WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

 

Захаров Всеволод Игоревич

Взаимоотношения местных органов государственной власти и церкви на территории Брянской губернии в 1917-1929 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Брянск - 2012

Работа выполнена на кафедре новой и новейшей отечественной истории и права ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г.Петровского»

Научный руководитель:  доктор исторических наук, профессор кафедры новой и

новейшей отечественной истории и права ФГБОУ ВПО

«Брянский государственный университет

имени академика И.Г.Петровского»

Брянцев Михаил Васильевич

Официальные оппоненты:  доктор исторических наук, профессор, заведующий

кафедрой История России и краеведения исторического

факультета гуманитарного института 

ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный 

университет имени Александра Григорьевича 

и Николая Григорьевича Столетовых»

Тихонов Андрей Константинович

  кандидат исторических наук, доцент, заведующий

  кафедрой Стратегического развития общего

  образования ГАУ ДПО (ПК) С  «Брянский институт

  повышения квалификации работников образования»

  Лупоядов Виктор Николаевич

Ведущая организация:  ФГБОУ ВПО «Смоленский государственный университет»

Защита состоится «29» мая 2012 г. в 14 часов на заседании Диссертационного совета ДМ 212.020.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Брянский государственный университет имени академика И.Г.Петровского» по адресу: 241036, г. Брянск, ул. Бежицкая, 14, ауд. № 320.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Брянского государственного университета имени академика И.Г. Петровского

Автореферат разослан « » апреля 2012 г.

Ученый секретарь 

диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент С.В. Артамошин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современной России заметно возросло влияние Православной церкви, играющей активную роль в социально-политической и культурной сферах жизни  общества. Это изменение, произошедшее после десятилетий исключения Русской Православной Церкви из общественной жизни страны, способствовало  становлению повышенного интереса как к самому институту церкви в России, так и к его истории, особенно к истории советского периода. Данная тема привлекает исследователей сложным, драматичным и противоречивым процессом построения новой модели государственно-церковных отношений, а также появлением возможности изучения ранее засекреченных архивных документов, позволяющих по-новому взглянуть на исследуемые события.

За последние двадцать лет ученые проделали колоссальную работу в области исследования основных закономерностей взаимоотношения Русской Православной Церкви и центральных органов государственной власти в советский период, но они, прежде всего, касались федерального, а не регионального уровня. Однако без серьезных локальных исследований, детализирующих процесс проведения религиозной политики центра  в регионах и реакции на нее верующего населения, невозможно воссоздать полную картину истории РПЦ в советский период.

Изучение опыта построения государственно-церковной модели взаимоотношений в советский период представляется актуальным и в связи с активно обсуждаемым процессом выработки современным российским обществом новой системы отношения институтов государства и церкви, так как опыт прошлого позволит избежать предыдущих ошибок.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1917 года по 1929 год. 1917 год является переломным в истории нашей страны. Пришедшая к власти партия большевиков, коренным образом изменила предшествующую модель взаимоотношения церкви и государства. Верхняя граница определена 1929 годом, когда Брянская губерния была ликвидирована, а ее территория вошла в Западную область страны. В этом же году начался возврат власти к превалированию использования административного метода в церковной политике.

Территориальные рамки исследования охватывают Брянскую губернию в пределах современной Брянской области. В ходе изучения периода с октября 1917 года по апрель 1920 года, предшествующий ее созданию, в диссертации рассматриваются уезды, впоследствии вошедшие в состав Брянской губернии.

Объектом диссертационного исследования является процесс осуществления новой государственно-церковной модели взаимоотношений в период с 1917 по 1929 годы.

Предметом данного исследования является изучение взаимоотношений местных органов государственной власти и партийных чиновников с Православной церковью и верующими в Брянской губернии в 1917-1929 годах.

Историография. Автору наиболее верной представляется ее деление на два этапа: 1) советский, охватывающий период с 1920-го по 1991 год и 2) современный, начавшийся с 1991 года и продолжающийся до сих пор. Внутри первого этапа выделяется два периода: 1920-1930-е годы и 1950-1980 –е годы

Работы первого периода первого этапа отстаивали выдвинутые большевиками пропагандистские тезисы об активном участии православного духовенства в контрреволюционной деятельности, проявлявшейся в поддержке белых войск и интервентов, а также отказом добровольно сдавать церковные ценности для спасения голодающих1. По мнению авторов этих работ, антинародная деятельность церкви привела к тому, что от неё откололись даже наиболее честные священники, создавшие «живую» церковь. Население представлялось активным сторонником большевиков, всё более и более освобождающимся от «религиозного дурмана» и выступающим в поддержку советских антицерковных декретов. Таким образом, в литературе 20-30-х годов церковь безоговорочно зачислялась в ряды врагов, с которыми советскому государству, поддерживаемому народом, приходилось вести бескомпромиссную борьбу.

Интерес представляют труды, изданные в этот период русскими эмигрантами: А.А. Валентиновым - в Париже и И.А. Стратоновым - в Берлине2. В них подробно рассматривалась борьба власти с церковью на идеологическом фронте, в частности, борьба большевиков против православных праздников, вытеснение церкви из школы, методы и формы антирелигиозной пропаганды, а также ответная реакция верующего населения. 

Второй период первого этапа характеризовался исследованием новых тем, расширением фактологической базы, и, главное, попытками научного изучения затрагиваемых проблем, хотя они и продолжали оставаться в рамках господствующих идеологических штампов. В монографии Р.Ю. Плаксина на основании архивных данных и материалов средств массовой информации исследовались взаимоотношения церкви и государства в 1917-1923 гг.3 О борьбе с монастырями рассказывалось в труде В.Ф. Зыбковца который, на основе анализа советских законодательных актов показал процесс национализации монастырских земель и имуществ4. Изучению декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», а также отношению к нему духовенства и народа посвящена книга М.М. Персица5. В работе Б.Н. Коновалова разобраны первые шаги большевиков связанные с переходом к идеологической борьбе с церковью, подробно рассказано о первых антирелигиозных организациях, процессе формирования «Общества друзей газеты «Безбожник»», формах и методах его работы6. Ученый показывает колоссальную роль партии в деле создания и развития данного общества, но, в соответствии со сложившимися стереотипами, вынужден сделать вывод, характеризующий СБ, как массовую добровольную организацию, возникшую по инициативе самих трудящихся.

Таким образом, несмотря на разнообразие исследовательских тем и привлечение большого фактического материала, работы, созданные в советский период, характеризуются явной идеологической направленностью. Основная установка советской историографии, трактующая церковь, как контрреволюционную организацию, активно боровшуюся против установившейся советской власти, оставалась неизменной.

Большой интерес представляют монографии этого периода, изданные за рубежом в 1977 году: Л. Регельсоном в Париже, А. Красновым – Левитиным и В. Шавровым в Цюрихе7. Эти работы не только содержат большое количество фактического материала, но и дают оценки событий их участниками или очевидцами. В работе А. Краснова-Левитина и В. Шаврова подробно рассказывается об обновленческом расколе и содержится много ярких зарисовок с натуры, позволяющих увидеть жизнь обновленцев «изнутри». Кроме своих воспоминаний и наблюдений, авторы также опираются на документы того времени. Благодаря всему этому их труд позволяет почерпнуть ценные сведения о первоначальном этапе развития обновленческого движения.

Предпосылки второму этапу были положены изменениями, произошедшими в общественной жизни страны в конце 1980-х – начале 1990 годов. В это время появилась возможность изучения ранее недоступных источников, а жёсткий идеологический контроль над работами исследователей стал слабеть, что привело к корректировке, или пересмотру сложившихся стереотипов о государственно-церковных отношениях в советский период и колоссальному всплеску интереса к данной теме.

На втором этапе тема взаимоотношения православной церкви с государством в период 1917-1929 гг. рассматривалась как в работах обобщающего характера, так и в исследованиях, характеризующих их взаимоотношения на примере отдельных губерний или регионов страны. Говоря о трудах, носящих обобщающий характер, необходимо выделить одно из первых исследований указанного периода, принадлежащее В.А. Алексееву8. Исследователь постарался изучить вопрос взаимоотношения церкви и государства на основе ранее не используемых источников. Впервые ему удалось показать роль ГПУ в создании обновленческого раскола. Большой вклад в исследование эволюции государственно-церковных отношений в различные временные периоды внесли М.И. Одинцов, М.Ю. Крапивин, И.А. Курляндский, П.П. Лобанов9.

М.И. Одинцов и М.Ю. Крапивин продолжили работу В.А. Алексеева по введению в научный оборот ранее не изученных архивных документов. П.П. Лобанов исследовал зарождение новых церковно-государственных отношений, а также подробно изучил деятельность патриарха Тихона в годы гражданской войны и в период изъятия церковных ценностей. Учёный отмечал сложное положение патриарха, который, с одной стороны, стремился быть над схваткой «белых» и «красных», а с другой, вынужден был реагировать на происходящие в стране трагические события и активную антирелигиозную деятельность большевиков. В монографии И.А. Курляндского подробно изучается роль Сталина в ходе выработки модели взаимоотношений государства с церковью. Отдельные главы его монографии посвящены причинам возникновения «религиозного нэпа», его противоречивой сущности и итогам, приведшим к возвращению к административно модели взаимоотношений с Православной церковью.

В начале XXI века появились исследования, подробно изучающие реализацию антицерковного законодательства в различных регионах страны. С одной стороны, они охватывают существенный временной промежуток, что позволяет авторам проследить отражение различных моделей борьбы государства и церкви на региональном уровне, с другой - стремятся охватить эти взаимоотношения во всей их полноте, уделяя внимание не только административной и идеологической стороне борьбы власти с церковью, но и реакции верующего населения на её проведение. Среди работ такого рода можно отметить кандидатские диссертации А.В. Сипейкина, А.Н. Алленова, М.Ю. Хрусталёва, А.Г. Подмарицына,  М.А. Дроздовой, М.В. Каиля10. В них исследователи стремятся раскрыть весь комплекс церковно-государственных отношений на территории отдельной губернии или региона страны.

Вместе с тем, в ряде работ подробно освещаются отдельные небольшие периоды или вопросы указанной тематики. Исследователи изучают как общее положение дел в стране по тому или иному церковному вопросу, так и обстановку в отдельных регионах, что позволяет связать центральную и региональную истории, формируя полную картину происходящих событий. В частности, в работе А.Н. Кашеварова11 исследуются первые антицерковные мероприятия большевиков, связанные с проведением декрета «Об отделении церкви от государства…», с жизнью православной церкви на территории, занятой белыми войсками, и кампания большевиков по вскрытию мощей. Его монографию дополняют работы исследователей, изучающих региональный аспект этого периода12.

Исследователи А.Н. Кашеваров и О.Ю. Редькина рассмотрели судьбу монастырей в годы гражданской войны, показав, с одной стороны, попытки монастырской братии сохранить свои обители, а с другой - методы борьбы советской власти по их закрытию 13.

Активно изучается практика вытеснения религии из школы и замена религиозного образования антирелигиозным14. Большая работа была проделана Н.А. Кривовой по изучению кампании большевиков по изъятию церковных ценностей и последовавших за ней судебных процессов над духовенством и верующими15.

Пристальный интерес вызывает тематика раскола церкви в 1920-е гг. Данной проблеме посвящено множество работ различных исследователей, в частности Д.В. Сафонова, М.В. Шкаровского, Н.Н. Евсеева16.

С начала ХХI века началось углубленное изучение идеологической составляющей борьбы большевиков с церковью. В исследовании А.А. Слезина «За новую веру»17 рассматриваются причины, побудившие власть перейти к агитационно-пропагандистскому методу борьбы, особенности её проведения в регионах, трудности и неудачи, приведшие к возврату к привычному административно-репрессивному методу. Не менее подробно современными историками исследуется деятельность создаваемого властью Союза безбожников, история которого изучается как на общегосударственном18, так и на региональном уровнях19.

Сегодня заметное место в изучении проблемы занимают церковные историки: протоирей Владислав Цыпин, священник Дмитрий Румянцев, игумен Дамаскин (Орловский), священник Вл. Степанов20.

Таким образом, за последние два десятилетия учёные продвинулись далеко вперёд в изучении различных аспектов взаимоотношения церкви и государства. Были исследованы административно-репрессивная и идеологическая модели борьбы государства с церковью, причины превалирования одной или другой в разные периоды истории и реакция на них духовенства и верующих. Также было начато серьёзное изучение региональных аспектов этой темы. Региональные исследователи показывают развитие всего комплекса проблемных вопросов на территории различных губерний или регионов, что позволяет проследить процесс реализации центральных законов и директив на местах, а также увидеть реакцию провинциального населения и его способов противодействия данной политике.

В то же время необходимо констатировать, что изучение взаимоотношений местных органов государственной власти и церкви на территории Брянской губернии практически не исследовано. Говоря о работах, затрагивающих территорию губернии, можно отметить небольшую монографию А.И. Перелыгина21, в которой автор, изучая взаимоотношение церкви и власти в Орловском крае, касается и части территорий будущей Брянской губернии, входящей в первые годы советской власти в Орловскую губернию. Кроме того, в книге С.П. Кизимовой и Е.М. Зубовой рассказывается о монастырях Брянщины, в том числе и о последних годах их существования22. Небольшая брошюра издана о Свенском монастыре23. Биографический материал о канонических епископах губернии содержится в изданной Брянским Епархиальным Управлением книге «Архипастыри Брянской Епархии»24.

Сведения о судьбе храмов города Брянска и Севска, а также о борьбе верующих за их сохранение приведены на сайтах «Брянск православный» и «Севск»25.

Таким образом, взаимоотношения местных органов государственной власти и церкви на территории Брянской губернии практически не исследовано, что актуализирует необходимость изучения данной проблемы.

На основании изучения историографии исследователем была сформулирована цель работы: изучение реализации церковной политики центральной власти на территории Брянской губернии, в том числе выявление изменений форм и методов борьбы местных чиновников с церковью в различные годы указанного периода, а также реакция верующего населения на проведение данной политики.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- исследовать проведение административно-репрессивного направления церковной политики на территории Брянской губернии, в частности мероприятий по проведению декрета об отделении церкви от государства, изъятию церковных ценностей в ходе голода 1921-1922 гг., закрытию монастырей и церквей;

- рассмотреть возникновение обновленческого раскола на территории Брянской губернии, реакцию на него местного духовенства и причины неудачи церковного раскола;

- проанализировать основные формы и методы антирелигиозной агитации и пропаганды на территории Брянской губернии, в частности печатной пропаганды, борьбы с религиозными праздниками, а также выявить общие черты и различия в её проведении в разные годы указанного периода;

- изучить реакцию местного населения на проводимую государством церковную политику, оценить ее эффективность в достижении поставленной цели, выяснить, насколько успешными были меры по искоренению религии из повседневной жизни населения.

Источниковую базу диссертации составили как опубликованные сборники документов, так и материалы Российского Государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Государственного архива Брянской области (ГАБО).

Использованные источники делятся на несколько видов: законодательные акты, делопроизводственные документы, периодика и документы личного происхождения.

К законодательным актам относятся Конституции РСФСР 1918, 1925 гг., церковные постановления, резолюции и декреты большевиков, в частности, декреты «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», «О земле» и другие26.

Громадный информативный материал содержат делопроизводственные источники, многие из которых долгое время хранились в архивах под грифом «совершенно секретно» и лишь сейчас становятся доступными. В частности, с 1990-х годов появляются издания, содержащие ранее засекреченные документы, позволяющие по новому взглянуть на многие дискуссионные вопросы взаимоотношения церкви и государства в период с 1917 по 1929-е годы27. Большое количество секретных документов, относящихся к кампании по изъятию церковных ценностей и обновленческому расколу, помещено в сборнике «Политбюро и церковь»28.

В настоящее время опубликованы протоколы заседаний Поместного Собора29, позволяющие проследить оценку его участниками антицерковной политики большевиков, а также ход дискуссий по ответным мерам и сложившейся обстановке.

Большое количество делопроизводственных документов содержится и в архивных фондах, к которым можно отнести:

1.Протоколы заседаний губисполкомов, уисполкомов и волисполкомов, на которых обсуждались мероприятия местных органов государственной власти по отношению к церкви.

Протоколы и акты, связанные с осмотром имеющегося церковного имущества.

Протоколы собрания прихожан церквей и духовенства, позволяющие выяснить позицию верующих по злободневным для них вопросам новой церковной политики установившейся власти.

2. Отчеты и доклады о проведении политики центра на местах: доклады о проведении декрета об отделении церкви от государства и сопровождающих его мероприятиях, об изъятии церковных ценностей и т.д.

3. Переписка губернских, уездных и волостных местных органов власти по вопросам церковной политики. Данная переписка позволяет выявить успехи и проблемы, с которыми столкнулись представители местных органов государственной власти при проведении политики центра. Письма волостных и уездных чиновников содержат богатый материал о пассивном сопротивлении верующих проведению вышеуказанного декрета, а ответы вышестоящих инстанций позволяют рассмотреть предлагаемые способы решения этих проблем. В последующем большая переписка велась между волостными, уездными, губернскими органами государственной власти и ВЦИК по вопросу закрытия церквей.

Сюда же относится переписка губкомов с укомами и волкомами о проведении антицерковной агитации и пропаганды.

4. Заявления и ходатайства верующих в местные и центральные органы власти с различными просьбами.

5.Отчёты агитационно-пропагандистских отделов, позволяющие представить положение дел в сфере идеологической борьбы с религией. В частности отчёты, в которые с лета 1922 года был добавлен пункт «антирелигиозная пропаганда», позволяют проследить развитие и изменения в формах и методах антирелигиозной агитации и пропаганды, используемых большевиками, а также оценить достигнутые ими успехи.

Для исследования были привлечены документы личного происхождения. В изучении проблемы важную роль играют послания и воззвания патриарха Тихона, призванные ответить верующим на актуальные вопросы, связанные с дальнейшей судьбой церкви, и ее отношением к принимаемым большевиками законам30. Картину повседневной жизни духовенства и его взгляд на происходящие события позволяют осветить дневники и воспоминания ряда священников, среди которых особенно выделяется дневник просветителя, миссионера и этнографа Михаила Стефановича Елабужского31. Несмотря на то, что описываемые в нём события происходили далеко за пределами Брянской губернии, они являются одними из немногих дошедших до нашего времени воспоминаний священника, жившего в 20-е годы ХХ века и сумевшего описать религиозную жизнь крестьян указанного периода: внедрение в деревню антирелигиозной пропаганды, борьбу священника за души людей, и, главное, показывают самих людей, оказавшихся на перепутье между верой предков и новой (коммунистической) «верой». Воспоминания будущего священника владыки Василия Кривошеина32 интересны тем, что описывают ситуацию на территориях, вошедших в последующем в состав Брянской губернии.

Громадный интерес представляют работы лидеров большевиков, и прежде всего В.И. Ульянова-Ленина, А. В. Луначарского и Н.К. Крупской33.

Изученные материалы периодической печати в соответствии с хронологическим принципом могут быть разделены на две части: периода гражданской войны и 20-х годов прошлого века. Газеты периода гражданской войны34 служили для населения источником информации об антицерковных распоряжениях советской власти, а также сообщали о первых антирелигиозных лекциях и диспутах. Много внимания уделялось в них разъяснению и популяризации декрета «Об отделении церкви от государства», а также дискредитации духовенства.

Печатные издания 20-х годов ХХ века не многочисленны. Они представлены губернской газетой «Брянский рабочий», а также Клинцовской газетой «Труд». В них уже практически не встречаются новостные разделы предыдущего периода, зато много внимания уделено изъятию церковных ценностей, расколу церкви, борьбе за храмы и идеологической борьбе за быт населения.

Методологическую основу данного исследования составили ряд принципов.

Принцип историзма, позволяющий рассматривать исторические процессы в их развитии и взаимосвязи; принцип научной объективности, требующий всестороннего изучения используемого материала, проверку и сопоставление мнений и суждений обоих противоборствующих сторон; проблемно-хронологический метод, позволяющий представить исследуемую проблему как процесс, в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода. В работе также был использован антропологический метод, позволяющий изучать отношение верующих к церковной политике государства, а также их реакцию на методы её проведения.

Научная новизна исследования связана с тем, что в данной работе впервые исследованы взаимоотношения местных органов государственной власти и церкви на территории Брянской губернии. Для этого были привлечены новые архивные документы, позволившие провести комплексный анализ государственно-церковных отношений в 1917-1929 гг. на территории Брянской губернии, в ходе которого выделены административно-репрессивное и идеологическое направления антицерковной политики большевиков, показаны причины перехода от преобладания одного направления к другому, а также их взаимодействие.

Практическая значимость исследования заключается в восполнении пробелов истории по этому вопросу и  использовании его результатов при подготовке трудов по истории взаимоотношения церкви и государства как в целом по стране, так и на территории центрального федерального округа, а также при написании краеведческих работ по истории Брянской области, в ходе подготовки спецкурсов по истории региона.

       Основные положения, выносимые на защиту:

1.В период с 1917 по 1929 годы в церковной политике государства основную роль играли административно-репрессивные и агитационно-пропагандистские методы. В соответствии с превалированием одного или второго направления, исследуемый период можно разделить на три этапа: 1) 1917-1922 гг.; 2) 1923-1928 гг.; 3) 1929 год. 

2. Первый этап характеризовался использованием большевиками административно-репрессивного метода, выразившегося в проведении декрета об отделении церкви от государства, изъятии церковных ценностей, административной высылке духовенства и закрытии монастырей. 

3. На втором этапе, вытеснив церковь из всех сфер общественно-политической жизни, власть сконцентрировалась на «борьбе за души людей», сделав упор на  агитационно-пропагандистском методе, выражавшемся в проведении антирелигиозных лекций, диспутов, постановок, создании антирелигиозного музея и Союза безбожников.

4. Считая, что корни религии находятся в быту людей, большевики в агитационно-пропагандистской борьбе с церковью сделали упор на активную печатную и устную агитацию за замену религиозных праздников и обрядов специально разработанными советскими.

5. Параллельно властью была предпринята попытка развалить церковь изнутри, вызвав раскол, ставящий целью привести к руководству в высших церковных структурах лояльных священников, а также дискредитировать духовенство в целом.

6. Несмотря на определяющую роль, отведённую на втором этапе агитационно-пропагандистским методам борьбы, местные власти продолжали использовать административно-репрессивные методы, связанные с высылкой духовенства «тихоновского толка», а также действиями, направленными на закрытие церквей.

7. Несмотря на все усилия власти и использование ею разнообразных методов  борьбы с церковью, большинство населения Брянской губернии продолжало оставаться верующим, что привело к свёртыванию в 1929 г. агитационно-пропагандистского и возвращению к административному методу борьбы.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, в которых решаются указанные выше задачи, заключения, подводящего итоги изучения проблемы, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введение обоснована актуальность темы исследования, территориальные и хронологические рамки, рассмотрена степень её изученности, выявлены объект, предмет, цель и задачи исследования, а также показана её научная новизна и практическая значимость.

В первой главе «Взаимоотношения церкви и государства на территории будущей Брянской губернии в годы гражданской войны» (состоит из 3 параграфов) изучается начало формирования церковной политики советского государства и ее реализации на территории будущей Брянской губернии. Уже с первых месяцев существования новой власти стал проявляться её конфликт с Русской Православной Церковью. Большевики, убеждённые в правильности марксистского догмата о превалировании экономической сферы в жизни общества, были убеждены, что для окончательной победы над церковью необходимо подорвать её экономическое и социально-политическое влияние. Для достижения этой цели был принят ряд декретов, последовательно вытеснявших церковь из всех сфер общественно-политической жизни страны, а также проведено изъятие её материальных средств. Особый удар был нанесен по православным монастырям, издавна являвшимся религиозными центрами страны. Необходимо отметить, что проведение новой государственно-церковной модели взаимоотношения на территории будущей Брянской губернии столкнулось с большими трудностями, что значительно отсрочило его выполнение (ряд пунктов декрета не был выполнен в Брянской губернии и после окончания гражданской войны). Причин такой медлительности было несколько: сражения гражданской войны, происходившие на территории ряда уездов будущей губернии; пассивное сопротивление верующих большинству пунктов декрета, отмеченное в отчетах волостных советов Брянской губернии об его проведении; и неготовность местных чиновников реализовать столь сложную и нестандартную задачу, попытки решения которой зачастую приводили лишь к оскорблению религиозного чувства верующих, а иногда и к открытому сопротивлению, что произошло при взятии на учёт Николаевской церкви Трубчевского уезда.

Учитывая сложности, с которыми столкнулись региональные представители власти при проведении церковной политики, большевики много внимания уделили активной пропаганде, целью которой было не только дискредитировать религию в общем и духовенство в частности, но и разъяснять населению смысл нового церковного законодательства. В то же время уровень подсознательной веры в населении был настолько высок, что в борьбе с православием авторы статей в местной прессе, а также губернские и приезжие лекторы говорили о коммунизме, как о новой, истинной религии, исходящей от самого Христа.

Результаты первого этапа новых государственно-церковных отношений на территории образованной в 1920-м году Брянской губернии оказались противоречивыми. С одной стороны, местным властям удалось провести все пункты декрета в жизнь, тем самым создав фундамент новой модели государственно-церковных отношений. С другой, главная цель - вытеснение религии из жизни населения, осталась нерешенной, а церковь продолжала играть большую роль в жизни людей.

Вторая глава «Борьба с церковью в 1920-е годы на территории Брянской губернии» (включает 3 параграфа) посвящена исследованию административно-репрессивных методов государственной церковной политики.  Окончание гражданской войны характеризовалось сменой превалирующего метода борьбы власти с церковью. На первое место вышел идеологический метод убеждения населения в ненужности религии и воспитании нового безбожного поколения. В то же время 20-е годы стали временем ряда массовых антицерковных административно-репрессивных кампаний, связанных с изъятием церковных ценностей, расколом духовенства, а также стремлением власти закрыть храмы.

Используя охвативший страну страшный голод, большевики провели кампанию по изъятию церковных ценностей. Отобрание предметов, необходимых для совершения богослужений, вызвало протест патриарха и очередное ожесточенное противостояние государства и церкви. В Брянской губернии изъятие ценностей обошлось без человеческих жертв благодаря позиции епископа Амвросия, издавшего послание, призывавшее не сопротивляться действиям властей, а также колоссальной подготовительной работе местного губисполкома.

Массовое активное и пассивное сопротивление верующих изъятию церковных ценностей вновь продемонстрировало их поддержку Православной церкви и поставило перед большевиками задачу усиления  идеологического обоснования своих действий. Для реализации этой цели власть использовала противоречия в среде церкви, поддержав «церковных реформаторов», в обмен на их лояльность и поддержку изъятия ценностей.  Арест патриарха и активная информационная поддержка обновленчества, деятельность представителей которого активно освещалась в «Брянском рабочем», создававшем впечатление о его полной победе над «князьями церкви», изначально смогли вызвать растерянность Брянского духовенства, и, как следствие, раскол в его рядах. Однако  ассоциация обновленчества с советской властью, расколы в его рядах, описанные тем же «Брянским рабочим», и борьба против «живоцерковников» уважаемого верующими епископа Амвросия переломили ситуацию. Освобождение же патриарха окончательно поставило крест на обновленческом движении, помочь которому не смогли даже регулярные высылки за пределы губернии Брянских епископов.

Ещё одной антицерковной акцией новой власти стала попытка закрытия храмов, для их использования под «культурные» цели. Однако стремление центральной власти соблюсти видимость законности и активные протесты верующих Брянской губернии, регулярно доходящих с жалобами на незаконные закрытия храмов до ВЦИК способствовали сохранению большинства храмов до 1929 года.

Третья глава - «Идеологическая борьба с православием в Брянской губернии в 1920-е годы» (из 3 параграфов) раскрывает идеологическую сторону борьбы большевиков с церковью. Как уже отмечалось выше, результаты первого этапа оказались противоречивыми. Вытеснив церковь из всех общественно значимых сфер жизни страны, власть так и не смогла добиться падения роли религии и священника в жизни людей. Не добившись этого административно-репрессивными методами, большевики поставили себе цель убедить население отказаться от веры в Бога путем активной и систематической агитации и пропаганды. Для этого Брянским губкомом использовался ряд мер, начиная от антирелигиозной печатной пропаганды, лекций и диспутов до создания антирелигиозного музея и добавления в школьные программы антирелигиозных знаний. Особое внимание было уделено воспитанию убеждённых безбожников и борьбе за переустройство быта населения с религиозного на советский. Однако добиться явного результата в этой работе не удалось. Несмотря на усилия Брянских партийцев и комсомольцев антирелигиозная пропаганда даже в конце 1920-х годов оставалась эпизодической, то есть происходившей лишь в дни важных религиозных праздников. Неудачными оказались и два других ключевых проекта власти. Губернские организации Союза безбожников к концу рассматриваемого периода так и не смогли стать серьёзной общественной силой. Создаваемые с огромным трудом они функционировали лишь до летних каникул, после которых уже не собирались. Причём это происходило как с низовыми ячейками, так и с уездными руководящими организациями. В докладе усовета безбожников (УСБ) на заседании АПО коллегии Бежицкого укома ВКП (б) от 6.12. 1927 года отмечалось: «К началу года мы имели по уезду 29 ячеек и 3 кружка…Некоторые организации за лето распались, распался и сам УСБ… По волостям…представившим сведения, мы имеем 5 ячеек и 6 кружков»35.

Не ладилась и переустройство быта населения, которое принимая новые праздники, вовсе не собиралось отказываться от празднования религиозных, отмечаемых не только простыми людьми, но и представителями партии и комсомола, о чём с гневом сообщал «Брянский рабочий». Из этой газеты также можно узнать, что попытки отдельных коммунистов перестроить семьи на атеистический лад зачастую приводили лишь к их распаду. 

В результате советское руководство все больше склонялось к мысли о необходимости возвращения к административным методам, дающим быстрый внешний результат. Именно 1929 год охарактеризовался возвратом к привычным для власти административным методам борьбы против религии, закамуфлированным под «исполнение желания людей». Вновь возродились массовые ночные антипасхальные демонстрации, примененные в Брянской губернии в 1922 году. Причём по оценке «Брянского рабочего» антипасхальный карнавал 1929 года ««перещеголял» первомайскую демонстрацию по своей массовости, внутреннему подъёму и художественному оформлению…»36. 

В июне того же года состоялся 2-ой съезд СБ, на котором общество было переименовано в «Союз воинствующих безбожников», а его девизом был провозглашён лозунг: «Борьба против религии – борьба за социализм»37, после чего запись в ячейки организации стала добровольно-принудительной не только для представителей власти, но и для простого населения.

В заключение подводятся итоги работы. В период с 1917 по 1929 годы церковная политика государства в Брянской губернии прошла полный круг. Начав с административно-репрессивных мер и грубой антирелигиозной пропаганды, власть с 1923 года попыталась бороться с церковью путём агитации и пропаганды, но, не достигнув решающих успехов, вновь вернулась к привычным административно-репрессивным методам. 1929 год охарактеризовался массовым принуждением людей к принятию постановлений антирелигиозного характера о закрытии храмов, вступлении в союзы воинствующих безбожников и замене православных праздников советскими.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ

1.Захаров В.И. Борьба с православными праздниками в Брянской губернии в первое десятилетие советской власти// Вестник Брянского государственного университета. 2011. № 2. С. 55-59.

Публикации в других изданиях:

2. Захаров В.И. Реализация декрета об отделении церкви от государства (на материалах ГАБО) // Право: история, теория, практика. Вып.14. Брянск, 2010. С. 239-253.

3. Захаров В.И. Изъятие церковных ценностей в 1922 году в Брянской губернии// Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: Материалы IX Междунар. науч. конф. Иваново, 10-11 февраля 2010 г.: в 2-х ч. Ч.2. Иваново, 2010. С. 386-392.

4. Захаров В.И. Религия и церковь на страницах местной печати в первые годы Советской власти // Мир в новое и новейшее время (проблемы истории, методики и права: современные исследования). Сборник научных трудов памяти Ю.В. Журова. Брянск, 2010. С. 30-40.

5. Захаров В.И. Церковь и общество в 1918-1920 годах со страниц прессы Брянского и Бежицкого уездов// Государство, общество, церковь в истории России ХХ века: Материалы X Междунар. науч. конф. Иваново, 16-17 февраля 2011 г.: в 2-х ч. Ч.1. Иваново, 2011. С. 199-205.

6. Захаров В.И. Агитационно-пропагандистская борьба с православной церковью в 20-е годы ХХ века на территории Брянской губернии// Право: история, теория, практика. Вып.16. Брянск, 2012. С. 182-194.


1 См.: Красиков П. А. На церковном фронте (1918-1923). М., 1923; Кандидов Б.П. Религиозная контрреволюция 1918 - 1920-х годов и интервенция (Очерки и материалы).  М., 1930; Амосов Н.К. Октябрьская революция и церковь. М., 1939; Олещук Ф.Н. Борьба церкви против народа. М., 1939; Олещук Ф.Н. X лет Союза воинствующих безбожников СССР. М., 1936.

2 См.: Валентинов А.А. Чёрная книга. Штурм небес. URL: // http://www.goldentime.ru/nbk_valent_1.htm#v1. (дата обращения 8.03.2010 г); Стратонов И.А. Русская церковная смута 1921-1931 гг.

URL://http://krotov.info/history/20/iz_istori/00_pred.html.  (дата обращения 3.09.2011 г.)

3 См.: Плаксин Р. Ю. Крах церковной контрреволюции 1917-1923 гг. М., 1968.

4 См.: Зыбковец В. Ф. Национализация монастырских имуществ в Советской России (1917-1921). М., 1975.

5 См.: Персиц М.М. Отделение церкви от государства и школы от церкви. М., 1958.

6 См.: Коновалов Б.Н. Союз воинствующих безбожников. М., 1967.

7 См.: Регельсон Л. Трагедия русской церкви 1917-1945. М., 2007; Краснов – Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. 

URL:// http://odinblago.ru/istoriya_rpc/levitin_shavrov_ocherki/. (дата обращения 5.08.2011 г.)

8 См.: Алексеев В. А. «Штурм небес» отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. М., 1992.

9 См.: Одинцов М. И. Государство и церковь (история взаимоотношений 1917-1938 гг.). М., 1991; Крапивин М. Ю. Противостояние: большевики и церковь (1917-1941 гг.). Волгоград, 1993; Курляндский И.А. Сталин, власть, религия (религиозный и церковные факторы во внутренней политике советского государства в 1922-1953 гг.). М., 2011; Лобанов П.П. Патриарх Тихон и советская власть (1917-1925гг). М., 2008.

10 См.: Сипейкин А.В. Политика Советской власти в отношении Русской православной церкви в 1917-1921 гг.: на материалах Тверской губернии. Дис... канд. ист. наук. Тверь, 2002; Алленов А.Н. Власть и церковь в русской провинции в 1917-1927 гг. (на материалах Тамбовской губернии). Дис… канд. ист. наук. Тамбов, 2004; Хрусталёв М.Ю. Русская православная церковь в центре и на переферии в 1918-1930-х годах (на примере Новгородской епархии). Дис… канд. ист. наук. Архангельск, 2004;  Подмарицын А.Г. Взаимоотношения Русской Православной Церкви и государственных органов в самарском регионе (1917-1941 гг.). Дис… канд. ист. наук. Самара, 2005; Дроздова М.А. Советское государство и церковь в 1917-1927 гг. (по материалам Северо-Запада России). Дис… канд. ист. наук. Псков, 2009; Каиль М.В. Православная церковь и верующие Смоленской епархии в 1917-середине 1920-х гг.: эволюция государственно-церковных отношений и внутриконфессиональные процессы. Дис… канд. ист. наук. Брянск, 2011.

11 См.: Кашеваров А.Н. Православная российская церковь и советское государство (1917-1922). М., 2005.

12 См: Шкаровский М.В. Церковная жизнь Петрограда в период революционных потрясений 1917-1918 г. URL: //http://www.spbda.ru/news/a-405.html.  (Дата обращения 21.10.2010 г.);  Подмарицын А. Секуляризационные декреты советской власти и начало их осуществления в городе Самаре (январь-май 1918 года) // Труды Самарской Православной Духовной Семинарии. Сборник работ преподавателей и студентов. Выпуск 1. Самара, 2004. URL: //http://www.saminfo.ru/~samds/Text/Vertical/Library/K_ubil/12.htm.  (Дата обращения 18.06.2010 г.)

13 См.: Кашеваров А.Н. К вопросу о судьбе православных монастырей в первые годы Советской власти // Нестор.  - 2000 г. - № 1;  Редькина О.Ю. Народный Комиссариат земледелия и VIII  Отдел народного Комиссариата юстиции РСФСР: проблема сотрудничества государства с религиозными колхозами в годы «военного коммунизма». URL:// http://www.rusoir.ru/index_print.php?url=/03print/04/13/. (Дата обращения 6.03.2010 г.)

14 См.: Синельников С. П. «Желаем, чтобы наши дети были верующими в Бога»: Обращения граждан в Св. Собор Православной Российской Церкви и органы советской власти в защиту религиозного образования (1918–1921). Альманах «Россия. ХХ век». URL: //http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-intro/1013356; (Дата обращения  27.01.2010 г.); Антирелигиозные основы воспитания в советской школе в 1920-е гг. URL://http://www.pravoslavie.ru/smi/38423.htm. (Дата обращения 4.01.2010 г.)

15 Кривова Н.А. Власть и Русская Православная Церковь в 1922-1925 гг. (политика ЦК РКП (б) по отношению к религии и церкви и ее осуществление органами ГПУ-ОГПУ). М., 1998.

16 См.: Сафонов Д.В. Патриаршая церковь и обновленческий раскол 1923–1924  гг. URL:// http://www.rusoir.ru/03print/01/40/. (Дата обращения 18.08.2011 г.); Шкаровский М.В. Советское государство и «советская Церковь». URL://http://www.anti-raskol.ru/pages/1249. (Дата обращения 28.07.2011 г.); Евсеев Н.Н. Обновленческий раскол в русской православной церкви. URL://http://www.anti-raskol.ru/pages/1133. (Дата обращения 16.06.2011 г.)

17 См.: Слезин А. А. За "новую веру". Государственная политика в отношении религии и политический контроль среди молодёжи РСФСР (1918 - 1929 гг.). М., 2009.

18 См.: Слезин А.А. Роль союза безбожников в реализации государственной политики в отношении религии (1924-1929 гг.). URL://// http://elibrary.ru/item.asp?id=12956328 (Дата обращения 5.11.2009 г.)

19 См.: Булавин М.В. Условия деятельности союза воинствующих безбожников на среднем Урале в 1925–1935 годах// http://www.lib.csu.ru/vch/125/010.pdf (Дата обращения 14.12.2009 г.)

20 См.: Цыпин. В. История Русской православной церкви: Синодальный и новейший периоды. 1700-2005. М., 2007; Священник Дмитрий Румянцев.  Русская Православная Церковь в годы большевистских гонений 1918-1926годов.  URL: //

http://azbyka.ru/parkhomenko/knizhnaya_polka/rumiancev/rumiancev_istoriya_russkaya_pravoslavnaya_cerkov_0-all.shtml. (Дата обращения 28.11.2009 г.); Игумен Дамаскин (Орловский). Гонения на Русскую Православную церковь в советский период.  URL://http://www.fond.ru/index.php?menu_id=374&menu_parent_id=358#. (Дата обращения 9.12.2009 г.); Степанов Вл. Свидетельство обвинения. URL://http://lib.web-malina.com/getbook.php?bid=4506 (Дата обращения 8.01.2010 г.)

21 См.: Перелыгин А.И. Русская православная церковь в орловском крае (1917-1953 гг.). Орёл, 2008.

22 См.: Кизимова С.П., Зубова Е.М. По следам святых обителей: из истории монастырей и пустыней Брянского края. Брянск, 1999.

23 См.: Свято-Успенский Свенский монастырь. Брянск, 2002.

24 См.: Архипастыри Брянской Епархии. Брянск, 2010.

25 См.: Брянск православный. Сайт, посвящённый храмам города Брянска URL://http://bryanhram.ru/brjanskie-khramy.html#. (дата обращения 24.10.2011 г.);  Севск URL://http://www.sevsk32.ru/. (дата обращения 12.10. 2011 г.)

26 См.: Русская православная церковь в советское время (1917-1991). Документы и материалы. Книга 1. URL:// http://krotov.info/acts/20/1920/shtric_04.htm. (Дата обращения 18.10.2009 г.); Архивы Кремля. Кн.1. Политбюро и церковь, 1922-1925 гг. Новосибирск-М., 1997; Архивы Кремля. Кн.2. Политбюро и церковь, 1922-1925 гг. Новосибирск-М., 1998.

27 См.: Русская православная церковь в советское время (1917-1991). Документы и материалы. Книга 1. URL:// http://krotov.info/acts/20/1920/shtric_04.htm. (Дата обращения 18.10.2009 г.)

28 См.: Архивы Кремля. Кн.1. Политбюро и церковь, 1922-1925 гг. Новосибирск-М., 1997; Архивы Кремля. Кн.2. Политбюро и церковь, 1922-1925 гг. Новосибирск-М., 1998.

29 См.: Первое частное заседание членов Собора. URL:// http://de.bogoslov.ru/data/556/413/1234/Обзор%20Деяний%20-%20сессия%203.pdf. (Дата обращения 14.11.2009 г.)

30 См.: Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 гг. М., 1994.; «В годину гнева Божия…»: Послания, слова и речи св. Патриарха Тихона. М., 2009.

31 См.: 9-ый дневник прот. Михаила Елабужского (с 1 января 1924 г. по 28 июня 1925 г. по с\с). URL:// http://nikxram.narod.ru/muzey/mixelab/mednevniki/dn0901.html. (Дата обращения 15.11.2010 г.)

32 См.: Владыка Василий Кривошеин «Спасённый Богом». URL:// http://lib.ru/MEMUARY/KRIWOSHEIN/spasennyj.txt. (Дата обращения 19.11.2010 г.)

33 См.: Ленин В.И. Социализм и религия// Ленин В.И. ПСС. Т. 12. М., 1968. С.142-147; Ленин В.И. Об отношении рабочей партии к религии//Ленин В.И. ПСС. Т. 17. М., 1973. С. 415-526; Ленин В.И. О значении воинствующего материализма//Ленин В.И. ПСС. Т. 45. М., 1982. С.23-33; Луначарский А.В. Религия и просвещение URL:// http://lunacharsky.newgod.su/lib/religia-i-prosvesenie. (Дата обращения 15.11.2009 г.); Крупская Н.К. Антирелигиозное воспитание в школе при советской власти. URL: //http://www.detskiysad.ru/ped/ped369.html. (Дата обращения 19.11.2009 г.)

34 «Известия Брянского Уездного исполкома советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов», «Известия Бежицкого революционного совета», «Известия Севского уездного исполнительного комитета совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов и Севского уездного комитета РКП», «Известия Трубчевского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» и др.

35 ГАБО. Ф.П- 4. Оп. 1. Д. 1866.  Л. 1.

36 Брянский рабочий. 1929 г. 21 мая.

37 См.: Покровская С.В. Союз воинствующих безбожников СССР: организация и деятельность (1925-1947). М., 2007. С. 32-34.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.