WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Федосеева Анжелика Андреевна

Криминальная субкультура

как агент социализации молодежи

22.00.06 – социология культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

социологических наук

Майкоп – 2012

Диссертация выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Адыгейский государственный университет»

Научный руководительМихайлов Андрей Павлович

доктор социологических наук, профессор

 

Официальные оппоненты: Жаде Зуриет Анзауровна

  доктор политических наук, профессор

  ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный

  университет», заведующий кафедрой теории

  истории государства и права и политологии

Фатальникова Елена Викторовна

кандидат социологических наук, доцент

Краснодарского университета МВД РФ

профессор кафедры философии и социологии

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский

  государственный технический 

  университет», кафедра социологии и

  социальной работы, г. Ставрополь

Защита состоится 17 мая 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05. при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Университетская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан 16 мая 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С. А. Ляушева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Проблема детской и подростковой девиантности и делинквентности, беспризорности и безнадзорности, и, особенно, организация системы превентивной деятельности социальных институтов, регулярно становится предметом дискуссий в обществе.

В тоже время, криминализация как социальный процесс характеризуется массовым распространением делинквентных практик и участием в них, в той или иной степени, большинства населения страны. Такое явление, по сути, приводит к переопределению понятия криминализация. Оно должно быть рассмотрено не как проявление не правового характера в отдельном сегменте функционирования социума, а как процесс, оказывающий влияние на все общество и поэтому требующий адекватной социокультурной методологии анализа.

По мнению Ж. Тощенко, криминальное перерождение общества становится реальной угрозой, которая может перерасти из сферы криминологической, правоприменительной в политическую, затрагивающую не только судьбы государственности, но и жизнь всего российского социума.

Следует отметить, что в общественной дискуссии обозначился так же достаточно значимый вопрос, связанный с происходящим в обществе процессом трансформации и модернизации молодежной субкультуры, и формирующейся в ней идеологической парадигмы современной молодежи.

Наблюдающееся в последние два десятилетия пренебрежение к рискогенности процессов, являющихся следствием не эффективности существующей системы организации работы с подрастающим поколением, приводит к общественно опасному результату. Подростки, попадая в субкультурную среду, в которой достаточно активно легитимируются элементы субкультуры криминальной, и, не подвергаясь правильному организованному  воздействию со стороны государственных институтов, еще более укореняются в своей асоциальной направленности.

В свою очередь, рассматривая значение криминальной субкультуры в процессе воспроизводства девиантного поведения, необходимо отметить, что в условиях, происходящих в обществе трансформаций, возросло её воздействие на доминирующую культуру. Именно неудовлетворённость общепринятыми стандартами и ценностями, присущая криминальной субкультуре, стала позиционироваться отдельными социальными группами, как тождественная конфликту индивида и социума переходного периода. Альтернативой неустойчивости социальных интеракций явилась, оказавшаяся стабильной в ходе трансформационных процессов, система асоциальных построений внутри криминальной субкультуры.

Повышенному риску хабитуализации ценностных ориентаций криминальной субкультуры стали подвержены такие социальные группы как молодёжь, лица вынужденные сменить профессию, а также нуждающиеся в трудоустройстве, категории граждан испытывающих потребность в социальной реабилитации.

Исследуя место и роль криминальной субкультуры в современной российской молодежной культуре, опираясь на базовые принципы структурно - функционалистского подхода, целесообразно подвергнуть анализу весь спектр социальных функций реализуемых ею, конституирующие ценностные значения и опосредованные ими поведенческие нормы, а также определить социальные общности её носителей и детерминанты культурной экспансии во внешнее культурное пространство.        

Изъяны общественной организации, несовершенство социального устройства, кардинальные изменения стратификации общества в постреформенной России создали условия, при которых часть общества оказалась дезинтегрированной в процесс социального переустройства и фактически отторгнутой адаптированным к изменениям большинством от принадлежащего ему культурного пространства.

Криминальная субкультура относится к категории масштабных явлений как по объёму и смыслу культурных содержаний, так и по количеству её реципиентов. В частности, такие культурные проявления как языковые значения, поведенческие стандарты, нормативная и ценностная ориентации  в результате дисперсии в иные культурные сферы общества привели к их хабитуализации в различных социальных группах и общностях.

Современный русский язык, как известно, насыщен  терминологией уголовного жаргона, словоупотребление которого является естественным и привычным для представителей большинства социальных общностей. Его распространение сопутствует  процессам социализации молодёжи.

По мнению ряда ученых (Ю. Зубок, Д. Лихачев А. Михайлов, В. Пирож-ков), одним из объяснений устойчивой жизнеспособности феномена криминаль-ной субкультуры является нерешённость задач обеспечения справедливого социального устройства в ходе прошедших реформ.

Динамика социальных изменений общества катализировала углубление конфликта между областью устойчивых социальных практик и сферой смыслов и значений, привнесённых в ходе культурной трансформации.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена тем, что криминальная субкультура являет собой устойчивый культурный феномен, характеризующийся существованием незыблемой культурной традиции в исторической ретроспективе, легитимацией значительного объёма культурного содержания.

Степень научной разработанности темы исследования. Следует отметить, что проблемы, рассматриваемые в работе, достаточно давно привлекают внимание исследователей. Соответственно, по данным вопросам имеется обширная библиография.

Вопросы содержания и роли культуры в процессах социализации личности первоначально глубоко рассматривались в работах Ф. Ницше, З. Фрейда, А. Шопенгауэра, а впоследствии, представителями французской школы Т. Адорно, Э. Тоффлера, Э. Фромма и др. – составивших фундаментальную базу критического анализа культуры индустриального общества.

Различные подходы к анализу культуры в контексте исследования проблем социализации представлены в работах отечественных исследователей А. Ар-нольдова, Ю. Вишневского, Ю. Зубок, Л. Когана, В. Чупрова и др.

Следует так же констатировать, что анализ субкультуры молодежи, как феномена современного социума широко представлен учеными в рамках социологии молодежи. Следует отметить труды Р. Александрова, М. Белоусова, В. Добренькова, Ю. Давыдова, А. Кравченко, С. Левикова, канадской исследовательницы П. Ханиган.

Исследования в области молодежной культуры, различных субкультурных направлений  представлены в работах О. Аксютиной, Т. Антиновой, Ю. Волкова, М. Вершинина, Л. Лебедевой и т.д.

Значительный объем исследований посвящен криминальной субкультуре и ее влиянию на социализационные механизмы в молодежной среде. Истоки, структура и  идейное содержание криминальной субкультуры изучены такими учеными как Е. Багреева, И. Башкатов, И. Голубев, Д. Лихачев, В. Пирожков и др.

Бесспорно, что проблемы влияния криминальной субкультуры на ментальность представителей юного поколения, следует рассматривать в контексте проблем девиации поведения, имеющих так же значительную библиографию.

Методологические истоки современных исследований детерминации девиантного поведения восходят к работам авторов теории аномии
Э. Дюркгейма и Р. Мертона. Проблемы формирования социокультурного поведения, влияния социальной нормативности на стабильность в общественном функционировании так же исследовались представителями классической социологии М. Вебером, Э. Дюркгеймом, Т. Парсонсом и др.

Макросоциальные преобразования последних двух десятилетий как факторы активизации развития в молодежной среде девиантных и делинквентных практик на основе культурной трансформации, в том числе, на идеологической основе, анализируются такими авторами как А. Артюхов, Т. Заславская, В. Каубиш, И. Кон, А. Михайлов и др.

Анализ диссертаций, представленных к защите в предшествующий период по смежной тематике, показывает, что молодежная тема остается одной из самых актуальных и значимых на поле современных гуманитарных исследований. Значительное число работ посвящено проблемам социализации молодежи, молодежной культуре, субкультурным ценностям и девиациям поведения.

Данная проблематика рассматривалась в рамках диссертационных исследований и на региональном уровне. Так по проблемам радикализм молодежи была защищена диссертация И. Новиковым, социокультурного поведения – Т. Адаговым, взаимовлияния норм и девиаций – А. Пшишок и т.д.

Однако среди всего многообразия диссертационных исследований по проблемам социализации современной молодежи, практически отсутствуют исследования, направленные на выявления девиантогенного содержания криминальной субкультуры, ее роли в социализационных механизмах и формировании асоциальных форм поведения. Недостаточно полно описанными остаются процессы легитимации ценностных установок криминальной субкультуры в ментальности современной российской молодежи.

Объектом исследования  является криминальная субкультура.

Предметом – влияние ценностей криминальной субкультуры на процесс социализации современной российской молодежи.

  Гипотеза исследования криминальная субкультура является активным агентом социализации современной российской молодежи, оказывающим существенное влияние на развитие девиантогенных форм поведения. Деструктивные последствия универсиализации ценностных стереотипов криминальной субкультуры обусловили возникновение кризисных проявлений в процессе социализации. Фактически образовавшаяся диссоциация традиционной и криминальной культур в отдельных социальных группах продуцировала амбивалентность в идентификации доминирующей культуры.

  Цель исследования – проанализировать степень влияния девианто-генного содержания криминальной субкультуры на эффективность социали-зационных механизмов в условиях современного российского общества, рассматривая значение криминальной субкультуры в процессе воспроизводства девиантного поведения, её воздействия на доминирующую культуру.

  Из предложенной цели могут быть сформулированы задачи исследования:

- провести теоретико – методологический анализ социологических подходов к изучению понятия «субкультура», а так же ее содержательных и функциональных характеристик;

- определить особенности и основные социальные функции криминальной субкультуры в контексте доминирующей культуры;

- выявить основные девиантогенные компоненты в целостном содержании криминальной культуры, степень их влияния на воспроизводство асоциальных форм поведения;

- исследовать особенности  социального взаимодействия, определяющие рациональные и эффективные ценностные значения идентичности актора  в рамках молодежной субкультуры;

- проанализировать общие культурные особенности, специфические  интересы и поведенческие стандарты, объективирующие свойства гомогенности криминальной субкультуры;

- обосновать влияния криминальной культуры на динамику трансформации социализирующих механизмов в молодежной социальной общности.

Теоретико-методологической базой диссертационного исследования являются фундаментальные классические и современные теоретические положения социологии культуры, молодежи, девиантного поведения детей и подростков, теории субкультур и т.д. Были использованы междисциплинарный и структурно-функционалистский методы исследования. Особую значимость имеют социологические теории социализации личности и особенностей  молодежной социализации, идеи современной социологии девиаций, социальных отклонений, аксиологические, нормативно-технологические и деятельностные концепции культуры. Определение природы и сущности криминальной субкультуры, различных форм девиантного поведения, причин их развития осуществлялось на базе девиантологических социологических концепций Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Т. Парсонса, Н. Смелзера, также отечественных ученых– Я. Гилинского, В. Добренькова, В. Кудрявцева, Д. Лиха-чева, В. Пирожкова и др.

Эмпирическую базу диссертационной работы составили данные авторских исследований, проведенных в 2009-2011 годах в Москве. Осуществлен сбор статистических данных, проведены опросы и интервью, реализованы методики включенного и не включенного наблюдения. Были использованы результаты исследований, проведенных в разное время различными научными коллективами, представленные в трудах Е. Андрюшина, В. Попова, О. Кондратьева, П. Михеева и др.

В качестве вторичных социологических исследований, представлены данные, полученные научными коллективами МГУ и РУДН (г. Москва). Привлечены также в качестве источников информации статистические данные УФСИН РФ, МВД РФ, а также результаты собственных социологических исследований.

Использовалась случайная пропорциональная выборка. Объем составил 1430 респондентов. Генеральная совокупность респондентов была представлена учащимися ГБОУ Центра Образования (Москва, Ленинградский проспект д.46), Колледжа экономики и управления (Москва, ул. Саратовская, 16-А); Профессионально-технического училища № 12 (Москва, Пресненский вал, 15); Профессионально-технического училища № 89 комитета образования Москвы (Москва, Зеленый проспект 74). Выборочную совокупность составили 1430 человек в возрасте от 14 до 18 лет. 





Научная новизна исследования заключается в совокупности полученных результатов, а именно:

- предложен анализ социологических подходов к изучению понятия «криминальная субкультура» в контексте исследования молодежных субкультур;

- сформулирована оригинальная научная гипотеза исследования, суть которой заключается в том, что криминальная субкультура оказывает существенное влияние на развитие девиантных практик в среде современной российской молодежи;

- определены основные социальные функции криминальной субкультуры как альтернативы доминирующей культуры, а так же особенности  социального взаимодействия, определяющие рациональные и эффективные ценностные значения идентичности акторов;

выявлены основные компоненты, определяющие девиантогенное  содержании криминальной культуры, и воспроизводство асоциальных форм поведения представителей молодежного сообщества;

- проанализированы общие культурные особенности, специфические  интересы и поведенческие стандарты, объективирующие свойства гомогенности криминальной субкультуры;

- обосновано влияние социальной транзиции на процессы трансформации социокультурных стереотипов  молодого поколения.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Одним из факторов воспроизводства криминальной субкультуры стало  исторически обусловленное возникновение полновесного социального слоя, сформированного деклассированными индивидами, вынужденными отстаивать своё право на существование, самореализацию и удовлетворение потребностей, предопределившего формирование асоциальных ценностей и деструктивных моделей поведения.
  2. Ценностные значения криминальной субкультуры, продуциро-ванные в процессе социального взаимодействия, внутри данной социальной общности и коммуникациями с внешней средой, получившие своё оформление в качестве рациональных и эффективных, способны оказать определяющее воздействие на внутренний мир индивида, его идентичность.
  3. Характерными для криминальной субкультуры являются признаки эзотеричности, проявляясь в обособленности девиантных групп относительно географии их существования, сфер влияния, форм ведения криминального бизнеса, подчинённости определённому преступному авторитету и видов преступной деятельности (специализации).

4.  Процесс социализации включает целый ряд важных элементов: целенаправленное научение культуре, формирование механизма трансляции целостности культурного образца и культурной нормы. Криминальная субкультура, выступая в качестве агента социализации, наиболее активно экспансирует свои ценностные ориентиры именно в молодежное и подростковое сообщество.

  1. Социализация молодежи, происходящая  под влиянием значительного числа социальных факторов, включающих и элементы криминальной культуры, предусматривает использование определенных социализирующих механизмов. Это позволяет юному индивиду аккумулировать культурно-исторические ценности, морально-правовые нормы, ценностно-мировоззренческие установки, культивируемые в социуме. Социальная среда, легитимирующая криминальные традиции, выступает источником развития, приобретения ряда социально значимых черт и качеств, в том числе и деструктивного содержания.
  2. Причины девиантного поведения у молодого поколения связаны с сочетанием комплекса внешних и внутренних факторов. К внешним факторам относятся: неблагоприятные воздействия социальной среды (включая экономику, культуру, экологию). К внутренним – многочисленные характеристики, охватывающие разные стороны деятельности организма: от системы восприятия и переработки информации, эмоционально-аффективной системы до высших человеческих образований – социальные контакты, мировоззрение, самооценка, в том числе и криминальные традиции и культурные нормы.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. В диссертации, на основе научного, нормативного и прикладного материала, предпринята попытка сформулировать основное смысловое содержание понятия «криминальная субкультура» в современном социокультурном пространстве, определить конгломерат ее компонентов, оказывающих деструктивное влияние на процесс социализации юных россиян. В ходе диссертационного исследования была детально рассмотрена криминальная субкультура как феномен, влияющий на социальную дезадаптацию молодежи, выражающуюся  в различных формах девиаций.

Основные выводы, рекомендации и положения, полученные в результате работы, могут быть использованы как в дальнейших научных исследованиях, так и в практической деятельности учреждений и ведомств, участвующих в процессах молодежной социализации, а также для преподавания и подготовки учебных пособий курса социологии, социологии молодежи, спецкурсов по девиантологии и криминологии.

Результаты проведенного эмпирического  исследования могут также быть использованы в осуществлении мониторинга ситуации развития и распространения различных форм девиантного поведения среди представителей молодежи.

Соответствие темы диссертации требованиям паспорта специальности ВАК. Диссертационное исследование соответствует Паспорту специальности 22.00.06 – социология культуры: п. 4. Культурная норма и  девиация в развитии общества. Субкультуры и культурная маргинальность.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на всероссийских, межрегиональных и региональных конференциях:

- «Феноменология и профилактика девиантного поведения. Третья Всероссийская научно – практическая конференция. – Краснодар: Краснодарский университет МВД, октябрь 2009;

- «Научный потенциал вуза – производству  и образованию» Региональная научно-практическая конференция, посвященная 170-летию г. Армавира. – Армавир, октябрь 2009.

- «Дни науки Социально-педагогического факультета Сочинского государственного университета туризма и курортного дела» X Всероссийская научно-практическая конференция. г. Сочи, март 2011 г.

Основные положения и выводы диссертации были обсуждены и апробированы на заседаниях кафедры философии и социологии АГУ. По теме диссертации опубликовано 9 статей, в том числе 3 в изданиях, рекомендованных ВАК, общим объемом 3, 48 п.л.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, содержащих 6 параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновываются выбор и актуальность темы, освещается степень ее разработанности, формулируется цель и ставятся исследовательские задачи, излагается теоретико-методологическая база исследования, раскрывается новизна и формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследования криминальной субкультуры молодежи» исследуются социальные функции субкультуры, предлагается теоретико – методологический анализ  подходов к исследованию субкультурных тенденций в доминирующей культуре, а сама субкультура криминального содержания рассматривается как особый феномен современного российского социума.

В первом параграфе первой главы «Субкультура как предмет социологического анализа» рассматриваются основные подходы к пониманию воспроизводства субкультур в общей доминирующей культуре в условиях социальной реальности.

Рассматривая процессы культурного многообразия как одну из причин возникновения субкультур, диссертант опирается на работы П. Бурдье, М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, Т. Парсонса, А. Щюца и др.

Автор утверждает, что процесс социальной дифференциации, приводящий к выделению функциональных сфер внутри общества и формирующий социальную стратификацию, приводит к определенному нарушению культурного единства. Выполнение той или иной социальной функции (производство; управление; обучение; религиозная практика и т.д.) связано с особыми специфическими интересами, поведенческими стандартами, навыками, своеобразием образа жизни. Группы, выполняющие эти функции, приобретают, следовательно, культурные особенности. Социальные слои и классы, занимающие различное место в системе стратификации, также зачастую имеют ярко выраженные особенности образа жизни.

Культурное разнообразие общества, таким образом, может быть обусловлено в том числе следующими факторами:

- выделением функциональных сфер, связанным с социальной дифференциацией и разделением труда;

-  социальным неравенством; 

-  различиями в уровне образования членов общества; 

- личными предпочтениями людей; индивидуальным выбором системы убеждений и образа жизни (характерно, главным образом, для современных обществ).

Идеалы и цели индивида, к которым он стремится, критерии, по которым он оценивает свою жизнь и поведение других людей, тоже находятся под определяющим воздействием культуры. Современная культура предписывает человеку стремление к улучшению своего положения в обществе, росту материального благосостояния, высокому уровню потребления.

В тоже время, следует отметить, что коллективный опыт, составляющий  содержание культуры, может быть вербализован и концептуализирован, – то есть, выражен в словах и понятиях, которые служат руководством к действию в самых разных областях. Несмотря на то, что люди чаще всего осознают содержание определенных культурных стандартов, в реальной жизни они могут в той или иной степени отклоняться от них. 

Проявлением культурного многообразия современных обществ являются субкультуры. Субкультурой называется культура группы, отличающаяся от доминирующей «культуры большинства». Контркультура – это субкультура, нормы и ценности которой не только отличаются от широко распространённых, но и противоречат им.

Современные общества включают в себя множество субкультур. Субкультуры могут формироваться на основе общих увлечений какой-то группы людей, общей религии, этнической принадлежности, особенностей профессии и т.д. Базой для возникновения субкультур могут быть возрастные группы (особенно активна в этом направлении молодёжь). Многообразие субкультур в современном обществе связано с его глубоко дифференцированным характером и свидетельствует о культурной неоднородности, вариативности образа жизни разных социальных групп, размывании единой универсальной системы ценностей и норм, смыслов и значений.

Значение явления субкультуры и причина этого значения не могут быть выведены, обоснованы и пояснены с помощью системы законов и понятий, какой бы совершенной она ни была, так как это значение предполагает соотнесение явлений культуры с идеями ценности. Понятие культуры есть ценностное понятие. Соответственно и субкультура, бесспорно, связана с идейным содержанием культивируемой системы ценностей.

Во втором параграфе первой главы «Молодёжная субкультура в современной исследовательской парадигме» отмечается, что рассматривая феномен молодёжной субкультуры современной России, целесообразно вычленить те характерные особенности, которые определяют спектр присущих ей ценностных ориентаций, свойственных культурных значений, оформление институций, инструментария  и характерного структурирования.

Современная исследовательская парадигма культуры в целом, и субкультурных тенденций в ней, сложилась на основе теоретической и методо-логической базы, созданной классиками социологии А. Вебером, М. Вебером, Э. Дюркгеймом, Г. Зиммелем, О. Контом, К. Манхеймом, М. Шелером, О. Шпен-глером, А. Шюцем и др. В дальнейшем получила своё развитие в трудах Д. Белла, П. Бергера, П. Бурдьё, Э. Гидденса, Т. Лукмана, Р. Мертона, Т. Пар-сонса, Д. Ритцера, Т. Роззака, М. Фуко, Н. Элиаса.

Процесс осмысления механизмов формирования культурных феноменов, обусловленности их форм, структуры социального взаимодействия, детерминант происходящих в обществе социальных и культурных изменений, в том числе и в условиях постиндустриального (информационного) общества даёт возможность получения объективного знания о  таком социальном явлении как молодёжная субкультура.

Молодёжь, являясь наиболее активным социальным слоем в системе стратификации, в силу возрастных, психологических и социальных особенностей, зачастую имеет ярко выраженные особенности образа жизни отличные от культуры «взрослого большинства».

Т. Парсонс истолковал формирование молодежных субкультур как следствие, с одной стороны, неопределенности ценностей, присущей сложным дифференцированным современным обществам, а с другой – как порождение  чисто молодежных проблем. Длительность периода обучения делает физически  взрослых молодых людей зависимыми от семьи, хотя на их поведение большое  влияние оказывают ровесники. Зависимость от семьи и стремление к независимости создают почву для конфликта.

Молодежные субкультуры, по мнению учёного, несут одновременно и прогрессивные, и деструктивные функции.

Молодёжная субкультура как социально-культурное явление, обладая признаком целостности и гомогенности, обусловленным возрастным фактором своего формирования, по своей сути не является однородной, так как инкорпорирует в себя достаточно широкий спектр дифференцированных, самостоятельных по выбору значимых ценностей, социальных групп молодёжи. Неоднородность объекта исследования определяет вектор направления научного поиска, который позволяет подвергнуть анализу условия и способствующие факторы формирования молодёжных субкультур.

Пониманию предпосылок возникновения молодёжных субкультур способствует применение обобщений и выводов, сделанных по результатам исследований феномена индивидуальности Г. Дилигенским. В работе «Социально-политическая психология» автором определены две предусмот-ренные культурой и типичные для большинства членов общества формы проявления индивидуальности: «интракультурная» или «конформная» и «метакультурная». Если «интракультурная» индивидуальность преобладает в обществе с устойчивой культурной традицией, где ценности и нормы характеризуются гомогенностью, то «метакультурная» индивидуальность является продуктом кризисных и переходных обществ, в период поиска новых ценностных ориентиров. Современная индивидуализация, основанная на отказе от культурной традиции, по словам Г. Дилигентского  в большинстве случаев проявляется негативно – «как растущее одиночество, социальная дезориентация».

В современную эпоху постиндустриального (информационного) общества, на фоне происходящей дифференциации социума наиболее отчётливо стали проявляться признаки культурной неоднородности. Относительно молодёжной субкультуры, в призме исследования социальной общности её носителей как единого целого, мы можем констатировать специфичность реализации социальных функций: адаптации, социализации, смыслополагающей или мировоззренческой функции, легитимации, интеграции, идентификации и др.

При этом, считаем возможным утверждать, что дифференциация в реализации социальных функций также имеет место и на межгрупповом уровне, определяя весь спектр проблематики взаимодействий культуры и различных субкультурных образований.

Выполнение той или иной социальной функции связано с особыми специфическими интересами, поведенческими стандартами, навыками, своеобразием образа жизни. Группы, выполняющие эти функции, приобретают, следовательно, культурные особенности.

Проблематика обретения устойчивой и определённой идентичности в современном обществе, в условиях отсутствия прочных социальных связей и четких духовных ориентиров нашла своё отражение в работах Н. Элиаса – одного из ведущих исследователей современного общества. По его мнению существуют два вида идентичности: «Я-идентичность», при которой человек рассматривает себя, прежде всего, как независимого автономного индивида и «Мы-идентичность», где самоопределение человека, неразрывно связано с той или иной социальной группой, семьей, родом, племенем, общиной. 

Таким образом, применяя подход, выработанный Н. Элиасом, полагаем, что «Я-идентичность» в большей степени присуща тем индивидам, которые оказались наиболее адаптированы к изменениям произошедшим в социуме и воспринявшим предлагаемые сегодня массовой культурой ценности. «Мы-идентичность», имея несоизмеримо больший опыт социокультурного освоения человеком на протяжении генезиса предшествующих обществ, явилась приемлемой в тех социальных общностях, где групповая принадлежность человека играет большую роль в процессе самоопределения индивида. Таким образом, индивидам, относящим себя к тем или иным видам молодёжной субкультуры свойственно формирование представлений о себе, о значимых ценностях и приемлемых нормах в рамках аспекта «Мы-идентичность».

Свойственный молодёжным субкультурам подход в формировании идентичности описан Д. Мидом как процесс «принятия ролей других», в результате которого оформляется способность индивида «смотреть на себя со стороны», «видеть себя глазами других».

В тоже время, изучение феномена молодёжной субкультуры, в аспекте социализации молодёжи, невозможно без осмысления механизмов усвоения индивидами значимых образцов современного культурного пространства. Вопросы интеграции молодёжных субкультурных групп в общее культурное пространство неразрывно связаны с проблематикой поддержания социального порядка.

В третьем параграфе первой главы « Криминальная субкультура как феномен современного социокультурного пространства» автор исследует  место и роль криминальной субкультуры в современной российской молодежной культуре, опираясь на базовые принципы структурно – функционалистского подхода.        

Автор отмечает, что криминальная субкультура являет собой устойчивый культурный феномен. Она характеризуется существованием незыблемой культурной традиции в исторической ретроспективе, легитимацией значительных объёмов культурных содержаний, диффузностью значений во внешнюю культурную среду и отсутствием факторов, определяющих снижение уровня её влияния в ближайшей перспективе.

Изъяны общественной организации, несовершенство социального устройства, кардинальные изменения стратификации общества в постреформенной России создали условия, при которых часть общества оказалась дезинтегрированной в процесс социального переустройства и фактически отторгнутой адаптированным к изменениям большинством от принадлежащего ему культурного пространства. Так, исторически обусловленным стало возникновение полновесного социального слоя сформированного деклассированными индивидами, вынужденными отстаивать своё право на существование, самореализацию и удовлетворение потребностей, предопределившего формирование асоциальных ценностей и деструктивных моделей поведения.

К общим культурным особенностям также относятся специфические  интересы, поведенческие стандарты, навыки, образ жизни. Исходя из данных объективаций, можно утверждать, что криминальной субкультуре свойственна гомогенность. 

Криминальная субкультура относится к категории масштабных явлений как по объёму и смыслу культурных содержаний, так и по количеству её реципиентов. В частности, такие культурные проявления как языковые значения, поведенческие стандарты, нормативная и ценностная ориентации  в результате дисперсии в иные культурные сферы общества привели к их хабитуализации в различных социальных группах и общностях.

Молодёжные субкультуры деструктивного характера в имеющихся асоциальных поведенческих и мировоззренческих практиках зачастую транслируют культурные значения криминальной субкультуры, сообразуют с ними свои ценности и нормы. В отдельных случаях можно констатировать полную аккультурацию социальных групп молодёжи, в частности, при культурном влиянии лидера («авторитета»), имевшего непосредственный криминальный опыт и подвергшегося санкциям со стороны правоохранительной системы государства.

По мнению ряда ученых (Ю. Зубок, А. Михайлов, В. Пирожков), одним из объяснений устойчивой жизнеспособности феномена криминальной субкультуры является нерешённость задач обеспечения справедливого социального устройства в ходе прошедших реформ. Несмотря на формальную открытость системы стратификации, как необходимого условия конкурентности в обществе, легитимность мировоззрения, провозглашающего приоритеты целей достиженчества и здорового карьеризма, возможности самореализации представителей различных социальных слоёв, в данном аспекте, остаются неравными.

Динамика социальных изменений общества, таким образом, катализировала углубление конфликта между областью устойчивых социальных практик и сферой смыслов и значений, привнесённых в ходе культурной трансформации.

Любая устоявшаяся система социальных отношений – это одновременно и устоявшаяся система взглядов, которые данная система воплощает в реальности. Если устоявшиеся взгляды на окружающий мир, частью которых является и отношение к социальному порядку, подвергаются сомнению, под угрозой неизбежно оказывается и сам социальный порядок.

Негативная трансформация культурного пространства, усвоение ценностей и норм криминальной субкультуры индивидами, чьё поведение ранее не выходило за пределы правового поля, характеризует тенденцию криминализации всего общества. Традиции преступного мира, ассимилиро-ванные криминальной субкультурой, стимулируют противоправное поведение.

Причины популярности криминальной субкультуры могут быть вполне объяснимы посредством понимания сущности культурного конфликта в современном обществе. Модернистские идеи нашли практическое воплощение, прежде всего, и в большей степени в социальной сфере. Копирование западных стандартов в сфере стратификации общества, создание в соответствии с западными образцами институтов, наделение их новыми, ранее не существовавшими функциями, создало диссонанс с культурными ценностями традиционного общества. В межгрупповых интеракциях стали проявляться признаки дегуманизации. Сложившуюся кризисную ситуацию в социо-культурной сфере можно охарактеризовать словами Э. Дюркгейма как «состояние общества, когда старые нормы и ценности уже не соответствуют реальным отношениям, а новые ещё не утвердились».

В то же время, исследования, проведённые на научном поле социологии культуры, свидетельствуют о том, что директивное привнесение культурных новаций в общество невозможно, вследствие отказа от монокультурной традиции, и неготовности большинства социальных общностей к экспансируемой культурной трансформации. Каузальные связи культурного и социального не способны одномоментно обеспечить гармонию данных конституирующих общественное развитие аспектов. Дезориентация индивидов в новом культурном пространстве, низкий уровень адаптированности, рост маргинальных установок катализировал защитную функцию культуры.

Во второй главе «Криминальная субкультура в развитии девиантных форм социализации молодежи» автором предлагается структурно – функциональный анализ криминальной субкультуры, рассматриваются эмпирические данные исследования, подтверждающие выдвинутую автором гипотезу.

В первом параграфе второй главы «Субкультура как адаптивная стратегия молодежи» отмечается, что современному обществу свойственны стремительные трансформации, сопровождающиеся модификацией устояв-шихся жизненных стереотипов поведения индивидов. В сложившихся условиях серьезному испытанию подвергается адаптивный потенциал молодежи, которой необходимо вырабатывать новые стратегии социального поведения. Именно молодое поколение россиян сталкивается с такими проблемами, как институционализация конфликтов, функционализация ценностей, изменение моделей семьи, вопросами самоопределения, приобретения гарантированного социального статуса, получения качественного образования, поиска работы. В то же время, адаптационный потенциал молодежи не всегда  соответствует темпам радикального реформирования социума, что приводит к использованию молодыми людьми «защитной адаптации», формой которой выступает молодежная субкультура.

Как известно, для учащейся молодежи характерна высокая степень мобильности, кроме того они принадлежат к различным молодежным сообществам. В качестве респондентов нами привлекались преимущественно студенты-первокурсники, поскольку они, с одной стороны, еще не полностью  приспособились к учебе в вузе, не прошли процесс идентификации со студенческой средой и сохранили связь с прежними группами, а, с другой стороны, стали взрослыми и более самостоятельными в выборе круга людей и способов общения. Первый вопрос нашей анкеты был «открытым» и респондентам необходимо было ответить, что они понимают под выражением «молодежная субкультура», какую смысловую нагрузку вкладывают в данное понятие. Ответы показали, что 43 % молодежи видит в субкультуре группу единомышленников, 27 % – объединение молодежи, 22 % – способ выделиться и лишь 8 % не дали конкретного ответа. Нами так же была изучена степень осведомлённости студентов о существовании популярных современных молодёж-ных субкультур и прежде всего криминального содержания, отношение к ним. 

Первоначально респондентам необходимо было ответить на вопрос: «Представителей, каких молодёжных субкультур Вы замечали в своём городе?». Проанализировав полученные данные, мы пришли к следующему результату: в регионе преобладают субкультуры просоциального характера (с позитивной направленностью деятельности) и социально-пассивного плана (их деятельность нейтральна по отношению к социальным процессам), но и асоциальные криминальные субкультуры. См. таб. 1.

Таблица 1.

Субкультуры, выделенные на основании признака асоциальной направленности и криминального поведения

9,19%

Субкультуры, выделенные на основании признака увлечения различными видами спорта

6,24%

Субкультуры, выделенные на основании признака политических взглядов

20,92%

Субкультуры, выделенные на основании признака музыкальных пристрастий

55,87%

Субкультуры, выделенные на основании способа проведения свободного времени

7,78%

Респондентам было предложено оценить свое отношение к рас-пространенным молодежным субкультурам: реперам, рокерам, панкам, готам, эмо, толкиенистам, байкерам, объединениям политической ориентации и др.

Практически все перечисленные субкультуры были известны респондентам, за исключением индии1

(0,8 %), ультрас2

(1,6 %), «Fruits»3

(0,6 %), субкультуры Лолит4 (0,3 %), ворхаммеров5 (0,4 %), падонков6 (2,6 %).

Анкетирование показало, что у 52 % респондентов вызывают интерес те или иные субкультурные течения, их специфика, атрибуты, поведенческие особенности и т.д. Отрицательные эмоции неформальные течения вызывают у 42% участников опроса. Респонденты, у которых субкультуры определенного вида вызывают восхищение, составили 31%, а чувство напряжения в присутствии неформалов испытывают – 8% опрошенных. Таким образом, доля респондентов положительно настроенных к молодежным течениям превышает число тех, кто таких чувств не испытывают никогда (табл. 2).

Таблица 2.

Характеристика субкультур

Реакция на представителей субкультуры

Частота возникновения

Часто

иногда

редко

никогда

Интерес

22,4

40,4

25,4 

11,8

Раздражение, неприязнь

11,0

31,2

27,5

30,3

Восхищение, удивление

7,8

22,8

35,2

34,2

Тревога, опасения

1,4

6,4

21,6

70,6

Устойчивое положительное отношение у участников опроса вызывают субкультуры развлекательного, музыкального содержания (51,4%), около трети респондентов выражают симпатию футбольным фанатам и байкерам, но при этом их асоциальные действия респонденты оценили отрицательно.

Превалирующая часть опрошенной молодежи (47 %) не смогла оценить свое отношение к политически ориентированным молодежным объединениям России. Молодежные организации демократического толка (СПС, «Яблоко») пользуются поддержкой 4 % молодежи, левые молодежные организации получили поддержку 6% анкетируемых.

Специальный блок вопросов анкеты был направлен на выявление отношения молодежи действиям асоциальных (радикально настроенных) субкультур. Ответы респондентов распределились следующим образом: 44 % опрошенных относится неодобрительно, 32 % – безразлично; затруднились с ответом 15 % участников опроса и одобрительно относятся – 9 %. Данные показатели вызывают серьезную обеспокоенность ценностно-мировоззренческими установками молодежи, поскольку 9 % опрошенных – это 129 человек, таким образом, каждый 11 респондент выразил положительное отношение к асоциальным субкультурам. Тревогу вызывает и та часть молодежи, которая выразила безразличное отношение, поскольку такая позиция говорит об отсутствии сформировавшихся, общественно значимых ценностей, устоявшиейся жизненной позиции.

Во втором параграфе второй главы «Значение традиций криминальной субкультуры в существующих механизмах социализации» отмечается, что структура криминальной субкультуры представляет собой совокупность элементов, упорядочивающих деятельность членов преступных сообществ и способствующих преемственности асоциальных ценностей.

К структурным элементам криминальной субкультуры относятся мировоззрение и ценностные ориентации, традиции, нормы поведения, стратификационная система, система социальной стигматизации, дискурс, институты самоорганизации жизнедеятельности преступных сообществ, включающие систему управления, принятия решения, финансового регулирования, механизмы социализации, а также элементы разнообразного творчества.

Реализация всех социальных функций в рамках криминальной субкультуры строго соответствует преступной традиции, сформированной в условиях пенитенциарной системы. Традиции инкорпорируют в себе не только ценностные значения, но и предписывают нормы определенного поведения, взаимоотношений, устанавливают преступную институционализацию и, в целом, конституируют сферу криминальной субкультуры.

Значимость традиций в криминальной субкультуре определяется перечнем опосредованных ей функций: адаптационной, регулятивной, мировоззренческой, интегративной, идентификационной, стабилизирующей, а также функций консолидации, социализации, легитимации, накопления опыта и его трансляции и др.

Как известно, основными критериями систематизации тех или иных традиций являются, во-первых, их субъект, во-вторых, характер, и в-третьих, сфера проявления. Традиции рассматриваемого нами феномена считаем возможным классифицировать как общесоциальные – по субъекту, реакционные - по своему характеру, и принадлежащие к криминальной субкультуре – по сфере проявления.

Сущность традиций криминальной субкультуры выражается в многообразии устойчивых форм проявления в виде моделей и стереотипов отношений, сознания, поведения и деятельности.

Идейным содержанием, формулой традиции всегда выступает норма, или принцип поведения. Традиция в преступности как принцип поведения в целом определяет её как явление антиобщественное, противоправное, противоречащее позитивным нравственным началам в общественных отношениях.

Соблюдение традиций диффириенцировано и зависит от конкретной ситуации, возраста, способа адаптации и статуса лиц в конкретной среде осужденных, а также региональных особенностей места лишения свободы и стиля руководства администрации.

Криминальная субкультура отличается от общей культуры криминальным содержанием норм, не только оказывающих влияние на механизмы социализации, но и регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами. Они прямо, непосредственно и жёстко регулируют криминальную деятельность, преступный образ жизни, внося в них определённый, устоявшийся  порядок.

Генезис нормативной системы криминального мира обусловлен каузальными связями внешних и внутренних факторов. Нормам, сформированным в условиях эзотеричности пенитенциарной системы, свойственна существенная диффузность во внешнее культурное пространство. Впоследствии, трансформированные в инокультурной среде гражданского общества, в призме новых социокультурных парадигм постреформенной России, нормы транслируются в места лишения свободы, внося свои коррективы в устои преступного мира.

Наряду с этим, в основе генезиса нормативной системы криминального мира также находится стремление его представителей к самоорганизации в целях оказания давления на окружающих и обеспечение психологической защиты от посягательств со стороны «других». Стремление к самоопределению и автономизации в общем культурном пространстве, реализация объективно существующей потребности воспроизводства важнейших значений,  определили тенденцию образования обособленных групп, с присущими им культурными особенностями, дистанцирующихся от общества и не допускающих в свой  обособленный круг иных лиц – «посторонних». 

Следует так же отметить, что признаки эзотеричности остаются характерными и для криминальной субкультуры современности, проявляясь в обособленности девиантных групп относительно географии их существования, сфер влияния, форм ведения криминального бизнеса, подчинённости определённому преступному авторитету и видов преступной деятельности (специализации), так же в формировании механизмов социализации акторов.

В третьем параграфе второй главы «Криминальная субкультура в процессе социализации молодежи: опыт социологического исследования»  отмечается, что субкультура преступного мира, по своей сути,  носит колонизирующий характер. Она вторгается в культуру официальную, доминирующую, обесценивая её ценности и нормы, насаждая в ней свои правила. Анализ ситуации в России показывает, что нормы криминальной субкультуры активно приживаются в нашем обществе и государство не способно активно противодействовать этим тенденциям.

Молодежь, особенно подросткового возраста, является наиболее подверженной влиянию асоциальных, деструктивных  элементов в силу того, что устойчивые навыки общепринятого социального поведения у нее не сформированы, а при наличии отрицательной идентичности происходит включение молодого человека в девиантную  субкультуру. Как отмечают сегодня  исследователи, современные молодые люди испытывают мощное криминогенное влияние в процессе субкультурного взаимодействия. 

В последние десятилетия произошли существенные перемены в отношении общества к преступности и ее проявлениям. Криминальная субкультура, о которой раньше предпочитали не говорить, в настоящее время получила легальный статус наряду с общей культурой.

Изучение влияния элементов криминальной субкультуры на процесс социализации сводилось к теоретическому обобщению качественных и количественных данных полученных в ходе исследования. Для этого использовались статистические  показатели, эмпирические данные, собранные нами посредством анкетирования. Результаты анкетирования дополнялись экспертным опросом, направленным на получение независимого мнения о феномене криминальной субкультуры от компетентных лиц. В качестве экспертов к исследованию привлекались представители общественных организаций, сотрудники правоохранительных органов.

Основываясь на полученных данных, следует отметить и высокую осведомленность о нормах, традициях и обычаях криминальной субкультуры среди подростков 1418 лет. Более половины опрошенных положительно ответили на вопрос «Известны ли вам какие-либо атрибуты, нормы, традиции или обычаи криминальной субкультуры?», а среди семнадцатилетних данный процент значительно выше  и составляет 77,3 пункта. Более осведомленными о нормах, традициях криминальной субкультуры являются мужчины: 75%  и 54% соответственно.

Криминальная субкультура привлекает молодежь доступностью той информации, которая является запрещенной в обычных условиях. Усвоение ее норм и ценностей происходит сравнительно быстро, поскольку подростки бывают увлечены ее атрибутами, имеющими эмоциональную окраску, налет ложной романтики, таинственности, необычности и т.д.

Нами было выявлено, что более 50 % респондентов не находят в криминальной субкультуре элементов романтики (как среди мужчин, так и среди женщин), однако почти треть подростков все-таки романтизируют данную субкультуру, особенно  лица 17-тилетнего возраста – 45,5 %. Одним из наиболее распространенных элементов криминальной субкультуры, выполняющих социализирующую роль, является уголовный язык – жаргон7. 

Самое поверхностное наблюдение за неформальным общением молодых людей, фиксирует наличие элементов криминальной субкультуры в разговорном языке. Уголовный жаргон сходен с молодежным сленгом8 и также чрезвычайно распространен. Участникам опроса было предложено ответить на вопрос «Употребляете ли Вы в повседневной жизни слова, выражения, уголовного жаргона?». Наибольшей популярностью выражения уголовного жаргона в повседневной речи пользуются среди подростков 14, 16, 17 и 18 лет, что составляет более 2/3 ответивших.

Средством социализации криминальной субкультуры выступают так же  такие атрибуты как татуировки, украшения, клички. Татуировки9 являются для их носителей ключевыми  ценностями.

Диаграмма 1.

Наше исследование выявило, что желание сделать себе татуировку преобладает среди подростков 16 и 17 лет: 60% и 73% соответственно. 

Неотъемлемым атрибутом криминальной субкультуры являются клички. В молодежной среде они получили широкое распространение. Анализ рейтинга российских радиостанций говорит о популярности в России «блатной музыки»10, которую назвали «русским шансоном». По данным на конец 2011 г. по объёму еженедельной слушательской аудитории в Москве «Радио Шансон» занимало 4 место из 52 радиостанций участвовавших в мониторинге (уровень еженедельной аудитории этой радиостанции составил 30,6 % от числа опрошенных).

Таким образом, радиостанции, транслирующие произведения шансона, имеют большее количество радиослушателей, чем государственная музыкально-информационная радиостанция «Маяк» (21,3%), расположившаяся на 11-м месте, а также «Радио Классик» (12,2 %), «Радио Культура» (5,5 %) занявшие 28-ю и 45-ю строчки в общероссийском рейтинге еженедельной аудитории.

       Констатировав тот факт, что в российском обществе приобрели значительную распространённость криминальные практики, нормы, ценности, следует так же отметить, что проблемы социализации в современном российском обществе связаны с тремя обстоятельствами:

1) изменением (разрушением) системы ценностей, в результате чего не всегда происходит усвоение молодежью опыта старшего поколения;

2) коренным и очень быстрым изменением социальной структуры общества;

3) ослаблением системы формального и неформального социального контроля над  подрастающим поколением, как фактора социализации.

В «Заключении» диссертации подведены итоги, обобщены результаты, намечены возможные перспективы дальнейшего  научного исследования.

Публикации в  ведущих рецензируемых журналах и изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Федосеева А.А. Социокультурные  факторы в этиологии девиантного поведения молодежи. / А.П. Михайлов, А.А. Федосеева // Вестник АГУ. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология» № 3  Майкоп, 2009. - 0,8/0,4 п.л.

2. Федосеева А.А. Криминальная субкультура в этиологии девиантного поведения. / А.А. Федосеева // Вестник АГУ. Серия « Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология» № 3(64)  Майкоп, 2009. - 0,41 п.л.

  3. Федосеева А.А. Основы предупреждения криминализации молодежной субкультуры: поиск идеологического содержания / А.А. Федосеева // Вестник АГУ. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология» № 2(80)  Майкоп, 2011. - 0,42 п.л.

Публикации в других изданиях

4. Федосеева А.А. Социально- педагогическая коррекция криминальной субкультуры / А.А. Федосеева // Вестник АГУ. Серия « Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология,  культурология» № 3  Майкоп, 2007. - 0,42 п.л.

5. Федосеева А.А. Современные проблемы процесса ресоциализации бывших осужденных /А.А. Федосеева// Научный потенциал вуза – производству  и образованию: сборник трудов по материалам региональной научно-практической конференции, посвященной  170-летию г. Армавира. (28, 29 октября 2009 г.) Т. 5 – Армавир: Изд-во АМТИ, 2009.. – 0,4 п.л.

6. Федосеева А.А. Криминальная субкультура как агент социализации молодежи. /А.А. Федосеева, И.В. Шевченко // Социокультурные проблемы в модернизирующемся обществе. Сборник научных статей. Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – 0.4/0,2 п.л.

7. Федосеева А.А. Социокультурные основы трансформации ценностных стереотипов современной молодежи. /Д.В. Карабаш, А.А. Федосеева // Социальные проблемы в модернизирующемся обществе.  Сборник научных статей. Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – 0.6/0,4 п.л.

8. Федосеева А.А. Девиация молодежи как предмет интегрированных  междисциплинарных исследований  / А.А. Федосеева // Социальные проблемы в модернизирующемся обществе.  Сборник научных статей. Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – 0.41 п.л.

9. Федосеева А.А. Особенности формирования социокультурных стереотипов молодежи в контексте проблемы девиации поведения. /А.А. Федосеева // Социальные проблемы в модернизирующемся обществе.  Сборник научных статей. Майкоп: Изд-во АГУ, 2011. – 0.42 п.л.

Федосеева Анжелика Андреевна

Криминальная субкультура

как агент социализации молодежи

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Подписано в печать 09.04.2012. Бумага типографская № 1. Формат бумаги 60х84. Гарнитура Times New Roman. Тираж 100 экз. Заказ 032.

Отпечатано на участке оперативной полиграфии Адыгейского государственного университета: 385000, г.Майкоп, ул.Первомайская, 208.


1

       Индии – молодежная субкультура, провозгласившая свою независимость от высокой моды, потребностей людей. Главным для стиля инди считается самовыражение, творческая независимость

2

       Ультрас – организованные группы поддержки спортивных команд.

3

       «Fruits» субкультура,        избравшая определенный        стиль одежды, сочетающий яркие цвета одежды, причёски, пирсинг и т.д. 

4

       Субкультура Лолит – это стиль уличной моды девушек и молодых женщин,
преобразившийся в субкультуру.

5

 Ворхаммеры – субкультура объединяющая любителей изготавливать вручную игрушечных солдатиков.

6

 Падонки –субкультура интернет-сообщества. Ее особенность –использование нового языка, с точки зрения классической орфографии и стилистики, изобилующего ошибками.

7

 Жаргон — «низкий» разговорный язык.

8

 Сленг — разговорный язык определенной социальной группы.

9

 Татуировка – это нанесение на тело рисунков, надписей, цифр, знаков путем введения под кожу красящих веществ с помощью режущих и колющих инструментов.

10

 «Блатная музыка» – русский музыкальный жанр, изначально рассчитанный на среду заключённых и лиц, близких к преступному миру, а затем получивший широкое распространение в массовой культуре и называемый шансоном.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.