WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Хацац Анжела Аскеровна

РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ ЖЕНЩИН В ИСПРАВИТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ И ПОСЛЕДУЮЩАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ В ОБЩЕСТВЕ

22.00.06 – социология культуры

Автореферат

диссертации  на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп - 2012

Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Научный руководитель:                доктор социологических наук, профессор

Афасижев Туркубий Индрисович

Официальные оппоненты:                Федоровский Александр Петрович

доктор философских наук, профессор;

                                               НОУ ВПО «Северо-Кавказский

                                               социальный институт»; профессор

кафедры социально-гуманитарных

дисциплин, г. Ставрополь

Крынина Ольга Юрьевна

кандидат социологических наук, доцент;

ФГБОУ ВПО «Майкопский государственный технологический университет»;

зав. кафедрой сервиса туризма и связи

с общественностью, г. Майкоп

Ведущая организация:                ФГАОУ ВПО «Южный

федеральный университет»

       Защита состоится «28» ноября 2012 г. в «10» часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета. Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http: //www.vak2.ed.gov.ru/ и на сайте ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» http: //www.adygnet.ru 30 сентября 2012 г.

Автореферат разослан «27» октября 2012 г.

       

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                С.А.Ляушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В современной России в условиях реформы пенитенциарной системы и роста числа лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, актуализировано исследование проблем осужденных. 726,9 тысяч человек находится в местах лишения свободы на 1 июля 2012 г.

Среди отбывающих наказание в исправительных учреждениях России 59 тысяч женщин, что составляет 8% от общего количества заключенных. За последние шесть лет заметна выраженная тенденция роста численности женщин, отбывающих наказание в местах лишения свободы. За этот период доля осужденных женщин возросла более чем в полтора раза. Во всех странах, в том числе и в России, количество заключенных женщин всегда было на уровне 5-6%. Увеличение этого показателя в России повлекло за собой перепрофилирование части воспитательных колоний в женские колонии, которые стали использовать для женщин, судимых один и более раз1

. При 13 женских колониях имеются дома ребенка, в которых проживает более 700 детей в возрасте до 3 лет. Несовершеннолетние нарушительницы закона содержатся в трех колониях, расположенных в Рязани, Старом Осколе и Томске.

В Майкопской воспитательной колонии, в которой отбывают наказание из более чем 10 регионов Юга России, находится 195 женщин (на 1 июля 2012 года). Возрастная характеристика заключенных женщин колеблется от 18 до 65 лет. Они являются представителями 9 этнических общностей. Наибольшее количество преступлений совершено по трем видам: преступления против жизни и здоровья - 27, против собственности - 89, против здоровья населения и общественной нравственности - 73.

Наибольшую долю среди заключенных – 135 человек – составляют женщины в возрасте от 31 до 55 лет. Это обусловлено тем, что в этот период болезненно проявляется неустроенность личной жизни, социальные неудачи в условиях трансформации российского общества, зачастую отсутствие семьи.

Женщины в исправительной колонии в силу своего социального положения являются инклюзивной группой. Международные документы в области прав человека относят женщин, молодежь и детей к «самой уязвимой категории заключенных». Проблемы ресоциализации и идентификации в закрытом учреждении имеют свою специфику. Сам факт ресоциализации в условиях исправительной колонии формирует у женщин комплекс личностных проблем, эмоциональную нестабильность. Более того, в Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. специфические потребности этих групп не отражены. Следует отметить и тот факт, что сотрудников системы исполнения наказаний не готовят специально для работы с заключенными женщинами.

Осужденные женщины в силу своего правового положения являются социально незащищенной группой граждан. Проблемы ресоциализации и адаптации освободившихся женщин в современной России требуют нового осмысления с учетом продолжающихся социальных трансформаций и изменений социальной политики в отношении данной группы населения.

Значимость исследования проблем ресоциализации женщин в исправительной колонии и их последующей адаптации в обществе обуславливается ростом количества социальных проблем, связанных с неадаптивным поведением освободившихся женщин. Проживание в закрытой системе и специфика ресоциализации осужденных женщин, безусловно, затрудняет формирование у них необходимых для эффективного функционирования в социуме навыков и требует принятия/внедрения специальных социальных программ по подготовке к самостоятельной жизни в социуме.

Следует отметить, что в сложившейся системе пенитенциарного учреждения цель исправления осужденных при назначении и отбывании уголовного наказания (нейтрализация у них антиобщественных взглядов и привычек, под влиянием которых было совершено преступление, изменение их психологии и выработка в сознании виновных необходимость честно трудиться, исполнять и соблюдать законы, уважать правила общежития) не достигается. Следствием неадаптивного поведения освободившихся женщин является их низкий общественный статус, что, в свою очередь оказывает негативное влияние на уровень и качество их жизни. В связи с этим возникает познавательная потребность концептуального осмысления активизировавшихся процессов ресоциализации в пенитенциарном учреждении, а также проблем социокультурной адаптации освободившихся женщин в трансформирующемся российском обществе.

Все вышеизложенное делает тему актуальной в теоретическом и практическом аспектах.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие осужденной женщины, в частности осужденной женщины в исправительной колонии, до сих пор мало использовалось социологами для научного анализа. Некоторые аспекты исследуемой проблемы разрабатывались учеными разных направлений.

Тем не менее, в отечественной гуманитарной науке одной из особенностей стало повышенное внимание к проблеме социализации и ресоциализации. Однако в советское время интерес к изучению данной проблемы оставался в рамках классической науки, в частности классической социологии. На базе методов классического детерминизма выявление особенностей определенной социальной группы осуществлялось в ограниченной форме. В рамках марксистско-ленинской теории процессы социализации односторонне освещались и оценивались через классовое измерение вне гендерного контекста.

Начиная с конца XX в. изменились исследовательские подходы к социальному познанию. В частности, социальные процессы и социализация как феномен социальной реальности стали анализироваться в рамках неклассической и постнеклассической социологии. Появление этих исследовательских новаций было обусловлено возрастанием влияния зарубежной социологии на отечественную в области изучения социальных, в частности социокультурных, вопросов и необходимостью смены исследовательских парадигм.

Анализ научной литературы показал, что проблема социализации носит междисциплинарный характер. Философы, психологи, педагоги и социологи активно обращались к изучению понятий «социализация» (В.М. Бехтерев, С.Е. Злочевский, И.С. Кон, Д. Мид, А.В. Мудрик и др.), «ценности» (П.П. Гайденко, Н.Н. Давыдов, Н.И. Лапин, Н.О. Лосский, В.П. Тугаринов и др.), «ценностные ориентации» (М.И. Боблева, М.С. Каган, Л.Н. Коган, А.Н. Леонтьев и др.).

Исследования Г.М. Андреевой, А.С. Макаренко, И.А. Филипповой, А.М. Щербаковой и др. в рамках изучения процесса социализации посвящены влиянию социальной среды на формирование личности ребенка.

Для нашего исследования интерес представляют работы, рассматривающие подходы отклоняющегося поведения личности вследствие ненормального реагирования на социальную ситуацию (Р.К. Мертон), раскрывающие явление аномии (Э. Дюркгейм), выявляющие проблему девиантности в современном обществе (Я.И. Гилинский, Ж. Кнухова и др.).

Проблема девиантного поведения носит междисциплинарный и полипарадигмальный характер. Поэтому в своем исследовании мы опирались на работы И.П. Башкатова, С.И. Беличевой, И.И. Голубева, А.П. Михайлова, В.Ф. Пирожкова, В. Франкла, А.М. Шевченко и др. Социокультурные модели ресоциализации в России, разработанные А.М. Шевченко, позволили раскрыть особенности ресоциализации осужденных женщин.

Различные аспекты проблемы ресоциализации осужденных лиц и освободившихся рассматриваются в работах Ю.А. Алферова, Ю.М. Антоняна, В.М. Анисимкова, А.И. Зубкова, В.М. Позднякова, А.А. Рябинина, А.Ф. Сизого, АФ. Степанюк, В.М. Трубникова, В. Е. Южанина и других исследователей.

Анализ теоретических источников по проблеме ресоциализации показал неисследованность ряда аспектов. В частности, остается дискуссионной проблема ресоциализации осужденных женщин в исправительной колонии.

Проблема адаптации рассматривалась в трудах классиков: М. Вебера, Ф. Знанецкого, Р. Парка, Т. Парсонса, У. Томаса и др. Концепция личностной адаптации разработана западными авторами - А. Адлером, Э. Берном, Г. Блумером, А. Маслоу, Дж. Мидом, З. Фрейдом, Э Фроммом, а также отечественными учеными – Б.Г. Ананьевой, Л.С. Выготским, И.С. Коном, А.Н. Леонтьевой, А.В. Мудриком и др.

Важно отметить, что отдельные аспекты адаптационных процессов исследуются в рамках социологии молодежи и социологии образования (О.М. Здравомыслова, Ю.А. Зубок, Д.Л. Константиновский, В.И. Чупров, В.Н. Шубкин). В социологии личности эту проблему изучают В.С. Магун, Н.Е. Шустова, В.А. Ядов и др.

Проблемы социальной адаптации различных групп населения к меняющимся условиям  в трансформирующейся России разрабатываются в работах Л.В. Беляевой, З.Т. Голенковой, Т.И. Заславской, Е.Д. Игитханян, М.Ф. Черныша, В.В. Ядова и др.

Интересными и значимыми для нашего исследования являются научные работы ученых Т.И. Афасижева, Х.М. Казанова, С.А. Ляушевой, Р.А. Ханаху, Р.Д. Хунагова, А.Ю. Шадже и др., которые обращаются к проблемам духовной жизни, социализации разных категорий населения, межэтнического взаимодействия в Республике Адыгея, культурной идентичности в полиэтноконфессиональном регионе, социокультурным процессам в условиях трансформации России и активизирующейся  глобализации.

Начиная с 2000 г. заметна исследовательская активность проблемы  девиантного поведения сквозь призму социокультурного измерения. Автор обращался к исследованиям Г.С. Галстян, В.А. Котлярова, А.П. Михайлова, И.А. Новикова и др.

В настоящее время все большую значимость приобретают исследования международного пенитенциарного опыта и его реализации в современных условиях. Ю.А. Алферов, Н.А. Андреев, Ю.М. Антонян, П. Ханниган и другие обращаются к этим проблемам в пенитенциарной социологии.

В исследовании социальной реабилитации осужденных женщин полезными оказались работы Т.И. Павловой, являющейся координатором проекта «От изоляции к полноправной социальной жизни. Реабилитация и ресоциализация женщин и несовершеннолетних, отбывающих наказание лишением свободы», реализуемого Автономной некоммерческой организацией «Региональный ресурсный центр по профилактике насилия» в г. Ростове-на-Дону при поддержке Общественной палаты Российской Федерации.

Наше исследовательское поле по изучению осужденных женщин обогатилось научными мероприятиями и материалами общественного совета Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Адыгея, связанными с обсуждением актуальных для пенитенциарного ведомства вопросы.

Аналитический обзор специальной литературы, посвященной социализации, ресоциализации и адаптации, позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, ресоциализация осужденных женщин не стала предметом социологических работ, в которых процесс ресоциализации и последующей их адаптации являлся бы самостоятельным предметом исследования.

Во-вторых, социокультурная адаптация освободившихся женщин оценивается исследователями и экспертами неоднозначно, что создает проблемное поле в социологии.

В-третьих, проблема адаптации в обществе освободившихся женщин, а также амбивалентность и напряженность, привносимые ими в модернизирующийся российский социум, не исследовались в социологии культуры.

Критический анализ степени разработанности темы и неисследованность ресоциализации и социокультурной адаптации осужденных женщин в Адыгее в социологическом ракурсе свидетельствуют о том, что тема диссертационного исследования носит проблемный характер.

Цель исследования заключается в социологическом изучении особенностей ресоциализации осужденных женщин в исправительной колонии и их социокультурной адаптации в современном российском обществе.

Данная цель достигается через постановку и решение следующих задач:

- раскрыть концептуальные парадигмы социализации и ресоциализации, разработанные в рамках социологии культуры;

- рассмотреть идентификацию как механизм и высшую форму социализации;

- установить взаимосвязь ресоциализации и идентификации осужденных женщин;

- выявить особенности трансформации ценностных ориентаций заключенных женщин;

- определить специфику социокультурной адаптации освободившихся женщин;

- оценить степень интеграции освободившихся женщин в трансформирующееся российское общество.

Объект исследования – осужденные женщины в пенитенциарных учреждениях современной России.

Предмет исследования специфика ресоциализации осужденных женщин в условиях исправительной колонии и их социокультурной адаптации в обществе после освобождения.

Гипотеза исследования состоит в следующем: недостаточное формирование адаптационных навыков у осужденных женщин обусловлено сложившимися особенностями функционирования пенитенциарной системы. Уровень адаптации в обществе повысится, если: а) в системе исполнения наказания будет осуществляться планомерная работа по подготовке осужденных женщин к освобождению; б) социальные программы реабилитации бывших осужденных женщин будут ориентированы на решение существующих проблем ресоциализации и их адаптации в обществе; в) будет проводиться соответствующая информационная работа по повышению толерантности населения к бывшим осужденным женщинам, что обеспечит им социально-психологическую устойчивость и чувство принадлежности к российской нации в условиях модернизации, наконец, чувство сплоченности всех россиян.





Научная новизна диссертационного исследования заключается, прежде всего, в самой постановке проблемы, поскольку проблема ресоциализации и адаптации осужденных женщин впервые становится предметом и объектом специального изучения в социологическом аспекте. Предложенные рекомендации социокультурной адаптации освободившихся женщин в Адыгее дополняет целевую программу «Социальная реабилитация и адаптация граждан, отбывших наказание в виде лишения свободы на 2012-2013 годы», основана на идее сохранения гражданского согласия и выводит на поиск мирного сосуществования в модернизирующемся российском социуме разных социальных слоев. Руководствуясь ею, в диссертации:

- раскрыты концептуальные парадигмы социализации и ресоциализации в рамках социологии культуры;

- представлена идентификация как механизм и высшая форма социализации;

- установлена взаимосвязь между ресоциализацией и идентификацией осужденных женщин в исправительной колонии;

- выявлена специфика трансформации ценностных ориентаций осужденных женщин;

- определены особенности социокультурной адаптации освободившихся женщин;

- изучена и оценена степень включенности освободившихся женщин в трансформирующееся российское общество.

Теоретико-методологическая основа исследования. Проблема ресоциализации осужденных женщин и их социокультурной адаптации анализируется в социологическом ракурсе, однако она носит междисциплинарный и полипарадигмальный характер, входит в предмет исследования социологии, философии, психологии, юриспруденции, педагогики, и т.д. Этим и объясняется комплекс разных методов, применяемых в работе.

Методологической основой послужили общесоциологические концепции социализации и ресоциализации, классические, неклассические и постнеклассические концепции социокультурной адаптации, концептуальные парадигмы отклоняющегося поведения, являющиеся сущностными характеристиками осужденных женщин, представленные в трудах отечественных и зарубежных ученых.

В качестве методологической основы для решения поставленных задач использовался метод системного анализа, предполагающий подход к социокультурной адаптации освобожденных женщин как социальному процессу и изучение многоуровневого и многоаспектного феномена «интеграция» как оптимальный вариант этого процесса, т.е. социокультурной адаптации женщин в трансформирующееся российское общество.

Автор использует систему методов научного познания: эмпирический (наблюдение, описание) и теоретический (восхождение от абстрактного к конкретному, гипотетико-дедуктивный).

Руководствуясь принципами объективности и конкретности, автор анализирует социокультурные проблемы осужденных женщин после освобождения в условиях радикальных реформ в России, в контексте модернизации. Сравнительно-исторический анализ позволил выявить особенности социокультурных ценностей и потребностей осужденных женщин.

Эмпирическую базу исследования составили исследования, проведенные автором в 2010-2012 гг.

  1. Интервьюирование осужденных женщин в исправительной колонии г. Майкопа. Количество респондентов – 90 человек (полустандартизированное интервью).
  2. Интервьюирование освободившихся женщин. Количество опрошенных – 30 человек.
  3. Интервьюирование экспертов, которые по роду своей профессиональной деятельности связаны или интересуются проблемами осужденных женщин и их реабилитации. Количество опрошенных экспертов – 20 человек.
  4. Анализ личных данных осужденных женщин в исправительной колонии г. Майкопа (60 личных дел).
  5. Опрос «Права женщин в Республике Адыгея», проведенный союзом женщин Республики Адыгея с непосредственным участием автора (2006 г.).

В исследовании руководствовались количественными и качественными методами, акцентуализируя качественные методы – методы интервью и наблюдения, которые позволили получить более глубокий эмпирический материал.

В акцентуализации качественных стратегий в исследовании руководствовались тем, что «в исследовании классического типа мы уточняем проблему путем развертывания гипотез, эмпирически проверяемых на большой статистике. В случае использования качественных методов проблема уточняется через осмысление наблюдаемых фактов с разных точек зрения: непонятное явление надо попробовать объяснить «и так и этак», в разных теоретических подходах и, в первую очередь, с точки зрения здравого смысла. Проверять предположения можно, что называется, по ходу исследования. Социолог не гонится за большим объемом статистической информации, но главным образом пытается найти подкрепление своим догадкам в различных вариантах, разнообразить ситуации наблюдения, постановку вопросов в беседах, способы анализа имеющегося материала (например, из прессы), организует «провоцирующий» натурный эксперимент»2.

Автором также был осуществлен контент-анализ Интернет-страниц источников информации в сети Интернет при исследовании концепта «осужденная женщина», вторичный анализ результатов доступных социологических исследований и использованы некоторые статистические отчеты.

Тезисы, выносимые на защиту:

1. Рассмотрев концептуальные парадигмы социализации в социологии, автор определяет ее как открытый, незавершенный процесс, осуществляющийся в процессе жизнедеятельности человека. Ресоциализация представляет собой сложный процесс, поскольку новые аттитюды накладываются на прежние, усвоенные ранее, пройденные в первичной социализации.

В пенитенциарном учреждении ресоциализация рассматривается как процесс аккультурации, когда осужденные женщины приспосабливаются к новой социокультурной среде.

2. Между социализацией и идентификацией существует взаимосвязь. Идентификация является механизмом и высшей формой социализации, поскольку идентичность и идентификация в процессе социализации личности помогают обнаружить контрасты, формирующие социокультурное пространство разных систем (открытых или закрытых), разных полов (мужчин или женщин), разных социальных общностей и т.д.

3. Определена специфика взаимосвязи между ресоциализацией и идентификацией осужденных женщин в исправительной колонии. Специфика социализации женщин в пенитенциарном учреждении проявляется в том, что большинству из них присуща замкнутость в собственном мире, низкий уровень самооценки, самоценности, самоотношения, самопринятия, самоуверенности в процессе социализации личности, почти полное разрушение самоидентификационных признаков женщины. Следствием этого являются специфические доминирующие идентификационные маркеры женщин и неустойчивость ценностно-мировоззренческих ориентаций.

4. На осужденных женщин в пенитенциарном учреждении оказывает влияние криминальная стратификация. Женщина, осужденная впервые, «хочет выйти на волю», смысл жизни не потерян, желает иметь семью и детей, найти свое место в жизни. У женщин, осужденных неоднократно, более пессимистичное отношение к жизни, к социокультурным ценностям и семье.

В социокультурной характеристике осужденных женщин главной составляющей  является удовлетворение их социокультурных потребностей, которые обеспечивают ресоциализацию личности и понимание жизни, определяют основу образа жизни и формирования мировоззренческих ориентаций, а также готовность к тому или иному виду деятельности.

5. Рассмотрев сложившиеся различные концептуальные  парадигмы социокультурной адаптации в социологии, аргументируется, что для полной и успешной адаптации освободившихся женщин в обществе, а в дальнейшем – благополучном функционировании в нем, представляется необходимым совершенствовать систему подготовки их к самостоятельной жизни, направленную на развитие адаптационных механизмов человека.

Изменение отношения общества к освободившимся женщинам будет способствовать большей интеграции и адаптации депривированных членов общества, расширению возможностей их участия в коллективной жизни, так как человек, даже имея криминальное прошлое, опираясь на поддержку общества, может жить полноценной социальной жизнью.

6. Несмотря на сложные трансформационные процессы в России, осужденные женщины после исправительной колонии включаются  в трансформирующееся российское общество. Неустойчивость внутренней ценностно-нормативной системы женщин, слабовольность, ограниченный социальный опыт, неосмысленное существование, иждивенческие установки являются предпосылкой для вовлечения женщин после освобождения в криминальную среду в качестве исполнителей преступлений. По этой причине многие из них оказываются неоднократно в исправительной колонии.

Доказано, что социальная политика в России и провозглашенный стратегический курс на модернизацию, трудно воспринимаемый на ментальном уровне всеми социальными слоями общества, пока не способствует решению адаптационных проблем и укреплению единства российского общества.

Теоретическое и практическое значение исследования.

Результаты исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении и научном осмыслении проблем социализации, ресоциализации и адаптации, идентификации маргинальных групп в российском социуме.

Теоретические положения и выводы диссертационного исследования могут применяться в работе Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по регионам, территориальных Центров занятости населения и органов местного самоуправления в контексте целевой программы «Социальная реабилитация и адаптация граждан, отбывших наказание  в виде лишения свободы на 2012-2013 годы».

Ряд положений диссертации может представлять интерес в практике государственных органов власти при разработке социальных проектов, политических стратегий и управленческих технологий как эффективных инструментов демократических преобразований применительно к конкретным социальным группам и слоям.

Выводы и положения диссертационного исследования могут быть использованы в разработке лекций по курсам «Социология культуры», «Социология права», «Уголовно- исполнительное право» и спецкурсам по социологии девиантного поведения и пенитенциарной социологии.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальности ВАК РФ. Диссертационное исследование соответствует Паспорту специальности 22.00.06 – социология культуры: п. 4. Культурная норма и девиация в развитии общества. Субкультуры и культурная маргинальность.

Апробация результатов работы. Основные положения и результаты исследования докладывались автором на:

- Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2006». Нальчик: Каб.- Балк. ун-т, 2006.

- 46-ой студенческой научной конференции. Майкоп, 19-20 апреля 2006 г.;

- республиканской научно-практической конференции «Актуальные вопросы повышения правовой культуры и образования в сфере избирательного права и избирательного процесса». Майкоп, 28 ноября 2008 г.;

- Всероссийской научно-практической конференции «Противодействие этническому и религиозному экстремизму на Северном Кавказе» (Майкоп, 11-14 ноября 2009 года.);

- VII Международной научной  конференции молодых ученых « Наука. Образование. Молодежь» (Майкоп, 4-5 февраля 2010 года);

- Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономические и политико-правовые возможности инновационного развития России и ее территорий: опыт и перспективы» (Ростов-на-Дону-Майкоп, 1-2 октября 2010 г.);

- Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Перспектива – 2010» (Нальчик, Каб.-Балк. ун-т, 2010 г.);

- VIII Международной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (Майкоп, АГУ, 10-11 февраля 2011 г.);

- IX Международной конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (Майкоп, АГУ, 9-10 февраля 2012 г.);

- IV Всероссийском социологическом конгрессе «Социология в системе научного управления обществом» (М., Институт социологии РАН, 2-4 февраля 2012.

Некоторые результаты диссертации по адаптации освободившихся женщин и включенности их в российскую национальную идентичность использовались при проведении научного исследования по гранту Российского  фонда фундаментальных исследований (проекты № 11-06-00098а и № 12-06-31146 мол_а), в которых автор принимал участие в качестве исполнителя в 2011 - 2012 гг.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета 29 июня 2012 г. и рекомендована к защите по специальности 22.00.06 – социология культуры.

Материалы диссертационного исследования нашли отражение в 14 научных статьях, в том числе в трех изданиях, рекомендованных ВАК РФ, общим объемом 3,65 п.л.

Структура диссертации. Поставленная цель и задачи определили структуру диссертационной работы, которая состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются цель, задачи, объект, предмет, методологические основы, научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показываются теоретическая и практическая значимость результатов исследования и их апробация.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения социализации и ресоциализации личности» рассматриваются концепты «социализация», «десоциализация», «ресоциализация», «идентичность», «идентификация», концептуальные парадигмы социализации, взаимосвязь социализации и идентификации.

В первом параграфе «Концептуальные парадигмы социализации и ресоциализации» отмечается необходимость определения содержания базового понятия «социализация» и производного «ресоциализация», что обусловлено, по крайней мере, двумя причинами. Во-первых, сложностью и дискуссионностью интерпретации их содержания, в связи с чем автор обозначил свой подход, выделив существенные признаки и определив методологические подходы к этим феноменам. Во-вторых, немаловажное значение имеет понимание стадий социализации: первичной социализации, стадии индивидуализации, стадии интеграции в общество, трудовой и послетрудовой стадии социализации. Рассмотрение исследуемых понятий с учетом их междисциплинарности и полипарадигмальности и качественные различия первичной и вторичной социализации  в рамках социологии культуры помогло глубже понять предмет исследования, т. е. выявить особенности ресоциализации в пенитенциарном учреждении и социокультурной адаптации осужденных женщин в современном российском обществе.

В работе рассматриваются концепции, уточняющие закономерности и функции социализации с выявлением специфики каждой из них. Это концепции функционализма (Э. Дюркгейм), структурного функционализма (Т. Парсонс, Р. Мертон), «социального конструирования реальности (П. Бергер, Т. Лукман), теория «зеркального Я» (Ч. Кули), концепция обобщенного другого (Дж. Мид), концепция «значимого другого» (Халлер), которые используются в работе  по принципу взаимного дополнения с некоторым ограничением. Автор определяет социализацию как сложную открытую систему, состоящую из взаимосвязанных этапов.

На основе кризисности первичной социализации может иметь место ресоциализация, рассматриваемая в исследовании как результат ослабления агентов социализации. Ресоциализация представляет собой сложный процесс, поскольку новые аттитюды накладываются на прежние, усвоенные ранее, пройденные в первичной социализации.

Раскрывая разные виды и социализации по разным основанием, автор отмечает, что с точки зрения результативности социализация делится на успешную, нормативную, кризисную, отклоняющуюся, принудительную, реабилитационную, преждевременную, ускоренную, запаздывающую. Исходя из объекта исследования, в нашем исследовании будут  интересовать проблемы нормы и отклонения социализации. В самом общем виде социализационная норма является результатом действия общественного механизма воспроизводства социальной сущности человека.

Автора интересует также роль институтов социализации: выделяет как классические социальные институты, осуществляющие социализацию: (семья, система образования, институты культуры, СМИ, религия  и т. д.), так и неклассические (сверстники, производственный коллектив, малые группы, локальное сообщество и др.)

Автор обращает внимание на выделение двух фаз социализации: социальную адаптацию и интериоризацию, поскольку они рассматриваются применительно к объекту исследования. Под социальной адаптацией понимается приспособление индивида к социально-экономическим условиям, ролевым функциям, социальным нормам, среде жизнедеятельности. Интериоризация – это процесс включения социальных норм и ценностей во внутренний мир человека.

Результатом рассмотрения базовых концептов социализации и ресоциализации стало как определение их содержания, так и установление соотношения между ними. Автор делает вывод о том, что рассматриваемые понятия взаимосвязаны. Руководствуясь пониманием ресоциализации по Э. Гидденсу, автор анализирует ресоциализацию в пенитенциарном учреждении как процесс аккультурации, когда осужденные женщины приспосабливаются к новой социокультурной среде, к новой субкультуре.

Во втором параграфе «Идентификация как механизм и высшая форма социализации» рассматривается самоорганизация процесса социализации через взаимосвязь социализации и идентификации.

Сначала необходимо уточнить основные понятия «идентичность» и «идентификация». Эти понятия употребляются нами, следуя точке зрения В.А. Ядова, т.е. как обозначения некоторого состояния (идентичность) и процесса (идентификация), ведущего к данному состоянию.

В рамках конструктивистской методологии автор осуществляет поиск актуальной идентичности человека в определенном обществе в определенной среде.

Сказанное свидетельствует о том, что социализация и идентификация  осуществляются  в определенной социокультурной среде, имеют свои особенности. И здесь нас будет интересовать их соотношение, а в последующем – взаимосвязь социализации и идентификации специфической группы – осужденных женщин, находящихся в исправительной колонии. Это подводит нас к обращению идентичности, к выявлению собственно социологического содержания идентичности, социальной идентичности и установлению их соотношения.

Исходя из того, что идентификация/идентичность носит междисциплинарный характер, и с целью выявления социологического смысла исследуемого феномена автор обращается к разным дисциплинам и делает вывод о том, что идентичность социальный, а не только индивидуальный феномен, поэтому должна быть объектом социологического исследования. Ключевое утверждение  заключается в том, что идентичность детерминирована существующими в обществе категориями понимания.

Автор отмечает, что в социологических подходах к проблеме идентичности акцент смещен в сторону социума. Именно он создает условия индивиду (или создаются самим индивидом) для солидаризации. Индивид самоопределяется в системе социальных групп и общностей. Или преломляя в плоскость идентификации, можно сказать, что идентичность означает «сходство членов одной группы». Особенностью социологического подхода к проблеме идентичности является то, что социологи «склонны конструктивистки рассматривать идентичность как артефакт взаимодействия между индивидом и обществом»3

.

Для понимания идентичности методологическую значимость имеет понятие «социальной практики» Э.Гидденса и понятие «габитуса» П.Бурдье, однако в работе идентичность не сводится только к ним.

Рассмотрев понятия «социализация» и «идентичность» в социологическом ракурсе, автор делает следующий  вывод. Социализация и идентификация не тождественны, но взаимосвязаны. Ключевым составляющим их взаимосвязи, в рамках которых нами будет продолжено эмпирическое исследование проблемы, является то, что идентичность представляет собой основу социального действия и социализации/ресоциализации личности; идентичность можно рассматривать как особый культурный маркер; идентичность можно определять через множество различий и отождествлений в обществе.

Выявляя особенность социологической трактовки идентичности, устанавливается, что идентификация выступает как один из механизмов и высшая форма социализации личности. Разрушение или резкие изменения институциональной структуры общества приводят к кризису идентичности.

В социологии идентичность рассматривают как артефакт, формирующийся в результате социального взаимодействия, с которым связано определенное поведение. Поскольку идентичность социальна по происхождению и по способу поддержания, то идентичность является изменчивым явлением.

Автор отмечает, что социокультурные феномены могут быть исследованы с помощью понятий идентичности и идентификации с конструктивистской позиции, что дает возможность выделить ситуации, в которых люди идентифицируют себя как «мы» и проследить смену этого механизма в процессах взаимодействия людей в различных социальных формах. Идентичность и идентификация в процессе социализации личности помогают обнаружить контрасты, формирующие социокультурное пространство разных систем (открытых или закрытых), разных полов (мужчин или женщин), разных социальных групп и т.д.

Во второй главе «Социокультурная специфика ресоциализации женщин в исправительной колонии» на материале социологических исследований дается социокультурная характеристика осужденных женщин, устанавливается взаимосвязь ресоциализации и идентификации и выявляется специфика трансформации ценностных ориентаций осужденных женщин.

Первый параграф «Ресоциализация и идентификация осужденных женщин в исправительной колонии» посвящен выявлению характерологических особенностей, установлению взаимосвязи ресоциализации и идентификации женщин в исправительной колонии.

Какой социокультурный портрет осужденной женщины в колонии можно составить по результатам социологического исследования?

Однако сначала следует охарактеризовать заключенных женщин

В Майкопской воспитательной колонии, в которой отбывают наказание из более чем 10 регионов Юга России, находится 195 женщин (на 1 июля 2012 года). Возрастная характеристика заключенных женщин колеблется от 18 до 65 лет. Преобладают женщины в возрасте 36-55 лет – 80 человек, 31-55 лет – 55 человек, 26-30 лет – 31 человек, 20-25 лет – 20 человек.

Этнический состав отбывающих наказание женщин: русских – 157, представительниц адыгского этноса – 15, цыганок – 8, осетинок – 7 и др. Наибольшее количество преступлений совершено по трем видам: преступления против жизни и здоровья - 27, против собственности - 89, против здоровья населения и общественной нравственности - 73.

В процессе ресоциализации и идентификации осужденных женщин одним из важных показателей является образование: из числа заключенных женщин с высшим образованием – 8 человек, средним специальным – 72, средним – 102, начальным – 9, не имеют образования – 4.

В исследовании ресоциализации заключенных женщин и их социокультурной адаптации нас интересовал вопрос об их семейном положении. Среди заключенных женщин замужем – 38, не замужем – 157; имеют детей – 112. Заметим, что в интервью с заключенными женщинами больше половины опрошенных, отбывающих наказание первый или второй раз (они составляют 133), ценности и смысл своей жизни связывают с детьми. Хотя конкретное содержание этих ценностей расплывчато.

В условиях закрытого учреждения у женщин формируется внутреннее обособление (закрытость), противопоставление себя другим людям, обществу, вырабатывается «стратегия избегания контактов с окружающими людьми» и т.п.

Эти положения нашли подтверждение в ходе наблюдения и интервью. В колонии женщины проходят второй этап – период «вторичной социализации» или ресоциализации, под которым понимается своеобразная перестройка личности уже в период ее социальной зрелости. Именно здесь, в процессе прохождения двух фаз социализации проявляется ее специфика. На фазе социальной адаптации они начинают приспосабливаться к условиям закрытой системы, ролевым функциям, определенным нормам, внутреннему распорядку, условиям жизнедеятельности. На второй фазе – интериоризации – происходит процесс включения сложившихся норм и ценностей во внутренний мир женщин. Можно сказать, что изменение внутреннего мира человека влечет за собой изменение самого человека. Это другой человек с определенным взглядом на мир и на себя, на окружающих и общество.

В закрытой системе важно критическое осмысление жизни, которое может вывести на критическое осмысление содеянного и на построение  своих жизненных планов на будущее. «У меня изменились жизненные принципы… Я испытываю чувство вины перед мамой и сыном. Хочу себя реабилитировать перед сыном (из интервью женщины, 48 лет).

Заметим, что у женщин, осужденных не первый раз, жизнь приобретает «характер какого-то ретроспективного существования» в колонии», отсутствие цели и смысла жизни. После освобождения, как правило, таких женщин ожидала тенденция возвращения к преступному миру. И таких примеров немало.

Наше исследование показало, что специфика ресоциализации в пенитенциарном учреждении может быть охарактеризована как кризисная, сложная, противоречивая. Важной проблемой ресоциализации женщин становится либо отсутствие согласованности между первоначальными социальными адаптациями и нынешним периодом адаптации, либо наличие противоречия между ними, «ломающее» внутренний мир женщины. Личность становится беднее, индивидуальность теряется.

Ресоциализация женщин в исправительной колонии затруднена по ряду причин. Сам факт ресоциализации в закрытой системе, при котором женщина находится в ситуации исключения из жизни общества, негативно сказывается на ней, а в дальнейшем затрудняет ее интеграцию в общественную жизнь.

Автор показывает, что женская идентификация у многих осужденных не потеряла свою актуальность: они мечтают о доме, стремятся остаться женщинами даже в специфических условиях.

Рассмотрев процессы ресоциализации и идентификации женщин в исправительной колонии г. Майкопа с помощью количественных и качественных методов, можно сделать вывод: закрытость присуща большинству опрошенных женщин, осужденных вторично; такие аспекты женской идентичности, как самоотношение, самооценка и гармоничность личности, разрушены у опрошенных женщин; представления о будущем и о той жизни, которая их ожидает, смутны; самоценность, самопринятие и самоуверенность в социализации и самоидентификации респондентов находятся на низком уровне; сложный внутренний мир женщин в условиях лишения свободы не позволяет удовлетворить потребность в осмысленном существовании, определение своего «я» для них приобретает другой смысл и другое понимание.

Во втором параграфе «Трансформация ценностных ориентаций осужденных женщин» анализируется значимость ценностей и специфика ценностных ориентаций.

В работе анализируются понятия «ценность», «ценностные ориентациии» в контексте междисциплинарности. Для исследования ценностных ориентаций осужденных женщин значительный интерес представляет положение о том, что ценностные ориентации личности определяются, прежде всего, образом жизни, характером человеческой деятельности, способом, которым люди воспроизводят свою жизнь. Это положение нами взято в качестве методологического ориентира.

В закрытой системе, каковой является исправительная колония, трансформируются ценностно-мировоззренческие установки, взгляды и ориентации женщин. Представляется, что здесь уместно говорить о «ценностно-ориентированном единстве» женщин. Руководствуясь социологическим подходом Е.И. Федоринова, можно определить данное понятие как моральное и социально-психологическое состояние корпоративного сознания, когда осознается общность взглядов на основополагающие ценности определенным сообществом (членами местного сообщества)4

.

В процессе исследования нас интересовал вопрос: «Что понимают осужденные женщины под ценностями, и каковы общие ценности заключенных?" Женщины вкладывают свое собственное содержание и понимание, которые формировались в результате пребывания в колонии. Понятно, что в иерархии ценностей на первое место они выводят свободу. Нами была выявлена одна основная точка зрения: явное и уверенное признание ее значимости. Не было ни одного ответа с нейтральным отношением к этим вопросам у первично осужденных. Часто повторявшаяся мысль: «Хочу на волю…».

Социокультурные ценности не являются доминирующими. Две тенденции заметны в рассматриваемом вопросе: 40% женщин декларирует утверждение «буду жить нормально, хорошо»; «устроюсь, буду работать»; «уеду в другой город, хочу начать новую жизнь»; «хочу жить в достатке». Однако механизм достижения этого благополучия не могут себе представить. Вторая, наиболее распространенная, тенденция – «как получится» (свыше 50% опрошенных).

Исследование показало, что в процессе выражения своего отношения к свободе, осужденные женщины часто думают о семье, близких людях и  о любви. «Считаю главной ценностью человека любовь в любой ее форме» (из интервью женщины, 52 года).

Результаты социологического исследования подтверждают, что наиболее часто встречаются женщины с личностными проблемами (страх одиночества, замкнутость); у большинства из них изначально сформированы иждивенческие установки.

В итоге делается следующий вывод: 1) свобода понимается осужденными женщинами как экзистенциальная ценность человека; 2) для осужденных женщин важно сохранить свое специфическое понимание женской идентичности («оставаться женщиной», «ухаживать за собой») позволяет не только адаптироваться в закрытой системе и реадаптироваться к условиям трансформирующейся России; она значит намного больше: «женскость» для них способ «движения из прошлого в будущее», а также форма восприятия жизни, способ адаптации и реадаптации.

В третьей главе «Особенности социокультурной адаптации осужденных женщин в современном российском обществе» анализируются вопросы социокультурной адаптации освободившихся женщин и интеграции в трансформирующееся современное российское общество.

В первом параграфе «Специфика социокультурной адаптации освободившихся женщин» рассматриваются основные концепции социальной, в частности социокультурной адаптации, и выявляется специфика социокультурной адаптации освободившихся женщин.

Социальная адаптация человека связана с удовлетворением его потребностей. Уровень удовлетворения культурных потребностей и социального самочувствия в социологии рассматривают в качестве индикаторов адаптивности личности. Применительно к различным группам российского социума можно констатировать наличие аналогичного подхода и оценки. В то же время следует учитывать и особенности рассматриваемой группы, т.е. освободившихся женщин, к исследованию которых автор применяет одну из распространенных в социологии теоретических моделей – теорию базовых потребностей А.Маслоу с некоторым обобщением. В работе обосновывается необходимость дополнения социального ряда потребностей некоторыми, связанными с необходимостью постоянного места жительства и прописки, трудоустройства и т.д., поскольку исследуется адаптация специфической группы во взаимосвязи с конкретными  потребностями их жизнедеятельности.

Р.Мертон, рассматривая проблему социальной адаптации в условиях аномии, показал, что отношения между нормами, ролями, статусами, ценностями и институциональными порядками и способами адаптации к ней могут отличаться согласованностью – рассогласованностью. Более того эти отношения могут носить конфликтный характер. По Мертону, в процессе социальной адаптации человек может принимать или отвергать ценности, следовать нормам или отклоняться от них5.

Наше исследование показало, что освободившиеся женщины не видят перспективы своего будущего, «плывут по течению». Наиболее актуальными проблемами, с которыми сталкиваются женщины после освобождения, личностные проблемы (страх одиночества, замкнутость), сложности с трудоустройством, материальные затруднения. У многих из них возникают проблемы с правоохранительными органами. У большинства из них сформированы стойкие иждивенческие установки: они предпочитают встать на учет биржи труда и получать пособие по безработице.

Что касается отношения общества к этой группе людей, то многие женщины указывают на наличие дискриминации и плохого отношения к ним. Эксперты утверждают существование дискриминации в отношении бывших заключенных: их считают нежелательными сотрудниками, неприятными соседями, родственниками и друзьями.

По мнению экспертов, во многом такое негативное отношение обусловлено тем, что освободившиеся женщины склонны скрывать факт пребывания в колонии. Они понимают, что «принадлежность к жизни в исправительной колонии порождает у них чувство, что ты все же хуже других». Наличие социальных стереотипов и предубеждения к бывшим заключенным у работодателей является серьезной проблемой при трудоустройстве.

Все опрошенные женщины, которые делали попытку трудоустроиться, сталкивались с трудностями. Основные причины – недостаточность образования, низкая мотивация к труду, сложности в организации собственного времени и необходимости соблюдении трудового режима, ответственность выполнения порученной работы.

В целом, по наблюдениям экспертов, работают менее половины освободившихся женщин, остальные не работают и не учатся из-за снижения мотивации к труду. Кроме того, больше половины экспертов утверждает, что имеет значение отсутствие рабочих мест.

В процессе исследования нас интересовало отношение женщин к планированию семьи, наличие умений и знаний в решении этой проблемы. Важно подчеркнуть, что они переносят свою иждивенческую позицию на межличностные, семейные, интимные взаимоотношения. Несмотря на то, что они в будущем хотели бы иметь семью, представления о будущей семейной жизни размыты и формальны. Большинство респондентов с определенной легкостью относятся к созданию семьи.

Практически все эксперты (95%) считают, что этот вопрос решается в замкнутой среде, созданные семьи (в основном – сожительства) неустойчивы и неблагополучны. Благополучную семью могут создать лишь единицы освободившихся женщин. «Представления об ответственности родителей и детей слабо развиты, распространено одиночное материнство и вторичное сиротство» (75% экспертов). По наблюдениям экспертов, у освободившихся женщин довольно часто меняются объекты симпатии, чувства поверхностны и недолговременны, не развито чувство любви, отсутствует понимание семейных ценностей и традиций. В большинстве случаев причиной является депривация в юности, а также взросление в условиях пенитенциарного учреждения при отсутствии наглядного примера семейных отношений. Это определяет отношение к семье и смыслу жизни.

Досуг освободившихся женщин имеет свои особенности: в большинстве случаев преобладает неорганизованность досуга, что в дальнейшем негативно влияет на их социокультурную адаптацию.

Все эксперты отмечают, что досуг существенно обеднен и сводится к совместному гулянию и употреблению спиртных напитков. Алкоголь воспринимается как часть досуга. Отсутствие постоянного места работы, избыток свободного времени у респондентов при неумении организовать позитивный досуг приводит к тому, что женщины, собираясь в компании, употребляют спиртные напитки, что способствует быстрому формированию негативных зависимостей, поскольку у большинства освободившихся женщин плохая наследственность. Последнее обстоятельство является одной из причин негативного мнения о женщинах после исправительной колонии.

По мнению большинства экспертов, положительные перспективы на будущее у осужденных женщин могут сложиться при поддержке и контроле государства, потому что женщины «нежизнеспособные иждивенцы», которые имеют тенденцию к устойчивой маргинальности. Сами женщины считают, что они «такие же, как все», однако 80% опасаются, что в жизни может все измениться и сами могут «скатиться на дно».

Как показало наше исследование, процессы адаптации определяются еще тем, в какое общество возвращаются освободившиеся женщины. Поэтому важно перейти к осмыслению трансформирующегося российского социума. Степень и успешность адаптации освободившихся женщин можно оценить через анализ новой социальной, в частности социокультурной реальности, российского общества.

Во втором параграфе «Интеграция освободившихся женщин в трансформирующееся российское общество» дается характеристика современного социокультурного пространства России и анализируется степень интегрированности освободившихся женщин в трансформирующееся/модернизирующееся российское общество.

Характеристика современного социума осуществляется автором через социальное измерение модернизации российского общества и соблюдение прав женщин, не допущения насилия по отношению к ним. Трансформация российского общества повлекла за собой не только изменения в социальной структуре, но остро поставила задачу интеграции российского общества.

Автор рассматривает, что в условиях трансформации/модернизации российского общества лишь незначительная часть населения страны воспользовалась «плодами преобразований», а остальные ведут борьбу за свое существование. «Чрезвычайно высокая социальная цена реформ в России стала причиной того, что в общественном сознании сами понятия рынка, свободы и демократии оказались во многом дискредитированными»6.

В современных условиях депривированные слои населения перестают идентифицировать себя с государством, российской нацией; разрушается социальная сплоченность и гражданская солидарность. Важно отметить следующее положение, подтвержденное мнениями самих женщин: их освобождение и интеграция в современное российской общество не ослабло восприятие дихотомии «мы» - «они» внутри одной страны.

Автор, исследуя разные концепции модернизации, определяет свою точку зрения: Россия должна модернизироваться на основе своей собственной национальной идентичности, а не по принципу «догоняющей модернизации». При этом должны учитываться особенности адаптации разных социальных групп, в частности освободившихся женщин.

Исследуя современный российский социум, анализируются права7 женщин в модернизирующейся стране. Социологические исследования свидетельствуют о том, что освободившиеся женщины, по крайней мере, один раз испытали насилие, и своим эмоциональным поступком – преступлением – «попытались защитить себя». «Я убила человека, защищая себя» (из интервью освободившейся женщины, 27 лет). «Я должна была защитить сына. Мне надеяться не на кого. Жизнь толкнула меня на преступление. Я не видела другого выхода…Конечно, жалею, очень жалею… А сейчас еще больше усложнилась моя жизнь…» (из интервью освободившейся женщины, 35 лет).

Неотъемлемым атрибутом демократического общества следует признать защиту государством прав женщин и детей, а также принятие специальных мер для этих категорий. Организация Объединенных Наций (ООН) неоднократно подчеркивала необходимость обращать внимание на женщин-правонарушителей и принимала специальные рекомендации, касающиеся женщин-заключенных. В декабре 2010 г. Генеральная Ассамблея ООН, приняв Резолюцию A/RES/65/229, одобрила Бангкогские правила – «Правила ООН, касающиеся обращения с женщинами-заключенными и мер наказания для женщин-правонарушителей, не связанных с лишением свободы». Поскольку эти правила носят рекомендательный, а не обязательный характер, многие страны, в частности и Россия, часто не учитывает особые потребности заключенных женщин.

Автор отмечает, что гипотеза исследования нашла свое подтверждение. Ресоциализация в условиях пенитенциарных учреждений современной России недостаточно формирует адаптационные навыки у осужденных женщин. Слабые адаптационные навыки, с одной стороны, с другой - сложившееся в обществе негативное отношение к освободившимся женщинам затрудняет включенность их в трансформирующееся российское общество.

Уровень их адаптации и степень включенности в обществе повысится, если: а) в пенитенциарном учреждении будет осуществляться планомерная работа по подготовке осужденных женщин к освобождению; б) социальные программы реабилитации освободившихся женщин будут ориентированы на решение существующих социальных проблем и их адаптации в обществе; в) будет проводиться соответствующая информационная работа по повышению толерантности населения к бывшим осужденным женщинам, что обеспечит им социально-психологическую устойчивость и чувство принадлежности к российской нации в условиях модернизации, наконец, чувство сплоченности всех россиян.

В заключении излагаются основные результаты исследования: используя концепцию о четырех типах аккультурационной стратегии8 (стратегии ассимиляции и интеграции, сепарации и маргинализации), определена специфика социокультурной адаптации освободившихся женщин в Адыгее и Краснодарском крае (по типу «маргинализация» с ограничением); формулируются выводы, даются практические рекомендации, намечаются перспективы дальнейшего исследования проблемы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Хацац А.А.9 Социализация и идентификация женщин в исправительной колонии // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология». – Майкоп: изд-во АГУ, - 2010. – Вып. 4 (69). – С.222-227 (0,5. п.л.).

2. Хацац А.А. – Женщины, лишенные свободы: социологический анализ // Вестник Российского университета дружбы народов. – М., 2011. - №5. – С. 434-441 (0,7. п.л.).

3. Хацац А.А. Адаптация освобожденных женщин к социальным изменениям российского общества // Новые технологии. Майкоп: Изд-во МГТУ, 2012. – С. 294-296 (0,35 п.л.).

Статьи и тезисы докладов на конференциях:

  1. Шадже А.А. Права женщин в полиэтничном обществе // Перспектива – 2006: Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Нальчик: Каб.-Балк. Ун-т, 2006. – С.227-229 (0,1 п.л.).
  2. Шадже А.А. Парадокс мультикультурной уязвимости // Материалы 46-ой студенческой научной конференции / 19-20 апреля/: - Майкоп, изд-во АГУ, 2006. – С.50-52 (0,1. п.л.).
  3. Шадже А.А. Правовое пространство молодежи России // Актуальные вопросы повышения правовой культуры и образования в сфере избирательного права и избирательного процесса / Материалы республиканской научно-практической конференции (28 ноября 2008 г.). – Майкоп: изд-во АГУ, 2008. – С.249-251 (0,1. п.л.).
  4. Шадже А.А. Роль женщины в этнонациональном воспитании: постановка проблемы // Противодействие этническому и религиозному экстремизму на Северном Кавказе / Материалы Всероссийской научно-практической конференции (11-14 ноября 2009 года.). – Майкоп: редакционно-издательский отдел АГУ, 2009 С.363-364 (0,1. п.л.).
  5. Хацац (Шадже) А.А. «Свобода» в самоидентификации человека: постановка проблемы // Наука. Образование. Молодежь: Материалы VII Международной научной  конференции молодых ученых (4-5 февраля 2010 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2010. – С.279-281 (0,2. п.л.).
  6. Хацац (Шадже) А.А. Права женщин в России: дань моде? // Социально-экономические и политико-правовые возможности инновационного развития России и ее территорий: опыт и перспективы. Сборник материалов всероссийской научно-практической конференции 1-2 октября 2010 года. Выпуск I.– Ростов-на-Дону-Майкоп: Изд-во СКАГС, 2010. – С.233-236 (0,2. п.л.).
  7. Хацац (Шадже) А.А. Свобода в самоидентификации человека: гендерное измерение // Перспектива – 2010: Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Нальчик: Каб.-Балк. Ун-т, 2010. – С.143-147 (0,3 п.л.).
  8. Хацац А.А. Женщина в исправительной колонии: социологическая характеристика // Наука. Образование. Молодежь: Материалы VIII Международной конференции молодых ученых (10-11 февраля 2011 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2011. – С.141-145 (0,3. п.л.).
  9. Хацац А.А. Особенности социальной адаптации женщин, бывших в заключении // Молодые голоса в науке. Выпуск девятнадцатый. – Майкоп: Ред.-изд. отдел АГУ, 2011. – С.57-61 (0,3 п.л.).
  10. Хацац А.А. Трансформация ценностных ориентаций заключенных женщин // Наука. Образование. Молодежь: Материалы IX Международной конференции молодых ученых (9-10 февраля 2012 года). – Майкоп: изд-во АГУ, 2012. Том  II.– С.58-61 (0,3 п.л.).
  11. Хацац А.А. Адаптация освобожденных женщин: социологический анализ // Социология в системе научного управления [Электронный ресурс]: Материалы IV Всероссийского социологического конгресса. – М.: ИС РАН, 2012. – 1 CD ROM. – С. 1714-1715 (0,1 п.л.).

1 См.: // http: //www.prison.org/about/index.shtml. Проверено 30. 06. 2012 г. Все данные приведены с официального разрешения "Центра содействия реформе уголовного правосудия", полученного нами 07. 12. 2010 г.

2 Ядов В.А. Стратегия и методы качественного анализа данных // Социология: 4М. Т.1. 1991. №1. С.21.

3 Рочева Я.С. Основные социологические теории идентичности // Проблемы теоретической социологии. Вып.6: Межвуз.сб. / Отв.ред. А.О.Бороноев. СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2007. С.426-434.

4 См.: Федоринов Е.И. Ценностно-ориентационное единство // Социологическая энциклопедия: В 2 т. Т.2. М.: Мысль, 2003. С. 741.

5 Мертон Р. Социальная структура и аномия // Социология преступности. М., 1966.

6 Гринберг Р. Экономическое измерение российской модернизации: императивы и риски // Гуманитарий Юга России. №1.2012. С.39.

7 Автор рассматривает право в социокультурном контексте.

8 Berry J. A. Acculturation and Psychological Adaptation // Migration-Etnizitat-Konflikt: Sistemfragen und Fallstudien. I. Aufl. / Hrsg. Von K. J. Bade. Universitatsverlag Osnabruk, 1996. – S.173-174.

9  Фамилия изменена с «Шадже» на «Хацац» в соответствии со свидетельством о браке от 06.02 2010г.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.