WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Борисов Дмитрий Михайлович

ИНТЕГРАЦИЯ  ИНОСТРАННЫХ  ТРУДОВЫХ  МИГРАНТОВ

В  РЕГИОНАЛЬНЫЙ  СОЦИУМ

(НА  ПРИМЕРЕ  РЕСПУБЛИКИ  МОРДОВИЯ)

  Cпециальность  22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Саранск  2012

Работа выполнена на кафедре методологии науки и прикладной социологии Федерального государственного бюджетного образовательного  учреждения высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева»

Научный руководитель доктор социологических наук  доцент

  Фофанова  Катерина Владиславовна

Официальные оппоненты

Черняева Татьяна Ивановна

доктор социологических наук профессор, зав. кафедрой социальных коммуникаций Поволжского института им.  П.А. Столыпина филиал ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при  Президенте Российской Федерации»

Щукина Нина Петровна

доктор социологических наук профессор, зав. кафедрой социологии социальной сферы и демографии

ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Ведущая организация

Федеральное государственное бюджетное  учреждение науки «Институт социально-политических  исследований  Российской академии наук

(ИСПИ РАН)»

Защита диссертации состоится «20» апреля 2012 г.  в 13-00ч. на  заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева» по адресу: 430005, г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, д. 39 а, 3-й этаж, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени М. М. Бахтина Федерального государственного бюджетного образовательного  учреждения высшего профессионального образования «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева».

Автореферат разослан  «19»  марта 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Сидоркина Валентина Михайловна

ОБЩАЯ  ХАРАКТЕРИСТИКА  РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Интерес к исследованию миграции, сформировавшийся в науке за последнее время, связан с интенсификацией миграционных потоков в России и в мире в целом. При этом особую роль в структуре миграционных процессов играет иностранная трудовая миграция, выступающая важным фактором трансформации социальной структуры, социальных и личностных изменений стран-доноров, самих мигрантов и принимающих их сообществ. В условиях глобализации возрастает интенсивность миграционных потоков, изменяющая условия жизни, социальную структуру, формы взаимодействия различных социальных групп в регионах, увеличивается доля стран, участвующих в миграционном процессе. Так, в «Отчете по мировой миграции – 2010» отмечается, что, по оценкам Международной организации труда, в мире насчитывается около 94 млн экономически активных мигрантов. Более 214 млн чел. ежегодно пересекают международные границы. Сегодня является мигрантом каждый тридцать третий человек на планете1.

Россия в XXI в. оказалась страной, активно вовлеченной в миграционный процесс. Наиболее масштабным видом миграции является трудовая миграция, выступающая значимым фактором социальных изменений, что делает необходимым включение данной тематики в проблемное поле социологического знания. Несмотря на массовость трудовой миграции и феномена гастарбайтерства, эти явления остаются мало изученными.

Современные исследователи фиксируют внимание на проблемах, характерных для процессов трудовой миграции в России: межэтнической напряженности, ксенофобии и других проявлениях социальной дезорганизации. В то же время в научном и общественном дискурсе все чаще ставится вопрос о том, что миграционная политика – это ответ на демографические вызовы: без привлечения иностранных трудовых мигрантов российский рынок труда не сможет эффективно функционировать.

Проблематизация этого предметного поля исследования связана с рядом вопросов, которые в современном социальном знании недостаточно разработаны. Анализ имеющейся литературы показывает, что подавляющее большинство современных социологических исследований в области трудовой миграции посвящены изучению включения иностранных трудовых мигрантов в принимающие сообщества столичных и приграничных регионов.

В последние годы местом притяжения стали территории, ранее мало привлекательные для мигрантов, в частности Республика Мордовия. В настоящее время межэтническая ситуация в республике характеризуется относительной стабильностью. Однако постоянная интенсификация потоков миграции требует выработки системы мер по интеграции трудовых мигрантов в региональный социум и постоянному поддержанию стабильности взаимодействия между мигрантами и принимающим сообществом.

Выявление характерных черт, социальных факторов и условий межэтнической консолидации представляется чрезвычайно важным для фиксации, анализа и популяризации накопленного в регионе положительного опыта, формулирования рекомендаций органам миграционной политики, выработки и принятия управленческих решений, затрагивающих национальные отношения на региональном и федеральном уровнях.

Особую актуальность в этом отношении приобретает понимание интеграции как многостороннего, полифонического процесса. Такой подход направлен на реализацию принципов уважения прав мигрантов и принимающих сообществ, поддержание социальной безопасности, повышение уровня доступа всех социальных групп к социальным услугам и рынку труда, укрепление межкультурных связей, поддержку ценностей, объединяющих людей, а также сохранение культурной идентичности коренных жителей и мигрантов.

Все это указывает на острую потребность социологического осмысления интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум и всестороннее изучение изменений социальной структуры и институциональных процессов в условиях принимающего региона.

Степень научной разработанности проблемы. Различные аспекты изучения миграционных процессов получили довольно широкое освещение в отечественных и зарубежных социально-гуманитарных исследованиях.

Для рассмотрения теоретических основ интеграции использовались классические работы М. Вебера, Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, Ч. Миллса, Т. Парсонса, Г. Спенсера, Д. Тернера, а также современные работы М. А. Анипкина, З. Т. Голиковой, Е. Д. Игитханян и др. Наиболее ценными для диссертанта стали идеи Э. Дюркгейма – об органической солидарности, П. Сорокина – о различных формах интеграции, Т. Парсонса – о нормативной и ценностной интеграции, Дж. Тернера – о взаимозависимости интеграции с дифференциацией.

Общетеоретические подходы к исследованию миграции населения были заложены в конце XIX в. английским ученым Э. Равенштейном, который впервые сформулировал миграционные законы. Социологическое знание о миграции населения формировалось на основе классических и современных социологических теорий миграции С. Каслза, М. Критца, Д. Массея, О. Старка, Б. Томаса и др. Особую роль приобретают работы, выполненные в рамках цивилизационного подхода. Это идеи Бен Дж. Ваттенберга, С. Хантингтона, воспринимающих миграцию как двигатель истории, и противоположная идея П. Бьюкенена, рассматривающего миграцию как гибель цивилизации.

В российской науке общепризнанной является типология миграции, предложенная  В. А. Ионцевым, согласно  которой  выделяется  внешняя  и внутренняя  миграция2. Л. Л. Рыбаковский  разработал  концепцию  трехстадийности  миграционного  процесса, включающую формирование подвижности, собственно переселение  и  приживаемость  новоселов  в  местах вселения3.

Особый вклад в общую социологическую теорию вносят работы российских исследователей М. С. Блиновой и Т. Н. Юдиной, обосновавших важность социологии миграции как отрасли социологического знания. В рамках современных социологических подходов развивается конфликтологический подход к исследованию миграционных процессов, представленный А. В. Дмитриевым.

Изучение миграции осуществляется по ряду направлений: экономические аспекты международной миграции (Ж. А. Зайончковская, И. В. Ивахнюк, С. В. Рязанцев и др.), политологические аспекты международной миграции  (Ю. Г. Ефимов, Н. Н. Кобозева, В. И. Мукомель, Н. А. Ткачева и др.), нормативно-правовые аспекты (Ф. Дювель, О. А. Малиновская, И. П. Цапенко и др.), социокультурные аспекты (Э. В. Волков, Т. Ф. Маслова и др.).

В  рамках  социологического  направления  рассматриваются  взаимосвязь мигрантов и принимающих  сообществ  (А. В. Дмитриев,  Н. А. Зотова,  Е. А. Назарова, В. Н. Петров, Г. А. Пядухов, Г. Н. Строева и др.); модели социокультурной интеграции иммигрантов (К. Д. Дьяконов, В. И. Дятлов, Т. С. Кондратьева,  И. С. Новоженова, Э. А. Паин, Г. С. Померанц, С. В. Погорельская, М. С. Савоскул, И. С. Семененко и др.); формирование толерантности и ксенофобии (Л. М. Дробижева, И. М. Кузнецов, С. А. Пистрякова, Е. В. Савва, М. В. Савва, Е. Ю. Щеголькова и др.), изменения этнического и конфессионального состава населения, создание этнических общин и диаспор (М. Л. Белл, В. Гельбрас, А. Р. Димаев, А. Ф. Мельник, Л. И. Никонова, Т. И. Чаптыкова и др.). Положению мигрантов на рынке труда посвящены работы отечественных социологов Н. А. Зотовой, Е. Е. Немерюк, Е. В. Тюрюкановой, Н. Н. Фомина и др. Различные факторы современного гастарбайтерства исследуются Т. В. Андреевой, Н. М. Бариновой, Л. В. Забровской, Е. С. Красинец, И. А. Субботиной и др.

Важную роль играют работы, посвященные механизмам адаптации трудовых мигрантов, способам создания сетевых ресурсов. В российской науке данное исследовательское направление нашло отражение в работах О. Е. Бредниковой, П. М. Козыревой, О. В. Паченкова и др.

Проблему гармонизации межэтнических отношений в контексте выявления факторов, способствующих установлению и поддержанию межэтнического согласия и сотрудничества в полиэтническом регионе, обосновывают Ю. В. Арутюнян, О. А. Богатова, М. Н. Губогло, Л. М. Дробижева, Г. Г. Зейналов, В. А. Нежданов, М. Б. Ротанова, Т. Н. Суконкина, И. В. Широкова и др. Особенностям этнических и конфессиональных отношений в регионе посвящены исследования М. Ю. Бареева, Т. В. Гармаевой и др. Демографические основы миграционных процессов рассматриваются В. Ф. Разживиным,  Н. П. Щукиной.

Проблемы российского этноса и влияние геополитических процессов на изменение межэтнических отношений представлены в работах Р. И. Алексан-дровой, О. Л. Краевой, В. С. Кузнецова, Е. В. Мочалова и др. Различные аспекты интеграции этнических мигрантов в городской социум исследуют О. И. Вендина, М. С. Григорьев, Е. А. Назарова, Е. Ю. Щеголькова, Н. Н. Фомин и др. Региональная специфика миграционных процессов и особенности использования труда иностранных мигрантов в регионах России рассмотрены в работах К. С. Мокина (на примере Саратовской области), Г. Д. Гриценко, Т. Ф. Масловой (Ставропольский край), З. А. Даниловой (Байкальский регион), Г. Н. Строева (Дальневосточный регион), А. В. Дмитриева, В. Н. Петрова (Северокавказский регион).

Анализ концепций отечественных и зарубежных специалистов позволяет утверждать, что для решения поставленной проблемы имеются некоторые теоретико-методологические и эмпирические предпосылки. Однако социологический анализ интеграции иностранных трудовых мигрантов в Республику Мордовия пока не осуществлялся. Данное исследование ставит целью восполнить этот пробел.

Объект исследования – иностранные трудовые мигранты.

Предмет исследования – социальная интеграция иностранных трудовых мигрантов в региональный социум.

Цель диссертационного исследования – выявление социальных оснований интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум.

Задачами исследования являются:

– проанализировать и обобщить теоретико-методологические основания изучения иностранной трудовой миграции и гастарбайтерства;

– провести социологический анализ интеграционных процессов в сфере трудовой миграции иностранных трудовых мигрантов в принимающее сообщество и их моделей;

– определить особенности структуры миграции и миграционных процессов на региональном уровне;

– провести анализ сетевого ресурса как фактора интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум;

– выявить основные характеристики интеграционного потенциала принимающего сообщества.

Гипотеза исследования. Разные группы трудовых мигрантов используют гетерогенные стратегии интеграции в региональный социум, обусловленные спецификой экономических и социокультурных факторов (уровень доверия между мигрантами и принимающим сообществом, социальные связи, сетевые ресурсы, тип страны-донора и т. д.).

Теоретико-методологическая  основа диссертационного исследования.  В качестве методологических оснований диссертационной работы выступают неоклассический и конфликтологический подходы, трактующие миграцию как сложный динамический процесс. В изучении интеграции иностранных трудовых мигрантов применены деятельностный (М. Вебер), структурно-функциональный (Т. Парсонс) и социокультурный (П. Сорокин) подходы.

При анализе интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный  социум использовались теории отечественных и зарубежных ученых,  в частности теории структурации (Э. Гидденс) и «расколотого рынка труда»  (Э. Бонасич), концепции социального капитала (П. Бурдье, Дж. Каулмен) и социальных сетей (М. Грановеттер, М. Кастельс, И. Е. Штейнберг), идеи Ф. Фукуямы о доверии и др.

Особое значение для понимания интеграции миграционных процессов имеют работы современных социологов: Т. И. Заславской (изучение миграционного поведения), А. В. Дмитриева, Т. И. Черняевой (конфликтологическое измерение миграции).

Интеграция иностранных трудовых мигрантов в региональное сообщество исследуется с помощью количественно-качественных методов. Методика работы включает сбор (анкетные опросы, полуструктурированное интервью, анализ документов), обработку и анализ эмпирических данных. Процедура сбора и анализа данных проводилась в соответствии с принципами социологического исследования, предложенными в работах И. Ф. Девятко, В. А. Ядова.

Эмпирической базой работы послужили статистические данные по миграции населения Республики Мордовия и России в целом, отчеты Государственного комитета  Республики Мордовия по труду и занятости населения (2008–2010 гг.), аналитический доклад и аналитические записки о деятельности Госкомтрудзанятости Республики Мордовия 2008–2010 гг.

В целях сравнения миграционных процессов, отношения населения к трудовым иностранным мигрантам вторично проанализированы результаты исследований «Внутренняя и внешняя миграция населения: состояние и тенденции развития» под руководством В. Э. Бойкова, «Социальные аспекты миграции в России» под руководством А. Р. Димаева, проекта «Российская идентичность: потенциал формирования в Москве и регионах» под руководством Л. М. Дробижевой; применялись данные исследований ВЦИОМ, Фонда «Общественное мнение».

В работе использованы результаты социологического исследования, проведенного автором диссертации в 2010–2011 гг., а именно:

– данные полуструктурированных интервью, проведенных с февраля  2009 г. по ноябрь 2011 г. (N = 68), из них: 25 интервью с иностранными рабочими, прибывшими в Мордовию из Узбекистана; 5 – с «бригадирами» трудовых мигрантов из Узбекистана; 20 – с мигрантами, прибывшими из Таджикистана; 15 – с иностранными рабочими, прибывшими в республику из Армении; по одному интервью – с председателем регионального отделения Общероссийской общественной организации «Союз армян России» в Республике Мордовия, с представителем фирмы «Ташир» в г. Саранске, с председателем регионального отделения Общероссийской общественной организации «Всероссийский азербайджанский конгресс по Республике Мордовия»;

– данные экспертного опроса «Социальная интеграция иностранной рабочей силы в местное сообщество», проведенного в феврале-марте 2010 г. методом анкетирования (N = 30). Критериями отбора экспертов выступили должность и сфера профессиональной деятельности;

– данные анкетного опроса «Иностранные трудовые мигранты в Республике Мордовия», проведенного в апреле-марте 2011 г. Опрос проводился среди жителей республики. Была использована квотная выборка (N = 385, погрешность не более 5 %) по полу и территориальному признаку (город/село). Данные анкетного опроса обработаны в программе SPSS 18.

Научная новизна диссертации заключается в следующем.

1. Проанализированы и обобщены теоретические подходы к изучению иностранной трудовой миграции и гастарбайтерства с точки зрения форм участия мигрантов в жизни принимающего сообщества и на рынке труда. Дано авторское определение трудовой миграции, определено направление анализа иностранной трудовой миграции, учитывающее особенности социально-трудовой циркуляции, перемещения и мобильности мигрантов.

2. Проведен социологический анализ интеграционных процессов в сфере трудовой миграции, систематизированы основные подходы к изучению интеграции иностранных трудовых мигрантов, предложена авторская модель интеграции трудовых иностранных мигрантов.

3. Определены особенности структуры миграции и миграционного процесса в региональном социуме на основании выявления типа миграции, составляющих миграционного потока, мигрантских ниш и сегментов. Проанализированы данные экспертной оценки миграционной ситуации в контексте современных интеграционных процессов в Мордовии.

4. Проведен анализ сетевого ресурса как фактора интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум, эмпирически определены стратегии интеграции иностранных трудовых мигрантов в местное сообщество.

5. Выявлены основные характеристики интеграционного потенциала, практики взаимодействия иностранных трудовых мигрантов и принимающего сообщества. Исследованы установки населения по отношению к иностранным трудовым мигрантам. Предложены рекомендации органам государственной власти Мордовии по формированию и совершенствованию интеграционной модели миграционной политики.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Рассмотрение современной иностранной трудовой миграции требует комплексного анализа, базирующегося на сочетании неоклассического, конфликтологического и структурно-функционального подходов. Такой анализ позволяет выстроить теоретическую модель объекта исследования, соединяющую макро- и микроуровни иностранной трудовой миграции с учетом ее специфики: циркулирующей мобильности, экономической мотивации, прагматических форм поведения, уязвимости и неопределенности социального статуса мигрантов в принимающем сообществе.

2. Интеграцию применительно к иностранным трудовым мигрантам следует рассматривать как многоуровневый двусторонний процесс, в ходе которого иностранные трудовые мигранты принимаются в местное сообщество в качестве отдельных лиц или групп, при этом, с одной стороны, формируются определенные практики взаимодействия мигрантов с принимающим сообществом, с другой – принимающее сообщество предлагает институциональные способы конструктивного взаимодействия. По типу интеграция может быть активная и пассивная, частичная и полная, горизонтальная и вертикальная. Авторская интеграционная модель состоит из четырех уровней: профессионально-функционального, ценностно-правового, институционально-структурного, социокультурного. В уровневой модели также выделены этапы: адаптация, стабилизация, инновация. Переход от одного уровня к другому зависит от намерений трудовых мигрантов, времени их пребывания в регионе, доступа к рынку труда, а также миграционной политики региона и отношения населения к мигрантам.

3. Основным поставщиком трудовых ресурсов в Республику Мордовия является Центрально-Азиатский регион СНГ. Миграционный поток в регионе характеризуется двумя разнонаправленными тенденциями: стихийной самоорганизацией и регулируемой миграцией на основе квотирования рабочих мест. Миграционному потоку в регионе свойственны следующие черты: преимущественно экономический характер; профессиональная структурированность и формирование ниш в сферах строительства, промышленности, коммерческой деятельности. Среди факторов, детерминирующих миграцию в регион, приоритетное значение имеют социально-экономические (определяющие состояние экономики и рынка труда), демографические (влияющие на численность населения), социокультурные (поддерживающие сложившуюся полиэтническую структуру региона).

4. Институциональными формами, способствующими включению мигрантов в социальные процессы региона, являются семейные связи, земляческие группы, общественные организации, выступающие в качестве сетевого ресурса интеграции. Ведущими типами социальных сетей интеграции в регионе выступают: патернализм (характерен для мигрантов из Узбекистана), религиозная солидарность (из Таджикистана), этническая ассоциация (из Армении и Азербайджана). На территории Мордовии трудовые мигранты демонстрируют три основные стратегии интеграции: самосегрегация (характерно для мигрантов из Узбекистана), мультикультурализм (из Армении и Азербайджана), ассимиляция (из Таджикистана).

5. Интеграционные настроения и ожидания принимающего населения не совпадают с мнением трудовых мигрантов, которые оптимистично оценивают отношение к ним местного населения. В Республике Мордовия население демонстрирует достаточно противоречивое отношение к иностранным трудовым мигрантам. К основным характеристикам интеграционного потенциала необходимо отнести  как социально-экономические (спокойная межэтническая обстановка, традиции межэтнического взаимодействия), так и социокультурные  факторы (восприятие мигрантов как бывших соотечественников и т.д.). Основными причинами  возникновения барьеров на пути интеграции являются низкая  интенсивность этноконтактного взаимодействия местного населения и трудовых мигрантов, упрощенный взгляд на социальные процессы,  недостаточная информированность  населения в вопросах трудовой миграции, некритическое восприятие стереотипов.

В процессе интеграции особое значение приобретают меры образовательного и информационного характера. В социально-экономической сфере важное значение имеет создание механизмов отбора и привлечения нужных для экономики региона мигрантов. Современная миграционная политика не может быть ограничена рамками одной интеграционной модели – необходим диверсифицированный подход к интеграции, учитывающий многообразие ее типов и стратегий.

Обоснованность и достоверность результатов проведенного диссертационного исследования определяются непротиворечивостью составивших его основу теоретических и методологических положений, а также использованием диссертантом комплекса эмпирических и теоретических методов. Результаты проведенного эмпирического исследования соотнесены с известными данными других исследований.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Приведенные в диссертационном исследовании теоретические обобщения по проблеме интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум вносят определенный вклад в развитие социологии миграции и теорию социальных процессов и структур. Они могут быть использованы в изучении механизмов взаимодействия участников миграционных процессов, для разработки конкретных мер, направленных на снижение социальных и экономических издержек, напряженности между принимающим социумом и мигрантами, а также на оптимизацию государственной социальной политики в отношении мигрантов.

Практическая значимость исследования определяется тем, что оно позволяет наметить эффективные пути решения возникающих проблем, учитывающие особенности интегрирования различных групп иностранных мигрантов в принимающий социум, и выработать модели интеграции в условиях полиэтнического региона, ярким примером которого является Мордовия.

Материалы и практические рекомендации могут служить основой для дальнейшей разработки и совершенствования процедур и методик социологических исследований проблем иностранной трудовой миграции в региональном социуме. Собранные и проанализированные статистические данные, выводы, сделанные в работе, могут быть широко использованы в учебном процессе при подготовке социологов, менеджеров, при разработке курсов и программ по социологии миграции.

Теоретические и эмпирические данные, рекомендации автора, представленные в диссертации, могут иметь практическое значение при разработке государственной региональной миграционной политики.

Результаты диссертационного исследования внедрены в Управлении Федеральной миграционной службы по Республике Мордовия при организации работы с иностранными трудовыми  мигрантами,  использовались  Министерством национальной политики Республики Мордовия при разработке предложений в области национальных отношений (акты о внедрении прилагаются к диссертации).

Апробация диссертационного исследования. Полученные результаты были представлены на ряде международных и российских конференций: «Проблемы трудоустройства молодежи: путь и методы решения в условиях реализации национальных проектов» (г. Орел, 2006 г.), «Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России» (г. Петрозаводск, 2004–2009 гг.); «Модернизация социальных систем в современном российском обществе: потенциал и практика повседневности» (г. Иркутск, 2011 г.); «Модернизация науки и общества: вызовы и ответы» (г. Саранск, 2011 г.). По теме диссертации опубликовано 13 работ, в том числе две в издании, рекомендованном ВАК (Регионология. 2010. № 2; 2011. № 1).

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, двух глав (пяти параграфов), заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, освещается степень ее разработанности, определяются цель, задачи, объект, предмет, методологическая и эмпирическая основы исследования, формулируются новизна, основные положения, выносимые на защиту, описывается теоретическая и практическая значимость исследования.

Первая глава – «Иностранная трудовая миграция как социологическая проблема» – посвящена теоретико-методологическим подходам к изучению интеграционных процессов в сфере трудовой миграции.

В первом параграфе – «Теоретико-методологические подходы к иностранной трудовой миграции и гастарбайтерству» – формируется методология исследования, типологизированы теоретические подходы к изучению иностранной трудовой миграции и гастарбайтерству, представлены различные подходы к определению миграции, обоснованы классификации миграции, дано авторское определение трудовой миграции.

Проведенный анализ показал, что существующие типологии миграции основаны либо на особенностях миграционных потоков, либо на различных моделях поведения мигрантов на макро- и микроуровне. Теоретическая модель изучения иностранной трудовой миграции включает: теорию миграционных систем, представленную Д. Массеем, М. Критцем, Х. Злотником; историко-структурный подход С. Каслза, согласно которому движение мигрантов осуществляется в переделах глобальных и национальных экономических систем; макроуровневую теорию миграции Б. Томаса, объясняющую направление миграции рабочей силы из страны в страну обратным чередованием циклических фаз экономического развития тех или иных стран; микроуровневую теорию неоклассического подхода О. Старка, фокусирующую внимание на решениях, принимаемых индивидуально либо в рамках семьи и домохозяйства; теорию сегментированного (двойного) рынка труда, предложенную А. Самакато. Особое значение имеет конфликтологический подход к изучению миграционных процессов. Иностранная миграция в определенной степени расширяет этнокультурный спектр принимающего общества, создает риски для поддержания идентичности как самих мигрантов, так и старожильческого населения, способствует возникновению феномена этнической маргинальности.

Автор диссертации считает, что представленные теории при объяснении феномена трудовой миграции необходимо рассматривать не как альтернативные, а как комплексные, дополняющие друг друга. Так, исследование причинно-следственных взаимосвязей миграции на макроуровне позволяет сопоставить масштабы, направления, интенсивность миграционных потоков между регионами с различными параметрами социально-экономического развития территорий. Существенный момент таких взаимосвязей – выявление их характера в зависимости от состава мигрантов. В рамках микроуровневых теорий изучается миграционная реакция иностранных рабочих, их семей или домохозяйств на изменение тех или иных показателей условий жизни, важных с точки зрения принятия решений о трудовой миграции. В современном понимании трудовая миграция – это  многоуровневое дифференцированное явление, при рассмотрении которого необходимо учитывать специфику страны, из которой прибывают мигранты, взаимоотношения мигрантов с местным сообществом.

Диссертант предлагает под иностранной трудовой миграцией понимать перемещение экономически активного населения через границы государства на постоянной, временной (сезонной) или долговременной основе с целью трудоустройства и решения материально-экономических проблем в другой стране. С позиций социологического подхода, иностранной трудовой миграции свойственны элементы социально-трудовой циркуляции, происходящей по двум траекториям мобильности –  нисходящей или восходящей.

В диссертации показано, что наряду с понятием «трудовой мигрант» сформировалось понятие «гастарбайтер». Понятием «гастарбайтер» в работе обозначена та группа трудовых мигрантов, которая планирует вернуться домой и, как правило, выполняет неквалифицированную и полуквалифицированную работу. В России феномен гастарбайтерства  получил особую  оценочно-негативную коннотацию и, как правило, применяется к мигрантам из стран Средней Азии, занимающимся теневой деятельностью и имеющим нелегальный статус пребывания в стране. 

Социологическая рефлексия теоретических подходов и концепций дает основание утверждать, что при изучении иностранной трудовой миграции необходимо учитывать, с одной стороны, способы, стратегии доступа к жизни в принимающем социуме, с другой – связи со страной-донором.

Во втором параграфе «Социологический анализ интеграционных процессов в сфере трудовой миграции» – осуществляется социологический анализ интеграционных процессов в сфере трудовой миграции и моделей интеграции иностранных  мигрантов в принимающее сообщество, предложена авторская модель интеграции трудовых иностранных мигрантов.

Проведенный теоретический анализ интеграции, с опорой на идеи М. Вебера,  Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, Ч. Миллса, Т. Парсонса, П. Сорокина, Дж. Тернера, позволил диссертанту определить интеграцию как двусторонний процесс  между иностранными трудовыми  мигрантами и местным сообществом, ориентированный  на устойчивое бесконфликтное социальное  взаимодействие. По мнению диссертанта, интеграция  иностранных  трудовых  мигрантов – это процесс последовательного освоения мигрантами различных видов  социальной деятельности в принимающем сообществе, конструктивное  взаимодействие мигрантов и местного сообщества, осуществляемое  в различных сферах жизнедеятельности.

Диссертант отмечает, что интеграционные меры касаются не только тех иностранных мигрантов, которые приняли решение остаться в принимающем сообществе, но и тех, кто планирует вернуться обратно на родину. Интеграционные меры должны учитывать факт транснационализма, предусматривающего возможность принадлежности человека не к одному, а к нескольким сообществам, что характерно как для определенного числа российских жителей, так и для мигрантов, приезжающих в Россию.

Автором предложена уровневая модель интеграции иностранных трудовых мигрантов. Отправной точкой для построения модели выступает тип миграции, в частности трудовая иностранная миграция. Модель содержит следующие уровни:

– профессионально-функциональный – связан с овладением на территории принимающего сообщества навыками, необходимыми для  удовлетворения основных жизненных потребностей. К числу основных индикаторов данного уровня относятся:  со стороны мигрантов – оформление документов и разрешения  на работу, поиск жилья, получение работы, со стороны принимающего сообщества – создание институциональных условий для принятия мигрантов, оформления требуемых документов. Данный уровень характерен как для легальных, так  и нелегальных мигрантов; 

– ценностно-правовой – связан с признанием правовых норм и ценностей, действующих в принимающем сообществе, заключением трудовых договоров и контрактов. К числу основных индикаторов относятся: со стороны мигрантов – знание и соблюдение законов, заключение трудовых договоров, оплата налогов, соблюдение правовых и социальных норм принимающего сообщества, со стороны принимающего сообщества – создание институциональных условий для безопасного жизнеобеспечения трудовой деятельности мигрантов, содействие в  вопросах поддержания этнокультурной идентичности, социальной, экономической, правовой адаптации. На данный уровень интеграции могут подняться только легальные мигранты;

– институционально-структурный – связан с вовлечением иностранных трудовых  мигрантов в социальную, культурную, образовательную сферу принимающего сообщества, взаимодействием с государственными органами и организациями, подтверждением профессиональной компетентности. Мигранты имеют возможность  конкурировать на рынке труда, в случае необходимости пользоваться социальными, образовательными и медицинскими услугами и благами принимающего сообщества. Индикаторами выступают: доступ к медицинским, социальным и образовательным услугам, взаимодействие с органами власти и различными организациями, со стороны принимающего сообщества –  предоставление социализационного пакета; 

– социокультурный – связан с включением в систему социальных отношений сообщества. Заключительный  этап интеграции зависит как от принятия решений  вернуться домой или остаться работать дальше, перевезти семью, получить гражданство или вид на жительство, так и от ряда факторов, которые стирают границу «свой» – «чужой».

Согласно авторской концепции, каждый  уровень интеграции иностранных трудовых  мигрантов состоит из этапов, причем необязательно, что каждый из этих этапов будет пройден.  В предлагаемой модели диссертант выделяет следующие этапы: адаптация – стабилизация – инновация.

Адаптация – процесс приспособления моделей поведения в принимающем сообществе к новой социальной среде, нормам, ценностям, образцам поведения. Адаптация является частью интеграции.

Стабилизация – жизнедеятельность иностранных трудовых мигрантов в принимающем сообществе характеризуется устойчивостью, предсказуемостью.

Инновация – стремление иностранных трудовых мигрантов к достижению определенных изменений социальной среды в соответствии с собственными интересами, которые могут как совпадать, так и расходиться с целями (внешними потребностями) группы, организации, общества в целом на определенном этапе его развития.

Проходя определенные уровни интеграции, мигранты демонстрируют различные стратегии и типы интеграции:

– активная и пассивная – зависят от эффективности социального взаимодействия с местным сообществом;

– вертикальная  – связана с процессом взаимодействия трудовых мигрантов с государственными институтами, общественными организациями, представителями бизнеса, горизонтальная – с развитием связей и взаимодействий в результате культурно-бытового обмена, передачи информации  как между мигрантами, так и с местным сообществом.

По мнению диссертанта, так как интеграция – не только результат, но и процесс, соответственно она может быть:

– частичной (когда трудовой мигрант включается только в отдельные сферы жизни или живет среди «своих», например, мигрант может быть интегрирован только по критерию занятости);

– полной (когда трудовой мигрант успешно, открыто, законно участвует в жизни принимающего сообщества, овладевает новыми знаниями и навыками).

Автор диссертации приходит к выводу, что концепцию интеграции необходимо отличать от концепции адаптации, ассимиляции, участия, социального включения.

Во второй главе – «Стратегии, модели и факторы интеграции трудовых мигрантов  в  региональном социуме» рассматриваются особенности миграционных процессов на региональном уровне, приводятся результаты авторского эмпирического исследования.

В первом параграфе «Особенности миграционных процессов в Республике Мордовия» – определены особенности структуры миграции и миграционных процессов на региональном уровне.

Официально статистический учет трудовых мигрантов в России ведется Федеральной миграционной службой (ФМС) с 1994 г. Вместе с тем вопрос оценки численности иностранных трудовых мигрантов остается открытым. Имеющиеся данные учитывают легальных иностранных рабочих и основываются на факте проживания или выдачи разрешения на работу, не всегда принимая во внимание временную трудовую  миграцию,  зависящую  от  сезонных условий.

Статистические данные указывают на неравномерный охват России процессом  международной миграции. Центром притяжения для иностранной рабочей силы, так же как и для внутрироссийской миграции, выступают крупные города с более высоким качеством городской среды, большими возможностями для заработка. Свыше 40 % трудовых мигрантов из-за рубежа привлекается для работы в Центральный федеральный округ, прежде всего в Москву и Московскую область. По данным Всероссийской переписи населения 2010 г., Москва остается центром межрегиональной миграции.

В территориальном разрезе в России сформировалось два вектора миграционных потоков – крупные города с высоким качеством и уровнем жизни  и регионы с более низким качеством жизни, но и с более низкой конкуренцией на рынке труда. Высокая конкуренция в больших городах, частые случаи нарушения прав мигрантов послужили фактором, «выталкивающим» их  в регионы. Не стала исключением и Республика Мордовия.

Анализ структурно-содержательных составляющих  миграционного потока в Республику Мордовия выявил складывающуюся тенденцию к увеличению численности иностранных граждан на ее территории. Республика имеет положительное сальдо миграции по обмену населением со странами ближнего зарубежья. Численность официально зарегистрированных иностранных граждан на территории республики в 2006 г. составила 7 560 чел., в 2007 – 10 861 чел., в 2008 – 12 621, в 2009 – 11 220, в 2010 г. – 13 585 чел.4 Наиболее распространенной целью въезда в республику остается трудовая деятельность: в 2009 г. – 3 993 чел., в 2010 г. – 4 490 чел., что составляет 40% от общего числа въехавших на территорию Республики Мордовия.  С 2007 г. по 2010 г. приток иностранных трудовых граждан с целью трудоустройства увеличился на 12,4%. Госкомитетом РМ по занятости населения  предусматривались  квоты  на осуществление  иностранными  гражданами  трудовой  деятельности:  в  2008 г. –  5 677 чел., в 2009 г. – 3 994 чел., 2010 г. – 2 583 чел., 2011 г. – 5 429 чел., 2012 г. – 5 900 чел. По мнению экспертов, количество иностранных трудовых мигрантов в республике превышает официально зарегистрированное число на 30–40 %. В Мордовии численность мигрантов из Узбекистана, Таджикистана превышает число мигрантов с Украины, из Азербайджана, Молдовы. Эта тенденция имеет региональный характер, так как, например, в Москве трудовых мигрантов с Украины больше, чем из других стран постсоветского пространства.

Половозрастной  состав иностранных  трудовых мигрантов  в Республике Мордовия представлен в основном мужчинами (в 2008 г. – 2 893, в 2009 – 1 405 чел., женщин – 74 и 20 соответственно) и возрасте от 18 до 55 лет. По мнению диссертанта,  во-первых, это вызвано тем, что в республику в основном прибывают трудовые мигранты среднеазиатских стран, где сохраняется патриархальный тип гендерных отношений в семье, во-вторых, связано со сферой занятости, имеющей маскулинный профиль. В-третьих, в регионах с высоким уровнем жизни, например в Москве и Московской области, сформировался сектор домашних услуг, ориентированный на высший и средний класс. Именно в этом секторе активно используется труд женщин-мигрантов, выполняющих работу по дому, по уходу за пожилыми, больными людьми, детьми. Иностранные трудовые мигранты встраиваются в действующие экономические сферы и социальные институты. В Мордовии сектор домашних услуг развитии слабо.

На основании статистических и эмпирических данных в диссертации показаны формирующиеся экономические ниши, занятые преимущественно иностранными работниками. Проведенный анализ полученных уведомлений от работодателей в 2009 г. показал, что для Республики Мордовия характерны те же тенденции, что и для России в целом. Большая часть иностранных работников используется в строительстве – 63 %; в обрабатывающем производстве – 19 %, в сельском хозяйстве – 6, в оптовой и розничной торговле – 6, в других сферах – 6 %.

Экономическая мотивация, лежащая в основе иностранной трудовой миграции, отражается на целевых установках и поведении мигрантов. Поэтому часто единственной и доступной для иностранных мигрантов стратегией заработка выступает согласие на тяжелый труд, более низкую оплату труда. 43,5 % экспертов считают, что «гастарбайтеры иногда выполняют сверхурочную работу без оплаты», 26,1 % уверены, что «это приходится делать часто». Эксперты не исключают, что иностранные трудовые мигранты, работающие на территории Мордовии, сталкиваются с нарушениями условий труда, обманом при оплате, ограничением свободы (контроль над перемещениями мигрантов, содержание взаперти, изоляция от внешнего мира), использованием паспорта в качестве способа удержания работника, физическим насилием, угрозой депортации. По мнению 47,8 % экспертов, мигранты в подобных ситуациях обращаются за помощью в государственные органы власти и организации. В качестве источника защиты также используются знакомые из местного населения и диаспоры.

Проанализировав миграционные процессы в регионе, диссертант приходит к выводу, что миграционный поток в Республику Мордовия образуют  две составляющие: стихийная и регулируемая. Исследование показало, что привлечение иностранной рабочей силы в регион дает определенные выигрыши для развития региона: во-первых, труд мигрантов особо значим в периоды краткосрочного высокого спроса на рабочую силу, т. е. в период с весны до осени; во-вторых, привлечение иностранной рабочей силы ликвидирует структурные диспропорции на рынке труда; в-третьих, сложную демографическую ситуацию можно частично решить  за счет мигрантов, готовых переехать на постоянное место жительства со своими семьями в республику.

Во втором параграфе – «Сетевой ресурс как фактор интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум» – эмпирически  определены основные факторы и стратегии интеграции иностранных трудовых мигрантов в местное сообщество.

Диссертант отмечает, что экономические, социокультурные, политико-правовые факторы, отношение местного населения к иностранным трудовым мигрантам, уровень доверия между мигрантами и принимающим сообществом влияют на процесс интеграции иностранных трудовых мигрантов в региональный социум.

Фокус исследования, направленный на выявление институциональных форм и ресурсов интеграции, обусловил необходимость обращения к качественным методам исследования. Диссертант исходил из того, что характерной чертой современной миграции является широкое развитие неформальных социальных сетей. Основой для реализации этой идеи выступали положения П. Бурдье и Дж. Коулмена о социальном капитале;  разработки  М. Грановеттера  в области «новой экономической социологии», связанные с вопросами «этнорегиональных ниш» и землячеств; подход М. Кастельса о «сетевом обществе».

В процессе исследования выявлено, что стратегии интеграции иностранных трудовых мигрантов в принимающее сообщество и тип организации социальных сетей зависят от национального признака, от страны-донора и количества времени пребывания в регионе, от целей миграции.  В результате анализа и переработки текстов интервью получен основной вектор измерения социальных сетей – от «сильных» до «слабых» связей,  выявлены основные типы сетей.

Первый тип –  «патернализм». Черты, присущие данной сети, не относятся ко всем трудовым мигрантам, а особенно характерны для гастарбайтеров из Узбекистана. Цель их приезда в регион – заработок. Они в основном объединены в строительные бригады, причем «вход» в них закрыт для мигрантов других национальностей. Все действия – от выбора территории, приезда, оформления документов, устройства на работу и поиска жилья до организации досуга – трудовые мигранты из Узбекистана осуществляют с помощью сети. Трудовые отношения в данном типе сети основаны на горизонтальном доверии к социально близкому, лично знакомому партнеру. Для данного типа характерны замкнутость этноконтактной зоны, минимальные контакты и коммуникация с местным населением, прослеживается тенденция на частичную интеграцию, ориентация на стабилизационный этап в интеграционной модели, в определенной степени можно отметить самосегрегацию трудовых мигрантов из Узбекистана.

Второй тип социальной сети –  «религиозная солидарность». Она характерна для мигрантов из Таджикистана. Кроме заработка многие из них ставят целью остаться жить в республике. Отличительная особенность социальной сети таджиков – отсутствие закрытости, свойственной узбекам. Наоборот, мигранты из Таджикистана ориентированы на создание открытых отношений на основе религиозного единства и дружеских связей. Исследование  показало, что социальный капитал трудовых мигрантов поддерживается не столько неформальными ресурсами солидарности, сколько институциональными, мечеть является частью интеграционного механизма для мигрантов из Таджикистана. В их группе наблюдаются активные способы интеграции, прослеживаются тенденция на полную интеграцию, ориентация на адаптацию, стабильность (стремление найти постоянную работу, жениться, построить дом, получить гражданство) и инновационные действия (открыть собственное дело) в рамках принимающего сообщества.

Третий тип  – «этническая ассоциация» – распространен среди мигрантов из Азербайджана и Армении. Отличительной особенностью их социальной сети на территории республики является наличие общественной организации5. Общероссийская общественная организация «Всероссийский Азербайджанский Конгресс» по Республике Мордовия занимается в основном вопросами формирования национальной идентичности и не работает с трудовой миграцией, так как мигрантов из Азербайджана мало. 

Общественная организация «Союза армян России» активно работает с трудовыми мигрантами. Поддержку трудовым мигрантам оказывает также фирма «Ташир». Армяне-мигранты, приехавшие в республику, трудятся в торговле, сфере обслуживания и строительстве. Многие из них ориентированы на постоянное проживание в Мордовии, реализацию инновационного потенциала мигрантов. Те, кто хочет остаться жить в России, рассматривают республику как наиболее оптимальную зону для жизни. Удачно интегрировавшиеся в Мордовии приглашают родственников и близких из Армении. В интервью они подчеркивают ценность связи с теми, кто приехал в республику раньше, обзавелся полезными связями и знакомствами и, значит, может помочь с первичным обустройством, работой, жильем, регистрацией. Опора на «своих» становится здесь жизненной необходимостью.

Основанием выявленных типов социальных сетей служит интеграция в принимающее общество через группу, а не индивидуально, посредством таких формальных институтов, как общественная организации и фирма, в которой работают мигранты.

Анализ показал, что складывающиеся типы интеграции и социальных сетей различных этнических трудовых групп мигрантов не всегда согласуются друг с другом. На основании полученных данных диссертант считает, что современная миграционная политика не может быть представлена в рамках одной модели  – «ассимиляции», «мультикультурализма» или «аккультурации». Необходим диверсифицированный подход, предусматривающий многообразие типов и стратегий интеграции. Идеи ассимиляционной и мультикультуралистской моделей могут быть синтезированы в интегративную модель миграционной политики. Цель диверсифицированного подхода – достижение устойчивости социальной структуры региона, снижение социальных рисков благодаря увеличению разнообразия механизмов стратегий интеграции, созданию качественно новых элементов в миграционной системе.

Третий параграф  – «Характеристика интеграционного потенциала принимающего регионального сообщества» – опирается на данные эмпирического исследования интеграционных настроений и ожиданий принимающего населения.

К анализу привлечены результаты анкетного и экспертного опросов. Согласно данным исследования, 65,4 % респондентов относят к гастарбайтерам «только иностранных  граждан, приехавших на заработки», 34,6 % – «не только иностранцев, но и приехавших из других регионов России». Ассоциации, вызванные понятием «гастарбайтер», разделены диссертантом на две группы. Первая группа респондентов при определении опиралась  на социальные характеристики и социальное положение, отличающееся маргинальными свойствами. Респонденты этой группы рассматривают иностранных рабочих как нелегальных работников (49,2 %), как людей, выполняющих низкооплачиваемую работу (39,3), как людей, занятых неквалифицированным трудом (4,3 %). Вторая группа малочисленнее по сравнению с первой. Респонденты данной группы дают положительные и лояльные коннотации гастарбайтерам, идентифицируя их через позицию «наше советское прошлое». Этой позиции придерживается 9,9 % респондентов. 8,4 % опрошенных воспринимают гастарбайтеров как «людей другой национальности». 4,5 % респондентов не смогли выразить свою позицию, выбрав вариант «затрудняюсь ответить».

На вопрос «Приходилось ли Вам лично взаимодействовать и общаться с иностранными трудовыми мигрантами?» 42,4 % респондентов ответили, что лично взаимодействовали и общались с трудовыми мигрантами, 57,6 % не общались и не взаимодействовали. Интенсивность взаимодействия местного населения с иностранными мигрантами зависит от территориального фактора (рисунок).

Интенсивность взаимодействия местного населения

с иностранными трудовыми мигрантами в зависимости

от места проживания

Как показало исследование, взаимодействие местного населения с  иностранными мигрантами происходит чаще всего на рынке при покупке товаров (43,3 %), в магазинах (24,4). Население также пользуется услугами иностранных трудовых мигрантов (10,6 %).

Согласно полученным данным, 51,6 % респондентов высказали отрицательное отношение к мигрантам, 37,2 % относятся безразлично и только 10,7 % в целом положительно. Больших отличий в отношении к иностранным мигрантам нет среди жителей города и села. Не оказывает особого влияния и фактор уровня образования и социального положения.

Результаты исследования показывают, что 39,7 % респондентов видят в иностранных рабочих конкурентов, 14,1 % считают, что мигранты влияют на заработную плату местного населения в тех сферах, где работают гастарбайтеры. Есть и те, кто считает, что работы в республике хватит всем (11,5 %). Данные экспертного опроса опровергают мнение населения об обострении мигрантами проблемы безработицы, снижения уровня заработной платы в регионе.

Два вектора отношения складываются и к возможной ситуации переезда мигрантов на постоянное место жительства в республику: 45,1 % настроены негативно,  54,9 % – нейтрально. Вопросы по шкале Богардуса выявили крайне низкую готовность населения к созданию условий для принятия иностранных мигрантов в принимающее сообщество в качестве «своих», т. е. проявление этнической установки в отношении мигрантов может служить определенным интеграционным барьером.

К числу негативных факторов привлечения труда иностранных рабочих в Республику Мордовия 34,2 % респондентов относят «создание антисанитарных условий и распространение инфекций», 34,0 % считают, что мигранты «ухудшают криминогенную обстановку», 29,7 % опрошенных называют «обострение межнациональных отношений», 26,8 % считают, что мигранты «не перечисляют налоги в бюджет» и 23,9 % убеждены, что из-за них происходит «отток денег за рубеж». Высок процент респондентов (19,1 %), выбравших позицию, что мигранты «не считаются с укладом и культурой местных жителей».

К числу положительных факторов привлечения труда иностранных рабочих в Республику Мордовия 39,5 % респондентов относят то, что «мигранты занимают рабочие места, на которые нет спроса со стороны местного населения», 32,9 % считают, что «мигранты выполняют нужную для населения работу», 13,9 % – что «мигранты создают конкуренцию на рынке труда, благодаря чему местное население лучше начинает работать», 11,1 % видят в мигрантах «источник налогов» и 3,9 % считают, что «за счет мигрантов вносится многообразие в культуру республики». В то же время треть респондентов (31,3 %) считают, что трудовые мигранты не приводят ни к каким положительным последствиям. 

Одним из наиболее эффективных способов интеграции, по мнению респондентов, является владение  русским языком. 81,6 % опрошенных считают, что «трудовые мигранты, чтобы жить и работать в республике, должны знать русский язык».

Не менее важным было выявить мнение жителей республики о причинах привлекательности региона для иностранных трудовых мигрантов. Лейтмотивом этого блока вопросов стал вывод, что если Москва – это территория сверхконцентрации экономических ресурсов и социальных рисков, то Республика Мордовия – благополучный в социальном плане регион. Треть респондентов считают, что «пусть платят меньше, чем в Москве, зато у нас спокойно», 28,3 % отмечают, что «сложились способы трудоустройства и обустройства мигрантов», 24,9 % респондентов указывают на «заинтересованность властей республики в иностранной рабочей силе», 21,8 % из опрошенных разделяют мнение о «доброжелательном отношении местного населения к гастарбайтерам».

Социальные факторы – хорошая база для формирования интеграционных мер. Не остались в стороне и такие факторы, как «наличие свободных рабочих мест» (19,7 %), «в республике сложились сети из друзей, родственников, помогающих в трудоустройстве» (19,7), «республика всегда была многонациональной» (10,2 %).

Что касается роли СМИ в формировании представлений о миграции, то 54,5 % респондентов считают, что в большей степени влияют телевизионные передачи и репортажи, по мнению 20 % респондентов – газетные публикации. В оценке средств массовой информации 46,4 % респондентов уверены, что СМИ в целом создают негативный образ трудовых иностранных мигрантов, вполовину меньшая часть респондентов (22,2 %) считают, что СМИ умалчивают об этой теме. Несколько меньше средних показателей приходится на мнение об адекватном образе мигранта – 18,2 % и о позитивном образе – 13,2 %.

Сделан вывод, что на неоднозначное отношение к иностранным мигрантам влияют, во-первых,  социально-экономическое  положение,  уровень жизни населения республики,  во-вторых, новизна явления миграции для региона: население  Мордовии по сравнению с жителями Москвы еще не привыкло к трудовым мигрантам.

В заключении диссертации автор излагает наиболее важные теоретические выводы и обобщения, формулирует основные результаты проведенного исследования.

Определены идеи и направления, по которым возможна дальнейшая разработка мер и механизмов по интеграции иностранных трудовых мигрантов в местное сообщество. Отмечено, что конструктивные меры должны органично балансировать интересы мигрантов, местного населения и региона, способствовать созданию устойчивого бесконфликтного межэтнического взаимодействия.

В приложении представлены программа исследования, анкеты экспертного и массового опроса, список информантов, транскрипты интервью.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

В изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов ВАК и изданий  Министерства образования и науки РФ:

1. Борисов, Д. М. Положение гастарбайтеров в регионе / Д. М. Борисов // Регионология [Саранск]. – 2010. – №  2. – С. 187–194.

2. Борисов, Д. М. Сетевые ресурсы иностранной трудовой миграции в регионе / Д. М. Борисов // Регионология [Саранск]. – 2011. – № 1. – С. 149–157.

В других изданиях:

3. Борисов, Д. М. Трудовая  миграция в Республике Мордовия / Д. М. Борисов, В. В. Шувалова, В. А. Нежданов // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Всерос. науч.-практ. интернет-конф. с междунар. участием / Петр. ГУ. – Петрозаводск, 2004. – С. 44–56. 

4. Борисов, Д. М. Государственное регулирование процессов миграции и расселения в Республике Мордовия / Д. М. Борисов, А. П. Тимошкин, В. А. Нежданов // Эффективные модели и методы государственного и муниципального управления : материалы Всерос. науч.-практ. конф. 17 мая 2007 г. / Волго-Вят. акад. гос. службы ; Филиал ГОУ ВПО Волго-Вят. акад. гос. службы в РМ; Администрация Главы Республики Мордовия ; [редкол.: Н. Д. Десяева и др.]. – Саранск. 2007. – С. 91–100.

5. Борисов, Д. М. Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг Республики Мордовия / Д. М. Борисов // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Четвертой Всерос. науч.-практ. интернет-конф. (31 окт. – 1 нояб. 2007 г.). Кн. 1. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГу, 2007. – С. 35–46.

6. Борисов, Д. М. Механизмы регулирования трудовой миграции и сельскохозяйственного переселения в Республике Мордовия / Д. М. Борисов, В. В. Шувалова, В. А. Нежданов // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Четвертой Всерос. науч.-практ. интернет-конф. (31 окт. – 1 нояб. 2007 г.). Кн. 1. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГу, 2007. – С. 63–78.

7. Борисов, Д. М. Диспропорция спроса и предложения на рынке труда Республики Мордовия. Проблема сохранения и воспроизводства кадрового потенциала региона / Д. М. Борисов  // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Пятой Всерос. науч.-практ. интернет-конф. (22–23 окт. 2008 г.). Кн. 1. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГу, 2008. – С. 37– 49.

8. Борисов, Д. М. Маятниковая миграция в Республике Мордовия / Д. М. Борисов, В. А. Нежданов  // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Пятой Всерос. науч.-практ. интернет-конф. (22–23 окт. 2008 г.). Кн. 1. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГу, 2008. – С. 49–54.

9. Борисов, Д. М. Реализация «Программы дополнительных мероприятий, направленных на снижение напряженности на рынке труда Республики Мордовия, на 2009 г.». Проблемы и социальные риски развития ситуации  / Д. М. Борисов // Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России : сб. докл. по материалам Шестой Всерос. науч.-практ. интернет-конф. (28–29 окт. 2009 г.). Кн. 2. – Петрозаводск : Изд-во ПетрГу, 2009. – С. 88–95.

10. Борисов, Д. М. Влияние иностранных трудовых мигрантов на модернизационные процессы в регионе / Д. М. Борисов // Модернизация науки и общества: вызовы и ответы : материалы междунар. науч. конф. (Саранск, 10 мая 2011 г). – Саранск : ИП Афанасьев В.С., 2011. – С. 165–169.

11. Борисов, Д. М. Иностранные трудовые мигранты и принимающее сообщество: способы организации социальных сетей (на примере Республики Мордовия) /  Д. М. Борисов, К. В. Фофанова // Модернизация социальных систем в современном российском обществе: потенциал и практика повседневности (Studium XII) : докл. ежегод. всерос. науч.-практ. конф. (Иркутск, 22 марта 2011 г.) / под общ. ред. О. А. Кармадонова, В. А. Решетникова. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. –  С. 151–157.

12. Борисов, Д. М. Миграционные процессы и рынок труда города Саранска / Д. М. Борисов // Саранск : ист. очерки : материалы V Воронин. науч. чт. / [сост.: Н. М. Арсентьев, И. Г. Напалкова] ; отв. ред. чл.-кор. РАН Н. М. Арсентьев ; Издат. центр ИСИ МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2011. – C. 164–166.

13. Борисов, Д. М. Иностранная трудовая миграция: теоретические  подходы к изучению / Д. М. Борисов, К. В. Фофанова // Вестн. Мордов. ун-та. 2011. – № 3.  – С. 85–90.


1         Статистический бюллетень № 11 (482) Межгосударственного Статистического комитета СНГ. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mirpal.org/.

2         Ионцев В. А. Международная миграция населения: Россия и современный мир // Социол. исследования. – 1998. – № 6. – С. 38–48.

3         Рыбаковский Л. Л. Миграция населения. Вып. 5: Стадии миграционного процесса. – М.: б. и., 2001.

4         Аналитический обзор миграционной ситуации и деятельности УФМС России по Республике Мордовия по реализации государственной политики в сфере миграции в Республике Мордовия за 2010 год. – Саранск: Упр. федерал. миграц. службы по Республике Мордовия. – С. 7.

5         В 2008 г. в Мордовии созданы Мордовское региональное отделение «Союза армян России», Общероссийская общественная организация «Всероссийский Азербайджанский Конгресс» по Республике Мордовия. 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.