WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Мельникова Наталия Всеволодовна

Формирование этнической толерантности в мегаполисе:

социологический анализ

Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты

и процессы (по социологическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Москва - 2012

Диссертация выполнена на кафедре социологии управления Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный руководитель:         Левашов Владимир  Иванович

доктор социологических наук, профессор

Официальные оппоненты:        Саблуков Александр Валентинович

доктор социологических наук, профессор

Карсанова Елена Созрикоевна

кандидат политологических наук

Ведущая организация: ГБОУ ВПО «Московский городской педагогический университет»

Защита состоится  19 апреля 2012 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д-504.001.16 в РАНХиГС при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, г. Москва, пр. Вернадского, 84, 2-ой учебный корпус, аудитория _____.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке в РАНХиГС при Президенте РФ.

Объявление  о защите и автореферат опубликованы 19 марта 2012 года на официальном сайте РАНХиГС при Президенте РФ в разделе «Защита диссертаций»: www.rags.ru и на официальном сайте Министерства образования и науки – referat_vak@mon.gov.ru

  Автореферат разослан  19 марта  2012 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета                                  Л.Д. Чернышова

I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность  исследования.

Развитие Российской Федерации как многонационального, демократического, правового государства, обеспечение ее национальной безопасности и сохранения территориальной целостности возможны только в условиях сохранения межнационального мира и согласия. Многонациональность России всегда была ее богатством и уникальностью.

Процесс глобализации мирового сообщества способствует вовлечению в межкультурную коммуникацию огромных масс людей, принадлежащих к различным географическим и культурным ареалам, социальным и конфессиональным кругам. Опыт последних десятилетий продемонстрировал несостоятельность многих этнонациональных концепций, основанных на неизбежности стирания этнических различий и снижении межнациональной напряженности под воздействием глобализации, индустриализации и урбанизации. Напротив, увеличение возможностей свободного волеизъявления народов и демократизация общества лишь обостряют этническое самосознание. Интеграционным процессам, тесно связанным с глобализацией, противостоит дезинтеграционная сила этнической и конфессиональной нетерпимости. Поэтому формирование позитивных реалий современного российского общества возможно только на основе толерантных отношений. 

Необходимость формирования толерантности в контексте межэтнических отношений отражена в таких международных правовых документах,  как «Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств» и «Декларация принципов толерантности»1.

Рост  интенсивности межэтнического общения может привести к усилению негативных предубеждений. Поэтому очень важно определить, при каких условиях тесное взаимодействие меж­ду представителями разных стран и народов провоцирует межэтническое напряжение, а при каких порождает доверие, способствует адаптации и фор­мирует межкультурную толерантность.

Если в начале 1990-х годов межэтнические противоречия проявлялись, прежде всего, на уровне субъектов Российской Федерации, то в современный период характер противоречий приобрел иную ориентацию. Обострились межгрупповые противоречия, в первую очередь, между ранее проживавшим населением и мигрантскими,  диаспоральными группами этнических меньшинств. Чаще всего зоной межэтнических противоречий становятся крупные городские поселения и мегаполисы.

В этой связи особенно актуальным становится изучение этносоциальных процессов, способствующих (или препятствующих) формированию толерантности в таком многонациональном мегаполисе, каким является город Москва. Столичный регион имеет позитивный исторический опыт этносоциального взаимодействия и формирования этнической толерантности, что  может послужить  примером для других регионов России в определении путей оптимизации этнической толерантности.  В то же время, опыт межэтнических отношений последних десятилетий убеждает в том, что  конфликты чаще возникают и острее проявляются в поликультурной среде и полиэтнических сообществах, что в значительной степени обусловлено различиями в нормах и стереотипах поведения. В этих условиях исследования по проблеме толерантности приобретают особое значение: от их эффективности во многом будет зависеть успешное решение вопросов консолидации многоконфессионального и полиэтнического российского социума.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена необходимостью: систематизации теоретико-методологических  подходов социологического анализа этнической толерантности; выявления проблем формирования этнической толерантности в городе Москва; определения путей оптимизации этнической толерантности в столичном мегаполисе.

Степень научной разработанности темы.

Изучение феномена толерантности берет начало в рамках античной философской мысли, однако реальные предпосылки научного исследования этой проблемы были заложены  в эпоху Просвещения. Философское осмысление сущности понятий «нация» и «этнос» получило развитие в XVIII-XIX вв. (Ф. Бэкон, П. Бейль, Т. Гоббс, Г. Гегель, Ф. Вольтер, Ж.Ж. Руссо и др.). В работах русских философов доминировала тема веротерпимости и справедливости как основы толерантного отношения  (М.Бакунин, Н.Бердяев, В. Розанов, В. Соловьев).

В конце XIX начале – XX вв. проблемы национально-этнического взаимодействия, эволюции поведения этнических групп и национальных общностей активно разрабатывались социологической наукой  (Э. Дюркгейм,  М. Вебер, М.Ковалевский, П.Сорокин и др.). Среди основных концепций толерантности, предопределивших современное ее понимание, следует выделить концепции Н. Кузанского и представителей франкфуртской школы (Ю. Хабермас, Т. Адорно, Г.Маркузе).

Современные отечественные ученые целенаправленно и системно исследуют теоретическую сущность толерантности, рассматривая ее  как многофакторное и многогранное явление, которое наиболее полно проявляется в межэтнических  отношениях (Ю.В. Арутюнян, Л.М. Дробижева,  Ю.А. Левада, М.О. Мнацаканян, Э.А. Паин, А.А. Сусоколов, В.А. Тишков, Ж.Т. Тощенко и др.).  В данном контексте получает развитие социокультурный анализ формирования этнической идентичности и толерантности в полиэтничных регионах России, роли социальных институтов в этом процессе.

В последние годы усилилось внимание социологов к изучению роли средств массовой информации в формировании этнической толерантности (В.К. Мальков, С.К. Шайхитдинов, И.М. Дзяложинский и др.).

Несмотря на пристальное внимание к феномену «толерантность» в рамках различных научных направлений, в отечественной социологии недостаточно разработанными остаются вопросы, связанные с формированием этнической толерантности в российских мегаполисах.

Все это, в совокупности, определило цель и задачи диссертационной работы.

Цель исследования состоит в выявлении факторов формирования этнической толерантности у представителей различных этносов, проживающих на территории московского мегаполиса.

Для достижения поставленной цели решены следующие задачи:

  • уточнены теоретико-методологические принципы социологического изучения толерантности как ключевого фактора межэтнических отношений;
  • выявлены социальные детерминанты и механизмы формирования этнической толерантности в социальной действительности;
  • дана характеристика современным межэтническим отношениям в городе Москва и определен уровень и причины напряженности между представителями различных национальностей;
  • исследованы взаимосвязь и взаимозависимость между миграционным поведением населения и такими переменными факторами, как социальные, политические, экономические, демографические  и др.;
  • определена роль социальных институтов в формировании этнической толерантности в мегаполисе;
  • выявлены проблемы и пути оптимизации этнической толерантности в столичном мегаполисе.

Объект исследования - этническая толерантность как социальный феномен.

Предмет исследования – особенности формирования этнической толерантности  в столичном мегаполисе.

Теоретико-методологической        основой  диссертационного исследования выступают методологические принципы, разработанные в классических социологических концепциях:  позитивизма (О.Конт, Э. Дюркгейм), постпозитивизма (К.Поппер), формальной социологии  (Г. Зиммель), понимающей социологии (М. Вебер), феноменологической социологии (Э. Гуссерль) ,  социолингвистической концепции события «»Я» и «Другого» (М.М. Бахтин), а также теории коммуникации (Ю. Хабермас). В диссертации использованы работы российских ученых: Ю.В. Арутюняна, Л.М. Дробижевой, И.М. Дзяложинского, В.А. Тишкова и других исследователей проблем формирования толерантности и межэтнических отношений.

В  диссертационной работе феномен толерантности исследуется с позиции деятельностного подхода, на базе которого толерантность рассматривается как общественная реляционная (поведенческая) характеристика. Указанный подход позволяет рассматривать этническую толерантность как поведенческую характеристику индивида и группы  с установкой на восприятие общественной жизни отдельного этноса как позитивного целого.

Эмпирическая и документальная база диссертационного исследования включает:

  • материалы социологических исследований, проведенных Социологическим центром РАГС: «Самоидентификация россиян» (руководитель – Бойков В.Э., июль 2007 года). Опрошено 1600 человек в 20 субъектах Российской Федерации по общероссийской репрезентативной выборке; «Внутренняя и внешняя миграция населения: состояние и тенденции развития» (руководитель – Бойков В.Э., июнь 2007 года). Опрошены 700 человек в возрасте от 18 лет и старше в 12 субъектах Российской Федерации по выборке, учитывающей пропорциональное распределение населения по полу, возрасту, типу населенных пунктов и региону проживания;
  • результаты социологического исследования, проведенного Московским благотворительным общественным фондом развития парламентаризма и социальной информации:  «Мнение жителей Центрального, Восточного и Южного административных округов  об административно-управленческих, экономических и других факторах, влияющих на состояние этноконтактной ситуации» (август 2008 г. , N=5000). Опрос проведен методом телефонного интервью на основании выборки по трем определяющим характеристикам: административный округ, пол, возраст;
  • результаты социологического исследования, проведенного Одинцовским гуманитарным институтом по теме: «Совершенствование муниципальной политики по формированию межэтнической толерантности у жителей города Одинцово» (май-июнь 2011г., N=1000, при участие автора, руководитель –  Карсанова Е.С.). Опрос проведен в г. Одинцово по репрезентативной квотной выборке;
  • материалы социологических опро­сов, проведенных Институтом социально-политических исследований РАН в течение 2002 и 2005 гг.: «Права человека, культура мира, толерантность - содер­жание и методы обучения» (N= 1200);
  • нормативно-правовые документы, регулирующие миграционные и межэтнические процессы в г. Москва;
  • аналитические и информационные материалы правительственных и неправительственных международных и национальных организаций и учреждений, касающиеся проблем толерантности.

Основные научные результаты исследования, полученные лично соискателем и их научная новизна:

  1. Уточнено понятие этнической толерантности  как  своего рода «этнической устойчивости», присущей социальной полиэтнической структуре,  то есть устойчивости к стрессу и отклонениям в межэтнических отношениях, как социальной установки для построения конструктивных взаимоотношений социальных групп общества между собой.
  2. Расширено представление о функциональной значимости толерантности как интегрирующего фактора в социальном межэтническом взаимодействии. Выдвинуто положение, что широкое внедрение в жизненную практику населения толерантных форм взаимоотношений предполагает,  с одной стороны, глубокие преобразования социально-экономических и политических отношений, а с другой, - формирование коммуникативной среды и коммуникативной культуры, обеспечивающих толерантность и взаимопонимание людей.
  3. Определены деструктивные и конструктивные тенденции при формировании толерантности в межэтнических отношениях, обусловленные совокупностью объективных и субъективных детерминант. Среди факторов, препятствующих  установлению толерантной атмос­феры в столичном мегаполисе выделены: криминализация общества; последствия региональных этнополитических конфликтов; отсутствие демократических традиций и целенаправленной политики по формированию толерантных отношений в обществе; дегуманизация общественных отношений; рост насилия; неблагоприятная социально-экономическая ситуация; наличие в массовом сознании и на бытовом уровне сте­реотипов неприятия некоторых национальностей; религиозный экстремизм; ксенофобия, особен­но против беженцев и мигрантов; деструктивная роль СМИ.
  4. На основе исследований межэтнических отношений между представителями разных национальностей в городе Москва и их сопоставления с результатами социологического исследования подобных отношений в г. Одинцово выявлены условия,  как для формирования толерантности, так  для развития интолерантности, возможного  участия населения в межнациональном конфликте.
  5. Определены социальные факторы формирования этнической толерантности в мегаполисе: а) уровень социальной стабильности в обществе; б) коммуникационные потоки; в) роль диаспор и общественных организаций в миграционной политике, и др.
  6. Предложена в контексте личностно-ориентированного подхода модель формирования этнической толерантности – «интерес-диалог-понимание-уважение». Концепт «толерантность» предполагает диалектическое существование «интолерантности». Дана модель этнической интолерантности - «эгоцентризм-неприятие-враждебность-агрессия».

Положения, выносимые на защиту.

  1. Распространение в российском обществе межэтнической напряженности реально проявляется  столичном мегаполисе. Одним из измерений регионального социального пространства, влияющим на формирование этнической толерантности, является социально-политическое, отражающее распространенность в общественном сознании шовинистических идей и ксенофобских настроений. Особо значима роль социально-политических факторов в возникновении и эскалации этнических противоречий в высоко урбанизированной среде больших городов, где в силу большой вариативности культурных стандартов принимающего населения, начинают преобладать нормы закона, оттесняющие на второй план традиционную для большинства населения систему оценок. Учитывая, что ряд факторов, в первую очередь, социокультурных и экономических, как правило, носят долгосрочный, латентный характер и слабо подвержены управляющим воздействиям, в настоящее время основное внимание целесообразно уделять социально-политическим факторам возникновения межэтнического напряжения.
  2. Взаимопроникновение, сближение культур может вызвать в массовом сознании не только позитивные настроения, но и отторжение, усиливающее степень и остроту этнической самоидентификации отдельных этнических общностей. В настоящее время наиболее вероятной предпосылкой межэтнических столкновений в столичном регионе является различие в подходах и оценке проблемной ситуации местным населением и приезжими, привыкшими к иным этнокультурным стандартам. Потребность в «восстановлении справедливости», нереализуемой или не могущей быть реализованной в законодательном поле и правоприменительных практиках, составляет в подавляющем большинстве истинную подоплеку межкультурных, межэтнических столкновений.
  3. Установка, на базе которой строится этническая толерантность в полиэтническом социуме,  должна формироваться путем позитивных отношений между «Я» и «Другим» не на основе различий, а на основе сходства интересов и стремления к познанию друг друга, где диалог не только суть бытия, но и неизбежное событие «Я» с «Другим». Именно такое понимание этнической толерантности способствует нивелированию конфликтов, созданию общих точек соприкосновения и единства на основе непохожести представителей различных этносов.
  4. На характер формирования толерантных отношений существенное влияние оказывает этнокультурная политика органов государственной власти и местного самоуправления. В силу этого возникает необходимость укрепления ее организационных основ, создание целостной системы юридических, социально-экономических, политических, государственно-управленческих мер по регулированию этносоциальных  процессов в городе Москве. Реализуемая концепция государственной политики в сфере межэтнических отношений в городе Москве направлена на укрепление структур представляющих различные этнические группы, содействие диалогу и совместным  программам в этой сфере, поддержку действующих и создание новых неправительственных организации и объединений, которые занимаются межнациональным и межкультурным развитием.

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечена применением фундаментальных теоретико-методологических принципов социологии; репрезентативностью данных эмпирических исследований, научно обоснованной методикой сбора социологической информации и  ее интерпретации;  логикой         построения выводов;  успешной апробацией работы.

Теоретическая и практическая значимость данной работы заключается в том, что она обобщает и дополняет обширный исследовательский материал, накопленный отечественными и зарубежными исследователями в области изучения феномена толерантности.

Рассмотрение этнической  толерантности, как реляционной общественной характеристики, может способствовать разработке методик профилактики этнических конфликтов в столичном регионе, а также выступать основой  для решения общенаучных и частных задач.

Материалы исследования могут быть использованы в ходе обучения самых различных категорий слушателей, включая государственных и муниципальных служащих. Результаты диссертационного исследования могут быть включены в программы по этносоциологической проблематике.

Апробация результатов исследования.

Основные идеи диссертации были изложены в выступлении на IV-ой международной научно-практической конференции «Устойчивое развитие муниципальных образований: вопросы теории, методологии и практики» (г. Одинцово, 14-15 октября 2010 г.).

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социологии управления Федерального государственного  бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации».

Основные положения диссертационной работы изложены в четырех публикациях автора общим объемом 4,5 п.л., в том числе 1 работа – в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура диссертационного исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обосновывается актуальность заявленной темы исследования, характеризуется степень разработанности данной проблематики, обозначены основные методологические принципы, положенные в основу исследования, сформулированы положения научной новизны, выносимые автором на защиту, подчеркнута практическая значимость исследования.

В первой главе  «Теоретико-методологические аспекты анализа этнической толерантности» раскрываются теоретические основы феномена толерантности в рамках различных концепций, а также социальные факторы и детерминанты формирования этнической толерантности в полиэтническом обществе.

В первом параграфе «Общетеоретические основы изучения феномена толерантности» выявляется сущность, причины, принципы, социальная детерминация и основные тенденции формирования толерантности у представителей различных этносов, рассматривается социальная детерминация понятия в соотношении с такими категориями как нация, этнос, религия и культура. Отмечается, что толерантность как особое явление в общечеловеческой культуре занимает одно из ведущих мест в духовном пространстве любых общественных образований и формаций.

Рассматривая понятие «толерантность», соискатель отмечает, что этот термин в разное время трактовался неоднозначно: от соотнесения толерантности с добродетелью, любовью к ближнему (Аристотель, Ф. Аквинский, Э. Роттердамский), веротерпимостью и моралью (Ф. Бэкон, Дж. Локк, Ш. Монтескье, Ф. Вольтер, Г. Гегель, А. Шопенгауэр), социальной солидарностью (Э. Дюркгейм, О. Конт) до всеобщего человеческого долга и сострадания (И.Кант, Ж.Ж. Руссо, Ю. Хабермас).

Социальные аспекты толерантности, рассматривающие толерантность как продукт жизнедеятельности общества, нашли отражение во многих  классических исследованиях. Так Г. Зиммель  анализировал толерантность с позиции необходимого, но дистанцированного общения, где в основе заложена не солидарность, а конфликт, который наряду с распадом взаимодействия между людьми способствует их обобществлению - посредством взаимных влечений и интересов. Г. Зиммель отметил, что действующей установкой толерантности, которая заключается в ограничении индивидуальных порывов, там, где этого требуют другие, является тактичность. То есть тактичное, разумное восприятие одного индивида другим с учётом всех недостатков противоположной стороны.

Вебер рассматривал толерантность как некое обобществленное принуждение в общении, без которой невозможно социальное взаимодействие людей. Но существенное отличие Вебера от Зиммеля заключалось в том, что толерантность он понимал не только как обобществление, как тип общения, а как этическую норму, присущую современному обществу.

В диссертационном исследовании подчеркивается значимость взглядов  Поппера,  относительно создания общества, «открытого для множества точек зрения и субкультур». Не менее ценна концепция социальной среды Э. Дюркгейма, позволяющая критически оценить категорию толерантности в зависимости от политического устройства государства.

Таким образом, идея толерантности, зародившаяся еще в античности, в результате исторического развития превратилась в основную культурную норму современного общества, социально-политический принцип регулирования взаимоотношений между институтами общества, социальными, этническими и конфессиональными группами.

Демократия, провозглашенная в ходе эволюции социальной мысли (от идей Ш. Монтескье и М.Вольтера до научно обоснованных концепций К. Поппера и Ю. Хабермаса), как необходимое условие существования толерантности, по мнению соискателя, на самом деле может оказаться скрытой формой конфликта именно в этническом плане. Обострение межэтнических отношений в 90-х годах прошлого века в России отражает болезненный процесс обретения собственной этнической идентичности через призму западноевропейских либеральных ценностей. Демократия в данном случае выступила причиной роста этнических конфликтов и снижения уровня этнической толерантности, регулируемой ранее с позиции политического авторитета советской власти.

Во многом эти социальные процессы имеют свои предпосылки и в современном российском обществе, что, с точки зрения автора, оправдывает рассмотрение феномена толерантности  именно как вида социальной деятельности, а не как ценности современного общества, так как аксеологический (ценностный) подход к данному понятию может быть субъективным по отношению к российской действительности, где ценности гражданского общества еще не  сильно укоренены в сознании людей. Выявление  особенностей формирования этнической толерантности как вида социальной деятельности становится невозможным без использования междисциплинарного подхода, позволяющего выявить параметры и многоаспектность данного понятия.

Второй параграф - «Этническая толерантность как исследовательская проблема» отражает междисциплинарный характер этого феномена и его интерпретацию в социальных науках. Через критический анализ концептуальных подходов к исследованию этнической толерантности  автором раскрываются  социальные детерминанты и роль этнической толерантности в нивелировании социальных противоречий и конфликтов.

Особое место в ходе диссертационного исследования отводится изучению социально-психологических установок личности.

Диссертант обращает внимание на понимание толерантности с позиции классической философии, где восприятие одного индивида другим строится по принципу тождественности и диалектического различия, как с позиций разности, так и с позиции сходства.

Затрагивается не только философский, но и этический аспект, то есть понимание того, что каждый представитель того или иного этноса должен иметь в себе моральную основу, основанную на уважении личности, чьи внутренние ценности куда важнее познать, чем пассивно наблюдать.

В социологическом анализе проблем формирования этнической толерантности имеет большое значение политологический аспект этнической толерантности. Этнические элиты формируют идеологию толерантности или вражды, вырабатывают политику, которая будет направлена на примирение, снятие предубеждений, или наоборот, будет стимулировать нетерпимость.  Этнические элиты направляют средства массовой информации на формирование определённых межэтнических установок и стереотипов в обществе. Они формируют национальную политику, как на федеральном, так и на региональном уровне, определяя образовательные и иные программы по воспитанию этнической толерантности у населения.

Социологический подход к исследованию этнической толерантности диктует необходимость анализа нескольких аспектов этого феномена. Прежде всего, этническая толерантность выступает показателем социокультурной ситуации в социуме, которая формируется и развивается в процессе взаимодействия различных этнических культур. Во-вторых, этническая толерантность является показателем эффективности функционирования общественно-государственных институтов в обществе. В-третьих, этническая толерантность выступает показателем индивидуальной социальной культуры личности. В-четвертых, этническая толерантность является показателем состояния и результатом образовательного процесса.

Принимая во внимание рассмотренные аспекты, автор определяет этническую толерантность как своего рода «этническую устойчивость», присущую социальной полиэтнической структуре,  то есть устойчивость к стрессу и отклонениям в межэтнических отношениях.

Обращаясь к теории этногенеза Л. Н. Гумилева, автор находит причину рассмотрения толерантности именно с позиции межэтнических, а не межнациональных  отношений.  Нация  является  понятием  более общим, а реальную «мозаичность» сегодняшнего общества с его бурным ростом этнического самосознания составляют этносы с их возросшей пассионарностью, а значит и ролью в социально-политическом контексте.

В процессе межгруппового или межличностного взаимодействия субъекты толерантных отношений не просто проявляют терпимость и позитивное отношение к другой точке зрения, убеждениям социальной или этнической принадлежности, но также сохраняют и позитивное восприятие собственных взглядов, убеждений социальной или этнической принадлежности. Это свидетельствует о том, что толерантность при всей своей открытости, критике убеждений и взглядов сторон диалога, тем не менее, не является характеристикой беспринципных отношений, а наоборот четко очерчивает права и обязанности этих сторон. Именно исторические и культурные факторы позволяют формировать толерантность как социальный вид деятельности, природа которой наиболее диалогична и восприимчива к внешним изменениям.

Не менее значимыми являются и личностные факторы, которые чаще всего проявляются в трудовой сфере, сказываются на выборе партнеров по бизнесу и т.д. В данном смысле представления о людях других культур формируются не через систему образования и СМИ, а через личные контакты, исходя из которых, и строится толерантное представление, позитивная общественная реляционная установка, как о человеке, так и об этнической группе, его представляющей.

Таким образом, толерантность выполняет ряд наиважнейших функций, как на институциональном, групповом, так и на межличностном уровнях общественной жизни. Основополагающей функцией на всех трех уровнях выступает интегративная функция, то есть функция нивелирования этнических конфликтов, а также стабилизации этнополитической ситуации в обществе.

Основным механизмом формирования толерантности в многонациональном социуме может стать критический диалог. Только посредством такого диалога у индивида или общности (этноса) формируется адекватное представление о другом народе, этносе, религиозных убеждениях, взглядах. Солидаризируясь с подходом М.М.Бахтина, автор утверждает, что именно диалог выступает целью бытия, на котором основывается толерантность как вид социальной деятельности, как реляционная характеристика отношений между «Я» и «Другим».

Глубочайший анализ феномена установки «Я - Другой» был проведен Э. Гуссерлем. Он утверждал, что индивид как субъект отношений не может существовать без «Другого», то есть без той точки отсчёта, которая дает представление о соразмерности человека в его сравнении с себе подобным. Согласно такому конструированию субъективное понимание «Другого», становится реально интерсубъективным, когда чужое «Я» конструируется по аналогии с моим.

Но в данной концепции возникает, по мнению автора, опасность идеализации категории этнической толерантности, так как не всегда интерсубъективность может существовать априори. Она возможна только при понимании общности судьбы «Я» и «Другого». Применительно к категории этнической толерантности это означает, что конструктивное сосуществование разных этносов выстраивается не только в интерсубъективном восприятии друг друга, но и в служении общей судьбе, общим идеалам, которые и регулируют обмен бытийными возможностями.

Для объяснения этой проблемы автор обращается к взглядам Ю. Хабермаса, критикующего феноменологов за отсутствие критической рефлексии и чрезмерное доверие к социальному бытию Другого.

Критическая рефлексия в данном контексте понимается как способ эмансипации человека от принуждения со стороны общества. Другими словами, человек, обладающий критической рефлексией способен подвергать сомнению стереотипы, возникающие в обществе и в сознании общности, к которой может принадлежать этот индивид. Подобная рефлексия создает реальные условия для освобождения личности и социума от помех коммуникации, а значит и для формирования толерантности в обществе.

Во второй главе  «Особенности формирования этнической толерантности в мегаполисе (на примере г. Москва)»  рассматриваются условия и факторы, влияющие на формирования этнической толерантности в городе Москва, исследуется этнокультурная структура, а также проводится исследование по выявлению особенностей проявления этнической толерантности в столичном мегаполисе.

Первый параграф  «Проблемы формирования этнической толерантности в мегаполисе» отражает специфические особенности формирования этнической толерантности в столичном регионе России, обосновывается и эмпирически доказывается наличие определенного негативного потенциала в рамках толерантного взаимодействия, который может стать препятствующим фактором к интеграции и социально-культурной консолидации российского полиэтнического социума.

Отмечается, что государственные структуры и научное сообщество утверждению норм толерантности в обществе уделяют самое пристальное внимание. Тем не менее, процесс формирования этнической толерантности почти повсеместно протекает  достаточно противоречиво из-за крайней поляризации интересов и ценностей отдельных индивидов и этносоциальных групп. В силу этих причин  центробежные процессы социальной дифференциации в полиэтничной среде берут верх над центростремительными, обеспечивающими сплоченность общества. Наиболее выпукло этот процесс демонстрирует многонациональный столичный мегаполис. 

Анализ результатов социологического исследования позволил автору определить пере­чень явлений, процессов, фактов, форм поведения, по отношению к которым, по мнению опрошенных, понятия «толерантность», «терпимость» неприменимы.

Группировка полученных ответов показала следующее.

  • Социальные действия, с которыми, по мнению опрошен­ных, надо беспощадно бороться и  это, прежде всего, терроризм. За­тем участники опроса назвали преступность, бандитизм, корруп­цию, взяточничество, казнокрадство, произвол чиновников, бюро­кратизм, расизм, национализм, ксенофобию, шовинизм, наркома­нию и многое другое.
  • Социальные системы, не заслуживающие, по мнению опрошенных, толерантного отношения - это здравоохранение и со­циальное обеспечение.
  • В число социальных общностей, вызывающих нетерпи­мое отношение у значительного количества опрошенных, попали фашисты (свыше 20 процентов опрошенных), а также скинхеды, сектанты и сексуальные меньшинства.
  • Среди этнических общностей были названы «лица кав­казской национальности», цыгане, чеченцы, китайцы.
  • Среди разнообразных типов индивидов, на которых идея толерантности не может быть распространена, на первом месте маньяки, садисты (14 процентов ответивших). В эту же группу по­пали сумасшедшие, работники ЖКХ, педофилы, гомосексуалисты и работники ГИБДД.
  • Наиболее резкое осуждение у опрошенных вызывают та­кие человеческие качества, как беспардонность, наглость, хамст­во, грубость (свыше 20 процентов опрошенных); не жалуют опро­шенные и такие качества, как жестокость, упрямство, фанатизм, глупость, лживость, подлость и пр.

Среди действий, которым не может быть прощения, оп­рошенные назвали, прежде всего, насилие (51 процент ответов), затем оскорбление личного достоинства, унижение, предательство.

Таким образом, в полном соответствии с представлениями мыслителей всех времен и народов, толерантность, по мнению оп­рошенных, не распространяется на насилие и унижение человека.

Особое значение приобретает фактор разницы «урбанизационных потенциалов» территорий выхода и вселения мигрантских этнических общин. Важно и качество городской среды: традиции и нормы поведения, сложившиеся даже в крупных городах Средней Азии, несут печать традиционного общества и отличаются от российских. Очевидно, что отношение к мигрантам есть результирующая реакция на целый комплекс проблем, связанных с появлением культурно различающихся новообразований в локальной социальной среде, которые неизбежны при массовом притоке мигрантов в ту или иную местность.

В диссертации отмечается необходимость упорядочения законодательства в сфере миграционной политики и его реализации, что позволит снизить межэтническое напряжение в мегаполисе, в противном случае, этнический фактор способен играть возрастающую дестабилизирующую роль.

К числу социально-политических, оказывающих прямое влияние на этнополитический климат в столице, можно отнести и высокий мобилизационный потенциал националистических организаций (наиболее ак­тивные: Славянский союз, Со­юз русского народа и другие), в том числе применение специфических ак­тивных тактик эскалации конфликта, свободное функционирование каналов распространения некорректной и интолерантной информации (Интернет, масс-медиа, массовая культура), а также неконструктивные попытки пере­хвата «националистической инициативы» центристскими организациями.

Особое внимание автора обращается на тревожные тенденции, которым сопутствуют, с одной стороны, ужесточение характера преступлений на почве национальной и расовой ненависти, а с другой, консолидация отдельных вы­ходцев из Кавказского региона и Средней Азии в группы для противо­стояния ультранационалистическим объединениям, а также для утверждения собственных позиций в городе. По мнению автора, дальнейшее развитие подобных тенденций не только не содействует формированию толерантных установок, но и может оказать негативное влияние на распространение антирусских настроений в республиках России и напрямую затронет вопрос единства государства. Наиболее активно выражают свою этническую неприязнь те категории населения, которые только проходят фазу политической социализации, ус­ваивают тиражируемые коллективные символы и ценностно-акцентируемые представления.

Одной из наиболее уязвимых социальных групп в этом отношении является молодежь. Издержки социально-экономического реформирования в России - безработица, наркомания, криминализация, трансформация духовно-нравственных и семейных ценностей, обострение межэтнических конфликтов - пришлись на период ее социализации и создали благоприятную почву для распространения экстремизма в молодежной среде. Своеобразие современной этнополитической ситуации в г. Москва состоит в том, что в процессе формирования экстремизма в молодежной среде эти факторы накладываются один на другой, что приводит к синергетическому эффекту.

Молодежь острее других возрастных групп реагирует на социально-экономические, этнокультурные изменения и отвечает на «вызовы времени» уходом за пределы традиционных этнических, социально-культурных норм поведения, переориентацией на этнонационалистические идеологемы, героизацией противоправного протестного поведения.

По итогам опроса довольно большая часть молодых москвичей (22%) негативно относится к этнокультурному многообразию Москвы. Доля интолерантных межэтнических установок у молодежи преобладает над толерантными установками - около  37%  московской молодежи проявляют явную интолерантность по отношению к мигрантам, считая, что в некоторые соци­альные сферы путь им должен быть закрыт.

Можно предположить, что в условиях обострения межэтнических отношений, обусловленных миграционным фактором и активизацией моло­дежных экстремистских группировок, серьезное влияние на развитие ситуа­ции может оказать и конфессиональный фактор. Многое будет зависеть от позиции органов государственной власти, формальных и неформальных ли­деров. По мнению автора, принцип невмешательства в рели­гиозную жизнь граждан ни в коей мере не исключает необходимость участия органов власти всех уровней в регулировании межконфессиональных отношений, особен­но с учетом специфики многонациональной столицы и страны в целом.

  • Во втором параграфе «Социологический анализ общественного мнения по формированию этнической толерантности в городе Москва» проанализированы сложившиеся межнациональные отношения на территориях Центрального, Восточного и Южного административных округов2 столичного мегаполиса,  а также выявлены проблемы и пути оптимизации этнической толерантности в столичном мегаполисе.

Объективные факторы, связанные с продолжающимся процессом социального расслоения, интенсивностью миграционных потоков, девальвацией традиционных ценностей и идеалов российского общества, а также использованием этнополитического фактора экстремистскими и безответственными политическими силами, обуславливают сохранение тенденций к росту социальной и межэтнической напряженности, выстраиванию не только этнических, но и социальных границ между различными группами москвичей.

Вместе с тем, результаты ранее проведенных социологических исследований выявили наличие определенных «точек напряженности», т.е. территорий (административных округов), где значительная часть респондентов, к той или иной национальности, относится наиболее отрицательно.

Предпринятый анализ показал, что наиболее проблемными, с точки зрения отношений между представителями различных национальностей, являются Центральный, Восточный и Южный административные округа. Именно в этих округах наблюдается наиболее высокий негативный рейтинг тех национальных групп, отношения с которыми,  в целом, по Москве характеризуются отрицательно (азербайджанцы, таджики, грузины и узбеки). Помимо этого, именно здесь (за исключением Восточного административного округа) значительная часть респондентов полагает, что увеличение многонациональности Москвы – одна из основных проблем, которая требует первоочередного решения. Здесь же велика доля тех, кто характеризует отношения между представителями различных национальностей как напряженные. В Центральном и Восточном административных округах также отмечено наименьшее число участников опроса, ни разу не сталкивающихся с конфликтами на национальной почве.

Около трети участников опроса считают Москву открытым городом, столицей многонационального государства (31,1%). О том, что Москва – это русский город, заявил практически каждый пятый опрошенный житель столицы (19,0%) (при этом среди русских данный показатель выше, чем среди представителей других национальностей: 19,5% и 13,6%  соответственно).

Для значительной части респондентов в понятии «моя национальность» является определяющим культура, традиции (38,1%). Для более восьмой части опрошенных москвичей – это чистота крови (13,7%), для около десятой части – язык (9,3%). Религия и территориальная близость определяют понятие «моя национальность» соответственно 6,4% и 4,6% респондентов.

Отношения между представителями различных национальностей большинство респондентов оценивает положительно (71,7%): хорошо – 26,5%, удовлетворительно – 45,2%. Позицию «плохие» указали 8,2% участников опроса. При этом среди русских превалирует мнение, что отношения между представителями различных национальностей можно охарактеризовать как удовлетворительные (46,2%), а среди представителей других национальностей - как хорошие (36,4%).

Более половины участников опроса не поддерживают лозунг «Россия – для россиян, Москва – для москвичей» (58,6%). Однако солидарны с подобной идеей около трети респондентов (31,4%) (при этом среди русских рассматриваемый показатель составляет 32,4%, а среди представителей других национальностей – лишь 18,8%).

Большинство участников опроса не согласны с идеей расселения жителей Москвы по национальному признаку (76,4%). Другими словами, опрошенные москвичи не хотят видеть в столице некие анклавы, где компактно будут проживать те или иные национальности, и не считают подобный шаг эффективным в регулировании отношений между представителями различных национальностей. Противоположную точку зрения разделяет каждый девятый участник опроса (11,8%). Однако среди русских показатель позиции «полностью поддерживаю» практически в 2 раза больше, чем среди представителей других национальностей: 12,2% и 6,8% соответственно.

Анализ результатов проведенного исследования дает основание для классификации факторов, оказывающих наибольшее влияние на обострение отношений между представителями различных национальностей. Это: культурные (традиции, модели поведения и т.п.) (32,1% респондентов),  социальные (30,4% респондентов), экономические (рабочие места, занижение уровня зарплат мигрантами и т.п.) (25,2% респондентов), бытовые (отношения между соседями, коллегами и т.п.) (19,1% респондентов), политические (18,1% респондентов) и религиозные (7,8% респондентов) факторы.

Значительная часть опрошенных москвичей полагает, что проблемами, актуальными для Москвы как столицы многонационального государства, являются увеличение уровня преступности (38,6%) и незаконная миграция (36,0%). Более пятой части участников опроса в данной связи отметили межнациональные конфликты (21,3%); более десятой части – замещение коренного населения (15,3%) и сокращение рабочих мест для москвичей (11,4%). Вытеснение традиционных культурных ценностей и распространение инфекционных заболеваний не являются, по мнению подавляющего большинства респондентов, актуальными проблемами для Москвы как столицы многонационального государства.

Большинство респондентов не считает для себя невозможным участие в национальных конфликтах (69,3%). Однако практически четверть опрошенных москвичей придерживается противоположной точки зрения (23,5%): однозначно – 3,6%, при определенных обстоятельствах – 19,9%. Среди русских отмечается большее число респондентов, предполагающих для себя возможным участие в национальных конфликтах. Здесь данный показатель составляет 24,2%, тогда как среди представителей других национальностей он равен 15,9% (Диаграмма 1).

Диаграмма 1

Распределение ответов респондентов на вопрос: «Предполагаете ли Вы возможным для себя участие в национальном конфликте?» (в %)

Значительная часть респондентов положительно относится к вступлению в брак своего ребенка с представителем другой национальности (44,6%).  Позицию «смотря, какой национальности избранник» указали 3,3% участников опроса. Нейтральное мнение по данному вопросу разделяет четверть опрошенных москвичей (25,5%). Отрицательное отношение демонстрирует каждый шестой респондент (16,2%). Подобное положение дел свидетельствует о достаточно позитивном (или по крайне мере, нейтральном) отношении к представителям других национальностей.

Практически половина респондентов затрудняется оценить работу окружных и районных органов власти, проводимую в сфере национальной политики: в округе – 47,9%, в районе – 48,1%. В той или иной степени положительную оценку рассматриваемой работе поставили около трети участников опроса: округ – 30,3%, район – 30,0%. Негативное мнение  по данному вопросу разделяют более пятой части опрошенных: округ – 21,8%, район – 21,9%.

В целом, анализ результатов социологического исследования показал, что отношения между представителями различных национальностей (в том числе и русских по отношению к представителям других национальностей) в Центральном, Восточном и Южном административных округах можно охарактеризовать как стабильные. В то же время, существует определенная группа опрошенных  (например, некоторая часть молодежи 18-24 лет), которая испытывает к представителям других национальностей негативные чувства, в связи с чем, может стать реальным источником негативных тенденций, протекающих в рассматриваемой сфере. При этом, хоть и незначительно, но более благоприятная ситуация в рассматриваемом направлении сложилась в Центральном административном округе (по сравнению с Восточным и Южным административными округами). Именно здесь отмечено несколько большее число респондентов, которые оценили отношения между представителями различных национальностей как хорошие. Здесь же наблюдается наименьшая группа участников опроса, поддерживающая лозунг «Россия – для россиян, Москва – для москвичей», а также отрицательно относящаяся к межнациональным бракам.

  Изучая этнокультурную структуру города Москва, а также социальные механизмы, которые в разной степени влияют на формирование этнической толерантности в мегаполисе, диссертант пришел к выводу о том, что, несмотря на принятие и успешную реализацию трех  среднесрочных городских целевых  программ по формированию этнической толерантности и гражданской солидарности в Москве, разрозненные федеральные и региональные правовые акты (как, впрочем, и вообще разрозненные действия) в области межэтнических отношений, носят скорее характер временного реагирования на уже сложившуюся межэтническую ситуацию и не могут успешно противостоять эскалации ксенофобии и этнического экстре­мизма, порождаемые комплексом серьезных экономических, социальных, культурных и геополитических обстоятельств.

Очевидно, что универсальных принципов формирования этнической толерантности пока нет, но очевидно и другое: в результате расширившегося взаимодействия национальных и региональных культур возникла качественно новая ситуация. Вряд ли можно однозначно оценивать сближение культур как процесс сугубо интеграционный. Наиболее продуктивной представляется идея «единства в многообразии». Эта формула предполагает наличие регулятивной функции не только у государства, но и у общества. Обеспечение ее на практике является главной задачей национальной политики Российского государства, органов местного самоуправления и общества в целом.

В заключении подведены итоги, сформулированы выводы  и рекомендации по оптимизации этнической толерантности.

Реализуемая государственная политика в области межэтнических отношений способствует формированию этнической толерантности в Москве  во взаимоотношениях различных  национальных и этнических групп.

Вместе с тем, этот процесс требует от органов государственной власти и местного самоуправления дальнейшего укрепления организационных основ этнорегиональной политики, усиления внимания органов исполнительной власти к следующим направлениям:

  • развитие нормативно-методологической базы общественных и государственных институтов, занимающихся этими проблемами;
  • мониторинг межнациональных отношений;
  • использование в полной мере возможностей отечественной системы -  -образования при решении задач формирования установок толерантного поведения у молодежи;
  • систематическая переподготовка и повышение квалификации государственных и муниципальных служащих, работающих в сфере национальной политики.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

а) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Мельникова Н.В.  Формирование этнической толерантности в столичном мегаполисе // Управление мегаполисом. 2012. №2 – 0,5 п.л.

б) Публикации в других изданиях:

  1. Мельникова Н.В. Этническая толерантность как научно-исследовательская проблема. Устойчивое развитие муниципальных образований: вопросы теории, методологии и практики: Материалы IV-ой международной научно-практической конференции в 4-х томах, 14-15 октября 2010 года. Одинцово, АНОО ВПО «ОГИ» 2010. Том 1. С.269-279.
  2. Мельникова Н.В. Этническая толерантность: теоретико-методологический  аспект. Устойчивое развитие муниципальных образований: вопросы теории, методологии и практики: Материалы IV-ой международной научно-практической конференции в 4-х томах, 14-15 октября 2010 года. Одинцово, АНОО ВПО «ОГИ» 2010. Том 1. С.280-292.
  3. Левашов В.И.,  Мельникова Н. В.  Формирование этнической толерантности в мегаполисе: социологический анализ. М., 2012. – 3,0 п.л.

1 «Декларация принципов толерантности» была подписана в Париже 185 государствами-членами ЮНЕСКО 16 ноября 1995 года, в том числе Россией. Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств ратифицирована Россией Федеральным законом от 18 июня 1998 года.

2  По заданию Комитета межрегиональных связей и национальной политики г. Москвы Московским благотворительным общественным фондом развития парламентаризма и социальной информации в августе 2008 года проведено социологическое исследование на тему: «Мнение жителей Центрального, Восточного и Южного административных округов об административно-управленческих, экономических и других факторах, влияющих на состояние этноконтактной ситуации».

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.