WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

РАХИМОВА МУШКИНИСО ИСРОФИЛОВНА

ХАФИЗОВЕДЕНИЕ В ТАДЖИКИСТАНЕ

10.01.03 литература народов стран зарубежья

(таджикская литература)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

ДУШАНБЕ 2012

Работа выполнена на кафедре таджикской литературы Таджикского государственного института языков им. С. Улугзода

Научный руководитель:        доктор филологических наук,

       профессор Сатторов Абдунаби

Официальные оппоненты:        доктор филологических наук,

       профессор Амиркулов Субхон

       старший научный сотрудник

       Научно-исследовательского

       института Таджикского

       национального университета

       кандидат филологических наук

       Самадов Валиджон ведущий

       сотрудник отдела современной

       таджикской литературы

       Института языка, литературы,

       востоковедения и письменного

       наследия им. Рудаки АН

         Республики Таджикистан

Ведущая организация:        Таджикский.государственный педагогический университет  им. С. Айни

  Защита состоится «13» сентября 2012 г. в «____» часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук при Таджикском национальном университете (734025, г.Душанбе, пр.Рудаки, 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета (734025, г. Душанбе, пр.Рудаки, 17).

Автореферат разослан «___»_______________ 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук,

профессор                                                        Нагзибекова М.Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы. Шамсуддин Мухаммад Хафиз Ширази, будучи величайшим лириком персидско-таджикской литературы, входит в круг наиболее почитаемых поэтов среди всех слоев таджикского общества, а его диван стихов считается одной из самых высоко ценимых книг. По словам известного иранского ученого А. Зарринкуба, «всеобщее признание, которое имеет Хафиз среди таджикского народа, очевидно, началось еще в эпоху самого поэта» [3,108]. Свое мнение о популярности Хафиза среди таджиков другой иранский исследователь Парвиз Нотил Хонлари выразил следующими словами: «Увлеченность таджиков газелями Хафиза если не больше чем иранцев, то никак не меньше» [7,121]. Другой факт, убедительно свидетельствующий о привязанности таджиков к Хафизу, – это выбор дивана поэта в качестве учебника в медресе Мавераннахра, Хорасана и других регионов. Основная причина всеобщего признания Хафиза – его глубоко содержательная и высоко художественная.поэзия,отвечающая духовным потребностям таджикского народа.

Исследование и издание наследия Хафиза в Таджикистане, по существу, началось после сороковых годов ХХ столетия.

Историю издания поэзии Хафиза в Таджикистане можно разделить на следующие этапы:

1. Со времени публикации «Образцов таджикской литературы» («Намунаои адабиёти тоик») (1940) до издания «Избранных стихов» («Ашъори гузида») (1971), т.е. 40-е –70-е гг. ХХ в.

2. Со времени издания «Избранных стихов» (1971) до издания «Полного собрания сочинений» («Куллиёт») (1983), т.е. 70-е – первая половина 80-х гг. ХХ в.

3. Со времени выхода в свет «Полного собрания сочинений» (1983) до издания достоверного текста его Дивана, т.е. первая половина 80-х гг. до наших дней.

Что касается научного исследования жизни и творчества Хафиза таджикскими учеными, то оно так же началось в сороковые годы ХХ века и включает следующие этапы:

1. Со времени публикации «Образцов таджикской литературы» (1940) до издания «Юбилейного сборника Хафиза» («ашнномаи офиз») (1971) (40-е – 70-е годы ХХ в.).

2. Со времени издания «Юбилейного сборника Хафиза» до появления монографических трудов о нем (начиная с 70-х  годов до первой половины 80-х годов ХХ столетия).

3. Со времени выхода первых объемных исследований до появления комплексных научно-достоверных исследований (со второй половины 80-х годов ХХ столетия до  наших дней).

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является всестороннее изучение всех доступных изданий и исследований поэзии Хафиза в Таджикистане, установление реального состояния хафизоведения в республике с тем, чтобы подготовить почву для издания научно-критического текста дивана поэта и проведения научно-обоснованного и выверенного исследования Хафиза в Таджикистане.

В соответствии с обозначенной целью были определены следующие задачи:

- показать роль и место Хафиза в духовном мире таджикского народа;

- проследить историю издания и изучения поэзии Хафиза,  определить этапы издания произведений и исследования его наследия в Таджикистане и их важнейшие особенности;

- дать оценку различных изданий дивана Хафиза, определить уровень этих изданий в Таджикистане, выявить их достоинства и недостатки;

- рассмотреть качество материалов о жизни и творчестве Хафиза в учебниках для средних школ;

- дать оценку исследований жизни и творчества Хафиза в трудах по истории таджикской литературы и в энциклопедиях;

- выявить особенности изучения и популяризации Хафиза после обретения независимости и в настоящее время;

- определить принципы и критерии познания Хафиза, интерпретации и толкования его поэзии в настоящее время;

- определить перспективы хафизоведения в Таджикистане и его дальнейшие задачи. Обосновать необходимость издания и всестороннего исследования поэзии и личности Хафиза.

Степень изученности проблемы. За исключением отдельных оценок и суждений в кандидатских диссертациях Р.Дехоти, К.Восиева, А.Худойдодова, Ш.Исрофилова, Ш.Каримова, М.Бабаевой и М.Саломова, где рассматриваются некоторые аспекты изучения поэзии Хафиза, специального монографического исследования по данной теме не было проведено. Опубликованы рецензии об отдельных книгах, посвященных Хафизу, его избранных и полных собраниях сочинений, изданных в Таджикистане, которые подробно рассмотрены в реферируемой диссертации. Следует отметить лишь статью А.Насриддина «Редакция и издание дивана Хафиза» [5,238], в которой рассматриваются вопросы издания дивана Хафиза и состояния хафизоведения в Таджикистане.

Научная новизна. Диссертация является первым монографическим исследованием, в котором предпринимается всесторонний анализ состояния издания произведений и исследования жизни и творчества Хафиза Ширази в Таджикистане начиная с сороковых годов прошлого столетия и до сегодняшнего дня. Разделяя историю публикации поэзии Хафиза и изучения его жизни и творчества на три этапа, автор диссертации рассматривает каждый из них отдельно с тем, чтобы конкретно показать их достижения и недостатки, а также определяет дальнейшие задачи хафизоведения в Таджикистане.

Теоретические и методологические принципы исследования. Диссертация написана на основе методологических принципов, выработанных видными таджикскими и зарубежными литературоведами и востоковедами. При анализе материала применены методы объективизма, системного подхода, критического, историко-сравнительного и литературного анализа.

Источниковедческая база исследования. В диссертации исследованы тринадцать сборников стихов Хафиза, изданных в Таджикистане, и восемь диванов его поэзии, изданных в Иране, а также рассмотрены более 225 монографий и статей таджикских ученых, посвященных жизни и творчеству поэта. Для определения уровня этих исследований использованы средневековые комментарии к дивану Хафиза, интерпретации и оценки русских и иранских хафизоведов.

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть полезны при написании истории персидско-таджикской литературы, особенно литературы ХIV века, при научном обосновании этапов жизни и творчества Хафиза Ширази, а также создании научно-критического текста его дивана. Кроме того, материалы диссертации могут быть использованы при чтении лекционных курсов по истории персидско-таджикской классической литературы, в том числе суфийской литературы, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных вопросам становления  жанра газели.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Поэзия Хафиза Ширази стала близка и созвучна духовному миру таджиков благодаря ее возвышенным идеям, высокой поэтичности, она отвечала  духовным потребностям таджикского общества.

2. Научное издание и массовая популярность поэзии Хафиза в Таджикистане начались после сороковых годов ХХ века и развивались поэтапно, в зависимости от политической обстановки времени, однако до сих пор не существует достоверного текста дивана поэта, в котором не содержались бы ошибки, неточности и приписываемые ему  бейты.

3. Первый этап таджикского хафизоведения приходится на советский период, в котором таджикские ученые, в соответствии с коммунистической идеологией, представляли Хафиза как поэта, восхвалявшего только земную любовь, веселье, радость и наслаждение, критикуя религию, духовных лиц, правителей и богачей.

4. Адекватное исследование Хафиза началось после приобретения государственной независимости и суверенитета Таджикистаном, однако, несмотря на появление множества книг, статей и монографий о различных сторонах жизни и творчества поэта, до сих пор Хафиз в Таджикистане не оценен по достоинству и остается непознанным как следует.

5.Критическое исследование и издание поэзии Хафиза в Таджикистане, с одной стороны, демонстрируют их размах и возможности, но с другой – выявляют слабые стороны и недостатки таджикского хафизоведения. Самое главное – они создают благоприятную почву для полноценного издания произведений этого феноменального поэта и их всестороннего исследования.

Апробация работы. Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры таджикской литературы Таджикского государственного института языков им. С.Улугзода (20.10.2011 г., протокол №4) и на заседании кафедры истории таджикской литературы Таджикского национального университета (21.02.2012 г., протокол №18).

Основное содержание диссертации было изложено в 8 статьях, опубликованных в научных журналах Известия АН Таджикистана, Вестник национального университета и др. По теме диссертации прочитан ряд докладов на научных конференциях профессорско-преподавательского состава Таджикского государственного института языков им. С.Улугзода (2006-2012). Список публикаций прилагается в конце автореферата.

Объём и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность проблемы, степень её изученности, определены цели и задачи работы, методологические основы диссертации, объекты и источники исследования, аргументируются теоретическая и практическая значимость исследования, его новизна и дается обоснование структуры диссертации.

Первая глава «Издание поэзии Хафиза в Таджикистане» состоит из трех разделов.

Первый раздел «От «Образцов таджикской литературы» (1940) до издания «Избранных стихов» (1971) (40-70 годы ХХ века)». В разделе представлена информация о рукописях дивана Хафиза, переписанных в средние века, о положении с изданием произведений поэта в Иране, поскольку эти рукописи также являются основными источниками издания поэзии Хафиза в Таджикистане. В разделе детально исследовано каждое издание стихотворений поэта в Таджикистане в 40-70 гг. ХХ столетия, указаны их преимущества и недостатки. Отмечается, что в тысячелетней истории персидско-таджикской литературы ни один диван какого-либо поэта не переписывался столько раз, сколько был переписан диван Хафиза. Известный русский востоковед О.Ф.Акимушкин сообщает, что в каталогах известных библиотек мира представлены 450 рукописей дивана Хафиза [1,86].

Первое научно-критическое издание дивана Хафиза, ставшее в дальнейшем основным источником для других составителей текстов поэзии Хафиза, было подготовлено в 1306 х./1928 г. А.Халхоли. Из множества редакций дивана Хафиза, составленных иранскими учеными, издания Гани Казвини и Парвиза Нотила Хонлари стали наиболее популярными и неоднократно переиздавались.

В Таджикистане поэзия Хафиза впервые приведена в труде «Образцы таджикской литературы», опубликованном в 1940 г. на латинице. В этой книге в качестве образца приведены «Сокинома» (50 бейтов), шесть газелей и восемь рубаи поэта. Но отдельной книгой стихи Хафиза изданы в 1951 г. на кириллице под названием «Избранная поэзия» известным русским востоковедом А.Н.Болдыревым под общей редакцией Садриддина Айни. Эта книга содержит 98 газелей и 45 рубаи, и каждая из газелей имеет свое название в зависимости от ее темы. Это было первое относительно объемное издание поэзии Хафиза в Таджикистане на кириллице, однако и оно не могло удовлетворить потребности читателей. Тем более, что в это издание вошли газели, принадлежащие другим поэтам с аналогичным псевдонимом Хафиз, которые не имеют отношения к Хафизу Ширази. К тому же в некоторых бейтах поэта допущены ошибки, часть из которых в качестве примера приведены в диссертации. Несмотря на это, А.Н.Болдырев был первым, кто заложил основу для издания поэзии Хафиза в бывшем Советском Союзе. Надо отметить, что основная причина неточностей и ошибок в сборнике «Избранное», составленном А.Н.Болдыревым, кроется в недоступности составителю  более ранних рукописей дивана поэта.

Учитывая возрастающую востребованность поэзии Хафиза таджикскими читателями, в 1957 г. Х.Мирзозаде, используя рукописный экземпляр, хранящийся в Бомбее (1299 х./1882 г.), и литографический список дивана Хафиза, изданного в 1314 х./1897 г., составил и опубликовал «Избранные стихи дивана» («Мунтахаби девон») Хафиза. Анализ содержания сборника показал, что составитель необоснованно включил в него ряд стихов, ошибочно приписываемых Хафизу переписчиками. Допущены ошибки и неточности при переложении текстов стихов на кириллицу, примеры которых приведены в диссертации.





В 1967 г. стараниями Дж.Шанбезаде была издана книга «Избранные газели» («Мунтахаби азалиёт») Хафиза, содержащая 246 газелей. Надо отметить, что данное издание, как в выборе газелей, так и в коррекции и переводе на кириллицу, является лучшим по сравнению с предыдущими, так как составитель опирался на достоверные рукописи Гани Казвини и Хонлари. Но и этот сборник содержит приписываемые поэту бейты и сомнительные газели. Составитель полностью игнорировал те великолепные газели Хафиза, которые содержат арабские строки. Кроме того, в порядке написания слов бейтов в данном издании Дж.Шанбезаде наблюдаются разночтения с подлинником [8,284]. Подобные искажения в сборнике встречаются довольно часто. Несмотря на это, издание Дж.Шанбезаде смогло в какой-то степени ознакомить таджикского читателя с подлинным текстом газелей Хафиза.

Второй раздел назван «От «Избранных стихов» (1971) до «Полного собрания сочинений» (1983) (70-е годы и начало 80-х годов ХХ века)». В этом разделе всесторонне исследованы произведения Хафиза, начиная от отдельных газелей поэта до избранных сборников и полного собрания сочинений, изданных в Таджикистане в 70-е годы и начале 80-х годов ХХ столетия, предпринимается попытка выявить их преимущества и недостатки. В том числе отмечается, что в 1971 г. в честь 650-летия со дня рождения Хафиза Ширази были опубликованы избранные образцы его поэзии. Одно из этих изданий – сборник «Избранные стихи», который составили Н.Масуми и Дж.Шанбезаде. Другой сборник избранных газелей Хафиза под названием «Родник любви» («Чашмаи мер») стараниями Н.Каххоровой и Ф.Абдуллоева был напечатан и на арабской графике, и на кириллице. Эти два издания, как и прежние публикации, будучи некритическим текстом, так же предназначались для любителей поэзии Хафиза. Преимущество этих двух изданий в том, что впервые стихи Хафиза в Советском Таджикистане печатались одновременно и на кириллице, и на арабской графике.

В 1971 году был издан критический текст стихов Хафиза под редакцией академика А.Мирзоева, подготовленный к изданию Гулсумой Голимовой. В основу данного сборника под названием  «Сорок три газели» («Чиилу се азал») легла одна из самых ранних рукописей дивана Хафиза.  При подготовке текста стихов Г.Галимова, используя рукопись №555, сравнивает каждую газель с газелями трех основных изданий Хафиза и в комментариях указывает наиболее важные отличия этих экземпляров. В результате читатель получает ясное представление об основном содержании той или иной рукописи. В подготовке этого текста были по возможности соблюдены требования текстологии. Данное издание стало известным за пределами Таджикистана и признано в качестве достоверного издания.

Все издания произведений Хафиза, вышедшие до 80-х годов, представляют собой сборники избранных газелей. Ни в одном из них диван поэта не был опубликован в полной редакции. Публикация стихов Хафиза в газетах и журналах, в основном, начинается с первой половины 70-х годов прошлого века, т.е. на втором этапе. В дальнейшем газели и отдельные бейты поэта периодически печатались в республиканских газетах и журналах, причем  бейты, содержащие слова аллах и пророк, в то время не печатались.

Третий раздел носит название «От «Полного собрания сочинений» (1983) до издания достоверной редакции (с первой половины 80-х годов прошлого века до наших дней)». В этом разделе исследуются издания поэзии Хафиза с первой половины 80-х годов прошлого века до наших дней, а также рецензии, написанные к этим сборникам.

В 1983 г. Дж.Шанбезаде было подготовлено к изданию «Полное собрание сочинений» Хафиза Ширази, которое по сравнению с предыдущими изданиями лучше представляет его поэзию. К сожалению, в эту книгу также вошло немало газелей, не принадлежащих Хафизу. В диссертации всесторонне исследовано данное издание, показаны его преимущества и недостатки. В том числе  доказано, что в него включены пять газелей, не принадлежащих Хафизу. Р.Мусулмонкулов, Ш.Бахтоваршо и К.Восиев написали на эту книгу рецензии, среди которых относительно значимой можно считать рецензию Ш.Бахтоваршо «На полях собрания сочинений Хафиза». Автор указывает на несколько ошибок составителя, однако с некоторыми из его замечаний мы не можем согласиться. Например, рецензент говорит о сокращении некоторых бейтов в газелях, в то время как на самом деле они являются прибавленными. Но замечания по ошибкам, выявленным критиком в случаях искажения слов, нарушения ритмики, некоторых приписываемых бейтов и т.п., являются конструктивными.

В 2001 г. было издано «Полное собрание сочинений» («Ќуллиёт») Хафиза Ширази под редакцией Мухаммада Бори, подготовленное к печати М.Комилом на основе текстологической работы по уточнению текстов и стихов и содержащее 569 газелей, 6 касыд, 1 месневи, 1 сокинома, 35 китъа и 42 рубаи. К сожалению, составитель не был осведомлен о работах, посвященных Хафизу, особенно о рецензиях и статьях, написанных таджикскими учеными, поэтому он повторил ошибки Дж.Шанбезаде, то есть включил в книгу и те газели, которые со всей очевидностью не принадлежат Хафизу. Вдобавок к этому в издании допущено множество орфографических, грамматических и технических ошибок, исказивших  гармонию и изящество стихов поэта, на что есть указания в диссертации.

В 2005 г. М.Муллоахмадов издал «Избранные стихи из дивана Хафиза» («Гулчини Девони офиз»), содержащие 210 газелей. Если не принимать во внимание технические ошибки (например, «махмилхо» вместо «ахмилхо» во второй строке бейта первой газели, стр. 16, «маяндеш» вместо «биандеш», стр. 20, «гашта» вместо «кушта», стр. 23, «сархост» вместо «сари мост», стр. 31, «вафои» вместо «видои», стр. 46, «хайрат» вместо «гайрат» стр. 125, «киблат-ил-узоро» вместо «кублат-ил-азоро», стр. 19 и т.д.) и наличие разночтений в некоторых отрывках стихов Хафиза (как «киштинишастагон» и «киштишикастагон» или «љоми ам» и «љоми май» в известном бейте поэта  «Ойинаи Сикандар оми Љам аст, бингар» – «Ойинаи Сикандар љоми май аст, бингар»), то можно считать, что в этом сборнике стихи Хафиза напечатаны относительно безошибочно. Однако, поскольку книга представляет избранные стихи поэта, она, естественно, не охватывает все его творения. 

Свой вклад в хафизоведение внесли таджикские литературоведы Асрор Рахмонфар и Мубашшир Акбарзод, опубликовавшие сборник «Насихат гўш кун оно» («Услышь, пожалуйста, назидание»), о котором автор диссертации детально изложила свое мнение в статье «Байтул азали маърифат» («Храм мудрости») [5,6].

Следует отметить, что, несмотря на все эти публикации, до сих пор в Таджикистане не существует полного критического текста дивана Хафиза. Ряд таджикских ученых в своих исследованиях касались вопроса издания дивана поэта, в том числе Ш.Исрофилниё, который, обнаружив одну газель и три рубаи Хафиза с незначительными изменениями в диване Носира Бухорои, убедительно доказывает, что они принадлежат самому Носиру Бухорои, а не Хафизу [3,115].

Отсюда следует, что нашим литературоведам еще предстоит подготовить научно-критический текст наследия Хафиза. Только после такого издания  можно будет удовлетворить потребности ценителей поэзии Хафиза, с уверенностью определить место великого поэта в истории персидско-таджикской литературы.

Глава вторая диссертации «Исследование поэзии Хафиза в Таджикистане» состоит из трех разделов.

В изучении поэзии Хафиза в Таджикистане можно выделить три этапа. Эти три этапа, в свою очередь, имеют свои отличительные особенности, обусловленные вкусами, способностями и мировоззрением  исследователей, а также политикой государства в сфере литературы в тот или иной исторический период. В главе каждый период рассматривается в отдельных разделах.

Первый раздел «От «Образцов таджикской литературы» (1940) до «Юбилейного сборника Хафиза» (1971)» посвящен  исследованию жизни и творчества поэта с 40-х до 70-х годов ХХ века.

Научное изучение жизни и творчества Хафиза в Таджикистане началось в 40-х годах прошлого столетия, и первая научная статья, которая размещена в «Образцах таджикской литературы», принадлежит академику А.Мирзоеву. Он дает небольшую информацию о жизни и творчестве поэта на полутора страницах и на восьми страницах приводит образцы его поэзии. Оценивая поэзию Хафиза, исследователь прежде всего усматривает в ней народные элементы и гуманистическое содержание. Указанная статья А.Мирзоева стала первым толчком к изучению жизни и творчества Хафиза в Таджикистане. Наследие этого выдающегося поэта начинает изучаться в средних и высших учебных заведениях страны.

Другим серьезным шагом в этом направлении стало предисловие А.Н.Болдырева к изданию «Избранных стихов» Хафиза Ширази (1951). В нем  приведены достаточно подробные сведения об учебе, жизни, отношениях поэта  с правителями своего времени и содержании его произведений. Однако предисловие составителя содержит много неточностей и ошибок, которые впоследствии установили хафизоведы. В этом сборнике  наблюдаются явные следы идеологии времени и методологии социологического литературоведения. Чтобы показать, что отношения Хафиза с правителями того времени были вынужденными, А.Н.Болдырев приписывает Хафизу несколько слабых и сомнительных стихов. Несмотря на это, указанное предисловие А.Н.Болдырева сыграло важную роль в изучении жизни и творчества поэта. Автор впервые сообщает об особенностях переписывания рукописей, появлении в них сомнительных и прибавленных стихов и говорит о необходимости атрибуции стихотворений Хафиза, уточнения корпуса его стихотворного наследия.

Предисловие, написанное Х.Мирзозаде к «Избранному из дивана» Хафиза, было новым словом в области таджикского хафизоведения. Автор прежде всего определяет место Хафиза в истории мировой цивилизации, особенно в культуре персоязычных народов. Опираясь на исторические и литературные источники, он достоверно описывает эпоху поэта, что впоследствии было взято за основу большинством исследователей, занимавшихся изучением исторической и литературной обстановки времени Хафиза. Х.Мирзозаде приводит сведения о месте рождения, семье, занятиях и учебе, поэтической славе и отношениях с правителями Шираза. Однако в этой статье достаточно сильно ощущается атеистическая тенденциозность и враждебное отношение к богатому сословию, имевшие место в советское время. Это влияние времени стало причиной того, что автор при определении эпохи поэта делал акцент на те бейты, которые имеют политическую окраску и изображают неблагоприятную обстановку времени правления Амира Муборизиддина. При рассмотрении содержания поэзии Хафиза Х.Мирзозаде, согласно идеологическим канонам времени, пытается представить Хафиза противником правителей и духовенства. Сами названия монографий Х.Мизозаде говорят об этой тенденциозности: «Значение таджикской литературы в атеистическом воспитании молодежи», «Антирелигиозное мышление в таджикской литературе», «Антирелигиозная точка зрения в таджикской классической литературе», «Любитель жизни и поэт-мятежник - Хафиз Ширази». Ценность работ Х.Мирзозаде, посвященных Хафизу, заключается в описании его жизни и объема стихов, а не анализ содержания его поэзии. Он также внес свою лепту в написание учебников для средних школ, в которых учащиеся знакомятся с жизнью и творчеством великого поэта. Отсюда можно прийти к выводу, что Х.Мирзозаде, будучи одним из первых исследователей Хафиза Ширази, внес свой весомый вклад в хафизоведение.

В 1966 г. академик Абдулгани Мирзоев опубликовал ценную статью «Фони и Хафиз», которая вошла в золотой фонд хафизоведения. Согласно Ш.Исрофилниё, большинство ученых, которые занимались исследованием стиля Хафиза и совершенства его газелей, ссылались на эту статью А.Мирзоева и брали ее за основу.

Чтобы установить причины пристального внимания Алишера Навои к газелям Хафиза, А.Мирзоев совершает экскурс в историю сочинения газели в персидско-таджикской литературе. По мнению ученого, Хафиз соединил два стиля творения газели в персидской литературе - суфийский и светский - и в результате их искусного смешения создал новый стиль в сочинении газели.

Хотя академик А.Мирзоев дает высокую оценку персидскому творчеству Навои, из статьи следует, что он ни в коей мере не считает Навои равным Хафизу.

В дальнейшем на этот аспект проблемы, выделенный А.Мирзоевым, обратили внимание и другие ученые, в том числе И.С.Брагинский в работе «О своеобразии творчества Фони-Навои», Р.Ходизаде, написавший  «Исследование поэзии и поэтического стиля Фони-Навои», М.Хомидов, автор работы «Изучение газелей Алишера Навои», и Ш.Исрофилниё в труде «Хафиз и его восприятие поэтами Джами и Навои». Действительно, указанная статья академика А.Мирзоева является беспрецедентной не только в хафизоведении, но и во всем таджикском литературоведении, поскольку она открыла верное направление для дальнейшего исследования персидско-таджикской газели, в особенности газелей Хафиза.

Второй раздел назван «От «Юбилейного сборника Хафиза» до отдельных монографий», в нем рассматриваются работы, посвященные исследованию жизни и творчества Хафиза, опубликованные в период с середины 70-х годов до первой половины 80-х годов ХХ столетия.

Второй этап изучения поэзии Хафиза в Таджикистане начинается с первой половины семидесятых годов прошлого века. В 1971 г. по инициативе ООН были проведены мероприятия, посвященные 650-летию со дня рождения Хафиза Ширази. В честь этого праздника республиканские газеты и журналы напечатали образцы его поэзии, статьи о жизни и творчестве Хафиза. По этому поводу в 1971 г. был также издан сборник статей таджикских ученых под названием «Юбилейный сборник Хафиза».

Большинство авторов указанного сборника пытались игнорировать мистическое содержание стихов поэта и представить его как поэта светского толка, творчество которого посвящено трудовому народу и направлено против правителей и духовенства. Некоторые из них даже пытались представить Хафиза едва ли не атеистом и противником ислама.

В канун 650-летия Хафиза вышла статья Мирзо Турсунзаде «Великий сочинитель газели Востока». В ней знаменитый таджикский поэт с безграничным уважением и сердечностью, как «один из мюридов своему духовному наставнику», говорит о «самом любимом персидском поэте – Хафизе». Из статьи следует, что М.Турсунзаде с детства был знаком с поэзией Хафиза. Автор, основываясь на первоисточники, приводит сведения о биографии великого поэта. История переводов поэзии Хафиза на европейские языки и его слава на Западе и Востоке, оценка великими поэтами мира его стихов составляют другую часть статьи. В заключении поэт-коммунист в рамках идеологии своего времени выбирает и интерпретирует те бейты Хафиза, которые якобы соответствовали советскому образу мышления.

Весомый вклад в исследование жизни и творчества Хафиза Ширази  внес известный таджикский литературовед, профессор Шарифджон Хусейнзаде. В дни юбилея поэта была напечатана его статья «Свет очей сладкоречивых», сыгравшая важную роль в дальнейшем развитии таджикского хафизоведения. Автор сообщает о времени и месте рождения поэта и его смерти, сравнивает данные, приведенные в антологиях, с историческими фактами и сведениями, извлеченными из стихов самого поэта. Такая методика исследования дала ученому возможность с помощью обоснованных аргументов опровергнуть данные некоторых антологий относительно года рождения поэта. Ш.Хусейнзаде, в отличие от некоторых исследователей, в этом вопросе  не уходит далеко от реальности и на основе научных фактов доказывает, что Хафиз имел отношения с правителями своего времени и получил доступ ко двору некоторых из них, упоминая их  в своих касыдах и газелях.

Другая статья Ш.Хусейнзаде «Мышление Хафиза» посвящена интерпретации поэзии поэта. По словам автора, личность Хафиза является очень сложной и, «пройдя все этапы совершенствования, он достиг идеального состояния» [9,127]. Вне всякого сомнения, цель Ш.Хусейнзаде – доказать, что «этапы самосовершенствования» – есть тот этап тариката, которого достиг Хафиз. Автор указывает на то, что Хафиз был последователем суфизма, но идеологические установки времени не позволяли представить поэта в таком качестве. Поэтому проницательный ученый пытался изложить научную истину в завуалированной форме, чтобы не вызвать негативной реакции режима. Доказательством этих слов может служить другая мысль автора о личности Хафиза, когда он называет поэта «совершенным человеком». Достойно внимания то, что Ш.Хусейнзаде, в отличие от некоторых других таджикских исследователей, считает Хафиза противником религиозных предрассудков, а не противником веры. В заключении он обосновывает  всеобщее признание Хафиза.

Другая статья Ш.Хусейнзаде «Никакой весельчак не захочет, чтобы ты грустила» тоже посвящена жизни и творчеству Хафиза. В этой статье в основном анализируются и содержание его поэзии, и мастерство поэта,  определяется достойное  место Хафиза в персидско-таджикской литературе. В дополнение к этому Ш.Хусейнзаде дает ценные сведения о жизни и творчестве Хафиза в учебниках для средних школ.

В 1971 году вышел из печати «Юбилейный сборник Хафиза». Первая статья в сборнике под названием «Кладезь мыслей и ощущений» принадлежит Н.Масуми, в ней речь идет об идейной концепции и основных аспектах художественного мастерства Хафиза. Автором статьи сборника «Художественность поэзии Хафиза» является Т.Зехни. Он исследует мастерство Хафиза с точки зрения применения в его поэзии поэтических фигур. В статье следует особо отметить её научный стиль и язык, свободный от искусственного красноречия и идеологических оценок.

В другой статье сборника «Некоторые философские мысли в поэзии Хафиза», написанной А.Кодировым, автор предпринимает попытки обнаружить в стихах поэта пантеистические, скептические и нигилистические мысли, что скорей относится к философским вопросам. С самого начала статьи заметно, что А.Кодиров пытается обнаружить антирелигиозные идеи в произведениях Хафиза. Она бесспорно написана с точки зрения «воинствующего марксизма», поскольку вместо настоящего Хафиза в ней представлен Хафиз – материалист, что не соответствует действительности.

Статья «Лексика Хафиза в таджикско-персидских словарях» написана А.Капрановым. В ней анализируется лексический состав поэзии Хафиза, привлёкшей пристальное внимание средневековых лексикологов.

В сборнике помещены семь статей о воздействии предшественников на Хафиза и влиянии его наследия на последующих поэтов. Это статьи А.Абдуллоева «О влиянии касыд Захирии Фарёби на Хафиза», И.Хидоятова «Асириддини Ахсикати и Хафиз», Камола Айни «Хафиз и стиль поэзии Ходжу», Ансора Афсахова «Саади и Хафиз», Рахима Хошима «Хафиз и Камол», Наджми Сайфиева «Хафиз и Салмон Соваджи» и А.Афсахзода  «Хафиз и Джами».

Что касается влияния поэзии Ходжу Кирмони на Хафиза, то на эту тему написаны ценные работы как иранскими, так и таджикскими хафизоведами. Важнейшей из них является статья «Стиль поэзии Ходжу и необходимость изучения художественных аспектов персидской поэзии» профессора Абдунаби Сатторзода. По мнению исследователя, большинство ученых искали в творчестве представителей персидской литературы ответ на вопрос «что говорит?», но вопрос «как говорит?», т.е. художественный аспект поэзии, практически остался вне поля их зрения. Поэтому А.Сатторзода заостряет внимание исследователей на художественных особенностях поэзии Хафиза и использовании им стилевой манеры его современника Ходжу.

В конце сборника помещена статья Т.Шахобова «Хафиз в «Шашмакоме», в которой речь идет о месте газелей Хафиза в традиционной таджикской музыке «Шашмаком». Надо отметить, что по вопросу связи Хафиза с музыкой, особенно с «Дувоздахмакомом» и «Шашмакомом», в 1975г. была опубликована книга С.Асадуллоева «Некоторые музыкальные термины, песни и музыка в стихах Хафиза» в объеме 43 страниц, где автор в первую очередь обращает внимание на тот факт, что Хафиз был знатоком музыки. По его словам, Хафиз в совершенстве знал науку о музыке, об этом свидетельствуют многочисленные музыкальные термины в его поэзии. Автор всесторонне разъясняет каждый музыкальный термин. Безусловно, толкование такой терминологии содействует лучшему постижению стихотворений поэта.

О «Юбилейном сборнике Хафиза» написал рецензию С.Сиддиков («Вечно живой»), где кратко оценивает каждую статью и указывает на их достоинства и недостатки. К сожалению, рецензия С.Сиддикова имеет больше описательный характер и в ней мало внимания уделяется недостаткам опубликованных в сборнике материалов.

Статья известного философа Н.Кулматова «Относительно философии Хафиза» отличается от других подобных статей, посвященных философскому содержанию стихотворений поэта. По наблюдениям автора, Хафиз выражает свои философские мысли не научными понятиями, а художественными образами. Сопоставление философских взглядов Хафиза и Хайяма приводит исследователя к такому выводу, что философия рубаията Хайяма более близка к материализму, а философия поэзии Хафиза склоняется в сторону мистического пантеизма. Но и этот эрудированный философ не смог избежать негативного влияния идеологии своего времени. Хотя он смело подчеркивает наличие мистических воззрений в поэзии Хафиза, но, анализируя бейты, в которых поэт критикует религиозные предрассудки, заключает: «Хафиз, выступив против религии, хотел освободиться от ее канонов» [10,132].

Академик М.Шакури в статье «Зеркало сердец» говорит о вхождении поэзии Хафиза в современную таджикскую литературу и влиянии ее на современных литераторов. Исследователь уделяет особое внимание использованию поэзии Хафиза в современной прозе, в том числе в прозаических произведениях С.Айни и Дж.Икроми.

В статье М.Муллоахмадова «Красота человека» речь идет об одной стороне эстетического идеала Хафиза и воплощении красоты человека. По его словам, Хафиз олицетворяет все добрые и прекрасные внешние и внутренние качества человека в образах своих лирических героев – ринда и возлюбленной. Интересный момент, считает исследователь, заключается в том, что эстетический идеал поэта, хотя и воплощает безупречную красоту,  но в то же время не отделен от природы, а вся свежесть и красота окружающего мира связаны с очарованием  возлюбленной поэта.

В связи с юбилеем Хафиза вышла статья таджикского ученого Худои Шарипова «Величайший поэт-лирик», отличающаяся оригинальной постановкой вопроса. По мнению автора статьи, «труднейшей задачей в исследовании произведений Хафиза является способ их постижения». Автор рассуждает о внутренней структуре поэзии Хафиза и по этой теме разделяет хафизоведов на две группы.

В таджикском хафизоведении велика заслуга талантливого литературоведа А.Афсахзода. Он внес весомый вклад и в популяризацию поэзии Хафиза, и в изучение его жизни и творческого наследия. Хафизоведческая деятельность А.Афсахзода в основном начинается в 1970 г. Всего за два года  (1970-1971) в честь юбилея Хафиза он написал две книги и восемь статей. Книги и статьи, написанные им за этот период, носят научно-популярный характер, и в дальнейшем он развил и дополнил ряд вопросов, затронутых в них. В частности, его перу принадлежат исследования по вопросам литературных связей Хафиза и Камола, Хафиза и Джами. В своей статье «Услышь наставление Хафиза» он прямо указывает на наличие мистического содержания в некоторых газелях поэта. На наш взгляд, А.Афсахзод по праву может считаться одним из наиболее продуктивных ученых-хафизоведов и занимает достойное место в исследовании жизни  и творчества этого великого поэта.

Таджикские ученые внесли свою лепту и в изучение влияния поэзии Хафиза на зарубежных поэтов и переводов его произведений на другие языки. Так, литературовед Вали Самад написал ценное исследование о переводах газелей Хафиза и влиянии его поэзии на творчество инонациональных литераторов. В его статье «Значение одной газели» речь идет о популярной газели Хафиза «Агар он турки шерозї ба даст орад дили моро» и ее мировой славе. Другим направлением исследований автора в области хафизоведения является изучение Хафиза с точки зрения зарубежных художников слова, в особенности русских. Его объемные статьи «Хафиз и Пушкин», «Газель Хафиза с точки зрения Толстого», «Газель старца кутил (риндон) в углу темницы (Хафиз в представлении Н.Г.Чернышевского)» посвящены этой проблеме.

Другой таджикский ученый – Шокир Мухтор, занимавшийся исследованием таджикско-французских литературных связей, написал ряд работ в этом направлении. Среди них важнейшими являются «Хафиз на французском», «Хафиз и русская речь» и «Свет Хафиза в мировой поэзии».

В работах Рустама Дехоти речь идет о таджикско-немецких литературных отношениях, в частности, темой его кандидатской диссертации  стало «Изучение Хафиза и представление его поэзии в Германии в первой половине ХIХ века». Его статья «Хафиз с точки зрения немецких востоковедов» знакомит таджикских читателей с первыми переводами поэзии Хафиза в Германии, изучением его жизни и литературного наследия учеными этой страны.

А.Худойдодов, чья кандидатская диссертация была написана на тему «Место газелей Хафиза в истории литературных связей таджикского и узбекского народов», проанализировал влияние газелей Хафиза на узбекских поэтов.

В книге «Таджикская литература в XII-XIVвв.» Хафизу посвящена специальная глава, написанная И.С.Брагинским. Надо признать, что данная работа выдающегося литературоведа является одной из  лучших, написанных в советское время о жизни и творчестве Хафиза. В ней автор дает подробную информацию о биографии Хафиза и пытается интерпретировать идейно-эстетическое своеобразие его газелей в контексте времени их создания, культурной и литературной среды и мировоззрения поэта.

В статье С.Амиркулова «Стиль Шираза» речь идет о влиянии газелей Хафиза на представителей литературы ХIХ века. Наряду с анализом стихотворений поэтов этой эпохи, сочиненных в подражание Хафизу, автор указывает причины их обращения к стилям классической литературы. По его мнению, поэты этой эпохи, в частности Савдо, Шохин, Музтариб, Тамкин, Хайрат, пытаясь уйти от трудно воспринимаемого стиля Бедиля, приветствуемого в те времена, творчески подошли к литературному наследию прошлого. Анализ стихов поэтов ХIХ века приводит исследователя к выводу, что «Хафиз является самой прославленной и авторитетной фигурой классической литературы, творчество которого очень благотворно влияло на развитие поэтического вкуса и принципов художественного творчества последующих таджикских поэтов» [2,6].

В честь 650-летия Хафиза почти во всех газетах и журналах республики вышли статьи, посвященные жизни и творчеству поэта. Большинство из этих статей, перечень которых мы привели в списке использованной литературы в конце диссертации, не имеют научной значимости, в них нет ничего нового, поэтому мы ограничимся лишь  этим замечанием.

В конце 70-х и начале 80-х годов ХХ столетия расширились связи между Советским Союзом, Ираном и Афганистаном. У таджикских читателей появилась возможность, ознакомиться с научными трудами ученых этих стран, таких как Мухаммад Казвини, Косим Гани, Манучехри Муртазави, Мухаммадалии Бомдод и др., особенно с книгами и статьями, написанными о Хафизе. Все это послужило благоприятной почвой для всестороннего изучения поэзии Хафиза в Таджикистане.

Глава третья «От монографий до научно-достоверного изучения Хафиза (со второй половины 80-х годов ХХ столетия до  наших дней)» посвящена исследованиям жизни и творчества Хафиза в период со второй половины 80-х годов ХХ столетия до  наших дней.

Со второй половины 80-х годов прошлого века, благодаря процессу перестройки и гласности, а в дальнейшем – обретению государственной независимости и суверенитета, хафизоведение в Таджикистане входит в новый этап своего развития. В этот период таджикские исследователи получили возможность познакомиться со средневековыми толкованиями дивана Хафиза, выполненными в Иране, и приступили к их преподаванию в специальном курсе «хафизоведение». В это дело, прежде всего, внесли свою лепту два журнала Министерства образования Республики Таджикистан – «Маърифат» и «Адаб». Если на страницах журнала «Адаб» появилась рубрика «Способы познания Хафиза», печатавшая, в основном, образцы средневековых толкований дивана Хафиза, то журнал «Маърифат» занялся «собственным» толкованием. В итоге после 1985 г., особенно после достижения независимости, зародился новый этап таджикского хафизоведения. На арену вышли молодые хафизоведы, изучившие  теоретические труды русских литературоведов, а также представителей школы хафизоведения Ирана. Все это способствовало интерпретации поэзии Хафиза с новой точки зрения, а следовательно глубокому и многогранному познанию Хафиза.

В главе также рассматриваются вопросы преподавания биографии и творческого наследия Хафиза в средних школах, а также методов преподавания данной темы. В том числе отмечается, что в период Перестройки и Гласности и особенно после приобретения государственной независимости и суверенитета возникла необходимость в пересмотре содержания школьных учебников, так как их большая часть была написана в рамках господствующей коммунистической идеологии и не соответствовала требованиям нового времени. В 1987 г. А.Афсахзод в соавторстве с учителями средних школ Ш.Тагоевым и Ш.Насриддиновым написал учебник «Таджикская литература» для 8 класса. В этой книге использован новый подход к изучению жизни и творчества Хафиза, в связи с чем в какой-то степени удалось представить подлинного Хафиза на простом и доступном для учащихся языке.

Однако в 1990 г. А.Абдуллоев написал учебник «Таджикская литература» для 8 класса, в котором, кроме дидактических бейтов Хафиза, большая часть бейтов  не имеют никакого отношения к идеям и целям поэта. Вдобавок к этому  некоторые предложения в книге лишены логики, в ней приведены суждения от имени Хафиза, не имеющие отношения к поэту. В связи с этим в диссертации достаточно аргументов, опровергающих данные суждения автора.

Одной из тем, интересовавших таджикских литературоведов и в советское время, и в период независимости, являются методы и способы преподавания жизни и творчества Хафиза в средних школах. На эту тему написали  статьи А.Абдуллоев, Ш.Исмати, Т.Миров, Г.Сафарзода и другие. Некоторые из них, как, например, Гурез Сафарзода, пытались доказать, что отдельные слова и образы в газелях поэта использованы в мистическом значении.

Статья М.Солеха «Необходимо проникнуть в суть» («Рамзошнойи маънї боястї») интересна тем, что автор, критикуя старый метод обучения, который ограничивался изучением биографии и выучиванием наизусть нескольких бейтов, призывает учителей раскрывать истинный смысл стихотворений поэтов. С этой целью он дает комментарии к нескольким бейтам из поэзии Хафиза и Бедиля, что дает возможность вникнуть в суть основных образов стихотворения.

Из работ о Хафизе, которые появились в период независимости, важнейшей является статья «Редакция и издание поэзии Хафиза» Абдуманнона Насриддина. В ней исследованы издания дивана Хафиза не только в Таджикистане, но и в Иране. Опытный текстолог, А.Насриддин внимательно изучает каждое из изданий дивана поэта и наряду с указанием их недостатков и слабых сторон определяет их значение и вклад в уточнение подлинных стихов поэта. Перу А.Насриддина принадлежит монография «Текстология художественных произведений», которую М.Солех называет «открытием в текстологии».

А.Насриддин является одним из первых таджикских хафизоведов, занявшихся научной интерпретацией некоторых бейтов поэта. В статье «Будь умным и просвещенным!» ученый, останавливаясь на начальном бейте первой газели дивана Хафиза, раскрывает аллегорический смысл слов и выражений этого бейта.

Вышеупомянутый автор многие годы занимается изучением комментариев к произведениям поэтов персидско-таджикской литературы и опубликовал ряд книг и статей по данной проблематике. Анализ существующих комментариев дал возможность исследователю, в том числе, раскрыть таинства поэзии Хафиза и представить их читателю.

Другим автором, работы которого посвящены творчеству Хафиза, является Курбон Восиев. Важнейшим его исследованием можно считать монографию «Течение ринди или мировоззрение Хафиза». Его статьи «Школа Хафиза», «Мировоззрение Хафиза», «Благородный ринд» и «Течение озарения мира» так же посвящены этой теме. Названная монография К.Восиева является одним из первых исследований в таджикском хафизоведении, в котором в наименьшей степени наблюдается влияние идеологии времени. Автор здесь предпринимает попытку осветить концепцию свободомыслия поэта, нашедшую выражение в образе ринда. К сожалению, в монографии К.Восиева рассмотрено, в основном, внешнее содержание бейтов Хафиза. Отрадно, что последующие хафизоведы, наравне с внешним содержанием бейтов поэта, рассмотрели также их аллегорический смысл.

В 1994 г. вышли «Комментарии к сорока двум газелям Хафиза» Мухаммада Ансора. Комментарии  других авторов так же вошли в эту книгу. Хотя данный труд вышел в свет в период независимости и авторы пытались дать объективную оценку наследию Хафиза, влияние  советской идеологии дает о себе знать. В результате  под предлогом доходчивого объяснения они дали внешнее толкование большинства стихов и образов Хафиза, тем самым игнорируя аллегорический смысл художественных образов и ключевых слов поэта. Несмотря на это, данная книга является первой, относительно серьезной интерпретацией поэзии поэта и первой попыткой исследования творчества Хафиза в постсоветском Таджикистане, открывшей путь для последующих научных изысканий.

После 90-х годов прошлого столетия на арену таджикского хафизоведения вышли молодые ученые, знавшие методологию литературоведения советского периода и школу хафизоведения Ирана. Независимость Таджикистана дала им возможность без каких-либо идеологических ограничений приступить к исследованию поэзии Хафиза. Ш.Исрофилниё, М.Саломов, Ш.Каримов и М.Бабаева представляют когорту этих исследователей. Особого внимания как в отношении количества, так и качества публикаций заслуживают работы Ш.Исрофилниё. Он опубликовал две монографии и более двадцати статей о поэзии Хафиза, в том числе на тему вина. Кроме того,  в своей докторской диссертации «Носир Бухорои и развитие газели в ХIV веке» он рассматривает стихи Носира в сравнении с поэзией Хафиза.

Монография М.Бабаевой «Комментарии Суди и вопросы художественного познания и анализа поэзии Хафиза» занимает особое место в современном таджикском литературоведении, но если бы автор наряду  с рассмотрением комментариев Суди сравнил бы их с трудами других ученых-хафизоведов, научная ценность ее монографии значительно возросла бы. К тому же большее внимание она уделяет положительным сторонам «Комментариев Суди» и меньше говорит об их недостатках.

Одним из основных направлений таджикского хафизоведения является изучение поэзии Хафиза с точки зрения языка. Языковед Шамсиддин Каримов в монографии «Семантика словарных единиц газелей Хафиза», как и следует из ее названия, пытается анализировать поэтический язык Хафиза в лексическом и семантическом аспекте. Указанная монография интересна тем что в ней впервые поэзия Хафиза обстоятельно анализируется с лингвистической точки зрения. Достойна внимания и монография М.Саломова «Выражение метафоры в газелях Хафиза Ширази», в которой рассматриваются диапазон и особенности применения метафоры в газелях Хафиза, указывается мастерство поэта в использовании этого языкового художественного средства. Анализ метафорических выражений Хафиза дал исследователю возможность определить ряд особенностей художественного стиля поэта. Если бы М.Саломов, наряду с исследованием метафоры с точки зрения лингвистики, рассмотрел бы ее и с точки зрения литературоведения,  научное значение его труда значительно бы возросло.

Таджикские хафизоведы, опираясь на достижения зарубежных ученых,  особенно иранских, и используя средневековые источники, открыли новый этап исследования творчества Хафиза. Однако, несмотря на это, можно утверждать, что творчество Хафиза до сих пор не исследовано в достаточной степени.

В заключении излагаются основные выводы проделанной работы. В частности, отмечается, что издание произведений Хафиза в Таджикистане началось в сороковые годы прошлого столетия с книги «Образцы таджикской литературы» (1940). Затем появились и избранные стихи поэта, подготовленные к изданию А.Н.Болдыревым (1951), Х.Мирзозаде (1957), Дж.Шанбезаде (1967).

Второй этап издания поэзии Хафиза приходится на 70-е годы и начало 80-х годов ХХ века. В 1971 г. к 650-летию рождения поэта были изданы «Избранные стихи» (составители Н.Масуми и Дж.Шанбезаде) и «Родник любви» (составители Н.Каххорова и Ф.Абдуллоев). В этот же период издается одна из самых ранних рукописей дивана Хафиза под названием «Сорок три газели». Данное издание, осуществленное Г.Галимовой, выгодно отличалось от всех предыдущих и стало востребованным и за пределами Таджикистана.

Третий период издания произведений Хафиза в Таджикистане начинается с «Полного собрания сочинений» (составитель Дж.Шанбезаде (1983), которое представляло собой дополненную  редакцию стихов поэта. В 2001 г. вышло «Полное собрание сочинений», составленное  М.Комилом. В 2005 г. М.Муллоахмадовым были изданы «Избранные стихи из дивана Хафиза». Наконец, в 2009 г. достоянием читателей стал сборник стихов поэта «Услышь, пожалуйста, назидание», составителями которого являются А.Рахмонфар и М.Акбарзод. К сожалению, все указанные издания поэзии Хафиза, несмотря на то, что внесли весомый вклад в дело публикации и популяризации наследия великого поэта, не были свободными от недостатков, в частности, в них вошли газели, не принадлежащие перу Хафиза, в них наблюдаются неправильное написание слов, нарушение ритмики стиха и т.д.

Таджикским хафизоведам еще предстоит подготовить научно-критический текст произведений Хафиза, так как только такое издание может способствовать подлинному познанию великого поэта.

Исследование жизни и творчества Хафиза в Таджикистане так же началось в сороковых годах ХХ столетия и включает три периода. Несмотря на то, что первый этап характеризуется сильным влиянием коммунистической идеологии, важнейшим достижением хафизоведов данного периода является научное обоснование места Хафиза в истории персидско-таджикской литературы и его роли в совершенствовании жанра газели, предпринятое учеными А.Мирзоевым, Ш.Хусейнзода и Х.Мирзозаде.

Второй этап можно назвать плодотворным периодом хафизоведения, хотя подлинно научного исследования стихов поэта и на этом этапе провести не удалось. Основной причиной остается давление господствующей идеологии того времени на науку, поскольку она не могла не влиять на интерпретацию творчества поэта. Тем не менее, в хафизоведении наблюдаются заметные достижения в вопросах, связанных с влиянием предшественников на него, поэтическим стилем поэта, воздействием его поэзии на последующих поэтов и т.д. Как пример можно назвать монографии и статьи А.Афсахзода.

Несмотря на это, на данном этапе подлинная суть поэзии Хафиза все еще остается нераскрытой из-за того, что применялись неверные методики и методология исследования. Начало полноценного хафизоведения в Таджикистане, по существу, совпало с периодом государственной независимости республики. В востоковедение и литературоведение пришли молодые ученые, вооруженные методикой и методологией ученых Запада, что не могло не отразиться на уровне таджикского хафизоведения, в результате вышли в свет ценные труды. Несмотря на вышесказанное, Хафиз, как того хотелось бы, не исследован в Таджикистане в полной мере.

Таким образом, подробный анализ издания и изучения поэзии Хафиза в Таджикистане, выявив все достижения и просчеты на этом пути, дает основания прийти к выводу, что отечественное хафизоведение находится на пути перехода к своей зрелости.

Список цитированной литературы:

  1. Акимушкин О.Ф. Вопросы восточной текстологии // Советское востоковедение: проблемы и перспективы. –М.: Наука, 1988. –С.82-89.
  2. Амирќулов С. Сабки Шероз // Маориф ва маданият,– 1971. –С.6-7
  3. Зарринкўб А. Бо Њофиз дар диёри Рўдакї // Садои Шарќ. – 1971. – №6. –С.108-109.
  4. Исрофилниё Ш.Р. Носири Бухорої ва Њофизи Шерозї // Ахбори АИ Љумњурии Тољикистон. – 2009. – №3. –С.115-124.
  5. Насриддин А.Тасњењу нашри девони Њофиз // Матншиносии осори адабї. –Хуљанд, 2009. –С.238-259.
  6. Рањимова М.И. Байтулѓазали маърифат // Омўзгор. – 2006. – 21 авг.
  7. Хонлари П.Н. Аз шањри Њофиз то диёри Рўдакї // Садои Шарќ. – 1971. – №11. –С.121-127.
  8. Њофизи Шерозї. Мунтахаби ѓазалиёт / Мураттиб ва муаллифи сарсухан Љ.Шанбезода. –Душанбе: Ирфон, 1967. – 284 с.
  9. Њусейнзода Ш. Чашму чароѓи ширинсуханон // Гуфтор аз ганљи сухан. –Душанбе: Ирфон, 1985. –С.127-132.
  10. Ќулматов Н. Рољеъ ба фалсафаи Њофиз // Садои Шарќ. – 1971. – №1. –С.132-138.

Основное содержание диссертации отражено

в следующих  публикациях автора:

  1. Рахимова М.И. Хафизоведение в Таджикистане // Вестник Таджикского национального университета. – Душанбе, 2010. – №5(61). –С.236-240.( на тадж. яз.)
  2. Рахимова М.И. М.Турсунзаде о творчестве Хафиза // Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение общественных наук. – 2012. – №2. –С.92-94. ( на тадж. яз.)
  3. Рахимова М.И. Хафиз в исследовании Вали Самада // Вестник Таджикского национального университета. – Душанбе, 2011. –№10(74). –С.368-372. ( на тадж. яз.)
  4. Рахимова М.И. Хафиз в исследовании Шарифджона Хусейнзаде // Маърифати омўзгор. – 2010. – №3. –С.24-27. ( на тадж. яз.)
  5. Рахимова М.И. Хафиз в исследовании А.Афсахзода // Адаб. – 2011. – №3. –С.15-21. ( на тадж. яз.)
  6. Рахимова М.И. Вклад А.Афсахзода в изучение жизни и творчества Хафиза // Язык, культура, толерантность: Русский язык в межкультурном диалоге: Матер. междун. науч.-прак. конф. –Душанбе: ТГИЯ им. С.Улугзода, 2011. –С.315-323. ( на тадж. яз.)
  7. Рахимова М.И. Изображение контрастных образов в газелях Хафиза // Сб. науч.-методич. статей преподавателей кафедры литературы ТГИЯ  им. С.Улугзода. – Душанбе, 2009. – С.31-37. ( на тадж. яз.)
  8. Рахимова М.И. Рудаки и Хафиз // Материалы Международного симпозиума, посвященного 1150-летию Рудаки. – Душанбе, 2008. – С.31-34.

( на тадж. яз.)

Сдано в печать 7.07.2012 г.

Подписано в печать 10.07.2012.

Формат 60-84/16. Бумага офсетная.

Печать офсетная. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии «Сифат»

г.Душанбе, ул. Айни-45.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.