизни. Первичное отличие опыта переживания сакрального от профанной жизни, посредством которого оно являет себя в наблюдении, это его высокая эмоциональная насыщенность, уровень которой недоступен частной жизни и исходно проистекает из высокоинтенсивного социального взаимодействия.

4. Оппозиция «сакральное-профанное» пронизывает социальную жизнь, структурирует ее смыслы. В этом же ряду находятся следующие свойства сакрального: a) «мимесис сакрального» (повторение сакральных образцов) и b) «контагиозность (заразность) сакрального», задающие логику смыслового переноса по подобию и смежности; а также c) принцип «объективации сакрального», в соответствии с которым оно принимает принципиально наблюдаемые формы. Таковы основные характеристики сакрального, лежащие в основе методологического арсенала «сильной программы» культурсоциологии.

5. Важным упущением сложившейся к настоящему времени версии «сильной программы» культурсоциологии является отсутствие в этом ряду такой фундаментальной характеристики, как «амбивалентность сакрального».

Сакральное имеет благую и отталкивающую стороны: сакральное-чистое и сакральное-скверное; то, к чему люди стремятся как к наивысшему благу, и то, чего они более всего избегают. При этом под воздействием внешних условий чистое может превращаться в скверное и наоборот. Через амбивалентность сакрального мы можем объяснить принципиально новый тип символических операций, отличающийся от описанных выше. Эти операции включают в себя не только то, как символы исключительного достоинства и притягательности структурируют социальную жизнь, но и то, как они разрушаются и символически опровергаются в социальных взаимодействиях, и то, как новые сакральные символы возникают из этого опровержения.

6. Основная причина, по которой представители «сильной программы» упустили из виду эту особенность сакрального – противоречие между дюркгеймовским объяснением амбивалентности сакрального применительно к первобытным сообществам и его общей теорией сакрального.

7. Модификация теории сакрального, предложенная в диссертации, позволяет прояснить отношения между оппозициями «сакральное/профанное» и «чистое/скверное» и интегрировать свойство амбивалентности сакрального в «сильную программу» культурсоциологии.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность, значимость и новизна исследования, рассматривается степень разработанности проблемы и формы апробации материалов диссертации, формулируются цели и задачи исследования, а также положения, выносимые на защиту.

Глава 1 ««Сильная программа» культурсоциологии: история, проблемы и основные понятия» посвящена историко-социологической реконструкции и концептуальному анализу основных положений и понятий «сильной программы» культурсоциологии. В центре внимания оказывается влияние наследия Э. Дюркгейма на эту исследовательскую программу и, в особенности, теория сакрального.

Глава начинается с предварительных замечаний и терминологических уточнений. Им посвящен первый раздел главы. Необходимость принятия терминологических решений обусловливается тем, что «сильная программа» культурсоциологии – сравнительно молодой теоретический проект, не имеющий еще устойчивой традиции русского перевода. При этом выбор того или иного варианта перевода в ряде важных случаев сопряжен с решением концептуальных проблем. Раздел завершается кратким изложением содержания понятия сакрального в теории Дюркгейма и рабочим определением сакрального, в котором оно раскрывается как социологическая категория, обозначающая первичную, далее не редуцируемую оппозицию, разделяющую объекты, процессы и явления социальной жизни на две строго разграниченные и противопоставленные области: сакральное и профанное. По отношению к профанному, сакральное в любом обществе выступает как абсолютно ценное и значимое для его членов. Значимость сакрального поддерживается коллективными эмоциями, превосходящими индивидуальные эмоции по интенсивности и степени влияния на коллективы и отдельных индивидов.

Будучи первичной оппозицией, сакральное/профанное не выводится из этических, эстетических или логических норм и различений, но, напротив, фундирует социальный и культурный порядок и упорядочивает социальную жизнь.

Второй раздел посвящен общей характеристике «сильной программы» культурсоциологии». Он открывается историко-социологическим обзором (первый параграф). Специфическая особенность «сильной программы» культурсоциологии состоит в том, что она вырастает из классических социологических и социально-философских концепций, и охватывает широкий круг наиболее влиятельных теорий XX века. Обращаясь к известной классификации Ю.Н. Давыдова, культурсоциологию следует отнести к представителям «стабилизационного сознания» в социологии. Иными словами, основатели культурсоциологии ставят во главу угла не разрыв со «старой социологией», но, напротив, акцентируют преемственность по отношению к классическим постановкам задач. Вследствие этого современная «сильная программа» предстает в форме постепенной реализации «плана», зарождение которого усматривается в теориях Э. Дюркгейма, М. Вебера и В. Дильтея.

Последовательное развитие он получает в таких теориях и школах, как структурализм, семиотика, бирмингемская школа культурных исследований, культурная антропология, герменевтическая концепция П. Рикёра, работы Т. Парсонса и его последователей, концепции К. Гирца, М. Фуко, П. Бурдье и другие современные социологические и философские теории.

Во втором параграфе раздела речь идет о базовых тезисах и оппозициях, формирующих устойчивое ядро «сильной программы» культурсоциологии. В первую очередь, это тезис автономии культуры и противопоставление «сильной программы» культурсоциологии – «слабым программам» социологии культуры.

Культурсоциологический взгляд на социологическое исследование состоит в том, что культура, как сфера смыслов социальной жизни, должна рассматриваться как независимая переменная. Как следствие, ориентиром для этой исследовательской программы становится герменевтически-насыщенное описание социальной жизни. В заключение кратко рассмотрены новые тенденции в культурсоциологии: перформативный и иконический «повороты».

В настоящее время они находятся на стадии становления, поэтому преимущественное внимание в данной работе уделено устойчивому ядру «сильной программы», сложившемуся к началу 2000-х годов.

В третьем параграфе раздела речь идет об анти-редукционистском характере проекта культурсоциологии в контексте социологической теории, и о том, к каким последствиям это приводит. Обостренное внимание культурсоциологов к опасности экспансии внешних по отношению к культуре объяснительных принципов влечет за собой критику наиболее влиятельных концепций, в которых усматривается угроза автономии культуры. Наиболее важными из этих концепций оказывается теория Мишеля Фуко, культурсоциологической критике которой посвящен четвертый параграф «Автономия культуры vs. логика административного контроля», и ряд теорий, связанных с понятиями техники и инструментальной рациональности.

Полемике с этими теориями посвящен пятый параграф раздела: «Логика культурных содержаний vs. инструментальная рациональность».

В шестом параграфе представлен краткий обзор направлений культурсоциологических исследований, иллюстрирующий широкое разнообразие тем и областей, которым посвящены эмпирические работы. Среди них политика, история, религия, искусство, медиапространство, культурная память, проблемы неравенства, расы, гендера, интеллектуальных движений, гражданское общество и социальный консенсус, и др.

Третий раздел называется: «Проблемы интерпретации наследия Э. Дюркгейма в рамках «сильной программы» культурсоциологии». В нем мы переходим от обзора характеристик «сильной программы» к более сфокусированному анализу влияния дюркгеймовской теории сакрального на культурсоциологию. Раздел начинается с рассмотрения сложностей, с которыми сопряжена перцепция работы Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни» (первый параграф). Второй параграф посвящен анализу культурно-ориентированного ренессанса «Элементарных форм религиозной жизни».

В третьем параграфе речь идет о неоднозначной роли Т. Парсонса в интерпретации наследия Дюркгейма. При этом мы впервые сталкиваемся со следующим парадоксом: «культурное» прочтение Дюркгейма стало возможным благодаря Парсонсу, но для его дальнейшего развития требуется разрыв с парсонсовской традицией. Дж. Александер показал, что для того, чтобы разрешить это затруднение, необходимо рассмотреть социологический проект Парсонса через призму парадигмальной оппозиции позитивистской и интерпретативистской социологии. Главным итогом проведения этой демаркации является то, что Т. Парсонс остается «по ту сторону баррикад», по отношению к культурно-ориентированной традиции в социологии. Историкосоциологическая реконструкция показывает, что средством разрыва с парсонсовским теоретизированием оказывается концепция сакрального и опирающиеся на нее исследования.

В четвертом параграфе третьего раздела речь идет о культурсоциологической кодификации пост-дюркгеймианской социологии, на которую автор опирается в дальнейших рассуждениях. Эта кодификация, разработанная Дж. Александером и Ф. Смитом, включает четыре основных тренда в интерпретации Дюркгейма: «консервативное», «радикальное», «структурное» и «культурное» прочтения.

Четвертый раздел первой главы диссертации посвящен анализу методологического арсенала «сильной программы» культурсоциологии в перспективе роли теории сакрального. В первом параграфе осуществляется реконструкция дюркгеймианских оснований культурсоциологии. Оппозиция «сакральное/профанное» структурирует культурные смыслы социальной жизни, а ритуалы выступают в качестве базовых моделей символических процессов, в которых формируется восприятие социальной жизни и устойчивые мотивы человеческих действий.

Во втором параграфе раздела показано, что теория сакрального стоит в основании наиболее важных культурсоциологических объяснительных схем.

При этом на первый план выходят такие характеристики сакрального, как абсолютный характер оппозиции сакральное-профанное, свойства «мимесиса» и «контагиозности» сакрального, задающие логику смыслового переноса по подобию и смежности, а также принцип «объективации сакрального», в соответствии с которым оно принимает принципиально наблюдаемые формы.

В третьем параграфе раздела анализируется роль дюркгеймовской гипотезы о коллективных эмоциях в культурсоциологическом объяснении. Без анализа этого ключевого аспекта дюркгеймовской концепции невозможно восстановить контекст теории сакрального и основания ее объяснительной силы.

Общим выводом первой главы является то, что понятие сакрального и дюркгеймианская теория играют исключительно важную роль в «сильной программе» культурсоциологии и с точки зрения историко-социологической реконструкции, и в части теоретических оснований проекта, и для методологического арсенала.

Вторая глава называется «Фундаментальные проблемы дюркгеймовской теории сакрального». В числе рассматриваемых проблем и теорий, тесно связанных с понятием сакрального, выступают проблема социального порядка, социологическая теория познания, принцип единства природы, поиск способов приложения дюркгеймовской теории к реальности современных обществ, принцип гомеостазиса, проблема свободы воли и автономии культуры.

Первый раздел посвящен «гоббсовой проблеме» в социологии. Значение дюркгеймовской теории сакрального для социологической теории состоит в том, что она позволяет решить проблему социального порядка. Другим элементом этого решения становится социологическая теория познания, тесно связанная с дюркгеймовской концепцией сакрального. Ей посвящен первый параграф второго раздела. Эта теория исходит из того, что категории познания являются коллективными представлениями. В философском смысле эта теория претендует на то, чтобы найти компромисс между двумя противоположными традициями в теории познания: эмпиризмом и априоризмом.

Во втором параграфе раздела речь идет о принципе единства природы, с опорой на который Дюркгейму удается построить социологическую теорию познания и установить упомянутый выше эпистемологический компромисс.

Суть этого принципа состоит в том, что различные сферы реальности связаны отношениями соответствия, вследствие чего категории мышления (которые, следуя Дюркгейму, являются коллективными представлениями) выражают основные отношения между вещами. Теория сакрального позволяет раскрыть важнейший механизм связи между социальным опытом и коллективными представлениями. Это становится возможным благодаря тому, что сакральное в теории Дюркгейма одновременно порождено в социальных взаимодействиях и представляет собой неподдельную истину данного общества, выражая его фундаментальные основания (как писал Дюркгейм, «нет религий, которые были бы ложными»).

Третий раздел второй главы посвящен проблеме приложения теории сакрального к объяснению современной социальной жизни. Исследовательская интенция Дюркгейма была направлена именно на жизнь современных обществ, но то, как именно применить к ее анализу арсенал, выработанный им на материале первобытных сообществ, представляет собой большую проблему.

Первый параграф раздела открывается рассмотрением импликаций принципа единства природы, основной из которых является акцент теории Дюркгейма на социальном консенсусе. Эта интенция была усвоена Парсонсом и его последователями, усмотревшими в «Элементарных формах религиозной жизни» важнейший объяснительный ресурс. Этим работам и анализу их значения посвящен второй параграф «Линеаризация решения проблемы социальной интеграции». Под «линеаризацией» здесь мы понимаем несколько упрощенный подход к анализу современных обществ, в рамках которого исследователи, применяя арсенал объяснительных моделей, во многом пренебрегают их различиями с первобытными обществами. С этими проблемами сопряжены работы Э. Шиллза, М. Янга, Р. Беллы и др., хотя им принадлежит бесспорный прорыв в развитии дюркгеймианской социологии, поскольку им удалось применить теорию сакрального к анализу современных обществ. С точки зрения устройства социальной жизни формулой таких рассуждений оказывается принцип гомеостазиса, системы устойчивого равновесия. На связь этого принципа с теорией Дюркгейма впервые указал Парсонс, заявив, что, по крайней мере, к моменту публикации «Элементарных форм» Дюркгейм рассматривал общество как гомеостатическую систему. Эти рассуждения представлены в третьем параграфе. Анализ и обобщение теории Парсонса и исследований его последователей, позволяет провести параллель между принципами гомеостазиса и единства природы.

В четвертом параграфе мы переходим к анализу следствий, к которым приводит принятие этих теоретических принципов. Среди этих следствий – то, какие формы принимает решение проблемы морального принуждения, свободы воли и их связь с тезисом автономии культуры.

Наиболее важными выводами второй главы являются следующие. Вопервых, исследование сакрального – не «одна из» тем дюркгеймовской социологии религии, но главное направление исследований основных вопросов социологии, то есть вопросов, относящихся к интеграции общества и солидарности его членов. Во-вторых, хотя Дюркгейм предложил продуктивное решение проблемы социальной интеграции, но оно сталкивается с существенными трудностями при его прямом перенесении от первобытных обществ к современным.

Третья глава «Проблема амбивалентности сакрального и ее значение для «сильной программы» культурсоциологии» посвящена анализу проблемы амбивалентности сакрального, ее теоретических и методологических следствий, а также поиску возможного решения.

В первом разделе «Дюркгеймианская теория сакрального и проблема ее применения в изменяющихся социальных контекстах современной жизни» производится важная констатация: из свойств сакрального, которые легли в основу методологического арсенала «сильной программы» культурсоциологии, практически выпадает такая его характеристика, как амбивалентность сакрального. Помимо этого, в ряде работ амбивалентность сакрального толкуется некорректно, что приводит к ошибочному отождествлению двух нетождественных оппозиций: сакральное/профанное и чистое/скверное. Первая оппозиция отражает фундаментальное разделение объектов и явлений в жизни общества на два противоположных и неравнозначных класса. В свою очередь, «чистое» и «скверное» – это два эквивалентных по значимости, но полярных по значению состояний, которое может принимать сакральное: благое и притягательное, и угрожающее и отталкивающее. Исходя из этой констатации, формулируется центральная гипотеза работы: основная причина того, что амбивалентность сакрального некорректно трактуется и выпадает из объяснительных схем культурсоциологии – противоречие между Дюркгеймовским объяснением амбивалентности сакрального применительно к первобытным сообществам и его общей теорией сакрального – в том виде, как ее адаптирует «сильная программа» культурсоциологии для объяснения современной социальной жизни.

Во втором разделе третьей главы «Проблема амбивалентности сакрального в перспективе «сильной программы» культурсоциологии» производится экспликация и проверка утверждений, сформулированных в первом разделе. В первом параграфе раздела производится краткий обзор концепций амбивалентности сакрального, что позволяет прояснить суть проблемы амбивалентности сакрального. Проблема в данном случае состоит в том, чтобы корректно объяснить кажущееся парадоксальным свойство, в соответствии с которым сакральное имеет двойственную природу, объединяя в себе благое и губительное начала, взаимно трансформирующиеся в определенных ситуациях.

Второй параграф посвящен анализу ошибочного отождествления оппозиций «сакральное/профанное» и «чистое/скверное» в «сильной программе» культурсоциологии, которое чаще всего выражается в приравнивании категории профанного к понятию «зла». Эти отождествления связаны со статическим видением оппозиции «сакральное/профанное», адекватным в случае анализа первобытных сообществ и отдельных современных явлений, но связанным с существенными затруднениями при анализе быстро меняющейся и нестабильной современной социальной жизни.

Чтобы объяснить, чем обусловлено такое видение, в третьем параграфе производится экспликация и анализ решения проблемы амбивалентности сакрального в рамках теории Дюркгейма. Показано, что дюркгеймовское объяснение амбивалентности сакрального не вполне консистентно его теории сакрального. Ритуалы первобытных обществ связаны с воспроизводством социального и культурного порядка, усиливая значимость уже существующих символических границ и мощь авторитетов. В современном обществе на первый план выходят совершенно другие процессы, связанные со сбоями социального порядка, нарушениями рутины повседневности, ниспровержение старых авторитетов и воздвижение новых. Т.е. те процессы, которые в рамках теории сакрального могут быть охарактеризованы как трансгрессия – запрещенное пересечение символической границы между сакральным и профанным. Примерами трансгрессии являются осквернение, кощунство или святотатство. Трансгрессия происходит только в случае нарушения или разрушения границы между сакральным и профанным, в отличие от конвенциональных, ритуально-урегулированных взаимодействий между этими сферами жизни. Для того чтобы получить ключ к социологическому объяснению этих процессов, необходима опора на понятие амбивалентности сакрального, поскольку оно позволяет показать, как трансгрессия или осквернение может привести к возникновению новых сакральных символов.

Третий раздел третьей главы посвящен формулированию и обоснованию альтернативного объяснения амбивалентности сакрального. Новое объяснение консистентно теории сакрального Дюркгейма, и одновременно соответствует реалиям современной социальной жизни, предоставляя исследователям эффективные объяснительные схемы.

В первом параграфе изложена суть предлагаемого альтернативного объяснения амбивалентности сакрального. Оно опирается на несколько теорий, наибольшую важность из которых представляют работы Р. Жирара, М. Дуглас и В. Тернера. Построение этого объяснения состоит из четырех последовательных шагов: концептуализации «темной стороны» сакрального, отказа от схемы гомеостазиса в толковании теории Дюркгейма, учета темпоральной природы социальных взаимодействий и прояснения логического статуса оппозиций сакральное-профанное и чистое-скверное. Согласно этому объяснению, скверное, как оборотная сторона двойственного сакрального, проистекает из трансгрессии символической границы между сакральным и профанным. Во втором параграфе приведены иллюстрации, демонстрирующие эффективность предложенного решения проблемы амбивалентности сакрального в перспективе культурсоциологического объяснения современной социальной жизни.

В Заключении представлены основные выводы работы и намечены направления дальнейших исследований. «Сильная программа» культурсоциологии является активно развивающимся, актуальным и перспективным направлением современной социологии. Ее объяснительные возможности опираются на целый ряд классических и современных социологических традиций, в числе которых особую значимость представляет дюркгеймовская теория сакрального. Предложенное в диссертации альтернативное решение проблемы амбивалентности сакрального позволяет сделать этот ресурс еще более эффективным, поскольку интегрирует свойство амбивалентности сакрального в теорию, и тем самым усиливает продуктивность «сильной программы» культурсоциологии. Культурсоциология становится более чувствительной к характерным для современной жизни процессам, таким как сбои в течении социальной жизни, нарушения социального порядка, символическое и актуальное насилие, трансгрессии и осквернения, утрата символическими образцами значимости, и формирование новых сакральных центров и т.д. Так решение историко-социологической проблемы позволяет усилить актуальный объяснительный ресурс исследовательской программы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Куракин Д.Ю. На пути к позднедюркгеймианской программе культурсоциологии: перцепция «Элементарных форм» Э. Дюркгейма в социологической мысли // Социологический журнал. №3. 2009. С. 5-21. (1 п.л.).

2. Kurakin D. Literature as a meaningful life laboratory // Integrative Psychological and Behavioral Science. Volume 44. Issue 3. 2010. P. 227-234.

(0.6 п.л.).

Другие работы, опубликованные автором по теме диссертации:

3. Куракин Д.Ю. Ускользающее сакральное: проблема амбивалентности сакрального и ее значение для «сильной программы» культурсоциологии // Социологическое обозрение. Т. 10. № 3. 2011. С. 41—70.

(2.5 п.л.).

4. Куракин Д.Ю. Модели тела в современном популярном и экспертном дискурсе: к культурсоциологической перспективе анализа // Социологическое обозрение. Т. 10. № 1-2. 2011. C. 56—74. (1.5 п.л.).

5. Куракин Д.Ю. Культурсоциология и продуктивность понятия сакрального в классической и современной социологии // Пути России.

Будущее как культура: Прогнозы, репрезентации, сценарии. Том XVII. — М.:

Новое литературное обозрение, 2011. C. 577—585. (0.5 п.л.).

6. Куракин, Д.Ю. «Сильная программа» в культурсоциологии:

историко-социологические, теоретические и методологические комментарии.

Послесловие редактора выпуска // Социологическое обозрение. Т. 9. № 2. 2010.

C. 155—178. (1.9 п.л.).

7. Куракин Д.Ю. Символические классификации и «Железная клетка»:

две перспективы теоретической социологии // Социологическая теория:

история, современность, перспективы. Альманах журнала "Социологическое обозрение". СПб, "Владимир Даль", 2008. С. 537-567. (2 п.л.).

8. Куракин Д.Ю. Две перспективы социологии // Мониторинг общественного мнения. №1. 2006. С. 106-121. (1.5 п.л.).

9. Куракин Д.Ю. Техника и фетишизм: культурсоциологический подход // «Современность / POST» [Альманах] / Под ред. Е. Карцева и Г.

Зверевой. Выпуск №1, Издательство «ТЕИС», 2006. С. 125-131. (0.5 п.л.).

10. Куракин Д.Ю. Символические классификации и «Железная клетка»:

две перспективы теоретической социологии // Социологическое обозрение. Т. 4.

№1. 2005. С. 63-81. (2 п.л.).

Лицензия ЛР № 020832 от 15 октября 1993 г.

Подписано в печать февраля 2012 г. Формат 60х84/Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1.

Тираж 100 экз. Заказ № Типография издательства НИУ ВШЭ, 1253г. Москва, Кочновский пр-д, д. 3.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.