WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

На правах рукописи

Курмакаева Дания Юнировна УРБАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ В КОНЦЕ XIX В. – 1930-Х ГГ.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Саратов – 20

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского»

Научный консультант:

доктор исторических наук, доцент Чолахян Вачаган Альбертович

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор, ректор ГОУ “Волгоградская государственная академия повышения квалификации и переподготовки работников образования” Болотов Николай Александрович кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории в новейшее время ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского» Хасин Владимир Викторович

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет им. Ю. А. Гагарина»

Защита состоится 19 декабря 2012 г. в 12.00 часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.243.03 на базе ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского» по адресу:

410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус XI, ауд. 401.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета, читальный зал № 3, по адресу:

ул. Университетская, 42.

Автореферат разослан «_____» ноября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор исторических наук Л. Н.Чернова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Модернизационные процессы России в конце XIX – начале XX вв. способствовали постепенному переходу от традиционного общества к современному, от аграрного к индустриальному. Эти явления в науке получили название урбанизации, а суть его состоит в переходе от сельского к городскому обществу и росте числа городов и их населения. Урбанизация, как многомерный демографический и социально-экономический процесс, происходит на основе исторически сложившихся форм общества и территориального разделения труда.

В широком общественном плане урбанизационные процессы представляют собой основной вектор развития России в XX в., составляя фундаментальную, базовую для общества часть исторических перемен. Именно социальные сдвиги, качество населения оказывали определяющее влияние на исторический процесс, и в этом смысле урбанизация выступает своеобразным интегратором разнородных влияний всех этих перемен, формируя, в конечном счете, самого нового человека, его образ жизни, соответствующую ему культуру. Поэтому степень урбанизированности общества становится одной из главных характеристик его качественного состояния и представляет «человеческую сторону» модернизации1.

Историческая судьба проживавших в Нижнем Поволжье народов, с одной стороны, типична для нашей страны, с другой – обусловлена спецификой природно-климатических, этнодемографических, естественно-исторических условий, наложивших отпечаток на различные стороны жизни людей, включая урбанизацию. Рассмотрение общероссийской истории через призму урбанизационных процессов конкретного региона позволяет отразить разнообразие общеисторического процесса, обогатить историческую науку новыми конкретными фактами и событиями.

Актуальность изучения особенностей урбанизации Нижнего Поволжья в указанный период связана не только с комплексом решаемых сегодня социально-экономических проблем, но и с рядом стоящих перед современной исторической наукой теоретических задач. Они касаются, прежде всего, определения понятий «урбанизация», «урбанизационный переход» и «демографический переход.

Объектом диссертационного исследования является сложный комплекс проблем урбанизационных процессов в Нижнем Поволжья в условиях капиталистической и социалистической модернизаций. В рамках данной диссертации понятие урбанизация рассматривается как единая стадия развития применительно к различным моделям экономической системы дореволюционной и Советской России.

Предметом исследования являются важнейшие компоненты урбанизационных процессов: изменения в структуре экономики, рост численности городского населения, трансформации в области моделей воспроизводства и естественного движения, социокультурный аспект российской модернизации.

См.: Опыт российских модернизаций. XVIII – XX века. М., 2000. С. 76.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XIX в.

до 1930-х гг. Нижней гранью является пореформенный период, ставший для городов Нижнего Поволжья временем бурного экономического и культурного развития.

В конце 1930-х гг. в стране окончательно утвердилась командноадминистративная модель экономики, в рамках которой урбанизационные процессы получили дальнейшее развитие.

Территориальные рамки исследования включают в себя территорию Нижнего Поволжья, в состав которой до 1917 г. входили Астраханская и Саратовская губернии. В 1919 г. была образована Сталинградская губерния, а в 19г. – Нижне-Волжский край, куда входили, помимо названных губерний, Автономная республика немцев Поволжья и Автономная Калмыцкая область. В 1934 г. регион был разделён на Саратовский и Сталинградский края, получившие в 1937 г. статус областей. Астраханский округ оставался в составе Сталинградской области вплоть до 1943 г. Однако этими территориальными рамками настоящее исследование не ограничивается и для проведения сравнительного анализа в работе используются общереспубликанские и общесоюзные данные.

Методологическая основа диссертационного исследования базируется на принципах и методах научного познания. Автор диссертационного исследования опирался на диалектическую концепцию развития, из которой, как известно, вытекают основополагающие принципы исторического исследования: историзм, объективность и системность.

Принцип историзма предполагает изучение урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье как сложного конкретно-исторического явления, имевшего своё происхождение, развитие, последствия и перспективы. Такой подход способствовал стремлению понять особенности урбанизации региона в дореволюционную и советскую эпохи. Именно с этих позиций в диссертационном исследовании делается попытка изучить внутреннюю взаимосвязь урбанистических и демографических явлений в их экономическом аспекте.

Принцип системности позволяет исследовать не только преемственность урбанизации Нижнего Поволжья в рассматриваемый период, но и ее функциональную взаимосвязь с процессами, происходившими в стране.

Разнообразие изучаемого исторического материала, широкий спектр решаемых при этом задач вызвали необходимость использования целого комплекса научных методов исследования (анализ и синтез, дедукция и индукция, аналогия и сравнение, классификация и типологизация и др.).

Историко-сравнительный метод дал возможность сопоставить социальнодемографические показатели развития Астрахани, Саратова и Сталинграда в дореволюционное время с годами НЭПа и форсированной индустриализации, установить сходство и различие отдельных событий и явлений: голод 19211922 гг. и 1932-1933 гг., миграционных потоков населения в различные годы и т. д.

В диссертации использован проблемно-хронологический принцип изложения материала, который дал возможность не только выделить основные проблемы урбанизации во временной последовательности, но и проанализировать количественные и качественные перемены на различных этапах ее развития.

Интеграционные процессы в развитии исторической науки зашли так далеко, что фактически сформировали принципиально новые методологические подходы. Их апробирование происходит в рамках исследовательской модели социальной истории, главным объектом которой является само общество. Применение различных методов и принципов в совокупности обеспечило диссертанту комплексный подход к исследованию урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье в конце XIX в. – 1930-х гг.

Степень научной разработки проблемы. Урбанизационная история как самостоятельное научное направление исторической науки является сравнительно новым и интенсивно развивающимся. Историографию избранной темы можно условно разделить на три основных периода – дореволюционный, советский и постсоветский. В дореволюционных работах освещается, в основном, узкий круг проблем, связанных с жизнедеятельностью города: жилищный вопрос, развитие промышленности, образования и т.д.Из работ начала ХХ в. следует отметить книгу под редакцией В.П. Семенова «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье». Это издание можно рассматривать двояко: с одной стороны, как источник, с различными комментариями и заметками автора, а с другой, научное исследование Поволжья, представленное фотографиями, рисунками и таблицами2.

Демографические процессы в стране широко освещены в трудах С. А. Новосельского. Автор рассматривает показатели России по рождаемости, смертности, брачности, сравнивает их с аналогичными показателями западных стран, выявляет особенности этих процессов, исследует их взаимосвязь с санитарным состоянием страны3.

В региональных исследованиях дореволюционного периода также, в основном, делается акцент на изучении отдельных исторических событий, развитии промышленности и торговли4. Здесь следует отметить труд «Саратовский край.

Исторические очерки, воспоминания, материалы», в котором содержится фактический материал о населении, досуге и т.д.См.: Фальборк Г., Чарнолуский В. Народное образование в России. СПб., 1900; Цубербиллер Е.

Жилищный вопрос. Способы удешевить и улучшить наши дома. М., 1908; Литтауэр Я., Сопиков Н.

Рабочий жилищный вопрос. Астрахань, 1909; Мукомольное дело в России. Одесса, 1909; Дьяконов А.

Жилищный вопрос и попытки его разрешения (краткий очерк). Кострома, 1912 и др.

См.: Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Под ред. Семенова В. П. Т. 6.

Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье. СПб., 1901.

См.: Новосельский С. А. О различиях смертности городского и сельского населения Европейской России. М., 1911; Он же. Очерк статистики населения, заболеваемости и медицинской помощи в России. СПб., 1912; Он же. К вопросу о понижении смертности и рождаемости в России. СПб., 1914;

Он же. Смертность и продолжительность жизни в России. СПб., 1916.

См.: Леопольдов А. Ф. Исторический очерк Саратовского края. М., 1848; Хованский Н. Ф. Очерки по истории г. Саратова и Саратовской губернии. Вып. 1. Саратов, 1884; Матвеев И. Н. г. Саратов в санитарном отношении в 1906 г. Отчёт санитарного врача. Саратов, 1908; Ершов А. Очерк чернорабочего движения в Саратовском крае. Саратов, 1909. и др.

См.: Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. Вып. 1. Саратов, 1893.

Первые работы, затрагивающие отдельные аспекты социальноэкономической истории СССР, появились сразу после революции. В них рассматривались вопросы социально-бытовых условий и уровня жизни населения, включая такие, как динамика заработной платы, питание населения, уровень обеспечения предметами первой необходимости, жильём и т.д.В работах П. Г. Рындзюнского рассматриваются проблемы взаимоотношения города и деревни, динамика роста численности городского населения и различные аспекты городской жизни2.

Большую научную ценность представляют работы по исторической демографии, появившиеся в этот период. В исследованиях А. Г. Вишневского, В. З.

Дробижева, В. Б. Жиромской освещаются различные аспекты демографического состояния страны, собран значительный статистический материал и описывается демографическая ситуация в дореволюционной России и СССР3.

В советский период исследованию социально-экономических вопросов в Нижнем Поволжье посвящено множество научных работ4. Значительную часть из них составляют труды по изучению промышленности края, а также быта и досуга рабочего, как дореволюционного, так и советского5.

Исследованию демографических процессов в Саратовской губернии посвящен труд А. А. Малькова «Естественное движение населения Саратовской губернии за период 1914-1925 гг.». Автор подробно изучил демографическое состояние губернии накануне Первой мировой войны, а также естественное движение населения в годы Гражданской войны и начала восстановления народного хозяйства6.

В работе А. Г. Ковалевского «Очерки по демографии Саратова (рождаемость и смертность за 1914-1927 гг.)» исследуются демографические процессы См.: Струмилин С. Г. Заработная плата и производительность труда в русской промышленности за 1913 – 1922 гг. М., 1923; Овсянников В. С. Как живёт рабочий в СССР. М., 1928; Маркус Б. Труд в СССР. М., 1939; Садвокасова Е. А. Социально-гигиенические аспекты регулирования размеров семьи. М., 1969. и др.

См.: Рындзюнский П. Г. Городское гражданство дореволюционной России. М., 1958; Он же.

Крестьяне и город в капиталистической России второй половины XIX в. (Взаимоотношение горда и деревни в социально-экономическом строе России). М., 1983.

См.: Вишневский А. Г. Демографическая революция. М., 1976; Он же. Воспроизводство населения и общество. История, современность, взгляд в будущее. М., 1982; Дробижев В. З. У истоков советской демографии. М., 1987; Жиромская В. Б. Советский город в 1921 – 1925 гг.: проблемы социальной структуры. М, 1988. и др.

См.: Саратовский краевой драматический театр им. К. Маркса. Саратов, - М., 1936; Лин Э., Шагурин А. Народное образование в Сталинградской области. Сталинград, 1939; Васильев В. А. Жилищное строительство в городах Нижне-Волжского края в годы первой пятилетки. // Поволжский край.

Вып. 10. Саратов, 1988; Рябов С. И. История родного края XVI – XIX. Волгоград, 1988; Волгоград.

Четыре века истории. Волгоград, 1989. и др.

См.: Варнин Е. Г. Портланд-цементная промышленность Саратовской губернии. Саратов, 1922;

Саар Г. Саратовская промышленность в 90-х - и в нач. 900-х гг. Саратов, 1928; Клячко А. Х. Влияние капиталистических монополий на экономику Саратовской губернии. // Труды Саратовского экономического института. Т. 4. Саратов, 1954; Морозов В. К. Подсолнечник. Саратов, 1959; Водолагин М. А.

Первый тракторный. М., 1968.; Клейн Н. Л. Экономическое развитие Поволжья в конце XIX – нач.

ХХ века. Саратов, 1981. и др.

См.: Мальков А. А. Естественное движение населения Саратовской губернии за период 19141925 гг. Саратов, 1926.

в Саратове за примерно аналогичный период, но автор ограничился лишь вопросами рождаемости и смертности1.

В целом, научные издания советского периода содержат значительный фактический материал и солидную источниковую базу. Вместе с тем, характерной чертой этих исследований являлась излишняя идеологизированность, в основе которой лежала концепция коммунистического строительства, предполагавшая непрерывность роста общественного благосостояния и безоговорочность улучшения условий жизни трудящихся.

В 1990-е гг. значительно возрос интерес к изучению социальной истории в целом и урбанизационной истории, в частности. В этой связи необходимо отметить труд Репиной Л. П. «Новая историческая наука» и социальная история», опубликованный в 1998 г.2 Автор считает урбанизационную историю «самым удачным «детищем» междисциплинарного взаимодействия», возникшем на стыке трёх наук – истории, социологии и экономики3.

В этот период появились исследования Б. Н. Миронова, посвященные изучению города и социальной истории4. В двухтомнике «Социальная история России периода империи (XIX – начало ХХ в.): генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства» автор изучает демографические процессы, семейные отношения, городские и сельским поселениям. Анализ социальной истории России позволил автору сделать вывод о том, что деревня всегда была тесно связана с городом и не являлась его противоположностью5.

В целом, можно говорить о появлении в этот период ряда работ, так или иначе касающихся истории города, его повседневной жизни, развития промышленности, медицины, образования6. Знаменательным событием последних лет стал выход в свет ежегодников «Социальная история»7.

В современной отечественной историографии особо следует отметить труды А. С. Сенявского, посвящённые изучению урбанизационных процессов в нашей Ковалевский А. Г. Очерки по демографии Саратова (рождаемость и смертность за 1914-1927 гг.).

Саратов, 1928.

См.: Репина Л. П. «Новая историческая наука» и социальная история. М., 1998.

Там же. С. 17.

Миронов Б. Н. Русский город в 1740-1880-е годы: Демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990.

Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало ХХ в.). Т. 1-2.

СПб., 2000.

См.: Кацнельбоген А. Г. Общественная медицина в России (вторая половина XVIII в. – начало XIX в.). Волгоград, 1994; Пивоваров Ю. Л. Современная урбанизация. Курс лекций. М., 1994; Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. М., 1997; Красильщиков В. А.

Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в ХХ веке с точки зрения мировых модернизаций.

М., 1998; Осокина Е. А. За фасадом «Сталинского изобилия». Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации, 1927-1941. М., 1998; Черных А. И. Становление России советской. 20-е годы в зеркале социологии. М., 1998; Урбанизация в формировании социокультурного пространства. М., 1999 и др.

См.: Социальная история. Ежегодник, 1998/1999. М., 1999; Социальная история. Ежегодник, 2000. М.,. 2000; Социальная история. Ежегодник, 2004. М., 2005; Социальная история. Ежегодник, 2007. М., 2008; Социальная история. Ежегодник, 2008. СПб., 2009.

стране1. Главным событием ХХ в. для России автор считает переход её от традиционного, сельского, к городскому обществу или «урбанизационный переход». Он определил его, как качественно выделяющуюся, «высшую» стадию урбанизационного процесса, которая ведёт к радикальному преобразованию всего общества на «городских началах». Рассматривая российскую урбанизацию, автор разделил её на два периода: возникновение и распространение городских поселений до середины XIX в. и второй период – с 60-70-х гг. XIX в., после отмены крепостного права.

Историко-демографические исследования на общероссийском и региональном уровнях, проведённые Н. А. Араловец, Ю. А. Полякова, В. Б. Жиромской, В. В. Кондрашиным, Е. Н. Осколковым, В. А. Исуповым и др. на данных центральных и местных архивов, дают обильный материал, способствующий созданию объективной демографической истории страны2.

В последнее время появилось немало работ, посвящённых процессам модернизации, ментальности в нашей стране и другим проблемам городской жизни3. Отдельно следует выделить работы по различным аспектам урбанизационных процессов: диссертации, монографии и сборники статей, посвящённые их общероссийским и региональным особенностям4.

См.: Сенявский А. С. «Урбанизационный переход» России в ХХ веке как составляющая модернизационного процесса: условия, реализация, результаты. // Россия на рубеже XXI века. Оглядываясь на век минувший. М., 2000; Он же. Урбанизация России в ХХ в. Роль в историческом процессе. М., 2003; Он же. Урбанизация России в ХХ в. в экономическом измерении: взаимосвязь с демографическими процессами // Экономическая история России: проблемы, поиски, решения. Ежегодник. Вып.

8. М., Волгоград, 2006. и др.

См.: Кондрашин В. В. Голод 1932-1933 гг. в деревне Поволжья. // Вопросы истории. 1991. № 6;

Исупов В. А. Городское население Сибири: от катастрофы к возрождению. Новосибирск, 1995; Поляков Ю. А. Воздействие государства на демографические процессы в СССР (1920-1930-е годы) // Вопросы истории. М., 1995. № 3; Жиромская В. Б. После революционных бурь: население России в первой половине 20-х годов. М., 1996; Она же. Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное. М., 2001; Исупов В. А. Демографические катастрофы и кризисы в России в первой половине ХХ века: Историко-демографические очерки. Новосибирск, 2000; Араловец Н. А. Городская семья в России. 1897-1926. Историко-демографический очерк. М., 2003; Она же. Городская семья в России. 1927-1959 гг. Тула, 2009. и др.

См.: Маткова И. Н. Отношение города и деревни России в годы двух первых пятилеток: историко-социальный аспект. Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1997.; Опыт российских модернизаций.

XVIII – XX века. М., 2000; Дышлова А. Н. Культурный и образовательный уровень рабочих города Москвы в 1900-1914 гг. Дис. …канд. ист. наук. М., 2003; Вишневский А. Г. Русский или Прусский.

Размышления переходного состояния. М., 2005; Полутина Е. В. Социокультурная жизнь провинциального города на рубеже XIX – XX вв. Дис. …канд. ист. наук. Саранск, 2006; Кузнецов П. А. Информационная среда провинциального города России 1860-1890 гг. на материалах Пензенской и Казанской губерний. Дис. …канд. ист. наук. Пенза, 2010; Миронов Б. Н. Благосостояние населения и революции в имперской России: XVIII – начало ХХ века. М., 2010. и др.

См.: Рогачев А. М. Города Европейского Севера России во второй половине XIX – начале ХХ вв. Дис. …канд. ист. наук. Сыктывкар, 2005; Урбанизация в России в XVIII – начале ХХ вв. (Сборник научных статей). Тамбов, 2008; Социалистический город и социокультурные аспекты урбанизации.

(Сборник материалов международной научной конференции). Магнитогорск, 2010 и др.

В 1990-х гг. появились новые краеведческие исследования1, раскрывающие, в том числе, разные проблемы городской жизни Нижнего Поволжья (культурное развитие, проблема общественного транспорта и т.д.).

В последнее время вышло множество исследований по истории социальноэкономического развития Нижнего Поволжья2. В работах С. В. Маркушиной, Г.

Г. Корноуховой, М. В. Булычева, В. А. Чолахяна, А. А. Гуменюка, А. А. Германа, И. Р. Плеве, Т. В. Юдиной и др. освещается широкий комплекс проблем экономической, социальной и духовной жизни общества, а также урбанизационные и демографические процессы3.

Подводя итог историографическому обзору, можно выделить основные положения современной концепции урбанизационной истории России.

Большинство исследователей рассматривают урбанизацию как составную часть общецивилизационного, глобального процесса перехода от традиционного, аграрного строя к индустриальному, от сельского общества к городскому. В этой связи наблюдается явственная тенденция объединения в единый процесс урбанизацию дореволюционной и советской России. Отмечая преемственность и специфику урбанизационного прогресса в России, исследователи указывают на активную роль государства в развитии городов.

В современной историографии имеются и противоположные взгляды на урбанизационные процессы. Так, А. С. Ахиезер считает, что «на протяжении своей истории города России не превратились в центры инновационной деятельности либерального типа... а это означало, что урбанизация в стране приняла односторонний характер…что позволяет говорить о псевдоурбанизации»4. По мнению другого автора либерального направления, «в России не было и нет городов, если под городом понимать, прежде всего, социальную организованность граждан»5. На наш взгляд, применение либеральной идеологии в качестве методологического принципа не позволяет адекватно оценивать урбанизациСм.: Яшин А. И., Валеев В. Х. Сто страниц о Саратове. Саратов, 1990; Песиков Ю. Саратовский Арбат. История одной улицы. Саратов, 1994; Семенов В. Н. В старину саратовскую. Саратов, 1994;

Маршруты и судьбы. 110 лет саратовскому рельсовому транспорту. Саратов, 1997.

См.: История Саратовского края. Саратов, 2000; Царицын в путевых записках, дневниках и мемуарах современников (конец XVI в. – 1917 г.). Т. 4. Волгоград, 2005; Городская повседневность в России и на Западе. Саратов, 2006; Шрамкова О. В. Этнические меньшинства Саратова во второй половине XIX – начале ХХ вв.: социальная интеграция и формирование самосознания. Дис. …канд. ист.

наук. Саратов, 2009; Камаева Е. Е. Деятельность органов городского самоуправления Саратовской губернии (1870-1914 гг.). Автореф. дис. …канд. ист. наук. Волгоград, 2010 и др.

См.: Юдина Т. В. Рабочие Нижнего Поволжья в период НЭПа. Волгоград, 2000; Корноухова Г.

Г. Повседневность и уровень жизни городского населения СССР в 1920-1930-е гг. (на материалах Астраханской области). Дис. …канд. ист. наук. М., 2004; Булычев М. В. Эволюция транспортной системы Поволжья в конце XVII – начале ХХ века. // Поволжский край. Вып. 12. Саратов, 2005; Маркушина С. В. Промышленность Саратовской губернии в условиях капиталистической модернизации середины XIX-начала ХХ вв. Дис. …канд. ист. наук. Саратов, 2005; Гуменюк А. А. Переход к НЭПу в Поволжье (1921-1925 гг.). Саратов, 2007; Чолахян. В. А. Индустриальное развитие Нижнего Поволжья (конец XIX в. – июнь 1941 г.). Исторический опыт и уроки. Саратов, 2007 и др.

Ахиезер А. С. Город – фокус урбанизационного процесса // Город как социокультурное явление исторического процесса. М., 1995. С. 21-22.

Глазычев В. Л. Город России на пороге урбанизации // Там же. С. 137.

онные процессы в России. Между тем, в развитии западных и российских городов, дореволюционной и советской урбанизации гораздо больше общего, чем специфики, хотя каждая их них развивалась по своей внутренней логике, с учетом факторов влияния внешнего окружения.

Что касается исследований по проблемам урбанизации Нижнего Поволжья, то, несмотря на значительное количество публикаций по разным его аспектам, большинство из них выполнено либо на основе устаревших методологических подходов, либо в довольно узких тематических, территориальных и хронологических рамках. Комплексных работ об исследуемом периоде в масштабах всего Нижнего Поволжья нет.

Учитывая актуальность изучения урбанизационных процессов, с точки зрения подходов, проблем и достижений современной исторической науки, а также принимая во внимание необходимость переосмысления ряда положений, распространенных в историографии, и слабую изученность проблемы на материалах Нижнего Поволжья, автор определил своей целью комплексный анализ важнейших проблем урбанизационного процесса Нижневолжского региона в конце XIX в. – 1930-х гг.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

- исследовать экономические аспекты урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье;

- показать динамику развития городов и роста городского населения в конце XIX – начале XX вв.;

- раскрыть преемственность и специфику советской модели урбанизации;

- охарактеризовать региональные особенности демографических процессов в царской России;

- на конкретно-историческом материале изучить социальнодемографические изменения городского населения Нижнего Поволжья в 1917 – 1930-е гг.;

- проанализировать состояние системы медицинского обслуживания в городах региона;

- проследить процесс развития жилищно-коммунального хозяйства городов;

-рассмотреть транспортную инфраструктуру в городах Нижнего Поволжья;

- отметить социокультурные аспекты урбанизационных процессов.

Источниковую базу исследования можно разделить на две группы: опубликованные и неопубликованные. К первой относятся документы и материалы официального делопроизводства, законодательные акты, опубликованные в периодической печати или в виде специальных сборников документов, а также статистические сборники, обзоры и своды1. Особую ценность в исследовательСм.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. (ПСЗ-II). Т. Х. № 8684;

ПСЗ-III. Т. ХXVI. СПб., 1909. № 27831; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. 1917-1957 годы. Т. 1-3: Сб. док. М., 1958; Саратовская партийная организация в годы социалистической индустриализации и подготовки сплошной коллективизации сельского хозяйства: Документы и материалы. Саратов, 1960; Саратовская партийная организация в годы борьбы за завершение социалистической реконструкции народного хозяйства. Документы. 1933-1937 гг. Саском плане имеют региональные статистические издания: обзоры, адрескалендари, справочники. В них также содержится ценный фактический материал о численности населения, его сословно-классовой принадлежности, количестве промышленных предприятий, учебных заведений и т.д.Не менее важным источником предлагаемого исследования являются материалы переписей населения, проходившихся в стране и регионе, начиная с 18г. Они позволяют сравнивать численность населения в разных уездах, городах, и губерниях, сопоставлять городских и сельских жителей, показывают половозрастную структуру, плотность, социальную состав населения Нижнего Поволжья2.

Вторую группу источников составляют архивные документы. В Государственном архиве Российской Федерации обширный материал для исследования представлен в фонде ЦСУ (Ф. А-374). В документах отдела статистики (оп. 23) имеются паспорта городов (Саратов, Сталинград и Астрахань), содержатся данные о численности населения Нижнего Поволжья, о состоянии жилищнокоммунального хозяйства, развитии транспорта, культуры, системы дошкольного и школьного образования и т.д. (оп. 28).

В РГАЭ в фонде 1562 Центрального статистического управления при Совете Министров СССР представлены материалы переписей населения (оп. 19), демографии (оп. 20) и Бюро Всесоюзной переписи населения (оп. 336), позволяющие уточнить численность населения городов Нижнего Поволжья, особенности миграционных потоков, изменения социальной структуры, уровень грамотности жителей по поло-возрастному и национальному признакам.

В Государственном архиве Саратовской области (ГАСО) в фонде Старшего фабричного инспектора Саратовской губернии (Ф. 20) выявлены документы о состоянии промышленности и характере трудовых отношений на предприятиях в дореволюционный период.

Материалы фондов 4, 25, 90, 173 и Р-210 ГАСО позволяют исследовать процесс становления общественного транспорта в Саратове, а в фондах 79, 170 и 587 содержится богатый статистический материал о санитарном состоянии городов, о развитии медицины и здравоохранения в Саратовской губернии.

ратов, 1963; Саратовская партийная организация в предвоенные годы. Документы. 1937-1941 гг. Саратов, 1966 и др.

См.: г. Астрахань и его окрестности. Астрахань, 1882; Саратовский календарь на 1889 г. Саратов, 1888; Адрес-календарь Саратовской губернии на 1898 г. Саратов, 1898; Статистический обзор Саратовской губернии за 1900 год. Саратов, 1901; Статистический обзор Саратовской губернии за 1914 год. Саратов, 1915; Сборник статистических сведений по Царицынской губернии. 1923. Б.м.Б.г.;

Статистический справочник Нижней Волги. 1929-1933 гг. Сталинград, 1934 и др.

Население империи по переписи 28-го января 1897 г. по уездам. Вып. 1. СПб., 1898; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. II. Астраханская губерния. СПб., 1904;

Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. 38. Саратовская губерния. СПб., 1904; Кокшайский И. Н. Предварительные данные переписи населения г. Саратова и его пригородов, произведенной в 1916 г. Саратов, 1916; Предварительные итоги переписи населения 28 августа 19г. Население 25 губерний Европейской России. М., 1920; Численность населения Саратовской губернии по данным демографо-профессиональной переписи в 1920 г. Саратов, 1921; Итоги переписи населения 1920 г. М., 1928; Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 3. М., 1928; Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. ХХ. М., 1929; Всесоюзная перепись населения 1937 г. Краткие итоги. М., 1991;

Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. СПб., 1999.

В государственном архиве новейшей истории Саратовской области (ГАНИСО) изучались фонды губернского Комитета партии (Ф. 27), НижнеВолжского крайкома ВКП(б) (Ф. 55). В них выявлены материалы о развитии промышленности в городах региона, о бирже труда и безработице в 1920-е гг.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые предпринята попытка комплексного исторического исследования урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье. Впервые в отечественной историографии урбанизационные процессы Нижневолжского региона в дореволюционный и советский периоды рассматриваются в экономическом измерении как звенья одной цепи перехода Нижнего Поволжья от традиционного общества к современному, от аграрного к индустриальному.

Введение в научный оборот архивных источников, ранее не использованных исследователями, а также обращение к уже известным источникам с новыми вопросами позволили показать в сравнительно-историческом аспекте общие тенденции урбанизационного развития региона и её специфические особенности.

Анализ урбанизационных процессов Нижнего Поволжья выявил не только историческую преемственность в основных, базовых его компонентах, но и раскрыл те объективные и субъективные причины, которые не позволили полностью их завершить.

Представленная в работе социально-демографическая характеристика городов региона показывает, что в отличие от дореволюционного времени, в 19201930-х гг. население Нижнего Поволжья находилось в состоянии постоянного напряжения, прошло через неоднократные подъемы смертности и «демографические катастрофы».

Практическая значимость диссертации состоит в том, что она призвана восполнить определённые пробелы в освещении проблем урбанизационной истории Нижнего Поволжья в конце XIX в. – 1930-е гг. и способствует расширению исторических знаний в этой области. Положения и выводы научного исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки широчайшего спектра проблем урбанизации, при создании обобщающих трудов общероссийского и регионального масштабов. Материалы диссертации могут найти применение при написании книг и учебных пособий, подготовки курсов лекций по истории Нижнего Поволжья и специальных курсов по истории урбаниизации, а также в научной и преподавательской работе.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Экономические аспекты модернизации, проявившиеся в изменении структуры хозяйства региона в конце XIX – начале XX вв., предопределили и своеобразие урбанизации в Нижнем Поволжье. В городах сосредоточились практически все крупнейшие предприятия ведущих отраслей. Причем в Саратовской губернии, в отличие от других территорий страны, были весьма развиты в промышленном отношении уездные города, на долю которых приходилось более 50% промышленных предприятий.

2. Качественное отличие советской индустриальной модернизации от западных экономик заключалось в самой природе мобилизационной, централистской модели развития без рынка, механизма саморазвития и саморегулирования. В рамках советской централизованной системы Нижнее Поволжье стало одним из крупных и самостоятельных экономических районов страны. Наряду с крупными заводами всесоюзного значения, в экономике региона значительное место занимала мелкая промышленность, в основном связанная с переработкой сельскохозяйственного сырья.

3. Урбанизация Нижнего Поволжья подчинялась как общемировым и российским закономерностям этого процесса, так и имела целый ряд особенностей.

Они проявлялись, прежде всего, в специфике природно-климатических и социально-исторических условий края, а вектор их развития был направлен из «центра» на юг по мере заселения земель региона преимущественно военноадминистративным путем. Административное и в целом государственное начало оставалось доминирующим на протяжении всей истории городов, что накладывало отпечаток на урбанизационные процессы.

4. Начальная стадия урбанизационного перехода приходится на дореволюционный период и непосредственно связана с успехами раннеиндустриальной модернизации Нижнего Поволжья. Экономический прогресс способствовал увеличению численности населения крупных городов региона. Однако это не привело к радикальному изменению в соотношении городского и сельского населения. Удельный вес горожан во всем населении Нижнего Поволжья с 18по 1914 гг. увеличился всего лишь на 3%, с 12,8 до 15,8%. Вместе с тем, дореволюционная урбанизация привела к деформации традиционного российского общества, породив социальную нестабильность.

5. Особенности модернизационных процессов в Нижнем Поволжье в дореволюционный период определили и своеобразие его социальной структуры, заключавшееся в незавершенности классовой дифференциации, разобщенности различных социальных групп и запаздывании формирования классовой структуры, соответствующей индустриальному обществу. Сохранялось сословное деление – дворяне, мещане, казаки, купцы, крестьяне, инородцы и др. В городах региона преобладало крестьянское (43,4%) и мещанское (43,2%) население.

6. Форсированная социалистическая индустриализация привела к быстрому росту городского населения Нижнего Поволжья. Миграционные потоки из сельской местности привели к механическому приросту городского населения.

В Сталинграде этот прирост составил в 1937 г. в сравнении с 1926 г. 255,4%, в Саратове – 165,4% и в Астрахани – 127,8. Усиление роли советского государства в развитии городов проявлялось в планомерном размещении новых производств и организованном наборе рабочей силы.

7. Стремительная урбанизация, ставшая центральным звеном модернизации советского общества, привела к изменению социальной структуры населении городов Нижнего Поволжья. Исчезли промежуточные, средние слои общества, резко увеличилась доля рабочих в общей массе самодеятельного населения городов региона (до 63%), которые вместе со служащими (31%) составляли абсолютное большинство.

8. Экономические аспекты индустриальной модернизации и урбанизационные процессы стали важнейшим источником демографических изменений.

Демографическая ситуация в городах Нижнего Поволжья до революции отличалась стабильной положительной динамикой, причем данные рождаемости и смертности по Саратовской губернии превышали общероссийские показатели, а прирост сельского населения почти в два раза превышал прирост городского.

9. В советский период истории Нижнего Поволжья в 1920-х – 1930-х гг. в регионе произошли две «демографические катастрофы», ставшие следствием не только накопившихся в течение Первой мировой и Гражданской войн неблагоприятных социальных факторов и природных катаклизмов, но и социальноэкономической политики государства в период «военного коммунизма», сплошной коллективизации и форсированной индустриализации.

10. Советская власть уделяла большое внимание медицине: оно стало бесплатным и доступным, развивались новые направления, сложились система охраны материнства и детства и санитарно-эпидемиологическая служба по борьбе с массовыми эпидемиями. Значительно возросло число детских и лечебных учреждений, медицинского персонала, аптек и т.д. Однако, несмотря на все это, в городах Нижнего Поволжья продолжала сохраняться высокая смертность населения, особенно младенческая, что являлось следствием истощения организма женщин от голода, тяжёлой работы на предприятиях, ухудшения экологической санитарно-эпидемиологической обстановки в целом.

11. Бурная урбанизация 1920-1930-х гг. сопровождалась обострением жилищной проблемы в городах. Несмотря на рост городского жилого фонда, количество жилой площади на одного человека в конце 1930-х гг. продолжало уменьшаться из-за резкого увеличения числа городских жителей и недостаточного финансирования. В аналогичном состоянии находилось и коммунальное хозяйство городов Нижнего Поволжья, хотя, по сравнению с дореволюционным временем, здесь произошли заметные сдвиги.

12. Одним из показателей благоустроенности городов Нижнего Поволжья являлось состояние общественного транспорта. В повседневную жизнь горожан все больше входили трамваи и автобусы, вытесняя лошадиный извоз. За годы предвоенных пятилеток в Саратове было вновь построено 42 км. трамвайных путей, в Сталинграде – 41 км., в Астрахани – 29 км., а количество трамвайных вагонов в сравнении с дореволюционным временем увеличилось в 2 – 3 раза.

Однако даже столь значительное расширение трамвайного хозяйства не могло полностью удовлетворить потребности растущего городского населения.

13. Важнейшей составляющей урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье стали социокультурные изменения и распространение городского образа жизни. В результате осуществления социалистической модернизации в регионе была ликвидирована неграмотность, сформировались механизмы приобщения людей к культуре, позволявшие сделать новые нормы и ценности частью их духовного мира и повседневного существования.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации апробированы автором на пяти научных конференциях, в том числе двух международных. Основные результаты и выводы исследования отражены в девяти публикациях, в том числе в 2 статьях в научных журналах, входящих в список, утвержденный ВАК.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, приложения, списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы, показывается степень ее научной разработки, раскрывается методология и источниковая база исследования, формулируются цели и задачи работы, определяется научная новизна и практическая значимость диссертации.

Глава первая «Индустриальная модернизация и развитие городов Нижнего Поволжья в конце XIX в. – 1930-х гг.» состоит из трёх параграфов.

В параграфе 1.1. «Экономические аспекты урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье» анализируются особенности экономического развития региона. В начале ХХ в. типично аграрный характер региона претерпел значительные изменения: наряду с отраслями, связанными с переработкой сельскохозяйственного сырья (мукомольная, маслобойная, рыбная, пищевкусовая, сарпиночная и т.п.), появились новые виды производства (металлургическая, металлообработка, цементная промышленность), работавшие в основном на привозном топливе и сырье. Основными промышленными центрами губернии стали Саратов, Царицын и Вольск.

Октябрьская революции 1917 г. и Гражданская война прервали имперскую модернизацию на основе либеральных реформ. В Нижнем Поволжье восстановительный период в экономике начался значительно позднее (в 1923 г.). Это объяснялось объективными трудностями, сложившимися в регионе: большие разрушения в годы Гражданской войны, засуха и голод 1920 и 1921 гг. В результате проведения НЭПа в регионе удалось вывести промышленность из тяжёлой кризисной ситуации. Сохранение различных форм собственности (государственной, кооперативной и частной) позволило к 1926/27 г. обеспечить восстановление региона.

С переходом к директивному планированию и централизованному, командно-административному методу управлению Нижнее Поволжье превратилось в один из регионов интенсивного промышленного развития. По итогам предвоенных пятилеток в Нижнем Поволжье сформировались три индустриальных узла: Сталинградский, включавший основные предприятия тяжёлой промышленности, Саратовский, как центр нефтеперерабатывающей, электротехнической и строительной индустрии, металлообработки и машиностроения, и Астраханский район, специализировавшийся на развитии рыбной и консервной промышленности, а также общего и специального судостроения.

В параграфе 1.2. «Развитие городов и рост городского населения в конце XIX – начале XX вв.» представлены этапы урбанизации Нижнего Поволжья.

Экономические процессы, прежде всего, индустриализация, способствовали качественным изменениям в урбанизационом процессе, переходу к «городскому обществу». Проведенное исследование показывает, что самым крупным городом в Нижнем Поволжье в 1987 – 1914 гг. оставался Саратов. Наибольшие темпы роста численности населения наблюдались в Царицыне – 213% (624чел). Хотя Астрахань оставалась вторым по численности населения городом в Нижнем Поволжье, темпы его роста уступали Саратову и Царицыну. В это же период численность населения уездных городов Нижнего Поволжья почти утроилось. Самым крупным из них являлся Вольск. Главной причиной роста численности населения Вольска, Камышина, и Кузнецка являлись успехи раннеиндустриального развития, в частности, цементной промышленности и кустарных промыслов.

Весьма интересным представляется социальная структура городского населения Нижнего Поволжья, в которой сохранялось сословное деление – дворяне, мещане, казаки, купцы, крестьяне, инородцы и др. В городах крестьяне составляли 43,4% населения, мещане 43,2%, а привилегированные сословия – 6,06%.

Обращает внимание весьма низкий, по сравнению с данными середины XIX в., процент купечества (1,3%).

В параграфе 1.3. «Преемственность и специфика советской модели урбанизации» рассматриваются особенности урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье в 1920 – 1930-е гг. Революция и Гражданская война прервали естественно-исторический урбанизационный процесс складывания социальнотерриториальной организации общества, привели к «ситуационной дезурбанизации» и сокращению численности городского населения. В Нижнем Поволжье городское население также значительно уменьшилось: в Саратове с 228518 в 1914 г. до 191996 чел. в 1920 г., в Царицыне – с 117675 до 88 871 чел., в Астрахани – с 166517 до 116,1 тыс. чел., а доля городских жителей – с 15, 8% до 12,7%.

Лишь во второй половине 1920-х гг. численность городского населения региона достигло довоенного уровня.

В середине 1920-х гг. в регионе сложилась социальная структура населения, характерная для развития города в условиях рыночного хозяйства, со всеми присущими её элементами – предпринимателями, рабочими, служащими, ремесленниками, безработными и проч.

В последующие годы, со сменой экономической политики, этот естественный социальный процесс был насильственно прерван «сверху». В конце 1930-х гг. служащие вместе с рабочими составляли более 93% городского населения региона. В этом заключалась главная задача советского государства в социальной сфере: в результате форсированного индустриального развития осуществить урбанизацию, превратить значительную часть сельских жителей в городских, ликвидировать промежуточные, средние слои общества.

Глава вторая «Социально-демографическая характеристика городов Нижнего Поволжья» включает три параграфа.

В параграфе 2.1. «Региональные особенности демографических процессов в царской России» рассматриваются изменения демографических характеристик населения, в которых проявлялись все основные тенденции социальноэкономического развития страны. Согласно первой всеобщей переписи населения царской России 1897 г. в Саратовской губернии проживало 2 405 829 чел., из них в Саратове – 137 147 чел. Всего же в городах губернии проживало 309 549 чел. (154 765 мужчин и 154 784 женщин), что составляло 12, 8%.

В Астраханской губернии проживало 1003542 чел. (513453 муж., 4900жен.), из которых численность городского населения равнялась 132 502 тыс.

чел., в том числе в самой Астрахани насчитывалось 112 883 жителей.

В Саратовской губернии, наряду с Самарской, была наибольшая рождаемость и смертность в Поволжье, а в Астраханской – наименьшая. В 1897-19гг. средний арифметический действительный прирост населения за один год для всей губернии составлял 1,17%. Мужская смертность в городах была намного выше женской. Уровень смертности городского населения играл важнейшую роль в изменении брачного состояния горожан, а также демографических показателей семьи.

Параграф 2.2. «Демографическое состояние городов Нижнего Поволжья в 1917 – 1930-е гг.» посвящен изучению радикальных сдвигов в демографических процессах, представлявших собой изменения в составе и воспроизводстве населения, его естественного движения, а также в развитии семейно-брачных отношений. Революция и Гражданская война катастрофическим образом отразились на численности городского населения Нижнего Поволжья. Накопившиеся в течение предшествовавших лет неблагоприятные социальные факторы получили мощный «разряд» в демографической катастрофе 1922 г. Саратовская губерния за 1919-1922 гг. по смертности и естественной убыли населения занимала одно из первых мест в РСФСР.

C началом НЭПа, оживившим торговлю и промышленность, стали возрождаться города и увеличиваться численность населения. По данным Всесоюзной переписи населения 1926 г. в Саратове проживало 215276 тыс. чел. (1001муж., и 114264 жен.), в Астрахани – 176 530 чел. (83668 муж. и 92862 жен.), в Сталинграде – 148370 чел. (69999 муж. и 78371 жен.). Согласно переписи 19г. городские жители составляли всего 18%.

Свёртывание НЭПа и реализация разного рода гигантских промышленных проектов превратили индустриализацию в главную задачу построения социализма, а человек стал рассматриваться как средство для ее достижения. Демографические последствия подобных политических решений сказались достаточно скоро, когда в 1932-1933 гг. в стране разразился страшный голод, унесший жизни миллионов людей. Среди наиболее неблагополучных в демографическом плане регионов выделялось Нижнее Поволжье. Показатель убыли мужского населения в городах был выше, чем женского. Так, в Саратове в 1933 г.

умерло 13750 мужчин и 9744 женщин, в Сталинграде – соответственно 10567 и 6839, в Астрахани – 7052 и 4439.

Данные переписей 1926 и 1939 гг. показывают отрицательный демографический баланс населения Саратовской области в 1939 г. по сравнению с 1926 г.

(- 320208 чел.), а в Сталинградской области за годы между переписями население увеличилось лишь на 23099 чел.

В параграфе 2.3. «Система медицинского обслуживания в городах Нижнего Поволжья» раскрывается процесс становления системы охраны здоровья населения. В Нижнем Поволжье состояние медицинского обслуживания населения отражало общую тенденцию развития здравоохранения в дореволюционной России и значительно отставало от развитых европейских государств.

В конце XIX – начале XX вв. в Саратове, как и в других городах России, появились первые лечебные учреждения для оказания специализированной медицинской помощи. Открытие в Саратове медицинского факультета Императорского Николаевского университета в 1909 г. и тесное сотрудничество с земствами способствовало некоторому оживлению врачебного дела. Всего в Саратовской губернии в 1914 г. насчитывалось 185 лечебных заведений: одно лечебное заведение приходилось на 17989 чел.

В Астрахани к 1913 г. имелось 90 мелких лечебных учреждений, и 160 врачей, которые обслуживали более миллиона человек, что, конечно, было недостаточно для такого количества жителей.

Здравоохранение стало активно развиваться с приходом Советской власти, когда к медицине стали относиться с большим вниманием: оно стало бесплатным и доступным, развивались новые направления, сложились система охраны материнства и детства, значительно возросло число детских и лечебных учреждений, медицинского персонала, аптек и т.д.

Глава третья «Формирование городского образа жизни» состоит из трех параграфов.

В параграфе 3.1. «Жилищно-бытовые условия горожан» исследуются вопросы, связанные с состоянием и развитием жилищно-коммунального хозяйства региона. На рубеже XIX – XX вв. квартирные условия горожан являлись крайне тяжёлыми: у большинства городских семей они отличались скученностью и антисанитарией, квартиры были перенаселены. В Саратове, по переписи населения 1916 г., средняя населенность одной квартиры колебалась от 4,9 чел.

до 6,6 чел. В пригородах на одну квартиру приходилось от 5,2 до 5,7 чел.

Обеспечение населения жильём оставалось одной из трудно решаемых социальных проблем и на протяжении 1920-1930-х гг. В обстановке послереволюционной разрухи власти стали проводить политику перераспределения имевшегося жилого фонда, придав ей пропагандистско-классовый характер.

Жилищный фонд г. Саратова являлся наиболее крупным из всех городов Нижнего Поволжья. В 1928 г. он по своим размерам составлял свыше 80% жилфонда Сталинграда и Астрахани вместе взятых.

За годы первой пятилетки общий жилищный фонд городов региона возрос с 3114,5 тыс. м2 до 3574,5 тыс. м2, или на 460 тыс. м2. Наиболее высокий прирост наблюдался в Сталинграде (33%), в Саратове – 8,8%, а наименьший – в Астрахани (4,8 %). Центральные власти уделяли большое внимание г. Сталинграду, как центру советского тракторостроения.

Во второй пятилетке по прежнему первоочередное внимание в жилищном строительстве уделялось Сталинграду. Здесь было построено 130455 м2 жилья, в Саратове – 80902 м2, а в Астрахани – 27582 м2. Несмотря на это тенденция отставания темпов жилищного строительства от роста численности городского населения региона сохранялась. В 1939 г. на одного жителя Саратова приходилось 3,8 м2, Сталинграда – 3,6 м2, Астрахани – 4,6 м2.

В параграфе 3.2. «Развитие городского общественного транспорта» изучается состояние общественного транспорта, как одного из показателей благоустроенности городов Нижнего Поволжья. В повседневную жизнь горожан в начале XX в. всё больше входили трамваи, вытесняя лошадиный извоз. Первый трамвай в Нижнем Поволжье был построен в Астрахани Бельгийским Акционерным Обществом в 1902 г. В 1917 г. длина трамвайных путей составляла 48,км, а количество моторных вагонов – 50.

В Саратове появление трамвая также было связано с Бельгийским Акционерным Обществом, которое в 1907 г. приступило к строительству путей. Частичная эксплуатация трамвая началась 5 октября 1908 г. по Немецкой улице от железнодорожного вокзала до Волги, а полная – в 1912 г. Всего в 1917 г. в Саратове было в наличии 87 вагонов, из них 69 моторных и 18 прицепных. Трамвай в 1924 г. имел 59 моторных вагонов и 18 прицепок.

В Царицыне трамвай появился в 1913 г., когда город насчитывал 90 тыс.

чел. Подвижной состав к 1917 г. исчислялся в 40 вагонов, а длина одиночного пути составляла 27 км.

Развитие трамвайного хозяйства в стране в советские годы шло не только за счёт постройки новых трамваев, но и реконструкции старых. В Саратове было вновь построено 42 км. трамвайных путей, связывавших центр города с окраинами. Если в 1917 г. функционировало 10 маршрутов, то в 1940 г. – 14.

В Сталинграде протяжённость трамвайных путей к концу второй пятилетки составило к 1917 г.– 240,4%. Вырос и трамвайный парк. Такое увеличение путей и вагонов, главным образом, охватывало трамвайным обслуживанием окраины городов, поскольку до советской власти никакого городского транспорта там не имелось.

В Астрахани, несмотря на увеличение число вагонов, в 1939 г. протяженность пути не достигла уровня 1917 г. и охватывала лишь 16-19% улиц города.

Изношенность трамвайного оборудования составляла 85%, а путей – 80-90%.

Параграф 3.3. «Социокультурный аспект урбанизации» посвящён анализу социокультурной составляющей урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье. Социокультурный аспект урбанизации включает в себя целый ряд проблем – образование, культура, развитие форм и разновидностей досуга горожанина.

Существовавшая в России в конце XIX – начале XX вв. система среднего образования также отличалась многообразием типов учебных заведений. К 1914 г. в Саратове работали три мужские и 9 женских гимназий, два реальных училища, православная духовная семинария, католическая духовная семинария, духовное училище, 26 церковно-приходских школ и школ грамоты, училище для глухонемых, три хедеры для еврейских детей, два мусульманских мектебе, коммерческое училище. Всего учащихся числилось 14856 мальчиков и 130девочек.

В Астрахани в этот же период имелись две гимназии, реальное училище, духовная семинария, духовное уездное училище, одно армянское духовное училище, одно епархиальное женское училище, четыре ремесленных училища (на 130 мест). Начальных школ в городе насчитывалось 42, в том числе 7 татарских, калмыцкая и армянская.

К началу ХХ в. в Царицыне имелись мужская и женская гимназии, ремесленное училище.

Октябрьская революция провозгласила воспитание нового человека государственной обязанностью. В Саратове в 1918 г. были расформированы все прежние учебные заведения, а вместо них создана единая трудовая школа. Все дети в возрасте 7-12 лет были отнесены к школе первой ступени, а в возрасте 12-16 лет – ко второй ступени. В городе имелось 60 школ первой ступени (в них обучалось 18377 детей), и 10 школ второй ступени (7502 чел.).

В 1923 г. в Царицыне имелось 36 школ первой ступени, в которых обучалось 7698 чел., и числилось 215 преподавателей. В Астраханской губернии в 1923-24 гг. насчитывалось 225 школ.

Образование стало обязательным, доступным для всех жителей, создавалась сеть общеобразовательных учреждений, значительно возросла сеть вузов. В Нижнем Поволжье до революции университет существовал только в Саратове, а в годы Советской власти вузы появляются и в других городах региона. Важную часть повседневной жизни городского жителя составлял досуг. В городах Нижнего Поволжья получили развитие разнообразные виды культурных занятий: театральное дело, музеи, кинотеатры, которые с удовольствием посещали горожане. Всё это способствовало интеллектуальному развитию горожан.

В заключении подводятся основные итоги работы.

На протяжении конца XIX в. – 1930-е гг. в Нижнем Поволжье произошли радикальные сдвиги в области моделей воспроизводства, естественного движения и занятости населения, в поселенческой структуре его расселения. Единая стадия урбанизационного процесса в России в дореволюционный и советский периоды отличалась разным соотношением стихийности и регулированности процесса со стороны государства, степенью осознанности обществом направлений и целей преобразований, а также их социальными последствиями.

Индустриальное развитие Нижнего Поволжья сопровождалось активными процессами урбанизации. В городах сосредоточились практически все крупнейшие предприятия ведущих отраслей. Причем в Саратовской губернии, в отличие от других территорий страны, были весьма развиты в промышленном отношении уездные города, на долю которых приходилось более 50% промышленных предприятий.

Процесс урбанизации, превращение сельского жителя в городского, носил замедленный характер: городское население в среднем ежегодно увеличивалось на 3%, а доля естественного прироста не превышала 0,6%. Почти 90% жителей Саратова в начале XX в. относились к крестьянскому сословию, а 77,3% из них называли своим основным занятием сельское хозяйство. Внутреннее разнообразие городскому обществу придавало наличие устойчивой мещанской среды (8,7%), обеспечивавшей его относительную стабильность.

За время революции и Гражданской войны эти процессы приостанавливались, и лишь к 1926 г., благодаря нэпу, в регионе сложилась социальная структура населения, характерная для развития города в условиях рыночного хозяйства, со всеми присущими ей элементами – предпринимателями, рабочими, служащими, ремесленниками, безработными и проч.

Переход к политике форсированной индустриализации и сплошной коллективизации сельского хозяйства привёл к усилению миграционных процессов.

Стремительная урбанизация, ставшая центральным звеном модернизации советского общества, привела к удвоению численности городских жителей, резкому увеличению доли рабочих в общей массе самодеятельного населения региона.

Демографическая ситуация в городах Нижнего Поволжья до революции отличалась стабильной положительной динамикой, причём данные рождаемости и смертности по Саратовской губернии превышали общероссийские показатели, а прирост сельского населения почти в два раза превышал прирост городского.

Накопившиеся в течение Первой мировой и Гражданской войн неблагоприятные социальные факторы стали причиной «демографической катастрофы» в 1922 г., когда в результате неурожая наступил голод, а естественный прирост населения стал отрицательным.

Наметившаяся в 1920-х гг. положительная тенденция в рождаемости была прервана голодом 1932 – 1933 гг., ставшим результатом социальноэкономической политики властей в городе и деревне. «Демографическая катастрофа», вызванная принудительными хлебозаготовками, привела к установлению отрицательного баланса естественного прироста населения, а показатели убыли мужского населения в городах региона были выше, чем женского.

Одним из социальных завоеваний трудящихся в советский период стало бесплатное медицинское обслуживание, которое в 1930-е гг. начало восприниматься как естественная черта повседневного быта.

Бурная урбанизация 1920-1930-х гг. сопровождалась обострением жилищной проблемы в городах. Несмотря на рост городского жилого фонда, количество жилой площади на одного человека продолжало уменьшаться из-за резкого увеличения числа городских жителей и недостаточного финансирования. В аналогичном состоянии находилось и коммунальное хозяйство городов Нижнего Поволжья, хотя, по сравнению с дореволюционным временем, здесь произошли заметные сдвиги: увеличилась мощность водопровода, протяженность канализации, замощенность улиц и т. д.

Одним из показателей благоустроенности городов Нижнего Поволжья являлось состояние общественного транспорта. В повседневную жизнь горожан все больше входили трамваи и автобусы, вытесняя лошадиный извоз. Однако, несмотря это, значительный рост численности городского населения опережал возможности общественного транспорта.

Важнейшей составляющей урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье стали социокультурные изменения. В результате осуществления социалистической модернизации в регионе была ликвидирована неграмотность, сформировались механизмы приобщения людей к культуре, позволявшие сделать новые нормы и ценности частью их духовного мира и повседневного существования.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Публикации в ведущих научных журналах, входящих в список, утвержденный ВАК:

1. Курмакаева Д. Ю. Из истории становления общественного транспорта. // Известия Саратовского университета. Саратов, 2011. Т. 11. Вып. 2, ч. 2. С.

27-32.

2. Курмакаева Д. Ю. Особенности урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье в конце XIX в. – 1930-е гг. // КЛИО. СПб., 2012. № 2. С. 101-105.

Статьи в других изданиях:

3. Курмакаева Д. Ю. Региональные особенности демографических процессов в царской России. // Актуальные проблемы истории Российской цивилизации и методики преподавания истории. Сборник материалов V межвузовской научной конференции. Саратов, 2012. С. 59-65.

4. Курмакаева Д. Ю. История повседневности как часть социальной истории // Актуальные проблемы истории Российской цивилизации и методики преподавания истории. Сборник материалов IV межвузовской научной конференции. Саратов, 2011. С. 141-145.

5. Курмакаева Д. Ю. Процессы индустриализации в Саратовском Поволжье в 30-е годы ХХ в. // Экономика России: XXI век. Международный сборник научных трудов. Вып. XIX. Воронеж, 2011. С. 111-121.

6. Курмакаева Д. Ю. Взаимодействие власти и общества в условиях становления тоталитарного режима в 1930-е гг. (на примере Нижнего Поволжья).

// Проблемы истории российской цивилизации. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. IV. Саратов, 2011. С. 94-97.

7. Курмакаева Д. Ю. Перепись населения как источник демографических данных (на примере г. Саратова). // История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей. Межвуз. сб. науч. тр. аспирантов и молодых учёных. Саратов, 2011. С. 235-243.

8. Курмакаева Д. Ю. Некоторые историографические аспекты урбанизационных процессов в Нижнем Поволжье (конец XIX в. – 1930-е гг.) // Актуальные проблемы истории Российской цивилизации. Сборник материалов III межвузовской научной конференции. Саратов, 2010. С. 137-142.

9. Курмакаева Д. Ю. Жилищно-бытовые условия нижневолжских рабочих в 20-е – 30-е годы ХХ в. // Экономика России: XXI век. Вып. XVIII. Воронеж, 2010. С. 58-63.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.