WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

ГЛУХОВА Марина Фёдоровна

ИНФРАСТРУКТУРА МОЛОДЁЖНОЙ ПОЛИТИКИ: УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫМ ОБЕСПЕЧЕНИЕМ

Специальность 22.00.08 – Социология управления А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание учёной степени доктора социологических наук

Нижний Новгород – 2012 Диссертация выполнена на кафедре общей социологии и социальной работы факультета социальных наук ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

Научный консультант: Ростовская Тамара Керимовна доктор социологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Вишневский Юрий Рудольфович доктор философских наук, профессор Козлов Анатолий Александрович доктор социологических наук, профессор Смирнова Надежда Владимировна доктор социологических наук, профессор

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет»

Защита состоится 29 марта 2012 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.166.14 при ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603000, г. Нижний Новгород, Университетский пер., д. 7, ауд. 203.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» по адресу: 603000, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, д. 23, корп. 1.

Автореферат разослан «___» февраля 2012 г.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат социологических наук, доцент Е.Е. Кутявина I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Молодёжная политика в современной России приобретает особый импульс развития, обусловленный стратегическим значением решаемых ею задач. Важнейшей чертой российской молодёжной политики становится соответствие её содержания государственно-общественным интересам в формировании у молодого поколения установок на саморазвитие, самореализацию и самообеспечение. В этой связи государственными структурами и общественными организациями, задействованными в сфере реализации молодёжной политики, целенаправленно создаются адаптивные условия и аккумулируются ресурсы, способствующие развитию у различных групп молодёжи субъектных качеств. Ожидаемый результат от взаимосвязанной деятельности акторов молодёжной политики представляется в актуализации интеллектуальных, профессионально-трудовых, демографических, социокультурных, личностных потенциалов молодых людей.

Современная молодёжь как самая динамичная общность обладает значительными инновационными возможностями, постоянно осваивает разновекторные социализационные траектории, органично встраиваясь в многосубъектное пространство трансформирующейся социальной реальности. В то же время становится очевидным, что особенности социального развития молодых людей сопряжены с широким спектром затруднений и проблем, которые имеют место в молодёжной среде. В связи с этим молодое поколение рассматривается молодёжной политикой как субъект самостоятельной жизнедеятельности, так и объект социальных инвестиций в виде государственных мер, включая гражданско-общественные действия и инициативы. Переходный характер молодости как переломный этап в процессе социализации человека, а также социальная неоднородность и дифференцированность молодёжи определяют потребность молодых людей в помощи и поддержке, соучастии и содействии, социальном включении и сопровождении. Молодёжная политика развивает государственно-общественную систему субъектсубъектных и субъект-объектных отношений с молодёжным сообществом, формирует собственную инфраструктуру, создавая условия для работы в среде молодёжи.

Инфраструктура современной молодёжной политики включает организации, учреждения и службы, осуществляющие многофункциональную деятельность, учитывающие потребности и способствующие самореализации юношей и девушек по широкому спектру социально значимых вопросов жизнедеятельности: профессионального и дополнительного образования;

труда, карьеры и материального обеспечения; здоровья и здорового образа жизни; семьи; личной жизни; спорта; досуга; коммуникаций. Функционально инфраструктура молодёжной политики включена в состав социальной инфраструктуры, которая, следуя приоритетам социальной политики, ориентирована на удовлетворение базовых потребностей человека и реализует свой потенциал с помощью разнообразных услуг, оказываемых учреждениями социальной сферы.

Управление инфраструктурой молодёжной политики обеспечивает её становление в виде сети государственных (региональных), муниципальных и негосударственных организаций. Необходимо констатировать, что развитие учреждений, подведомственных региональным и муниципальным органам по делам молодёжи, происходит опережающими темпами, несмотря на нормативно-правовую фрагментарность, организационную нестабильность, профессионально-кадровую и финансово-материальную недостаточность, имеющих место на всех направлениях работы с молодёжью и существенно ограничивающих субъектные возможности управленческих процессов.

Отличительной чертой современного состояния инфраструктуры является экстенсивность развития, обусловленная практикой управления ею на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Наблюдается увеличение числа клубов, центров, домов молодёжи, расширение направлений работы с молодёжью, нарастание числа услуг, программ, проектов, мероприятий, а также привлечённой к ним молодёжи. Однако количественные показатели развития инфраструктуры не всегда сочетаются с потребностями молодых людей в конкретных мерах, формах, средствах помощи и поддержки и, следовательно, не учитывают реальных трудностей социализации различных групп и категорий молодёжи. С другой стороны, несмотря на общие темпы развития инфраструктуры, в некоторых российских регионах учреждения и их услуги недоступны для молодёжи из-за их малочисленности или полного отсутствия.

Дифференцированное состояние молодёжной среды, проблемы социальной адаптации и интеграции молодёжи в трансформирующемся российском обществе требуют наращивания ресурсов, способствующих управлению организацией и функционированием инфраструктурой молодёжной политики с учётом её специфики как структурно организованной социальной системы.

Степень научной разработанности проблемы.

Проблема институционализации макро- и микросоциальных систем, управления процессами организации и функционирования многоуровневых иерархичных социальных структур, обеспечивающих реализацию потребностей личности в социальном воспроизводстве, занимает одно из существенных мест в социологических концепциях, теориях, а также результатах исследований зарубежных и отечественных учёных.

Методологическое обоснование структурной организации социальных систем, функционирующих в социуме, раскрывается в теории структурного функционализма Б. Малиновского 1, Т. Парсонса 2, Р. Мертона 3, обусловленность социальной практикой структурных свойств социальных систем, проявляющихся в виде особых «правил и ресурсов», обозначается в теории Малиновский Б. Научная теория культуры. М. 2005.

Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002.

Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006.

структурации Э. Гидденса 1, многообразие отношений социальных систем с окружающей средой, определение возможностей взаимодействия различных социальных систем раскрываются в системной теории Н. Лумана 2, преобразующая роль социальных структур, выражающаяся в механизмах модернизационных процессов, представлена в теории социальных изменений П. Штомпки 3.

Социальная сфера российского общества как область реализации социозащитных и превентивных мер, комплексно отражающих приоритеты государственной социальной политики, рассматривается в работах В.И. Жукова, Г.И. Климантовой, Г.И. Осадчей, П.В. Романова, Т.К. Ростовской, З.Х. Саралиевой, Е.Р. Ярской-Смирновой 4. Указанное направление исследований раскрывает место, назначение, функции социальной инфраструктуры, обусловленные её развитием в составе социальной сферы. В научном труде Ж.Т. Тощенко «Социальная инфраструктура: сущность и пути развития» социальная инфраструктура концептуально интерпретирована в виде особой социальной системы, создающей условия для эффективной жизнедеятельности человека в социуме. Эмпирический опыт организации отдельных видов социальной инфраструктуры (спорт, социально-культурная деятельность и образование) представлен в диссертационных работах Г.А. Малышева, Н.А. Михеевой, М.Н. Скипина 6.

Вопросам институционализации молодёжной политики как государственно-общественной системы посвящены работы Ю.Р. Вишневского, И.М. Ильинского, В.К. Криворученко, В.Т. Лисовского, В.А. Лукова, Б.А. Ручкина, В.Т. Шапко 7.

В трудах данных авторов содержится концептуальное обоснование обусловленности организации работы с молодёжью ценностными ориентирами, формируемыми государственными и общественными структурами в условиях федерально-регионального развития молодёжной политики.

Продуктивными для изучения молодёжной политики в виде направления государственной социальной политики, создающего условия для саморазвития и самореализации молодёжи, т. е. инфраструктуру, являются работы, в которых раскрываются социальные характеристики молодёжи как са Гидденс Э. Устроение общества. Очерк теории структурации. М., 2005.

Луман Н. Дифференциация. М., 2006.

Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.

Жуков В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика. М., 2003; Осадчая Г.И. Социальное знание и социальная практика. М., 2003; Социальная политика социального государства / под ред.

З.Х. Саралиевой. Н. Новгород, 2002; Климантова Г.И., Ростовская Т.К. Молодая семья – демографический ресурс России. М., 2008; Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / под ред.

П.В. Романова, Е.Р. Ярской-Смирновой. М., 2008.

Тощенко Ж.Т. Социальная инфраструктура: сущность и пути развития. М., 1980.

Малышев Г.А. Формирование направлений инновационного развития спортивной инфраструктуры: дис. … канд. экономич. наук. М., 2003; Михеева Н. А. Управление социально-культурной сферой в период общественного переустройства России (конец ХХ – начало ХХI вв.): дис. … докт. социол. наук. СПб., 2009.; Скипин М.Н. Проектирование социальной инфраструктуры в системе управления университетской научнообразовательной корпорацией: дис. … канд. социол. наук. Тюмень, 2006.

Ильинский И.М., Луков В.А. Государственная молодёжная политика в России: философия преемственности и смены поколений // Знание. Понимание. Умение. 2008. № 4; Криворученко В.К. Молодёжь и молодёжная политика: термины, понятия. М., 2005; Социология молодёжи / под ред. В.Т. Лисовского. СПб., 1996; Ручкин Б.А., др. Российская молодёжь: десять главных проблем. М., 1999; Вишневский Ю.Р., Шапко В.Т. Социология молодёжи. Екатеринбург, 1997; Ильинский И.М. Молодёжь и молодёжная политика. М., 2001.

мой динамичной общности, анализируются потребности юношей и девушек в связи со спецификой их жизнедеятельности в современных социальноэкономических и социокультурных условиях. В трудах Г.М. Андреевой, Н.Ф. Головатого, Ю.А. Зубок, С.П. Иваненкова, А.И. Ковалёвой, В.А. Лукова, А.В. Мудрика, С.В. Полутина, Н.Л. Смакотиной, В.И. Чупрова 1 сформулированы теоретические подходы, выявляющие особенности процесса социализации молодёжи в трансформирующемся российском обществе.

Многообразие способов реализации различных потенциалов молодых людей, проблемы интеграции молодёжи в современный социум отражено в работах: Д.Л. Константиновского, М.Н. Руткевича, Г.А. Чередниченко, В.Н. Шубкина 2 – социальная мобильность и профессиональная ориентация молодёжи;

П.И. Бабочкина, Л.А. Гегель, В.И. Добрыниной, Т.Н. Кухтевич, Т.Э. Петровой 3 – образовательные практики; В.П. Бабинцева, С.И. Левиковой, В.Ф. Левичевой, Е.Л. Омельченко 4 – молодёжная культура и субкультура; В.К. Сергеева – молодёжный досуг; А.А. Козлова, А.Л. Сагалаева, Э.П. Теплова, Ф.Э. Шереги 6 – преодоление деструктивных проявлений в молодёжной среде.

Социологический анализ социальных проблем, структурированных по сферам жизнедеятельности и присущих различным демографическим молодёжным группам, представлен в диссертационных исследованиях последних лет: В.А. Бокарева 7 (общественная жизнь), Г.Р. Габидуллиной 8 (быт), Р.М. Нутфу10 линой 9 (труд), А.Н. Тесленко (культура), Я.В. Ушаковой (образование), Т.С. Чистяковой 2 (семейно-брачные отношения).

Андреева Г.М. Социальная психология. М., 2002; Головатый Н.Ф. Социология молодёжи. Киев, 1999; Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопределённости. М., 2008; Ковалёва А.И., Луков В.А. Социология молодёжи: теоретические вопросы. М., 1999; Ковалёва А.И. Социализация личности:

норма и отклонение. М., 1996; Мудрик А.В. Социализация человека. М., 2006; Иваненков С.П. Проблемы социализации современной молодёжи. СПб., 2008; Полутин С.В. Молодёжь в системе социального воспроизводства: социологический анализ. Саранск, 2000.

Константиновский Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодёжи (1960-е годы – начало 2000-х). М., 2008; Руткевич М.Н. Социальная мобильность и социальные перемещения // М.Н. Руткевич / Социология образования и молодёжи. Избранное.

(1965-2002). М., 2002; Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодёжь вступает в жизнь. М., 1985.

Бабочкин П.И. Формирование жизнеспособной молодёжи в образовательной среде. М., 2009; Ценностные ориентации Российской студенческой молодёжи: социально-политический и образовательный аспекты (отчёт о всероссийском социологическом исследовании) / Л.А. Гегель, др. М., 2008; Культурные миры молодых россиян: три жизненных ситуации / под ред. В.И. Добрыниной, Т.Н. Кухтевич, С.В. Туманова. М., 2000;

Петрова Т.Э. Социология студенчества в России: этапы и закономерности становления. СПб., 2000.

Молодёжь российского региона: духовные миры и жизненные стратегии / под ред. В.П. Бабинцева. Белгород, 2007; Левикова С.И. Молодёжная культура. М., 2007; Левичева В.Ф. Неформальная волна. М., 1990;

Омельченко Е.Л. Молодёжные культуры и субкультуры. М., 2000.

Сергеев В.К. Молодёжь и город: лицом к лицу. М., 2002.

Козлов А.А., Теплов Э.П. Терроризм в молодёжном сознании: угроза и вопросы безопасности. СПб., 2007;

Сагалаев А.Л. Молодёжные правонарушения и делинквентные сообщества сквозь призму американских социологических теорий. Казань, 1997; Шереги Ф.Э., Арефьев А.Л. Наркотизация в молодёжной среде: структура, тенденции, профилактика (социологический анализ). М., 2003.

Бокарев В.А. Трансформация и развитие социально-политических ориентаций учащейся молодёжи московского мегаполиса на рубеже XX – XXI вв.: дис. … докт. социол. наук. М., 2009.

Габидуллина Г.Р. Особенности изменения образа жизни городской и сельской молодёжи в условиях трансформации российского общества: дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург, 2009.

Нутфулина Р.М. Оптимизация управления трудовой социализации студенческой молодёжи в современном российском обществе: дис. … канд. социол. наук. Уфа, 2007.

Тесленко А.Н. Культурная социализация молодёжи в условиях транзитивного общества (на примере республики Казахстан): дис. … докт. социол. наук. Саратов, 2009.

Методология исследования, развиваемая в работах Е.М. Бабосова, В.Д. Граждана, В.Н. Иванова, В.С. Карпичева, А.М. Омарова, В.И. Патрушева, А.И. Пригожина, В.И. Франчука 3, определяет социальную сущность управления, обосновывает модели организации, а также функции и механизмы реализации управленческой деятельности. Анализ многоуровневых, иерархичных управленческих систем представлен в работах зарубежных авторов, таких как М. Альберт, Дж.Л. Гибсон, Дж.Х. Доннелли мл., Дж. Иванцевич, М. Мескон, Ф. Хедоури, Р.Х. Холл 4.

Процесс управления социальной сферой, включающей совокупность социальных институтов, осуществляющих жизнеобеспечение и воспроизводство социальных субъектов, изучен Ю.З. Камалтыновым, Т.П. Лысенко, Г.И. Осадчей 5. Развитию молодёжной политики как специфичного субъекта и объекта управления посвящены диссертации Г.В. Куприяновой, О.А. Рожнова, И.П. Савченко, А.Э. Страдзе, А.В. Шаронова 6.

Отдельные аспекты управления молодёжной политикой на региональном и муниципальном уровнях рассмотрены: О.В. Гущиным – разработка и внедрение управленческих индикаторов и параметров оценки состояния молодёжной политики в российских регионах; П.Г. Беспаленко – создание и реализация проектов молодёжной политики в условиях муниципального образования; Т.А. Евстратовой 9 – развитие ресурсов местного самоуправления в целях формирования социальной активности молодёжи. Управленческое воздействие на молодёжь в процессе реализации молодёжной политики изу Ушакова Я.В. Практики самосохранительного поведения студенческой молодёжи: социологический анализ: дис. … канд. социол. наук. Нижний Новгород, 2010.

Чистякова Т.С. Информационный ресурс в стратегиях добрачных практик современной молодёжи: дис. … канд. социол. наук. Нижний Новгород, 2008.

Бабосов Е.М. Социология управления. Минск, 2001; Граждан В.Д. Деятельность и управление (социологический аспект). М., 1990; Основы социального управления / А.Г. Гладышев, В.Н. Иванов, В.И. Патрушев и др. М., 2001; Омаров А.М. Социальное управление. Некоторые вопросы теории и практики. М., 1980; Пригожин А.И. Социологические аспекты управления. М., 1974; Социальное управление / В.С. Карпичев, Ю.В. Колесников, В.Л. Романов. М., 2000; Франчук В.И. Основы общей теории социального управления. М., 2000.

Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М., 1997; Гибсон Дж. Л., Иванцевич Дж., Доннелли Дж.Х. мл. Организации: поведение, структура, процессы. М., 2000; Холл Р.Х. Организации: структуры, процессы, результаты. СПб., 2001.

Камалтынов Ю.З. Управление социальной защитой населения: программный подход (на материалах республики Татарстан): дис. … канд. социол. наук. Нижний Новгород, 2008; Лысенко Т.П. Управление социальной сферой региона. Тула, 2001; Осадчая Г.И. Социология социальной сферы. М., 2003.

Куприянова Г.В. Совершенствование управления государственной молодёжной политикой в условиях модернизации российского общества: дис. … канд. социол. наук. М., 2003; Рожнов О.А. Управление молодёжной политикой в современной России: дис. … канд. социол. наук. М., 2006; Савченко И.П. Молодёжная политика как социальное управление: дис. … докт. социол. наук. Ростов-на-Дону, 2002; Страдзе А.Э. Трансформация государственной молодёжной политики в современной России: дис. … канд. социол. наук. Саратов, 2008; Шаронов А.В. Государственная молодёжная политика как фактор социального развития молодёжи: дис. … канд. социол. наук. М., 1994.

Гущин О.В. Региональная модель государственной молодёжной политики: опыт социологического анализа: дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург, 2007.

Беспаленко П.Г. Проектирование государственной молодёжной политики в практике муниципального управления: дис. … канд. социол. наук. Белгород, 2001.

Евстратова Т.А. Молодёжь в местном самоуправлении России: социолого-управленческий аспект: дис. … канд. социол. наук. М., 2006.

чалось Т.Ю. Панковой, А.В. Самсоновым, Т.В. Черкасовой 1. Условия совершенствования процессов управления молодёжной политикой с применением инновационных технологий и механизмов исследованы: Ю.В. Коврижных 2 – социальное программирование как социальная технология в региональной молодёжной политике, Г.А. Лукс 3 – социальное проектирование как фактор и средство реализации молодёжной политики в субъектах РФ, А.Ю. Ховриным – социальное партнёрство как особый вид социального взаимодействия в государственной и негосударственной молодёжной политике.

Выявление уровней, условий и средств управления инфраструктурой молодёжной политики сопряжено с анализом особенностей организации работы в молодёжной среде на региональном и муниципальном уровнях. Однако до настоящего времени управление данной частью социальной сферы российского общества не было объектом внимания социологов, а понятие «инфраструктура молодёжной политики» не получило научного объяснения, несмотря на его активное употребление в управленческом дискурсе федерального центра и российских регионов.

Фрагментарно тема рассматривалась К.И. Фальковской, изучавшей деятельность органов по делам молодёжи в связи с организацией социальной работы с молодёжью. Анализ кадрового обеспечения государственных и муниципальных структур, задействованных в сфере работы с молодёжью, проведён И.В. Бояриновой. В ряде работ представлена деятельность государственных органов и организаций в связи с их ролью в реализации молодёжной политики отдельных субъектов РФ из Центрального и Северо-Западного 7 (Е.А. Лукьянова, Д.А. Кузьмичёва ), Дальневосточного (М.И. Фролова ), Сибирского (О.В. Дегтярёва, В.В. Ерошов, А.А. Зеленин, И.А. Король ) и Приволжского (Е.А. Лапина, Э.В. Чекмарёв 1) федеральных округов.

Панкова Т.Ю. Управляемость социальных процессов в молодёжной среде: дис. … канд. социол. наук. М., 1999; Самсонов А.В. Молодёжная политика как социально-управленческая функция современного государства: дис. … канд. социол. наук. М, 2005; Черкасова Т.В. Управление конфликтами в молодёжной среде как социальная проблема: дис. … докт. социол. наук. М., 2004.

Коврижных Ю.В. Технология разработки и реализации государственных региональных молодёжных программ: дис. … канд. социол. наук. Белгород, 1997.

Лукс Г.А. Социальное инновационное проектирование в региональной молодёжной политике. Самара, 2003.

Ховрин А.Ю. Социальное партнёрство в сфере реализации молодёжной политики: дис. … докт. социол.

наук. М., 2010.

Фальковская К.И. Влияние органов по делам молодёжи на эффективность социальной работы с молодёжью: дис.... канд. социол. наук. М., 2004.

Бояринова И.В. Управление кадровым обеспечением государственной молодёжной политики в регионе:

дис.... канд. социол. наук. Белгород, 2008.

Лукьянова Е.А. Современная молодёжная политика в концепции местного самоуправления: на материалах Московской области: дис.... канд. социол. наук. М., 2006; Кузьмичева Д.А. Молодёжная политика современной России в условиях реформирования политической системы (региональный аспект): на примере Костромской, Ивановской и Ярославской областей: дис.... канд. политич. наук. Кострома, 2007.

Фролова М.И. Формирование и реализация региональной молодёжной политики в условиях трансформирующегося российского общества: дис.... канд. социол. наук. Владивосток, 2004.

Дегтярёва О.В. Молодёжная политика: региональный аспект: дис.... канд. социол. наук. Новосибирск, 2005; Ерошов В.В. Исторический опыт реализации государственной молодёжной политики в регионах Западной Сибири в 90-е гг. XX века – начале XXI века: дис.... канд. историч. наук. Кемерово, 2007; Зеленин А.А. Механизмы реализации молодёжной политики Российской Федерации на региональном уровне: дис.... докт. политич.

Проведённый анализ позволяет сделать заключение о том, что, несмотря на научную разработанность отдельных аспектов инфраструктуры, её исследование в контексте управления организацией и функционированием на региональном и муниципальном уровнях реализации молодёжной политики является актуальным, так как:

1) отсутствует чёткое представление об инфраструктуре молодёжной политики как современной социальной структуре, создающей условия для организации работы в молодёжной среде и реализации в этой связи многих социальных практик, направленных на решение молодёжных проблем;

2) существует необходимость выявления состояния инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах, включая определение направленности учреждений органов по делам молодёжи на помощь, поддержку, содействие по основным сферам жизнедеятельности молодых людей;

3) требуется обоснование специфики применения управления для выстраивания организационной иерархии, а также развития внутренних и внешних функциональных взаимосвязей уровней, элементов, компонентов, обеспечивающих становление инфраструктуры молодёжной политики в составе социальной сферы.

Объект исследования: инфраструктура молодёжной политики.

Предмет исследования: управление организационно-функциональным обеспечением инфраструктуры молодёжной политики в субъектах РФ.

Цель исследования: разработка концептуальных основ инфраструктуры молодёжной политики на основании анализа управления её организационно-функциональным обеспечением в российских регионах.

Задачи исследования:

– определить особенности социальной инфраструктуры с позиции структурно-функционального анализа социальных систем и структур;

– раскрыть сущность инфраструктуры молодёжной политики;

– определить состав, основные характеристики управленческих субъектов и представить модель управления инфраструктурой молодёжной политики;

– выявить этапы и раскрыть специфику становления инфраструктуры молодёжной политики в постсоветской России;

– выделить предпосылки и конкретизировать основания, определяющие развитие инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах;

– выяснить особенности организационно-функционального обеспечения инфраструктуры молодёжной политики на основе нормативно-правового и программно-целевого подходов;

наук. Нижний Новгород, 2009; Король И.А. Решение социальных проблем молодёжи органами государственной власти Кемеровской области в 1991-2005 гг.: дис.... канд. историч. наук. Кемерово, 2007.

Лапина Е.А. Опыт реализации государственной молодёжной политики в Удмуртской Республике в 1990-е – начале 2000-х гг. (кадровый аспект): дис. …канд. историч. наук. Ижевск, 2009; Чекмарёв Э.В. Роль молодёжи в политической модернизации постсоветской России: дис.... докт. политич. наук. Саратов, 2009.

– выявить основные направления работы с молодёжью и определить их обусловленность потребностями молодых людей в услугах региональных учреждений органов по делам молодёжи;

– разработать типологию и выявить особенности моделей инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах;

– разработать концепцию развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ и определить условия её реализации.

Теоретико-методологические основы исследования.

Для изучения инфраструктуры молодёжной политики, следуя специфике управленческих аспектов организационно-функционального обеспечения, включая особенности её развития в составе социальной сферы российского общества, использовались научные теории, идеи, положения и выводы концептуальных социологических исследований.

Социальная инфраструктура с позиций представителей структурного функционализма Б. Малиновского, Т. Парсонса, Р. Мертона интерпретировалась как специфическая социальная система, создающая условия для воспроизводства ресурсов человека в современных социально-экономических и социокультурных условиях.

Сущность инфраструктуры молодёжной политики выявлялась на основе идей Ж.Т. Тощенко о роли социальных структур в социальном развитии личности, идей Ю.Р. Вишневского, И.М. Ильинского, В.К. Криворученко, В.Т. Лисовского, В.А. Лукова, Б.А. Ручкина, В.Т. Шапко о своеобразии молодёжной политики с позиции многоаспектности отношений молодёжи, государства и гражданского общества.

Подход к молодёжи как субъекту и объекту инфраструктуры молодёжной политики вырабатывался на основе результатов социологических исследований В.П. Бабинцева, М.К. Горшкова, А.В. Зубок, А.И. Ковалёвой, А.А. Козлова, Ф.Э. Шереги, В.И. Чупрова о разноплановых процессах социальной дифференциации и интеграции, присущих молодёжному сообществу в трансформирующемся российском обществе.

Теоретические положения, раскрывающие функции, механизмы, условия управления социальными системами и структурами, представленные в работах Е.М. Бабосова, В.Д. Граждана, В.Н. Иванова, В.С. Карпичева, А.М. Омарова, В.И. Патрушева, А.И. Пригожина, позволили выявить управленческий потенциал инфраструктуры молодёжной политики в связи с особенностями её организации и функционирования в российских регионах, а также обосновать выбор принципов разработки и средств реализации концепции развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ.

В работе использованы общенаучные методы исследования – исторический, генетический, логический, сравнительный.

Эмпирическая база исследования.

Серия социологических исследований:

– по проблемам управления инфраструктурой молодёжной политики, организации работы в молодёжной среде и др., проведённые Департаментом молодёжной политики и общественных связей Минспорттуризма РФ при непосредственном участии автора в 2009-2011 гг. в 83 субъектах РФ методом анкетирования работников учреждений органов по делам молодёжи, выборка вероятностная квотная (n = 306), экспертного опроса руководителей органов по делам молодёжи, выборка вероятностная квотная (n = 140).

– по вопросам реализации молодёжной политики и организации деятельности учреждений органов по делам молодёжи, проведённые автором методом контент-анализа нормативно-правовых документов за 2003-2011 гг., в 83 субъектах РФ (более 190), региональных программ за 2008-2011 гг. (более 250), материалов Всероссийских конкурсов учреждений органов по делам молодёжи в 2009-2010 гг. (n = 21; 31).

Источниками вторичного социологического анализа послужили результаты социологического исследования, проведённого Институтом социологии РАН в сотрудничестве с Представительством Фонда им. Ф. Эберта в РФ ;

материалы Всероссийского исследования, выполненного Центром социального прогнозирования и маркетинга 2.

Другие источники:

– статистическая информация о реализации молодёжной политики в 2009-2010 гг., предоставленная органами по делам молодёжи 83 субъектов РФ;

– государственные доклады о положении молодёжи и реализации молодёжной политики в РФ с 1993 по 2002 гг., 2009 г.;

– материалы аналитических вестников Совета Федерации ФС РФ (1999-2009 гг.), информационно-аналитические материалы по итогам Года молодёжи в России Комитета по делам молодёжи Государственной Думы ФС РФ (2010 г.);

– аналитические, информационные материалы архивов Департамента по молодёжной политике Минобразования РФ (2000-2003 гг.), Департамента государственной молодёжной политики, воспитания и социальной защиты детей Минобрнауки РФ (2004-2007 гг.), Департамента молодёжной политики и общественных связей Минспорттуризма РФ (2008-2011 гг.).

Научная новизна исследования заключается в следующем:

– раскрыта сущность инфраструктуры молодёжной политики, обусловленная спецификой её вхождения в состав социальной инфраструктуры в связи с реализацией мер социальной политики в отношении молодёжи, а также включением в структуру молодёжной политики в связи с созданием условий для работы в молодёжной среде.

– предложена и охарактеризована модель управления инфраструктурой на федеральном, региональном, муниципальном уровнях реализации молодёжной политики и обоснованы причины, которые ограничивают её внедрение в субъектах РФ.

– выявлены этапы становления инфраструктуры, различающиеся подходами российского государства к молодёжи и её социальным проблемам, а Молодёжь новой России: образ жизни и ценностные приоритеты: информационно-аналитический бюллетень / М.К. Горшков, В.В. Петухов, др. М., 2007.

Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодёжь России: социологический портрет. М., 2010.

также определены факторы, сдерживающие или препятствующие организации работы с молодёжью в постсоветской России.

– определена обусловленность развития инфраструктуры молодёжной политики субъектов РФ спецификой базовых подходов на уровне федерального центра и особенностями концентрации направлений, механизмов, средств по решению молодёжных проблем на уровне российских регионов.

– установлено, что в субъектах РФ нормативно-правовой подход применяется для стратегического обоснования организации и функционирования инфраструктуры, а программно-целевой подход определяет тактический характер деятельности учреждений органов по делам молодёжи.

– выявлены основные направления работы с молодёжью и определено, что их выбор не совпадает с потребностями молодых людей в услугах региональных учреждений органов по делам молодёжи в связи с особенностями становления их социальной субъектности.

– разработана типология моделей, позволившая выяснить состояние организационно-функционального обеспечения инфраструктуры молодёжной политики, и обобщены практики управления ею в различных субъектах РФ.

– разработана авторская концепция развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ и определены условия её реализации, способствующие управлению организационно-функциональным обеспечением инфраструктуры молодёжной политики.

Положения, выносимые на защиту:

1. Инфраструктура молодёжной политики как микроструктура в составе социальной инфраструктуры обусловлена социальной политикой РФ и способствует адаптации и интеграции различных групп молодёжи в процессе оказания помощи, поддержки, содействия раскрытию их интеллектуальных, трудовых, культурных, физических, репродуктивных ресурсов. Инфраструктура как элемент организационно-управленческой составляющей молодёжной политики представлена нормативно-правовым, институциональным, содержательно-технологическим, ресурсным компонентами, определяющими условия для работы в молодёжной среде.

2. Модель управления инфраструктурой молодёжной политики включает подсистемы: управляющую – федеральные, региональные, муниципальные органы по делам молодёжи и региональные (государственные), муниципальные учреждения органов по делам молодёжи; управляемую – молодёжь, основные сферы жизнедеятельности молодых людей и молодёжные проблемы. Модель отражает прямые и опосредованные взаимосвязи на уровнях управляющих субъектов, а также субъект-субъектные и субъект-объектные отношения между управляющими и управляемой подсистемами, которые проявляются в практиках управления инфраструктурой при реализации молодёжной политики. Причинами, ограничивающими внедрение модели в субъектах РФ, является фрагментарность и бессистемность, неустойчивость и нестабильность состояния субъектов управления молодёжной политикой и сферы организации работы с молодёжью.

3. Становление инфраструктуры российской молодёжной политики происходило на протяжении социозащитного, адаптивного, модернизационного этапов, различающихся по целям и средствам реализации государственных мер в отношении молодёжи и её социальных проблем. Факторами, которые сдерживали или препятствовали формированию системно организованной, функционально и ресурсно оснащённой работы с молодёжью в постсоветской России, стали фрагментарность нормативно-правового обеспечения, концептуальная неопределённость, профессионально-кадровая недостаточность, содержательная и технологическая неразработанность, институциональная нестабильность, а также ограниченность материально-технических и финансовых средств.

4. Развитие инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах обусловлено предпосылками со стороны федерального центра и основаниями на уровне субъектов РФ: нормативно-правовыми; программноориентационными; содержательно-технологическими; проективнооценочными; организационно-территориальными. Предпосылки, транслируя базовые подходы, охватывают отдельные аспекты работы в молодёжной среде, в то же время основания, концентрируя региональные подходы к решению молодёжных проблем, избирательно представлены в молодёжной политике субъектов РФ.

5. Нормативно-правовой подход формирует стратегическое обоснование организации и функционирования инфраструктуры, определяя её позиции в составе молодёжной политики российских регионов. Первая выражается в признании инфраструктуры в роли самостоятельной социальной структуры и как своеобразной сферы услуг для молодёжи. Вторая отражает разную степень включённости учреждений органов по делам молодёжи в реализацию ведущих направлений молодёжной политики российских регионов.

Программно-целевой подход связан с тактическим характером деятельности учреждений органов по делам молодёжи, так как определяет особенности их вовлечения в решение конкретных социальных проблем молодёжи субъекта РФ.

6. Среди направлений работы с молодёжью ориентация на сферы жизнедеятельности юношей и девушек является наиболее востребованной в молодёжной среде. Выбор учреждениями аспектов жизнедеятельности молодёжи как приоритетных не вполне отвечает потребностям молодёжи в услугах региональных учреждений органов по делам молодёжи в различных видах и формах помощи, поддержки, содействия, сопровождения в связи с решением острых социальных проблем.

7. На основе институционально-территориальной и структурнонормативной, макросредовой и микросредовой, монопрофильной и полипрофильной детерминант выделены локальная, сетевая и инструментальная модели инфраструктуры, позволившие проанализировать состояние её организационно-функционального обеспечения в субъектах РФ. Выявленные характерные особенности инфраструктуры молодёжной политики обусловлены спецификой управленческих практик в российских регионах: неоднородности, непропорциональности, неравномерности, неустойчивости, неадаптивности.

8. Концепция развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ раскрывает цели, принципы, параметры и показатели, представляя ориентир, опираясь на который региональные и муниципальные учреждения могут строить работу в молодёжной среде на типовой основе, сохраняя при этом разнообразие социальных практик, интегрированных в инфраструктуру молодёжной политики. Условиями реализации концепции является проектирование и измерение промежуточных и конечных результатов, способствующих изменению организационно-функционального обеспечения инфраструктуры молодёжной политики в процессе взаимосвязанной деятельности управляющих подсистем.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в разработке концептуальных основ инфраструктуры в контексте управления её организацией и функционированием, обусловленных особенностями реализации молодёжной политики в субъектах РФ. Социологическая интерпретация инфраструктуры позволяет исследовать направления и аспекты её развития в условиях государственно-общественного регулирования сферы организации работы с молодёжью в РФ.

Материалы и выводы исследования могут найти применение при разработке нормативных и программных документов по развитию инфраструктуры, использоваться в управленческой деятельности региональных и муниципальных органов по делам молодёжи субъектов РФ, в практиках подведомственных им учреждений. Выявленные ограничения, недостаточности и трудности, сопровождающие процесс становления системы работы с молодёжью в постсоветской России могут учитываться при разработке мер повышения эффективности управления молодёжной политикой и её инфраструктурой. Основные положения исследования могут быть включены в учебные курсы вузовской и послевузовской подготовки по социологии управления и организации работы с молодёжью.

Апробация результатов исследования.

Автор принимал участие в разработке нормативного документа «Методические рекомендации для органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления по реализации ФЗ от 8.05.2010 № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» в сфере физической культуры, спорта и молодёжной политики», утверждённого приказом Минспорттуризма РФ от 13.11.2010 № 1216-а.

Теоретические положения и практические выводы исследования приняты в Департаменте молодёжной политики и общественных связей Минспорттуризма РФ в качестве предложений по развитию инфраструктуры молодёжной политики в субъектах РФ.

Проект концепции развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ, по решению Департамента молодёжной политики и общественных связей Минспорттуризма РФ, апробируется в деятельности государственных и муниципальных учреждений российских регионов.

Ключевые идеи, концептуальные положения и эмпирические результаты исследования представлены в выступлениях автора на международных и всероссийских научно-практических конференциях в 2009-2011 гг. (Екатеринбург, Москва, Нижний Новгород, Пермь, Санкт-Петербург, Саратов, Томск, др.).

Теоретические положения, выводы и практические подходы нашли применение в деятельности Федерального координационного центра развития кадрового потенциала молодёжной политики РФ, учебном процессе Московского городского университета управления Правительства Москвы.

Материалы исследования отражены в 57 публикациях объёмом 51,0 п.л., в том числе в 12 статьях, опубликованных в изданиях перечня, утверждённого ВАК РФ, общим объёмом 6,8 п.л.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается состояние её научной разработанности, определяются объект, предмет, цель, задачи исследования, теоретико-методологические основы, научная новизна, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования инфраструктуры молодёжной политики в контексте управленческого дискурса» анализируется социальная инфраструктура как специфическая система, выявляется сущность инфраструктуры молодёжной политики и представляется её управленческая модель.

В первом параграфе главы «Социальная инфраструктура как объект социологического анализа» рассмотрены теории структурного функционализма, позволяющие интерпретировать социальную инфраструктуру как систему.

Социальная инфраструктура, являясь неотъемлемой частью непроизводственной сферы и представляя «устойчивую совокупность вещественных элементов», с которыми взаимодействует социальный субъект, так как они «создают условия для рациональной организации основных видов деятельности человека – трудовой, социально-политической, культурной и семейнобытовой» (Ж.Т. Тощенко), становится объектом социологического анализа с целью выявления:

– структурной организации, компонентный состав которой выражает сущностные особенности и своеобразие принадлежности к социальным системам;

– функциональных контентов, проявляющих зависимость реализуемой деятельности от общественных потребностей в воспроизводстве человеческих ресурсов;

– процессуальных состояний, отражающих характер функционирования в связи с обусловленностью тенденциями общественного развития.

По Б. Малиновскому, развитие культуры происходит под воздействием биологических (первичных) потребностей. Их преобразующие действия ска зываются на изменении культурной среды, влияние которой обусловливает развитие производных потребностей. Оба вида потребностей находятся в тесной связи с «функционально обособленной единицей» как самостоятельной институционально представленной социальной группой. Конкретность и универсальность структуры единицы, включённость в её состав элементов, находящихся в обязательных отношениях (взаимосвязях), приводят к рассмотрению обособленности не только через присутствие абстрактных составных элементов, но и посредством пространственного очертания границ.

Социальную инфраструктуру можно рассматривать как интегрированную в социум обособленную социальную единицу, включающую комплекс взаимосвязанных элементов, создающих её структурную организацию. Направленность инфраструктуры на создание условий для удовлетворения потребностей людей в воспроизводстве потраченных в процессе жизнедеятельности ресурсов определяет её формирование как системы организаций, служб и услуг профильной работы в социальной сфере.

Проблема конструирования социальных систем, по Т. Парсонсу, приводит к ранжированию по степени сложности различных единиц социальной системы, а её микроанализ в дифференцированном состоянии позволяет выявить социальную структуру, состоящую «из сплетения взаимозависимых и взаимопроникающих подсистем» 1. Каждая подсистема сложной социальной системы представляет её самостоятельную часть, обладающую структурными компонентами, организованными на соответствующих уровнях дифференциации и конкретизации. Социальная инфраструктура включает менее сложноорганизованные социальные системы, сходные по организационным признакам и функциональным контентам. Относясь к виду сложных социальных систем, развивающихся в непроизводственной сфере, социальная инфраструктура решает внутренние или внешние динамические проблемы, отражающие характер её отношений с социальными системами разного порядка. Изменение внешних или внутренних условий функционирования в виде трансформаций социальных отношений приводит к необходимости частичного преобразования социальной инфраструктуры при обязательном сохранении центральной социально ценностной доминанты.

В теореме функционального анализа Р. Мертона обозначена обусловленность социальных систем выполняемыми функциями. Различие функций проявляется в отнесённости некоторых из них к «обязательным», или необходимым, как для существования всей системы, так и её отдельных частей.

Функциональным эквивалентам, или заместителям функций, наоборот присуще свойство универсальности, распространяемое на многие другие социальные системы или элементы, части, компоненты. На социальную инфраструктуру распространяется правило, согласно которому в социальной системе имеются структуры, готовые к выполнению одних и тех же функций, так же как и присутствие в ней функциональных альтернатив не противоречит тому, что некоторые социальные единицы нуждаются в специальном об Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002. С. 580.

служивании конкретной социальной функцией. Не менее важным для социальной инфраструктуры является суждение Р. Мертона о том, что «структура влияет на функцию, а функция влияет на структуру». Функциональное обеспечение социальной инфраструктуры определяется содержательной стороной, проявляющейся в структуре её организации. Организационное построение социальной инфраструктуры как социальной системы зависит от того, какие функции и для каких целей она будет выполнять.

В параграфе делается вывод о том, что изучение социальной инфраструктуры на основе положений структурного функционализма позволяет определить особенности данного вида социальных систем в связи с её функционированием в социальной сфере российского общества.

Во втором параграфе главы «Сущность инфраструктуры молодёжной политики» раскрываются её взаимосвязи и компоненты.

Концептуальная интерпретация инфраструктуры молодёжной политики (далее по тексту – МП) в виде микроструктуры определяет её как «сеть связей между основными элементарными составляющими социальной жизни, то есть таковыми, которые с точки зрения социологии рассматриваются как конечные и далее неделимые» 2 в составе социальной инфраструктуры – макроструктуры. Социальная инфраструктура в данном контексте обозначается «как структура другого ряда, сеть связей между сложными социальными объектами, то есть такими, которые и сами обладают структурами» 3. Следовательно, социальная инфраструктура включает многие другие инфраструктуры (здравоохранение, социальная защита населения, культура, образование и др.). Общей характеристикой разновидностей социальной инфраструктуры является направленность на создание условий, обеспечивающих воспроизводство трудовых, образовательных, физических, демографических, социокультурных, социозащитных ресурсов людей и поддержку различных сфер их жизнедеятельности как социальных контекстов.

На наличие у молодёжной политики инфраструктуры, под которой подразумевается «сеть учреждений по работе с молодёжью», указывают федеральные нормативно-правовые и программные документы, регулирующие отношения государства и молодёжи. Назначение инфраструктуры согласуется с важнейшими государственными приоритетами МП, которые состоят в вовлечении молодых людей в социальную практику, в самостоятельное решение социальных проблем, интеграции в жизнь общества.

Включаясь в реализацию приоритетов и мер, обусловленных целями социальной политики, инфраструктура ориентирована на социальную адаптацию и интеграцию различных групп и категорий молодёжи. Актуальным содержанием в работе с молодыми людьми становится оказание помощи, поддержки, сопровождение в соответствии с их интересами, потребностями и особенностями социального развития (профессионально-трудовой направлен Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006. С. 184.

Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. М., 2010. С. 142-143.

Там же.

ностью, досуговыми предпочтениями, отношением к здоровому образу жизни, семейным устройством, жизненными и общественными ориентирами и др.).

Инфраструктура относится к организационно-управленческой составляющей в иерархичной структуре МП российского государства:

– по вертикали – органы по делам молодёжи принимают непосредственное участие в формировании сети учреждений по работе с молодёжью;

– по горизонтали – учреждения, подведомственные органам по делам молодёжи, организуют работу в молодёжной среде.

В параграфе формулируется определение инфраструктуры с учётом специфики её организационно-функционального назначения в составе МП.

Инфраструктура молодёжной политики – это система обеспечения работы с молодёжью, складывающаяся как комплекс учреждений, направлений и услуг, ориентированных на создание социальных условий для самореализации и саморазвития молодёжи, действующая в составе органов по делам молодёжи и развивающаяся в русле приоритетов и прогнозов молодёжной политики.

Определяя инфраструктуру МП «как систему обеспечения работы с молодёжью», необходимо подчеркнуть, что, включая взаимосвязанные элементы и компоненты, она «представляет собою структуру отношений между акторами, включёнными в процессы взаимодействия, которая по существу и есть структура социальной системы» 1.

Компонентный состав инфраструктуры обусловлен спецификой социальных практик, входящих в её состав элементов, представленных сетью учреждений органов по делам молодёжи:

– нормативно-правовой (законодательные акты и нормативные документы, определяющие организацию и функционирование инфраструктуры);

– институциональный (типология учреждений);

– содержательно-технологический (направления работы, концептуальные установки, методы, техники, формы, средства помощи, поддержки, содействия, сопровождения молодёжи);

– ресурсный (финансовое, материально-техническое, информационное, кадровое оснащение учреждений).

В параграфе представлена развёрнутая характеристика инфраструктуры, рассмотрено содержание её компонентов и резюмировано, что двухпозиционное положение инфраструктуры как части социальной инфраструктуры и составляющей МП позволяет не только выявить сущность, но и раскрыть специфику её организационного устройства и функциональной реализации в российских регионах.

В третьем параграфе главы «Управление молодёжной политикой и её инфраструктурой» рассматривается через характеристику управленческих субъектов, включённых в модель управления инфраструктурой, избирательно представленной в субъектах РФ.

Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002. С. 97.

Управление охватывает все сферы и уровни реализации МП, сосредотачивает механизмы и ресурсы, ожидаемым результатом от действия которых становится формирование социальных качеств молодёжи, ориентированной на саморазвитие, самореализацию, самообеспечение в процессе жизнедеятельности. Однако в условиях социальных трансформаций потенциал МП не проявляется в полном объёме, что ограничивает становление системной управленческой деятельности на уровне федерального центра и российских регионов, а также проецирует временность, эпизодичность, непостоянство на организацию работы с молодёжью.

Современная МП развивается как самостоятельное направление деятельности российского государства при регулировании отношений, складывающихся в триаде «государство – молодёжь – гражданское общество», а её субъектность обусловливает специфику действий управленческих структур.

Их назначение состоит в определении стратегии и тактики в отношении молодёжи и её проблем, включая нормативно-правовое, организационное, содержательное, технологическое, кадровое, информационное и материальное обеспечение работы в молодёжной среде.

Федеральные органы по делам молодёжи – Минспорттуризм РФ, Департамент молодёжной политики и общественных связей, Росмолодёжь – отвечают за построение государственных концептов и реализацию системных мер в отношении российской молодёжи. Региональные министерства, департаменты, комитеты, управления, агентства выполняют функции организации, контроля и координации МП в субъектах РФ. Органы местного самоуправления поселений, муниципальных районов и городских округов отвечают за организацию работы с молодёжью по месту жительства.

В параграфе рассмотрены организационные особенности, охарактеризованы цели и содержание управленческой деятельности федеральных, региональных и муниципальных органов по делам молодёжи, а также обозначена специфика их взаимодействия с инфраструктурой МП:

1) государственные и муниципальные органы по делам молодёжи, инфраструктура входят в состав организационно-управленческой составляющей, образуя первый и второй уровни управления МП;

2) органы по делам молодёжи являются первой управляющей подсистемой, а региональные и муниципальные учреждения, входящие в состав инфраструктуры, относятся ко второй управляющей подсистеме.

Первая и вторая управляющая подсистемы занимают субъектсубъектные и субъект-объектные позиции, обусловленные их участием в решении вопросов организации и контроля деятельности учреждений, оценки результативности оказанных услуг, практической реализации, прогнозирования и проектирования направлений работы в среде молодёжи и др.

Управляемая подсистема включает молодёжь, характеризуемую субъект-объектным положением в МП, обусловленным её социально-статусными, социально-психологическими, социально-культурными признаками как социально-демографической группы, а также вопросы жизнедеятельности молодых людей в современном социуме и молодёжные проблемы.

Субъектность второй управляющей подсистемы проявляется в способах воздействия и взаимодействия с управляемой подсистемой в целях: 1) содействия самостоятельной жизнедеятельности молодых людей, их самореализации и саморазвития; 2) выявления, продвижения социально активной молодёжи, поддержки её достижений в социально-экономической, общественно-политической, творческой и спортивной сферах; 3) вовлечения в полноценную жизнь молодых людей с проблемами социальной адаптации и интеграции.

Модель управления инфраструктурой показывает порядок расположения управляющих, управляемой подсистем и особенности их взаимодействия в процессе реализации МП всех уровней (рис. 1).

Первая управляющая подсистема – органы по делам молодёжи:

1) федеральные; 2) региональные;

Вторая управляющая подсистема – 3) муниципальные сеть учреждений по работе с молодёжью: 1) региональные;

2) муниципальные Управляемая подсистема:

1) молодёжь как субъект и как объект;

2) вопросы жизнедеятельности юношей и девушек в социуме;

3) проблемы молодых людей в процессе социализации Рис. 1. Модель управления инфраструктурой МП В модели сфокусировано несколько видов отношений, проецирующих специфику действий управленческих структур при реализации МП:

– иерархичные отношения, обусловленные структурой МП, развиваются между субъектами первой, а также между первой и второй управляющими подсистемами;

– партнёрские отношения в связи со схожестью профессиональных функций по созданию условий для социализации молодёжи складываются между субъектами второй управляющей подсистемы;

– опосредованные отношения в контексте деятельности региональных управленческих структур развиваются у федерального центра и муниципальных органов по делам молодёжи, федерального центра и учреждений.

Модель отражает параметры управленческой структуры, показывает взаимосвязи подсистем, определяемые сложившейся в стране федеральнорегионально-муниципальной вертикалью управления МП. Несмотря на адекватность модели реальному управленческому процессу, она не распространена в субъектах РФ. В параграфе резюмировано, что причинами, ограничи вающими внедрение модели, стали фрагментарность, бессистемность, неустойчивость и нестабильность в управлении МП и её инфраструктурой в России.

Во второй главе «Эволюция инфраструктуры молодёжной политики в постсоветской России» характеризуются этапы становления инфраструктуры, обосновываются предпосылки и конкретизируются основания, определяющие её развитие в российских регионах.

В первом параграфе главы «Становление инфраструктуры молодёжной политики российского государства в конце XX – начале XXI вв.» рассматривается через смену социозащитного, адаптивного и модернизационного этапов.

Процесс становления инфраструктуры обусловлен целевыми установками российского государства, выражающимися в выборе способов решения молодёжных проблем в условиях социальных трансформаций. С другой стороны, специфика реализации приоритетов и мер отражает разную степень обеспеченности МП нормативно-правовыми, концептуальными и программными, материальными и профессиональными ресурсами для работы в молодёжной среде.

В параграфе раскрыты механизмы, источники и условия, влияющие на формирование инфраструктуры как специфичной социальной структуры и составляющей МП. Описание особенностей поэтапного становления инфраструктуры так же включало выявление недостаточностей, сдерживающих или препятствующих формированию системно организованной, функционально и ресурсно оснащённой работы с молодёжью в постсоветской России.

На первом этапе (1992 – 2003 гг.) реализовывался социозащитный сценарий, обусловленный состоянием молодёжной среды в период усиления экономической и политической нестабильности в российском обществе конца прошлого века, характером срочных государственных мер по социальной защите молодёжи. Социальное неблагополучие в среде молодёжи, трудности жизнеустройства социально-демографических групп молодёжи, острота проблем молодёжи, уязвимой в социальном плане, инициировали развитие учреждений социального обслуживания в рамках Федеральных целевых программ (далее по тексту – ФЦП) «Молодёжь России».

Несмотря на активность учреждений по оказанию социальной помощи и поддержки молодёжи, процесс становления инфраструктуры был сопряжён с трудностями как институционализации МП, так и всей организации работы с молодёжью: нестабильностью органов управления, дефицитом профессиональных кадров, концептуальной, методической и технологической, материально-технической и финансовой необеспеченностью.

На втором этапе (2004 – 2008 гг.) адаптивный сценарий проявился в пересмотре отношений в триаде «государство – молодёжь – гражданское общество» в связи с обоснованием комплексного подхода к молодому поколению не только как объекту социозащитных мер, но и субъекту собственной жизнедеятельности, включённому в процесс социально-экономических и социокультурных преобразований в стране. Становление инфраструктуры на тот момент обеспечивалось внедрением новых форм работы в молодёжной среде: 1) созданием специализированных учреждений, экспериментальных центров, сети ресурсных центров по социальной работе и пр.; 2) проведением мониторингов по оценке социального обслуживания и социальных услуг, конкурсов проектов и программ, инновационных методик и технологий и др.

В то же время становление инфраструктуры как института социализации молодёжи требовало организационных и функциональных изменений: 1) закрепления правового статуса учреждений органов по делам молодёжи; 2) совершенствования нормативного и методического инструментария работы с молодёжью; 3) стандартизации деятельности учреждений, оказывающих молодёжи государственные услуги; 4) установления критериев качества услуг, показателей эффективности деятельности учреждений; 5) оптимального размещения учреждений для обеспечения широкого доступа молодёжи.

На третьем этапе (с 2009 г.) становление инфраструктуры обусловлено применением модернизационного подхода к развитию МП. Для инфраструктуры модернизационный сценарий означает её обновление способом «точечного» влияния на наиболее проблемные области организационнофункционального обеспечения. Актуальное состояние МП показывает объективные причины, которые суживают её модернизационные возможности: недостаток субъектности, слабость вертикальных и горизонтальных связей на всех уровнях управления, ведомственная разобщённость, материальная необеспеченность, сохранение социозащитных практик, трудность внедрения оценивающих механизмов, отсутствие обратной связи с молодёжью и т. д.

Следовательно, изменения в русле модернизации должны способствовать становлению инфраструктуры в виде современной социальной структуры, ориентированной на доступность, своевременность, полноту и качество оказания услуг молодёжи при поддержке тенденции на субъектность молодых людей в процессе решения собственных проблем, включая содействие их саморазвитию, самореализации и самообеспечению по вопросам жизнедеятельности в социуме.

Проведённый в параграфе историко-социологический анализ инфраструктуры позволил сравнить этапы её становления по решаемым задачам, специфике нормативно-правовой и концептуальной разработанности, организационному своеобразию и методическому обеспечению, условиям подготовки кадров, а также определить факторы, среди которых зафиксированы проявления фрагментарности, неопределённости, нестабильности, ограниченности по многим аспектам организации работы с молодёжью в постсоветской России.

Во втором параграфе главы «Развитие инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах в современный период» раскрывается обусловленность её состояния предпосылками федерального уровня и основаниями, формирующимися в субъектах РФ.

Инфраструктура развивается в регионах как сеть учреждений органов по делам молодёжи, создающих условия для социального включения молодых людей в социально-экономическую, общественно-политическую и соци ально-культурную жизнь субъекта РФ. Полифункциональный характер инфраструктуры рассматривается в качестве средства для преодоления основного противоречия в социальном развитии молодёжи в виде несоответствия «между социальными стремлениями молодых людей и социальными условиями, определяющими возможности их удовлетворения в основных сферах общественного производства» 1.

В параграфе проведён анализ состояния региональной МП и определена обусловленность усиления темпов её развития концентрацией организационных, профессиональных и материальных ресурсов в связи с актуальностью своевременного решения проблем молодёжи, проживающей на данной территории. Также выявлено, что МП развивается в условиях нестабильности управленческих практик, препятствующих становлению её системности в российских регионах. Следовательно, формируя условия для социальной адаптации и интеграции молодёжи, субъекту РФ необходимо создавать собственные конструкции с учётом состояния молодёжной среды и объективных возможностей социального, экономического, культурного развития региона.

Действуя в данном контексте, учреждения субъекта РФ выстраивают деятельность, опираясь на общие установки, и формируют способы взаимодействия с молодёжью, следуя региональным подходам.

Развитие инфраструктуры МП в современный период можно рассматривать, выявляя предпосылки, создаваемые на федеральном уровне, и, характеризуя основания, которые формируются и конкретизируются на уровне регионов.

Нормативно-правовые предпосылки регламентируют организационноуправленческую деятельность в сфере работы с молодёжью: определяют порядок создания государственных органов по делам молодёжи в структуре исполнительной власти; устанавливают, что организация работы с молодёжью относится к вопросам местного значения всех типов муниципальных образований; закрепляют виды учреждений и направления их деятельности. На уровне субъектов РФ в нормативные основания включены региональные особенности организации работы в молодёжной среде.

Программно-ориентационные предпосылки сосредоточены в ФЦП «Молодёжь России» в связи с мерами по развитию учреждений с целью «создания организационных условий» для оказания социальной помощи и поддержки, содействия молодым людям в процессе социализации. С 2006 года действие ФЦП приостановлено, но на уровне субъектов РФ региональные, муниципальные и ведомственные программы являются механизмами реализации МП, включая отдельные аспекты, связанные с созданием организационных условий и оказанием услуг по поддержке молодых людей и сфер их жизнедеятельности.

Проективно-оценочные предпосылки формируют общие подходы к оценке эффективности реализуемых мер МП, включая особенности организации и функционирования инфраструктуры. В субъектах РФ с учётом Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальная регуляция в условиях неопределённости. М., 2008. С. 210-211.

общих подходов разрабатываются региональные показатели в качестве оснований для изучения специфики работы в молодёжной среде на уровне всей инфраструктуры, сети учреждений, реализующих сходные направления и услуги, а также конкретного учреждения.

Содержательно-технологические предпосылки обусловливают выбор средств социализации молодёжи, включаемых в состав деятельности региональных и муниципальных учреждений органов по делам молодёжи (социально-психолого-педагогической, социально-медицинской, правозащитной, культурно-досуговой, физкультурно-оздоровительной и др.). Основания складываются непосредственно в деятельности учреждений, реализующих услуги по вопросам жизнедеятельности молодёжи в социуме: профориентационные, культурно-досуговые, спортивно-оздоровительные, информационные, профилактические, консультационные, по поддержке общественных инициатив.

Организационно-территориальные предпосылки содержатся в общих подходах к определению нормативов минимальной обеспеченности молодёжи учреждениями социальной сферы. Региональные основания касаются вопросов анализа численного состояния инфраструктуры, потребностей молодёжи в конкретных типах учреждений, включая вопросы их оптимального размещения на территории субъекта РФ.

В параграфе заключено, что предпосылки структурно представляют направления, обеспечивающие становление отрасли МП, а содержательно охватывают отдельные аспекты организации работы с молодёжью в связи с постепенностью формирования её базовых основ на федеральном уровне.

Анализ региональных практик выявил, что основания только начинают складываться в виде ориентиров работы в молодёжной среде и, поэтому, избирательно представлены в МП субъектов РФ.

В третьей главе «Организационное и функциональное обеспечение инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах как объект управления» представлены результаты социологического анализа организации и функционирования инфраструктуры в субъектах РФ.

В первом параграфе главы «Нормативно-правовой и программноцелевой подходы в обеспечении организации и функционирования инфраструктуры молодёжной политики» изучались методом контент-анализа.

Понятие «инфраструктура» является относительно новым для МП, что проявляется в эпизодичности его употребления (2,1 %) в сравнении с другими операционными единицами контент-анализа текстов законодательных актов. Определение в виде «средства по реализации мер МП» или «объектов, необходимых для жизнеобеспечения молодёжи» не выражает сущности инфраструктуры, деятельность учреждений которой отражает государственнообщественные интересы в поддержке молодёжи по вопросам жизнедеятельности в современном социуме.

В параграфе проведён детальный анализ состава элементов инфраструктуры и сделан вывод о специфике их развития в субъектах РФ на основе государственной или муниципальной форм собственности. Понятие «госу дарственные и муниципальные учреждения по работе с молодёжью» представлено в 13,5 % законах о молодёжи и МП, включающих вопросы организационно-функционального обеспечения инфраструктуры:

– определяется порядок открытия новых учреждений, устанавливаются требования к их размещению и материально-техническому наполнению, характеризуются условия взаимодействия с органами государственной власти и местного самоуправления субъектов РФ и др.;

– рассматриваются функции учреждений, указываются источники и механизмы финансового самообеспечения их деятельности, перечисляются направления и виды оказываемых и востребованных в молодёжной среде услуг, обозначаются способы и условия работы с молодёжью и др.

Позицию инфраструктуры МП как самостоятельной структуры нельзя считать единственной. В ряде специальных статей законов по целевой поддержке молодёжи инфраструктура становится субъектом взаимодействия при реализации аспектов МП: профессиональной ориентации и трудоустройства молодёжи, содействия их духовно-нравственному и патриотическому воспитанию, поддержки молодых семей и людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, профилактике зависимого поведения в среде молодёжи т. д.

В параграфе представлены результаты контент-анализа региональных программ. Их рейтинг по 15 аспектам и 9 основным блокам показал проблемы, значимые для молодёжи российских регионов (здоровый образ жизни молодёжи, духовно-нравственное воспитание молодых людей, жильё для молодых семей и др.), в решение которых включены многие социальные субъекты. Анализ инфраструктуры на основе программно-целевого подхода выявил, что концентрация ресурсов на конкретной социальной проблеме в рамках одной программы помогает перенести акценты в область социальных практик работы с молодёжью и актуализирует субъектность учреждений в реализации направлений и мер региональной МП.

В параграфе заключено, что при изучении организации и функционирования инфраструктуры нельзя ограничиваться только учреждениями органов по делам молодёжи. Определяющими субъектами для инфраструктуры являются региональные и муниципальные органы управления МП, в составе которых происходит её становление и развитие. В связи с этим выявлены типы взаимодействия и названы компетенции органов по делам молодёжи по вопросам организационного и функционального обеспечения инфраструктуры МП в российских регионах.

Во втором параграфе главы «Социологический анализ основных направлений работы с молодёжью в сети региональных учреждений органов по делам молодёжи» представлены их рейтинги по федеральным округам и субъектам РФ.

Направления работы с молодёжью в сети региональных учреждений представляют пути взаимосвязанной деятельности, обеспечивающие поддержку профессиональных, интеллектуальных, демографических, социальных, творческих, физических ресурсов молодёжи. Типология основных направлений работы с молодёжью построена на основаниях: общий профиль учреждения; сферы жизнедеятельности молодёжи.

Рейтинги основных направлений работы с молодёжью составлены на основе данных анкетирования работников региональных учреждений органов по делам молодёжи (n=175) по темам: типология учреждений, специфика их структурной организации и субъектной ориентированности, общие и конкретные численные показатели деятельности, качественные характеристики работы в молодёжной среде и пр.

Рейтинг федеральных округов по числу направлений работы с молодёжью в связи с общим профилем учреждения выявил различия (Приволжский 18,3 %; Сибирский 12,6 %; Дальневосточный 7,4%; т. д.), обусловленные региональными особенностями инфраструктуры: 1) в федеральных округах имеется разное количество учреждений; 2) направление может включаться в состав комплексной деятельности многофункциональных молодёжных центров, профильных молодёжных центров, домов молодёжи, др.

Общерегиональный рейтинг направлений показал, что для большей части субъектов РФ актуальными являются организация досуга молодёжи (творчество, спорт) 22,9%, профориентация и трудоустройство молодых людей 12,6% и их социальное развитие 12,0 %. Меньшее внимание уделяется:

информированию 6,3 %; профилактике ПАВ и правонарушений 6,3 %; оказанию помощи и поддержки молодёжи, находящейся в трудной жизненной ситуации 5,1 %. В то же время молодёжь, уязвимая в социальном плане, в связи со сложностью социального положения и многоаспектностью проблем, по ответам респондентов, является объектом особого внимания в деятельности учреждений (склонные к употреблению ПАВ 70,3 %; безработные 18,3 %; с инвалидностью 12,0 %; сироты 6,9 %; подвергшиеся насилию 5,1 %, другие категории молодых людей 10,3 %).

Рейтинг направлений, актуальных для конкретного региона, в целом подтвердил данные общерегионального рейтинга и выявил их приоритеты по отдельным аспектам работы в молодёжной среде.

Рейтинг направлений по ориентированности учреждений на поддержку сфер жизнедеятельности молодёжи сравнивался с результатами Всероссийского исследования 2009 года. Организация работы по трудоустройству в 24,8 % учреждений коррелирует с потребностями 28,5 % молодёжи в улучшении материального положения и с 27,4 % молодых людей, стремящихся к хорошей, стабильной, высокооплачиваемой работе, включающей возможности карьерного роста. Тем не менее, в регионах недостаточно учреждений, которые могут в полном объёме решить и другие жизненно важные проблемы молодёжи. В 3,4 % социальных организаций оказывается поддержка молодой семье, в 1,7 % – помощь в обеспечении жильём, в то же время проблема отдельного жилья актуальна для 19,7 %, решение личных проблем важно для 8,6 %, желание создать семью ярко выражено у 5,5 % молодых людей.

Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодёжь России: социологический портрет. М., 2010.

В параграфе резюмируется, что социологический анализ деятельности региональных учреждений органов по делам молодёжи определил тенденции в реализации основных направлений работы с молодёжью, а также выявил аспекты, которые менее всего поддерживаются, несмотря на их актуальность в молодёжной среде.

В третьем параграфе главы «Моделирование инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах» предложена типология моделей инфраструктуры, разработанная на основе детерминант как факторов, определяющих особенности её организационно-функционального обеспечения.

Анализ локальной модели инфраструктуры МП проведён на основе институционально-территориальной и территориально-нормативной детерминант и показал особенности размещения региональных и муниципальных учреждений органов по делам молодёжи на территориях 83 субъектов РФ.

Во-первых, выявлено, что наибольшие количественные показатели (%) по двум видам учреждений характерны для Приволжского 23,1:27,7; Центрального 19,9:26,0; Южного 20,6:11,9; Уральского 4,1:20,9 федеральных округов. Наименьшие – для Северо-Западного 14,8:3,1; Сибирского 7,2:7,9;

Дальневосточного 4,1:1,8 и Северо-Кавказского 6,2:0,7.

Во-вторых, при сравнении состояния сети учреждений органов по делам молодёжи установлена относительная стабильность организационного обеспечения инфраструктуры за последние два года. Если в 2009 г. соотношение двух видов учреждений составляло 8,1 %: 91,9 %, то в 2010 г. изменение было несущественным – 9,6 %: 90,4 %.

В-третьих, субъекты РФ сгруппированы по показателю обеспеченности учреждениями: высокий 6,0 %; средне-высокий 8,4 %; средний 68,8 %; низкий 10,8 %; нулевой 6,0 %. Средний уровень от 10 до 70 учреждений явился наиболее распространённым, объединяя большую часть субъектов.

В-четвёртых, установлено, что для оценки организационного обеспечения инфраструктуры необходима информация не только о количестве учреждений, но и о числе молодёжи, охваченной их услугами. Для этого используются нормативы минимального обеспечения молодёжи учреждениями, которые в 2008-2009 гг. применялись в 12,0 % регионов. С начала 2010 г. в 68,7 % субъектах РФ нормативы постепенно внедряются в практику МП, в 14,5 % – проходят апробацию, а в 4,8 % – разрабатываются.

В-пятых, анализ региональных практик показал невозможность объективной оценки организационного обеспечения инфраструктуры на основе нормативного подхода. Трудности его внедрения обусловлены отсутствием финансовых средств и механизмов стандартизации учреждений.

Анализ сетевой модели позволил выявить особенности функционального обеспечения инфраструктуры МП в субъектах РФ на основе детерминант:

– макросредовой – определяет особенности деятельности учреждений под воздействием федеральных, региональных, муниципальных органов управления МП;

– микросредовой – устанавливает зависимость направлений, услуг, форм и средств работы с молодёжью от выбора учреждением организационных условий.

Сетевая модель выражается в типологии учреждений и рассматривается через их признаки и характеристики. В параграфе на материалах региональных практик описываются территориальный, структурный, ресурсный, нормативный, инновационный, субъектный, вариативный, профильный, комплексный типы учреждений органов по делам молодёжи, функционирующих в субъектах РФ.

Инструментальная модель рассматривалась для выявления специфики организационного и функционального обеспечения инфраструктуры на основе детерминант монопрофильности и полипрофильности.

Монопрофильность проявляется в двух вариантах деятельности учреждений: реализация направления МП (или ориентация на сферы жизнедеятельности молодёжи) и субъектная направленность на работу с целевыми группами молодёжи. Полипрофильность отражает реализацию учреждением нескольких направлений МП, что обеспечивает комплексный подход к решению молодёжных проблем.

Анализ практик региональных учреждений в 62 субъектах РФ показал, что в 21,0 % – их деятельность осуществляется по монопрофильному виду, в 41,9 % – по полипрофильному виду, а в 37,1 % – имеют место оба вида. Следовательно, специфика инструментальной модели инфраструктуры проявляется в развитии сети, включающей учреждения полипрофильного вида деятельности или его синтез с монопрофильностью, что объясняется комплексным характером работы с молодёжью и её проблемами, отличающим современное состояние МП во многих субъектах РФ.

В параграфе резюмировано, что анализ моделей выявил свойства инфраструктуры, обусловленные управлением МП в субъектах РФ. Неравномерность, неоднородность, непропорциональность, неустойчивость и неадаптивность являются свойствами, характеризующими современное состояние инфраструктуры и не позволяющими создавать системные условия для работы с молодёжью российских регионов.

В четвёртой главе «Влияние концепции развития органов по делам молодёжи на управление инфраструктурой молодёжной политики в российских регионах» обосновываются параметры и выявляются условия, способствующие управлению организационно-функциональным обеспечением инфраструктуры.

В первом параграфе главы «Концепция развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах Российской Федерации» описывается в контексте управления организационно-функциональным обеспечением инфраструктуры молодёжной политики.

Концепция развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ (далее по тексту – концепция) формирует новый подход к развитию сети учреждений органов по делам молодёжи, определяя не только цель, задачи, принципы, направления и условия организации работы с молодёжью, но и устанавливая общие показатели их деятельности. Базовые параметры концепции должны конкретизироваться региональными подходами в решении молодёжных проблем в контексте объективных возможностей социального, экономического, культурного развития субъекта РФ. Реализация концепции обеспечивается социальными практиками учреждений органов по делам молодёжи при определяющей роли субъектов регионального и муниципального уровней управления МП.

В параграфе раскрывается общая направленность концепции в связи с разработкой направлений и показателей деятельности учреждений в целях обеспечения организации и функционирования инфраструктуры МП, а также обосновывается необходимость её подготовки для становления в регионах системной работы в молодёжной среде. Этапы разработки концепции включали выявление состояния и проблем организации работы с молодёжью на региональном уровне, обоснование концептуальных основ, выбор технологического инструментария, а также определение способов её апробации в сети учреждений органов по делам молодёжи.

Структурно концепция включает пять разделов: «Анализ состояния инфраструктуры молодёжной политики и обоснование необходимости развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ», «Нормативноправовое обеспечение деятельности учреждений органов по делам молодёжи», «Цель, задачи и принципы развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ», «Основные направления развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ», «Результаты реализации концепции развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ».

В концепции обозначено, что современное состояние инфраструктуры МП отражает положительные тенденции в её развитии и включает общие проблемы, характерные для российских регионов. Концептуальные установки, которые могут изменить сложившуюся ситуацию, состоят в развитии учреждений по общим или типовым параметрам на основе целевой ориентации МП на «модернизацию сети учреждений» при одновременном усилении регионального компонента организационных, содержательных, технологических, ресурсных потенциалов работы с молодёжью. При разработке концепции данные положения были учтены.

Концепция раскрывает целевые установки, проявляющиеся в принципах, определяющих направленность учреждений на работу в среде молодёжи и включающих:

– общие подходы – отражают специфику работы с молодёжью как социально-демографической группой: приоритетности, субъектной ориентированности, инвестиционной направленности, доступности, эффективности, согласованности;

– специфичные подходы – реализуются в работе с разными категориями молодёжи в учреждениях конкретного типа, профиля: дифференцированности, участия, адресности, поддержки, соучастия и содействия, ориентации на самообеспечение.

К направлениям, способствующим организации и функционированию инфраструктуры как социальной структуры, ориентированной на социализацию молодёжи, в концепции отнесены:

1. Создание учреждений и организация их деятельности.

2. Общие подходы к организации работы с молодёжью в учреждениях органов по делам молодёжи.

3. Совершенствование информационного обеспечения организации работы с молодёжью в учреждениях органов по делам молодёжи.

4. Управление устойчивым развитием учреждений органов по делам молодёжи.

В параграфе обозначена инструментальная роль концепции, состоящая в возможности применения предлагаемых типовых решений в разных вариантах: для полного преобразования, частичного изменения или корректирования, уточнения аспектов деятельности учреждений органов по делам молодёжи. Общим правилом при внедрении её параметров в региональные или муниципальные практики является сохранение нетрадиционных подходов и инновационных форм работы в молодёжной среде, которые уже транслируются в деятельности учреждений российских регионов, имеющих опыт работы с молодёжью.

Во втором параграфе главы «Реализация концепции в процессе управления организационно-функциональным обеспечением инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах» рассматривается через условия, отражающие особенности развития учреждений органов по делам молодёжи.

Концепция представляет обобщённый ориентир, позволяющий представить пути организации работы в молодёжной среде при обязательном сохранении разнообразия социальных практик учреждений органов по делам молодёжи, интегрированных в состав инфраструктуры. Концепция реализуется на региональном и муниципальном уровнях, а состав и позиции субъектов, имеющих прямое или опосредованное отношение к данному процессу, определены вертикальными и горизонтальными связями в модели управления инфраструктурой МП.

Основным условием реализации концепции является обязательность проектирования результатов, на достижение которых ориентированы учреждения по работе с молодёжью. Результаты рассматриваются в виде материализованных аспектов, определяющих специфику развития учреждений и обеспечивающих организацию и функционирование инфраструктуры в контексте управленческих действий органов по делам молодёжи. К результатам реализации концепции отнесены: промежуточные и конечные.

Промежуточные результаты являются показателями, определяющими соответствие развития учреждений параметрам, включённым в направления концепции. Обозначенные результаты отражают особенности организации учреждений, специфику их деятельности в среде молодёжи и характеристики информационного обеспечения работы с молодёжью, включают вопросы координации и регулирования данных процессов органами по делам молодёжи.

Конечными результатами рассматриваются показатели, отражающие изменения управляющей и управляемой подсистем инфраструктуры МП и способствующие развитию у неё системных качеств. Следовательно, инфраструктура может достичь нового состояния в виде структурно организованной и функционально обеспеченной социальной микросистемы, элементный состав которой демонстрирует различные социальные практики работы с молодёжью в российских регионах.

Не менее актуальным условием реализации концепции определяется измерение промежуточных и конечных результатов. В параграфе описывается алгоритм, предполагающий включение промежуточных и конечных результатов в систему оценочных процедур, используемых на разных уровнях взаимодействия социальных субъектов МП: управленческом, институциональном, средовом. Экспертные оценки, оценки со стороны молодёжи, самооценка работы в молодёжной среде учреждениями органов по делам молодёжи позволят выявить изменения в состоянии инфраструктуры под влиянием концепции в процессе взаимосвязанной деятельности управляющих и управляемой подсистем.

В параграфе резюмируется, что концепцию развития учреждений органов по делам молодёжи в субъектах РФ необходимо рассматривать в роли источника управления организационно-функциональным обеспечением инфраструктурой, так как её содержание и способы реализации способствуют институционализации МП, формируют различные практики работы с молодёжью, а также инициируют изменения в молодёжной среде регионов.

В Заключении сделаны выводы по направлениям социологического анализа управления инфраструктурой, формирующейся в полисубъектном пространстве современного социума в виде социальной микросистемы, поэлементный и компонентный состав которой проявляется в специфике организационно-функционального обеспечения. Выявленные особенности позволили установить многоаспектность, разноуровневость взаимосвязей, обусловливающих порядок участия социальных субъектов в работе с молодёжью, что способствует развитию знания об управленческих потенциалах инфраструктуры, обусловленных трудностями и противоречиями институционализации молодёжной политики в постсоветский период.

Выработанный исследовательский подход к изучению инфраструктуры в единстве организационных и функциональных аспектов обеспечения при реализации управленческих практик способствует систематизации представлений о ней как важнейшей составляющей современной молодёжной политики.

Результаты социологических исследований, определившие специфику управления организацией и функционированием инфраструктуры на основе нормативного-правового и программно-целевого подходов, характеристик её моделей, а также при анализе направлений работы в молодёжной среде, состояния сети и типологии учреждений, имеют прикладную значимость. Разработанная авторская концепция развития учреждений органов по делам молодёжи позволяет перевести концептуальные определения и сущностные ха рактеристики инфраструктуры в контексте управления её организационнофункциональным обеспечением на эмпирический уровень организации работы с молодёжью в российских регионах.

Социологическая интерпретация инфраструктуры способствует конкретизации проблем управления ею на федеральном, региональном и муниципальном уровнях реализации молодёжной политики. Детальный анализ и последующее осмысление проблем управления различными аспектами инфраструктуры обеспечат получение научных и прикладных данных по широкому кругу вопросов работы в среде молодёжи, обусловленных политикой российского государства и общества в отношении молодёжи и её проблем.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии:

1. Глухова М.Ф. Государственная молодёжная политика: социальная защита молодых граждан. – М.: Моск. гор. ун-т управления Правительства Москвы, 2011. – 296 с. ISBN 978-5-98279-944-9 (18,5 п.л.) 2. Глухова М.Ф. Развитие инфраструктуры молодёжной политики в современной России. – М.: Моск. гор. ун-т управления Правительства Москвы, 2011. – 152 с. ISBN 978-5-98279-919-7 (9,5 п.л.) Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

3. Глухова М.Ф. Детерминанты инфраструктуры сферы молодёжной политики: социологический анализ // Научный вестник УрАГС: политология, экономика, социология, право. – 2011. – № 2 (15). – С. 153-161. ISSN 20762852 (0,8 п.л.) 4. Глухова М.Ф. Инфраструктура региональной молодёжной политики:

основные признаки и типологии // Регионология. – 2011. – № 2 (75). – С. 22-31.

ISSN 0131-5706 (0,6 п.л.) 5. Глухова М.Ф. К вопросу о развитии благополучия в молодёжной среде: меры социальной поддержки молодых семей // Научные ведомости БелГУ: Философия, социология, право. – 2011. – № 8 (103). – С. 101-108.

ISSN 0869-0499 (0,7 п.л.) 6. Глухова М.Ф. Модели институционального развития инфраструктуры молодёжной политики // Известия ЮЗГУ. Серия Экономика. Социология.

Менеджмент. – 2011. – № 4 (37). – С. 40-47. ISSN 2223-1560 (0,6 п.л.) 7. Глухова М.Ф. Социально-управленческий потенциал молодёжной политики и её инфраструктуры // Вестник Самарского муниципального института управления. – 2011. – № 2 (17). – С. 142-152. ISSN 2071-9558 (0,6 п.л.) 8. Глухова М.Ф. Социальные инвестиции в молодёжной политике и инфраструктуре молодёжной сферы // Вестник экономики, права, социологии. – 2011. – № 1. – С. 198-202. ISSN 1998-5533 (0,5 п.л.) 9. Глухова М.Ф. Социозащитные функции государственных учреждений по работе с молодёжью // Социально-гуманитарные знания. – 2011. – № 2. – С. 159-168. ISSN 0869-8120 (0,5 п.л.) 10. Глухова М.Ф. Социологический анализ современного состояния инфраструктуры молодёжной политики // Вестник ННГУ им Н.И. Лобачевского. – 2011. – № 5. Часть 1. – С. 346-351. ISSN 1811-5942 (0,5 п.л.) 11. Глухова М.Ф. Учреждения органов по делам молодёжи: концептуализация социальных практик // Социально-гуманитарные знания. – 2011. – № 6. – С. 263-275. ISSN 0869-8120 (0,6 п.л.) 12. Глухова М.Ф. Становление инфраструктуры молодёжной сферы в контексте институционализации государственной молодёжной политики // Вестник ПАГС. – 2010. – № 4 (25). – С. 127-134. ISSN 1682-2358 (0,5 п.л.) 13. Глухова М.Ф. Эмпирический подход к формированию инфраструктуры молодёжной политики // Вестник ВятГГУ: Философия и социология;

культурология. – 2010. – № 4 (4). – С. 108-113. ISSN 1997-4280 (0,6 п.л.) 14. Глухова М.Ф. Социальная молодёжная политика // Педагогика. – 2009. – № 9. – С. 116-119. ISSN 0969-561X (0,3 п.л.) Статьи в сборниках научных трудов, материалах Международных и Всероссийских конференций:

15. Глухова М.Ф. Эволюционирование инфраструктуры молодёжной политики // Современные общественно-политические системы в условиях модернизации: состояние и перспективы развития: сб. науч. ст. – Орёл, 2011.

– С. 125-135. ISBN 978-5-9708-0263-2 (0,6 п.л.) 16. Глухова М.Ф. Институализация социальной поддержки молодой семьи // Государственная молодёжная политика: демографический аспект: сб.

ст. матер. Всеросс. науч.-практ. конф. / под ред. О.А. Копцевой. – М., 2010. – С. 149-155. ISBN 978-5-93121-266-1 (0,4 п.л.) 17. Глухова М.Ф. Молодёжная политика в сравнительной перспективе:

концептуальные особенности и условия развития // Мировоззренческие и поведенческие стратегии социализации молодёжи в глобальном мире: сб. тр.

Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. В.Н. Белова. – Саратов: СГУ, 2010. – С. 353-357. ISBN 978-5-292-04011-8 (0,6 п.л.) 18. Глухова М.Ф. Молодёжная семейная политика: современное состояние и проблемы // Междунар. науч. альманах. Вып. 5. – Галле; Москва;

Минск; Бишкек; Актобе, 2010. – С. 273-279. ISBN 9966-33-453-08 (0,5 п.л.) 19. Глухова М.Ф. Развитие молодёжной политики в целях обеспечения социальной безопасности современного общества // Социальная безопасность и защита человека в условиях новой общественной реальности: сб. матер. Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. З.П. Замараевой, М.И. Григорьевой. – Пермь, 2010. – С. 421-426. ISBN 978-5-7944-1542-1 (0,4 п.л.) 20. Глухова М.Ф. Социальная интеграция и социальная защита выпускников интернатных учреждений // Социальное сиротство: проблема государства и общества: сб. науч. ст. / под ред. Л.Д. Ерохиной, С.В. Коваленко.

– Владивосток, 2010. – С. 186-197. ISBN 978-5-93362-570-4 (0,6 п.л.) 21. Глухова М.Ф. Социальная работа с молодёжью в реализации ведущих направлений государственной молодёжной политики // Междунар. науч.

альманах. Вып. 5. – Галле; Москва; Минск; Бишкек; Актобе, 2010. – С. 290296. ISBN 9966-33-453-08 (0,5 п.л.) 22. Глухова М.Ф. Социальное обслуживание молодёжи в системе социальных служб // Междунар. науч. альманах. Вып. 5. – Галле; Москва;

Минск; Бишкек; Актобе, 2010. – С. 280-289. ISBN 9966-33-453-08 (0,7 п.л.) 23. Глухова М.Ф. Социальное программирование в современной молодёжной политике и решении молодёжных проблем // Социальная работа в России: образование и практика: сб. науч. тр. / под ред. Н.А. Грика. – Томск, 2010. – Вып. 2. – С. 97-105. ISBN 978-5-86889-530-2 (0,4 п.л.) 24. Глухова М.Ф. Профессиональные компетенции специалиста по социальной работе с молодёжью // Социальная работа и социальная педагогика:

опыт, проблемы, перспективы развития: сб. науч. ст. – Балашов, 2010. – С.

37-41. ISBN 978-5-94035-406-2 (0,4 п.л.) 25. Глухова М.Ф. Актуальные вопросы социальной политики в отношении молодёжи: региональный аспект // Управление региональными системами: интеграционный подход, факторное обеспечение, методы, модели:

Всеросс. науч.-практ. конф. – Волгоград, 2009. – С. 404-407. ISBN 978-57786-330-1 (0,5 п.л.) 26. Глухова М.Ф. Взаимодействие молодёжной политики и социальной работы в решении проблем молодых граждан // Альманах науч. тр. – Т. 3.:

Социальные отношения в России: история, современность и перспективы: сб.

науч. ст. / сост. Е.Н. Рудакова. – Люберцы, 2009. – С. 18-29. ISBN 978-593999-351-7 (0,5 п.л.) 27. Глухова М.Ф. Качество социальных услуг как фактор развития региональной системы социального обслуживания молодёжи // Устойчивое развитие муниципальных образований: вопросы теории, методологии и практики: матер. III Междунар. науч.-практ. конф. – М., 2009. – С. 163-172. ISBN 5-98115-161-7 (0,5 п.л.) 28. Глухова М.Ф. Молодёжь в процессе социализации как феномен социальной работы // Социально-гуманитарное знание в современном мире: сб.

науч. тр. – М., 2009. – С. 227-243. (0,7 п.л.) 29. Глухова М.Ф. Организационные аспекты решения социальных проблем молодёжи в условиях учреждений социального обслуживания // Междунар. науч. альманах. Вып. 3. – Галле; Москва; Минск; Бишкек; Актобе, 2009. – С. 258-272. ISBN 9966-33-220-09 (1,0 п.л.) 30. Глухова М.Ф. Организация социального обслуживания молодёжи // Труды МГУУ Правительства Москвы. Вып. 16. – М., 2009. – С. 180-187. (0,5 п.л.) 31. Глухова М.Ф. Ресурсы социальной работы в решении задач государственной молодёжной политики // Социальная работа в современной России: взаимодействие науки, образования и практики: матер. II Всеросс. науч.практ. конф. – Белгород, 2009. – С.84-88. ISBN 978-5-903529-38-4 (0,5 п.л.) 32. Глухова М.Ф. Социализация молодёжи в контексте деятельности учреждений социальной сферы // Социально-педагогическая деятельность:

сферы сотрудничества: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Саратов, 2009.

– С. 11-18. ISBN 978-5-9758-11110-3 (0,5 п.л.) Другие публикации:

33. Глухова М.Ф. Инфраструктурные процессы в региональной молодёжной политике // Молодёжь и модернизация России: матер. Всеросс. науч.практ. конф., посвящённой Международному году молодёжи. – СПб, 2011. – С. 108-109. ISBN 978-5-91014-019-0 (0,3 п.л.) 34. Глухова М.Ф. Организация работы с молодёжью: управленческий аспект // Организация работы с молодёжью: современные социальные технологии и перспективы развития: матер. Всеросс. науч. практ. конф. / под ред.

Г.В. Ковалёвой. – СПб, 2011. – С. 35-36. ISBN 978-5-7937-0659-9 (0,3 п.л.) 35. Глухова М.Ф. Практики работы с молодёжью по месту жительства:

основания и типологии // Социальная работа: образование и практика: сб.

науч. тр. / под ред. Н.А. Грика. – Томск, 2011. – С. 160-167. ISBN 978-586889-557-9 (0,3 п.л.) 36. Глухова М.Ф. Развивающий потенциал региональной молодёжной политики // Модернизационный потенциал российского общества: региональный аспект: сб. докл. и тез. Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. О.А. Хазбулатовой, З.Х. Саралиевой и др. – Иваново, 2011. – С. 106-108. ISBN 978-5-78070884-1 (0,2 п.л.) 37. Глухова М.Ф. Региональные программы в сфере реализации молодёжной политики: результаты контент-анализа // Актуальные проблемы социальной коммуникации: матер. 2-й Междунар. науч.-практ. конф. – Нижний Новгород, 2011. – С. 360-363. ISBN 978-5-93272-886-4 (0,3 п.л.) 38. Глухова М.Ф. Услуги учреждений инфраструктуры молодёжной политики // Социальная работа и общественные науки: формирование компетенции субъектов: матер. 3-й Всеросс. науч.-практ. конф. – Екатеринбург, 2011. – С. 39-41. (0,3 п.л.) 39. Глухова М.Ф. Анализ положения и мер социальной помощи молодой семье, находящейся в трудной жизненной ситуации // Молодёжь как созидатель новой эпохи: матер. регион. науч.-практ. конф. – Мурманск, 2010. – С. 110-115. ISBN 978-5-4222-0009-8 (0,3 п.л.) 40. Глухова М.Ф. Из опыта реализации государственной молодёжной политики в субъекте Федерации // Социальная политика: современность и будущее: матер. Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. В.Н. Скворцова. – СПб., 2010. – С. 46-49. ISBN 978-5-8290-0818-5 (0,2 п.л.) 41. Глухова М.Ф. Интеграционные характеристики молодёжной политики: региональный подход // Проблемы социальной работы с молодёжью и молодёжная политика: история, теория и практика: матер. Всеросс. науч.теоретич. конф. – СПб, 2010. – С. 71-72. ISBN 978-5-7937-0558-5 (0,2 п.л.) 42. Глухова М.Ф. Молодёжь в институциональном пространстве социальной работы // Актуальные проблемы молодёжи в условиях изменяющейся России: матер. Всеросс. (заоч.) науч.-практ. конф. – Балашов, 2010. – С. 44-47.

ISBN 978-5-94035-427-7 (0,3 п.л.) 43. Глухова М.Ф. Молодёжь в системе услуг социального обслуживания // Общество потребления и современные проблемы сферы услуг / матер.

Междунар. науч. конф. – Вторых Санкт-Петербургских социологических чтений / отв. ред. А.О. Бороноев, Р.А. Костин. – СПб., 2010. – С. 255-256.

ISBN 978-5-228-00322-4 (0,2 п.л.) 44. Глухова М.Ф. О социальной работе в инфраструктуре молодёжной политики // Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – СПб, 2010. – С. 178-181.

ISBN 978-5-98238-029-6 (0,2 п.л.) 45. Глухова М.Ф. Реализация задач государственной молодёжной политики в инфраструктуре учреждений по работе с молодёжью // Стратегия инновационного развития России как особой цивилизации в XXI веке: VI Всеросс. науч. конф. «Сорокинские чтения – 2010»: сб. тезисов. – М., 2010. – С. 356-358.

ISBN 978-5-317-03474-0 (0,2 п.л.) 46. Глухова М.Ф. Реализация принципов государственной молодёжной политики в системе социального обслуживания молодых граждан // Молодёжь в социальном взаимодействии: самореализация, социальная активность, интеграция: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск, 2010. – С. 39-44.

ISBN 978-5-85716-843-1 (0,3 п.л.) 47. Глухова М.Ф. Риски социального неблагополучия в связи с развитием зависимого поведения в молодёжной среде // Профилактика социальных отклонений молодёжи: правовой, психологический и социальнопедагогический аспекты: сб. матер. Междунар. заоч. науч.-практ. конф. / отв.

ред. В.А. Попов. – Владимир, 2010. – С. 24-27. ISBN 978-5-87846-723-0 (0,3 п.л.) 48. Глухова М.Ф. Социальная дифференциация молодёжи в условиях трансформации общества // Современное общество: вопросы теории, методологии, методы социальных исследований (Файнбургские чтения): матер. X Всеросс. науч. конф., посвящённой памяти проф. З.И. Файнбурга. – Пермь, 2010. – С. 184-185. ISBN 978-5-398-00510-3 (0,2 п.л.) 49. Глухова М.Ф. Социальная защита и социальная защищённость молодёжи // Социальная политика и социальная защита в условиях изменяющегося общества: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. – Пенза, 2010. – С. 31-34.

ISBN 978-5-8356-1005-1 (0,3 п.л.) 50. Глухова М.Ф. Формирование системы социальных услуг для социально-незащищённых категорий молодёжи // Актуальные проблемы социологии молодёжи, культуры и образования: матер. Междунар. конф. / под общ. ред. Ю.Р. Вишневского. – Екатеринбург, 2010. – С. 69-72. ISBN 978-5321-01708-1 (0,3 п.л.) 51. Глухова М.Ф. Добровольческая деятельность в социальной сфере как перспективная социальная практика молодёжи // Молодёжь – позитивная сила развития российского общества: матер. Всеросс. науч.-практ. конф., посвящ. 80-летию со дня рождения В.Т. Лисовского. – СПб., 2009. – С. 91-93.

ISBN 978-5-904247-15-7 (0,2 п.л.) 52. Глухова М.Ф. Поддержка социальных инициатив молодёжи в практике социальной работы // сб. матер. Междунар. науч. конгресса «Молодёжная политика: история, теория, практика». – М., 2009. – С. 101-105. ISBN 9785-904156-11-4 (0,3 п.л.) 53. Глухова М.Ф. Социальная защита молодых граждан как перспективное направление в практике социальной работы с молодёжью // Технологии психолого-социальной работы в условиях мегаполиса: матер. Междунар.

науч.-практ. конф. – СПб., 2009. – С.123-125. ISBN 978-5-98238-018-0 (0,2 п.л.) 54. Глухова М.Ф. Социальная работа с молодой семьёй в условиях социальных служб в целях профилактики семейного неблагополучия // Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения: матер. Междунар. науч.-практ. конф. – СПб., 2009. – С. 95-97. ISBN 978-598238-014-2 (0,2 п.л.) 55. Глухова М.Ф. Социальная реклама в решении задач социального неблагополучия молодёжи // Социальная теория и проблемы информационного общества: матер. Междунар. симпозиума. – Ижевск, 2009. – С. 391-394.

ISBN 978-5-904524-59-3 (0,2 п.л.) 56. Глухова М.Ф. Социальные инициативы молодёжи в открытой среде // Проблемы формирования инновационного поведения молодёжи в современной России: тр. Всеросс. науч. конф. – М., 2009. – С. 59-65. ISBN 978-5-82881246-2 (0,3 п.л.) 57. Глухова М.Ф. Социальные проблемы молодёжи: анализ современной ситуации // Адаптационные возможности молодёжи в современном российском обществе: матер. Всеросс. науч.-практ. конф. – СПб., 2009. – С. 192-194.

(0,3 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.