WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

                                                               На правах рукописи

Салогуб Анжела Михайловна

КРЕАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

22.00.08 – Социология управления

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

Научный консультант:

Волков Юрий Григорьевич

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты:

Блинов Николай Михайлович

доктор философских наук, профессор

главный консультант Центра исследования проблем безопасности РАН

Касьянов Валерий Васильевич

доктор социологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный университет»; заведующий кафедрой истории и культурологии

Щербакова Лидия Ильинична

доктор социологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО «Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт); заведующая кафедрой социологии и психологии

Ведущая

организация:

ФГБОУ ВПО «Московский государственный гуманитарно-экономический институт»

Защита состоится «12» декабря 2012 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в научной  библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «_____» ноября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                       А.В. Верещагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Развитие российского общества в постсоветский период показывает, что социальные трансформации, обусловившие радикальные перемены в его социально-экономической, социально-политической и социальной жизни, привели к возникновению ряда проблем, связанных с системой управления общественными процессами.

Если говорить о влиянии управления на социальное развитие российского общества в условиях формирования рыночных и демократических институтов, изменения социальной структуры общества и характера социальных отношений, то при этом трансформируются и само понятие управления, и связанные с ним организационные, организационно-технологические, коммуникативные, культурно-информационные условия.

Так как перемены в российском обществе характеризуются сжатостью во времени, прерывностью и неравномерностью в различных сферах общественной жизни, можно считать, что современная система управления влияет на социальное развитие достаточно неэффективно. Применительно к формированию целей, способов, методов и принципов управления произошло определенное смещение к техноцентристским и экономоцентристским моделям, часто основывающимся на безоговорочной вере значимой роли технологических инноваций или схем рыночного саморегулирования.

Между тем глобализируемый мир демонстрирует неадекватность способов управления тем вызовам, которые порождаются мировой ситуацией (технологические, финансовые, гуманитарные, миграционные, информационные). На наш взгляд, система управления, складывающаяся в России, во многом определяется тремя факторами: во-первых, чередованием схем «ручного» управления и вместе с тем спонтанными процессами, устранением от контроля в сложных социальных ситуациях; во-вторых, и это обстоятельство «вытекает» из первого, управлению присущ высокий уровень конъюнктурной мотивации, решения актуальных проблем часто под видом антикризисных мер; в-третьих, совершенствование системы управления определяется логикой прогнозирования, диагностирования и разрешения управленческих ситуаций и связано с переходом к креативным формам управления – управления, основанного на поиске новых возможностей и реализации управления как ответственного выбора из определенных альтернативных вариантов развития.

В такой трактовке управление становится управлением людьми, участвующими в социальных процессах. Имея в виду то, что современная система управления характеризуется менеджереализмом, основанным на элитном отборе и предпочтении эффективности, можно сказать, что существуют и фоновые обстоятельства, к которым можно отнести проблему доверия к управлению, которая, в свою очередь, связана с динамикой социальных настроений, с оценкой социальных перспектив населением и уверенностью в будущем.

Российское государство остается сегодня центром управления, но в современных условиях особую значимость приобретает сближение позиций общества и государства по ключевым проблемам управления. Иначе, нельзя надеяться на осуществление достаточно амбициозных, но вполне реальных по выдвинутым целям модернизационных проектов.

Принимая во внимание, что российская научно-исследовательская мысль рассматривает социальное управление как общественный институт, как системно-организованную совокупность знаний, поведения и деятельности, можно сказать, что модель креативного управления требует внесения определенных поправок в систему социальных взаимосвязей и взаимодействий. Очевидно, что существуют фундаментальные предпосылки для формирования системы креативного управления, как общественный запрос на креативное развитие, как преумножение человеческого капитала российского общества, и формирование достаточного кадрово-организационного потенциала, нацеленного на вызывающее мультипликативный эффект решение управленческих задач.

Существует одно значимое противоречие между креативными ориентирами общественного развития и сложившейся практикой дробления управленческих задач под влиянием господствующих управленческих стереотипов. Следовательно, возникает необходимость осмысления возможностей и условий формирования и функционирования креативного управления в системе социального развития российского общества, что подразумевает, однако, не только подготовку, переобучение управленцев, генерирование креативной элиты. Вырваться из состояния вечно догоняющих позволит только прорыв в системе управления общественными процессами, воплощаемый в поиске и реализации нестандартных подходов и формулирования альтернативных вариантов развития.

Как показывает мировой управленческий опыт, вне налаживания адекватного, связанного с социальным проектированием и диагностикой, эффективного, а в российской ситуации креативного, управления финансово-организационные и политико-правовые усилия не привносят желаемого результата.

Осуществляемые в последнее время в России национальные мегапроекты свидетельствуют и о желании улучшить имидж страны, и о амерении вдохнуть динамику в развитие регионов, решить важные социальные и экономические проблемы. Раскрывая сущность креативного управления как системы воздействия, направленной на повышение креативного потенциала российского общества, необходимо отметить, что проблема состоит в том, каким образом изменяются составляющие управления, целеполагающие, организующие и регулирующие ее свойства и, не менее важно, каким образом достигается влияние управленческих решений на содержание, темпы и векторность социальных преобразований.

Из описанной ситуации логически следуют вопросы о том, каким образом формируются уровни креативного управления, как проявляются и взаимодействуют субъекты управления и, собственно, то, как это проявляется в динамике социального развития. Сложность и многогранность поставленных вопросов актуализирует необходимость самостоятельного социологического исследования креативного управления, как системы управленческих воздействий, связанных с включением креативных качеств и установок, на социальное развитие российского общества.

Достижение нового качества управления, переход к новой модели управленческого воздействия, соответствующего вызовам XXI в., делает принципиально важным изменение социальной направленности управления, которое становится социальным катализатором развития, варьируется в условиях возникновения новых социальных институтов и перехода к интегрированным моделям взаимодействия государства и общества.

Степень научной разработанности темы. Относительно проблем креативного управления, несмотря на новационность и определенную неразработанность данной проблематики, существует несколько разнородных точек зрения, определяемых как из-за расхождений в трактовке креативности и, соответственно, характера креативного управления, так и из-за признания значимости иерархии целей и соотношения функций креативного управления. Есть различия в понимании субъекта управления, направлений управленческой деятельности и разработки, реализации стратегии социального различия.

Возникновение креативного управления ассоциируется с введением в социологический дискурс (американским исследователем Р. Флорида) понятия «креативный класс»1. Однако нельзя этот процесс трактовать как производность проблем управления от соответствующих социальных феноменов, так как сама система креативного управления является результатом сдвигов в системе управления, освоения новых методов и принципов управленческого воздействия.

Исследовательская традиция, на наш взгляд, восходит к работам социологической классики (Э. Мэйо, А. Файоль)2, в которых поставлен вопрос о гуманистических принципах управления и роли человеческого фактора в развитии организации. Эта позиция является исходной в трактовке управления как управления людьми, а не вещами (П. Дракер)3.

Современная зарубежная социологическая мысль с конца 70-х годов XX в. выработала понятие управления человеческими ресурсами, которое связывается с изменением ориентиров в кадровой политике деловой организации и, следовательно, с наиболее полным и рациональным использованием человеческого потенциала. Таким образом, рассмотрение «человеческого» компонента как одного из важнейших ресурсов в плане функционирования и развития организации укладывалось в рыночную схему «люди как состояние организации», к которому можно приложить влияние мотивации и развития.

Но если в представленной концепции существует ограничение проблем креативности подходом к кадровой политике, то в работах У. Байарда, Р. Маара, Г. Шмита4 ставится вопрос об ориентированности сферы управления человеческими ресурсами на задачи стратегического развития. Очевидно, что выявление творческого характера управления, изменение принципов взаимоотношения с работниками и профсоюзами являлось определенным шагом вперед по сравнению со сложившейся административной позицией в управлении.

При определении специфики управления человеческим ресурсом было вполне оправданным нахождение общих ориентиров управления, базирующихся на критерии экономической целесообразности. Вместе с тем можно полагать, и это отмечает новая волна в управлении (Т. Сакаяма, Т. Стюарт, О. Тоффлер), что в современном обществе необходимо признать значимость управления как социально-инвестиционной и социально-инновационной деятельности. При этом особенно важны, по мнению данных ученых, социально-проективная функция управления, определение количественных и качественных требований на перспективу.

Для российской социологической мысли проблемы социального управления выявляются через понимание его институционального характера, того, что сам характер управления обусловлен и определяется уровнем реальной управляемости общественными процессами. В исследованиях В. Н. Иванова5, В. И. Патрушева подчеркивается, что существующие управленческие отношения, управленческая деятельность отличаются интеллектуальным содержанием, направлены на выработку, принятие и практическую реализацию управленческих решений, призванных изменить состояние и течение общественных процессов и уровень использования социальных ресурсов общества.

Развивая эту мысль, в работах, И.Ф. Девятко6, А.И. Кравченко, В.В. Щербины7 рассматриваются специфика и закономерности управленческой социальности, которая состоит из взаимосвязей субъективных и объективных факторов, связанных между собой управленческими отношениями. В этом значении современное социальное управление может мыслиться и анализируется в качестве инструмента социальной диагностики и прогнозирования.

Социальные издержки управления, как и его завоевания, очевидны в результатах управленческой деятельности. Именно вследствие того, что система социального управления отстает от контроля над динамично развивающимися процессами, в ней закладываются разрывы с реальными социальными изменениями.

В работах М.К. Горшкова8, А.И. Пригожина9, Ж.Т. Тощенко10 проблемы социального управления интерпретируются в контексте взаимоотношений между обществом и властью, с одной стороны, и динамикой социального самочувствия, с другой. Социологическая мысль отстает от проблем управления в том, что существует определенный понятийный релятивизм и в разных формах проявляется абсолютизация целей управления по отношению к проблеме субъектности.

Действительно, обсуждаемые вопросы, обсуждаемое состояние презентируют ситуацию фракционности, дробления управления на различные сегменты с риском потери целостности управленческой системы. Категория креативного управления, часто ассоциируемая с управлением человеческими ресурсами, выявляет разницу в понимании условий, принципов, направлений и целей управленческой деятельности, раскрытии ее социально-мобилизационного и социально-консолидирующего контекстов.

В работах Ю. Г. Волкова11, Г. В. Осипова12 подчеркивается актуальность проблемы креативного управления как проблемы познания новой социальной реальности, основанной на интеллекте, знании и, главное, запросе на креативность, как образ мышления и поведения. Говоря о перспективе подстановки социальных трансформаций под строгий научный контроль, авторы делают упор на то, что креативное управление должно опережать социальную практику, связанную как с внедрением научно-технических инноваций, так и с реформированием системы социальных отношений.

В рамках сформулированной теоретической модели креативного управления указывается на его опережающий и стратегический характер, на то, что управление становится системой регулирования и саморегулирования социального развития и связано с осуществлением общенациональных и региональных проектов. Однако при изучении проблемы креативного управления есть определенные теоретические сложности, связанные с неисследованностью этой проблемы как проблемы социологии и с тем, что креативное управление нуждается в проработке понятий субъектности, характера управленческого воздействия, прогноза возможных управленческих сценариев.

Российские исследователи проблем социального управления (Ю. А. Карпова13, Н. Ф. Наумова14, М. А. Коргова, Х. З. Ксенофонтова, М. А. Удальцова) считают, что в анализе креативного управления также не следует слишком отождествлять его с управлением инновациями, так как инновационные процессы и системы, хотя и касаются проблем творчества, как механизма реализации интеллектуального ресурса, определяют динамику и направленность общественного развития на уровне технологических и организационных изменений.

Исходя из интерсубъектности социального управления делается вывод о том, что, в отличие от инновационного менеджмента, креативное управление определяется базовыми изменениями в структуре управления и предполагаемых результатах.

Креативное управление описывает человека как субъекта креативной деятельности, нацеленного на решение проблемных ситуаций, связанных с развитием творческих способностей людей и углублением их участия в экономических, социальных и культурных отношениях в обществе.

В целом креативное управление как принципиально новое направление в системе социального управления находится в ситуации поиска содержания и принципов, выполняющих функции формирования креативной деятельности. Качественное преобразование общественных отношений, развитие личности, ее мотивационно-смысловой сферы требуют перевода из статуса частного или группового опыта в социальные практики, образующие креативное общество.

Таким образом, при всей новизне употребления понятия «креативное управление», нахождения в состоянии становления понятийного и аналитического аппарата, необходимо учитывать, что выделение его в самостоятельную отрасль управленческой деятельности определяет актуальность исследования для обеспечения устойчивого социального развития страны и ее вхождения, интегрирования в мировое сообщество.

В настоящей диссертации креативное управление рассматривается как целостная многоуровневая система, которая формирует цели социального развития общества и влияет на социальные и социокультурые условия, позволяющие раскрыться креативному потенциалу и социальной энергии активных и образованных слоев российского общества. Это предполагает использование парадигмы креативного управления, включающей организационный, деятельностный и субъектный аспекты.

.Цель диссертационного исследования состоит в выявлении социального качества и социального влияния креативного управления как системы управленческих воздействий, связанных с реализацией креативного потенциала общества как основного условия социального развития. Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

  • определить основные теоретико-методологические принципы социологического анализа креативного управления;
  • интерпретировать и операционализировать понятие креативности, определить ее функции в социальном управлении;
  • осуществить социологический анализ трансформации системы социального управления в России на основе формирования критериев креативности;
  • определить условия формирования субъектности креативного управления;
  • рассмотреть критерии субъектности управления;
  • охарактеризовать изменения социальных ролей в системе управления, связанных с осуществлением креативных решений;
  • проанализировать уровни управленческого воздействия;
  • исследовать процесс формирования целей креативного управления;
  • рассмотреть проблемы управленческой диагностики в связи с введением креативного управления;
  • охарактеризовать формирование креативной культуры управления;
  • рассмотреть пути влияния креативного управления на динамику креативных ценностей в российском обществе;
  • исследовать референтность системы управления в контексте формулирования креативности в российском обществе.

Объектом исследования выступает российское общество, как система социальных отношений и взаимодействий, ориентированных на социальную самореализацию и осуществление креативной модернизации как приоритета управленческой деятельности.

Предмет исследования – креативное управление в социальном развитии российского общества как система управленческих воздействий и влияний, включающее выдвижение и реализацию новых и нестандартных идей, имеющих мультиплицирующий эффект в социальных изменениях, поиск и выбор альтернативных управленческих решений, становление обратных связей с креативными слоями российского общества.

Гипотеза исследования заключается в том, что креативное управление, как система управленческих влияний и воздействий, ориентированных на актуализацию совокупного креативного потенциала управления и общества, ориентируется на креативную модернизацию российского общества, совершенствование различных сфер общественной жизни по горизонтали через наращивание креативного потенциала и по вертикали через формирование системы социального проектирования. Социальное качество креативного управления состоит в том, что обеспечивается доступ к возможностям влияния на принятие управленческих решений и экспертных сообществ, и креативных структур с целью выработки оптимальных вариантов социального развития.

Теоретико-методологической основой исследования является парадигма креативного управления, включающая достижение управленческой мысли о переходе к управлению людьми и гуманизации системы управления, а также обобщение результатов, связанных с тенденцией повышения качества управления в системе управленческих взаимодействий в российском обществе.

Исходной методологической идеей выступает теория гуманизации социального управления, связанная как с сохранением элементов структурно-функционального подхода (Т. Парсонс), так и с введением конструкта креативного класса, как субъекта социального развития, влияющего на характер управленческих взаимодействий (Ю. Г. Волков).

В диссертационном исследовании нашли обоснование и применение положения российских исследователей В. Н. Иванова, Е. М. Бабосова об управленческих процессах как включенных в многообразные отношения сотрудничества, взаимодействия, соперничества.

Диссертационное исследование опирается на опыт осмысления проблем креативного управления как стратегического управления российским обществом. В содержании диссертационной работы нашли отражение позиции М. К. Горшкова и Н. Е. Тихоновой о ресурсности социального управления, выводы М. А. Корговой об интерсубъектности управления и положения М. А. Удальцовой о реализации управленческого гуманизма в рамках решения управленческих задач и мотивации управленческой деятельности.

В работе используются результаты российских и зарубежных исследований различных аспектов социального управления, в том числе и связанных с развитием креативных тенденций в различных сферах общественной жизни.

Эмпирическую базу исследования составили результаты вторичного анализа данных социологических исследований ИКСИ РАН (2000-2012 гг.), ВЦИОМ (2004-2012 гг.), ИСПИ РАН (2000-2009 гг.), а также научно-исследовательского коллектива ИППК ЮФУ «Динамика социальных настроений на юге России» при личном соучастии автора.

Достоверность полученных результатов подкрепляется статистическими материалами Минэкономразвития РФ, Госкомстата РФ, Минобразования РФ (2005-2012 гг.).

Научная новизна исследования состоит в том, что ее концептуально-методологическим фундаментом выступают положение о креативном управлении как системообразующем факторе социального развития, что позволяет выявить основные параметры и условия формирования креативного управления в российском обществе, предъявляющем запрос на модернизацию нового типа.

Научная и теоретическая новизна диссертационного исследования наиболее полно и конкретно выражается в следующем:

  • выявлены теоретико-методологические источники формирования концепции креативного управления на основе анализа различных теоретико-методологических подходов, фиксирующих открытый и целенаправленный креативный социально-творческий смысл управления, что является определенным шагом вперед по отношению к концепциям, отводящим креативному управлению подчиненное место в системе социального управления;
  • предложена концепция креативного управления, которая заключается в том, что под креативным управлением понимается управление, направленное на актуализацию и развитие социального творчества больших социально-профессиональных и социально-территориальных групп, как акторов процесса модернизации, что содержит элемент новизны по сравнению с представлением о креативном управлении как стимулировании творческой мотивации или предоставлении допустимой самостоятельности в действиях;
  • подчеркнуто, что особенностью развития креативного управления в российском обществе является, влияние практик администрирования, рассматривающих креативное управление как «управление по распоряжению», а также то, что креативное управление представлено механизмами, опирающимися на частные отраслевые цели, не достигая кумулятивного эффекта в развитии российского общества;
  • обосновано, что креативное управление реализуется через возрастание субъектности управленческой деятельности, направленной на формирование системы интегрированных управленческих взаимодействий и имеющей основой упорядочение, программирование социального развития с помощью социально значимых целей и оценок;
  • определено, что цели креативного управления связаны с необходимостью актуализации креативного потенциала российского общества, и изменения в социально-организационных схемах на основе усиления социальной ресурсности;
  • выявлено, что развитие креативного управления связано с формированием новой генерации управленцев, способных осуществлять принципы общественного профессионализма, что является достаточно инновационным по сравнению с концепцией менеджмента, включающего и абсолютизирующего рыночные критерии;
  • рассмотрено, что по характеру взаимодействия креативное управление можно квалифицировать, как включающую три направления: во-первых, на отраслевом уровне, связанных с определенными технологическими и организационными инновациями; во-вторых, на уровне определенных сфер общественной жизни (социальной, экономической, образовательной); в-третьих, в разработке стратегических целей общественного развития;
  • обосновано, что в креативном управлении объективно возрастает роль социального диагноза как наиболее достоверного способа поиска оптимальных вариантов общественного развития;
  • охарактеризовано, что по своей структуре в креативном управлении объективно возрастает роль социального диагноза как наиболее достоверного способа поиска оптимальных вариантов общественного развития;
  • определено, что формирование креативной культуры управления, как системы ценностей и норм управленческой деятельности связывается с отношением к креативности как базисной ценности управленческой деятельности;
  • исследовано влияние творчества и самореализации в контексте институционализации креативного управления в системе социального управления;
  • охарактеризована референтность креативного управления для развития управленческой деятельности в российском обществе через принятие в качестве формулы, стандартов и требований престижности креативных качеств.

Креативное управление в системе социального управления имеет самостоятельное значение, которое определяется внешними креативными тенденциями и переменами в системе управления, связанными с созданием управленческих механизмов консолидированного действия. В системе социального управления назрела необходимость перевода управленческой деятельности в состояние творческого созидания, формирование новых схем управленческого взаимодействия и влияния, ориентированных на устойчивое социальное развитие. Формирование креативного управления является процессом включения массового социального творчества в управленческие практики на уровне социальной экспертизы управленческих решений и генерирования системы управления социальной энергии как ресурса модернизации различных сфер общественной жизни. Креативное управление институционализируется в контексте управления, характеризует достижение обществом необходимой степени консенсуса по основным приоритетам общественного развития и придания субъектности управления состояния ассоциативности, обретение управлением и социально-проективных и социально-диагностических параметров.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Креативное управление рассматривается в контексте изменения характера управления с управления вещами на управление людьми. Концепция управления человеческими ресурсами фиксирует отношение к управлению как использованию человеческого потенциала, в рамках которого решаются классические управленческие задачи. Доминирующий критерий эффективности управления и связанная с ним функция целеполагания привносят в управление социально-прагматический смысл, определяя управленческую деятельность в качестве стимулирующей развитие творческих человеческих качеств. Определенные проявления креативности в управленческих подходах свидетельствуют о теоретическом поиске новых моделей социального управления, обусловленных появлением новых внешних и внутренних вызовов. Креативное управление интерпретируется в рамках структурно-функциональной парадигмы как управление, связанное с достижением равновесия общественных систем (организаций). Субъектно-деятельностный подход выходит на осмысление креативного управления в рамках коллективных интерсубъектных управленческих воздействий. В целом современная социологическая мысль коррелирует проблемы креативного управления с тенденциями интеллектуализации и гуманизации управленческой деятельности.
  2. Концепция креативного управления в социологической мысли формируется под влиянием представлений о парадигме социального управления, которая выявляет соотнесенность креативности с воздействием на достижение динамики различных сфер общественной жизни. В этом значении концепт креативного управления содержит признаки функциональности посредством соотнесения с традициями социального управления. Креативное управление как самостоятельный вид управления фиксирует переход социального управления к поддержанию целостности социальной системы в рамках формирования прямых и обратных связей. Описываемый концепт фиксирует совместимость целей управления, связанных с воздействием на развитие общества, и поддержание целостности социальной системы на основе выбора различных вариантов социального развития. В этих условиях развитие креативного управления включает внесение критериев творчества в качестве проверки состояния соответствия цели управления и экспертизу принимаемых решений на уровне координации между структурами управления и заинтересованными творческими ассоциациями.
  3. В российском обществе система социального управления испытывает влияние трех разнонаправленных факторов: во-первых, инерциальность сложившегося управленческого механизма; во-вторых, доминирование административных управленческих стереотипов; в-третьих, формирование креативной деятельности в управлении на локальном и региональном уровнях. Конфликт, связанный с целевой парадигмой управления и соответствующими критериями эффективности, и управлением как процессом поиска альтернатив общественного развития, создает ситуацию выбора, что определяет формулирование критериев состояния креативного управления на основе индикаторов открытости (интенсивности обратных связей) и уровня компетентности управленческого слоя.
  4. Формирование субъектности креативного управления связывается с социальной значимостью творчества как способа управленческих воздействий и влияний. Снижение доминантности административного ресурса, являющееся следствием общественных изменений в социальной и экономической сферах, оказывается менее сильным по сравнению с ассоциативным воздействием. По мере того, как управленческая деятельность требует и профессионализма, и культуры участия, формируется новая система управления, предполагающая более активную роль управленцев на конструирование образов нового и доступ к ресурсам управления представителей креативного класса. Речь идет как о традиционном сегменте – представителях в массовой социальной сфере, так и о новых креативных слоях (предприниматели) – представителях рыночных интеллектуальных профессий. Помимо этого можно отметить, что в системе управления происходит плавное возрастание творческого сегмента, который в связи с ускоренным развитием новых технологий занимает адекватное место в социальной жизни российского общества.
  5. Ренессанс креативности в социальном управлении определяется возникновением новой иерархии управленческих отношений в контексте децентрализации и конвертации властного ресурса в культурный и квалификационный. Это значит, что в данном случае система управления нуждается в новой генерации профессионалов, позволяющей достигнуть качества социального управления с высокими показателями человеческого капитала. Достижение нового социального качества управления зависит как от изменений внутри управленческого слоя, введения системы отбора и ротации, так и от расширения каналов влияния креативного сообщества на обсуждение и принятие управленческих решений.
  6. Сложившаяся система социального управления определяется вертикальным социальным контрактом, который дает соответствующую отдачу в условиях доминирования схем субподчинения. Анализ существующей структуры социального управления, которая характеризуется конфликтностью позиций по поводу освобождения от стереотипов управленческой деятельности, выявляет перспективность широкого представительства в управлении выходцев из креативного класса как интегральной группы, реализующей креативные установки и формулирующей ожидания по отношению к системе социального управления, связанные с задачами по обеспечению равенства возможностей и поддержания креативных импульсов общественной жизни.
  7. Структура креативного управления содержит три ступени: во-первых, микроуровень, определяемый управлением деловыми и бюджетными организациями, ориентированными на внесение изменений с целью освобождения, расширения самостоятельности работников; во-вторых, средний уровень, выходящий на управление отдельными сферами общественной жизни; в-третьих, на высшем уровне креативное управление рассматривает в качестве ключевого для социального развития выбор вариантов, ведущих к оптимизации социальных ресурсов и учитывающих слагаемые конкретных социальных процессов. Решающее влияние на формирование системы управления оказывают рост креативных тенденций общественной жизни, фокусирование управленческих воздействий на практиках социального творчества. Соотношение уровней креативного управления определяется как иерархией целей управления, так и развитием управленческих взаимодействий по вертикали и горизонтали. По сравнению с иерархической структурой креативное управление нацелено на отношения созависимости и консолидированности управленческих действий.
  8. Креативное управление связано с формированием стратегических целей социального развития. Отношение системы креативного управления к критериям общественной жизни обусловлено приоритетностью возможностей творческого самовыражения и удовлетворения. В условиях, когда потребительское сознание создает тупики общественного развития, важной является поддержка позитивной тенденции к творческому самовыражению. Учитывая всю глубину социальных и социокультурных разрывов в обществе, можно считать, что креативное управление призвано обеспечить компромисс между различными социальными слоями, предполагающими эффективное сотрудничество в контексте поиска и реализации новых прорывных направлений в общественной жизни.
  9. Для традиционного социального управления характерны фиксированные стабилизирующая и регулятивная функции. Социальная диагностика слабо представлена по причине конъюнктурности управленческих решений и преобладания «антикризисного» профессионализма. Для усиления социальной диагностики, как условия перехода к креативному управлению, в систему управленческих воздействий следует включить широкую социальную экспертизу и, главное, актуализировать и представлять управление в состоянии выбора между различными альтернативами общественного развития, что возможно при создании в российском обществе соответствующих институциональных площадок, занимающих медиаторное положение между системой управления и креативными общественными слоями.
  10. Включение ценностей социального творчества практикуемые креативным классом, в систему управленческих ценностей может быть достаточным, если позитивные тенденции в социальных настроениях россиян согласуются с характером управленческих воздействий, работающих по принципу социального соучастия. В современном российском управлении, учитывая доминирование исполнительского слоя, что порождает асимметрию заявленных целей и управленческих практик, креативное управление испытывает дефицит возможностей социального представительства. Следует подчеркнуть, что конвертация властных ресурсов в культурные характеризует формирование модели созависимости, формируемой за счет использования имеющегося и внедряемого опыта функционирующих сегментов креативного управления.
  11. Формирование культуры креативности управления имеет основанием интеграцию ценностей социальной рациональности и креативности в качестве условий управленческой деятельности. При этом по культурному ресурсу современное социальное управление ориентируется на схему исполнительства, с точки зрения креативной культуры можно выделить социально-организационный, социально-символический и социально-престижный аспекты, имея в виду, что специфическим человеческим капиталом является профессионализм, характеризующийся разным размером креативности. А это значит, что, независимо от сектора управленческой деятельности, культура креативности предлагает стимулирующее воздействие на повышение образовательно-квалификационного и культурного ресурсов управления. В то же время, культура креативности характеризуется социально эмбриональным состоянием, так как представляет ведомые позиции в иерархии управленческих отношений. Это означает, что субъективный маркер представляет достаточно широкий коридор возможностей для реализации ценностей и принципов культуры управления.
  12. В условиях устойчивого социального развития российского общества креативное управление включает в качестве характеристики референтность в качестве перспективы и ориентира управленческой деятельности. Это возможно лишь при условии достаточно высокого уровня дифференциации управления и формирования слоя креаторов-управленцев, действующих по схеме поиска новых нестандартных решений. Сейчас, как показывают управленческие практики, уровень администрирования настолько высок, что любое позиционирование креативности носит производный вторичный характер и принципы креативной культуры работают лишь на отдельных отраслевых направлениях или на уровне локальных групп. Референтность креативного управления должна проявляться в связке с соответствующими организационными и профессионально-квалификационными изменениями. В этих условиях целесообразно выстроить индекс реальной креативности, позволяющий отражать необходимые ее параметры в различных сферах управленческого воздействия, что выводит на преобразование потенциала управления, связанного с регулярным использованием обратных связей с нарождающимся креативным классом.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что положения и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, направлены на изучение и выявление становления модели креативного управления, как в концептуальном контексте, как неотъемлемой составной социологии управления, так и способов и перспектив формирования креативного управления, как основного условия социального развития российского общества.

Осуществленный анализ позволяет выработать рекомендации для управленческой деятельности на различных уровнях социального управления, что находит отражение в предложенных критериях оценки управленческой деятельности, путях обновления управленческого персонала и формирования системы обратных связей с креативным сообществом. Прикладное значение усиливается тем обстоятельством, что, опираясь на презентативную эмпирическую базу и интерпретацию социологических данных, содержание диссертации может найти применение для разработки конкретных моделей управленческих стратегий в решении проблем регионального развития, где креативность возмещает дефицит материальных и организационных ресурсов.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке учебных пособий и разработке и чтении общих и специальных курсов по социологии управления, социологии организации, социальной диагностике и социальному прогнозированию.

Апробация работы. Результаты исследования были изложены на региональных и всероссийских научных и научно-практических конференциях и семинарах, в частности на: II Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 23–24 сентября 2010 г.); Международной научно-практической конференции «Модернизация России: региональные особенности и перспективы» (г. Ростов-на-Дону, 21–22 апреля 2011 г.); Региональной научной конференции «Путь в науку: молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» (г. Ростов-на-Дону, 21–22 апреля 2011 г.); III Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 27–29 сентября 2011 г.); Всероссийской научной конференции «Геополитическая миссия России в XXI веке и национальная идея» (г. Ростов-на-Дону, 17–18 марта 2011 г.).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 42 научных публикациях (в том числе в изданиях, которые входят в список ВАК) общим объемом около 35 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих двенадцать параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, формулируется цель, задачи работы, ее объект и предмет, представлены гипотеза исследования и эмпирическая база, определяются методологическая и теоретическая основы исследования, приводятся элементы научной новизны и основные положения, выносимые на защиту, обосновывается научная и практическая значимость работы, а также указывается ее апробация и структура.

Глава 1. «Концептуальность креативного управления в социологическом знании» посвящена рассмотрению теоретико-методологического аспекта креативного управления и особенностям формирования и функционирования в российском обществе.

В параграфе 1.1 «Теоретико-методологические основания исследования креативного управления» содержится сравнительный анализ подходов к проблеме креативного управления в социологической мысли.

Автор отмечает, что социология управления, насчитывающая полуторавековой период существования, на современном этапе характеризуется принципиально новыми условиями. На уровне глобализационных процессов непреложным становится факт признания того, что современные управленческие практики, нацеленные на извлечение экономической эффективности или решение проблем политической целесообразности, отстают от вызовов времени, особенностей в социальной сфере, где миграционные, социально-демографические, социально-экологические вопросы становятся предметом теоретической рефлексии и волнуют миллионы людей.

Автор диссертационной работы считает, что развитие креативного управления вносит существенный момент в эволюцию социологической мысли. Экономическая модель социального развития, которая установилась благодаря творчеству О. Конта и Э. Дюркгейма, осуществляет и формирует предметную функциональность управления: экономический человек становится точкой отсчета. В этом смысле социальное управление является способом раскрепощения и реализации рационального выбора.

С этой точки зрения развитие управленческой мысли базируется на факте рационализации общественных отношений. Социальное творчество не имеет существенного значения и сохраняется лишь в качестве культурной нагрузки. Несоответствие заявленных теоретических принципов управления реальному положению дел и спонтанность социального развития вынуждает, в той или иной степени, пересмотреть позиции управленческой мыли.

Подчеркивается, что управленческая деятельность, фиксируемые принципы научного управления связываются с соединением научного знания и эвристических способностей человека, что является определенным шагом вперед в преобразовании системы управления. Формирование креативной парадигмы управления происходит под влиянием фактора организационного развития. Для управленческой мысли важным остается признание рационального выбора и, следовательно, методологического индивидуализма, как исходного в строительстве управленческой теории.

Отсюда, сама система социального управления осмысливается на уровне систематизации принципов, законов, структуры и целей управления. Таким образом, функциональная составляющая управления требует наличия у человека профессионализма, при этом, исключая возможность вариативности деятельности. В качестве интегрирующего фактора выступают цели и задачи управления на основе критерия эффективности, оптимизации ресурсов.

Автор диссертации приходит к выводу, что креативная модель нуждается не только в критериях с точки зрения затрат. Внедрение креативной модели управления сопряжено с ломкой привычного стереотипа дистанцированности и, как пишет М. Кастельс в статье «Могущество самобытности», доминирующая логика общества сетевых структур выдвигает собственные проблемы в форме самобытности сопротивления сообществу, а также в форме самобытности устремления к будущему.

Таким образом, построение креативной модели социального управления неизбежно выходит на рубежи социального контроля, учета сопротивляемости акторов сетевых структур, которые в сегодняшней форме делают конкретным объектом собственных притязаний замещение системы управления.

В параграфе 1.2 «Концептуализация креативной модели управления в системе социологического знания» исследовательский акцент делается на характеристике объяснительного, аналитического и прогностического потенциала модели креативного управления.

Диссертант придерживается позиции, что в социологическом смысле желательно охарактеризовать границы креативной модели управления в сравнении с существующими моделями управления. На наш взгляд, чисто критический подход грозит созданием определенного идеологического или утопического конструкта. Оптимальный путь сохранения целостности социально-управленческой концепции предполагает готовность к рассмотрению креативной модели как модели трансформации управления, укорачивания ее социальной дистанции и согласованности взглядов и ориентаций относительно социальной ценности креативного управления.

Полагается, что креативное управление, как система управленческого воздействия, есть альтернатива формальной функциональной рациональности. Для ее полного развития необходимо, чтобы система управления включала ценностные содержательные моменты. В этом смысле характерны рассуждения М. Вебера о легальном господстве как условии функциональной деятельности. Вероятно, можно считать креативный тип управления как возвращение к ценностно-рациональной деятельности, согласуемой с логикой рационализации социальных отношений в контексте формирования креативного общества.

Отмечается, что чтобы не впасть в односторонность при рассмотрении взглядов на креативность, надо иметь в виду, что, не подвергая сомнению основополагающие принципы управления, следует теоретически представлять внешние (сопутствующие) факторы возникновения управления. Достаточной легитимирующей силой, на наш взгляд, обладает оценка креативного управления, как приносящего определенные социальные завоевания или разрешающего противоречия современного социального развития.

По мнению автора диссертации для наполнения аналитическим смыслом, креативное управление должно обладать имманентными характеристиками, связанными с характером управленческой деятельности. В конечном счете, наряду с требованиями аналитического характера, существенным является критерий соответствия логики управленческой мысли. Поэтому социологический анализ обнаруживает, что одних методов социологического конструирования недостаточно, чтобы модель креативного управления представала более адекватной и эффективной по сравнению с предшествующими функциональными, административными схемами.

Можно сказать, что для оберегания креативной модели управления от судьбы, разделяемой некоторыми социологическими конструктами (возьмем дискуссию вокруг среднего класса), нужно эту идею считать опровержением мифа о всевластии управления. Уже к концу 70-х годов обнаружилось, что система управления имеет пределы совершенствования в том, что абсолютный социальный контроль и влияние невозможны.

Выстраивая модель креативного управления, можно отметить неустойчивость и слабость существующих представлений о креативности, занимающих «прочную» социально-психологическую нишу. Возможно, креативность выступает слишком расплывчатым основанием против служебной дисциплины и деловой компетентности как символических форм традиционного управления. Однако при всем различии и даже противоположности креативности и рациональности, именно креативность «доказывает» свое присутствие в социологической мысли. Креативная модель формирует вектор незапрограммированного, проективного развития и конструирует в связи с этим «идеальные» типы управленческих взаимодействий.

Таким образом, теоретическая ситуация обнаруживает ренессанс социального управления, указывая на два главных качества формирующейся модели: во-первых, ее теоретическая открытость, возможность введения новых дискурсов, приходящих из смежных дисциплин; во-вторых, исключение частичных методов и приемов, недопущение психологического и экономического редукционизма.

Делается вывод, что за исключением проблемы соотнесения с существующими управленческими парадигмами для исследователя открывается широкий простор социологической инициативы, игры социологического воображения, которая состоит в умении найти объективные причины следственной связи, выработать объяснительную модель.

В параграфе 1.3 «Специфика креативного управления в российском обществе» рассматриваются особенности формирования и функционирования креативного управления в условиях сложившихся в российском обществе управленческих практик и стереотипов.

Автор отмечает, что для российской системы управления характерны два существенных условия: во-первых, она выработалась в трансформационный период, имеющий особенности, проявляющиеся в сжатости и радикальности социальных преобразований; во-вторых, на российскую модель управления накладывает влияние «бюрократическая», административная традиция.

Отмечается, что чтобы говорить о содержательных характеристиках социального управления, нужно иметь в виду, что в российском обществе особую проблему представляет оторванность управления от региональных социальных и социально-территориальных различий. Современная российская социология, основу которой составляет макросоциологический уровень, как пишет М.К. Горшков15, нуждается в социальном диагнозе, как способе обобщения результатов социологической диагностики, распознавании и оценке свойств, что относится к характеристикам системы управления.

Автор диссертации исходит из положения, что раскрывая природу, характерные черты и особенности российского общества в различных аспектах его изучения, мы можем говорить о том, что модель креативного управления является результатом общесоциологической дискуссии, ориентированности на выход из устоявшихся стандартов управленческой мысли, обращенным к целевой парадигме.

Отмечается, что в процессе реформирования российского общества неоднократно вставал вопрос о проблемах социального управления. Он выражался как в негативном контексте - указании на социальные провалы, связанные с некомпетентностью или коррупционностью; так и в позитивном – в том, какие реальные достижения управленческой теории и практики следует применять в целях ускорения социального развития.

По мнению автора диссертации, складывается картина, в которой причудливо перемешиваются как уже достигнутые скромные позиции, так и принципиально новые формы менеджмента, и сохранения, а иногда и градации сегментов управления. В связи с этим можно подчеркнуть, что креативная модель управления может восприниматься как излишество на фоне тех проблем, которые связаны с повышением эффективности и прозрачности социального управления.

Итак, социальная динамика российского общества свидетельствует о том, что оно не просто оказалось на очередной развилке бифуркации, но и обнаружилось, что используемые управленческие методы либо исчерпали себя, либо обнаружили неадекватность по отношению к российским условиям. При этом, креативное управление часто преподносится как предназначенное для узкого сегмента или ассоциируется с очередной социальной утопией, подправленной ссылками на социальные обстоятельства.

Говоря об условиях реализации креативного управления, нужно сказать также об уровне его внедренности в российские управленческие практики. По уровню креативности, даже в том смысле, в котором мы понимаем, а не в соответствии с навязываемыми образцами массового творчества, мы можем отметить, что креативность сосредоточилась в узкой духовно-практической сфере. В то же время, реальные креативные стратегии и практики миллионов россиян потенциальны, но не реализуются: инновационное управление создает фон для стимулирования системных преобразований, не затрагивая личную заинтересованность или, часто, служа интересам управленческой бюрократии.

Глава II. «Субъектность креативного управления: управленческая теория и реальность» раскрывает значение и последствия субъектности креативного управления для развития управленческой практики.

В параграфе 2.1 «Самодетерминация субъектности в креативной управленческой деятельности» содержит анализ субъектности, как самостоятельности и способности выбора в системе креативного управления.

Подчеркивая, что система креативного управления является субъектно-ориентированной, и нужно различать два фактора: во-первых, что субъект креативного управления является коллективным, и речь не идет о выдающихся личностях или отмеченных даром гениальности; во-вторых, что субъектность представляет собой способ реализации радикальных масштабных социальных изменений, делающих общество динамично развивающимся.

Делается вывод, что в системе креативного управления субъектность не должна осознаваться по количественному показателю, она есть степень управленческого участия каждого. И здесь прежде всего следует указать на то, что понятие управления организацией и регулирования являются синонимами, так как из управления, естественно, может вырастать самоуправление. Однако существует проблема между управлением и самоуправлением. Управление рассматривается как взаимодействие между двумя сторонами, одной из которых приписывается статус субъектности, другой – объектности. А самоуправление полностью отождествляется с субъектностью.

Автор диссертации полагает, что наряду с креативным управлением могут функционировать различные формы частного, отраслевого управления. Есть смысл вывести «формулу» субъектности в управлении из саморегулируемости системы управления, формирования стандартов креативности по отношению к управленцам, с одной стороны, и требований в качестве внешнего посыла к обществу быть на уровне решения креативных проблем, с другой.

Важно также отметить, что в стремлении к субъектности есть и момент принятия личной ответственности и положительной оценки, выступающий барьером для того, чтобы система управления заработала креативно. В целом, осознание и включение в управленческие стратегии субъектности ориентировано на достижение осязаемых, фиксированных результатов.

Подчеркивается, что эти позиции являются действием внешних обстоятельств, «преодолеваемы» в условиях освобождения системы управления от краткосрочных обязательств. Не менее важно при этом, возложение на нее ответственности за принимаемые решения, как последствие данной управленческой свободы. Не стоит забывать о том, что реальный процесс унификации управленческих стандартов, стремление использовать новейшие достижения управленческой мысли создают более широкую проблему трансформационной активности.

В параграфе 2.2 «Генерирование креативных элит в управлении» характеризуется процесс ротации и обновления системы управления, как генерирования креативных элит.

Автор диссертации полагает, что для того, чтобы креативное управление обрело системный характер, представляется возможным подчеркнуть два обстоятельства. Во-первых, креативное управление должно быть связано с принципом социальной меритократии, с осуществлением социальной справедливости как равенства возможностей, благодаря чему оно становится открытой площадкой для рекрутации самых активных, настроенных на общественное благо, слоев населения. Вторым обстоятельством является то, каким представляется элитность креативного управления по сравнению с ее предшествующими управленческими практиками.

Имеется в виду, что в отборе управленческих кадров часто не скрывалось стремления контролировать полностью вверенную сферу, при этом создавая круг особо доверенных людей даже на уровне управленческой горизонтали. Между тем, осуществление мобилизации тех или иных профессиональных групп на государственную службу и, соответственно, в систему управления, привело к тому, что фактически незатронутым оказался широкий представительный слой российской интеллигенции, которая по привычке либо ассоциировалась с митинговщиной, неорганизованностью, либо ей не доверяли по случаю возможного нарушения единоначалия.

Отмечается, что, хотя новая управленческая сеть и восстановила контроль практически над всеми ключевыми процессами в обществе, цена этих преобразований была достаточно высока. Прекращение ротации и конкурентного отбора, выхолащивание, имитационный характер управления способствовало возникновению полосы отчуждения и равнодушия.

В целом в обществе возникла ситуация, в которой управление признается как институт, но не признаются социетальные качества представителей управленческого аппарата. При этом отношение системы управления, ее представителей к обществу напрямую связаны с уровнем закрытости, корпоративизации, формирования групповой лояльности или лояльности к руководителю.

Можно сказать, что в одинаковой степени и система управления в лице ее конкретных руководителей не доверяет обществу. Общество же тоже не склонно испытывать доверие к управлению на уровне межличностных связей. Примечательно, что авторитет церкви, о котором много говорится в настоящее время и который подвергается достаточно сложным изменениям, связан именно с восприятием ее как держателя традиционного морально-нравственного авторитета, в отличие от дискредитировавших себя представителей традиционных слоев управления.

Обосновывается, что система креативного управления, как структура инициирования изменений, позволяет надеяться на сохранение определенной достаточной стабильности в тесной связи с креативными тенденциями общественной жизни. В современном глобализированном мире креативность не функциональна в качестве интегрирующей идеи. Для российской системы управления, где общество состоит из различных социальных групп, имеющих свою социальную идею, креативность, фактически, является объединительной силой, так как базируется на реальных запросах в достаточно полно наблюдаемых прорывных направлениях.

Подчеркивается, что явным моментом генерирования креативизации управления можно назвать ее направленность, перестройку ее функций и соответствующих иерархических уровней в соответствии с принципом творческой компетенции. Для того чтобы исследовать параметры формирования креативных групп управления, мы указывали на необходимость выявления тех групп населения, которые готовы стать потенциальными участниками креативности, имеется в виду и в качестве пополнения кадрового ресурса креативного управления, и в качестве групп поддержки и соучастия.

В параграфе 2.3 «Креативный класс как ресурс нового управления» выявляются влияние и участие креативного класса в формировании системы креативного управления.

Делается вывод, что в условиях снижения эффективности результатов система управления оценивается от противного: для ее совершенствования необходимо ужесточение ответственности и, не в меньшей степени, достаточно иллюзорные ожидания прихода людей с высоким моральным уровнем. Профессиональный уровень, который является точкой отсчета в креативизации, имеет более низкие показатели. Возможно, это и признание определенного уровня профессионализма управления, что дает возможность расставить акценты в этом вопросе по-иному.

Следует отметить, что ключевой проблемой в вопросе эффективности, является повышение креативного, творческого потенциала системы управления, оптимизацией ее внутренних ресурсов, которая могла бы дать возможность катализирующего социального влияния. Предлагаемая система более тщательного отбора с учетом образования, квалификации, поддерживаемая 44,8 % респондентов,16 повышает перспективы для привлечения представителей креативных групп населения. Единственное сомнение вызывает то, что в эпоху массового обладания дипломами это не гарантирует отбора людей именно меритократическому принципу.

Можно согласиться в том, что вполне оправданно объяснять многие негативные стороны исторического развития России слабостью инновационных возможностей элиты и всего общества. Здесь следует сделать замечание о том, что инновационность есть то, что является чужеродным, специфическим, отклоняемым в российских ментальных поведенческих практиках.

Таким образом, интеграция креативного класса в систему управления хотя и трудна, но вполне осуществима Речь идет о том, что до сих пор система не выявила и достаточно привлекательных качеств для представителей креативного класса. Главным условием является нарастание конкурентности, налаживание отношений конкурентности и сотрудничества, выявление творческих способностей личности на индивидуальном и коллективном уровне для принятия управленческих решений.

Подчеркивается, что тенденция перемещения оценок качества в пользу личностной самореализации показывает, что, если базовые потребности могут быть удовлетворены путем умелого экономического менеджмента, благополучная жизнь в том понимании, как она представлена в общественном мнении, нуждается в формировании чувства самостоятельности. В отношении к переменам важно уяснить, что креативный класс является той социальной силой, которая способствует развитию страны без учета тех, кто препятствует этому, потому что в конфронтационном измерении энергия креативного класса может быть направлена на возбуждение разрушительных тенденций, изоляцию от общества тех слоев, которые по определенным причинам не могут проявить социальную активность или руководствуются инертными схемами.

Глава III. «Структура и функции креативного управления: влияние креативного общества» содержит анализ структуры и функций креативного управления, как схемы управленческого воздействия на социальные отношения в российском обществе.

В параграфе 3.1 «Уровни управленческого воздействия» охарактеризована дифференциация и взаимодействие уровней креативного управления.

Автор диссертации придерживается позиции, что целевое воздействие креативного управления осуществляется через стимулирование координации. В этом нет ничего нового, за исключением того, что руководят этими процессами люди, нацеленные на мобильность, на творческое общение17. Управленческое воздействие состоит из трех уровней, определенных схем влияния, обусловленных структурой, целями и полномочиями управления. Главной характеристикой является сбалансированность и соподчинение этих уровней, требующих перехода от управления рутинной повседневной деятельностью к управлению краткосрочными решениями и, наконец, к стратегическому управлению.

Отмечается, что управленческое воздействие невозможно осуществлять только при наличии самого центра управления: вероятно, для реализации целей, задаваемых управлением, следует исходить из логики развития самой адресной системы или подсистемы. Кроме того, надо учитывать эволюцию уровней управления.

Выявлено, что креативное управление предполагает, что в системе управленческого взаимодействия разграничение компетентности происходит по уровню и масштабам, по социетальным и организационным разделениям. Уровень повседневного, или низовой уровень, управления предполагает вовлечение и осуществление локальных проектов, политику частичных, но сплошных изменений, инициирование творчества и стимулирование инициативы исполнителей.

Между тем, по низовому уровню управления по решению повседневных задач тривиальности социальных отношений, связанных с социально-бытовым комплексом, с удовлетворением базисных потребностей, судят о состоянии управления в целом. Для населения, поглощенного и включенного в систему повседневности, значимые стратегические цели управления вылавливаются с трудом или не интересуют в силу разных обстоятельств. Но решение конкретных дел, начиная от благоустройства улицы или поселка или удовлетворения запроса на качественную воду, качественное медицинское обслуживание и предоставление коммунальных услуг, является ключевым.

Обосновывается, что креативность в этой, казалось бы, далекой от нее сфере, проявляется в нестандартности подходов к решению стандартных проблем. Иными словами, та или иная задача, имеющая, казалось бы, инвариантность решения, может быть поставлена по-новому. Как пример, можно назвать использование ресурсов рекреации или культурной традиции в привлечении инвестиционной привлекательности регионов. Сейчас мало показывать красивые виды, горы и долины. Нужно из реалий быта сделать конкурентный товар, представить его как увлекающий перфоманс, использовать то, что называют культурным фактором повседневности.

Охарактеризовано, что система креативного управления рассматривает субъект среднего управления, как состоящий из различных звеньев структур креативности. Сложившиеся в региональном сообществе креативные группы достаточно слабы по потенциалу социального влияния, но могут в перспективе сделать развитие региона более преемственным. Средний уровень управления предполагает решение груза нерешенных проблем посредством только расширения полномочий и повышения статуса регионального управления. Следует отметить, что статистические данные показывают, что в системе регионального управления, как наиболее эксплицитного уровня социального управления, стоит принимать во внимание огромную дистанцию между декларированным намерением и реальным действием.

Подчеркивается, что, рассматривая проблему высшего уровня управления, неизбежно обращают внимание только на приход новых людей, что является упрощенным взглядом, так как сужает проблему взаимодействия до смены лиц. В случае, когда мы имеем дело с управленческой традицией, с мощным управленческим наследием, с отработанными управленческими схемами, креативность на высшем уровне управления может проявляться как динамичный способ отбора оптимальной схемы управленческого воздействия.

Итак, принципиально важно то, что бесконечное стремление учитывать все мнения приводит к обратному результату. Следствием креативности, имеющим самостоятельное значение, можно считать, что принятые на высшем уровне решения, используя потенциал обратной связи, являются установочными для системы управления в целом. Избавляясь от догматизма единственной управленческой цели, система управления выявляет и расширяет свои возможности путем делегирования полномочий.

В параграфе 3.2 «Функции креативного управления» содержится анализ векторности креативного управления на сформировавшийся в российском обществе креативный запрос.

Автор диссертации считает, что качество управления определяется его целями. Процедура целеполагания выявляет существенное противоречие в совпадении целей и функций управления. Функция целеполагания нуждается в системном анализе.

Следует отметить, что регулятивная, информационная, коммуникативная и другие функции управления выступают реальным показателем управленческой деятельности. От того, как реализуются эти функции, связанные с социальными запросами и ожиданиями, и зависит образ управления в массовом сознании. Проблемным видится внешний момент, связанный с тем, что система управления не имеет обратной связи.

Поворот системы управления к непосредственному влиянию на социальные процессы определяется пересмотром тех положений целевой парадигмы, согласно которым целеполагание как процедура характеризует уровень компетентности и ответственности управленцев. Внесение креативности перестраивает эту систему, так как на первый план выступает управленческий выбор – поиск наиболее оптимальных решений, направленных на то, чтобы управление могло осуществлять постоянный социальный мониторинг и оказывать влияние на происходящие процессы.

На уровне социального креативного субъекта целесообразность становится алгоритмом, подчиняется логике деятельности, обретает социальные значения и соотносится с ролью управления в общественной жизни. В отличие от управления техническими организациями, где целесообразность сознательно встраивается в искусственные системы, креативное управление предполагает стремление креативного субъекта к деятельности как самоактуализации и, одновременно, привнесение позитивных эффектов в общественную жизнь.

Выявлено, что креативное управление уникально в том смысле, что требует постоянного поиска альтернативных управленческих решений и переопределения целей, а на уровне управления циклическими процессами есть смысл закрепления повторяемости и формирования набора неизменных целей, трактуемых как заданные извне функции. При этом различия между целями и функциями заключаются в преобладании функций, в предписанности управления. Естественно, в таком виде управление не может быть опережающим. Поэтому для того, чтобы цели становились инструментом воздействия, инструментом креативизации, их необходимо соотносить с потенциалом управления организацией.

Параграф 3.3 «Диагностика креативного управления» включает обоснование социальной диагностики как приоритетной функции креативного управления, влияющей на социальное развитие российского общества.

Отмечается, что для того, чтобы система управления действовала глобально, вырабатывала креативные убеждения, важнейшим параметром является обоснование новых форм жизнедеятельности, являющихся источником движения к самоорганизации. В определенном смысле креативное управление в России выражается в разрывах социальной преемственности, нарушениях в структурах функциональной целостности, что вызывает противодействие сторонников управления по эффективности.

Следует отметить, что увеличивающаяся и усложняющаяся культурная и социальная динамика объективно способствуют рождению все новых институциональных и субъектных форм социума, как пишет И.Ф. Девятко, в интерактивистском контексте аргументы, связанные с изменениями в более широкой социальной реальности. Цифровая революция в средствах коммуникации привела к децентрализации медиа, открыв миллионам прежде безгласных индивидов и меньшинств практически неограниченные возможности самостоятельного выражения своих интересов и самопритязаний в автоэтнографии.

Обосновывается, что социальная диагностика креативного управления опирается на управленческую традицию как опыт управления, дающий возможность разделить профессионалов и непрофессионалов. Если считать управление системой, если рассматривать современный тип общества как определенную систему отношений и социальных движений, культурного наследия и политической борьбы18, специфика диагностики состоит в выявлении тенденций, реально определяющих жизнь общества и не являющихся фоновыми отклоняющимися. Тогда и возникает возможность направляемого устойчивого развития по аналогии с направленным действием, точечным уколом, когда стимуляция микроизменений в системе локализована в конкретном пространственно-временном диапазоне, а сами результаты контролируются и определяют возможные стратегии поведения людей19.

Подчеркивается, что в российском обществе, где система управления испытывает дефицит социального видения, актуальным становится выработка и закрепление определенных управленческих схем, включающих социальное диагностирование и проектирование. Однако не только сам по себе сложный набор маркеров и критериев создает трудности социальной диагностики, но и сама социальная диагностика является многоуровневым направлением, которым могут быть измерены уровни социальной уверенности и осуществлено прогнозирование социальных рисков.

Делается вывод, что само по себе креативное управление есть предложение и выбор альтернатив развития, для которого характерно следование принципу поиска решений. Приведем в этом отношении показательный пример. Система социального управления в России, внедрение институциональных площадок, как пишет Ю.Г. Волков, для креативного класса – вот что отличает креативное общество от информационного, где технологиям отводится важное, но не первостепенное место в общественном развитии20.

Диагностика, таким образом, становится не просто функцией, а гиперфункцией управления, от которой зависит ее регулятивный и контролирующий потенциал. Характерная особенность современной ситуации состоит в том, что при многообразии различных экспертных сообществ и процедур проверки управление часто остается наедине со своими проблемами, когда воздействие на социальный процесс представляется как неопределенным или включающим массу социальных рисков. Система социальной диагностики в обществе практически не сложилась. Большинство населения, ориентируясь на актуальные приоритеты, связаны с целью удовлетворения базисных социальных потребностей.

Автор диссертации придерживается позиции, что креативное управление в России на уровне социальной диагностики показывает возможности иных, негосударственных, подходов к управлению, настраивает власть на понимание неизбежности конкретных перемен. Так как распад СССР и советской системы повлек за собой достаточно сдержанное отношение к социальному прогнозированию, окружающий мир перестал быть понятным, узнаваемым. Целостность видения в креативном управлении устанавливается на уровне описания фиксирования социальных тенденций, среди которых и выделяется тенденция креативности.

Глава IV. «Социальная ценность креативного управления» характеризует аксиологический аспект креативного управления, связанный с влиянием креативного управления на формирование социально-ценностного базиса российского общества.

Параграф 4.1 «Креативное управление и интегральные ценности российского общества» посвящен анализу взаимовлияния креативного управления и иерархии ценностей, сложившихся в российском обществе.

Подчеркивается, что социальное управление в истекший период испытывало сложные воздействия, связанные как со сменой поколений управленческих кадров, так и с тем, что стали размытыми, неясными ориентиры управленческой деятельности, и стабильность поддерживалась за счет совместного взаимодействия. Общество развивалось параллельно системе управления в том смысле, что из многих вариантов стратегий на долю большинства падала линия отрицательных инноваций или крушения патерналистских ожиданий.

Иными словами, система управления потеряла старые социальные адресаты, а новым стало неинтересно, так как они привыкли действовать самостоятельно и, более того, в состоянии негативного консенсуса с государством. Учитывая, что за истекший период произошла и социальная дифференциация общества, можно сказать, что в современном варианте российское общество разделено на параллельные социальные миры, в которых трудно найти интегративную составляющую.

Автор диссертации придерживается позиции, что система креативного управления в этом смысле вынуждена учитывать разнородность интенций и находить те объединяющие моменты, которые характерны для массового социального настроения. Не требуя возвращения к прежнему состоянию тех или иных компенсирующих мер в системе социального контроля и социального опекунства, необходимо подчеркнуть, что для формирования креативных ценностей важным является осознание человеком своей значимости в общественной жизни и преодоление той неспособности, которая называется параличом перед объективными обстоятельствами.

В этих условиях очевидным является тренд сочетания инструментальных и терминальных ценностей, связанных с созданием общества равенства возможностей. Как показывают данные исследования «Готово ли российское общество к модернизации?», негативные оценки преобладают только в вопросе об общей материальной обеспеченности21. На этом фоне важным становится понимание того, какие ценности могут иметь социально интегративное значение.

Отмечается, что в настоящий момент нельзя говорить о резком расхождении патерналистских и достиженческих слоев, ориентированных на традиционные или либеральные ценности. Точнее, эти группы существуют, но они являются крайними социальными полюсами. Большинство россиян выработали достаточно устойчивый синтез традиционных и инструментальных ценностей. Являясь прагматиками в повседневной жизни, они декларируют в качестве проекта будущего возможность интересной работы, самореализации, вкладывание собственных сил в общее дело.

Поэтому на взгляд автора диссертационной работы, нельзя не придавать управлению функцию идеологизирования (не идеологии, которая является социально организующей и регулятивной силой, а именно идеологизирования – закрепления определенных стандартов в мышлении и поведении). С другой стороны, креативное управление не может существовать вне привлечения репрезентативных, социально активных групп населения.

Следует отметить, что управление является, своего рода, идентификацией социальной реальности, освобождая человека от вынужденной пассивности. Можно сослаться также на то, что повышение социальной активности людей делает необходимым перераспределение человеческих ресурсов. Отмечая в целом сохраняющуюся установку на выход страны из кризисных ожиданий, можно сказать, что полупериферийное состояние ценности саморазвития смещается, сближаясь с социальной справедливостью.

Таким образом, нарастает общая тенденция к формированию ценностного консенсуса, а жесткие социальные противостояния позволяют прекратить практику группового отстаивания интересов. Для креативного управления это имеет значение в трех смыслах. Во-первых, управление получает поддержку в обществе в отношении того большинства, которое заинтересовано в творческой переориентации управления. Во-вторых, в том, что ценность творческого саморазвития, как интегральное ядро, позволяет решать стратегические задачи и расстаться с коллективными социальными переживаниями как следствием социокультурной травмы. В-третьих, усиливается ориентация на эффективные формы социальной самозащиты интеграции, преодолевающие последствия практик группового отстаивания интересов.

В параграфе 4.2 «Формирование креативной управленческой культуры» определена авторская позиция относительно роли управленческой культуры в креативном управлении.

Отмечается, что современная управленческая культура есть культура делового общения, и мы можем сказать, что креативная культура является дискурсом будущего, основана на интерпретации общественной жизни в определенных флуктуациях22. В целом, с культурой связывается повышение институциональной и индивидуальной рефлексивности системы управления и исследование нелинейной социокультурной динамики, превращение стихийного развития в направленное23.

К управленческой культуре предполагается отнесение проблемы «культивирования» риска, который совпадает с основополагающими установками, как способностью нарушать устои, открывать новые пути. Правда мы полагаем, что креативная культура в этом смысле усиливает безопасность общества. Тревога как раз возникает на основе использования управленческих стереотипов. Подчеркивая, что креативное управление рефлексивно, можно сказать, что оно порождает новые формы социальных отношений, имея дело с постоянной проблемой различения культурных кодов и симулякров реальности, имитационных эффектов. Полагая, что культура креативного управления формируется на перекрестке внешних влияний и внутренних закономерностей, можно считать, что она не входит в противоречия с процессом идентификации управления, так как дает достаточные основания для принятия стратегических решений.

Подчеркивается, что культура креативного управления основана на устойчивой оценке творчества и достижении уравновешенности между прагматическими и фундаментальными ценностями в системе управления. Очевидно, что выдвинутая направленность не предполагает создание больших групп, в которых так или иначе порождается чувство социальной анонимности и происходит раздробление по неформальному принципу.

Обосновывается, что усиление роли креативности культуры управления открывает возможности для регулярного совершенствования управления. Но это не означает, что новая креативная культура может уменьшить бедность, ликвидировать безработицу, преодолеть колебания экономического цикла в целом и привести к всеобщему счастью и гармонии. Мы еще раз подчеркнем ту мысль, что культура креативности включает определенный уровень контроля, исполнения и дисциплины, без чего она может только усугубить управленческие проблемы.

Автор диссертации приходит к результату, что культура креативного управления может расчистить путь и более полно справиться с проблемами переходного периода, что ценность творчества соседствует с ценностью соревновательности, конкурентности, карьерного роста. Изучение управленческих механизмов, как устойчивой системы взаимодействия социальных акторов разных типов и уровней является удовлетворением определенной общественной потребности.

В параграфе 4.3 «Референтность креативного управления в стимулировании творчества в российском обществе» охарактеризовано влияние креативного управления, как образца социального творчества, на рост социальной активности и социального участия в процессе социального развития российского общества.

Отмечается, что в креативном управлении приходится преодолевать влияния синдрома профессиональной социализации. Среди управленцев найдется немного тех, кто мыслит универсальными категориями и для кого искусство топ-менеджмента заключается в возможности широкой социальной компетентности. Вместе с тем, российский креативный класс нельзя назвать людьми, которые меняют будущее по причине тектонических сдвигов в структуре российского общества, относящиехся к последним двум десятилетиям. Хотя эти сдвиги и определили отток активного населения из сферы производства в сферу услуг и технологий, все-таки характеризуются большей частью самозанятостью в мелком бизнесе или сфере обслуживания.

Эти изменения в социальной структуре, конечно, отражают более глубокие, более общие процессы экономических и социальных перемен. То, что упадок традиционных слоев советского общества является неотъемлемой частью перехода к рынку, пусть и в российском варианте, определяет сдвиги в социальных ожиданиях и настроениях россиян.

По мнению автора диссертационного исследования, российская система управления ориентируется на то, что в обществе не сформировались социально влиятельные слои, и сама является частью правящего класса. Кроме того, ни обслуживающий класс, ни слой бизнесменов не обладает значительной политической властью. Эти тенденции находят яркое выражение в том, что система управления возвышается над социальной структурой общества и, если служит образцом, то в пределах допустимых желаний со стороны различных социальных групп.

Делается вывод, что референтность креативного управления выглядит в большей степени желаемым фактором, нежели реальным, что, конечно, не означает его осуществимость только в отдаленном будущем. Если брать воздействие отмеченных креативных трендов, особенно на локальном уровне, то можно сказать, что требуется переход к более высокому универсальному воздействию с переменой отношения к креативности на стратегическом уровне, чтобы тренды превратились в долговременные интенции.

Обосновывается, что нынешнее состояние управления характеризуется отказом от модели референтности под видом обоснования управленческой гибкости. Значительная часть управленцев разрабатывает «собственную» теорию, приспособленную под нужды технологии правящей элиты, о чем еще писал в свое время А.У. Голднер. Особенностью российского варианта управления является вера во всесильность административного рынка, а в условиях общества, характеризующегося социокультурными разделами, неизбежные точки бифуркации вызывают стремление к созданию управленческих систем, фиксированных в праве24.

Следует отметить, что, являясь управлением, действующим в контакте с процессами социальной самоорганизации, креативное управление демонстрирует флуктуационное состояние, создавая предубеждения насчет неосуществимости жесткого управленческого воздействия. Сложность положения креативного управления усугубляется еще и тем, что оно находится в постоянных конкурентных отношениях с различными видами инновационного и рыночного саморегулирования.

Таким образом, несмотря на то, что в обществе сложилось стойкое убеждение, что система управления должна ассоциироваться с сильным государством, на наш взгляд, процесс формирования креативного управления усиливает позиции тех, кто считает возможным развитие ассоциированных с государственной властью систем управления. В частности, сам процесс передачи функций управления и расширения компетентности на региональном уровене, хотя и связан с определенными финансовыми и организационными соображениями, имеет и креативный смысл, состоящий в том, что все больше осознается возможность диверсификации управленческих практик, повышении эффективности путем работы на местах.

В Заключении диссертации сформулированы основные результаты проведенного исследования и намечены перспективы дальнейшей разработки темы. Подчеркивается, что с формированием системы креативного управления усиливается влияние креативности, как тенденции общественного развития, как инструмента достижения стратегических социальных целей и обретения российским обществом состояния уверенности в будущем.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы

В изданиях перечня ВАК РФ

  1. Салогуб А.М. Креативное управление: институциональная оценка. // Научные проблемы гуманитарных исследования. 2012. № 8. 0,5 п.л.
  2. Салогуб А.М. Неформальные отношения в креативном управлении // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2012. № 2. 0,5 п.л.
  3. Салогуб А.М. Самодетерминация субъектности в креативной управленческой деятельности // Социально-гуманитарные знания. 2012. № 7. 0,5 п.л.
  4. Салогуб А.М. Креативное управление в системе социального управления организаций // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология». 2012. № 4. 0,5 п.л.
  5. Салогуб А.М. Бессубъектность: имитационность в управлении организацией // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 11. 0,5 п.л.
  6. Салогуб А.М. Интеллектуальный капитал: эволюция от экономики рук к экономике мозгов. // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2011. № 1. 0,5 п.л.
  7. Салогуб А.М., Бурцев П.В. Формирование управленческой группы организаций в условиях социальной дифференциации российского общества // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 7. Спецвыпуск. 0,8 п.л./0,4 п.л.
  8. Салогуб А.М. Дизайн корпорации будущего, или «креатив приносит деньги» // Научные проблемы гуманитарных исследования. 2010. № 2. 0,5 п.л.
  9. Салогуб А.М., Тер-Акопьян В.А. Особенности институциональных стратегий субъектов социального аудита в российском обществе // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 11. 0,8 / 0,4 п.л.
  10. Салогуб А.М. Управление талантливым персоналом в системе формирования конкурентных преимуществ современной организации (диалектический подход) // Научные проблемы гуманитарных исследования. 2009. № 3. 0,5 п.л.
  11. Салогуб А.М., Бодякин Ю.И. Институционализация общественных саморегулируемых организаций // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп. вып. 1. 0,8 п.л./0,4 п.л.
  12. Салогуб А.М. Креативное управление и интегральные ценности российского общества // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 4. 0,5 п.л.
  13. Салогуб А.М. Креативное управление: теоретико-методологический аспект // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2012. № 3. 0,5 п.л.
  14. Салогуб А.М. Формирование креативной управленческой культуры // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2012. № 4. 0,5 п.л.

Монографии

  1. Салогуб А.М. Креативное управление в системе социального развития российского общества. Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2012. 10 п.л.
  2. Салогуб А.М., Зинченко Г.П. Управление человеческими ресурсами: модель для российских организаций.  Ростов-на-Дону: ООО РостИздат, 2005. 8,5 п.л./7 п.л.

Брошюры

  1. Салогуб А.М. Генерирование креативных элит в управлении. Ростов-на-Дону: Антей, 2012. 1 п.л.
  2. Салогуб А.М. Креативный класс как ресурс нового управления. Ростов-на-Дону: Антей, 2012. 1 п.л.
  3. Салогуб А.М. Уровни управленческого воздействия. Ростов-на-Дону: Антей, 2011. 1 п.л.

Статьи, тезисы

  1. Салогуб А.М. Динамика престижности профессий и тенденции развития креативного управления // Гуманитарий Юга России. 2012. № 2. 0,5 п.л.
  2. Салогуб А.М. Структурные аспекты интеллектуального капитала // Университетские чтения – 2012. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Пятигорск: ПГЛУ, 2012. 0,5 п.л.
  3. Салогуб А.М. Общество знаний и креативный класс //  Университетские чтения – 2011. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Ч. XV. Пятигорск: ПГЛУ, 2011. 0,6 п.л.
  4. Салогуб А.М. Совершенствование методов управления креативными сотрудниками современной организации // Университетские чтения  – 2010. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Пятигорск: ПГЛУ, 2010. 0,6 п.л.
  5. Салогуб А.М., Коргова М.А., Мхеидзе Л.Р. Становление самообучающихся организаций и перспективы кадрового менеджмента // Современные тенденции развития бизнеса и бизнес-образования в России. Материалы Международной научно-практической конференции (18-19 марта 2010 г). Челябинск, 2010. 0,6 п.л./0,2 п.л.
  6. Салогуб А.М. Особенности управления карьерой креативных сотрудников //  Мир через языки, образование,  культуру: Россия – Кавказ – Мировое сообщество. Материалы VI Международного конгресса. 11-15 октября 2010 г. Пятигорск, 2010. 0,2 п.л.
  7. Салогуб А.М. Управление креативным  персоналом как конкурентное преимущество современной организации // Университетские чтения – 2009, посвященные 70-летию ПГЛУ. Часть XI. Пятигорск, 2009.  0,6 п.л.
  8. Салогуб А.М., Коргова М.А. Использование тренинговых методик в  образовательном процессе: проблемы и перспективы их решения // Тенденции и перспективы развития дополнительного профессионального образования. Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 23-24 апреля 2009 г. Вып. 3. Новосибирск, 2009.  0,6 п.л./0,3 п.л.
  9. Салогуб А.М. Управление талантами как функция деятельности современной организации // Университетские чтения – 2008. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Часть XIII. Пятигорск: ПГЛУ, 2008. 0,4 п.л.
  10. Салогуб А.М. Управление талантами: фактор риска или феномен успеха» // «Современный Кавказ» - Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. Пятигорск: ПГТУ, 2008. 0,4 п.л.
  11. Салогуб А.М. Интеллектуальный капитал как стратегический ресурс современной организации // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». Вып. 1. Пятигорск: ПГТУ, 2008. 0,4 п.л.
  12. Салогуб А.М. Гендерные отношения в управлении: социально-ролевой аспект // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». Выпуск 1 – 2007. Пятигорск, 2007. 0,5 п.л.
  13. Салогуб А.М. Вектор управления конкурентоспособных организаций. Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру // Материалы V Международного конгресса 8-12 октября 2007 г. Симпозиум II. Социальное управление как средство достижения согласия, благосостояния и процветания в XXI веке. Социальная герменевтика. Пятигорск, 2007. 0,3 п.л.
  14. Салогуб А.М. Современные реалии в системе кадрового менеджмента России // Университетские чтения – 2007. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Часть XIII. Пятигорск, 2007. 0,6 п.л.
  15. Салогуб А.М. Проблемы корпоративной культуры в современных российских организациях // Сборник научных трудов «Образование и наука – основной ресурс социально-экономического развития» (по материалам Международной научно-практической конференции). Ростов-на-Дону: ИУБиП, 2006. 0,3 п.л.
  16. Салогуб А.М. Современные представления об управлении персоналом» // Материалы научно-практической конференции к 10-летию Пятигорского филиала СКАГС «Стратегическое управление социально-экономическими и политическими процессами в регионе: история, современность, перспективы». Ростов-на-Дону – Пятигорск, 2004. 0,7 п.л.
  17. Салогуб А.М. Социокультурная концепция современной системы управления персоналом» // Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы и ресурсы государственного строительства современной России». Ростов-на-Дону, 2004. 0,2 п.л.
  18. Салогуб А.М. Социологический анализ состояния кадрового корпуса государственной службы и предпринимательской сферы на КМВ» // Сборник научных статей «Кавказские Минеральные Воды: проблемы и перспективы развития». Ростов-на-Дону, 2003 г. 0,4 п.л.
  19. Салогуб А.М. Стратегия реализации новой модели управления персоналом в современных российских организациях и предприятиях» // Тезисы докладов и сообщений на научно-практической конференции молодых ученых СКАГС «Актуальные проблемы современного государственного строительства в России: Южнороссийское измерение». Ростов-на-Дону, 2003. 0,3 п.л.
  20. Салогуб А.М., Коргова М.А. Управленческая деятельность современного руководителя органов государственной и муниципальной службы» //  Сборник докладов и сообщений научно – практической конференции «Проблемы развития и реализации кадровой политики, совершенствование государственной и муниципальной службы в Ставропольском крае». Ставрополь – Пятигорск,  2002. 0,3 п.л./0,2 п.л. 
  21. Салогуб А.М. Проблемы формирования современной модели управления персоналом в Российских организациях» // Тезисы докладов и сообщений на научно-практической конференции молодых ученых СКАГС «Актуальные проблемы современного государственного строительства в России». Ростов-на-Дону, 2002. 0,2 п.л.
  22. Салогуб А.М., Коргова М.А. К вопросу о постановке стратегического управления на предприятиях и в организациях региона КМВ (по материалам социологических исследований и консалтинга) // Сборник докладов II внутривузовской научно-практической конференции «Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами  и их правовое регулирование».  Ставрополь,  2001. 0,3 п.л./0,2 п.л.
  23. Салогуб А.М. Использование исторического опыта России в становлении современной кадровой политики предприятий,  организаций,  органов государственной службы и муниципального управления» // Сборник докладов II внутривузовской научно-практической конференции «Совершенствование методов управления социально-экономическими процессами  и их правовое регулирование».  Ставрополь,  2001. 0,3 п.л.

1 Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М., 2011.

2 История управленческой мысли. Екатеринбург, 2009.

3 Новая постиндустриальная волна на Западе. М., 1999.

4 Управление человеческими ресурсами. М., 2011.

5 Иванов В.Н. Россия: варианты выбора. Социально-политическая ситуация. М., 2003.

6 Девятко И.Ф. Диагностическая процедура в социологии. Очерк истории, теории. М., 1993.

7 Щербина В.В. Социология организации. М., 1996.

8 Горшков М.К. Российское общество как оно есть. М., 2011.

9 Пригожин А.И. Реформы спотыкаются о менеджмент // Общественные науки и современность. 2001. № 4.

10 Тощенко Ж.Т. Социология управления. М., 2001.

11 Волков Ю.Г. Креативность – исторический прорыв России. М., 2011.

12 Осипов Г.В. Социология и общество. М., 2007.

13 Карпова Ю.А. Введение в социологию инноватики. М., 2004.

14 Наумова Н.Ф. Человек и модернизация России. М., 2006.

15 Горшков М. К. Российское общество как оно есть. М., 2011. С. 38.

16 Там же. С. 65.

17 Флорида Р. Креативный класс. М., 2011. С. 173.

18 Попов А. В. Управление регионами. Ростов н/Д, 2001. С. 320.

19 Попов А. В. Управление регионами. С. 325.

20 Волков Ю. Г. Креативность – исторический прорыв России. М., 2011. С. 228.

21 Готово ли российское общество к модернизации? М., 2011. С. 14.

22 Кравченко С. А. Социологическая теория: дискурс будущего. // Социс. 2007. № 3. С. 4.

23 Там же. С. 5.

24 Голднер А. У. Наступающий кризис западной социологии. СПб., 2003. С. 383.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.