WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Мазитов Вадим Радикович

БАШКИРСКОЕ ШЕЖЕРЕ КАК ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология и антропология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата  исторических наук

Санкт-Петербург - 2012

Работа выполнена в отделе этнологии Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН

Научные руководители:        кандидат исторических наук, профессор

       Юсупов Ринат Мухаметович

       доктор географических наук, профессор

       Псянчин Айбулат Валиевич

Официальные оппоненты:        А.К. Салмин, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Музея антропологии и этнографии РАН.

       П.О. Рыкин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института лингвистических исследований РАН

       

Ведущая организация:Институт гуманитарных исследований Академии наук Республики Башкортостан

Защита состоится «_25_» «декабря» 2012 г. в «_16_» часов на заседании диссертационного совета Д 002.123.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (199034 Санкт-Петербург, Университетская наб., 3).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

Автореферат разослан ноября 2012 г.

Ученый Секретарь диссертационного

совета, кандидат исторических наук:                А.И. Терюков

Общая характеристика работы

Актуальность темы. В настоящее время наблюдается повышенный интерес к изучению башкирских родословных (шежере), наметился новый взгляд на данные уникальные  памятники прошлого. Прежде всего, это связано с устранением прежних негласных запретов на изучение шежере как «пережитков прошлого» и формированием нового мировоззрения на данную проблематику.

Башкирское шежере является одним из основных источников по истории башкир дореволюционного периода и, в особенности, в период вхождения Башкирии в состав Русского государства. Тем не менее, в настоящее время башкирское шежере наиболее исследовано как филологический источник, рассмотрены художественно-литературные и публицистическо-эстетические ценности данные памятников, а проблемы историко-этнографического характера недостаточно отражены в исследованиях.

В связи с этим возникает острая необходимость научных исследований в анализе башкирских шежере на предмет выявления достоверных исторических фактов, ранних вариантов этих источников. Кроме того, как источниковедческие материалы они могут быть широко использованы при разработке концепций происхождения и этнической истории башкир, в вопросах о наличии башкирских независимых этнополитических структур, а также в изучении вопроса о присоединении Башкирии к Русскому государству.

Объектом исследования являются сохранившиеся рукописи башкирских родословных, датируемые XVIII–XIX вв. В качестве исключения в работе изучены некоторые письменные родословные (шежере) более позднего времени, которые, с обоснованной точки зрения автора, являются копиями более ранних списков.

Хронологические рамки были определены исходя из датировки использованных архивных и опубликованных материалов и охватывают период с IX до начала XX в.

В плане изучения историко-этнографических сведений выделяется XIII–XVI вв. – период, наиболее освещенный в источниках подобного типа.

Наиболее поздние используемые архивные материалы датируются началом XX в. С указанного времени по ряду социально-экономических и политических причин башкирские родословные утрачивают свое значение как исторические и этнографические источники.

Территориальные рамки исследования охватывают территорию исторического расселения и проживания крупных башкирских родов и племен в XII–XX вв.

Степень изученности темы. Родословные (шежере) являются уникальными источниками по изучению истории тюркских народов Российской Федерации и стран Ближнего Зарубежья. Изучение генеалогии тюрских народов активно велось, начиная с самого раннего времени. Первые научные исследования по выявлению, изучению и публикации родословных (шежере) появились в XIX–ХХ вв. Таковыми являются исследования Д.Н. Соколова, П.С. Назарова, В.С. Юматова, Ш. Кудайбердиева, М.И Ахметзянова, Ф.Т. Валеева, С.Н. Корусенко, В.Б. Кобрина, Р.Г Кузеева, М.Х. Надергулова и т.д.

В изучении собственно башкирского шежере следует выделить три этапа: сбор, предварительный анализ и интерпретация целого ряда шежере историками и краеведами XVIII–XIX вв.; выявление, исторический анализ шежере и построение на основе данного материала научных концепций исследователями в XX в.; появление новых исследований на основе научного изучения шежере и других источников (комплексный анализ) в современной исторической науке.

В конце XIX  – начале XX вв. шежере становятся также предметом внимания представителей формирующейся башкирской национальной интеллигенции. Известные башкирские писатели и просветители в этот период занимаются составлением и публикацией башкирских родословных.

Башкирский писатель XIX в. Гали Сокрой составил шежере кара-табынского рода, один из вариантов которого в 1885 г. был опубликован в книге Ш. Марджани «Мустафад ал-ахбар…», другой фрагмент башкирской родословной увидел свет в 1927 г. в четвертом номере журнала «Башкорт аймагы»1. Одним из собирателей шежере являлся выдающийся просветитель Риза Фахретдинов, который в результате активных поисков и сбора археографических материалов, редких рукописей среди населения собрал богатый личный архив2.

С 20-х годов XX в. выявление и изучение башкирских родословных записей (шежере) становится делом ярких представителей формирующийся советской науки. В этот период выявленные письменные памятники начинают рассматриваться более разностороннее и углубленно, с применением собственно научных методов исследования. В 1927 г. исследователем С. Мрясовым (С. Мирас) в журнале «Башkрт аймаы» было опубликовано три шежере: племен юрматы (шежере Татигас-бия), кипчак и рода кара-табын [Мрясов, 1927. С. 1-6]. С. Мрясов одним из первых сделал научный анализ выявленных башкирских родословных (шежере).

В 30 – 40-х гг. ХХ в. шежере перестают быть объектом изучения как «атрибут классовой культуры» башкирских феодалов и духовенства. В этот период формируется и надолго утверждается точка зрения, что шежере – это «сочиненные духовенством» родословные (генеалогии) феодалов и целью этих записей являлось доказательство аристократического происхождения того или иного лица и его право на привилегии [Археология и этнография Башкирии, 1968. С. 229].

Начиная с 50-х гг. ХХ в. большую работу по выявлению, изучению и публикации башкирских родословных начал проводить Р.Г. Кузеев, в публикациях которого делается вывод, что шежере являются историческими источниками при изучении истории присоединения Башкирии к Русскому государству, а также по целому ряду других вопросов: общественному строю башкир до ХVII в., поздним этапам этногенеза и др. [Кузеев, 1974. С. 35]. В 1960 г. он опубликовал сборник документов «Башкирские шежере», в котором были даны комментарии и перевод 25 шежере наиболее крупных башкирских родов и племен. Данный труд является одним из фундаментальных исследований по башкирским родословным вплоть до настоящего времени.

В 1970-х – начале 1980-х годов наибольший вклад в исследование шежере внес академик Г.Б. Хусаинов. Известный исследователь дал анализ башкирских родословных, сумел выявить структуру и историческую основу этих источников, сопоставить сведения, содержащиеся в башкирских родословных, со сведениями других источников3.

В 2002 г. был издан первый выпуск сборника документов «Башкирские родословные», составителями которого были ученые ИИЯЛ УНЦ РАН Р.М. Булгаков и М.Х. Надергулов. Это сразу стало крупным событием и новой вехой в истории изучения башкирских родословных, так как данный труд имел огромное фундаментальное значение в плане дальнейшего исследования этого вида источников. Здесь, наряду с публикацией множества шежере различных племен и родов, был представлен их анализ, транслитерация текстов и комментарии. Кроме того, сборник содержит ряд документов, указов и постановлений Русского государства, тесно связанных с башкирскими родословными.

Характеристика источниковой базы исследования. Фактологическую основу диссертационного исследования составляют письменные арабографичные документы XVIII–XIX вв. Это,  прежде всего сохранившиеся письменные родословные (шежере) башкирских родов и племен. Ключевые компоненты источниковой базы, также используемые в настоящем исследовании – «ревизские сказки» XVIII–XIX вв., полевые этнографические и исторические записи, хранящиеся в Центральном государственном историческом архиве Республики Башкортостан (далее – ЦГИА РБ) и Научном архиве Уфимского научного центра РАН (далее – НА УНЦ РАН).

В диссертационном исследовании изучены свыше 30 сохранившихся письменных родословных (шежере) башкирских родов и племен XVIII–XIX вв.. Анализ и изучение наиболее содержательных и ценных в плане выявления и раскрытия этнографического материала письменных шежере некоторых родов и племен приведены в отдельных параграфах настоящего исследования.

Определенную роль в изучении историко-этнографических сведений родословных башкирских родов и племен сыграли сбор и анализ полевых материалов, собранных на территории Гафурийского района (п. Красоноусольск, д. Саитбаба, д. Имендяшево, д. Каран-ялга, д. Средний Утяш) Республики Башкортостан.

В диссертационном исследовании подвергнуты анализу источники, которые не только не опровергают, но и подтверждают сведения башкирского шежере. Это прежде всего сочинения средневековых авторов – восточных (Ибн Фадлан, Рашид-ад-Дин, Абу-л-Гази и т.д.) и западных (Константин Багрянородный, венгерские монахи-путешественники – Иоганка, Юлиан и т.д.)4

. Значимая группа источников и материалов при изучении родословных – это исторические сочинения жанра тауарих, совмещающие в себе черты летописи, исторической хроники и генеалогии. В работе изучены различные арабские («Китаб ал камил фи-т-тарих» Ибн аль-Асира, «Аноним Искандера» Муин ад-Дина Натанзи), персидские («Насировы разряды» Джузджани, «Сборник летописей» Рашид-ад-Дина), булгарские тауарихи «История Булгарии» Хисамитдина Муслими, «История татар»)5.

Другой тип источников – это сведения, приводимые известными историками-краеведами, знатоками и составителями родословных (П.И. Рычков, М.В. Лоссиевский, Р.Г. Игнатьев, М. Уметбаев, Гали Сокрой и т.д.). Еще один вид источников, который необходимо упомянуть – это законодательные и нормативно-правовые акты Русского государства (указы, распоряжения, копии жалованные грамот, грамоты московских царей второй половины XVII – начала XIX вв., выданные башкирам в подтверждение их вотчинных прав на землю), историко-статистические документы («ревизские сказки» XVIII – XIX вв.) и летописи.

Сведения шежере о башкирских ханах и биях подтверждены некоторыми археологическими источниками, из которых наиболее важные – это надмогильные плиты с именами башкирских ханов, исследованные выдающимися востоковедами В.В. Вельяминовым-Зерновым, Н.И. Березиным6

. И, наконец, значимыми источниками  в установлении периода жизни того или иного башкирского бия или хана могут послужить генеалогии и хронологические таблицы правителей Золотой Орды, Ногайской Орды, Казанского и Сибирского ханств. Указанные правители, примерные годы их жизни часто упоминаются в башкирских родословных (шежере), как и в других источниках.

Цель диссертационного исследования – комплексное изучение башкирского шежере как историко-этнографического источника путем анализа и систематизации историко-этнографической информации в родословных башкирских родов и племен.

Достижение поставленной цели требует решения следующих задач исследования:

  1. проследить историографический опыт накопления и изучения башкирских родословных;
  2. выявить достоверность историко-этнографических сведений в шежере башкирских родов и племен;
  3. рассмотреть особенности составления, хранения и передачи письменных вариантов башкирской генеалогии;
  4. охарактеризовать этнополитическую ситуацию на территории исторического расселения и проживания крупных башкирских родов и племен в XII–XX вв. по материалам башкирских родословных (шежере).

Методологической основой исследования является совокупность принципов историзма, объективности и системности. Методика работы включает сравнительный, проблемно-хронологический, системно-структурный, комплексный методы исследования, также методы полевой этнографии: наблюдение, интервью. Сбор полевого материала производился методом глубинного интервью с основными информаторами (обычно представителями старшей возрастной группы) с последующим дополнением полученных сведений по отдельным вопросам у вторичных информаторов. Работа с архивными и опубликованными источниками: сбор и выявление, сравнительно-исторический анализ источников.

Теоретической базой исследования явились выводы отечественных ученых в области выявления изучения арабографичных источников: Д.Н. Соколова, В.В. Вельяминова-Зернова, Н.И. Березина, С.Г. Кляшторного, В.В. Бартольда, Л.Н. Гумилева, Г.А. Федорова-Давыдова, Р.Г. Кузеева, Г.Б. Хусаинова, Н.А. Мажитова, М.Х. Надергулова и др.

Научная новизна: исследование является первым опытом комплексного историко-этнографического изучения письменных башкирских родословных. В результате исследования установлены ряд исторических и этнографических сведений, подтверждаемых дополнительными источниками. На основе изучения шежере была предпринята попытка проанализировать различные положения, связанные с ранней этнополитической историей крупных башкирских племен и родов, выявить ряд этапов этнической миграции башкир, исследовать сведения рукописных документов о хозяйстве, быте и традициях башкир.

Данная работа должна стать определенной вехой в исследовании башкирских родословных (шежере) и заложить новые методологические основы изучения данных памятников истории и культуры башкирского народа.

Научно-практическая значимость исследования. Результаты исследования, расширяющие наши представления об истории и духовной культуре крупных башкирских родов и племен, могут быть использованы при написании фундаментальных трудов по этнографии башкир, составлении и издании публикаций об их памятниках духовной культуры, музейных каталогов и экспозиций.

Практическая значимость диссертации определяется также возможностью использования ее материалов и выводов в лекционно-просветительской работе и при составлении специальных курсов по башкирской этнографии, методических пособий по проведению различных мероприятий согласно традициям.

Основные положения, выносимые на защиту:

– Башкирские родословные являются достоверными источниками, раскрывающими ряд новых историко-этнографических данных по истории башкир периода XIII–XIX вв. В шежере крупных родов и племен башкир довольно точно отражен ряд сведений исторического, этнографического, генеалогического характера подтверждаемых другими источниками. Проверка генеалогических сведений многих вариантов рукописей шежере крупных родов и племен башкир материалами переписей населения XVIII–XIX вв., генеалогическими данными других списков шежере показала 100 % совпадение генеалогических звеньев трех групп источников (различные варианты родословной (шежере) одного и того же рода и материалы переписи) в указанной в шежере генеалогической последовательности.

– Комплексное исследование этих источников позволило выявить и уточнить их этническую принадлежность, хронологические рамки, как самих документов, так и содержащихся в них исторических, этнографических и генеалогических сведений.

– Изучение историко-этнографических сведений башкирских родословных в совокупности с другими материалами выявило ряд аспектов этнической и этнополитической истории башкирских племен и родов XIII–XVI вв. Исследован и выявлен новый материал по этнической миграции наиболее крупных башкирских родов и племен, приведены новые сведения по различным аспектам ранней этнической истории и происхождения некоторых крупных родов, племен и родоплеменных объединений. Изучен материал по хозяйству, быту, обычаям башкир указанного времени, рассмотрена традиция составления родословных как элемент духовной культуры башкир.

– Настоящее исследование позволило конкретизировать и дополнить положения, связанные с вхождением некоторых башкирских племен в состав Монгольской империи в XIII в. Были выявлены новые сведения, согласно которым, ко времени вхождения в состав Монгольскои империи в XIII в. башкиры имели определенные независимые  этнополитические структуры.

– В ходе исследования был установлен ряд сведений и положений, связанных с вхождением башкирских племен и родов в состав Русского государства в XVI в. Башкирские родословные в совокупности с другими проанализированными источниками и материалами позволяют также сделать существенные выводы о социально-политическом положении башкир накануне вхождения в состав Русского государства.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы диссертационного исследования были изложены на международных, межрегиональных и республиканских конференциях (Октябрьский, 2010; Санкт-Петербург, 2009; Сибай, 2009; Уфа, 2007, 2009, 2011). Основные результаты исследования получили отражение в 11 научных статьях и тезисах.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка использованной литературы и источников, приложений.

Основное содержание исследования

Во Введении обоснована актуальность темы, определены объект и предмет, цель и задачи, хронологические и территориальные рамки, методологическая и источниковая база исследования, его научная новизна и практическая значимость.

В первой главе «Происхождение, традиция составления и историографический опыт изучения башкирских родословных (шежере)» рассматриваются вопросы происхождения и традиции составления шежере, а также вопрос изученности данных источников.

Первый параграф «Историографический опыт накопления и изучения башкирского шежере» посвящен историографии сбора и изучения родословных башкирских родов и племен. В этом параграфе рассматриваются и анализируются три временных периода (XVIII – XIX вв., XX в., конец XX в. – первое десятилетие XXI в.), которые стали определенными вехами в сборе, накоплении и научном анализе башкирских родословных (шежере). XVIII в. ознаменовался началом сбора, накопления и первичного анализа арабографичных письменных источников башкир, в том числе и башкирских родословных (шежере). В XIX в. усиливаются сбор, выявление и публикация башкирских родословных. Одни авторы использовали шежере как исторический источник при описании средневековой истории башкир, другие выступали с публикацией обнаруженных ими списков этих памятников, третьи предложили свой источниковедческий анализ шежере. В конце XIX в. – начале XX в. шежере становятся также предметом внимания представителей формирующейся башкирской национальной интеллигенции. Советский период в изучении башкирских родословных ознаменовался появлением научно-критического подхода к изучению шежере. Середина XX в. стала новой вехой в изучении башкирских родословных (шежере) благодаря исследованиям выдающегося этнографа Р.Г. Кузеева. В первое десятилетие XXI в. изучение шежере приобретает широкий общественный, социально-культурный и политический резонанс. Исследование и интерпретация этих памятников, высокий общественный интерес к шежере стали своеобразным веянием времени. Все это не могло не отразиться на научной сфере изучения этих памятников.

Вопрос достоверности сведений в башкирских родословных был поставлен во втором параграфе «Вопрос о достоверности башкирского шежере». Об этом высказывалось немало сомнений, так как они записывались и переписывались духовными лицами. Они часто посвящали вводную часть текста шежере составлению генеалогии пророков Аллаха, которые, по мнению переписчиков, являлись родоначальниками того или иного рода, что является весьма характерным явлением клерикальной историографии XVIII–XIX вв. Тем не менее, историко-этнографическая часть башкирских родословных (шежере) является достоверной и сопоставимой с другими независимыми историческими источниками.

В третьем параграфе «Башкирское шежере – источник по этнографии, этнической генеалогии и истории башкир» раскрывается и подвергается анализу историко-этнографическая ценность башкирских родословных (шежере). В шежере довольно интересны сведения о формах семьи. По родословной видно, что башкирам бурзянского рода были известны малая и сложная формы семьи, а также древний обычай экзогамии и эндогамии7. В башкирские родословные записи вошли различные эпосы, предания, легенды. Например, в шежере башкир рода карагай-кипчак племени кипчак «вписан» сюжет известного башкирского эпоса «Кусяк-бия», не имеющего аналогов в фольклоре других современных тюркских народов8. В рассматриваемых рукописях шежере сохранились различные атрибуты рода – дерево, тамга, птица, опознавательный клич. Наибольший интерес представляют сохранившиеся в шежере тамги, которые исторически достоверны и имеют определенную уникальность. По спискам шежере в совокупности с другими источниками возможно проследить этнический процесс территориального и родового дробления у башкир в XVII – XVIII вв. Генеалогические звенья различных списков тамьянских, ирэктинских, байларских, тырнаклинских родословных совпадают со сведениями материалов переписи населения XVIII-XIX вв.

Четвертый параграф «История происхождения и традиция составления башкирского шежере» посвящен исследованию исторических корней традиции составления, хранения и передачи башкирских родословных. Традиция составления шежере прошла длительный путь развития, начиная от устных и поэтических форм и заканчивая сложными письменными фиксациями. Наиболее древние процессы, заложившие основы шежере связаны с развитием рода в полукочевых и кочевых обществах – строгая родоплеменная номенклатура, территориальное разделение родов и связанное с этим обычное право тюрков. Шежере использовалось для обоснования своих родовых земельных прав на территорию как в раннее, так и в позднее время (XVIII в.)9. Другая древнейшая тенденция, повлиявшая на развитие шежере и отразившаяся в ней – это историческое развитие государств и государственности, появление сильных правящих династий. Одни из наиболее ранних родословных (шежере) появляются в эпоху Древнетюркского и Уйгурского каганатов. Традиция составления шежере до настоящего времени прошла ряд этапов своего развития:

1. Наиболее древний родоплеменной этап, когда главным была фиксация родовой и, возможно, тесно связанной с ней территориальной принадлежности.

2. Государственный, связанный с развитием древних государств и государственности.

3. Сверхдержавный (общемировой) – тесно связанный с появлением Монгольской империи и ее государств-преемников, а также с многочисленными генеалогиями чингизидов10.

4. Религиозный, связанный с распространением ислама и арабографичной письменности.

       Вторая глава «Башкирское шежере и этнополитическая история башкир до и в период пребывания в составе Монгольской империи, Казанского, Сибирского ханств и Ногайской Орды» посвящена исследованию некоторых аспектов исторической этнографии, этногенеза, этнической и этнополитической истории крупных башкирских родов и племен начиная с раннего времени до середины XVI в.

       В первом параграфе «Этнополитическая история башкир IX-XIII вв. и процесс вхождения в состав Монгольской империи» рассматривается наиболее ранний этап этнополитической истории башкир по материалам родословных и других источников. В VI–VIII вв. башкиры пребывали в составе западной части Древнетюркского каганата и сыграли определенную роль в его военно-политической истории. Крупные башкирские племена были интегрированы в военную структуру каганата и занимались охраной его западных границ. Одним из доводов для потверждения этого положения может послужить совпадение этнонимов – названий крупных башкирских родов и племен, упоминаемых в шежере с этнонимами – названиями племен, подвластных правителям Древнетюркского каганата. Согласно материалам шежере крупные башкирские племена и роды ко времени продвижения монгольских войск на запад находились на определенной стадий этнополитического развития, имели военный и политический опыт взаимодействия с другими этническими и военно-политическими формированиями.

Во втором параграфе «Башкиры, Монгольская империя XIII в. и ее преемники по материалам шежере и других письменных источников» подвергнута анализу этнополитическая история крупных башкирских родов и племен в период их пребывания в составе различных тюркско-монгольских государств. Башкирские родословные (шежере) отражают процесс вхождения ряда крупных башкирских родов и племен в состав Монгольской империи. Власть монголов ограничивалась в основном сбором налогов (ясака), непосредственно из ставки башкирских правителей. Крупный исследователь истории Золотой Орды Г.А. Федоров-Давыдов писал, что известен башкирский «государь» также находящийся под властью монголов и что в XIII в. власть монголов была опосредована местными феодалами11. Данное мнение подтверждается сохранившимися письменными источниками – сведениями западноевропейских монахов-миссионеров, посетивших Башкирию в XIII–XIV вв. Кроме того, в башкирских родословных (шежере) зафиксированы имена башкирских предводителей, заключивших мирные соглашения с правителем Монгольской империи Чингисханом. Интеграция башкир в состав Монгольской империи включала три компонента: 1. Соблюдение основного свода монгольских законов – (так называемой Великой Ясы Чингиз-хана). 2. Налогообложение (ясак). 3. Вассально-даннические отношения местного правителя и организация  местными властями воинской службы (участие в походах и войнах на стороне монголов, предоставление подводной повинности и т.д.). Как было отмечено выше, на башкир распространялся суверенитет и институт тарханства. Башкиры приняли активное участие в военно-политической борьбе между золотоордынским ханом Улуг-Мухамедом и ханом Ак Орды Бораком, внуком Урус-хана. Это в частности зафиксировано в общем шежере башкир племен бурзян, кипчак, усерган и тамьян, а также в рукописи «Усерган таварихы» (История усерган)12. Здесь шежере описывает реальные события, происходившие в Золотой Орде в XV в. названы реальные исторические личности (Борак, его военачальник и приближенный Мансур, Бирдибек султан и т.д.). В XV – XVI вв. утверждается политическое господство ногаев, что выразилось в усилении эксплуатации покоренных башкир в виде различных поборов, в том числе ясака, о чем имеются конкретные сведения в письменных источниках. Примечательно, что в шежере сохранился ряд сведений о поздних башкирских правителях этого периода, все еще сохранявших свою относительную политическую независимость по отношению к ногайской администрации.

В третьем параграфе «Шежере башкир племени кипчак» рассматриваются ряд аспектов исторической этнографии одного из крупнейших башкирских родоплеменных общностей. Сведения шежере в совокупности с другими материалами позволяет обосновать несколько научных гипотез: 1. Существование ранних этнических связей башкирских кипчакских родов с огузскими. 2. Этническая миграция некоторых кипчакских родов в XI в., а возможно и в более позднее время в связи с этнополитическими событиями в Центральной Азии затронула часть территории древней (исторической) Башкирии (юго-запад современного Башкортостана). В результате данной миграции произошло формирование башкирско-кипчакского субэтноса.

Четвертый параграф «Шежере башкир племени юрматы» исследованы этнографические данные родословных башкир-юрматынцев по материалам родословных (шежере) и другим источникам. По сведениям шежере возможно проследить общность происхождения и наличия в прошлом родовых связей между башкирскими родоплеменными объединениями –  юрматы, юрми.

В плане этнополитическом юрматынские башкиры, согласно шежере пребывали под властью хана Амат Хамата13. Историк М.А. Усманов считал, что данный правитель – реальная историческая личность, сын зятя хана Узбека, Иса-бека (Иса-гургана). Согласно М.А. Усманову, в 1375 г. в русских летописях зафиксирован «князь Астроханьский Салчей» – сын Амата Салчы. В «Дафтар-и Чингиз-наме» о Салчи есть следующее упоминание: Салчи  родился от дочери Джанибек-хана и является племянником ханскому дому; он – сын Амата»14.

Сведения шежере о пребывании башкир племени юрматы под властью Амата, общность исторических преданий булгарского «народа барадж», а также в этнонимов с дунайскими и волжскими болгарами может свидетельствовать об определенно существовавшей в прошлом этнической общности.

Пятый параграф «Шежере башкир племени мин» посвящен изучению исторических и этнографических сведений родословных башкирских минских родов. В шежере достаточно подробно освещена этническая история одного из крупнейших родоплеменных образований в составе башкир.

Предварительный анализ происхождения этнонима мин  родоплеменные образования мин (минг, мингат) в составе башкир, узбеков, киргизов, ногайцев, тувинцев, монголов, предания о древней родине в Монголии или на Алтае, сведения о принадлежности племени и племенного вождя (Санаклы) к уйгурам, дают достаточно оснований, для высказывания гипотезы о древнетюркском происхождении башкир племени мин, этнически близких к уйгурам, которые, в свою очередь, в VII – VIII вв. входили в конфедерацию токуз-огузов.

Шестой параграф «Шежере башкир племени табын» посвящен исследованию этнической истории башкирских табынских родов. По материалам родословных (шежере) башкир-табынцев  прослеживаются этнические миграции части табынских родов с территории Южной Сибири в Западную Башкирию. Данное переселение могло произойти, очевидно, во второй половине XV в. в результате острой политической борьбы в Сибирском ханстве.

В седьмом параграфе «Шежере башкир племени усерган» анализируются историко-этнографические сведения родословных (шежере) башкирских усерганских родов.  Во всех вариантах родословных, а также в анонимном сочинении «Дафтар-и Чингиз-наме» упоминается родоначальник всех башкир-усерган – Муйтен-бий.

Этноним «муйтен» известен в истории как родовое подразделение не только башкир, но и узбеков, каракалпаков. Профессор Т.А. Жданко утверждала, что предки муйтенцев-каракалпаков еще в самом начале нашей эпохи жили между Аралом и Уралом в составе конфедерации массагетов. В IX–XII вв. наблюдается передвижение муйтенцев в Восточную Европу, в половецкие степи15. Этнограф Р.Г. Кузеев писал, что на древние этнические связи башкир племени усерган с муйтенами указывают многочисленные предания и легенды южных башкир, а также сходство тамг, некоторых названий родов и родовых подразделений.

В XIII в. усерган являлось единственным племенем южной и юго-западной части Приуралья, которого не затронули массовые миграции в ходе монгольской экспансии. Вполне возможно, это связано с добровольным вхождением усерган в состав Монгольской империи XIII в., что большинство современных исследователей ассоциируют с сюжетом о поездке и получении ярлыка Муйтен-бием от Чингиз-хана.

В восьмом параграфе «Шежере башкир племени уран» на основе анализа архивных материалов время расселения части  башкир-уранцев на северо-западе древней Башкирии отнесено к середине XVI в. Рассматриваемая уранская родословная (шежере) подтверждает заключительный этап (XIII–XV вв.) этнической миграции башкир-уранцев на северо-запад Башкирии. Сведения в шежере  не предоставляют полной информации об этнополитической ситуации башкир племени уран периода XIII – XVI вв.

В третьей главе «Башкирское шежере об этнополитическом положении башкирских племен и процессе вхождения Башкирии в состав Русского государства» рассмотрены основные предпосылки и этапы вхождения башкирских родоплеменных образовании в состав Русского государства.

В первом параграфе «Башкирское шежере о положении башкир накануне их вхождения в состав Русского государства» изучены сведения башкирских родословных (шежере) о социально-политическом положении ряда башкирских родов и племен в период, предшествовавший их вхождению в состав Русского государства. Различные варианты родословных (шежере) минских, юрматынских и других родов повествуют, что башкиры этого периода пребывали в составе различных этнополитических структур. В результате падения Казани, политической раздробленности в Ногайской Орде и ухода ногайцев на Кубань, население и предводители многих башкирских племен и родов принимают решение о начале дипломатических контактов с Русским государством.

В втором параграфе «Башкирские шежере об условиях вхождения башкирских племен в состав Русского государства» на основе башкирских родословных (шежере) в совокупности с другими материалами были изучены исторические условия вхождения башкир в состав Русского государства. Значительная часть башкирских родов и племен вошла в состав Русского государства с условием уплаты ясака и несением воинской повинности. Со своей стороны Русское государство гарантировало башкирам вотчинное право на землю и свободу вероисповедания. Все это нашло отражение с одной стороны в так называемых жалованных грамотах, различных актах и документах Русского государства  и в башкирских родословных (шежере) с другой. Русским государством стала вводиться практика жалования башкирам тарханских званией башкир, заимствованная из военно-политической и административной традиции Монгольской империи и Золотой Орды. С этого момента в генеалогиях башкирских родословных (шежере) изменяется титулатура – биев сменяют князья и тарханы.

Третий параграф «Новые сведения шежере и других письменных источников о процессе вхождения башкир в состав Русского государства» раскрывает основные этапы вхождения ряда башкирских родоплеменных образований в состав Русского государства. Согласно изученным материалам, башкирские племена и роды вошли в состав Русского государства не единовременно и поэтапно. Дипломатический процесс вхождения башкирских родов и племен в состав Русского государства охарактеризовался сложным процессом размежевания земель, установления нормы уплаты ясака и др. Все это нашло достоверное подтверждение в башкирских родословных (шежере).

В Заключении подведены итоги диссертационного исследования. Сделан вывод о том, что шежере башкирских родов и племен – это не только обширный историко-этнографический источник, но элемент генеалогической традиции башкир. Это характерно как для устных шежере, так и для письменных вариантов башкирских родословных. Изучение письменных рукописей башкирских родословных (шежере) как традиции башкир привело к выявлению некоторых факторов влияния и развития традиции составления шежере в башкирском обществе или другими словами к выявлению функции шежере. Помимо историко-этнографического значения на различных этапах жизни башкирского общества родословные несли в себе функцию развития письменности, литературы, историко-этнического мышления и самосознания, выступали своеобразным гарантом социального статуса и юридических прав, имели глубокое нравственное значение. Функции и значения башкирских родословных (шежере) были выявлены в ходе их комплексного научного анализа, а также исходя из самого содержания и структуры данных документов и материалов.

       

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

  • в рецензируемых изданиях, включенных в список ВАК РФ
  1. Мазитов В.Р. Шежере как источник  по истории и этнографии башкирского народа // Вестник Челябинского государственного университета. 2010. (Вып. 40). С. 148–151.
  2. Мазитов В.Р. Перспективы развития этногенеалогических исследований в Республике Башкортостан (по материалам шежере и других письменных источников) // История науки и техники. Уфа: Издательство «Научтехлитиздат», 2010. (Вып. 3, спецвыпуск № 1). С. 114 – 118.
  • в других изданиях
  1. Мазитов В.Р. Генеалогическая традиция как социогуманитарный фактор развития башкирского народа // Этногенез. История. Культура: I Юсуповские чтения. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти Рината Мухаметовича Юсупова. г. Уфа, 17–19 ноября 2011 г. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. С. 150–152.
  2. Мазитов В.Р. Историческая достоверность башкирских шежере // Труды Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. (Вып. 5). С. 207–214.
  3. Мазитов В.Р. Генеалогическая традиция как социогуманитарный фактор развития башкирского народа // Городские башкиры: проблемы языка и демографии: Материалы VI Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир (г. Октябрьский, 15 апреля 2010 г.) Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2010. С. 163–167.
  4. Мазитов В.Р. Из ранней истории башкир (по материалам одной древней летописи) // Проблемы востоковедения. Уфа: Издательство «Гилем» АН РБ, 2010. (Вып. 1). С. 141–145.
  5. Мазитов В.Р. Этническая генеалогия башкир // Ватандаш. Уфа, 2010. (Вып. 8). С. 195–198.
  6. Мазитов В.Р. Шежере как источник по этнической истории башкир-минцев // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность. Материалы III Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых (Уфа, 22 октября 2009 г.). Уфа, 2009. С. 162 – 169.
  7. Мазитов В.Р. Табынские шежере как источники по этнической истории башкир-табынцев // Полевые этнографические исследования: Материалы Восьмых Санкт-Петербургских этнографических чтений. СПб., 2009. С. 229–236.
  8. Мазитов В.Р. Исторические и генеалогические корни башкирских шежере // Феномен Евразийства в материальной и духовной культуре, этнологии и антропологии башкирского народа. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, проводимой в рамках разработки 7-томного издания «История башкирского народа» (Уфа–Сибай, 27–29 мая 2009 г.). Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2009. С. 63.
  9. Мазитов В.Р. Генеалогия башкирских ханов (по материалам письменных источников) // Россия и Башкортостан: история отношений, состояние и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России 5-6 июня 2007 г. Уфа: Издательство «Гилем» АН РБ, 2007. С. 178–181.

1 Башкирские шежере. Уфа, 1985. С. 87

2 Хусаинов Г.Б. Творчество Ризы Фахретдинова. Уфа, 1985. С. 77.

3 Башкирские шежере. Уфа, 1985. С. 12, 14, 54–61.

4 Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956; Рашид ад-Дин, Сборник летописей. М.-Л., 1952. Т. 1. Кн. 1-2.  1952; Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII–XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. М., Л., 1940. Т. 3. C. 70-95.

5 Материалы по истории кыргызов и Кыргызстана. Бишкек, 2002. С. 126, 127–135, 218, 225, 228-233, 235–243; Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. М.-Л., 1941. Т. 2. С. 13–19, 202–209; Дмитриева Л.В. и др. Описание тюркских рукописей Института народов Азии. М.-Л., 1965. Т.1. С. 57, 69, 70,71.

6 Вельяминов-Зернов В.В. Памятник с русско-татарскою надписью в Башкирии // Труды Восточного Отделения императорского археологического общества. СПб., 1852. Ч. 4.; Березин Н.И. Булгар на Волге // Ученые записки Казанского университета. Казань, 1852. Кн. 3.

7 Асфандияров А.З. История сел и деревень Башкортостана. Уфа, 1998.  Кн. 2–3. С. 168

8 Башкирское народное творчество. Уфа, 1954. Т. 1. С. 83–104.

9 Башкирские шежере. Уфа, 1960. С. 191, 192.

10 Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. М.,-Л., 1941. Т. 2.  С.13 –19, 202–209.

11 Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. М., 1973. С. 27, 28.

12 Башкирские шежере. Уфа, 1960. С. 80;  Надергулов М.Х. Историко-функциональные жанры башкирской литературы. Уфа, 2002. С. 136.

13 Башкирские шежере. Уфа, 1960. С. 31.

14 Усманов А.Н. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1982. С. 115.

15 Башкироведение. Уфа, 2004. С. 234, 235.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.