WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Самойленко Елена Станиславовна ПРОЦЕСС СРАВНЕНИЯ В СИСТЕМАХ ПОЗНАНИЯ, ОБЩЕНИЯ И ЛИЧНОСТИ Специальность: 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва – 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте психологии РАН

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор, зам. директора ФГНУ «Психологический институт» РАО, зав. лабораторией экопсихологии развития Панов Виктор Иванович доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой общей психологии ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет" Прохоров Александр Октябринович доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой общей психологии ФГОУ ВПО «Смоленский Государственный университет» Селиванов Владимир Владимирович

Ведущая организация: Негосударственное некоммерческое образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский гуманитарный университет

Защита состоится 1 ноября 2012 г. в 11 часов на заседании Диссертационного Совета Д 002.016.02 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, 13, корп. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института психологии РАН

Автореферат разослан «___» ________ 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент Т.Н. Савченко

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. Сравнение как разновидность психических явлений заключается в установлении человеком сходства и различия между объектами и событиями окружающего мира. В рамках психологии сравнение рассматривается в единстве его процесса и результата, а также в связи с индивидуально-психологическим особенностями субъекта в контексте выполняемой им деятельности и общения.

Исследования сравнения в современной психологии характеризуется широтой и разнообразием ракурсов его изучения. Особенно глубоко оно изучается в когнитивной, педагогической, социальной психологии и психологии личности. В когнитивной психологии разрабатываются модели и концепции сравнения (Gentner, Markman, 2005; Hahn, Close, Graf, 2009;

Markman, Loewenstein, 2010; Medin, 2004; Sagi, Gentner, Lovett, 2012;

Simmons, Estes, 2008; Tversky, 1977; Sjoberg, 1979 и др.), исследуется его роль в познавательных процессах (напр., Biederman, 1987; Goldstone, 1994;

Medin, 2004; Nosofsky, 1986; Rosch, 1978). В педагогической психологии, прежде всего в отечественных работах 50-80-х годов, изучены возрастные особенности реализации сравнения при решении познавательных задач, формировании понятий и системы знаний (Абдурасулова, 1979;

Богоявленская, Менчинская, 1969; Бурштейн, 1960; Кабанова-Меллер, 1955;

Максименко, Бех, 1980; Матвеев, 1956; Нудельман, 1950; Соловьев, 1940;

Ушакова, 1956; Шардаков, 1955 и др.). В зарубежной социальной психологии и психологии личности предложены концепции и модели социального сравнения (Albert, 1977; Festinger, 1954; Collins, 2000; Gilbert, 1995; Goethals, Klein, 2000; Kruglanski, Mayseless, 1990; Mussweiler, Ruter, Epstude, 2004;

Stapel, Suls, 2004; Tesser, 1991; Wills, 1981 и др.), исследуются его характеристики и взаимосвязи со свойствами личности (Darnon et al., 2010;

Guenther, Alicke, 2010; Guimond, 2006; Huguet et al., 2009; Johnson et al., 2012;

Pohlmann, Moller, 2009; Stapel, Blanton, 2007; Suls, Wheeler, 2000 и др.).

Существенно, что разработка концепций, понятийного аппарата и методологии изучения сравнения в отдельных областях психологии происходит независимо друг от друга. Для каждой из них характерны специфические исследовательские задачи и проблемные точки, требующие углубленного анализа. При высоких темпах дифференциации психологического знания разнообразие исследований сравнения приводит к методологической и теоретической разобщенности используемых концепций, методов и получаемых результатов. В этих условиях первостепенное значение приобретают два вопроса. Во-первых, осмысление применяемой методологии и способов обобщения теоретических и эмпирических результатов, полученных в разных областях психологии. Это предполагает выявление в каждой из областей наименее изученных аспектов сравнения и их все более глубокое эмпирическое исследование. Во-вторых, актуальным является вопрос о способах объединения разнородного психологического знания и построении относительно целостной картины психологических закономерностей процесса сравнения. В этом случае речь идет о возможности применения к анализу сравнения методологического потенциала системного подхода и разработке на его основе полисистемного взгляда на изучаемое явление.

В практическом плане актуальность исследования сравнения связана с его ролью в жизни, деятельности и общении человека в условиях стремительных изменений окружающей предметной и социальной среды. В современном обществе такие изменения определяются, прежде всего, широким распространением информационных и коммуникационных технологий, что приводит, с одной стороны, к усилению различий между группами людей, в зависимости от их опыта использования технологий, а с другой стороны, - к изменению характера и способов общения людей.

Особую актуальность приобретает анализ различий в восприятии людьми изменений в среде и обществе, выявление приемов сравнения, повышающих эффективность обмена информацией о воспринимаемых событиях. Это является одним из условий успешного прогнозирования путей развития общества, совершенствования системы образования и разработки новых технологий (в том числе, дистанционных) обучения.

Методологические и теоретические основания исследования.

В основе работы лежит ряд фундаментальных идей и подходов.

Прежде всего, это принцип полисистемности, который был полно раскрыт на философско-методологическом уровне В.П. Кузьминым, а в преломлении к психологии получил развитие в исследованиях Б.Ф. Ломова, В.А.

Барабанщикова, Д.Н. Завалишиной и ряда других авторов. В работе используются выдвинутое С.Л. Рубинштейном положение о включенности психического во всеобщую взаимосвязь явлений материального мира, идея Б.Ф. Ломова о многомерности психических явлений и необходимости их рассмотрения в различных системах координат, а также предложенная им системная концепция межличностного общения. Диссертационная работа опирается на субъектно-деятельностный подход С.Л. Рубинштейна, К.А.

Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинского, а также на идеи В.А.

Барабанщикова о личности как опосредующем звене между познанием и общением, и о важности анализа интегральных свойств личности для системного исследования познавательных и коммуникативных процессов. В основу наших исследований, нацеленных на синтез получаемого в разных областях психологии знания о сравнении, положены принцип комплексности, который был сформулирован Б.Г. Ананьевым и развит в работах Б.Ф. Ломова, и принципы эколого-психологического подхода, разработанные В.И. Пановым.

Объект исследования: процесс сравнения во взаимодействии человека с предметным и социальным миром.

Предмет исследования: закономерности процесса сравнения, реализуемого человеком в системах познания, общения и личности.

Цель исследования: разработка представления о сравнении как многомерном психическом процессе.

Задачи исследования:

1. Проанализировать современное состояние теоретических и эмпирических исследований сравнения, обобщить знание об этом процессе, получаемое в разных областях психологии, и выявить характерные для этих областей задачи изучения сравнения.

2. Выявить общее и особенное в методологии изучения сравнения в разных областях психологии и разработать комплексные процедуры количественно-качественного исследования сравнения.

3. Изучить закономерности процесса сравнения, реализуемого в ситуациях межличностного общения.

4. Соотнести закономерности процесса сравнения, реализуемого человеком в системах познания, общения и личности.

5. Определить детерминанты, опосредующие процесс сравнения в системах познания, общения и личности.

6. На основе полученных теоретических и эмпирических результатов сформулировать представление о сравнении как многомерном психическом явлении.

Основная гипотеза: Сравнение представляет собой многомерный процесс, подчиняющийся закономерностям разного порядка. Существует общее и особенное в закономерностях проявления сравнения в системах познания, общения и личности.

Методическое обеспечение исследования В качестве базовых использованы методы лабораторного эксперимента и наблюдения, процедуры референтного общения и «Незаконченное предложение», а также ряд авторских опросников. Для выяснения роли индивидуально-психологических характеристик как опосредующего звена (системы детерминант) сравнения применялись дифференциальнопсихологические методики: тест уверенности в себе В.Г. Ромека, тестопросник «Шкала самоуважения» М. Розенберга, опросник на оценку уровня эмпатических способностей В.В. Бойко, шкала оценки уровня личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера, опросник на выявление стратегий поведения в конфликтных ситуациях К. Томаса, пятифакторный опросник «Большая пятерка» МакКрае и Коста.

Для решения поставленных задач были созданы следующие оригинальные методы и процедуры:

Комплексная процедура исследования сравнения, сочетающая субъективную оценку меры сходства объектов и выраженное во внешней речи их сравнение.

Методика поэтапного анализа выраженного во внешней речи сравнения с точки зрения его логико-понятийной структуры и способов описания различия.

Комплексная процедура, сочетающая методику «Незаконченное предложение» и оригинальные опросники на оценку доминирующих социальных референтов и целей личностно-ориентированного сравнения.

Методика определения статуса референта личностноориентированного сравнения в малой группе.

Экспериментальная процедура исследования эмоционального отношения к личностно-ориентированному сравнению.

Сочетание количественных и качественных методов и процедур, предполагающее сопоставление результатов анализа вербализаций с данными наблюдения за действиями участников исследования, с результатами тестирования, а также с данными психофизических оценок, обеспечивало возможность комплексного анализа процесса сравнения.

Надежность и достоверность результатов обеспечивалась использованием современных методов регистрации и статистического анализа данных. При статистической обработке применялись дисперсионный анализ (ANOVA, MANNOVA), параметрические и непараметрические процедуры анализа характеристик распределения эмпирических данных, корреляционный, кластерный и факторный анализ. Эмпирические исследования проведены на большой выборке участников (более 10человек).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Процесс сравнения является многомерным и дифференцируется по характеру отнесенности на предметно-ориентированное и личностноориентированное. Предметно-ориентированное сравнение касается предметов окружающего мира. Личностно-ориентированное сравнение выражается в сопоставлении субъектом себя с другими людьми, либо с самим собой в разные моменты жизни. Полисистемный подход позволяет обнаружить общие и особенные закономерности реализации сравнения в разных системах жизни и деятельности человека.

2. Общие структурные закономерности предметно- и личностно- ориентированных видов сравнения заключаются в (1) единстве операций установления сходства и различия; (2) в ведущей роли операции установления сходства в общей структуре сравнения; (3) в наличии асимметрии сходства. Общее функциональное свойство процесса сравнения заключается в использовании его человеком в качестве средства категоризации, классификации и выделения специфического содержания предметов окружающего мира, других людей или самого себя.

3. В системе познания особой детерминантой, определяющей процессуальные и результативные характеристики сравнения объектов, является контекст. Перцептивный контекст влияет на величину воспринимаемого сходства объектов и на способы их сравнения во внешней речи. Вербализация, выступающая в форме предваряющего контекста сравнения объектов, влияет на субъективную оценку их сходства, а выраженность этого влияния зависит от степени их сходства, предметной отнесенности и модальности.

4. В системе межличностного общения сравнение играет роль особого вербально-коммуникативного средства, обеспечивающего возможность обмена субъективными представлениями и формирования общего коммуникативного контекста.

5. Особенностями личностно-ориентированного сравнения являются: (1) эмоциональная окрашенность; (2) функциональное значение как средства повышения мотивации к деятельности, научения, самосовершенствования, самореализации, самопознания, самооценивания, поддержания собственного Я, обеспечения социальной идентичности и индивидуальности.

6. Индивидуально-психологические характеристики субъекта выступают в качестве внутренних условий, опосредующих: (1) интенсивность сравнения им себя с другими людьми и себя с самим собой на разных этапах жизни; (2) доминирование определенных целей личностноориентированного сравнения.

7. Социометрический статус референтов сравнения выступает в качестве одной из детерминант интенсивности личностно-ориентированного сравнения.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования В работе по-новому поставлена проблема сравнения как многомерного психического процесса, дифференцируемого по характеру отнесенности на предметно-ориентированное и личностно-ориентированное. Для изучения многомерного характера сравнения впервые применен полисистемный подход, позволивший сопоставить закономерности этого процесса в системах познания, общения и личности. Впервые систематизированы и сопоставлены разработанные в разных областях психологии концепции сравнения, а также методы и специфические процедуры его исследования.

В методическом плане разработана комплексная процедура исследования предметно-ориентированного сравнения, включающая коммуникативную ситуацию в структуру психологического эксперимента и обеспечивающая сопоставление психофизических оценок с вербализациями сходства и различия объектов. Применение этой процедуры позволяет прослеживать связь между процессуальным и результативным аспектами сравнения, а также определять по данным вербального анализа величину воспринимаемого сходства или различия объектов. Сконструирована методика поэтапного анализа вербализаций, позволяющая дифференцировать их с точки зрения логико-понятийной структуры и способа описания различия.

Для исследования сравнения в рамках референтного общения разработаны процедуры синхронной регистрации и сопоставления вербализаций, и данных, характеризующих операции, выполняемые участниками общения в процессе описания и идентификации объекта при его сравнении с контекстом. Эти процедуры могут применяться как в лабораторном эксперименте, так и в условиях изучения практической деятельности человека.

Для исследования характеристик личностно-ориентированного сравнения разработан комплексный метод, включающий качественный и количественный инструментарий: процедуру «Незаконченное предложение» и опросники, пункты которых сформированы на основе данных, полученных с помощью этой процедуры. Метод позволяет выявлять категории и характеристики тех социальных референтов, с которыми человек сравнивает себя, а также доминирующие цели личностно-ориентированного сравнения.

В эмпирических исследованиях, выполненных в рамках полисистемного подхода, раскрыта специфика сравнения в каждой из изучаемых систем и определены общие для этих систем закономерности реализации сравнения. В итоге получены новые научные результаты:

выявлена связь между способами вербализации различия объектов и воспринимаемой величиной их различия; показана возможность использования вербальных данных в качестве индикатора субъективно оцениваемой меры сходства объектов;

экспериментально показано влияние контекста на процесс и результат сравнения объектов, а также на частоту использования конкретных способов вербального описания их сходства и различия;

построена эмпирическая классификация способов обмена коммуникантами субъективными представлениями об отличительных характеристиках объектов в ситуациях референтного общения и определено место, которое занимает в ней процесс сравнения;

показано, что в качестве детерминанты интенсивности сравнения человеком себя с членами малой группы выступает их социометрический статус;

установлена связь между выраженностью индивидуальнопсихологических характеристик субъекта и интенсивностью сравнения им себя с другими людьми и с самим собой в разные моменты жизни;

определены индивидуально-психологические характеристики субъекта, обусловливающие цели личностно-ориентированного сравнения;

раскрыт высокий эмоциональный статус оценочных педагогических суждений, в которых содержится элемент сравнения учащегося со значимой для него референтной группой; показано, что сила выраженности эмоционального отношения к компаративным суждениям имеет возрастные особенности.

Практическая значимость Результаты проведенных исследований имеют непосредственное отношение к вопросам организации коммуникативного взаимодействия людей. Апробированные в различных эмпирических ситуациях процедуры референтного общения могут использоваться в качестве модели многих видов практической совместной деятельности, связанной с передачей информации о состоянии и характеристиках некоторого объекта, особенно в ситуациях использования телекоммуникационных технологий. Полученные автором результаты позволяют определять условия, при которых передача информации о наиболее важных характеристиках объекта, деятельности или общения является наиболее эффективной. Результаты могут применяться в реальных ситуациях, когда информация, необходимая для выполнения совместной деятельности, распределена между ее участниками.

Разработанные методы вербального анализа данных легли в основу специальной процедуры кооперативного дебрифинга, который используется при решении прикладных задач сохранения и передачи когнитивного опыта.

В рамках этой процедуры исследователь и участник исследования совместно сравнивают представление о некотором событии, сложившееся у участника, с объективными данными наблюдения. Такое сравнение позволяет выявлять значимые параметры профессиональной деятельности человека в реальных условиях ее выполнения. Эти методы нашли применение, в частности, при разработке и сравнительной оценке эффективности новых коммуникативных средств с точки зрения разных категорий их пользователей (Lahlou, Nosulenko, Samoylenko, 2002, 2012). Они могут быть использованы для изучения взаимодействия человека и современной техники, а также для решения задач разработки новых технологий.

Полученные автором данные о закономерностях личностноориентированного сравнения могут быть использованы в системе образования. В частности, при разработке рекомендаций по организации форм педагогического оценивания в школьной практике, важно учитывать результаты об эмоциональном отношении учащихся к положительным и отрицательным оценочным суждениям, содержащим сравнение сверстников друг с другом. При решении вопросов психологического климата в классе и формирования межличностных отношений школьников со сверстниками и взрослыми существенную роль играют данные о том, что значимым фактором, опосредующим степень ориентированности ученика на сравнение себя с одноклассниками, выступает их социометрический статус.

Апробация работы Материалы диссертации докладывались на научных форумах, наиболее важными из которых являются: XXV (Брюссель, 1992), XXVI (Монреаль, 1996), XXVII (Стокгольм, 2000), XXVIII (Пекин, 2004) Международные психологические конгрессы; Конференции международного союза научной психологии (IUPsyS) по проблемам оценки глобальных изменений в среде (Женева, 1992; Хельсинки, 1993; Анкара, 2002); III Французский акустический конгресс (Лион, 1994); Методологический семинар Университета Париж-8 (Париж, 1995, 1998); Международные Ломовские чтения (Москва, 1991, 2003); Всероссийская научная конференция «Познание в структуре общения» (Москва, 2008); Международный семинар «Когнитивные технологии» (Париж, 2008, 2010); Международная конференция «Психология общения XXI век: 10 лет развития» (Москва, 2009); Всероссийская научная конференция «Психология человека в современном мире» (Москва, 2009); Итоговая научная конференция Института психологии РАН (Москва, 2010); Всероссийская научная конференция «Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы» (Москва, 2010); Всероссийская научная конференция «Познание в деятельности и общении: от теории и практики к эксперименту» (Москва, 2011); Международный семинар «Гуманитарные науки будущего» (Париж, 2011); Международная конференция по когнитивной науке (Калининград, 2012). Исследования, вошедшие в диссертацию, были поддержаны грантами РГНФ и Европейского Союза.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 84 работы общим объемом более 65 авторских листов. В их числе: 2 монографии (в том числе – на французском языке), 21 статья в научных журналах, рекомендованных ВАК (в том числе 5 на иностранных языках), 7 глав в коллективных монографиях, 38 статей в других рецензируемых журналах и книгах (в том числе 12 на иностранных языках), 16 статей и тезисов в материалах научных конференций.

Структура и объем работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех разделов, содержащих 16 глав, общего обсуждения, заключения и списка литературы (более 450 наименований, из них более 3на иностранном языке). Текст рукописи иллюстрирован рисунками и таблицами.

Основные этапы исследования.

1982-1990: Разработаны принципы изучения предметноориентированного сравнения в рамках методической парадигмы референтного общения. Осуществлены исследования процесса сравнения зрительных объектов при решении когнитивно-коммуникативных задач.

Разработан и апробирован метод анализа вербализованного сравнения объектов и построена эмпирическая классификация его приемов.

1990-2000: В результате проведенных исследований на объектах зрительной и слуховой модальностей подтверждена гипотеза о связи вербальных приемов сравнения объектов и субъективной оценки степени их сходства. В прикладных исследованиях подтверждена эффективность применения разработанных методов анализа вербализаций для изучения восприятия объектов естественного окружения человека. В рамках парадигмы референтного общения проведены эмпирические исследования сравнения телекоммуникационных систем.

2000-2006 - Проведен анализ теоретических и эмпирических исследований социального сравнения, осуществленных в зарубежной социальной психологии и психологи личности. Разработана программа цикла эмпирических исследований личностно-ориентированного сравнения.

2006-2010: Разработан количественно-качественный метод изучения личностно-ориентированного сравнения и исследованы его характеристики.

Исследовано соотношение особенностей личностно-ориентированного сравнения и индивидуально-психологических характеристик. Проведены исследования эмоционального отношения к оценочным педагогическим суждениям с элементами сравнения.

2010-2012: Завершена разработка концепции сравнения как многомерного психического процесса.

Содержание работы Во Введении дается характеристика предметной области и проблемного поля исследования. Показывается актуальность и новизна работы. Обосновывается необходимость анализа сравнения как многомерного явления и его полисистемного исследования в структуре психологического знания. Формулируются методологические и теоретические основания, объект, предмет, цели и конкретные задачи исследования.

Раздел 1 Сравнение в системе познания предметного мира В первом разделе обсуждаются теоретико-методологические проблемы и результаты эмпирических исследований сравнения, реализуемого человеком в процессе познания предметного мира.

В первой главе раскрывается психологическое содержание предметноориентированного сравнения как процесса установления сходства и различия предметов окружающего мира. Анализируются представления о соотношении процессов сравнения и идентификации перцептивных признаков (Грановская, Березная, Григорьева, 1981; Garner, 1974, 1978;

Loftus, Bell, 1975; Mandler, 1979 и др.), о роли сравнения в распознавании конфигураций (Величковский, 2006; Biederman, 1987; Hill, 2001; Matlin, 1998;

Solso, 1995 и др.) и категоризации (Goldstone, 1994; Medin, 2004; Medin, Schaffer, 1978; Nosofsky, 1984, 1986; Rosch, 1978; Wills-Pothos, 2012 и др.).

Обсуждаются основные когнитивные модели и концепции предметноориентированного сравнения: модели сравнения по признакам (Navarro, Lee, 2004; Tversky, 1977; Tversky, Gati, 1982 и др.), теория сравнения как структурного взаимоотображения субъективных репрезентаций (Gentner, Markman, 2005; Gentner, Sagi, 2006; Rein, Markman, 2010; Sagi, Gentner, Lovett, 2012), трансформационная модель сходства (Hahn et al., 2003; Hahn, Close, Graf, 2009; Hodgetts, Hahn,Chater, 2009), классификационная теория установления сходства (Soberg, Thorslund, 1979), модель двойственности процесса сравнения (Bassok, Medin, 1997; Simmons, Estes, 2008; Wisniewski, Bassok, 1999), концепция сравнения в рамках модели селективной доступности информации (Mussweiler, 2003; Mussweiler, Epstude, 2009).

Обсуждаются точки зрения на проблему индивидуально-психологических особенностей в процессах предметно-ориентированного сравнения (Gentner, Brem, 1999; Golonka, Estes, 2009; Simmons, Estes, 2008 и др.).

Во второй главе обсуждаются методологические проблемы исследований сравнения в системе познания предметного мира. Показано, что наиболее распространенным методом является эксперимент, в рамках которого применяются две основные группы методических приемов.

В первую группу входят приемы экспериментальной психосемантики, используемые для анализа результативного аспекта сравнения в форме субъективного оценивания степени сходства объектов. К этим приемам относятся: процедуры ассоциативного эксперимента (Петренко, 1976; Deese, 1965; Creelman, 1965 и др.), методика семантического радикала (Лурия, Виноградова, 1971), процедура измерения среднего времени, необходимого для вынесения решения о различии объектов (Podgorny, Garner, 1979 и др.), оценка смешений при идентификации объектов (Townsend, 1971 и др.), классификация (Петренко, Шмелев, Нистратов, 1978; Петренко, 2005;

Фрумкина, 1984; Невская, Леушина, Павловская, 1982; Goldstone, 1994;

Miller, 1971 и др.). субъективное шкалирование (Гусев, Измайлов, Михалевская, 1987; Петренко, 1997, 2005; Rips, Shoben, Smith, 1973 и др.), методы вербального и невербального семантического дифференциала (Петренко, 2005; Osgood, 1962 и др.), техника репертуарных решеток (Келли, 2000).

Вторую группу образуют методические приемы вербального сравнения, используемые для анализа его процессуальных аспектов:

процедуры описания сходства и различия двух (трех) объектов (Бикчентай, 1956; Дерябин, 1977; Занков, 1953; Зверева, Липкина, 1953; Кагальняк, 1958, 1959; Петрова, 1956; Румянцева, 1958; Ушакова, 1952; Ферстер, 1947;

Шардаков, 1955, 1963; Шиф, 1940, 1941; Markman, Gentner, 1997; Gentner, Markman, 1994, 1997 и др.), а также процедура анализа письменных текстов, содержащих сравнение объектов (Сыркина, 1948 и др.). Констатируется, что эти процедуры являются эффективным средством анализа качественных характеристик процесса сравнения.

Проведенный анализ позволяет говорить о необходимости разработки количественно-качественных процедур исследования процесса сравнения в системе познания предметного мира. Автором предлагается вариант такой процедуры. Ее суть заключается в постановке перед участниками исследования двух видов последовательно выполняемых задач:

психофизических (субъективная оценка по некоторой шкале величины различия предъявляемых для сравнения объектов) и вербальнокоммуникативных (свободное описание различия и/или сходства объектов, предъявляемых либо парами, либо последовательно).

Для анализа вербальных данных, получаемых с помощью этой процедуры, автором разработана методика поэтапного анализа выраженного во внешней речи сравнения с точки зрения его логикопонятийной структуры и способов описания различия (Самойленко, 1986, 2010; Nosulenko, Samoylenko, 1997, 2001; Samoylenko, McAdams, Nosulenko, 1996). Методика предполагает: (а) определение компаративной структуры вербализаций на основе анализа синтаксических и лексических конструкций, отражающих сходство или различие; (б) оценку степени обобщенности включенных в компаративные структуры вербальных единиц, с точки зрения того, характеризуют ли они общий параметр сравнения объектов или их конкретное сходство и различие; (в) идентификацию конкретных способов описания различия (Рис. 1).

Вербализации Компаративная Сходство Различие структура Обобщенность Конкретное Общее Конкретное Общее вербальных единиц Способ описания Классификационный Градуальный различия Тип противоПривативное Эквивалентное поставления Рис. 1. Вербальные способы предметно-ориентированного сравнения.

Вербализация различий, характеризующая сравниваемые объекты как разнокачественные, представляет собой классификационный способ.

Вербальное сравнение объектов по степени выраженности у них одной и той же особенности представляет собой градуальный способ.

Классификационный способ включает привативный и эквивалентный типы противопоставления. Привативный тип противопоставления, содержит указания на отдельные свойства или целостные характеристики лишь одного из сравниваемых объектов при отрицании их наличия у второго.





Психологический смысл привативного противопоставления объектов заключается в том, что выбрав параметр различения (простой – «одномерный» или сложный – «многомерный»), человек как бы разносит сравниваемые объекты на взаимоисключающие категории. Эквивалентный тип противопоставления заключается в выделении таких характеристик, которые относятся к качественным отличиям, но не являются очевидно противоположными и взаимоисключающими. Оба члена противопоставления «маркированы» и логически равноправны, а единая шкала различения объектов отсутствует.

Дальнейшие этапы анализа, касающиеся предметной отнесенности и семантического содержания вербальных единиц, конкретизируются в зависимости от конкретных задач исследования, характера и модальности сравниваемых объектов, и имеют сходство с индуктивным контент-анализом, предполагающим выделение категорий в процессе анализа текста, а не перед началом работы с ним. Такой подход, а также отнесенность к осознанному и вербализуемому субъективному опыту (познавательным процессам и эмоциям), которым обмениваются люди в рамках некоторого социокультурного контекста, объединяют метод, разработанный автором диссертации, с интерпретативным феноменологическим анализом (Willig, 2001) и так называемой «Базовой теорией» (Strauss, Corbin, 1998).

Эффективность разработанного автором диссертации многоуровневого метода анализа вербальных способов предметно-ориентированного сравнения продемонстрирована при эмпирическом изучении восприятия сходства и различия объектов разных модальностей.

В третьей главе рассматриваются существующие представления о содержательных характеристиках вербализованного сравнения (Бикчентай, 1956; Зверева, Липкина, 1953; Кагальняк, 1958; Румянцева, 1958; Сыркина, 1948; Ферстер, 1947; Шиф, 1941; Estes, Hasson, 2004; Markman, Gentner, 1996, 1997; Gentner, Markman, 1994, 1997; Tversky, 1977; и др.), а также представлены результаты цикла авторских исследований его процессуального и результативного аспектов.

В исследованиях изучалась связь характеристик вербально выраженного сравнения объектов зрительной и акустической модальностей с воспринимаемой величиной их различия (Самойленко, 1986, 1987, 2010;

Nosulenko, Samoylenko, 1997, 2001).

На зрительной модальности использовались 4 типа объектов:

фотографии цветных изображений неопределенного характера; черно-белые схематические изображения стадий изменения некоторой математической функции; рисунки конструкций, состоящих из дискретных элементов; чернобелые изображения женского лица, имеющие разную степень искажения (Самойленко, 1996, 1997, 2010).

На акустической модальности объектами сравнения были синтезированные звуки, имитирующие звучания традиционных музыкальных инструментов или их гибридов (Самойленко, 2010; Носуленко, Самойленко 2007; Samoylenkо, McAdams, Nosulenko, 1996), а также автомобильные шумы (Nosulenko, Samoylenko, Parizet, 1996; Nosulenko, Parizet, Samoylenko, 1998, 2000).

На материале проведенных исследований выявлен ряд общих закономерностей, касающихся связи вербального сравнения объектов и субъективных оценок величины их различия. Показано, что факт вербализации сходства при инструкции описания различия является одним из индикаторов восприятия человеком различия сравниваемых объектов как малого. Частота использования того или иного способа вербализации различия объектов оказалась связанной с его воспринимаемой величиной.

Классификационный способ реализуется преимущественно при субъективно большой величине различия объектов, а при низкой оценке различия чаще используется градуальный способ. Применение классификационного способа, при котором объекты противопоставляются как целостности, является наиболее адекватным индикатором того, что сравниваемые объекты воспринимаются как сильно различные.

Таким образом, подтвердилась гипотеза о возможности оценки величины воспринимаемого различия объектов по результатам анализа применяемых человеком способов вербализации этого различия.

В четвертой главе рассматриваются существующие представления о контексте как факторе восприятия и сравнения объектов (Арнхейм, 1974;

Бехтель, Бехтель, 2005; Вербицкий, Калашников, 2009; Грегори, 1972;

Румянцева, 1958; Ушакова, 1952; Ферстер, 1947; Casasanto, 2008; Casasanto, Boroditsky, 2008; Ganor et al., 2011; Hassin, 2001; Medin, Goldstone, Gentner, 1993; Mussen, Rosenzweig et al., 1973; Stapel, Koomen, 1997 и др.), а также представлены результаты проведенных автором экспериментальных исследований по этой проблеме.

В экспериментальных исследованиях автор изучал зависимость сравнения двух сходных зрительных объектов от типа контекста, в котором они воспринимаются. Используемые контексты различались степенью близости входящих в них элементов по отношению к двум подлежащим сравнению объектам. Процедура эксперимента включала в себя задачи субъективной оценки сходства объектов и вербального объяснения величины этой оценки. Для обработки данных использовался описанный выше авторский метод анализа вербализаций.

В качестве стимульного материала использовались две категории объектов: фотографии человеческих глаз и абстрактные цветные рисунки. В каждой из этих категорий были сформированы два контекста: «гомогенный» (состоящий из 7 объектов, похожих на сравниваемую пару) и «гетерогенный» (состоящий из 7 объектов, отличающихся от сравниваемой пары по нескольким параметрам). С использованием каждой из двух категорий стимульных объектов были реализованы три серии эксперимента: в первой серии целевая пара объектов предъявлялась без контекста, во второй – в «гомогенном» контексте, в третьей – в «гетерогенном» контексте. Во всех сериях участники оценивали сходство двух объектов, используя 10-балльную шкалу, а также объясняли вслух, почему дана именно такая оценка.

Полученные результаты показали единые для двух категорий стимульных объектов тенденции: пара объектов в «гомогенном» контексте воспринимается как значимо менее сходная, чем в «гетерогенном» контексте (Рис. 2). Разнообразие и большое количество различающихся характеристик контекстных объектов способствует более частому обращению внимания именно на сходные особенности сравниваемых стимулов и, соответственно, вынесению значимо более высокой субъективной оценки их сходства.

Анализ выделенных в описаниях участников исследования компаративных структур показал, что доли представленности вербализаций сходства и различия целевых объектов неодинаковы в трех изучаемых ситуациях. В случае «гетерогенного» контекста значимо чаще описывалось сходство целевых объектов, чем их различие. В «гомогенном» контексте частота описаний сходства и различия оказалась примерно одинаковой. При сравнении целевых объектов без контекста наблюдалась тенденция относительно более частой вербализации различия, чем сходства.

глаза абстрактные рисунки Пара объектов без контекста Пара объектов в гомогенном Пара объектов в гетерогенном контексте контексте Ситуации предъявления стимульной пары объектов Рис. 2. Зависимость субъективного оценивания сходства объектов от контекста их предъявления.

Таким образом, в исследовании экспериментально подтвердилось, что субъективная оценка сходства объектов представляет собой динамический, контекстно-специфический процесс. Показано также влияние перцептивного контекста на выражение во внешней речи сходства и различия двух представленных в нем объектов.

В пятой главе рассматривается проблема влияния на субъективное оценивание меры сходства объектов такого варианта контекста, в качестве которого выступают предваряющие это оценивание процедуры вербализации их сходства и различия. Рассматриваются представления о предваряющей процедуре вербализованного сравнения объектов как факторе субъективного оценивания меры их сходства (Boroditsky, 2007; Corcoran-EpstudeMussweiler-2011; Estes, 2003 и др.), а также представлены результаты цикла экспериментальных исследований, проведенных автором.

В цикле исследований использовался реализованный Л. Бородитски (Boroditsky, 2007) дизайн, который был модифицирован автором и применен при использовании стимулов разной модальности.

В качестве объектов зрительной модальности использовались (1) пара похожих фотографий одного и того же объекта, отличавшихся между собой только четкостью печати, и (2) пара различных фотографий объектов, отличавшихся по содержанию, но имевших некоторое композиционное сходство. На слуховой модальности использовались пары похожих и Средняя оценка сходства объектов различных звучаний разной степени сложности и предметной отнесенности:

(1) природные звуки, (2) шумы и (3) музыкальные отрывки.

В экспериментах с каждой из категорий стимулов был реализован аналогичный дизайн, заключавшийся в том, что испытуемые должны были оценить степень сходства двух сходных или двух различных объектов, предъявлявшихся в трех ситуациях: когда вынесению субъективной оценки предшествовала вербализация сходных или различных характеристик объектов, либо когда такая предваряющая вербализация отсутствовала.

Результаты показали, что в случае непохожих изображений предваряющая вербализация их сходных признаков значимо увеличила субъективную оценку меры сходства объектов по сравнению с ситуацией без предваряющей вербализации. Однако, наличие предваряющей вербализации различных признаков не имело выраженного эффекта. Кроме того, субъективные оценки сходства при вербализации сходных признаков непохожих изображений оказались значимо выше оценок, выносимых в случае предваряющей вербализации различных признаков. В то же время, в случае сравнения похожих изображений наличие предваряющей процедуры вербализации как сходных, так и различных признаков не оказало влияния на величину субъективной оценки сходства.

При использовании непохожих природных звуков наличие предваряющей вербализации их сходных характеристик привело к значимому увеличению воспринимаемой величины сходства по сравнению с ситуацией без предваряющей вербализации; однако наличие предваряющей вербализации различных признаков не привело к изменению оценок. Был также показан суммарный эффект вербального сравнения непохожих природных звуков на величину субъективной оценки сходства между ними.

Субъективные оценки сходства в ситуации вербализации сходных признаков непохожих природных звуков оказались значимо выше оценок, выносимых в случае предваряющей вербализации различных признаков. В случае похожих природных звуков наличие предваряющей процедуры вербализации их сходных или различных характеристик не оказало влияния на величину субъективной оценки степени сходства звуков.

Эксперименты с использованием звуков, являвшихся слуховыми аналогами изображений животных, использованных Л. Бородитски (2007), показали закономерности, отличные от представленных этим автором.

Согласно данным Бородитски, вербальное сравнение похожих зрительных объектов приводит к восприятию их большего подобия при поиске как сходных, так и различных признаков объектов. В исследовании автора диссертации такое влияние обнаружено не было. Что касается влияния предваряющей вербализации на субъективную оценку сходства непохожих объектов, то можно говорить о следующих различных тенденциях. По данным Бородитски вербальное сравнение непохожих зрительных объектов не увеличивает субъективную оценку степени их сходства. Отмечается даже обратная тенденция ощущения их меньшего сходства. В исследовании автора диссертации вербализация сходных характеристик непохожих звуков значимо увеличивала субъективную оценку степени их сходства.

В исследовании с использованием записей непохожих шумов наличие процедуры вербализации только их сходных признаков значимо увеличило субъективную оценку сходства, по сравнению с ситуацией без предваряющей вербализации. Субъективные оценки сходства в ситуации вербализации сходных признаков непохожих шумов оказались значимо выше оценок, выносимых в случае вербализации различных признаков. В случае похожих шумов показано, что наличие процедуры вербализации как их сходных, так и различных признаков, значимо увеличило субъективную оценку сходства шумов, по сравнению с ситуацией без предваряющей вербализации. При этом субъективные оценки сходства в ситуации вербализации сходных признаков похожих шумов оказались значимо выше оценок, выносимых в случае вербализации различных признаков.

Применительно к непохожим музыкальным отрывкам наличие предваряющей процедуры вербализации их сходных или различных характеристик не оказало влияния на величину субъективной оценки степени сходства. Не обнаружено значимых различий в субъективных оценках сходства, выносимых после вербализации сходных и различных характеристик музыкальных отрывков. В случае похожих музыкальных отрывков наличие процедуры вербализации только их сходных признаков значимо увеличило субъективную оценку сходства, по сравнению с ситуацией без предваряющей вербализации.

В заключении первого раздела подчеркивается обоснованность использования комплексной методологии, объединяющей вербальные и психофизические процедуры, для изучения процесса сравнения в системе познания предметного мира. Констатируется, что эффективность этой методологии продемонстрирована при анализе связи особенностей выражения во внешней речи сравнения объектов и субъективных оценок величины их различия. Отмечается, что анализ качественных характеристик выраженного во внешней речи сравнения объектов является эффективным инструментом исследования восприятия меры их сходства. Подчеркивается важная роль окружающего контекста в сравнении двух объектов; влияние этого контекста оказывается разным в зависимости от характеристик составляющих его объектов. Значимым фактором восприятия меры сходства объектов является предваряющая процедура вербализации их сходных и различных характеристик, влияние которой оказывается различным в зависимости от модальности и содержания сравниваемых объектов.

Раздел 2 Процесс сравнения в системе межличностного общения Во втором разделе обсуждаются теоретико-методологические проблемы и результаты эмпирических исследований процесса сравнения, реализуемого в межличностном общении.

В шестой главе проанализированы основные концепции и модели межличностного общения, в которых эксплицирована роль процесса сравнения, осуществляемого коммуникантами. Показано, что в кодовых или информационных моделях коммуникации сравнению отводится ведущая роль при характеристике процесса обмена сообщениями (Shannon, Weaver, 1949;

Berlo, 1960 и др.). В компонентной модели Р. Якобсона (Якобсон, 1985) сравнение рассматривается при описании роли контекста в общении:

сообщения сравниваются между собой и с универсумом дискурса в целом. В рамках модели общения как социального взаимодействия (Dodge, 1985) процессу сравнения отводится важная роль на нескольких этапах взаимодействия: а) при оценке отправителем переданного сообщения, когда это сообщение сопоставляется с новой информацией; б) при сопоставлении получателем гипотетического и реального содержания сообщения; в) при сопоставлении отправителем переданного им сообщения с полученным ответом. Также эксплицитно представлен процесс сравнения в диалоговых моделях общения (Charaudeau, 1983; Clark, Marshall, 1981 и др.), рассматривающих процесс взаимодействия коммуникантов как особую коллективную деятельность, где они постоянно сравнивают свои понимания сообщений, необходимых правил и принципов общения.

Особое внимание процессу сравнения уделяется в концепции референтного общения (Krauss, 1987; Krauss, Chiu, 1997; Krauss, Fussell, 1989, 1996; Krauss, Weinheimer, 1966 и др.). Референтное общение понимается как особый вид коммуникативных ситуаций, в котором один человек (или группа людей) решает задачи передачи своих представлений о некотором объекте действительности другим людям так, чтобы у них сформировалось адекватное понимание его характеристик. Концепция опирается на понимание важности установления общего контекста, который может быть достигнут путем сравнения коммуникантами собственных точек зрения (базовых знаний, установок и убеждений, текущей интерпретации объектов и событий, целей и т.д.) с теми, которые имеются у их партнеров.

Такое сравнение субъективных представлений играет важную роль и в системной концепции общения, разработанной Б.Ф. Ломовым (Ломов, 1975, 1979, 1980, 1984). Речь идет, прежде всего, о так называемом мезоуровне изучения общения, на котором осуществляется сравнение коммуникантами информированности, опыта и точек зрения. Результатом такого сравнения является некоторое единое представление участников общения о степени общности или несовместимости их позиций.

В развитие идей Б.Ф. Ломова и Р.М. Краусса, автор предлагает рассматривать проявления сравнения в референтном общении в двух разных планах (Рис. 3).

Рис. 3. Планы проявления предметно-ориентированного сравнения в референтном общении. OK 1–OK n – объекты контекста.

Во-первых, процесс сравнения реализуется в плане референтного контекста: коммуниканты формируют субъективные представления об отличительных характеристиках целевого референта путем сравнения его с составляющими контекст объектами. Реализуемое в этом плане сравнение не всегда представлено во внешне-речевой форме. Во-вторых, сравнение имеет место в плане коммуникативного взаимодействия, когда осуществляется выраженное во внешней речи сопоставление коммуникантами точек зрения на целевой референт.

В седьмой главе рассматриваются направления изучения предметноориентированного сравнения в рамках референтного общения (Hupet, Seron, Chantraine, 1991; Krauss, Vivekananthan, Weinheimer, 1968; Krauss, Weinheimer, 1964, 1966, 1967; Leavitt, Mueller, 1951 и др.) и представлены результаты проведенных автором эмпирических исследований.

В авторских исследованиях моделировались различные ситуации референтного общения по поводу объектов зрительной и слуховой модальности. В качестве зрительных объектов использовались цветные изображения разных фаз процесса незначительного изменения одного объекта, варьирующие по цветовым оттенкам, общей форме контура, количеству и степени выраженности деталей. В качестве слуховых объектов - звуки закрывающихся автомобильных дверей.

Пары участников располагали одинаковым набором объектов. Задачей одного из участников было описать указанный экспериментатором объект таким образом, чтобы партнер смог найти его в контексте других объектов. В первом исследовании один из участников описывал целевой референт (изображение) при отсутствии реального собеседника или в режиме диалогического общения с ним. Во втором и третьем исследованиях (с использованием соответственно звуков и изображений) два этих этапа были совмещены. Сначала одному из участников предлагалось описать целевой референт без возможности общения с партнером. В случае правильной идентификации описанного референта вторым участником исследование заканчивалось; в случае ошибки участники переходили к следующему этапу, на котором разрешалось обсуждение, продолжавшееся до тех пор, пока целевой объект не был правильно идентифицирован. Звуковые объекты участники прослушивали щелкая мышкой по соответствующим иконкам на экранах компьютеров. Участники, сидевшие за компьютерами друг напротив друга, могли также передвигать иконки по экрану, группируя их в соответствии с субъективно воспринимаемым сходством или различием сравниваемых звуков. В случае зрительных объектов участники находились в разных комнатах и взаимодействовали по акустическому и зрительному каналам видеоконференции. Каждый участник располагал двумя большими экранами. На одном он видел своего партнера, на другом зрительные объекты, предназначенные для описания и выбора. В процессе выполнения поставленной задачи участники могли передвигать изображения по экрану.

Использованная процедура исследования позволяла сопоставлять вербальные протоколы, содержащие высказывания участников, и данные, касающиеся выполняемых участниками операций с объектами и успешности решения задачи референтного общения. В частности, анализировались манипуляции с объектами на экране компьютера с целью определения, используют ли участники возможность группировки объектов в процессе референтного общения, что косвенно свидетельствовало о том, что объекты подвергаются сравнению по определенным параметрам. Кроме того, в экспериментах на акустических объектах регистрировалось число прослушиваний каждого звука отдельно как на этапе описания и выбора целевого референта, так и на этапе коммуникативного взаимодействия участников. Все эти данные анализировались отдельно для ситуаций успешного нахождения целевого референта по описанию и для ситуаций, в которых эта задача не была решена на первом этапе эксперимента.

На основе анализа эмпирического материала, в качестве которого использовались речевые высказывания, продуцированные участниками исследования, была построена классификация общих вербальных приемов передачи информации о целевом референте (Рис. 4).

С точки зрения логической структуры выделено два вербальных приема передачи коммуникантом информации в ситуации референтного общения: описание и собственно сравнение. С точки зрения предметной отнесенности (т.е. установление того, к каким объектам относится вербализация), выделен ряд разновидностей описания и сравнения. Прием описания может относиться к целевому референту и к объектам его контекста. Прием сравнения дифференцируется на сравнение целевого референта с классами (или категориями) объектов контекста и попарное сравнение с отдельными объектами контекста.

Вербально-коммуникативные приемы передачи информации о целевом референте Основание: логическая Описание Сравнение структура приема Сравнение Попарное целевого сравнение Отнесено к Основание: предметная Отнесено к референта с целевого целевому отнесенность контексту классами референта с референту объектов объектами контекста контекста Основание: содержание приема Основание: характеристика целостная компонентная объектов характеристика характеристика Рис. 4. Эмпирическая классификация вербальных приемов передачи информации о целевом референте.

С точки зрения содержания прием описания объектов контекста дифференцируется на три стратегии: (1) «последовательное сужение класса», к которому принадлежит целевой референт: развернутое во внешней речи описание характеристик все более узкого класса объектов, к которым принадлежит целевой референт; (2) «последовательное исключение»:

выражение во внешней речи тех особенностей объектов контекста, которые отсутствуют в целевом объекте; 3) «группировка», в процессе которой сначала все включенные в контекст объекты разделяются на то или иное количество групп, затем дается характеристика той группы, в которую отнесен целевой референт с последующей характеристикой его отличительных особенностей. Все три стратегии описания контекста являются по своему характеру процессуальными и применяются коммуникантом для того, чтобы опосредованно передать информацию об сходства сходства различия различия группировка сужение класса идентификация идентификация идентификация идентификация последовательное последовательное исключение из класса отличительных особенностях целевого референта. Стратегии описания контекста частично эксплицируют во внешней речи сравнение целевого референта с контекстом, что выражается в осуществлении вербальных отсылок к входящим в этот контекст объектам. Структура приема сравнения образована операциями идентификации сходства и различия объектов.

Характеристики объектов, подвергающихся описанию и сравнению, дифференцируются на целостные и компонентные.

Таким образом, показано, что сравнение может присутствовать в контексте референтного общения как в имплицитной, так и в эксплицитной формах. В первом случае речь идет о ситуациях, когда коммуникант в задаче передать партнеру информацию об отличительных особенностях некоторого референта осуществляет описание последнего, не сравнивая его во внешней речи с аналогичными объектами или реализует одну из процессуальных стратегий описания объектов контекста, вынося во внешне речевой план процессы их группировки. Т.е. в вербальных описаниях выражается результат операции сравнения, предварительно осуществленной в умственном плане. В эксплицитных формах сравнение представляет собой выраженное во внешней речи сопоставление целевого референта с отдельными объектами контекста или с их классами.

В результате проведенного цикла исследований была определена относительная частота использования выделенных вербальнокоммуникативных приемов передачи информации о референте (Рис. 5).

изображение звук 90% 60% 30% 0% Приемы выражения отличительных особенностей объекта Рис. 5. Обобщенные данные использования вербально-коммуникативных приемов передачи информации о целевом референте.

Относительное количество приемов попарное целевого описание сравнение целевого референта сравнение контекстом группировка класса референта с исключение из сужение класса последовательное последовательное Показана тенденция, касающаяся связи использования разных приемов передачи информации о целевом референте с успешностью его идентификации. В частности, в экспериментах на акустических объектах установлено, что в случае успешной идентификации целевого референта с первого раза относительно чаще, чем в случае наличия ошибок, используются приемы последовательного исключения из класса и сравнения целевого референта с контекстом (Рис. 6).

"Успех" "Ошибки" 80% 60% 40% 20% 0% Приемы описания звуков автомобильных дверей Рис. 6. Соотношение вербально-коммуникативных приемов передачи информации о целевом референте в случае его успешной и ошибочной идентификации.

Показано также, что в случае успешной идентификации целевого референта доля его прослушивания относительно других объектов контекста была относительно меньше, по сравнению с ситуациями ошибочных идентификаций (Рис. 7).

В исследовании с использованием неопределенных изображений не было обнаружено связи между использованием разных приемов передачи информации о целевом референте и успешностью его идентификации.

Отмечена тенденция стабильного использования определенных приемов теми участниками, которые обеспечили успешное нахождение акустического или визуального референта их партнерами. Показана тенденция сокращения количества ошибок при идентификации целевого референта в случае осуществления коммуникантами манипулятивной группировки на компьютерном экране изображений и иконок, соответствующих звукам.

Относительное количество приемов попарное целевого описание сравнение целевого референта сравнение контекстом группировка класса референта с исключение из сужение класса последовательное последовательное "Успех" "Ошибки" 50% 40% 30% 20% 10% 0% Звук 1 Звук 2 Звук 3 Звук 4 Звук 5 Звук (целевой) Тип звукового объекта Рис. 7. Соотношение количества прослушиваний разных звуков при успешной и ошибочной идентификации целевого референта.

В заключении второго раздела подчеркивается обоснованность использования парадигмы референтного общения для исследования процесса сравнения в системе межличностного общения. Делается вывод, что референтное общение является эффективной моделью коммуникативной ситуации, в которой коммуниканты формируют свои образы, идеи, интересы, мнения и обмениваются ими. Сама процедура референтного общения являются действенным средством получения данных о процессах познания и общения. Констатируется, что построенная классификация вербальнокоммуникативных приемов позволяет выявлять закономерности предметноориентированного сравнения в конкретных коммуникативных ситуациях. Эта классификация дает возможность определения индивидуальной специфики, а также условий эффективности выполнения задач общения. Подчеркивается, что важным условием получения значимых результатов в ситуации референтного общения является комплексный анализ вербальных данных и данных видеорегистрации операций с объектами, выполняемых участниками.

Раздел 3 Сравнение в системе личности В третьем разделе обсуждаются теоретико-методологические проблемы изучения сравнения человеком себя с другими людьми и с самим собой, а также приводятся результаты авторских исследований сравнения в системе личности.

В восьмой главе раскрывается психологическое содержание личностно-ориентированного сравнения как процесса сопоставления человеком себя с другими людьми или с самим собой в разные моменты при описании шума Отностительное количество прослушиваний жизни. Анализируются и сопоставляются основные модели и концепции этого процесса: классическая теория Фестингера (Festinger, 1954), теория «нисходящего социального сравнения» (Wills, 1981; Wills, Suls, 1991), «триадическая модель» сравнения мнений (Suls, 2000; Suls, Martin, Wheeler, 2002), модель сравнения с «прокси» (Wheeler, Martin, Suls, 1997), концепция социального сравнения, разработанная в рамках «модели поддержания самооценки» (Tesser, 1991, 1999), концепция социального сравнения как «ассимиляции и контраста» (Blanton, 2001), «модель интерпретационного сравнения» (Stapel, Koomen, 2000; Stapel, Suls, 2004), теория «восходящей ассимиляции» (Collins, 1996, 2000), концепция социального сравнения как «сравнительного суждения» (Kruglanski, Mayseless, 1990), теория «социального сравнения во времени» (Albert, 1977; Olson et al., 2000 и др.).

Констатируется, что разнообразие акцентов, сделанных в теоретических концепциях социального сравнения, нашло отражение в богатой палитре методов и процедур его исследования.

В девятой главе обсуждаются тенденции развития методологии исследования личностно-ориентированного сравнения. Констатируется, что одним из первых методов его изучения стал эксперимент, в рамках которого применяются процедуры порядкового ранжирования (Wheeler, 1966), презентации социальной информации (Stapel, Koomen, 2001) и ролевого проигрывания (Feldman, Ruble, 1977). Показано, что специфика метода наблюдения заключается в использовании видеозаписей деятельности и вербального общения людей в групповых ситуациях с последующим анализом частоты встречаемости вербальных и невербальных показателей сравнения человеком себя с другими людьми (Frey, Ruble, 1985; Ruble, Feldman, Boggiano, 1976). Отмечается эффективность сочетания процедуры структурированных дневниковых записей с опросниками в плане соотнесения информации количественного и качественного плана (Wheeler, Miyake, 1992), а также использования метода интервью для изучения субъективно-воспринимаемых характеристик личностно-ориентированного сравнения (Helgeson, Mickelson, 1995; Nosanchuk, Erickson, 1985; Wood, 1996). Констатируется, что в современных исследованиях личностноориентированного сравнения намечена тенденция использования системы методических процедур (методическая триангуляция), и актуальной задачей является развитие комплексной методологии его изучения.

Один из вариантов такой методологии предложен автором диссертации. Для исследования характеристик личностно-ориентированного сравнения сочетаются процедура «Незаконченное предложение» и опросники. Высказывания, продуцируемые в свободной форме при завершении незаконченных предложений, подвергаются индуктивному варианту контент анализа. Выделенные в результате такого анализа категории служат основой составления пунктов опросников, предназначенных для выявления количественных тенденций, касающихся характеристик сравнения человеком себя с другими людьми и с самим собой в разные моменты времени. Такая комплексная методология позволила провести количественно-качественный анализ характеристик личностноориентированного сравнения.

В десятой главе осуществлен анализ представлений о референтах личностно-ориентированного сравнения (Alicke, 2000; Goethals, Klein, 2000;

Kruglanski, Mayseless, 1990; Lin, Tsai, 2007; Lockwood, Kunda, 1997; Markus, Nurius, 1986; Olson et al., 2000; Sanitioso et al., 2006; Taylor, Buunk, Aspinwall, 1990; Thornton, Arrowood, 1966; Gruder, 1977; Wheeler, Myake, 1992; Wills, 1991; Wood, 1989, 1996 и др.), а также даны результаты цикла авторских исследований, в которых применялась комплексная количественнокачественная методология, сочетающая разработанные автором опросники и процедуру «Незаконченное предложение».

В результате анализа относительной частоты сравнения человеком себя с категориями других людей и с самим собой в разные моменты жизни, выявлен ряд закономерностей. Показано, что человек значимо чаще сравнивает себя с самим собой, чем с другими людьми. В частности, сравнивает себя в настоящем с собой в прошлом и с таким, каким хочет быть в будущем, значимо чаще, чем сравнивает себя с друзьями и членами семьи (Рис.8). Эти факты показывают богатство измерений, в которых проявляются психологические качества сравнения в системе личности.

№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 №11 №12 №Референты сравнения Рис. 8. Сравнение человеком себя с категориями других людей (№1 - знакомыми, №2 – интимно близкими людьми, №3 - друзьями, №4 - членами семьи, №5 - посторонними, №6 - придуманными образами, №7 - усредненными типами) и с самим собой (№8 - в прошлом, с собой таким, каким №9 - хочет быть в будущем, №10 может быть в будущем, №11 - боится быть в будущем, №12 - мог бы быть, но не стал и №13 - должен стать в идеале в будущем).

Частота сравнения При оценке относительной частоты сравнения себя людьми разного возраста (младшие школьники, подростки и студенты) с основными категориями социальных референтов (друзья-одноклассники/однокурсники, знакомые одноклассники/однокурсники, друзья-сверстники, знакомые сверстники, незнакомые популярные сверстники, родители, братья и сестры, знакомые взрослые, незнакомые популярные взрослые) также выявлены общие и различные для этих возрастных групп тенденции (Рис. 9).

Младшие школьники Младшие подростки Старшие подростки Студенты 2,2,1,1,0,0,№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №Категории социальных референтов Рис. 9. Средняя частота сравнения себя людьми разного возраста с социальными референтами (№1 – друзья-одноклассники/однокурсники, №2 – знакомые одноклассники/однокурсники, №3 - друзья-сверстники, №4 - знакомые сверстники, №5 незнакомые популярные сверстники, №6 - родители, №7 – братья и сестры, №– знакомые взрослые, №9 –незнакомые популярные взрослые).

В исследовании характеристик, присущих тем социальным референтам, с которыми чаще всего сравнивают себя люди разного возраста (младшие школьники, подростки и студенты), применялся тест «Незаконченное предложение». Участникам предлагалось продолжить в максимально развернутой письменной форме высказывание «Я сравниваю себя с такими людьми, которые…».

Результаты анализа вербальных текстов показали наличие единых тенденций для субъектов разного возраста в отношении сравнения себя с социальными референтами, обладающими определенными категориями характеристик. Значимо чаще отмечалось сравнение себя с такими людьми, которые обладают определенными положительными личностными чертами или имеют успех в учебной и профессиональной деятельности. Кроме того, достаточно часто люди сравнивают себя с теми социальными референтами, которые лучше них в целом или по конкретным личностным характеристикам и параметрам деятельности.

социальных референтов Частота сравнения с категориями Отдельный цикл исследований был направлен на определение доминирующих параметров сравнения себя с другими людьми. Участникам разных возрастных групп (младшие школьники, младшие и старшие подростки и студенты) предъявлялся специально разработанный опросник, в который были включены относительно часто используемые референты социального сравнения, выделенные в предыдущем исследовании.

Респондентам предлагалось указать, как часто они сравнивают себя с этими референтами по следующим параметрам: успехи в учебе, популярность среди сверстников, внешность, характер, способности, спортивные успехи, образ жизни, здоровье, уровень жизни, взгляды и убеждения, отношение к окружающим, интересы (последние 4 параметра не были включены в вариант опросника для младших школьников). Были обнаружены общие для возрастных групп тенденции в наиболее часто встречающихся параметрах сравнения себя с другими людьми: для студентов и старших подростков таким параметром был характер; для младших и старших подростков образ и стиль жизни, для студентов и младших подростков – отношение к окружающим. Общей тенденцией явилось также то, что как младшие, так и старшие подростки реже всего отмечали в качестве параметра сравнения уровень жизни. Различие в тенденциях касалось наименее часто встречающихся параметров сравнения с другими людьми: для подростков такими параметрами были здоровье и уровень жизни, для студентов - спортивные успехи.

В одиннадцатой главе представлены результаты исследования интенсивности сравнения учащимися себя с одноклассниками, имеющими различный социометрический статус и разный уровень успешности учебной деятельности. С этой целью использовались разработанная автором методика оценки статуса индивида как референта сравнения в малой группе и процедура социометрического шкалирования. Оценка позиции в плане успешности учебной деятельности представляла собой среднюю годовую отметку по трем основным учебным предметам.

Методика оценки статуса референта сравнения представляет собой процедуру субъективного шкалирования по списку. В случае школьного класса, каждому ученику класса предоставляется список фамилий всех его одноклассников и предлагается оценить, используя 5-балльную шкалу, насколько часто он сравнивает себя с ними. Ответы вводятся в матрицу, позволяющую определить статус каждого ученика как референта сравнения.

Статус ученика как референта сравнения оценивается с помощью двух показателей: (1) среднее значение указанных его одноклассниками субъективных оценок частоты сравнения себя с ним; (2) количество одноклассников, отметивших с помощью шкалы определенную частоту сравнения себя с ним. В соответствии с этими показателями осуществляется дифференциация индивидов на категории с высоким, низким и средним статусом референта сравнения в малой группе.

Для оценки социометрического статуса использовалась процедура двухмерного варианта социометрического шкалирования (Maassen and Verschueren, 2005), которая позволяет выделять пять социометрических групп детей: «популярные», «отвергаемые», «пренебрегаемые», «спорные» и «средние» (Newcomb, Bukowsky, 1993). В исследовании все члены класса шкалировали каждого из своих одноклассников по двум критериям: а) желание сидеть с одноклассником за одной партой; б) желание пригласить одноклассника на день рождения.

В результате исследования, проведенного с младшими школьниками (Рис. 10) и подростками (Рис. 11) выявлены закономерности, идентичные для двух показателей статуса референта сравнения в группе и двух критериев оценки социометрического статуса.

1,0,-0,-отвергаемые спорные средние популярные Социометрические группы (по критерию "Пригласить на день рождения") Рис. 10. Соотношение статуса референта сравнения в классе (показатель №1) и принадлежности к социометрическим группам, выделенным по критерию «Пригласить на день рождения», у младших школьников.

Анализ социометрических групп учеников начальной и средней школы, выделенных по критериям «Сидеть за одной партой» и «Пригласить на день рождения» показал, что наиболее часто школьники сравнивают себя с популярными одноклассниками, а наименее часто – с отвергаемыми детьми. Дети, имеющие статусы спорных, средних и пренебрегаемых, занимают в этом отношении промежуточную позицию.

В исследовании с участием младших школьников показано, что чем выше уровень успешности их учебной деятельности, тем чаще сравнивают себя с ними их одноклассники (Рис. 12).

Показатель статуса референта сравнения 0,-0,-отвергаемые средние спорные пренебрегаемые популярные Социометрические группы (по критерию "Пригласить на день рождения") Рис. 11. Соотношение статуса референта сравнения в классе (показатель №1) и принадлежности к социометрическим группам, выделенным по критерию «Пригласить на день рождения», у подростков.

0,0,0,-0,-0,Высокий Средний Низкий Уровень успешности учебной деятельности Рис. 12. Соотношение статуса референта сравнения в классе (показатель №1) и уровня успешности учебной деятельности у младших школьников.

Таким образом, на примере школьного класса показано, что существуют закономерности в процессе сравнения человеком себя с членами малой группы, к которой он принадлежит. Чем выше социометрический статус и успешность учебной деятельности учащегося, тем чаще сравнивают с ним себя его одноклассники.

Показатель статуса референта сравнения Показатель статуса референта сравнения В двенадцатой главе рассматривается феномен асимметрии в оценке субъективно воспринимаемого человеком сходства между собой и другими людьми. Анализ полученных в зарубежных исследованиях результатов по данной проблеме (Holyoak and Gordon, 1983; Kuiper, 1979; Srull, Gaelick, 19и др.) показал, что применительно к социальным референтам особо значимы два фактора, влияющие на степень выраженности данного феномена: степень личной близости субъекта с теми индивидами, с которыми он оценивает собственное сходство, и индивидуальные особенности (уровень личностного самосознания) осуществляющих сравнение субъектов.

Для изучения роли первого из указанных факторов автором проведено экспериментальное исследование, в котором приняли участие младшие школьники и подростки. В качестве исследуемых социальных референтов, с которыми учащиеся сравнивали себя, были выбраны взаимодействующие с ними в рамках учебной деятельности категории индивидов. Каждому участнику предлагалось оценить степень сходства, которое он видит между собой и его лучшим другом-одноклассником, самым популярным в его классе учеником, самым непопулярным в его классе учеником, классным руководителем. Каждая возрастная группа участников была разделена на две подгруппы, одна из которых должна была оценить, насколько они похожи на того или иного исследуемого социального референта, а вторая – насколько тот или иной индивид похож на них.

Согласно результатам исследования, в случае оценки сходства между собой и лучшим другом-одноклассником, между собой и самым непопулярным в классе учеником, между собой и классным руководителем не проявляется феномен асимметрии сходства. Однако применительно к сравнению учеником себя с самым популярным одноклассником данный феномен обнаружен. Субъективные оценки сходства, полученные при вынесении суждения о том, в какой мере ученик похож на самого популярного одноклассника, оказались выше по сравнению с ситуацией вынесения суждения о том, в какой мере самый популярный одноклассник похож на ученика (у старшеклассников это различие было значимым, у младших школьников проявилось на уровне тенденции). Наличие такой статистически подтвержденной тенденции свидетельствует о том, что индивиды, обладающие высоким социометрическим статусом, выступают для их партнеров по общению очень важной референтной точкой отсчета.

Тринадцатая глава посвящена анализу представлений о целях личностно-ориентированного сравнения и обсуждению результатов эмпирических исследований автора. При рассмотрении зарубежных работ (Festinger, 1954; Goethals, Darley, 1977; Helgeson, Mickelson, 1995; Kruglanski, Mayseless, 1987, 1990; Lin, Tsai, 2007; Mussweiler, Ruter, Epstude, 2006;

Nosanchuk, Erickson, 1985; Suls, Martin, and Wheler, 2002; Taylor, Lobel, 1989;

Thornton and Arrowood, 1966; Wood, Taylor, 1991 и др.) отмечена важность этой проблематики для понимания системной организации процессов личностно-ориентированного сравнения и отсутствие эмпирических данных относительно разнообразия целей сравнения человеком себя с самим собой.

Как следствие, автор предпринял два цикла эмпирических исследований, один из которых был направлен на изучение целей сравнения человеком себя с другими людьми, а другой – целей сравнения себя в разные моменты жизни. В обоих случаях применялась комплексная методология, которая сочетала процедуру «Незаконченное предложение» и созданные на ее базе опросники. В содержание опросников включались осознаваемые цели личностно-ориентированного сравнения, разнообразие которых выявлялось с помощью процедуры «Незаконченное предложение». Опросники использовались для количественного анализа представленности этих целей у людей. Оригинальность этой методологии заключалась в том, что опросники были сконструированы не на базе гипотезы исследователя, а на основе свободных вербализаций, продуцированных участниками исследования при завершении незаконченных предложений. Это способствовало повышению экологической валидности методического инструментария.

В исследовании целей сравнения себя с другими людьми с помощью процедуры «Незаконченное предложение» участникам предлагалось продолжить в развернутой письменной форме высказывание «Я сравниваю себя с другими людьми для того, чтобы…».

В результате анализа вербальных текстов выявлены категории целей сравнения себя с другими людьми: I – поддержание социальных отношений и связей, II – поддержание собственного Я, III – положительная презентация себя перед другими людьми, IV – научение, V – самопознание, VI – самосовершенствование, VII – достижение социальной идентичности, VIII – познание других людей, IX – субъективное позиционирование себя среди других людей, X – без определенной цели; XI – повышение мотивации к деятельности, XII – самореализация, XIII – стремление иметь индивидуальность.

В исследовании с помощью опросника, участникам предлагалось указать степень согласия с утверждениями относительно целей сравнения себя с другими людьми, используя 5-балльную шкалу. После проверки на надежность с помощью коэффициента -Кронбаха, окончательный вариант опросника включал 50 пунктов, распределенных на 13 категорий целей.

Результаты, полученные при использовании опросника, показали, что наиболее часто сравнение себя с другими осуществляется с такими целями как познание других людей и самого себя, научение, самосовершенствование, повышение мотивации к деятельности и самореализация (Рис. 13).

По результатам факторного анализа шкал опросника было выбрано 4-х факторное решение, которое объясняет 67,6% общей дисперсии (Рис. 14).

Для последующей содержательной интерпретации факторов было применено Varimax вращение.

2,1,0,I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII Категории целей сравнения себя с другими людьми Рис. 13. Частота встречаемости целей сравнения себя с другими людьми.

Рис. 14. Нагрузки на факторы Цели сравнения человеком себя с другим людьми объединились в следующие четыре фактора: а) «Самосовершенствование»: «научение» (IV), «самопознание и самооценивание» (V), «самосовершенствование» (VI), «повышение мотивации к деятельности и целеполагание» (XI), «самореализация» (XII), «стремление иметь индивидуальность» (XIII); б) сравнения Частота встречаемости категорий целей «Поддержание социальной идентичности»: «поддержание собственного Я» (II), «положительная самопрезентация перед другими людьми» (III), «достижение социальной идентичности» (VII), «субъективное позиционирование себя среди других людей» (IX); в) «Межличностное общение»: «поддержание социальных отношений и связей» (I), «познание других людей» (VIII); г) «Без определенной цели» (X).

Таким образом, в результате проведенного исследования оказалось возможным выделить доминирующие цели, которые преследуют люди, сравнивая себя с окружающими, и объединить их в несколько основных факторов.

В исследовании целей сравнения человеком себя с самим собой с помощью процедуры «незаконченное предложение» участники завершали в развернутой письменной форме высказывания: 1) «Я сравниваю себя в настоящем и себя в прошлом для того, чтобы...»; 2) «Я сравниваю себя в настоящем с собой таким, каким я очень хочу быть в будущем, для того, чтобы...»; 3) «Я сравниваю себя в настоящем с собой таким, каким я могу быть в будущем, для того, чтобы...»; 4) «Я сравниваю себя в настоящем с собой таким, каким я должен стать в идеале в будущем, для того, чтобы...».

В результате анализа вербальных текстов выявлены категории целей сравнения себя в настоящем и себя в прошлом: I - «поддержание собственного Я», II - «научение», III - «самопознание и самооценивание», IV - «самосовершенствование», V - «повышение мотивации к деятельности и целеполагание», VI – «понимание динамики собственного Я». Цели сравнения человеком себя в настоящем с собой таким, каким он хочет, может или должен стать в идеале в будущем, подразделились на три категории: I - «повышение мотивации к деятельности и целеполагание», II - «самосовершенствование» и III - «самореализация». Таким образом, обнаруженные категории целей сравнения себя с самим собой частично совпали с теми, которые выявлены для сравнения себя с другими людьми.

В исследовании с помощью опросника, участникам предлагалось указать степень согласия с утверждениями относительно целей сравнения себя с самим собой, используя 5-балльную шкалу. После проверки на надежность с помощью коэффициента -Кронбаха, окончательный вариант опросника включал 52 пункта, распределенных на 6 категорий целей сравнения себя в настоящем и себя в прошлом, и 3 категории целей сравнения себя в настоящем и будущем. Результаты, полученные при использовании опросника, показали, что относительная частота встречаемости выделенных целей сравнения себя в настоящем с собой в прошлом и будущем является примерно одинаковой.

В четырнадцатой главе обсуждаются представления о соотношении направленности личностно-ориентированного сравнения и индивидуальнопсихологических характеристик субъектов, а также приводятся результаты проведенных автором исследований по данной проблеме. В результате рассмотрения зарубежных работ (Affleck, Tennen, 1991; Buunk et al., 1990;

Buunk, Gibbons, 2006; Buunk, Mussweiler, 2001; Gastorf, Suls, 1980; Gibbons, Buunk, 1999; Hemphill, Lehman, 1991; Olson, Evans, 1999; Pinkley et al., 1988;

Strube, Boland, Manfredo, Al-Falaij, 1987; Swallow, Kuiper, 1988, 1990; Van der Zee, Buunk, Sanderman, 1996, 1998; Wayment, Taylor, 1995; Weary, Marsh, McCormick, 1994; Wheeler, Miyake, 1992 и др.) делается вывод о наличии в них иногда противоречивых результатов и необходимости проведения дальнейших исследований в данном направлении.

В проведенном автором цикле эмпирических исследований изучалась связь между направленностью личностно-ориентированного сравнения и индивидуально-психологическими характеристиками, среди которых уверенность в себе (по тесту В.Г. Ромека), самоуважение (по тесту М.

Розенберга), личностная тревожность (по тесту Ч.Д. Спилбергера), эмпатия (по тесту В.В. Бойко), а также свойства личности, диагностируемые с помощью теста «Большая пятерка».

Для оценки направленности личностно-ориентированного сравнения применялся описанный выше авторский опросник. По данным опросника, подсчитывались два индивидуальных показателя, отражающие степень направленности субъекта (1) на сравнение себя с другими людьми и (2) на сравнение себя с самим собой. Выделенные по каждому из показателей контрастные группы участников сопоставлялись по выраженности у них указанных индивидуально-психологических характеристик.

Показано, что субъекты с более сильной направленностью на сравнение себя с другими людьми обладают по сравнению с теми, кто относительно мало направлен на такой тип сравнения, значимо более низкими показателями самоуважения, уверенности в себе и социальной смелости, значимо более высокими показателями личностной тревожности и эмпатии, а также значимо менее выраженной тенденцией к поиску впечатлений (первичный фактор «избегание впечатлений - поиск впечатлений» по тесту «Большая пятерка»).

Люди с относительно более сильной направленностью на сравнение себя с самим собой отличаются от тех, кто относительно мало направлен на такой тип сравнения, значимо более низкими показателями уверенности в себе и социальной смелости, значимо более высокой личностной тревожностью и более низким уровнем самоуважения, а также значимо более высокими уровнями эмоциональной устойчивости (основной фактор «эмоциональная неустойчивость - эмоциональная устойчивость») и напряженности (первичный фактор «расслабленность – напряженность») по тесту «Большая пятерка».

В пятнадцатой главе описан цикл эмпирических исследований связи выраженности целей сравнения человеком себя с другими людьми и с самим собой в разные моменты жизни, с одной стороны, и его индивидуальнопсихологических характеристик, с другой стороны.

При изучении связи между выраженностью определенных целей сравнения человеком себя с другими людьми и его индивидуальнопсихологическими характеристиками применялись описанный выше авторский тест на диагностику доминирования целей сравнения себя с другими, тесты, диагностирующие уверенность в себе (В.Г. Ромек), самоуважение (М. Розенберг), эмпатию (В.В.Бойко) и стратегии поведения в конфликтных ситуациях (К. Томаса), а также тест «Большая пятерка».

Контрастные группы участников, выделенные на основании максимальной или минимальной выраженности у них каждой из целей сравнения себя с другими людьми, сопоставлялись с точки зрения указанных индивидуальнопсихологических характеристик.

Результаты показали следующие связи между выраженностью целей и индивидуально-психологическими характеристиками. Более выраженной цели «поддержание социальных отношений и связей» соответствуют значимо более низкие уверенность в себе и самоуважение. Более выраженной цели «поддержание собственного Я и самооценки» - значимо меньший уровень социальной смелости и самоуважения. Более выраженной цели «обеспечение положительной самопрезентации перед другими людьми» - значимо более низкие уверенность в себе и самоуважение. Более выраженной цели «достижение социальной идентичности (стремления иметь сходство с другими людьми)» - значимо более низкая социальная смелость. Более выраженной цели «субъективное позиционирование себя среди других людей» - значимо более низкая социальная смелость. Более выраженной цели «реализовать свой потенциал» - значимо более высокие уровни эмпатии и стремления к соперничеству. Более выраженной цели «иметь индивидуальность (быть непохожим на других)» - значимо более низкое стремление к сотрудничеству и более высокое (на уровне тенденции) стремление к соперничеству.

Тест «Большая пятерка» выявил следующие значимые различия в индивидуально-психологических характеристиках между контрастными группами людей с высоким и низким уровнем выраженности целей сравнения себя с другими людьми. При относительно более выраженном сравнении с целью «положительная самопрезентации перед другими людьми» выявлен значимо более низкий уровень самоконтроля (основной фактор «импульсивность – самоконтроль»). Более выраженной цели «самосовершенствование» соответствует значимо более высокий самоконтроль (основной фактор «импульсивность – самоконтроль»). Более выраженной цели «повышение мотивации к деятельности» - значимо большая склонность к экстраверсии (основной фактор «интроверсияэкстраверсия»). Более выраженной цели «реализовать свой потенциал» - значимо более высокая привязанность к людям (основной фактор «обособленность-привязанность»). Значимые различия по индивидуальнопсихологическим характеристикам, соответствующим первичным факторам (тест «Большая пятерка»), которые обнаружены для указанных контрастных групп, представлены в Таблице 1.

Таблица 1. Выраженность первичных факторов в контрастных группах, выделенных по представленности в них целей сравнения человеком себя с другими людьми.

Средний балл по первичному фактору Максимально Минимально Первичные факторы выраженная выраженная цель цель сравнения сравнения I. Поддержание 2.2.Сотрудничество - Соперничество 11,96 10,41 p<0,социальных 2.4.Понимание - Непонимание 11,92 10,28 p<0,отношений и 2.5.Уважение других - Самоуважение 12,17 10,45 p<0,связей II. Поддержание 2.3.Доверчивость - Подозрительность 9,74 8,17 p<0,собственного Я III. Положитель- 2.1.Теплота -Равнодушие 9,03 10,77 p<0,ная самопрезен- 3.3.Ответственность - Безответственность 9,94 11,94 p<0,тация перед 3.4.Самоконтроль поведения - Импульсивность 8,4 10,06 p<0,другими людьми IV. Научение: 1.5.Проявление чувства вины - Избегание чувства 10,74 9,55 p<0,овладение вины знаниями и 5.3.Артистичность - Отсутствие артистичности 10,97 9,48 p<0,опытом VI. Самосовер- 3.5. Предусмотрительность - Беспечность 10,72 8,65 p<0,шенствование VII. Достижение 1.3. Общительность - Замкнутость 10,67 8,41 p<0,0социальной 2.4.Понимание - Непонимание 11,19 9,69 p<0,идентичности 4.5.Эмоциональная лабильность - Эмоциональная 10,39 8,66 p<0,стабильность 5.3.Артистичность - Отсутствие артистичности 11,44 9,56 p<0,IX. Субъективное 3.5.Предусмотрительность - Беспечность 10,78 8,90 p<0,позиционирование себя среди других XI. Повышение 1.4.Поиск впечатлений - Избегание впечатлений 9,11 8 p<0,мотивации к 1.5.Проявление чувства вины - Избегание чувства 10,64 9,37 p<0,деятельности вины XII. Само- 1.5.Проявление чувства вины - Избегание чувства 11,06 9,63 p<0,реализация вины 2.1.Теплота - Равнодушие 10,64 8,86 p<0,2.2.Сотрудничество - Соперничество 11.15 9,63 p<0,2.4.Понимание - Непонимание 11,42 9,23 p<0,02.5.Уважение других - Самоуважение 11,48 9,71 p<0,03.5.Предусмотрительность - Беспечность 10,39 8,86 p<0,XIII. Стремление 1.5.Проявление чувства вины - Избегание чувства 11,1 9,4 p<0,иметь индивиду- вины альность 3.4.Самоконтроль поведения - Импульсивность 8,3 9,73 p<0,При изучении связи между представленностью целей сравнения человеком себя с самим собой и его индивидуально-психологическими характеристиками применялись описанный выше авторский тест на Цели себя с людьми другими различий субъектом сравнения Значимость диагностику представленности целей сравнения себя в настоящем с собой в прошлом и будущем, а также тест «Большая пятерка».

Выявлены значимые различия в индивидуально-психологических характеристиках между контрастными группами людей с высоким и низким уровнем выраженности ряда целей сравнения себя в настоящем с собой в прошлом. При относительно более выраженном сравнении с целью «научения» значимо выше тенденция к поиску впечатлений, уважению других людей, самоконтролю и сенситивности. При более выраженной цели «поддержание собственного Я» значимо выше общительность, проявление чувства вины, экстраверсия, теплота, уважение других. При более выраженной цели «самопознание» значимо выше уважение других, самоконтроль, любопытство, артистичность, сенситивность, экспрессивность. При более выраженной цели «самосовершенствование» значимо менее выражено доминирование и более выражены самоконтроль поведения и экспрессивность. При более выраженной цели «повышение мотивации к деятельности» значимо выше самоконтроль поведения и экспрессивность. При более выраженной цели «понимание динамики собственного Я» значимо более выражены уважение других, сенситивность и экспрессивность.

Выявлены значимые различия в индивидуально-психологических характеристиках между контрастными группами людей с высоким и низким уровнем выраженности ряда целей сравнения себя в настоящем с собой таким, каким желательно быть в будущем. При относительно более выраженном сравнении с целью «повышения мотивации к деятельности» значимо выше самоконтроль и сенситивность. При более выраженной цели «самосовершенствование» значимо выше активность, общительность, самоконтроль, экспрессивность и в частности любознательность, артистичность и сенситивность. При более выраженной цели «самореализации» значимо более выражены доминирование, общительность, экстраверсия, экспрессивность и в частности артистичность, сенситивность и пластичность, а также менее выражена эмоциональная устойчивость.

В шестнадцатой главе обсуждаются существующие в психологии точки зрения относительно аффективных аспектов личностноориентированного сравнения (Bers, Rodin, 1984; Buunk, Ybema et al., 2001;

Buunk, Taylor et al., 1990; Collins, 1988; Kulik, Gump, 1997; Olson, Evans, 1999;

Tesser, Tesser, Millar et al., 1988; Salovey, Rodin, 1984; Silver, Sabini, 1978;

Wheeler, Miyake, 1992 и др.). а также приводятся результаты экспериментальных исследований, проведенных автором с учащимися и учителями по изучению эмоционального отношения к педагогическим оценочным суждениям, содержащим высказывания с элементами и без элементов личностно-ориентированного сравнения.

В цикле экспериментальных исследований изучались три формы таких оценочных суждений: (1) с помощью отметки, (2) содержательные высказывания с элементами личностно-ориентированного сравнения и (3) без элементов такого сравнения. В одном из исследований изучалось эмоциональное отношение к трем отрицательным формам оценивания, в другом – к трем положительным. В обоих случаях использовался сходный дизайн с участием трех возрастных групп учащихся: младших школьников, подростков и студентов. В качестве стимульного материала применялись три картинки с изображением учебной ситуации, в которой учащийся стоит у доски, а преподаватель оценивает его ответ. Стимульный материал различался по содержанию оценочных высказываний преподавателя, которые выражались на одной из картинок в отметке, на двух других в содержательном оценочном суждении соответственно без сравнения с одноклассниками (однокурсниками), и с выраженными во внешней речи элементами такого сравнения. При изучении эмоционального отношения к формам оценивания сопоставлялись результаты, полученные с помощью процедур субъективного шкалирования и ранжирования. Одной группе участников предлагалось оценить свое эмоциональное отношение к формам отрицательного и положительного педагогического оценивания используя набор шкал, другой - путем ранжирования.

В результате показано, что младшие школьники и подростки выражали наименее сильное отрицательное эмоциональное отношение к отрицательным оценочным суждениям, лишенным скрытого или выраженного во внешней речевой форме сравнения со сверстниками. У студентов плохая отметка вызывала наименее сильное отрицательное эмоциональное отношение, выраженность которого оказалась значимо меньшей по сравнению с эмоциональным отношением к некомпаративной и компаративной формам оценивания, между которыми, в свою очередь, не обнаружено значимых различий (Рис. 15).

Обнаружено, что младшие школьники имеют наиболее сильное положительное эмоциональное отношение к оценочным суждениям в форме хорошей отметки и вербального сравнения, в котором отмечалось преимущество над другими сверстниками (между этими двумя формами суждений не обнаружены значимые различия в степени выражаемого по отношению к ним положительного эмоционального отношения).

У старшеклассников нет значимых различий в выраженности положительного эмоционального отношения к трем формам положительных оценочных суждений. Студенты продемонстрировали четко дифференцированное эмоциональное отношение к данным формам положительных оценочных суждений: наименее выраженные положительные эмоции отмечены в отношении суждений в форме отличной отметки; значимо более выраженное положительное эмоциональное отношение проявилось к некомпаративному содержательному оцениванию, а в сравнении с ним значимо более сильное положительное эмоциональное отношение продемонстрировано к суждению, в котором отмечалось содержательное превосходство по отношению к однокурсникам (рис. 16).

Результаты, полученные с помощью методики ранжирования, подтвердили закономерности, полученные с использованием методики субъективного шкалирования.

Младшие школьники Подростки Студенты Отметка Некомпаративное Компаративное оценивание оценивание Формы отрицательных оценочных суждений педагога Рис. 15. Выраженность эмоционального отношения к трем типам отрицательных оценочных суждений, выявленного с помощью процедуры субъективного шкалирования.

Таким образом, в целом подтверждена гипотеза, согласно которой разные формы отрицательного и положительного оценивания различаются по степени выражаемого к ним эмоционального отношения. Выявлены возрастные особенности эмоционального отношения к различным формам оценивания. Показан особый статус в плане эмоциональной окраски оценочных суждений (как положительных, так и отрицательных), в которых содержится элемент сравнения со значимой референтной группой. Именно такие отрицательные и положительные суждения вызывали самое сильное соответственно отрицательное и положительное эмоциональное отношение учащихся.

В другом экспериментальном исследовании анализировалась рефлексия учителей относительно степени влияния форм педагогического отрицательного оценивания на силу эмоциональных переживаний, которые могут возникнуть у школьника в ответ на данные формы оценивания.

Применялся дизайн и стимульные материалы, аналогичные тем, которые были использованы в исследованиях, описанных выше.

Средняя оценка Младшие школьники Подростки Студенты Отметка Некомпаративное Компаративное оценивание оценивание Формы положительных оценочных суждений педагога Рис. 16. Выраженность эмоционального отношения к трем типам положительных оценочных суждений, выявленного с помощью процедуры субъективного шкалирования.

Результаты показали, что учителя субъективно оценивали некомпаративные оценочные суждения как имеющие наименьшую негативную эмоциональную окраску для учащихся по сравнению с отрицательной отметкой или компаративным суждением. Сопоставление результатов исследований, проведенных с участием школьников и учителей, свидетельствует о совпадении эмоционального отношения школьников к отрицательным формам педагогического оценивания с тем, как это эмоциональное отношение оценивается учителями. Отрицательные оценочные суждения, содержащие скрытое сравнение в форме вынесения плохой отметки, либо вербальное сравнение, в котором показана худшая по сравнению со сверстниками позиция, вызывают по мнению как школьников, так и учителей, существенно более выраженное отрицательное эмоциональное отношение, чем содержательные оценочные суждения без элементов сравнения.

В заключении третьего раздела констатируется, что актуальной исследовательской задачей является развитие комплексной методологии исследования личностно-ориентированного сравнения. Подчеркивается обоснованность использования для изучения этого процесса качественноколичественного методического подхода, объединяющего процедуру «Незаконченное предложение» и построенные на основе полученных с ее помощью вербальных данных структурированные опросники.

Эффективность предложенного подхода продемонстрирована при анализе характеристик референтов и доминирующих целей сравнения человеком себя с другими людьми и с самим собой. Констатируется, что индивидуально Средняя оценка психологические характеристики субъекта выступают в качестве значимого опосредующего фактора доминирования у него определенных целей и направленности личностно-ориентированного сравнения. Подчеркивается, что значимым фактором, определяющим интенсивность личностноориентированного сравнения, является социометрический статус референтов сравнения. Отмечается особое значение эмоционального компонента сравнения человеком себя с другими людьми.

Общее обсуждение Отмечается, что в рамках работы сравнение рассматривается как многомерный процесс, реализуемый в нескольких системах координат, каждая из которых обнаруживает определенную группу его свойств. Такая логика многоаспектного психологического исследования сравнения представляет собой вариант полисистемного подхода к этому процессу и позволяет дифференцировать сравнение на два основных вида: предметноориентированное, которое относится к материальным предметам окружающего мира, и личностно-ориентированное, которое представляет собой сопоставление субъектом себя с другими людьми и с самим собой.

Исходя из того, что первоначальным этапом полисистемного подхода является систематизация знаний, полученных психологической наукой в отношении исследуемого явления, значительное внимание в работе уделено анализу частных теорий, методов исследования и эмпирических данных, касающихся процесса сравнения, реализуемого в таких системах координат как познание предметного мира, межличностное общение и личность.

Автором разработана количественно-качественная методология изучения сравнения, эффективность которой продемонстрирована в многочисленных эмпирических исследованиях. Специфичность этой методологии проявилась при исследовании сравнения в системе познания предметного мира через сочетание вербально-коммуникативных и психофизических процедур; в системе общения – через сочетание процедур референтного общения и полипозиционного видеонаблюдения; в системе личности – через сочетание полуструктурированного интервью и опросников, сформированных на базе полученных в нем вербальных данных.

На основе полученных теоретических и эмпирических результатов сформулировано представление о сравнении как многомерном психическом процессе. Выделены структурные и функциональные характеристики и детерминанты сравнения, одни из которых является общими, а другие особенными для определенного ракурса его рассмотрения.

Заключение и выводы В ходе проведенных исследований предложен новый подход к изучению процесса сравнения в системах познания, общения и личности, а также разработаны комплексные методы анализа психологического содержания сравнения. При решении конкретных задач получены результаты, позволяющие сделать следующие выводы:

1. Процесс сравнения представляет собой многомерное психическое явление, проявляющееся во взаимодействии человека с предметным и социальным миром. По характеру отнесенности сравнение можно дифференцировать на два вида: предметно-ориентированное, которое касается предметов окружающего мира, и личностно-ориентированное, которое представляет собой сопоставление субъектом себя с другими людьми, либо с самим собой в разные моменты жизни. Применение полисистемного подхода позволяет сопоставить закономерности этих видов сравнения в системах познания человеком предметного мира, общения и личности.

2. Общим продуктивным направлением развития методологии исследований сравнения в системах познания, общения и личности является использование комплексного инструментария, позволяющего получать и сопоставлять количественные и качественные данные об этом психическом явлении. Исследование предметно-ориентированного сравнения с помощью комплексной процедуры, включающей психофизическое шкалирование сходства объектов и их вербальное сравнение, позволило показать связь способов вербализации различия с его воспринимаемой величиной. Применение процедур референтного общения в совокупности с видеорегистрацией вербализаций и невербальных действий коммуникантов позволило: а) построить классификацию вербальных приемов обмена субъективными представлениями об отличительных характеристиках некоторого объекта, находящегося в контексте аналогичных, б) сопоставить вербальные приемы с предметными операциями, выполняемыми с контекстом, и в) оценить эффективность этих приемов с точки зрения решения задачи на идентификацию искомого объекта. Применение комплексной методологии, включающей процедуру «Незаконченное предложение» и опросники, сконструированные на основе вербализаций, полученных с помощью данной процедуры, позволило выявить категории и характеристики социальных референтов, доминирующих в личностно-ориентированном сравнении, а также изучить такие его характеристики как интенсивность, направленность и функциональное значение.

3. Закономерности реализации сравнения в системах познания предметного мира, общения и личности заключаются в следующем:

Использование способов вербализации различия как зрительных, так и слуховых объектов, связано с его воспринимаемой величиной.

Классификационный способ сравнения реализуется преимущественно при восприятии большой величины различия объектов.

Использование градуального способа соответствует малой субъективной оценке различия. Наиболее адекватным индикатором восприятия величины различия объектов как большой является вариант классификационного способа, реализуемый при противопоставлении объектов как целостностей.

Одной из детерминант предметно-ориентированного сравнения является контекст. Влияние перцептивного контекста выражается в двух аспектах. Во-первых, он оказывает влияние на величину воспринимаемого сходства двух объектов: изображения в контексте очень похожих объектов воспринимаются как значимо менее сходные, чем в окружении отличающихся по разным параметрам объектов. Вовторых, контекст влияет на соотношение вербализаций сходства и различия двух объектов: оно оказывается различным когда объекты предъявляются без контекста, среди сходных или существенно отличающихся объектов. Вербализация, выступающая в роли контекста, предваряющего процесс сравнения объектов, влияет на субъективную оценку их сходства. Степень выраженности этого влияния зависит от степени сходства сравниваемых объектов, их предметной отнесенности и модальности.

В системе межличностного общения и прежде всего в референтном общении особая функция сравнения заключается в том, что оно служит средством формирования коммуникантами общего контекста общения и определения специфики их точек зрения на предмет общения. В референтном общении сравнение присутствует как в имплицитной, так и в эксплицитной формах, выполняя двойную функцию: (1) как познавательное средство, используемое субъектом для категоризации и выделения отличительных характеристик референта в контексте более или менее сходным с ним объектов; (2) как коммуникативное средство, имеющее внешне-речевую форму и обеспечивающее возможность адекватного обмена субъективными представлениями об определенном референте.

Интенсивность сравнения субъектом себя с другими людьми связана (1) с характером складывающихся у него с ними отношений: наиболее часто люди сравнивают себя с друзьями, родителями, братьями и сестрами; (2) с их личностными и профессиональными характеристиками: наиболее часто сравнение осуществляется с теми, кто обладает положительными личностными качествами и успешен в учебной и профессиональной деятельности; (3) с их социометрическим статусом в малой группе: чем выше социометрический статус учащегося в классе, тем чаще сравнивают с ним себя его одноклассники.

Функциональное значение личностно-ориентированного сравнения проявляется в совокупности его целей. Доминирующими целями сравнения субъектом себя с другими людьми являются познание других людей и самого себя, научение, самосовершенствование, повышение мотивации к деятельности, самореализация.

Преобладающими целями сравнения субъектом себя в настоящем с собой в прошлом являются поддержание собственного Я, научение, самопознание, самооценивание, самосовершенствование, повышение мотивации к деятельности, осознание динамики собственной личности. Доминирующими целями сравнения себя в настоящем с собой таким, каким желательно быть в будущем, являются повышение мотивации к деятельности, самосовершенствование и самореализация.

Особое функциональное значение личностно-ориентированного сравнения заключается в его высоком эмоциональном статусе.

Отрицательные и положительные педагогические суждения, содержащие сравнение, вызывают более сильное (отрицательное или положительное) эмоциональное отношение, чем некомпаративные суждения. Сила выраженности эмоционального отношения к компаративным суждениям имеет возрастные особенности.

В качестве внутренних условий, опосредующих интенсивность сравнения субъектом себя с другими людьми или с самим собой, выступают его индивидуально-психологические характеристики, среди которых наиболее значимыми являются уверенность в себе, социальная смелость, самоуважение, личностная тревожность, эмпатия, напряженность и тенденция к поиску впечатлений.

В качестве внутренних условий, опосредующих доминирование у субъекта целей личностно-ориентированного сравнения, выступают такие его индивидуально-психологические характеристики как уверенность в себе, самоуважение, привязанность к людям, социальная смелость, эмпатия, стремление к соперничеству или сотрудничеству, а также интроверсия-экстраверсия, обособленностьпривязанность, импульсивность – самоконтроль, эмоциональная устойчивость - неустойчивость, экспрессивность - практичность.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в научных журналах, включенных в Перечень ВАК ведущих рецензируемых научных журналов и изданий 1. Самойленко Е.С. Основные экспериментальные исследования речи в ситуациях общения // Психологический журнал, 1985, Том 5, №4. С. 153-156.

2. Самойленко Е.С. Сравнение в решении когнитивно-коммуникативных задач // Вопросы психологии, 1987, №3. С. 128-132.

3. Самойленко Е.С. Эмоциональное отношение к социальному сравнению // Экспериментальная психология. 2010, Т.3, №4. С. 87-103.

4. Самойленко Е.С. О некоторых возрастных и личностных параметрах выраженности целей социального сравнения // Мир образования – образование в мире. 2010. Т.4, №40. С. 169-178.

5. Самойленко Е.С. К вопросу о полисистемном подходе в психологическом исследовании сравнения // Экспериментальная психология. 2011, Т.4, №4. С. 4-6. Самойленко Е.С. К вопросу об оценке направленности субъектноориентированного сравнения // Мир образования – образование в мире. 2012, Т.6, №3. С.87-96.

7. Самойленко Е.С., Васанов А.Ю., Корбут А.В. Взаимосвязь индивидуальнопсихологических характеристик человека и выраженности у него целей сравнения себя с другими людьми // Экспериментальная психология. 2012, Т.5, №1. С.82-95.

8. Самойленко Е.С., Какубери М.Г. Соотношение выраженности целей социального сравнения и некоторых личностных характеристик // Вестник РУДН, Серия «Психология и Педагогика», 2010, №4, С. 29-34.

9. Самойленко Е.С., Костыгова О.А., Корбут А.В. Особенности социального сравнения применительно к социометрическому статусу учащихся // Экспериментальная психология. 2011, Т. 4, №1. С. 65-84.

10. Самойленко Е.С., Корбут А.В. Взаимосвязь направленности субъектноориентированного сравнения и некоторых личностных характеристик // Экспериментальная психология. 2011, Т.4, №4. С. 40-50.

11. Самойленко Е.С., Мелкумян Т.А. Сравнение сходных зрительных объектов в различных контекстах их предъявления // Экспериментальная психология. 2011, Т. 4, №3. C. 42-58.

12. Самойленко Е.С., Носуленко В.Н. Вербальное сравнение звучаний как фактор субъективной оценки их сходства // Известия СмолГУ, 2012, №2. С. 341-350.

13. Самойленко Е.С., Носуленко В.Н., Старикова И.В. Феномен сравнения в процессе референтного общения // Экспериментальная психология, 2012, Т. 5, №2. С. 39-62.

14. Самойленко Е.С., Носуленко В.Н., Мелкумян Т.А. Роль вербально выраженного сравнения объектов в субъективной оценке степени их сходства // Экспериментальная психология. 2010, Т. 3, №3. С.93-109.

15. Лалу С., Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. SUBCAM как инструмент психологического исследования // Экспериментальная психология, 2009, Том 2, №1.

С. 72-80.

16. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. «Познание и общение»: системная исследовательская парадигма // Психологический журнал, 2012, Т. 33, №4. С. 5-16.

17. Samoylenko E., McAdams S., Nosulenko V. Systematic analysis of verbalizations produced in comparing musical timbres // International Journal of Psychology, 1996, Vol.

31, N 6. P. 255-278.

18. Lahlou S., Nosulenko V., Samoylenko E. Un cadre mthodologique pour le design des environnements augments // Social Science Information. 2002. 4(4), P. 471-530.

19. Nosulenko V., Samoylenko E. Approche systmique de l’analyse des verbalisations dans le cadre de l’tude des processus perceptifs et cognitifs // Social Science Information.

1997. Vol. 36, N 2. P. 223-261.

20. Nosulenko V., Samoylenko E. Cognition et communication: un paradigme de recherche et d'application // Social Science Information. 2011. Vol. 50, N 3-4. P. 656-677.

21. Nosulenko V., Parizet E., Samoylenko E. La mthode d’analyse des verbalisations libres :

une application la caractrisation des bruits de vhicules // Social Science Information, 1998, Vol. 37, N 4, P. 593-611.

Монографии 22. Самойленко Е.С. Проблемы сравнения в психологическом исследовании. М.: Издво ИП РАН, 2010, 415 с.

23. Lahlou S., Nosulenko V., Samoylenko E. Numriser le travail. Thories, mthodes, exprimentations. Paris: Lavoisier, 2012, 328 p.

Коллективные монографии 24. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С. (Ред.) Общение и познание. М.: ИП РАН, 2007, 494 с.

25. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С. (Ред.) Познание в структуре общения. М.: ИП РАН, 2008, 364 с.

26. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С. (Ред.) Познание и общение. Теория, эксперимент, практика. М.: ИП РАН, 2009, 234 с.

27. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С., Носуленко В.Н. (Ред.) Познание в деятельности и общении. От теории и практики к эксперименту. М.: ИП РАН, 2011, 526 с.

Статьи в других рецензируемых журналах 28. Samoylenko E., Galkina T., Bolon J., Vergnaud G. L’enseignement des mathmatiques en Russie et en France: quelques aspects historiques et pistmologiques // Social Science Information. 2001. Vol. 40, N 2. P. 291-337.

29. Nosulenko V., Samoylenko E. Evaluation de la qualit perue des produits et services:

approche interdisciplinaire // International Journal of Design and Innovation Research, 2001, Vol. 2, N 2, P. 35-60.

30. Nosulenko V., Samoylenko E., McAdams S. L’analyse de descriptions verbales dans l’tude des comparaisons de timbres musicaux // Journal de physique, 1994, Vol. 4, N°C4, P. 637-640.

31. Nosulenko V., Parizet E., Samoylenko E. Diffrences individuelles de perception de bruits de vhicules moteur Diesel // Revue franaise de marketing, 2000. N 179/180. P. 157165.

32. Belyaeva A., Samoylenko E. An empirical classification of verbal-logical modes of communication // Studia Psychologica, 1989, Vol. 31, N°1. P. 19-25.

33. Belyaeva A., Samoylenko E. Monologue and Dialogue in Verbalization of an Image // Soviet Psychology, 1991, Vol. 29, N°2. P. 21-38.

34. Belyaeva A., Pruch P., Samoylenko E. Towards a Communicative Approach in Spatial Cognition Studies // Studia Psychologica, 1990, Vol. 32, N°1. P. 31-39.

Статьи в коллективных монографиях и сборниках научных трудов 35. Самойленко Е.С. Операция сравнения как предмет и средство научного исследования // Методы психологического исследования. М.: ИПАН, 1985. С. 32-44.

36. Самойленко Е.С. Анализ компаративных способов вербализации образа // Измерение психических характеристик человека-оператора. Саратов: СарГУ, 1986.

С. 153-161.

37. Самойленко Е.С. Сравнение в коммуникативном взаимодействии // Психологическая наука и общественная практика. М.: АН СССР, 1987. С. 272-274.

38. Самойленко Е.С. К проблеме адекватного использования вербальных данных в психологическом исследовании // Методологические и теоретические проблемы современной психологии. М.: ИПАН, 1988. С. 191-201.

39. Самойленко Е.С. О соотношении вербализации сходства и различия объектов при решении когнитивно-коммуникативных задач // Познание и общение. М.: Наука, 1988. С. 94-102.

40. Самойленко Е.С. Коммуникативная ситуация как экспериментальная парадигма // Психологическая наука: состояние и перспективы. М.: ИПАН, 1989. С. 48-50.

41. Самойленко Е.С. Тенденции теоретических и эмпирических исследований процессов использования электронной почты // Общение и познание. М.: ИП РАН, 2007. С. 435-468.

42. Самойленко Е.С. Целеполагание в социальном сравнении // Психология человека в современном мире. Том 2. М.: ИП РАН, 2009. С. 258-266.

43. Самойленко Е.С. Принцип системной детерминации и современные теории социального сравнения // Системная организация и детерминация психики / Под ред.

В.А. Барабанщикова. М.: ИП РАН, 2009. С. 171-201.

44. Самойленко Е.С. Педагогическое общение: оценивание // Психология общения.

Энциклопедический словарь. Москва: Когито-Центр, 2011. С. 267-268.

45. Самойленко Е.С., Костыгова О.А. Разработка системного метода исследования социального сравнения // Системная организация и детерминация психики / Под ред.

В.А. Барабанщикова. М.: ИП РАН, 2009. С. 420-445.

46. Самойленко Е.С., Мелкумян Т.А., Владимирова В.В., Жигорников И.Д. Процедура вербализации в исследовании влияния контекста на сравнение объектов // Познание в деятельности и общении. От теории и практики к эксперименту / Под ред. В.А.

Барабанщикова, В.Н. Носуленко, Е.С. Самойленко. М.: ИП РАН, 2011. С. 460-467.

47. Барабанщиков В.А., Самойленко Е.С. Проблема общения в трудах Ломова Б.Ф..

Психология общения. Энциклопедический словарь. Москва: Когито-Центр, 2011. С.

23-25.

48. Беляева А.В., Самойленко Е.С. Монолог и диалог в задачах вербализации образа // Психологические исследования познавательных процессов. М.: Наука, 1983. С. 106121.

49. Беляева А.В., Самойленко Е.С. Проблема выделения признака в связи с коммуникативными задачами вербализации образа восприятия // Психологические исследования общения. М.: Наука, 1985. С. 159-178.

50. Беляева А.В., Самойленко Е.С. Психологическое исследование когнитивного аспекта диалога // Логика и организация диалоговых процессов в интеллектуальных системах. Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1988. С. 106-121.

51. Галкина Т.В., Самойленко Е.С., Баранова Т.В. Субъективные представления учителей об оценочных суждениях на уроке // Психология, практика, образование:

формы и способы интеграции. М.: ИП РАН, Высшая школа психологии, 2007. С.

197-211.

52. Лалу С., Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М.: ИП РАН, 2007. С. 407-434.

53. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Вербальный метод в изучении восприятия изменений в окружающей среде // Психология и окружающая среда. М.: ИП РАН, 1995. С.11-50.

54. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Общение, совместная деятельность и познавательные процессы // Системность, восприятие, общение. М.: ИП РАН, 2004.

С. 211-283.

55. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Системный анализ межличностного общения:

концепции и модели // Идея системности в современной психологии. М.: ИП РАН, 2005. С. 315-340.

56. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Интроспекция, самонаблюдение и вербальные отчеты // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С. 111117.

57. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Вербальные отчеты в изучении предметнопрактической деятельности // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С. 123-129.

58. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Валидность вербальных данных // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С. 130-134.

59. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Операция сравнения в процессах познания и вербальной коммуникации // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С. 135-138.

60. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Системный анализ вербальных данных // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С. 138-148.

61. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Восприятие тембра звуков музыкальных инструментов // Психофизика восприятия естественной среды. М.: ИП РАН, 2007. С.

159-183.

62. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Вербальная коммуникация в исследовании познавательных процессов // Психология общения XXI век: 10 лет развития. Том 1.

Обнинск: ИГ-СОЦИН, 2009. С. 310-314.

63. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Индуктивный анализ в рамках перцептивнокоммуникативного подхода // Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы / Под ред. А.В. Карпова. Ярославль: ЯрГУ, 2011. С. 366-370.

64. Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Познание и общение в деятельности: 25 лет практики и эксперимента // Познание в деятельности и общении. От теории и практики к эксперименту / Под ред. В.А. Барабанщикова, В.Н. Носуленко, Е.С.

Самойленко. М.: ИП РАН, 2011. С. 94-104.

65. Nosulenko V., Samoylenko E. Evaluation de la qualit perue des produits I.S.P. par verbalisations. // Ergonomie et Tlcommunications. Caen: France Tlcom. 1999. P. 99105.

66. Nosulenko V.N., Samoylenko E.S. Psychological methods for the study of Augmented Environments // S. Lahlou (Ed.) Designing User Friendly Augmented Work Environments.

London: Springer Verlag. 2009. P. 213-236.

67. Nosulenko V., Samoylenko E. Observation and Evaluation. Detailed Description of Protocols and Methods // Ambient Agoras: Dynamic Information Clouds in a Hybrid World. Ivrea: IST. 2003. P. 161-202.

68. Nosulenko V., Samoylenko E., Welinski P. Hello Wall and Videomaton User Experience.

Observation and Evaluation // Ambient Agoras: Dynamic Information Clouds in a Hybrid World. Ivrea: IST. 2003. P. 203-279.

Материалы докладов на научных конференциях 69. Самойленко Е.С. Экспериментальное исследование вербального описания в условиях монолога и диалога // Материалы V съезда Общества психологов СССР.

М.: АН СССР, 1983. С. 773-775.

70. Самойленко Е.С., Лаврова С.В. О соотношении развития познавательных процессов и коммуникативной компетенции // Материалы конференции «Ломовские чтения», М.: ИП РАН, 1996.

71. Самойленко Е.С., Чурсинов В.А. Анализ операторского диалога при совместной деятельности // Материалы VI конференции по инженерной психологии «Проблемы инженерной психологии», 1984. С. 292-293.

72. МакАдамс С., Носуленко В.Н., Самойленко Е.С. Вербальные описания при восприятии музыкальных звуков // Материалы VII съезда Российского психологического общества. М.: РПО, 1996.

73. Samoylenko E. The early developpement of writing in the fifth dimension: a comparison of four sites // The 2nd International Congress for research on Activity Theory. Lahti, Finland: ASCRAT. 1990.

74. Samoylenko E., Lavrova S. Communication and cognition in pre-school children // International Journal of Psychology: Abstracts of the 25th International Congress of Psychology. Bruxelles. 1992. Vol. 27, N°3/4.

75. Samoylenko E., Melkumyan T. Verbal ways of transmitting information to be used for identification of objects in referential communication // The Fifth International Conference on Cognitive Science. 2012, Vol. 1. Kaliningrad, Russia. P. 148-149.

76. Crawford V., King K., Samoylenko E., Verenikina I. Learning-cognitive activity in communicative interaction // The 2nd International Congress for research on Activity Theory. Lahti, Finland: ASCRAT. 1990.

77. Galkina T., Bolon J., Samoylenko E., Vergnaud G. Reprsentations des mathmatiques et de leur enseignement chez les enseignants franais et russes // International Journal of Psychology: Abstracts of the 27th International Congress of Psychology. Stockholm. 2000.

Vol. 35, N°3/4.

78. Lemons M., Samoylenko E. Organizing and executing a cross-national evaluation of a jointly created educational game // The 2nd International Congress for research on Activity Theory. Lahti, Finland: ASCRAT. 1990.

79. Lahlou S., Nosulenko V., Samoylenko E. User’s perception of digitized environments:

learning from "experimental reality". Abstracts of ICAAP-2002. Singapour, 2002.

80. Lahlou S., Nosulenko V., Samoylenko E. An experimental study of information technology artifacts in natural settings. Abstracts of ICAAP-2002. Singapour, 2002.

81. Nosulenko V., Samoylenko E. Perception of sound environment changes determined by technological development of society // International Journal of Psychology: Abstracts of the 25th International Congress of Psychology. Bruxelles. 1992. Vol. 27, N°3/4. P. 20.

82. Nosulenko V., Samoylenko E. Evaluation of communicative tools’ use in real social context // Abstract Book of 28th International Congress of Psychology. Beijing. 2004. P.

847.

83. Nosulenko V., Samoylenko E., Parizet E. Evaluation and verbal comparison of noises produced by car engines // International Journal of Psychology: Abstracts of the 26th International Congress of Psychology. Montral. 1996. Vol. 31, N°3/4. P. 51.

84. Nosulenko V., Samoylenko E., Starikova I. Verbal ways of transmitting information to be used for identification of objects in referential communication // The Fifth International Conference on Cognitive Science. 2012, Vol. 1. Kaliningrad, Russia. P. 133-134.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.