WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

РЯВКИН ОЛЕГ ВАЛЕНТИНОВИЧ

ХОЗЯЙСТВЕННО ПОЛЕЗНЫЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА СВИНЕЙ УНИВЕРСАЛЬНОГО ЗАВОДСКОГО ТИПА (УКМ) КЕМЕРОВСКОЙ ПОРОДЫ

  06.02.07 – Разведение, селекция и генетика сельскохозяйственных

животных

  06.02.10 – Частная зоотехния, технология производства продуктов

животноводства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата сельскохозяйственных наук

Новосибирск – 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Новосибирский государственный аграрный университет

Научные руководители:

доктор биологических наук, профессор Петухов Валерий Лаврентьевич;

доктор биологических наук, профессор Дементьева Тамара Александровна

Официальные оппоненты:

Гришкова Анна Павловна доктор сельско-хозяйственных наук, профессор, ФГОУ ВПО Кемеровский государственный сельскохо-зяйственный институт, заведующая кафедрой технологии производства продукции животноводства

Фролова Валентина Ивановна,  кандидат сель-скохозяйственных наук,старший научный  сотрудник, ГНУ Сибирский  научно-исследова-тельский институт животноводства, старший научный сотрудник лаборатории разведения мелких животных

Ведущая организация  – 

ФГБОУ ВПО Алтайский государственный аграрный университет

Защита диссертации состоится « 12 » апреля  2012 г. в 12:30  ч. на заседании диссертационного совета  Д 220.048.03 при ФГБОУ ВПО Новосибирский государственный аграрный университет по адресу: 630039, Новосибирск, ул. Добролюбова, 160. 

Тел/факс: 8(383)264-29-34, e-mail: norge@ngs­­. ru

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО Новосибирский государственный аграрный университет и на сайте http://www. nsau.edu. ru.

Автореферат разослан «______» _______________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета  Маренков В.Г.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Свиноводству отводится особая роль в удовлетворении потребности населения и перерабатывающей промышленности в сырье и продуктах питания животного происхождения (Гудилин И.И., Дементьева Т.А., 2003; Бекенев В.А., 1997, 2006; Кабанов В.Д., 2003, 2006; Мысик А.Т., 2004, 2010; Михайлов Н.В., 2010 и др.).

В целевой программе «Развитие свиноводства в Российской Федерации до 2015 г.» планируется довести поголовье свиней в стране до 22,0 млн голов, производство свинины увеличить до 2,07 млн т в год с расчетом на душу населения 24 кг (Лисицин А.Б., Татулов Ю.В., 2008).

Все шире используются животные зарубежной селекции, отличающиеся низким содержанием жира в туше и минимальными затратами кормов, сохраняется также зависимость производства мясных продуктов от импортного сырья не всегда надлежащего качества (Черкесов Д.Л., Дунин И.М., 2010).

Мировая практика показывает, что в настоящих условиях  без решения проблемы улучшения качества и конкурентоспособности отечественных пород свиней на уровне показателей продуктивности ведущих стран с развитым свиноводством нельзя ставить задачи полного обеспечения потребностей мясоперерабатывающих предприятий и населения в свинине (Бекенев В.А., 2006; Мысик А.Т., 2010; Васильева Э., 2010; Черкесов Д.Л., Дунин И.М., 2010).

Интенсивная селекция на мясность привела к снижению качества импортной свинины, которое выражается в резком увеличении случаев появления нестандартного мяса по кислотности, технологическим и реологическим характеристикам, химическому составу подкожного шпика и в целом по товарно-технологической ценности. Отечественного свиноводства эта проблема коснулась менее значительно, так как высокая резистентность и стрессустойчивость российских пород и популяций животных всегда ценились не меньше, чем высокая продуктивность.

В результате направленного процесса акклиматизации и селекции свиней в условиях Сибири сформирована уникальная кемеровская порода, животные которой отличаются высокими репродуктивными и откормочными качествами, приспособленностью к резко-континентальному климату Западной и Восточной Сибири (Овсянников А.В., 1970; Гудилин И.И., 1987, 1995, 2003).

В связи с этим особый интерес вызывает комплексное изучение роста и развития, воспроизводительной способности, откормочных и мясных качеств, возрастной динамики биохимического состава крови, морфологического состава туш, биологической и физико-химической ценности мяса свиней универсального заводского типа УКМ кемеровской породы.

Цель исследований. Изучить хозяйственно полезные и биологические качества свиней универсального заводского типа УКМ кемеровской породы.

Задачи исследований:

1. Оценить развитие полновозрастных свиней УКМ и кемеровской породы.

2. Изучить воспроизводительные качества свиноматок заводского типа УКМ и кемеровской породы. Определить влияние генофонда линий и семейств на воспроизводительные качества свиноматок заводского типа УКМ.

3. Исследовать показатели экстерьера молодняка свиней типа УКМ и кемеровской породы.

4. Определить откормочные и мясные качества свиней УКМ и кемеровской породы.

5. Провести оценку убойных качеств и морфологического состава туш  свиней УКМ и кемеровской породы.

6. Исследовать крепость бедренных костей откормочного молодняка свиней УКМ.

7. Дать оценку физико-химических качеств мышечной и жировой ткани туш свиней УКМ и кемеровской породы.

8. Изучить динамику биохимических показателей крови свиней заводского типа УКМ в процессе онтогенеза и определить корреляции между признаками.

Научная новизна. Впервые дана комплексная характеристика экстерьера, откормочных, мясных, убойных, воспроизводительных качеств, морфологического состава туш, крепости костяка, химического состава и физико-химических свойств мышечной и жировой тканей, а также биохимического статуса заводского типа УКМ кемеровской породы свиней.

Показано своеобразие генофонда и фенофонда свиней типа УКМ в сравнении с кемеровской породой.

Обоснована необходимость использования свиней заводского типа УКМ кемеровской породы как популяции с высокой адаптивной способностью к условиям среды Западной Сибири, характеризующейся высокой продуктивностью и качеством продукции.

Практическая значимость работы. Результаты исследований включены в планы селекционно-племенной работы с кемеровской породой свиней. Предложены  ферментативные тесты крови для использования при косвенной селекции и раннем прогнозировании откормочных и мясных качеств. Разработаны рекомендации по экспресс-определению содержания мяса и жира в тушах подсвинков типа УКМ без использования полной обвалки. Результаты исследований используются в лекционных курсах по дисциплинам «Разведение сельскохозяйственных животных» и «Свиноводство» для студентов Новосибирского государственного аграрного университета и других аграрных вузов Сибири.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Животные универсального заводского типа УКМ отличаются более высокой воспроизводительной способностью, энергией роста, оплатой корма по сравнению со свиньями кемеровской породы.

2. Выявлены различия в морфологическом составе туш и отрубов животных типа УКМ и кемеровской породы.

3. Химический состав мышечной и жировой ткани подсвинков заводского типа УКМ отличается от свиней кемеровской породы.

4. Биохимический состав крови связан с откормочными и мясными качествами свиней УКМ.

5. Выявлены закономерности изменения ферментативной активности крови в онтогенезе.

6. Показано изменение прочности бедренных костей у животных в процессе откорма.

Апробация работы. Материалы диссертационной работы представлены на международных научных конференциях «Студент и научно-технический прогресс» (НГАУ, 1997, 1999, 2001-2003), на 3-й Международной научно-практической конференции «Проблемы стабилизации и развития сельского хозяйства Сибири, Казахстана и Монголии» (Алма-Ата, 18-19 июля 2000 г.), на 1-й Международной научно-практической конференции к 100-летию О.И. Ивановой (Новосибирск, 21-23 ноября 2001 г.), на 4-й Международной научно-практической конференции  «АПК Сибири, Монголии и Республики Казахстан в XXI веке» (Улан-Батор, 9-10 июля 2001 г.), на 2-й Международной научно-практической конференции «Селекция, ветеринарная генетика и экология» (Новосибирск, НГАУ, НИИВГиС, 12-14 ноября 2003 г.), на 12-й республиканской научно-производственной конференции и межвузовском координационном совете по свиноводству (пос. Персиановка, Донской ГАУ, 2003 г.).

Публикации результатов исследований. По теме диссертации опубликовано 18 печатных работ, в том числе в изданиях рекомендованных ВАК, и монографии.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на  …. страницах и содержит … таблицы, … рисунка, …. приложения. Состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, обсуждения результатов, выводов  и предложений, библиографического списка, приложений.

Библиографический список включает … источника, в том числе … на иностранных языках.

2. МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследования выполнены на базе племенного завода «Юргинский» и племфермы ЗАО СПК «Чистогорский» Кемеровской области. Лабораторные анализы проводились в межфакультетской аналитической лаборатории и лаборатории технологии мяса ФГБОУ ВПО «Новосибирский государственный аграрный университет».

Схема исследований приведена на рис. 1.

  Универсальный заводской тип (УКМ) кемеровской породы

Развитие полновозрастных хряков и свиноматок типа УКМ и кемеровской породы

Воспроизводительные качества свиноматок УКМ и кемеровской породы

Экстерьер молодняка типа УКМ и кемеровской породы

Откормочные и мясные качества молодняка УКМ  и кемеровской породы

Убойные качества животных УКМ и кемеровской породы

Морфологический состав и оценка качества туш УКМ и кемеровской породы

Химический состав и физико-химические свойства мышечной ткани и шпика свиней УКМ и кемеровской породы

Биохимические показатели крови молодняка типа УКМ в 1,5, 3- и 6-месячном возрасте, их связь с откормочными, мясными и убойными качествами

Крепость бедренных костей молодняка типа УКМ

Рис. 1. Схема исследований

Объектом исследований являлись свиньи  универсального заводского типа (УКМ) и кемеровской породы, использующейся в экспериментах в качестве контроля. Сравнительная оценка животных дана по развитию хряков (n=210) и свиноматок (n=315), воспроизводительным качествам свиноматок (n=550), экстерьеру, откормочным, мясным и убойным качествам молодняка (n=132) и полновозрастных свиней (n=20), морфологическому составу туш молодняка (n=82) и полновозрастных свиней (n=16), крепости костяка (n=36).

Оценку свиноматок по воспроизводительным качествам проводили по числу живых и мертвых поросят, молочности, массе гнезда и сохранности поросят к отъему.

Контрольный откорм проводили в соответствии с ОСТ 10 3-86. По окончании откорма  измеряли длину туловища, обхват, глубину, ширину груди, высоту в холке и оценивали основные индексы телосложения.  Контрольный убой молодняка проводили в убойном цехе мясокомбината г. Кемерово и на убойном пункте племенного завода «Юргинский» с определением следующих показателей откормочных и мясных качеств: скороспелость,  затраты корма на единицу прироста и общий прирост за учетный период, среднесуточный прирост, толщина хребтового шпика на уровне холки, груди, поясницы, крестца, длина туши, площадь мышечного глазка. Для оценки  мясной  продуктивности откормочного молодняка и полновозрастных свиней определяли массу парной и охлажденной туши, убойный выход, морфологический состав туш и анатомических частей, выход продуктов убоя, в т. ч. внутренних органов, по абсолютной и относительной массе.

Для качественной характеристики мясосальной продукции использовали мышечную ткань длиннейшей мышцы спины (Long. dorsi), подкожного шпика с участка над 9-12-м грудными позвонками молодняка свиней УКМ откорма до 100 кг (n=75) и 120 кг (n=66) живой массы и кемеровской породы откорма до 100 кг живой массы (n=24). Химический состав отдельных скелетных мышц определяли после обвалки и жиловки полутуш откорма до 100 кг живой массы (n=12).  Пробы для анализа отбирали от каждой туши по 200 г мышечной и жировой ткани.

Массовую долю влаги определяли по ГОСТ 9793-74, белка – по методу Кьельдаля, жира – по ГОСТ 23042-78, золы – сжиганием навески в муфельной печи, влагоудерживающую способность – пресс-методом Грау и Хамма в модификации ВНИИМП, белково-качественный показатель – по содержанию триптофана и оксипролина (метод Ноймана, Лонга, Спайза и Чемберза, 1950), интенсивность окраски – по Фьюнсону и Кирсаммеру (1963). В подкожном шпике определяли массовую долю жира, белка, влаги, йодное число (по Гюблю) и температуру плавления капиллярным методом. Для исследования технологических свойств мышечной ткани после замораживания использовали пробы длиннейшей мышцы спины от 22 туш молодняка типа УКМ.

Изучена структура популяции УКМ по 4  генетическим системам групп крови.

Биохимические исследования проводили в лаборатории ФГБОУ ВПО НГАУ и в лаборатории племзавода «Юргинский» Кемеровской области,  используя кровь от животных (n=60) в 1,5, 3 - и 6-месячном возрасте.

Количество общего белка определяли унифицированным методом по биуретовой реакции, общий холестерин – унифицированным методом по реакции с уксусным ангидридом (метод Илька), уровень креатинкиназы – унифицированным методом с использованием креатина в качестве субстрата, общих липидов – по цветной реакции с сульфофосфованилиновым реактивом, активность аспартатаминотрансферазы, аланинаминотрансферазы – унифицированным методом S. Rеitman, S. Frankel, 1987 (Меньшиков В.В., 1987 и др.), активность щелочной и кислой фосфатазы – по гидролизу -глицерофосфата (Колб В.Г., Камышников В.С., 1976), активность каталазы (Бах А.Н., Зубкова С.Р., 1950).

Испытание бедренных костей откормочного молодняка свиней типа УКМ на прочность проводили в лаборатории Инженерного института НГАУ.

Проведена биометрическая обработка данных (Васильева Л.А., 2007) с использованием методов статистики пакета МS Excel.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

3.1. Развитие полновозрастных хряков и свиноматок

       Полновозрастные хряки заводского типа УКМ        имели живую массу на 3,5% выше, чем кемеровские. Длина туловища была у них также больше на 8,2, а индекс сбитости меньше на 8,6%, чем у хряков кемеровской породы (Р<0,001) (табл. 1).

Таблица 1 – Развитие полновозрастных хряков и свиноматок

Порода, тип

Живая масса,

кг

Длина туловища, см

Обхват груди,

см

Индекс сбитости, %

Хряки

кемеровская

порода 

324,3±2,4

169,9±0,7

167,1±0,8

98,4±0,4

УКМ (n=103)

335,5±2,3***

183,8±0,6***

165,6±0,6

89,8±0,3***

Свиноматки

кемеровская

порода

223,4±2,9

147,5±0,5

144,8±0,6

98,2±0,3

УКМ (n=250)

238,5±1,4***

158,6±0,4***

146,7±0,3***

92,5±0,2***





*Р<0,05; **Р<0,01; ***Р<0,001.

Свиноматки типа УКМ отличались большей живой массой, длиной туловища и обхватом груди, чем животные кемеровской породы, при этом индекс сбитости был меньше на 5,7% (Р<0,001). Развитие хряков и маток УКМ не ниже класса элита и полностью соответствует принятому целевому стандарту внутрипородного типа.

3.2. Воспроизводительные качества свиноматок

Была изучена продуктивность свиноматок УКМ, принадлежащих к основным семействам: Алтайки, Весны, Голубки, Сороки, Зазы, Славной, Примерной, Жемчужины, Ранней. Свиноматок оценивали по первому, второму и последующим опоросам.

Многоплодие маток УКМ (с двумя и более опоросами) было больше на 3,7% (Р<0,01), молочность – на 6,4 кг (на 11,4%), масса гнезда в 60 дней – на 25,7 кг (на 14%), количество поросят в гнезде к отъему – на 6,4%, чем у маток кемеровской породы (Р<0,001) (табл. 2). 

Таблица  2 – Воспроизводительные качества свиноматок УКМ и кемеровской породы        

Показатель

Кемеровская порода

УКМ (n=250)

Cv

Cv

Число поросят

  всего на опорос

  живых на опорос

10,8±0,08

10,6±0,04

10,6

9,8

11,20±0,06***

10,79±0,04**

16,1

15,7

Масса гнезда, кг

  при рождении

  в 21 день

  в 60 дней

15,05±0,35

56,10±0,20

184,50±0,86

8,8

10,2

10,7

15,30±0,20

62,50±0,24***

210,20±0,92***

11,8

15,0

16,6

Число поросят

  в 60 дней

9,80±0,06

10,8

10,43±0,03***

11,2

  Воспроизводительные качества свиноматок УКМ соответствовали первому классу  по многоплодию и классу элита по всем остальным признакам.

  Установлено влияние генофонда семейств на многоплодие маток-первоопоросок: у маток семейства Славная многоплодие на 9,3% больше, чем у семейства Сорока (Р<0,05).

Молочность маток в семействе Примерная  выше на 9,7%, чем у семейства Ранняя, а у маток семейства Жемчужина – на 9,3%, чем у семейства Ранняя (Р<0,001).

Установлено влияние генофонда семейств на количество поросят к отъему и массу гнезда в 60-дневном возрасте. Так, в семействе Примерная получено на 5,4% поросят больше (Р<0,01), а масса гнезда в 60-дневном возрасте выше на 5,5% (Р<0,05), чем у маток семейства Ранняя.

  По массе гнезда к отъему  матки семейства Жемчужина превосходили на 10,4% маток семейства Славная (Р<0,05).

       Показано также влияние генофонда линий на молочность маток и массу гнезда в 60-дневном возрасте. Так, матки линии Жемчуга имели молочность и массу гнезда к отъему больше, чем матки линии Руслана, соответственно на 6,4 (Р<0,001) и 4,6%  (Р<0,01), а матки линии Байкала – на 5,2  (Р<0,001) и 4,5%  (Р<0,05) соответственно. Свиноматки линии Жемчуга по молочности были лучше свиноматок линии Кумира на 8,3% (Р<0,001).

3.3. Показатели экстерьера молодняка свиней УКМ и кемеровской породы

При откорме до живой массы 100 кг молодняк свиней универсального заводского типа превосходил животных кемеровской породы по многим показателям экстерьера (табл. 3). Подсвинки типа УКМ (n=72) имели по сравнению с кемеровской породой (n=60) более длинное туловище (на 10,8%) и обхват груди (на 4,4%), а индекс сбитости был меньше на 5,8% (Р<0,001). Индексы широкотелости и длиннотелости у животных УКМ были выше соответственно на 7 и 14% (Р<0,001). 

Таблица 3 – Показатели экстерьера подсвинков кемеровской породы и УКМ

Показатель

Кемеровская порода

УКМ

Cv

Cv

Промеры, см

длина туловища

107,7±0,9

4,8

4,5

119,3±0,7***

5,5

4,6

обхват груди

106,8±0,7

4,1

3,8

111,5±0,5***

4,4

3,9

ширина груди

28,9±0,3

1,9

6,6

29,5±0,3

2,7

9,3

глубина груди

35,5±0,2

1,3

3,7

35,8±0,3

2,8

7,9

высота в холке

62,9±0,5

2,6

4,1

61,1±0,4**

2,9

4,7

Индексы, %

сбитости

99,3±0,7

4,2

4,2

93,5±0,5***

3,8

4,1

широкотелости (грудной)

81,4±0,9

5,1

6,3

82,3±0,6

5,2

6,3

длиннотелости

170,9±1,3

7,5

4,4

196,0±1,0***

9,5

4,9

Показатели экстерьера животных УКМ указывают на общее укрепление конституции. Наибольшие различия наблюдались в развитии между свиньями УКМ и кемеровской породы по длине туловища и по индексам сбитости и длиннотелости.

Установлено, что хрячки-кастраты в показателе индекса широкотелости превосходят свинок (Р<0,05).

3.4. Откормочные и мясные качества свиней типа УКМ и кемеровской породы

По результатам оценки откормочных  качеств (табл. 4) видно,  что подсвинки УКМ  лучше оплачивали корм приростами (затраты корма на 17,4% меньше), быстрей достигали сдаточной массы (на 12,3%), имели больший среднесуточный прирост (на 36,3%), чем животные кемеровской породы.

Наибольший селекционный прогресс был достигнут по площади мышечного глазка (больше на 5,6 см, или 23%) и толщине шпика над 6-7-м грудными позвонками (меньше на 10,8 мм, или 28%). Средняя толщина шпика на хребте у животных созданного типа была меньше на 21%. Длина туши и беконной половинки больше на 5,6 и 15% соответственно (Р<0,001).

Таблица 4 – Откормочные и мясные качества свиней

Показатель

Кемеровская порода

УКМ

Cv

Cv

Количество, гол.

60

72

Возраст достижения 100 кг, дней

201,6±1,5

8,7

4,3

176,7±1,0***

7,4

4,2

Среднесуточный прирост, г

562,7±10,4

59,6

10,6

767,0±8,8***

67,5

8,8

Затраты корма на 1 кг прироста, к. ед.

4,60±0,11

0,5

10,9

3,80±0,03***

0,2

6,3

Толщина шпика над  6-7-м грудными позвонками, мм

39,2±0,69

3,9

9,9

28,4±0,54***

4,4

15,5

Средняя толщина шпика на хребте, мм

39,3±0,48

2,7

6,9

31,2±0,52***

4,3

13,8

Длина туши, см

81,9±0,42

2,4

2,9

92,8±0,33***

2,7

2,9

Длина беконной половинки, см

68,0±0,39

2,3

3,4

78,1±0,29***

1,7

2,2

Площадь мышечного глазка, см

24,8±0,62

3,2

12,9

30,4±0,47***

3,9

12,8

Среднесуточный прирост у кастратов был выше на 44 г (Р<0,01). У свинок толщина шпика над 6-7-м грудными позвонками и средняя на хребте была на 9% меньше, чем у кастратов (Р<0,05). У свинок была меньше толщина шпика над 6-7-м грудными позвонками и средняя толщина шпика на хребте, чем у кастратов (Р<0,05).

3.5. Убойные качества

Разность между предубойной живой массой кемеровских подсвинков и массой парной туши составляла 17,4 кг, у подсвинков УКМ – 22,7, что на 30,4% больше (Р< 0,001).

Выяснилось, что у подсвинков УКМ достоверно больше масса головы, шкуры и ног – соответственно на 0,62; 0,97 и 0,11 кг. Относительная  масса этих продуктов убоя выше соответственно на 0,7; 1,0 и 0,12%  по отношению к предубойной массе (Р<0,001). 

У свиней кемеровской породы относительный выход внутреннего жира больше на 1,03% (Р<0,001), желудка – на 0,06, сердца – на 0,04% животных УКМ (Р<0,05). При этом относительно массы парной туши у подсвинков УКМ выше удельная масса головы на 2,7, шкуры – на 1,6, передних и задних ножек – на 0,37, печени – на 0,6%, чем у животных кемеровской породы. 

Масса сердца у подсвинков кемеровской породы была в среднем 0,32 кг и составляла 0,47-0,49% от массы парной туши и 0,33 – от предубойной массы. У подсвинков УКМ масса сердца 0,29 кг, относительно массы парной туши – 0,47% и относительно предубойной массы – 0,29. Установлена средняя положительная корреляция массы сердца с долей мышечной ткани в туше (r=0,43) и средняя отрицательная с долей подкожного шпика в туше (r= –0,48). Корреляция массы сердца с величиной мышечного глазка  равна 0,51. Показано, что масса печени коррелирует с долей мышечной ткани в туше (r=0,39),  с индексом сбитости (r= –0,46) и с затратами корма (r=0,31).

Установили, что убойный выход у полновозрастных свиней УКМ меньше на 11,8% (Р<0,001), чем у молодняка. Выход головы, ножек, печени и селезенки больше у молодняка соответственно на 1,27; 0,40 и 0,07%, а внутреннего жира меньше на 1,1%, чем у взрослых свиней (Р<0,001).  У полновозрастных свиней значительно увеличивалась индивидуальная изменчивость выхода шкуры и желудка, при этом выход желудка уменьшился по сравнению с выходом у молодняка.

Убойный выход и выход внутреннего жира у свиноматок были выше на 5,2 и 1,3% соответственно, чем у хряков (Р<0,001). При этом выход шкуры у хряков был больше в 1,85 раза, чем у свиноматок (Р<0,001). 

3.6. Морфологический состав туш свиней УКМ и кемеровской породы

У животных УКМ существенно уменьшилось количество шпика в туше (табл. 5).

 

Таблица 5 – Морфологический состав туш свиней при откорме до 100 кг живой массы

Показатель

Кемеровская порода

УКМ

Сv

Сv

Масса охлажденной туши, кг

65,0±1,07

6,0

58,7±0,34

4,8

В том числе

мышечной ткани

34,2±0,85

8,4

33,5±0,28

7,1

подкожного шпика

23,8±0,51

6,8

19,1±0,28***

12,6

костей

4,80±0,07

4,9

6,1±0,07***

9,8

В % к туше

мышечной ткани

52,7±0,61

3,7

57,0±0,36***

5,5

подкожного шпика

39,3±0,63

5,1

32,6±0,42***

11,0

костей

8,0±0,16

6,4

10,4±0,13***

10,9

Шпика на 1 кг мяса

(степень осаливания туши), кг

0,696

0,570

Мышечной ткани у подсвинков УКМ в среднем на тушу приходилось на 4,3% больше, чем у подсвинков кемеровской породы (Р<0,001), но по ее абсолютной массе лидировали подсвинки кемеровской породы. Подкожного шпика у подсвинков УКМ меньше как в абсолютной массе туши, так и относительно общей массы туши на 6,7% (Р<0,001).

Среднее количество жировой продукции (внутренний жир + подкожный шпик) составляло для туш кемеровской породы 26,5 кг, для УКМ – 20,8. По отношению к содержанию мышечной ткани в тушах кемеровских подсвинков всего жира было 77,4%, у подсвинков УКМ – 62,1.

По удельной массе отрубов грудная и тазобедренная части туш УКМ превосходили аналогичные части туш свиней кемеровской породы соответственно на 1,4 и 1 кг (Р<0,01), а удельная масса плечелопаточной и поясничной частей была меньше на 2,7 и 3,7% соответственно, чем кемеровской породы (Р<0,001).

По удельной массе мышечной ткани в шейной, грудной и тазобедренной части туши подсвинки УКМ превосходили животных кемеровской породы (Р<0,001).

Наибольшее количество жировой ткани содержится в грудной части как у свиней кемеровской породы, так и у свиней УКМ.

Морфологический состав естественно-анатомических частей туш свиней УКМ более предпочтительный с преобладанием мышечной ткани во всех частях туши (табл. 6). В шейной части туш мышечной ткани было больше на 5,8 (Р<0,05), в грудной части – на 10,7 (Р<0,001), в тазобедренной – на 3,7% (Р<0,001), чем в аналогичных частях туш кемеровской породы, соответственно наблюдалось уменьшение удельного веса жировой ткани туш свиней УКМ в грудной (на 12,9%), шейной и тазобедренной частях (на 6,7%).

Таблица 6 – Морфологический состав  естественно-анатомических частей туш, %

Показатель

Мышечная ткань

Жировая ткань

Костная ткань

Cv

Cv

Cv

Кемеровская порода

Выход от туши

52,7±0,61

3,7

39,3±0,63

5,1

8,0±0,16

6,5

Шейная часть

45,4±2,44

17,0

47,2±2,62

17,6

7,4±0,37

16,0

Плечелопаточная часть

63,2±1,37

6,9

26,5±1,33

15,9

10,2±0,23

7,0

Грудная часть

42,0±0,61

4,6

47,9±0,44

2,9

10,1±0,23

7,3

Поясничная часть

51,1±1,39

8,6

44,6±1,48

10,5

4,3±0,23

12,8

Тазобедренная часть

59,0±1,02

5,5

34,3±1,09

10,0

6,7±0,21

10,0

УКМ

Выход от туши

57,0±0,36***

5,5

32,6±0,42***

11,0

10,4±0,13***

11,0

Шейная часть

51,2±0,88*

14,7

40,1±0,91*

19,4

8,7±0,28*

28,0

Плечелопаточная часть

63,5±0,67

8,9

24,2±0,71

25,2

12,3±0,29***

20,2

Грудная часть

52,7±0,60***

9,7

35,0±0,63***

15,4

12,3±0,27***

18,7

Поясничная часть

49,0±0,72

12,5

43,8±0,72

14,1

7,2±0,23***

27,7

Тазобедренная часть

62,7±0,44***

6,1

27,6±0,47***

14,5

9,7±0,17***

15,1

Относительное содержание костной  ткани в плечелопаточной части туш свиней УКМ было меньше, чем в тушах свиней кемеровской породы, на 5,6% (Р<0,001).

Коэффициент отношения жира к мясу в тушах у свинок был выше, чем у кастратов (Р<0,001). У свинок мышечной ткани было больше на 2,3% (Р<0,05), а шпика меньше на 2,3% (Р<0,01), чем в окороках кастратов. В  поясничной части туш свинок мышц больше на 2,6 (Р<0,05), а шпика меньше на 3,4% (Р<0,05), чем у кастратов. Удельное содержание жировой ткани в плечелопаточной части туш кастратов больше на 2,4%, чем у свинок (Р<0,05).

Выход мышечной и костной ткани в тушах полновозрастных животных УКМ меньше на 2,4 и 1,2% соответственно, а выход жировой ткани больше на 3,6%, чем у молодняка УКМ (Р<0,001). Установлено, что в тушах взрослых свиней УКМ выше доля плечелопаточной части на 3,7 и ниже доля шейной и грудной части на 1,1 и 1,9% соответственно (Р<0,001). При этом относительная масса мышечной и жировой ткани с возрастом увеличивается только в плечелопаточной части на 3,5 и 5,4% соответственно, а относительная масса мышечной ткани в грудной части снижается с повышением доли жировой ткани на 1,9 и 3%, соответственно (Р<0,01). В тушах молодняка костной ткани было больше в шейной и поясничной частях на 1,5 и 1% соответственно, чем в тушах полновозрастных свиней (Р<0,001).

Морфологический анализ содержания мышечной, жировой и костной ткани в естественно-анатомических частях показал, что мышечная ткань у молодняка преобладала в плечелопаточной и поясничной частях – соответственно на 4 и 4,4% больше, чем у взрослых свиней (Р<0,001). У молодняка УКМ выход костей в шейной, плечелопаточной, грудной и поясничной частях был выше, чем у полновозрастных свиней УКМ. Выход подкожного шпика у полновозрастных свиней значительно преобладал в грудной и поясничной частях – на 3,2 (Р<0,05) и 5,8% (Р<0,001) соответственно.

3.7. Химический состав и физико-химические  свойства мышечной и жировой ткани

Данные химического состава мяса свиней кемеровской породы и УКМ свидетельствуют о том, что в мышечной ткани Long. dorsi молодняка УКМ было больше влаги на 0,8 (Р<0,05) и меньше сырого протеина на 0,9% (Р<0,01), в то же время в подкожном шпике свиней кемеровской породы больше влаги на 1,6 (Р<0,001) и меньше сырого жира на 1,8% (Р<0,001). Наибольшая вариабельность наблюдалась в содержании внутримышечного жира. У животных УКМ низкой фенотипической изменчивостью характеризовались содержание влаги и сырого протеина в длиннейшей мышце спины и сырого жира в шпике (табл. 7).

Таблица 7 – Химический состав длиннейшей мышцы спины  и подкожного шпика, %

Показатель

Кемеровская порода

УКМ

Cv

Cv

В длиннейшей мышце

влаги

73,57±0,31

1,7

74,35±0,20*

2,3

жира

2,65±0,15

28,3

2,95±0,15

44,6

протеина

22,68±0,25**

3,4

21,79±0,13

5,2

золы

1,09±0,01

3,7

0,97±0,01

12,9

В шпике

влаги

4,37±0,10

9,4

5,94±0,15***

22,7

жира

93,42±0,16

1,8

91,61±0,17***

1,6

протеина

2,14±0,12

22,4

2,38±0,50

18,0

золы

0,08±0,01

12,5

0,09±0,01

25,3

Показано, что мышечная ткань свинок отличалась большим содержанием влаги и меньшим количеством жира в сравнении с хрячками. При этом у свинок в шпике протеина и влаги больше, а жира меньше, чем у хрячков.

В химическом составе отдельных мышц свиней типа УКМ установлено, что максимальная массовая доля сырого протеина свойственна длиннейшим мышцам спины (21,5%) и поясницы (21,7%), предостной (21,2%), заостной (21,2%) и полуперепончатой (21,2%). Максимальная массовая доля внутримышечного жира содержится в шейной мышце (11,3%), минимальная – в полуперепончатой (3,1%).

Влаги больше содержится в длиннейших мышцах спины (74,3%), поясницы (74,0%), в полуперепончатой мышце тазобедренного отруба (74,8%), а меньше – в шейной мышце (71,3%).

По физико-химическим свойствам установлены отличия в мышечной  ткани и подкожном шпике свиней типа УКМ при убое в 100 и 120 кг (табл. 8).

Связанной влаги и интенсивность окраски мышечной ткани при откорме свиней до живой массы 120 кг больше в 1,24 и 1,22 раза соответственно, влагосвязывающая способность выше на 11,3, а интенсивность окраски – на 22% (Р<0,001). 

Таблица 8 – Физико-химические свойства мышечной ткани и подкожного шпика молодняка УКМ

Показатель

Откорм до 100 кг

Откорм до 120 кг

Cv

Cv

Содержание в длиннейшей мышце, мг/%

триптофан

575,12±8,28

17,2

555,30±9,29

20,4

оксипролин

47,67±2,37

31,2

41,06±2,32

27,8

Отношение триптофана к оксипролину

12,26±0,72

30,1

13,59±0,63

35,7

Содержание связанной влаги, %

45,4±0,51

16,7

56,6±0,78***

11,3

Интенсивность окраски, ед. экст.

39,8±1,49

31,1

48,7±1,63***

27,3

Йодное число шпика, г I/100 г

58,8±0,93

13,6

57,6±1,28

13,0

Установлено относительно высокое генетическое разнообразие в популяции по содержанию в мышечной ткани жира (h=0,38), триптофана (h=0,32) и белково-качественному показателю (h=0,59). 

3.8. Биохимические показатели крови

Уровень общего белка в крови был выше в 3-месячном возрасте у подсвинков УКМ на 7% (Р<0,05), чем в 1,5-месячном, и снижался на 13% (Р<0,001) к 6-месячному возрасту. Количество общего белка в исследуемых периодах роста выше у хрячков на 6%, чем у свинок. Возрастная изменчивость количества белка у молодняка повышалась на 7-8% к 3-месячному возрасту и снижалась к 6 месяцам на 14% (Р<0,01).

У молодняка УКМ отмечено повышение уровня глюкозы к 3-месячному возрасту на 8,4 и уменьшение к 6-месячному на 11,9% (Р<0,001). У хрячков в 1,5-месячном возрасте количество глюкозы было больше на 3%, чем у свинок (Р<0,01). Содержание глюкозы в крови у хрячков и свинок увеличивалось в 3-месячном возрасте на 8,3 и 8,6% и снижалось к 6-месячному возрасту на 11,9 и 11,8% (Р<0,001). 

Уровень холестерина повышался на 7,3% к 3-месячному возрасту (Р<0,05) и на 17 –  к 6-месячному (Р<0,001).

При исследовании трансферазной активности крови обнаружено увеличение содержания аспартатаминотрансферазы (АСТ) в крови у всех исследованных подсвинков к 3-месячному возрасту на 24% и снижение активности к 6-месячному возрасту на 9,7% (Р<0,001). У хрячков активность АСТ к 3-месячному возрасту повышалась на 30,8% (Р<0,001), а у свинок – на 22,7 (Р<0,05).

Уровень активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) с 1,5- до 3-месячного возраста повышался на 22,2% (Р<0,001) и  не снижался до 6-месячного возраста. Динамика изменения АЛТ-активности у хрячков во всех возрастных периодах по сравнению со свинками была больше: у свинок на 17,6, у хрячков – на 29,7% (Р<0,05). Фенотипическая изменчивость трансфераз повышалась по мере увеличения возраста животных.

Значительно возрастала активность щелочной фосфатазы (ЩФ) с 1,5- до 3-месячного возраста – на 37% (Р<0,001), а к 6-месячному возрасту она снижалась на 16,4% (Р<0,01). К 3-месячному возрасту активность щелочной фосфатазы у хрячков увеличивалась на 35,2% по сравнению с 1,5-месячным (Р<0,001). Установлено достоверное снижение активности ЩФ к 6 месяцам жизни у хрячков – на 19,3% (Р<0,05).

У всех животных к 3-месячному возрасту уровень кислой фосфатазы (КФ) был выше на 18,2% (Р<0,001), чем в 1,5-месячном, и к 6-месячному возрасту снижался.  Рост активности КФ у хрячков в возрасте от 1,5 до 3-х и 6-месячного возраста составлял 17,4 (Р<0,05) и 42% (Р<0,001) соответственно, у свинок – только на 20,0% до 3-месячного возраста (Р<0,001).

Активность каталазы в крови была наибольшая у свинок и хрячков в 3-месячном возрасте (Р<0,001).

Уровень креатинкиназы в крови хрячков был в 6-месячном возрасте выше, чем у свинок на 6,6% (Р<0,001).

Подсвинки с высоким среднесуточным приростом (более 800 г) имели в крови большую активность АСТ (48%) и АЛТ (28%) в 3-месячном возрасте. Для скороспелых животных с  высоким среднесуточным приростом характерен рост активности АСТ и АЛТ с 3 – до 6-месячного возраста на 9 и 14%.

Установлено активирование щелочной и кислой фосфатазы в крови свиней на 72 и 50% с 3-месячного возраста у более скороспелых животных, закончивших откорм раньше 180 дней (Р<0,001). Наблюдалось увеличение у скороспелых животных уровня в крови каталазы: у 1,5-месячных на 9,0, у 3-месячных – на 10,24, у 6-месячных – на 6,3% (Р<0,001), а активность креатинкиназы была выше у 3-месячных подсвинков на 4,7 (Р<0,01), у 6-месячных – на 9,6% (Р<0,001) по сравнению с позднеспелыми.

Наблюдалось активирование щелочной фосфатазы на 30,1% (Р<0,05) к 3-месячному возрасту у подсвинков со среднесуточным приростом более 800 г. У них обнаружено увеличение активности кислой фосфатазы к 3-месячному возрасту на 55 (Р<0,001), а каталазы – на 5,3% (Р<0,01).

       Связь ферментов крови с мясными качествами, напротив, носила неустойчивый характер. У подсвинков с более тонким шпиком наблюдалось повышение активности КФ на 53% в 3-месячном и на 23,8 – в 6-месячном возрасте (Р<0,001).

       Активность кислой фосфатазы у подсвинков с большей площадью мышечного глазка была выше к 3-месячному возрасту на 41 (Р<0,001), а щелочной фосфатазы – на 24% (Р<0,05) по сравнению со сверстниками, имеющими меньшие показатели. 

Достаточно высокая повторяемость в два возрастных периода была обнаружена по каталазе (r=0,445), АСТ (r=0,474) и щелочной фосфатазе (r=0,661). Относительно высокий уровень генетического разнообразия по этим ферментам сохранялся в периоды от 1,5 до 3 и с 3 до 6 месяцев. В то же время относительно высокая повторяемость содержания глюкозы (r=0,546) и кислой фосфатазы (r=0,450) в период с 1,5- до 3-месячного возраста,  с 3- до 6-месячного уменьшалась в несколько раз (r=0,155 и r=0,031). Поэтому генетическое разнообразие по содержанию глюкозы может быть более точно оценено только в период с 1,5 до 3 месяцев.

Выявлены различия в частоте встречаемости комплекса некоторых генотипов систем групп крови. Так частота гомозиготных генотипов Еaeg/aeg­­  у свиней УКМ была в 6 раз выше  (Р<0,001), а гетерозигот Еaeg/edg на 22,8%  больше, чем у животных кемеровской породы.

       Выявлена положительная корреляция (табл. 9) активности аминотрансфераз (r=0,26-0,63)  со скороспелостью и среднесуточным приростом. По активности щелочной и кислой фосфатазы коэффициенты корреляции составили r=0,26-0,67, по активности каталазы – r=0,43-0,79. Активность креатинкиназы с этими откормочными показателями была в слабой обратной зависимости. Обнаружена связь активности ферментов с затратами корма – АСТ (r= –0,40), АЛТ и КФ. Наиболее стабильная связь с откормочной продуктивностью во все возрастные периоды у каталазы (r= –0,34…–0,79).

       Контрольный убой  подопытных животных показал, что активность ЩФ отрицательно коррелирует с толщиной шпика (r= –0,42), положительно – с площадью мышечного глазка (r=0,36) и активностью КФ (r=0,46). Связи между активностью АСТ и АЛТ и мясными качествами менее значительные и стабильные.

Между активностью креатинкиназы и откормочными, мясными признакам установлена обратная корреляционная зависимость, а с площадью мышечного глазка – положительная (r=0,28-0,36) (Р<0,05).

Таблица 9 – Результаты корреляционного анализа биохимических показателей крови с откормочными и мясными качествами подсвинков УКМ

Коррелирующие признаки

Возраст,

мес.

Общий

белок

Глюкоза

Аспартат-амино-трансфераза

Щелочная

фосфатаза

Каталаза

Возраст достижения 100 кг

1,5

–0,48***

–0,72***

–0,46***

–0,29*

–0,79***

3

–0,66***

–0,67***

–0,56***

–0,52***

–0,59***

6

–0,38***

–0,51***

–0,51***

–0,54***

–0,63***

Среднесуточный прирост

1,5

0,33**

  0,68***

  0,39***

0,65***

3

  0,39***

  0,57***

  0,49***

0,26*

0,45***

6

0,34**

0,34**

0,43***

Затраты корма на 1 кг прироста

1,5

–0,41***

–0,29*

–0,43***

3

–0,29*

–0,34**

–0,40**

–0,34**

6

–0,26*

–0,34**

Толщина шпика над  6-7-м грудными позвонками

1,5

–0,42***

3

–0,27*

–0,30*

–0,35**

6

–0,32**

–0,19

–0,37***

Площадь мышечного глазка

1,5

0,35**

3

0,26*

0,31**

0,46***

6

0,26*

0,36**

  0,34**

Корреляции между уровнем общего белка и глюкозы в крови подсвинков и откормочными качествами положительные. Наибольшие корреляции с уровнем общего белка установлены в 3-месячном возрасте, с уровнем глюкозы – в 1,5-месячном.

       Во все  возрастные периоды наиболее высокая связь среднесуточного прироста и возраста достижения 100 кг была с уровнем глюкозы, каталазы и АСТ. Уровень активности каталазы коррелировал с затратами корма на 1 кг прироста. Поэтому вышеназванные биохимические показатели могут быть использованы в качестве биохимических маркеров для отбора на повышение среднесуточного прироста и оплаты корма, снижения возраста достижения 100 кг.

3.9. Крепость бедренных костей

Исследованиями установлено, что с увеличением массы и, соответственно, возраста подсвинков УКМ внешний и внутренний диаметр, толщина костной стенки бедренных костей  также увеличиваются. У костей подсвинков откормочной кондиции при живой массе 120 кг силовое напряжение (предел прочности) составило 71,5 кг/мм, что больше на 2,71 кг/мм, или на 4%, чем у животных с живой массой до 100 кг. Предельная нагрузка на поперечник кости (Р) была выше у более тяжелых свиней (на 4%).

У свинок при снятии с откорма в 100 кг живой массы бедренные кости меньше в обхвате места излома на 4% (Р<0,05), диаметр кости внутренний – на 10 (Р<0,05), момент изгиба – на 6, а предел прочности – на 3%, чем у хрячков.

Свиньи с более высокой скоростью роста в раннем возрасте, меньшей толщиной шпика и большей площадью мышечного глазка имели более крепкие конечности, что свидетельствует о благоприятной связи мясности и крепости конституции свиней. Установлены положительные  корреляции толщины костной оболочки с длиной туши  (r=0,35), массой окорока (r=0,39) и мышечным глазком (r=0,37), а отрицательные – с толщиной шпика (r= –0,32) и выходом подкожного шпика в туше (r= –0,27). Величина предела  прочности кости слабо коррелировала с прижизненными промерами туловища, с массой окорока  и  выходом мяса в туше, в то же время выявлена положительная корреляция величины момента изгиба с массой окорока (r=0,38) и отрицательная с толщиной шпика (r= –0,30).

ВЫВОДЫ

  1. В результате длительной селекции создан универсальный заводской тип (УКМ) кемеровской породы. Полученные животные существенно превосходили кемеровскую породу по развитию хряков и свиноматок, воспроизводительным качествам свиноматок,  откормочным качествам и мясной продуктивности молодняка, отличались хорошей приспособленностью к условиям Западной Сибири.

  Основное маточное стадо свиней УКМ имело высокие воспроизводительные качества: многоплодие 10,8 поросенка, молочность 62,5 кг, массу гнезда при отъеме 210,2 кг, количество поросят к отъему 10,4 голов.

  Подсвинки на откорме достигали сдаточной массы 100 кг за 177 дней (быстрее на 12,3%), имели среднесуточный прирост на контрольном откорме 767 г (больше на 36,3%), лучше на 17,4% оплачивали корм приростами по сравнению с животными кемеровской породы (Р<0,001).

  2. В совершенствовании породы по  мясным качествам наибольший эффект достигнут в увеличении площади мышечного глазка на 5,6 см (на 23%), в снижении толщины шпика над 6-7-м грудными позвонками на 10,8 мм (на 28%) и средней толщины шпика на хребте на 8,1 мм (на 21%), в увеличении длины туши на 4,9 см (на 5,6%), длины беконной половинки – на 10,9 см (на 13%) (Р<0,001).

  3. Мышечной ткани в анатомических частях туш молодняка УКМ больше в шейной, грудной и тазобедренной частях, чем у подсвинков кемеровской породы. Выход мышечной ткани у молодняка свиней УКМ составил 57,0%, что на 4,3% больше, чем у животных кемеровской породы (Р<0,001).

  Выявлен половой диморфизм между свинками и хрячками-кастратами по многим признакам мясной продуктивности. Выход мышечной ткани в тушах свинок был выше на 3,4%, чем у кастратов, соотношение мышечной и жировой ткани в тазобедренной, поясничной, грудной,  плечелопаточной и шейной анатомических частях выше у свинок. В тазобедренной части полутуши у свинок мышц больше на 2,3, а шпика соответственно меньше на 2,3% (Р<0,01),  в  поясничной части мышц больше на 2,6, а шпика меньше на 3,4% (Р<0,05), чем у кастратов.

Установлено, что среди ценных анатомических частей при снижении мясности туш в поясничной части происходило изменение соотношения мышечной и жировой ткани:  количество жира в туше  и  в поясничной части положительно коррелировало (r=0,73). Наиболее тесно связана масса мышечной ткани с толщиной шпика на пояснице (r= –0,81). Измерение толщины шпика над мышечным глазком повышает точность оценки мясности животных типа УКМ. В тазобедренной части при низкой изменчивости морфологического состава тканей потери качества от изменения мясности туши были менее значительные.

  4. Внутренние органы, такие как сердце, печень, почки, селезенка, желудок, связанные с интенсивностью обмена веществ, по удельной массе больше у туш с высоким содержанием мышечной ткани. Так, у свиней с большей массой сердца была выше масса мышечной ткани. Фенотипическая корреляция массы сердца с выходом мышечной ткани в туше составила r=0,43, а с выходом жира r= –0,4 (Р<0,001).

  5. Установлены существенные различия между животными кемеровской породы и УКМ  по химическому составу мышечной и жировой ткани. Показано влияние пола на химический состав мяса: у свинок выше количество влаги в мышечной ткани при откорме до 100 кг, но ниже содержание сырого жира, чем у кастратов. В составе жировой ткани наблюдались различия в количестве протеина и жира при убое в 100 кг: у свинок содержание в шпике протеина было больше, чем у кастратов (Р<0,001).

  6. Наибольшее снижение содержания связанной влаги Long. dorsi происходило в мышечной ткани при уровне внутримышечного жира менее 2% (Р<0,001).  В то же время наблюдалась тенденция к уменьшению интенсивности окраски мышечной ткани с высоким содержанием внутримышечного жира после двукратного размораживания.

  7. Ферментативная активность крови характеризовалась более высокой активностью ферментов АСТ, АЛТ, ЩФ, КФ, каталазы в 3-месячном возрасте и высоким уровнем содержания общего белка, глюкозы, а также значительным снижением этих показателей к 6-месячному возрасту.

  8. Выявлена связь биохимических показателей крови с откормочными  и мясными качествами свиней. Уровень общего белка, глюкозы, активность каталазы, АСТ и АЛТ были выше во все периоды онтогенеза у скороспелых животных с высоким среднесуточным приростом. У подсвинков с высокой активностью каталазы и уровнем глюкозы наблюдалось уменьшение затрат корма на 1 кг прироста.

  В возрасте от 1,5 до 6 месяцев коэффициенты  повторяемости ферментативных показателей достигали 0,66, что дает возможность использовать их для прогноза некоторых признаков продуктивности.

  9.  У животных УКМ с высоким выходом мышечной ткани наблюдалась тенденция к повышению крепости и лучшему развитию костяка. У подсвинков при живой массе снятия с откорма 120 кг предел прочности бедренных костей больше на 2,7 кг/мм, чем при массе снятия 100 кг. У свинок бедренные кости меньше в обхвате излома на 4%, а внутренний диаметр кости ниже на 10%, чем у хрячков.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. Комплексная характеристика хозяйственно полезных и биологических показателей свиней заводского типа УКМ кемеровской породы позволяет рекомендовать их использование в регионах Сибири и Дальнего Востока при чистопородном разведении и промышленном скрещивании.

  2. Биохимические показатели крови свиней в возрасте 3 месяцев могут служить популяционной нормой и маркерами в селекции на повышение скороспелости и мясных качеств свиней кемеровской породы.

Список опубликованных работ по теме диссертации

1. Дементьева, Т.А. Оценка генотипов хряков по интенсивности метаболизма / Т.А. Дементьева, Т.А. Чечушкова, О.В. Рявкин // Зоотехния. – 2000. – № 3. – С. 15-16.

2. Гудилин, И.И. Кемеровская порода свиней. Монография / И.И. Гудилин, В.Н. Дементьев, К.В. Жучаев, Е.А. Тараканов, А.А. Фридчер, О.В. Рявкин. – Новосибирск: РПО СО РАСХН, 2003. – 388 с.

3. Дементьева, Т.А. Прогнозирование продуктивных качеств свиней по энзиматической активности крови / Т.А. Дементьева, И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов, О.В. Рявкин // Новые кормовые добавки и технологические приемы в рациональном кормлении животных и птицы: сб. науч. тр. / Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 1991. – С. 31-34.

4. Дементьева, Т.А. Продуктивность и биохимические особенности свиней / Т.А. Дементьева, И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов, О.В. Рявкин // Проблемы аграрной науки в условиях перехода производства к рынку: докл. науч.-практ. конф. (23-25 мая 1991 г.) / НГАУ. – Новосибирск, 1991. – С. 82-84.

5. Прогнозирование продуктивности свиней по ферментативным тестам крови: рекомендации / И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов, Т.А. Дементьева, О.В. Рявкин // Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 1996. – 15 с.

6. Гудилин, И.И. Задачи по сохранению генофонда кемеровской породы свиней / И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов, О.В. Рявкин // Проблемы АПК в условиях рыночной экономики: докл. науч.-практ. конф. / Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 1996. –

С. 115.

7. Дементьева,  Т.А. Система биохимического мониторинга свиней Кузбасса / Т.А. Дементьева, О.В. Рявкин // Проблемы сельскохозяйственной экологии: докл. науч.-практ. конф. / Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 2000. – С. 49.

8. Чечушкова, Т.А. Активность клеточной миелопероксидазы в связи с селекцией на повышенную скороспелость и продуктивность / Т.А. Чечушкова, Т.А. Дементьева, И.И. Гудилин, О.В. Рявкин // Проблемы стабилизации и развития сельского хозяйства Сибири, Казахстана и Монголии: докл. науч.-практ. конф. (Алма-Ата, 18-19 июля 2000 г.). – Новосибирск, 2000. – С. 110.

9. Дементьева, Т.А. Клеточные ферменты крови в прогнозе продуктивности свиней / Т.А. Дементьева, И.И. Гудилин, О.В. Рявкин // Материалы 1-й Междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рожд. проф. О.А. Ивановой (Новосибирск, 21-23 нояб. 2001) / Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 2001. – С. 14.

10. Дементьева, Т.А. Прогнозирование продуктивности свиней методом линейных дискриминатных функций / Т.А. Дементьева, О.В. Рявкин // Там же. – С. 16.

11. Дементьева, Т.А. Прогнозирование скороспелости животных методом математического моделирования / Т.А. Дементьева, О.В. Рявкин // Материалы 4-й Междунар. науч.-практ. конф. (Улан-Батор, 9-10 июля 2001 г.) / Новосиб. гос. аграр. ун-т. – Новосибирск, 2001. – С. 221-222.

12. Dementyev, A. Enzymatic activity of mitochondria in pigs / L. Lazareva, A. Dementyev, O. Ryavkin // Современные исследования в области с.-х. наук: Материалы междунар. науч. конф. / МСХ РФ. НГАУ. – Новосибирск, 2002. – С. 61-62.

13. Гудилин, И.И. Характеристика кемеровской породы свиней по откормочным и мясным качествам / И.И. Гудилин, В.А. Лобасов, О.В. Рявкин // Материалы 12-го заседания межвуз. координац. совета по свиноводству и респ. науч.-произв. конф. / Дон. гос. аграр. ун-т  Персиановка, 2003. – С.38-41.

14. Дементьева, Т.А. Прогнозирование скороспелости свиней  кемеровской породы / Т.А. Дементьева, Е.А. Тараканов, О.В. Рявкин // Там же. – С.56-58.

15. Гудилин, И.И. Совершенствование кемеровской породы свиней / И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов, О.В. Рявкин // Там же. – С.36-38.

16. Рявкин, О.В. Прогнозирование продуктивности в чистопородном стаде / О.В. Рявкин // Зоотехния:  тр. Новосиб. гос. аграр. ун-та. – Новосибирск, 2003. – Т. 184, вып. 1. – С. 191-194.

17. Рявкин, О.В. Кемеровская порода свиней и направление её дальнейшего совершенствования / О.В. Рявкин, И.И. Гудилин, Е.А. Тараканов // Там же. – С. 88-95.

18. Созданию, совершенствованию, использованию свиней кемеровской породы – 60 лет / И.И. Гудилин, Е.А.Тараканов, В.Н.Дементьев, О.В. Рявкин // Селекция, ветеринарная генетика и экология: материалы 2-й Междунар. науч.-практ. конф. (НГАУ, НИИВГиС, 12-14 нояб. 2003 г.). – Новосибирск, 2003. – С.83-84.

19. Рявкин, О.В. Активность трансаминаз крови и хозяйственно полезные качества типа УКМ / О.В. Рявкин // Ветеринарная генетика, селекция и экология: материалы 2-й Междунар. науч.-практ. конф. / (НГАУ, НИИВГиС, 12-14 нояб. 2003 г.). – Новосибирск, 2003. – Т. 2. – С. 156-158.

20. Dementyeva T.A., Ryavkin O.V. Comparative Evaluation of Boars Genotype for Metabolism Indexes / T.A. Dementyeva, O.V. Ryavkin // Selection and Ecology: Proc. of the 2nd International Conference Veterinary Genetics (Novosibirsk, Nov. 12-14, 2003). – Novosibirsk, 2003. – Vol.2. – P. 83-84.

Подписано в печать «­___»_________2012 г.

Формат 60х84 1/16

Объем 1,0 п.л. Тираж 100 экз. Заказ №___

Отпечатано в типографии ______________

Полный адрес с индексом ______________






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.