WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

АБДУЛЛОЕВ РОМЕЗДЖОН ХОЛМУМИНОВИЧ

МУХАММАД КАЗВИНИ И ЕГО МЕСТО В ПЕРСИДСКО-ТАДЖИКСКОЙ ТЕКСТОЛОГИИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИИ

Специальность - 10.01.03. Литература народов стран зарубежья (таджикская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Худжанд -2012

Работа выполнена на кафедре таджикской классической литературы Худжандского государственного университета

имени академика Б.Гафурова

Научные руководители:                Насридинов А., доктор

филологических наук,

профессор

Насриддинов Ф., кандидат

филологических наук, доцент

Официальные оппоненты:                Зохидов Низомидин, доктор

филологических наук,

профессор, Министерство иностранных дел республики Таджикистан, заместитель министра

Саидов Саидумрон Ганиевич, кандидат филологических наук, Дворец молодёжи Согдийской области имени Лоика Шерали, директор

Ведущая организация:                Таджикский национальный

университет

Защита состоится “16” мая 2012 г. в “1500” часов на заседании диссертационного совета К 737.002.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Худжандском государственном университете им. академика Б.Гафурова (735700, г.Худжанд, проезд Мавлонбекова, 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Худжандского государственного университета им. академика Б.Гафурова (735700, г.Худжанд, ул. Ленина 224).

Автореферат разослан “____” ___________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук:                         Шарипова М.З.

Общая характеристика работы



Актуальность проблемы. Персидско-таджикская литература ХХ века приобрела мировую славу благодаря таким ученым как Шибли Ну’мони, Эдвард Браун, Евгений Эдуардович Бертельс, Саид Нафиси, Садриддин Айни, внесшим огромный вклад в решении ключевых литературоведческих проблем.

Наряду с этими всемирно известными учеными есть и другие исследователи, заслуги которых неимоверно велики в истории персидской литературы, литературной критики и текстологии, в изучении литературного наследия и выявлении научно-эстетической значимости литературных и исторических источников. При всей значительности их деятельности, их научная и текстологическая работа до сих пор остается вне поля зрения литературоведов. Одним из таких ярких деятелей современной персидской литературы является Мирзо Мухаммадхон ибн Абдулваххоб Казвини, написавший поистине ценные труды и по праву завоевавший славу ученого-энциклопедиста..

По мнению друга и соратника Мухаммада Казвини Владимира Минорского, «исторические детали для Казвини были на правах двигателя и маховика машины для того, чтобы ткать историю Ирана»(13). Косим Гани в своей статье «Действующий ученый – пчела, приносящая мед», размещенной в книге «Воспоминания д-ра Косима Гани» (5,131-143) называет его «избранным в науке, знаниях и литературе» и добавляет, что «Мирзо Мухаммадхон Казвини является величайшим ученым и знатоком. Появление таких общепризнанных гениев, вбирающих столь много достоинства, чрезвычайно редкое явление» (5, 131)

Научно-теоретические сочинения Мухаммада Казвини среди ученых и литераторов пользуются особой популярностью и авторитетом. Свое мнение об их ценности высказывали Эдвард Браун, Шибли Ну’мони, Косим Гани, Ризо Анзобинажод, Мухаммад Дехкони, Мехди Бурхони и другие ученые.

В самом начале своей научной и творческой деятельности Мухаммад Казвини в сотрудничестве с известными востоковедами работал в основном в двух направлениях: 1.Подготовка к изданию и редактирование; 2. Литературоведческое исследование.

Особенно плодотворным было сотрудничество Мухаммада Казвини с всемирно известным востоковедом Э. Брауном. В 1906 году на основе сопоставления рукописных списков они совместно издали «Лубоб-ул-албоб» Мухаммада Авфи Бухорои (1, 92-112). По просьбе Э. Брауна Мухаммад Казвини написал к нему примечения на 75 страницах. Кроме того, именно по предложению Эдварда Брауна Мухаммад Казвини подготовил критическое издание «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди, который был опубликован в Лейдене (1910).

Активное участие принимал он и в подготовке к изданию ряда других сочинений, в том числе «Истории персидской литературы» Э. Брауна. С другой стороны, Э. Браун перевел на английский язык монографию Мухаммада Казвини «Тахкики хаёт ва фаъолияти Масъуди Саъди Салмон» («Исследование о жизни и деятельности Мас’уда Са’да Салмона».

Такое же плодотворное сотрудничество было между Мухаммадом Казвини и другими известными учеными Европы, число которых превышает более 15 человек. Его творческие и литературные взаимосвязи как с отечественными, так и с зарубежными учеными могут раскрыть одно из важнейших направлений научной деятельности Мухаммада Казвини. Именно на основе его научно-литературного сотрудничества с учеными-востоковедами  можно исследовать и выявить значение этого направления  его литературного наследия, что обсновывает выбор темы нашей диссертации.

Степень изученности темы. Изучению жизни и творческого наследия Мухаммада Казвини уделено внимание как исследователями Ирана, так и других зарубежных стран. Этот факт свидетельствует о том, что Мухаммад Казвини является ученым мирового значения. Особое внимание его литературной деятельности еще при жизни было обращено учеными Индии. Шибли Ну’мони в своей книге «Ше’р-ул- Аджам» (8,8) неоднократно обращается к его статьям и монографиям. Высокую оценку в литературоведении получили работы иранских исследователей о жизни и творчестве Мухаммада Казвини. Особенно значительными среди них являются исследования Косима Гани, Ризо Анзобинажода, Мухаммада Дехкони, Алиакбара Сиёси, Саидхасана Такизода, Иброхима Пуридовуда, Эраджа Афшора и других.

Исследования Саида Нафиси, Бахоуддина Хуррамшохи, Забехулло Сафо, Баде’уззамона Фурузонфара, Мухаммада Муина, Алиакбара Деххудо, Мухаммадтаки Бахора, Аббоса Икбола Оштиёни, Шафеи Кадкани и других ведущих литературоведов основаны на трудах Мухаммада Казвини.

К 135- летию со дня рождения Мухаммада Казвини Эрадж Афшор подготовил и издал сборник статей «Памяти Мухаммада Казвини» (2). Кроме того, он собрал и издал статьи Мухаммада Казвини в отдельном сборнике под названием «Бист макола» («Двадцать статей»), что является серьёзным шагом по пути к сбору и публикации трудов этого крупного ученого. Затем им было подготовлено два сборника, а также «Ёддоштхои Казвини» («Воспоминания Казвини») в 9 томах, изданных в издательстве «Научные публикации» (4,10).

В 1363 г.х. Абдулкарим Джурбузадор опубликовал другую книгу под названием «Маколоти аллома Мухаммади Казвини» («Статьи ученого-энциклопедиста Мухаммада Казвини»), которая состоит из более 40 статей ученого. Эта книга охватывает его статьи, посвященные проблемам текстологии и литературоведения, а также письма, отобранные им из книги «Ёдномаи Казвини». Статьи об исследованиях Мухаммада Казвини и ряд работ самого ученого собраны и опубликованы иранским литературоведом Исмоилом Сорами в сборнике «Хафизоведение глазами Казвини» (11).

Несмотря на то, что в Иране статьи ученого неоднократно изданы, об их значении написано лишь в кратких предисловиях. Так в предисловии Эраджа Афшора, одного из главных исследователей и составителей сборников статей Мухаммада Казвини обращено внимание и на биографию ученого. Это издание, охватывающее часть трудов Мухаммада Казвини, подготовлено и издано в трех томах на основе материалов, переданных после смерти ученого Саиду Хасану Такизода. Однако, более половины воспоминаний автора не вошло в это издание. Позже в последующие издания были добавлены другие статьи, и книга была издана в 9 томах.

В третье издание под названием «Ёддоштхои Казвини» («Воспоминания Казвини»), вышедшем в 1363/1984-1985 году, вошли статьи современников Мухаммада Казвини - Иброхима Пуридовуда, Саида Хасана Такизода и Алиакбара Сиёси, а также новая статья Эраджа Афшора.

Предисловия Мухаммада Казвини хранятся в рукописной форме и передают информацию об авторе. Образец его письма приведен в предисловии к книге «Та’рихи чахонкушои» Атомалика Джувайни, на основе которого читатели получают сведения об этих рукописях. Цитаты и сокращенные слова, встречающиеся в этих рукописях, требуют обращения к источникам, с которыми работал ученый.

Основную часть исследований, посвященных Мухаммаду Казвини, составляют вводные статьи или предисловия к книгам и сборникам статей. В предисловии Эраджа Афшора можно найти сведения о стиле, содержании сочинений, особенностях письма, о месте и роли Мухаммада Казвини в литературе.

Другой источник, в котором имеются сведения о научной и литературной деятельности Мухаммада Казвини, это «Ёдгорномаи устод дуктур Хусрави Фаршедфар» («Книга, посвященная памяти Хусрава Фаршедвара»), подготовленный к печати Ходжи Саидом Джаводи. Восьмой том книги «Ёдномаи Косим Гани» также включает статьи и письма Мухаммада Казвини.

В 1382 году хиджри в сборник «Ба ёди Мухаммади Казвини» («Памяти Мухаммада Казвини») Эрадж Афшор включил всего 4 статьи самого ученого. В сочинениях других иранских исследователей Шафеи Кадкани, Мухаммад Али Фуруги, Бахоуддина Хуррамшохи при исследовании общих вопросов литературы высказаны их точка зрения о трудах Мухаммада Казвини.

В таджикском же литературоведении труды Мухаммада Казвини еще не стали объектом специального исследования. Впервые в «Таджикской советской энциклопедии» была дана краткая информация о его жизни и деятельности. Статья Абдулманнона Насриддина «Ученый - энциклопедист Мухаммад Казвини» в его книге «Текстология литературного произведения» (7, 302-310) является наиболее важным трудом об этом ученом. На основе анализа критических изданий двух книг - «Та’рихи чахонкушои» Атомалика Джувайни и «Диван Хафиза», исследуя творческое взаимодействие Мухаммада Казвини с Икболом Оштиёни, Такизода и Муджтабо Минави, автор статьи даёт высокую оценку работе этого великого ученого.





В трудах Абдулгани Мирзоева, Камола Айни, А’лохона Афсахзода, Абдулманнона Насриддина, Назиры Каххаровой, Низомиддина Зохидова можно найти ряд высказываний о сочинениях Мухаммада Казвини, к которым они обращались при исследовании различных проблем истории литературы.

Наше исследование основано на литературных воззрениях, методике исследовательской работы Мухаммада Казвини. Благодаря научным статьям, редактированию и подготовке к изданию литературных и исторических текстов и в целом, текстологическим работам ему удалось снискать мировую славу.

Таким образом, в таджикском литературоведении жизнь и творческая деятельность Мухаммада Казвини, внесшего огромный вклад в изучение и исследование истории персидско-таджикской литературы, не стали еще предметом отдельного исследования и, в настоящей диссертации автор намерен восполнить существующий пробел по данной теме.

Цели и задачи исследования. Диссертация посвящена изучению принципов исследования, вопросам текстологии, подготовки к изданию, а также научному и литературному значению сочинений Мухаммада Казвини. Для достижения этой цели мы поставили перед собой следующие задачи:

- исследовать биографию Мухаммада Казвини на основе его личных сведений и информации, размещенной в различных источниках;

- анализировать содержание и выявить значение сочинений ученого, посвященных проблемам классической литературы;

- изучить и определить принципы  работы Мухаммада Казвини в текстологии и исследовании наследия литераторов;

- на основе сопоставительного изучения выявить характерные особенности текстологической работы Мухаммада Казвини в диване Хафиза и в других литературных источниках;

- анализировать творческое наследие художников и выявить точку зрения Мухаммада Казвини об их жизни и сочинениях;

- определить место и значение Мухаммада Казвини в истории персидско-таджикской литературы и литературоведении.

Теоретическое и практическое значение исследования. Исследование сочинений Мухаммада Казвини позволит более глубоко ознакомить таджикскую научную и литературную среду с жизнью и творческой деятельностью одного из самых эрудированых и талантливых ученых мира и выявить его заслуги как в текстологии, так и в методологии исследования. Тем самым появится возможность давать истинную оценку его литературоведческим работам и широко пропагандировать методику его исследования.

Источники исследования. Основными источниками исследования являются научные труды Мухаммада Казвини и его предисловия к книгам«Та’рихи чахонкушои» Атомалика Джувайни, «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди, «Марзбоннома» Са’дуддина Варовини, «Лубоб-ул-албоб» Мухаммада Авфи Бухорои. Кроме того, в диссертации использован ряд книг воспоминаний, в том числе «Ёдгорномаи Хусрави Фаршедвард», «Ёдгорномаи Абдулхусайни Зарринкуб», «Ёдномаи Дабири Сиёки», «Ёддоштхои дуктур Косим Гани» и другие.

Методология исследования. В диссертации в основном использован сравнительно-исторический метод исследования. Одновременно с этим в научной разработке и оценке основополагающих аспектов проблемы исследования были применены методы и научные концепции отечественных и зарубежных ученых Эдварда Брауна, Ренольда Николсона, Забехулло Сафо, Абдулхусайна Зарринкуба, Баде’уззамона Фурузонфара, Муджтабо Минави, Мухаммадтаки Бахора, Косима Гани, Расула Ходизода, Худои Шарифова, Абдулманнона Насриддина, Низомиддина Зохидова, Носирджона Салимова и других.

Научная новизна диссертации. В диссертации впервые в таджикском литературоведении объектом специального исследования стала жизнь и литературоведческая деятельность Мухаммада Казвини. Выявление роли и места ученого в решении спорных вопросов литературоведения, текстологии, а также определения даты рождения и смерти ряда литераторов также представляет собой новаторский аспект исследования.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Результаты, достигнутые в ходе исследования, могут быть использованы при написании фундаментальных трудов по истории персидско-таджикской литературы, лингвистики, текстологии. Материалы диссертации могут служить теоретической базой при написании учебников для высшей школы, при подготовке и чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров по источниковедению, истории суфизма, суфийской литературе, при написании курсовых и дипломных работ для студентов факультетов таджикской филологии и восточных языков.

Апробация материалов диссертации. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры Таджикской классической литературы (21.10.2011, протокол №2) и секции литературоведения Ученого совета Худжандского государственного университета им. академика Б.Гафурова (02.03.2012, протокол №2). Основные положения работы отражены в 8 научных статьях, список которых приводится в конце автореферата, а также в научных докладах автора на научно-теоретических конференциях профессорско-преподавательского состава Худжандского государственного университета имени академика Б.Гафурова (2007, 2008, 2009, 2010 гг.).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, 9 разделов, заключения и списка использованной литературы.

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень ее изученности, цели и задачи исследования, устанавливается научная новизна, характеризуются источники и объекты исследования, мотивируется выбор методологической основы исследования, определяется теоретическое и практическое значение диссертации. Здесь же характеризуются работы Мухаммада Казвини, его сборники статей, сочинения, письма, воспоминания.

Первая глава диссертации названа «Биография и научное наследие Мухаммада Казвини», и в двух ее разделах речь идет о жизненном пути, путешествиях, сочинениях,         статьях и произведениях Мухаммада Казвини.

В первом разделе, озаглавленном «Взгляд на жизнь Мухаммада Казвини» приводятся сведения о его биографии, рождении, образовании, семейном положении, духовном росте и формировании литературно-критического мировоззрения. В сочинениях Мухаммада Казвини есть множество интересных сведений о жизни и творчестве известных литераторов, в том числе и о нем самом. На основе его автобиографических материалов выявляется, что он был рожден в квартале Дарвозаи Казвин города Тегерана и его наставниками были Сайид Мустафо, Мухамадсодик, Фазлуллох Нури, Мухаммад Омули. Несмотря на то, что его жизнь прошла в сложный исторический и политический период, во время экономического кризиса, оказавшего негативное влияние на общее благосостояние народа, все же Мухаммад Казвини внес значительный вклад в процесс развития литературы. Находясь рядом с великими учеными и литераторами Ирана, его жизнь наполнилась яркими эпизодами совместной работы с ними. Его поездка в Европу, сотрудничество с известными западными востоковедами, в том числе с Э. Брауном, открыла ему путь в мир больших открытий.

Во втором разделе первой главы, названном «Научное и литературное наследие Мухаммада Казвини», на основе оценок ученых и литературоведов, современников Казвини сделана попытка определить значение его трудов в текстологии и литературной критике начала ХХ века. По всеобщему признанию, Мухаммад Казвини в истории литературоведения этого периода занимает особое место и то, что он сделал, по мнению Абдулманнона Насриддина, можно назвать «шедевром современной текстологии» (7,304). В этом разделе охарактеризованы сочинения Мухаммада Казвини, в том числе 6 монографий, 36  статей, 7 книг, подготовленных им к изданию. Кроме того, здесь проанализированы публикации, осуществленные исследователями по сбору и изданию его трудов после смерти ученого. Отмечается, что сбор и издание трудов Мухаммада Казвини был начат его соратником и современником, известным иранским ученым Иброхимом Пуридовудом со сборника «Бист маколаи Казвини» («Двадцать статей Казвини») (4, 17). До него статьи Мухаммада Казвини еще не были изданы в виде книги. Позже эту работу продолжил друг и соратник Мухаммада Казвини Аббос Икбол Оштиёни, о ком высоко  отозвался ученый в своей автобиографии. Свой сборник он назвал «Чилди дувуми бист маколаи Казвини» («Второй том двадцати статей Казвини»), указывая на продолжение работы Иброхима Пуридовуда. Вслед за ними публикацией трудов Мухаммада Казвини занялся Эрадж Афшор, издавший научное наследие ученого в десяти томах под названием «Ёддошт[ои Rазвинb» («Воспоминания Казвини»). Последовал за ним сборник «Номахои Казвини ба дуктур Косим Гани» («Письма Казвини, адресованные доктору Косиму Гани»), подготовленный к изданию Сирусом Гани и составляющей большую часть книги «Ёддоштхои дуктур Косим Гани» («Воспоминания Косима Гани») (5, 156-232). Эти труды подробно характеризуются в данном разделе диссертации.

Вторая глава диссертации называется «Мухаммад Казвини и вопросы исследования истории персидско-таджикской литературы». В ней раскрыты проблемы исследования персидско-таджикской литературы Мухаммадом Казвини и его взгляд на литературное наследие представителей классической литературы.

Первый раздел главы посвящен жизни и творчеству Манучехри Домгони и Анвари Абеварди. Этот раздел состоит из двух параграфов, один из которых посвящен исследованию работ Казвини о Манучехри Домгони, а второй - Анвари Абеварди. Особый интерес к творчеству этих поэтов-авторов касыд объясняется двумя причинами: 1.Исследование истории персидско-таджикской литературы на примере изучения столь важных произведений этих двух поэтов; 2.Определить источники, на основе которых написаны произведения Анвари и Манучехри. В связи с этим Казвини рассматривает ряд источников, в том числе «Тазкирату-ш-шуаро», «Рохат-ус-судур», «Чахор макола», «Тухфаи Соми», «Тазкираи Насрободи», «Оташкада», «Маджма’-ул-фусахо», «Лисон-ул-мизон» и другие.

Второй раздел назван «Размышления Мухаммада Казвини о жизни и творчестве Аттора Нишопури и Бобо Кухи». Сочинения Мухаммада Казвини, написанные на основе исторических трудов и достоверных источников в этой главе сопоставлены с трудами Шибли Ну’мони, Эдварда Брауна, Хельмута Риттера, Евгения Эдуардовича Бертельса, Саида Нафиси, Баде’уззамона Фурузонфара, Абдулхусайна Зарринкуба, Забехулло Сафо, А’лохона Афсахзода, Абдулманнона Насриддина, Расула Ходизода и других. Следует отметить, что все названные ученые посвятили свои исследования жизни и творчеству Бобо Кухи и Аттора Нишопури и при этом непременно обращались к сочинениям Мухаммада Казвини.

В «Ше’р-ул-Аджам» Шибли Ну’мони даёт обширные сведения о поэтах объемом в 25-30 страниц о каждом из них, однако об Атторе Нишопури его материал ограничивается всего 4-5 страницами. Причиной тому является предисловие к «Тазкират-ул-авлиё», названный им «исследовательским предисловием». Алиакбар Деххудо относительно статьи Мухаммада Казвини о Бобо Кухи полагает, что: «Ученый-энциклопедист Мухаммад Казвини осуществил всестороннее  исследование об именах Кухи и Бокуя или Боку, который является прадедом его (т.е. Кухи – А.Р.) и о том, что среди простолюдинов Шираза распространен искаженный вариант этого имени – Бобо Кухи – и ему приписывают авторство дивана и даже в качестве иллюстрации приводят бейт Саади:

Надонb, ки Бобои Кe[b чи гуфт,

Ба марде, ки номусро шаб нахуфт» (3, 78).

Неведомо тебе, о чем говорил Бобо Кухи

Мужчине, который даже во сне не забывает о чести.

(Подстрочный перевод)

Размышляя о дискуссиях авторов источников, ученый отмечает, что жизнь и творчество известных суфийских поэтов Аттора Нишопури и Бобо Кухи до сих пор не исследованы достаточно глубоко.

В третьем разделе второй главы, названном «Размышления Мухаммада Казвини о проблемах суфийской литературы и исторических сочинениях», анализируются работы Казвини о представителях суфийской литературы, их личности, семейном положении, датах рождения и смерти, причинах смерти и местах, где они захоронены. Так, о Шейхе Аминуддине Мухаммаде Козаруни пишет: «Шейх Мухаммад Козаруни Булёни … ибн Исмоил Абуали Даккок является одним из известных шейхов тариката Персии восьмого века» (6, 1331). Таким образом, выясняется, что Аминуддин Мухаммад Козаруни происходил из рода шейха Абуали Даккока.

Сообщая об Атторе Нишопури, Казвини пишет: «Автор книги (имеется в виду «Тазкират-ул-авлиё»- А.Р.) Абухомид или Абутолиб Мухаммад ибн Абубакр Иброхим ибн Мустафо ибн Ша’бон под псевдонимом Фаридуддин, известен как Аттор» (6, 1297). Ученый приводит здесь оба варианта куния поэта - Абухомид и Абутолиб и тем самым снимает с себя ответственность за точность сведения. Бадеъуззамон Фурузонфар же в своем исследовании отдает предпочтение сведениям Авфи:

«Его куния, по сведениям Мухаммада Авфи, был Абухомид и поскольку он был современником шейха, его слова в отличие других, названных его куния Абутолибом, более достоверны» (10, 2).

Мухаммад Казвини, несмотря на то, что был знаком со всеми литературными источниками, опирался на сведения самого Фаридуддина Аттора. Возможно, одной из причин того, что ученый не дает окончательного варианта относительно куния Аттора, было то, что в сочинениях поэта нигде нет и намека на эту тему. Позже Баде’уззамони Фурузонфар на основе «Лубоб-ул-албоб» высказал окончательную версию. Однако, для нас важно, что Казвини при высказывании своих научных доводов основывался, прежде всего, на сведения самих поэтов.

Четвертый раздел второй главы назван «Научные воззрения Мухаммада Казвини о Саади Ширази». В нем речь идет о произведениях Саади, его путешествиях, современниках и, рассуждения Казвини по этим вопросам сопоставляются с точкой зрения других ученых, в том числе Шибли Ну’мони, Забехулло Сафо, Гуломхусайна Юсуфи, Мухаммада Али Фуруги и др.

Вопросы образования и учебы, взаимоотношений и дружбы с современниками рассмотрены в сопоставлении с рассуждениями отечественных и зарубежных исследователей. Так, Мухаммад Али Фуруги в преисловии к «Гулистон» Саади о двух монгольских визирях

Шамсиддине Мухаммаде и Атомалике Джувайни пишет: «Сообщения о его дружеских отношениях с известными братьями Шамсиддином Мухаммадом и Атомаликом Джувайни – мудрыми монгольскими визирями не соответствуют действительности» (12, 13).

Однако Шибли Ну’мони приводит длинный рассказ и подтверждает их взаимоотношение. Он отмечает, что «Эти два братья были поклонниками Шейха» (8, 29-31).

В продолжение этой мысли Мухаммад Али Фуруги отмечает: «Относительно его встреч с другими реальными лицами, приведенными в его жизнеописании, отпадают эти сомнения… все, чему можно верить - это то, что он учился у шейха Абулфараджа ибн Джавзи … и шейха Шахобиддина Сухраварди суфия» (12, 19).

Возникает вопрос, о каком Абулфарадже ибн Джавзи идет речь? Это ибн Джавзи, знаток хадисов или его внук, современник Саади Ширази?

Шибли Ну’мони в «Ше’р-ул-Аджам» называет Ибн Джавзи великим знатоком хадисов У1 века хиджри, а год рождения Саади определяет 589/1193. Позже на основе сведений из книги «{аводису-л-xомиат ва-т-таxорибул нофиат фил моитаул собиат» Абулфазла Абдураззока Мухаммад Казвини выясняет, что эти двое отличаются друг от друга, и предполагаемый Абулфарадж ибн Джавзи не является известным знатоком хадисов У1 века, ибо он скончался в конце У1 века и поэтому не мог встретиться с Саади. Встреча же Саади с Ибн Джавзи состоялась примерно в 30-е годы У11 века.

Третья глава диссертации посвящена вопросам издания Мухаммадом Казвини рукописей книг и с учетом основных принципов  работы ученого делится на три раздела. Научные изыскания, атрибуция, принципы исследования, исправления, сопоставления, опыт и знания ученого-текстолога стали предметом исследования первого раздела этой главы диссертации, названной «Научные принципы Мухаммада Казвини по редактированию текста». Основные принципы литературоведческой деятельности Казвини определены в пяти пунктах. Критический анализ и корректирование текста рукописей Хафиза, Са’дуддина Варовини, Мухаммада Авфи Бухорои, Шамса Кайса Рози считается главным научным достижением Мухаммада Казвини. При подготовке к изданию книги «Марзбоннома» он определяет, кому принадлежит это произведение. Мухаммад Казвини научно аргументирует, что диван поэта Кухи, писавший стихи также и под псевдонимом Инсон, не относится перу великого суфия Бобо Кухи. Он же впервые называет «приложениями» 105 газелей дивана Хафиза, вошедших в его издания. Казвини научно доказывает, что диван, который, по мнению Германа Эте, принадлежит Зухуриддину, фактически не относится его перу, а «Синдбоднома», которую приписывали Дакоику Марвази, фактически написана Захиром Самарканди. Им же высказаны важные мысли о стиле письма, правописании, контекстах употребления слов, соотношении орфографии древних рукописей с современным персидским правописанием.

Одним из наиболее значительных работ Мухаммада Казвини, выполненной совместно с Косимом Гани, является издание дивана Хафиза, которое профессор  Абдулманнон Насриддин считает «самым достоверным изданием». Именно этому вопросу посвящен второй раздел третьей главы диссертации, названной «Вклад Мухаммада Казвини в подготовке к изданию дивана Хафиза». Древние списки, изданные источники, принципы исследования, количество газелей поэта, использование комментариев, исправление ошибок, допущенных в издании Халхоли, и другие подобные вопросы находятся в центре внимания автора в этом разделе. При подготовке дивана к изданию исследователь внимательно изучает все существующие варианты рукописи и исправляет оригинал текста. Так, обращая внимание на следующий бейт, отмечает:

«Сўзи дил бин, ки зи бас оташи ашкам чун шамъ,

Дўш бар ман зи сари ме[р чу парвона бисўхт».

Посмотри на муки сердца, поскольку огонь моих слез, как свеча,

Вчера из-за любви была сожжена, как мотылек.

  (Подстрочный перевод)

«Согласно многим спискам правильный вариант должен быть: «Сўзи дил бин, ки зи бас оташи ашкам дили шамъ» (11, буквы «мим» и «[ои [уттb»).

На наш взгляд, второй вариант близок стилю Хафиза, ибо сочетание «сўзи дил» (горение сердца, переносное значение - муки сердца) логически подходит к «дили шамъ» (т.е. к огню, который горит в сердце свечи). То есть, душевные муки подобны огню в сердце свечи, которая протекая по каплям, медленно исчезает. Анализируя списки «Дивана Хафиза», Мухаммад Казвини выявляет ошибки переписчиков и предлагает исправленные варианты бейтов. Так, о газели, начинающейся со следующего бейта, пишет:

Мар[або, эй пайки муштоrон, биде[ пайuоми дўст,

То кунам xон аз сари раuбат фидои номи дўст.

Пожалуйста, принеси мне весть о друге, о, вестник

влюбленных,

Чтобы я охотно пожертвовал жизнью во имя друга.

(Подстрочный перевод )

«в других списках (имеются в виду древние  списки дивана Хафиза.-А.Р) рифму составляют: «бе доми дўст», «дар доми дўст», «аз xоми дўст» «иrдоми дўст»… , т.е. после буквы «алиф» значится буква «мим», лишь в одном списке встречаемся с другим вариантом последнего бейта:

       {офиз андар дарди ў месўзу бедармон бисоз,

       З-он, ки дармоне надорад дарди бедармони дўст.

То есть один раз рифма меняется и после «алифа» приходит буква «нун» и явно, что слово «бедармон»…является следствием волнения переписчика, из-за чего слово «дармон» повторяется дважды в этом бейте, а правильный вариант согласно всем спискам следующий:

З-он ки дармоне надорад дарди беороми дўст» (11, буквы «мим», «то»).

Именно благодаря такой скрупулезной работе «Диван Хафиза», изданный этим великим ученым, пользуется особым авторитетом. Однако его заслуги этим не исчерпываются. Кроме дивана Хафиза им подготовлено критическое издание ряда других исторических и литературных источников, среди которых важное место занимает  «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди.

Последний раздел третьей главы диссертации посвящен этому изданию и называется «Мухаммад Казвини и «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди». Издание, подготовленное Мухаммадом Казвини по предложению Эдуарда Брауна, основано на трех рукописных списках и одном опубликованном варианте данной книги. Оно серьёзно отличается от издания 1899 года, осуществленного Эдуардом Брауном в Европе. Во введении книги ученый излагает принципы своей работы. Он исправляет ошибки, имеющиеся в издании Брауна и, тем самым доказывает, что работа по исправлению текста связана с его исследованием. Ряд вопросов, исследованных Мухаммадом Казвини и приведенных в примечаниях к «Чахор макола», представляет собой самостоятельное научное исследование. Так, параграф примечания относительно Омара Хайяма на страницах 292-364 может быть приравнен к отдельному научному труду. Ценную информацию можно найти в примечаниях Казвини и о других известных лицах, в том числе об Абуали ибн Сино, Абуубайде Джузджони, Абуабдуллохе Ансори и других. Сведения о Сино классифицированы им следующим образом:

       1) Список произведений Абуали ибн Сино;

       2) Автобиографическое сочинение Ибн Сино, часть которого написано им самим, а  другая часть – Абуубайдом Джузджони;

       3) Математический трактат Донишномаи Алои ({икмати Алоb) с его собственными исправлениями в предисловии к книге, переведенного Джузджони с арабского сочинения Ибн Сино;

       4) Трактат об астрономии и астрологии Донишномаи Алои, также переведенного Джузджони на фарси с арабского сочинения Ибн Сино;

       5) Трактат о музыке Донишномаи Алои, также исправленного им и переведенного на фарси с одного из арабских сочинений Ибн Сино.

       6) Предисловие к  «Китоб-уш-шифо» (каталог арабских рукописей) (9, 451).

В заключении диссертации в 9 пунктах подведены основные итоги исследования, которые сводятся к следующему:

1. Из биографических сведений Мухаммада Казвини становится ясно, что он получил прекрасное домашнее образование и освоил все важные современные науки у отца и у других великих знатоков своего времени. Его сочинение «Жизнеописание Мухаммада Казвини», написанное им собственноручно, является наиболее достоверным источником, освещающим его жизнь с самого рождения и до поездки в Европу. Эта статья значительна и тем, что Казвини не только описывает свое сотрудничество с европейскими востоковедами, в том числе и с Эдуардом Брауном, но и указывает заслуги каждого из них в литературе. Благодаря разъяснениям самого Мухаммада Казвини о том, что он рожден в квартале Дарвозаи Казвин Тегерана уточняется вопрос о месте его рождения, которое иногда смешивают с городом Казвин.

2. Значение научного и литературного наследия Мухаммада Казвини прежде всего отражается в его текстологической работе. Сам Мухаммад Казвини признается, что по приглашению брата он поехал в Лондон и там занялся чтением рукописей и после знакомства с Э. Брауном по его наставлению начал готовить к изданию «Та’рихи чахонкушои» Атомалика Джувайни. Выработанные при выполнении этой работы принципы, в дальнейшем им были использованы при подготовке критических изданий «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди, «Лубоб-ул-албоб» Мухаммада Авфи Бухорои и других сочинений.

3. Литературоведческая деятельность Мухаммада Казвини состоит из монографий и научных статей ученого. Несмотря на то, что часть этих работ включена в «Сборник статей Казвини», каждая отдельная статья представляет собой самостоятельное научное исследование.

Велика заслуга Мухаммада Казвини в редактировании и исправлении научного и литературного текста. Результатами этой работы ученого пользуются как в Иране, так и за его пределами. Ярким примером тому может быть издание «Дивана Хафиза», подготовленного Мухаммадом Казвини. Принципами его работы по подготовке этого текста широко пользуются в современной текстологии. Большое познавательное значение имеют и его примечания, написанные к подготовленным им критическим изданиям. Каждое из пунктов этих примечаний равноценно самостоятельному исследованию, имеющему большое значение для литературоведения.

4. Воззрения Мухаммада Казвини нашли отражение в его статьях и монографиях. Примечания к книгам, написанные им, особенно к «Лубоб-ул-албоб» Мухаммада Авфи Бухорои, «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди признаны в качестве важных литературоведческих исследований. Сведения об Омаре Хайяме, приведенные в его примечаниях к «Чахор макола», очень важны для исследования проблем связанных с  жизнью и творчеством поэта.

5. Мухаммад Казвини плодотворно сотрудничал с другими учеными, в том числе с Эдуардом Брауном. Его исследование «Жизнеописание Мас’уда Са’да Салмона» было переведено и издано Эдуардом Брауном на английском языке. Этот факт подтверждает, что Мухаммад Казвини еще в молодости снискал к себе мировую славу, о чем свидетельствуют как переводы его трудов, так и его переводческая деятельность.

6. Заслуги Мухаммада Казвини велики и в написании предисловий. Его предисловия к книгам, которые подготовлены им к изданию, имеют большое научное значение. Мухаммад Казвини для своих предисловий черпает  сведения из литературных источников. Начиная работу со сведений об авторе книги, ученый продолжает изыскания о данном произведении, рассуждает о месте и значении книги, о существующих списках и других проблемах, связанных с ней. Все это подтверждает серьёзность научных принципов, которыми он руководствовался в своих исследованиях.

7. Мухаммад Казвини является автором ряда писем, адресованным к соратникам и современникам. Эти письма имеют большое значение, как в освещении проблем литературоведения, так и вопросов лингвистики. Среди них особо выделяются письма, отправленные им из Парижа на имя Эраджа Афшора и свидетельствующие о широких взаимосвязях персидской и европейской литератур. Письма, адресованные Сайид Хасану Такизода, также охватывают важные литературоведческие проблемы и имеют большую ценность в исследовании литературного текста.

8. Наследие Мухаммада Казвини не ограничивается литературоведческими исследованиями. В его научном наследии есть труды, посвященные проблемам персидского языка, истории, герменевтики, историческим трудам. Большинство своих исследований Казвини проводит на основе материалов музеев и библиотек различных стран, особенно Европы. Среди работ Казвини особый интерес представляет анализ и комментарии письма Амира Тимура, адресованное Шарлю У1- королю Франции, найденное им в официальных хранилищах Парижа.

9. В начале ХХ века благодаря комментариям и исправлениям литературных источников Мухаммад Казвини был признан «основоположником текстологической школы» (14, 308-310; 21;) и это послужило поводом изучения принципов его работы всеми последующими текстологами. При этом его последователи использовали не только подготовленные им издания, но и примечания к книгам. Принципы текстологической работы ученого особенно ярко наблюдаются в исследованиях Мухаммада Муина, в частности в подготовленном им издании «Чахор макола» на основе работы Мухаммада Казвини.

Значение издания «Чахор макола», явлющимся одним из первых текстологических работ Мухаммада Казвини, заключается в следующем:

а). Благодаря этому изданию появился достоверный вариант «Чахор макола», на основе которого позже появились и другие издания;

б). Введение и примечания этого издания придают данному труду особую научную ценность;

в). Благодаря текстологической работе Мухаммада Казвини можно получить сведения не только о конкретном изданном литературном произведении, но и других важных научных, литературных и исторических источниках.

Цитированная литература:

1. Авфb, Му[аммад. Лубоб-ул-албоб.- X.1-2. / Та[ия ва тас[е[и Эдвард Браун ва Му[аммади Rазвинb. - Лейдан, 1906.- 369 с.

2. Ба ёди Му[аммади Rазвинb / Ба кeшиши Эраx Афшор. -Те[рон: Бунёди мавrуфоти дуктур Му[аммад Афшор, 1386. -402 с.

3. Де[худо, Алиакбар. Луuатнома. -X. 8. - Те[рон, 1336. -500 с.

4. Ёддошт[ои Rазвинb. Китоби аввал. -X.1, 2. / Ба кeшиши Эраx Афшор . -Те[рон: Интишороти илмb, 1363.- 216 с.

5. Ёддошт[ои дуктур Rосим Uанb / Ба кeшиши дуктур Сируси Uанb. - Xилди 8. -Те[рон, 1368. -328 с.

6. Маrолоти аллома Му[аммади Rазвинb. - X.5. / Гирдоваранда Абдулкарими Xурбузадор, чопи аввал. - Те[рон: Асотир, 1362. –1400с.

7. Насриддин, Абдулманнон. Матншиносии осори адабb. –Хуxанд, 2009. – 391 с.

8. Нeъмонb, Шиблb. Шеър-ул-Аxам ё таърихи шуаро ва адабиёти Эрон / Тарxумаи Саид Му[аммадтаrb Фахрдоии Гелонb. -Xилди 1. -  Те[рон, 1348. -264 с.

9. Арўзии Самарrандb. Ча[ор маrола / Аз рeи тас[е[и аллома Rазвинb ва шар[у тавзе[и Саид Rарабеклу ва Ризо Анзобинажод. – Те[рон, 1382. – 238 с.

10. Фурeзонфар, Бадеъуззамон. Шар[и а[вол ва наrду та[лили осори шайх Фариддадин Аттори Нишопурb. - Те[рон, 1374. -567 с.

11. {офизшиносb аз дидго[и аллома Му[аммад Rазвинb / Гирдоваранда Исмоили Сорамb. - Те[рон: Нашриёти илмb, 1367. –317 с.

12. Шерозb, Саъдb. Гулистон / Бо муrаддимаи Му[аммадалии Фурeub. -Те[рон, 1381. -205 с.

13. WWW. allamehqhazvini. ac. ir

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Анвари Абеварди в трудах Мухаммадхона Казвини // Паёми Сугд («Голос Согда», Литературный и научно-общественный ежемесячник исполнительного органа государственной власти Согдийской области). - Худжанд, 2008. – №11. - С. 99-101.

       2. Манучехри Домгони глазами Казвини. - Армуuони «Ганxи сухан» (Сборник статей). - Т. 3.- Худжанд: Ношир, 2009. –С. 348-354.

3. Размышления Казвини о жизни и творчестве Аттора Нишопури // Паёми донишго[и миллии Тоxикистон (Известия Национального университета Таджикистана). –Душанбе: Сино, 2010.- №7. –С. 284-287.

4. Вклад Мухаммада Казвини в подготовке дивана Хафиза // Известия Академиии наук Республики Таджикистан. гуманитарные науки. – Душанбе: Дониш, 2010. - №4 –С.112-116.

5. Вклад Мухаммада Казвини в исследовании жизни и творчества Бобо Кухи - Аз на[ви сухан то xав[ари маънb (Сборник статей, посвященный 70-летию профессора Ф.К.Зикрияева). - Худжанд: Меъроx, 2010. –С.347-353.

6. Вклад Мухаммада Казвини в исследовании жизни и творчества Аттора Нишопури // Номаи донишго[ (Ученые записки Худжандского государственного университета). –Худжанд: Нури маърифат, 2010. - №3.  –С. 100-107.

7. Мухаммад Казвини и его работа над текстом «Чахор макола» Низоми Арузи Самарканди. - Молодежь и современная наука (Сборник научно-теоретических статей ученых, молодых исследователей и специалистов в области государственной политики и молодежи, посвященный 20-летию государственной независимости Республики Таджикистан). –Душанбе, 2011. –С. 286-290.

8. Жизнь и творчество Саади Ширази глазами ученого-энциклопедиста Мухаммада Казвини. - Рамзошнои маънb (Сборник статей, посвященный 50-летию академика Салимова Н.Ю). –Худжанд: Ношир, 2011. –С.246 – 253.

Подписано в печать 5.043.2012г. Формат 60х80/1/16

Заказ №294. Тираж 100. Объем 1,4 п.л.

Издательство «Нури маърифат» ХГУ имени Б.Гафурова

г. Худжанд, ул. Ленина, 52






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.