WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

Мосолкин Сергей Валерьевич СУДЕБНЫЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИИ ПО ДЕЛАМ ПАРТИИ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ (1905 ГОД) Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Саратов - 20

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет имени Ю. А. Гагарина»

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Троицкий Николай Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор кафедры экономической и политической истории России Саратовского государственного социально-экономического университета Маруцкий Эдуард Сергеевич кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Саратовского областного музея краеведения Дмитриева Ольга Николаевна

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия»

Защита состоится 26 сентября 2012 г. в 14.00 на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.243.03 на базе Саратовского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, д. 83, корпус XI, ауд. 401.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского:

г. Саратов, ул. Университетская, 42, читальный зал № 3.

Автореферат разослан «____» августа 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, Л. Н. Чернова доктор исторических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования связана с тем, что историческое сознание любого общества периодически актуализирует определенные темы, особенно когда жизнь сталкивает его со сходными явлениями из прошлого.

Проблема сущности и значения терроризма является хронически актуальной в нашей стране. Изменение социального и политического строя в России в начале ХХI в., возрождение многопартийности вызвали значительный рост интереса исследователей к истории российских политических партий, особенно тех, о которых в период советской власти было не принято много писать. К таким партиям относится и партия социалистов-революционеров.

Кроме того, несмотря на наличие исследований, посвященных деятельности эсеров в годы первой русской революции, судебные процессы по делам социалистов-революционеров в указанный период не привлекали внимания исследователей. Каждый политический процесс по делам партии социалистов-революционеров интересен, с одной стороны, как акт борьбы правительства с оппозицией, с другой стороны, как своеобразная революционная акция подсудимых. В этом смысле 1905 г. особенно показателен.

В 1905 г. основным направлением правительственной политики являлось противодействие террору, который был одним из методов деятельности партии социалистов-революционеров. Резкое изменение характеристик террора в условиях политического кризиса вело к возрастанию его социальной опасности. В связи с этим политические дела над террористами представляют особый интерес.

Степень разработанности проблемы.

В историографии, посвященной исследуемой проблематике, можно выделить несколько направлений, тесно связанных с политическим развитием России.

К первой группе работ можно отнести исследования, посвященные деятельности партии социалистов-революционеров в целом. Первые шаги в этом направлении были сделаны членами самой партией эсеров. В состав группы авторов вошли видные партийные работники Л.Э. Шишко, С.Н. Слетов (лит.

псевд. С. Нечетный), A.A. Аргунов, И.И. Ракитникова (лит. псевд. Ин. Ритина) и некоторые другие члены партии1. Их работы отличают характерные особенности периода становления историографии партии социалистов См.: Заявление партии социалистов-революционеров // Былое. 1903. № 3; Аргунов А. Из прошлого партии социалистов-революционеров // Былое.1907. № 10. С. 94–112;

Нечетный С. Шаг за шагом. Историческая справка // Эхо. Сб. ст. М., 1907; Заявление ЦК ПСР // Знамя труда. 1908. № 13. С. 17–18; Документы по истории ПСР. Вопрос о терроре на V Совете партии // Социалист-революционер. 1910. № 2. С. 1 – 52; Краткий очерк истории программы и устава ПСР // Памятная книжка социалиста-революционера. Вып. 1.

Б.М., 1911; Нечетный С. Очерки по истории ПСР // Социалист-революционер. 1912. № 4;

Ритина Ин. Прежде и теперь // Знамя труда. 1912. № 32.

революционеров. На первый план изучения выдвигались проблемы террористической деятельности и программно-организационные вопросы.

Публикациями работ С.Н. Слетова и А.И. Спиридовича завершается досоветский период историографии партии социалистов-революционеров2.

Эти публикации объединяет изложение краткой истории развития и становления внешних форм организации партии социалистов-революционеров. Они насыщены богатым фактическим материалом и снабжены ценными документами. Тем не менее, острая политическая борьба привнесла в исследования межклассовую полемику, что, в конечном счете, не позволило в полном объеме изучить поставленные вопросы.

Первые публикации по истории партии социалистов-революционеров в советской историографии появились в условиях острой политической борьбы 1917 – 1930 гг., результаты которой определили их внутреннее содержание3.

В работах советских авторов 20–30 гг. XX в. А.В. Луначарского, В.Н. Мещерякова преобладал разоблачительный тон, давались жесткие политические оценки эсеров как «предателей народных интересов», контрреволюционеров.

В публикациях середины 30–50-х годов утвердилась односторонняя историко-партийная тематика. Изучение истории эсеров фактически прекратилось. Исключение составили две статьи Е.И. Кирюхиной о Всероссийском крестьянском союзе, опубликованные в середине 50-х г.4 С точки зрения изучаемой нами проблематики работы данного периода дают мало материала.

На рубеже 50-60-х гг. XX в. прослеживается новая тенденция. Целым рядом исследователей было опубликовано много похожих по названию и сходных по содержанию статей о борьбе Ленина и большевиков с эсерами5.

Отрицательные оценки, характерные для предшествовавшего периода, были смягчены, в работах появились замечания об элементах прогрессивного в программе эсеров.

С 70-х гг. происходит постепенная активизация изучения «непролетарских» партий вообще, и партии эсеров в частности. В этот период историю См.: Спиридович А.И. Революционное движение в России в период империи. Партия социалистов-революционеров и ее предшественники. Петроград, 1916. Вып. 2; Слетов С.Н. К истории возникновения партии социалистов-революционеров. П., 1917.

См.: Мещеряков В.Н. Партия социалистов-революционеров. Очерки по истории возникновения, развития и раздела партии социалистов-революционеров. М., 1922; Луначарский A.B. Бывшие люди: Очерк истории партии эсеров. М., 1922; История революции 1905 года в отдельных очерках. Классы и партии в 1905–1907 годах / под ред.

М.Н. Покровского. М., 1925. Т. 4; Наши противники. Сб. материалов и документов / под ред. В. Юдовского. М., 1928.

См.: Кирюхина Е.И. Всероссийский крестьянский союз // Исторические записки.

М., 1955 Т.50; Местные организации Всероссийского крестьянского союза в 1905 г.

//Учёные записки. Киров, 1956. Вып. 10.

См.: Варлашкин В.В. Критика В. И. Лениным аграрной политики эсеров в 1905 г. // Чечено-ингушский пед. институт. Учёные записки. Грозный, 1964. Вып. 4-5. № 24; Марагин М.М. Борьба В. И. Ленина против идеалистической теории личности народников и эсеров. М., 1957.

партии социалистов-революционеров изучали в целях более детального освещения деятельности партии большевиков. Данная проблематика заняла центральное место в исследованиях советских историков до середины 1980-х гг.6 Можно отметить системный подход в изучении деятельности партии эсеров в контексте мелкобуржуазных непролетарских партий, а также повышение общенаучного уровня работ.

Для второй половины 1980-х годов характерно появление исследований, которые определили основные задачи изучения истории партии социалистов-революционеров. Примечательно, что попытки пересмотра оценок в отношении партии социалистов-революционеров стояли в тесной связи с хронологическими рамками работ, большая часть которых ограничена временем первой русской революции7.

В последнее десятилетие XX века оживился интерес к истории партии социалистов-революционеров. Основное внимание уделялось наиболее ярким эпизодам и личностям в истории партии социалистов-революционеров.Эти работы объединяет комплексность изучения проблем создания и деятельности партии эсеров в начале XX века. Этот же период отмечен возрастающим интересом ученых к истории создания и деятельности местных эсеровских организаций, что выразилось в написании ряда кандидатских диссертаций9.

См.: Гусев К.В., Ерицян Х.А. От соглашательства к контрреволюции. М., 1968; Гусев К.В. Партия эсеров от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции. М., 1975; Леванов Б.В. Из истории борьбы большевистской партии против эсеров в годы первой русской революции. Л., 1974; Великий Октябрь и непролетарские партии. Материалы конференции. М., 1982; Непролетарские партии России: Урок истории. М., 1984.

См.: Леонов М.И. Численность и состав партии эсеров в 1905–1907 гг. // Политические партии России в период революции 1905–1907 гг. Количественный анализ. Сб. ст.

М., 1987; Волобуев О.В., Леонов М.И., Уткин А.И., Шелохаев В.В. История политических партий России 1907–1914 гг. в советской историографии // Вопросы истории. 1989. № 4.

С. 147–161; Канищева Н.И., Леонов М.И., Павлов Д.Б. Политические партии России в 1905–1907 гг. Обзор новейшей немарксистской историографии // История СССР. 1989. № 6. С. 180–196; Волобуев О.В., Миллер В.И., Шелохаев В.В. Непролетарские партии России. Итоги изучения и нерешенные проблемы // Непролетарские партии России в трех революциях. М., 1989; Киселев И.Н., Корелин А.П., Шелохаев В.В. Политические партии в России в 1905–1907 гг.: численность, состав, размещение. Количественный анализ // История СССР. 1990. № 4. С. 71–87.

См.: Леонов М.И. Партия социалистов-революционеров в 1905–1907 гг. М., 1997;

Городницкий Р.А. Боевая организация партии социалистов революционеров в 1901– 1911 гг. М., 1998; Морозов К.Н. Партия социалистов-революционеров в 1907–1914 гг. М., 1998; Ерофеев Н.Д. Социалисты-революционеры в 90-е годы XIX в. – 1904 г. Автореф.

дис. докт. ист. наук. М., 1999; Коновалова О.В. В.М. Чернов – теоретик и идеолог эсерства. Автореф. дис. канд. ист. наук. Красноярск, 1999.

См.: Алуев В.Ф. Социал-демократы и эсеры Пензенской и Симбирской губерний накануне и в годы первой российской революции. Автореф. дис. канд. ист. наук. СПб., 1994; Бехтерев С.Л. Эсеро-максималистское движение в Удмуртии. Автореф. дис. канд.

ист. наук. Ижевск, 1994; Макаревский В.В. Возникновение и деятельность организаций партии эсеров в Чувашском крае (1904 – 1918 гг.) Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 1996;

Путилова И.В. Ссыльные социалисты-революционеры в Восточной Сибири (1907– Спецификой темы диссертации является тесное переплетение исторической и юридической проблематики. Поэтому историография по рассматриваемой проблеме содержит работы не только историков, но и правоведов.

Прежде всего, нужно выделить работы по анализу законодательства в борьбе с революцией, которые представлены трудами нескольких правоведов. Отдельные сюжеты из истории разработки Уголовного уложения 1903 года рассматриваются в лекциях по уголовному праву профессоров И.Я. Фойницкого, Н.С. Таганцева, П.П. Пусторослева10. В работе А.К. ФонРезона содержится анализ нового уголовного закона с помощью метода формально-юридического сопоставления норм Уложения о наказаниях 1845 года с нормами Уголовного уложения 1903 года11.

Впервые попытку анализа чрезвычайного законодательства Российской империи предпринял правовед В.М. Гессен. Автор остановился на анализе «Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия»12.

Определенный интерес для изучения законодательных актов, на основе которых судили политических преступников в 1905 г., имеют комментарии П.Н. Малянтовича и Н.К. Муравьева к законам о политических и общественных преступлениях13. В них впервые была осуществлена систематизация и толкование российских законов о государственных преступлениях.

Вместе с тем, стоит отметить, что все эти труды не дают цельного представления о содержании законодательства по политическим преступлениям в Российской империи в начале XX вв., так как для этого необходимо рассматривать действующие законы в совокупности с анализом их конкретного применения на практике.

Большое значение для изучения комплекса конспиративных полицейских мер, направленных правительством России на охрану государственного строя, имеют исследования, посвященные анализу форм и методов организации агентурной деятельности.

Когда после революции 1917 г. были раскрыты царские архивы, появилась книга В.К. Агафонова, посвященная исследованию роли и места в сис1914 гг.). Автореф. дис. канд. ист. наук. Иркутск, 1996; Крамская С.В. Социалистыреволюционеры на Дону в 1905–1907 гг. Автореф. дис. канд. ист. наук. Ростов-на-Дону.

2001; Кипров И.А. Создание и деятельность Смоленской организации партии социалистов-революционеров накануне и в период революции 1905 – 1907 гг. Автореф. дис. канд.

ист. наук. Смоленск, 2002.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1896. Т. 1; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. СПб., 1902; Пусторослев П.П.

Конспект лекций по особенной части русского уголовного права. 1902. Вып. I.

См.: Резон фон А.К. Уголовное Уложение. Краткое изложение главных положений его в сопоставлении с действующим правом. СПб., 1903.

См.: Гессен В.М. Исключительное положение. СПб., 1908.

См.: Малянтович П.Н., Муравьев Н.К. Законы о политических и общественных преступлениях. Практический комментарий. СПб., 1910.

теме политического сыска заграничной агентуры14. Данную публикацию нельзя в полной мере назвать научным исследованием, но автор, безусловно, ввел в научный оборот значительное количество архивного материала, что позволило этой публикации на многие десятилетия стать одним из самых востребованных исследований по данной проблематике.

Теме провокации посвящена также книга Б.И. Николаевского15. При составлении ее автор, кроме обширной опубликованной литературы, использовал многие неизвестные еще в то время материалы как документального, так и мемуарного характера, а также архивные дела об Е.Ф. Азефе.

В начале 1990-х гг. вышла в свет монография Ф.М. Лурье16, в которой содержится значительное количество фактического материала. Ф.М. Лурье в своей работе исследует деятельность эсеров и противостояние им столичных подразделений политической полиции.

Диссертация Е.А. Гончаровой посвящена местной провинциальной специфике организации политического сыска на примере Саратовской губернии17.

В особую группу можно выделить исследования по проблеме терроризма в российском освободительном движении. К ранним работам по данной проблематике следует отнести труд И.А. Малиновского, в котором приведены данные «кровавой статистики» - жертв политического террора за разные исторические периоды в разных странах18.

Тема терроризма неоднократно затрагивалась в работах советского периода по истории революционного народничества. Но революционный терроризм начала XX века остался малоизученным в советской историографии.

Как самостоятельная задача исследования история революционного терроризма была поставлена российскими историками относительно недавно, с 1990-х годов XX века. В этот же период появляется работа К.В. Гусева, освещающая такую характерную сторону деятельности партии эсеров как индивидуальный террор19. По теме диссертации особый интерес представляет анализ наиболее значительных акций террористов, и рассказы о ярких личностях, таких, как И. Каляев, Е. Сазонов, З. Коноплянникова и других.

Среди работ по теме терроризма особое место занимает исследование Ж. Лонге и Г. Зильбера20. В исследовании анализируется не только российский, но и международный опыт использования террора в борьбе с правящиСм.: Агафонов В.К. Заграничная охранка. Пг., 1918. Переиздание: Парижские тайны царской охранки. М., 2004.

См.: Николаевский Б.И. История одного предателя. Берлин, 1932.

См.: Лурье Ф.М. Полицейские и провокаторы: Политический сыск в России (1649– 1917). СПб., 1992. Переиздание: М., 2006.

См.: Гончарова Е.А. Методы политического сыска России в борьбе с революционным движением в 1904–1914 годах: на материалах Саратовской губернии. Саратов, 2006.

См.: Малиновский И.А. Кровавая месть и смертные казни. Томск, 1909. Вып. II.

См.: Гусев К.В. Рыцари террора. М., 1992.

См.: Лонге Ж., Зильбер Г. Террористы и охранка. М., 1924. (Переиздание: М., «Советская Россия», 1991).

ми режимами. При написании диссертации были использованы, в основном, сведения о террористических актах, упоминающиеся в работе.

Американский историк Анна Гейфман на основе широкого круга источников написала первую монографию, специально посвящённую истории российского революционного терроризма21. В своём исследовании А. Гейфман ставит цель пересмотреть традиционные оценки российского революционного движения начала XX века. Анализируя взгляды А. Гейфман, можно отметить предвзятость ее оценок. Симпатии А. Гейфман при анализе противостояния террористов и властей оказывается неизменно на стороне последних.

Теме терроризма посвящена работа О.В. Будницкого22. В ней представлены программные документы революционных партий, судебноследственные материалы, касающиеся деятельности террористических группировок в нашей стране во второй половине ХIХ – начале XX века.

Авторы ряда диссертационных работ рассматривают тему российского терроризма начала XX века в связи с различными проблемами развития России23.

Исследования, непосредственно посвященные теме диссертации, представлены лишь несколькими работами о политических процессах в целом и об отдельных наиболее громких из них.

В советской историографии теме политических процессов посвящены работы М.Н. Ковалевского24 и И.Н. Мощинского25.

В 40-е годы XX в., несмотря на неблагоприятную для подобного исследования политическую обстановку, появляются труды М.Н. Гернета, в которых обобщен вкратце материал о сотнях политических процессов 1876 – 1916 гг.В 50-е – 60-е годы бывший политический защитник Н.Н. Полянский дал оценку судебным органам, охарактеризовав их как репрессивный «царский аппарат» против революционного движения, и показал правовую сторо См.: Гейфман А. Революционный террор в России, 1894–1917 / Пер. с англ. Е.

Дорман. М., 1997.

См.: Будницкий О.В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология (вторая половина XIX – начало XX в.). М., 2000.

См.: Баранов А.С. Революционный терроризм как феномен русской культуры конца XIX - начала XX в. Автореф. дис. канд. ист. наук. М. 2000; Попов И. В. Московское охранное отделение в борьбе с революционным терроризмом, 1905–1914 гг. Автореф. дис.

канд. ист. наук. Краснодар, 2000; Голубев Г.А. Международное сотрудничество России в сфере противодействия терроризму, последняя треть XIX – начало XX в. Автореф. дис.

канд. ист. наук. М. 2006; Носков М.А. Российский терроризм начала XX века в общественном восприятии. Автореф. дис. канд. ист. наук. М., 2011.

См.: Ковалевский М.Н. Русская революция: В 4 т. М., 1923–1924.

См.: Мощинский И.Н. Политическая защита в дореволюционных судах //Девятый вал. М., 1927.

См.: Гернет М.Н. История царской тюрьмы: В 5 т. М., 1948. Т. 3; М., 1962. Т. 4;

М., 1963. Т. 5.

ну военно-судебных процессов27.

В отечественной научной литературе по теме политических процессов, особо следует выделить фундаментальные работы профессора Н.А. Троицкого28. Его многочисленные труды посвящены исследованию политических процессов в России и участию в них адвокатов со второй половины XIX в. до первой русской революции 1905 – 1907 гг. В то же время Н.А. Троицкий обозначил проблематику исследования политических процессов 1901 – 1917 гг., определил методологию подходов к исследованию этой тематики О некоторых из наиболее известных в России судебных процессов идет речь в монографиях Ю.В. Варфоломеева, написанных по материалам деятельности лидера «молодой» адвокатуры Н.К. Муравьева29.

Важное место для систематизации и формирования списка политических процессов дореволюционной России занимает справочник под редакцией Л.И. Гольдмана30. Следует отметить, что представленный в справочнике список политических процессов по делам социалистов-революционеров за 1905 г. является далеко не полным, и его нужно уточнить, что позволили сделать материалы архивов31.

Объектом исследования являются судебные процессы по делам партии социалистов-революционеров в 1905 году.

Предметом исследования являются неизученные аспекты судебных процессов 1905 г.: их особенности, как с юридической, так и с политической точки зрения, революционная этика и тактика поведения социалистовреволюционеров на суде, методы политической защиты.

Цель работы – исследовать политические процессы по делам эсеров с точки зрения противоборства правительства с деятельностью партии, в том числе террористической.

Для достижения поставленной цели в работе были поставлены следующие задачи:

– рассмотреть законодательную систему мер, направленную на охрану государственного строя Российской империи начала XX века, в совокупности с анализом их конкретного применения на практике;

– исследовать основные способы выявления правительством данных о деятельности эсеров;

См.: Полянский Н.Н. Царские военные суды в борьбе с революцией 1905–1907 гг.

М., 1958.

См.: Троицкий Н.А. «Народная воля» перед царским судом. Саратов, 1983; Он же.

Адвокатура в России и политические процессы 1866–1904 гг. Тула, 2000.

См.: Варфоломеев Ю.В. Очерки политических процессов в России первой четверти XX века. Саратов, 2007; Он же. Знаменитые судебные процессы по делам революционных террористов в России (1901–1911). Энгельс, 2009.

См.: Политические процессы в России 1901–1917. Ч. 1. 1901–1905.

См.: ГАСО. Ф. 7. Оп.1. Д. 2611, 6519, 2632, 6549, 2643, 6522, 2674, 6550, 2687, 6255.

– определить процессуальные особенности процессов, этику и методы политической защиты;

– охарактеризовать поведение эсеров в ходе следствия и на процессе, а так же нравственный и идейный облик участников террора;

– определить значение судебных процессов для размаха революционной борьбы в России;

– выявить влияние политических процессов на идейную дифференциацию российского общества, и их роль в привлечении интереса и сочувствия к российскому революционному движению со стороны международной общественности.

Хронологические рамки исследования ограничиваются 1905 годом, в связи с тем, что это был год наивысшего подъема революции, чем и объясняется обилие судебных процессов в этом году. Выбор хронологических рамок исследования не в последнюю очередь обусловлен и отсутствием работ, в которых комплексно рассмотрены политические процессы над эсерами в данный период.

Методология исследования базируется на основных принципах исторического исследования – историзме и объективности. Первый из них применялся при рассмотрении политических процессов в развитии и в совокупности с другими историческими событиями, влиявшими на сами политические судебные процессы и на их приговоры. В соответствии с принципом объективности проводилось исследование и сопоставление всех известных точек зрения, различных источников, на основе чего были сделаны собственные выводы.

Оба эти метода в совокупности позволили рассмотреть предмет диссертации (судебные процессы над эсерами) с учетом конкретного исторического фона, характерного для обозначенного временного отрезка, и исключить модернизацию представлений людей изучаемой эпохи.

В работе применялись конкретные методы исследования – логический, экстраполяция, сравнительно-исторический, статистический, проблемнохронологический. Сочетание этих методов дало возможность по сохранившимся документам и мемуарным источникам провести соответствующую реконструкцию исторических событий и судебных процессов над эсерами, которые являлись их отражением.

Источниковая база исследования. Для исследования политических процессов большую роль играют неопубликованные и опубликованные источники. Это архивные материалы, источники личного происхождения (мемуары, переписка), документы, периодическая печать.

Основную группу источников по политическим процессам составляют неопубликованные материалы, хранящиеся в архивах. В работе использованы фонды трех государственных архивов – Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Государственного архива Саратовской области (ГАСО), Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ).

Фонд документов Сената в ГАРФ содержит судебно-следственные материалы, показания свидетелей, обвинительный акт по делу об И.П. Каляеве32.

Важными для данного диссертационного исследования являются материалы Департамента полиции33. Среди них следует отметить отчеты, донесения, прошения с мест, а также ответы и циркулярные распоряжения руководства. Данная группа источников позволяет сделать выводы о работе политической полиции в борьбе с партией социалистов-революционеров.

Значительный источниковый комплекс составляют документы карательных и административно-управленческих органов, таких, как Министерство юстиции34 и охранные отделения35 - агентурные донесения, рапорты и отчеты полицейских чинов, жандармов, протоколы допросов и обысков, сводки наблюдений за членами организации. Информационная ценность этих документов достаточно велика. Однако из-за их значительной тенденциозности использовать эти документы необходимо достаточно осторожно, сопоставляя факты.

В работе используются материалы фондов личного происхождения Б.В. Савинкова36, П.А. Куликовского37, В.К. Агафонова38. Многие материалы этих фондов до сих пор не были введены в научный оборот.

При изучении политических процессов над эсерами и деятельности властей в борьбе с ними в Саратовской губернии весьма полезными оказались материалы фондов Государственного архива Саратовской области39.

Местные архивные источники позволили подтвердить сведения, полученные из центральных архивов, а также получить новые дополнительные факты о политических процессах и адвокатах, действовавших не в столице, а в провинции.

Особым источником являются публикации откликов на судебные процессы в печати. Важное место среди них занимают опубликованные защитительные речи и судебные отчеты в еженедельной юридической газете «ПраСм.: ГАРФ. Ф. 112. Особое присутствие Правительствующего Сената для суждения дел о государственных преступлениях и противозаконных сообществах.

См.: ГАРФ. Ф. 102. Департамент полиции Министерства внутренних дел.

См.: ГАРФ. Ф. 124. Уголовное отделение первого департамента Министерства юстиции.

См.: ГАРФ. Ф. 63. Отделение по охранению общественной безопасности и порядка в Москве.

См.: ГАРФ. Ф. 5831.

См.: ГАРФ. Ф. 1775.

См.: ГАРФ. Ф. 508.

См.: ГАСО. Ф. 7. Саратовская судебная палата Министерства юстиции; Ф. 8. Саратовский окружной суд Министерства юстиции; Ф. 9. Прокурор Саратовской судебной палаты; Ф. 10. Прокурор Саратовского окружного суда; Ф. 53. Саратовское губернское жандармское управление Департамента полиции Министерства внутренних дел; Ф. 57. Саратовское районное охранное отделение Департамента полиции Министерства внутренних дел.

во», в которой содержится информация о политических процессах и кассационных жалобах на эти процессы40.

Некоторый материал по исследуемой проблеме имеется в периодической печати партии эсеров, в частности в газете «Революционная Россия» (речи на процессах, выступления прокуроров, адвокатов, и т.д.)41. Публикации о политических процессах 1905 г. и об их участниках можно найти в таких изданиях, как «Былое»42 и «Каторга и ссылка»43.

Важным источником для понимания взаимоотношений и взаимовлияния различных органов царского правительства являются документы из архивов царских учреждений44.

В работе широко используются агитационно-пропагандистские материалы эсеров45. Среди них особое место занимают листовки, которые являются носителями информации о программных и тактических установках партии, и позволяют выяснить приемы воздействия эсеров на массы.

Необходимыми являются и законодательно-нормативные источники, к которым относятся законодательные акты46. Особое значение этих источников состоит в том, что они позволяют определить «правовое поле» и судить о тенденциях развития репрессивного законодательства в России начала XX века.

Самую широкую группу источников составляют материалы личного происхождения. Прежде всего, это литературное наследие самих эсеров. Из воспоминаний членов партии социалистов-революционеров мы можем почерпнуть сведения о тех методах, которые использовались Российским государством для противодействия революционной и террористической деятельности, а так же сведения о политических процессах и вообще о характере деятельности партии.

К таким источникам относятся, прежде всего, воспоминания Б.В. Савинкова47. Книга Савинкова представляет исторический интерес с точки зрения информации об основных фактах деятельности партии социалистов-революционеров, в достоверности которых не приходится сомневать См.: Право. № 5. 6 февраля 1905. С. 330; № 14. 6 февраля 1905. С. 1153; № 18.

8 мая 1905. С. 1538; № 27. 10 июля 1905. С. 2278; № 29. 24 июля 1905. С. 2420; № 31. 2 августа 1905. С. 2613, 6 августа 1905. С. 2614, 28 августа 1905. С. 2824; № 33. 21 августа 1905. С. 2750; № 34. 28 августа 1905. С. 2805.

См.: Революционная Россия. 1905. № 59–69, 72–75.

См.: Былое. 1908. № 7.

См.: Каторга и ссылка. 1924. №№ 2(9), 3; 1928. № 12(49).

См.: Царизм в борьбе с революцией 1905 – 1907 гг. / Сборник документов под. ред.

А.К. Дрезена. М., 1936.

См.: ГАСО. Ф. 1280. Архивная коллекция листовок и прокламаций.

См.: Устав уголовного судопроизводства с позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Прав. Сената и циркулярами Министра Юстиции / Под ред. М. Шрамченко, В. Ширкова. СПб., 1899; Российское законодательство X – XX вв. М., 1994. Т. 9.

См.: Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М., 1991. (Переиздание: М., Вагриус, 2006).

ся, так как их подтверждение мы находим в других источниках. Но с точки зрения оценок тех или иных событий безоговорочно принимать мнение Б.В. Савинкова нельзя, так как он как прирожденный литератор склонен был к преувеличению.

Книгу Г. Нестроева нельзя назвать воспоминаниями в строгом смысле слова, так как довольно значительное место отводится им анализу теории максимализма48. В диссертации использованы данные книги о деятельности партии в разных местностях России. Особый интерес представляют данные о «рядовых» революционерах, имена которых почти неизвестны, но описанию которых автор отводит значительное место.

Для воссоздания нравственного и идейного облика участников террора несомненный интерес представляют воспоминания А. Биценко, И. Брильона, Г.А. Гершуни, В.Л. Бурцева и В.М. Зензинова 49.

Особое место среди источников личного происхождения занимают неопубликованные письма и записки из тюрьмы П.А. Куликовского50 и его дочери51; объяснительная записка Татарова52, а также письма53 и записки И.П. Каляева54 из фонда Б.В. Савинкова; письма Е.К. Брешко-Брешковской из Парижа и США 1904 – 1905 гг.Уникальный материал содержат очерки В.Е. Владимирова, написанные на основе рассказов свидетелей событий, повествующие о последних днях жизни и казнях С.В. Балмашева и И.П. Каляева56.

В некоторой степени дефицит источников о ходе политических процессов восполняют мемуары адвокатов, которые печатались и отдельными книгами, и в периодических изданиях.

См.: Нестроев Г. Из дневника максималиста. С предисловием В.Л. Бурцева. Париж, 1910.

См.: Биценко А. В Мальцевской женской каторжной тюрьме (к характеристике отношений // Каторга и ссылка. 1923. № 7; Брильон И. На каторге. Воспоминания Революционера. Петроград: Книгоиздательство «Благо», 1917; Гершуни Г.А. Из недавнего прошлого. Париж: Изд. ЦК партии социалистов-революционеров, 1908; Бурцев В.Л. Борьба за свободную Россию. Мои воспоминания. Берлин: Гамаюн, 1923. Т. 1; Зензинов В.М. Пережитое. Нью-Йорк: Издательство имени Чехова, 1953.

См.: Письма П.А. Куликовского к детям, написанные перед приговором военноокружного суда // ГАРФ. Ф. 1775 (фонд П.А. Куликовского). Оп. 1. Д. 5; Письма П.А. Куликовского жене Екатерине Александровне и семье из Акатуевской тюрьмы и якутской ссылки // ГАРФ. Ф. 1775. Оп. 1. Д. 6.

См.: Записка Куликовского П.А. с объяснениями причин подачи им прошения о помиловании, переданная им во время Шуваловского процесса // ГАРФ. Ф. 1775. Оп. 1.

Д. 2.

См.: Объяснительная записка Татарова и отчет Татарова на вопросы партийной комиссии // ГАРФ. Ф. 5831 (фонд Б.В. Савинкова). Д. 345.

См.: Письма Каляева И.П. // ГАРФ. Ф. 5831. Д. 560 – 562, 564.

См.: Кассационная жалоба // ГАРФ. Ф. 5831. Д. 565.

См.: ГАРФ. Ф. Р-6328. Милашевская М.И. Оп. 1. Д. 1.

См.: Владимиров В.Е. Очерки современных казней. М.: Типография А.П. Поплавского, 1906.

Воспоминания адвоката Н.П. Карабчевского о первой русской революции интересны с точки зрения описания адвокатской деятельности представителей «Молодой адвокатуры» на политических процессах в указанный период. В них также даны индивидуальные характеристики профессиональных качеств и ораторских способностей ее представителей57.

Еще одним ценным источником, восполняющим недостаток официальных документов, являются защитительные речи С.А. Андреевского58. В рамках данного диссертационного исследования представляют интерес воспоминания С.А. Андреевского об его участии в некоторых политических процессах 1905 года. Автор указывает на некоторые парадоксальные особенности судебной системы в годы первой русской революции.

С.Е. Кальманович оставил воспоминание всего об одном процессе по делу об убийстве вице-губернатора Н.Е. Богдановича59. Рассказ ценен не столько описанием самого процесса, сколько характеристикой отношения политического защитника и суда друг к другу.

Записки М.Л. Мандельштама содержат большой материал не только о самих политических процессах, но и показывают тот общественный резонанс, который эти процессы вызывали60. Особое внимание в своей книге М.Л. Мандельштам уделяет роли политического защитника.

Определенный интерес представляют опубликованные в разное время воспоминания политических деятелей, чиновников Департамента полиции, жандармерии, деятелей политического сыска. Прежде всего, это воспоминания П.П. Заварзина, Л.П. Меньщикова, А.В. Герасимова, П.Г. Курлова, а также знаменитые воспоминания С.Ю. Витте61. Они дают возможность более точно представить себе как политическое положение в стране, расстановку сил внутри правительственного лагеря, которая не отражалась в официальных документах, так и сам ход борьбы правительства с революционным движением.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что в мемуарах, как эсеров, так и адвокатов, царских чиновников встречаются фактические неточности, и они носят субъективный характер.

Научная новизна исследования определяется тем, что впервые осуществлено комплексное научное исследование политических процессов над См.: Карабчевский Н.П. Что глаза мои видели. Т. II. Революция и Россия. Берлин:

издание Ольги Дьяковой и Ко, 1921.

См.: Андреевский С.А. Драмы жизни. Петроград, 1916.

См.: Кальманович С.Е. Царская расправа. М.: Издательство всесоюзного общества политкаторжан и сс-поселенцев, 1928.

См.: Мандельштам М.Л. 1905 год в политических процессах. Записки защитника.

М., 1931.

См.: Заварзин П.П. Жандармы и революционеры. Воспоминания. Париж: Издание автора, 1930; Меньщиков Л.П. Охрана и революция. Из истории тайных политических организаций, существовавших во времена самодержавия. М., 1925–1932. Ч. 1–3; Витте С.Ю.

Воспоминания. М., 1960. Т. 3; Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М., 1985; Курлов П.Г. Гибель Императорской России. М.: Современник, 1992.

эсерами в 1905 г., которые в представленном виде еще не были предметом специального анализа.

Элементы новизны содержатся и в основном содержании диссертации:

- подробному анализу подвергнуты неизученные вопросы по судебным процессам 1905 г.: их особенности, как с юридической, так и с политической точки зрения, революционная этика и тактика поведения социалистовреволюционеров на суде, методы политической защиты.

- анализ политических дел о принадлежности к организации социалистов-революционеров, а также связанные с распространением, печатанием нелегальной литературы и ведением противоправительственной агитации в 1905 г., проведенный на основе широкого спектра опубликованных и неопубликованных источников, позволил выявить особенности в получении доказательной базы по этим процессам, а так же охарактеризовать новые формы поведения социалистов-революционеров на суде;

- дополнены представления о влиянии политических процессов 1905 г.

на русское общество, и их роль в привлечении интереса и сочувствия к русскому революционному движению со стороны международной общественности;

- в историографическом плане новизна исследования определяется тем, что несмотря на наличие работ по наиболее громким террористическим процессам, комплексного анализа по этим судебным делам не было. Их анализ позволил подтвердить выводы, сделанные предшествующими исследователями, и получить новые, связанные с образом террориста и особенностями юридической защиты.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования полученных результатов в дальнейших научных изысканиях. Самостоятельную практическую значимость имеют таблицы, составленные на основе информации из судебных дел и газетных корреспонденций о процессах. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке общих курсов по истории России, спецкурсов и спецсеминаров по истории революционных событий начала XX века, деятельности партии социалистов-революционеров, о роли и месте террора в революционном процессе.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на заседании кафедры истории отечества и культуры Саратовского государственного технического университета им. Ю.А. Гагарина.

Отдельные фрагменты диссертации отражены в выступлениях на научных конференциях разного уровня. Среди них: 53-я международная научная конференция студентов и аспирантов «Новый век: человек, общество, история глазами молодых», проходившая в Институте истории и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского 23 апреля 2010 г. приуроченная к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне, Научная конференция «Саратов в панораме эпох и документальное наследие» (к 420-летию основания города), проходившая в Саратовский областном музее краеведения 19 ноября 2010 года, Третья международная научная конференция «История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей», проходившая в Институте истории и международных отношений Саратовского государственного университета им.

Н. Г. Чернышевского 10 февраля 2011 г. в рамках мероприятия в честь Дня российской науки, III международная научная конференция «Актуальные проблемы общественных наук в условиях глобализации», Москва.

На защиту выносятся следующие основные положения:

- Законодательство Российской империи начала XX в. по государственным преступлениям демонстрирует стремление российского правительства стабилизировать непростую ситуацию, сложившуюся в стране в 1905 году.

Уголовно-процессуальные законы стали корректироваться правительством в сторону ужесточения. Осуществляя это, правительство использовало разные методы. К ним можно отнести: уголовно-правовые новации, учреждение чрезвычайных карательных органов, а также усиление полицейского надзора.

- Главенствующую роль в карательной политике правительства играли сами судебные процессы. Важное место в 1905 г. занимали политические дела о принадлежности к организации социалистов-революционеров, а также связанные с ведением противоправительственной агитации. Их рост указывает на смену приоритета в методах и тактике борьбы партии социалистовреволюционеров в 1905 году. Важнейшим направлением деятельности партии становится пропагандистско-агитационная работа в массах.

- На судебных процессах по политическим делам о принадлежности к партии, а также связанных с ведением противоправительственной агитации выработалась новая тактика революционного поведения. Это тактика организованного бойкота и игнорирования суда, которая с успехом применялась в 1905 году. Данный способ борьбы был иногда более действенным, чем программная речь на суде.

- Учитывая, что эти процессы, как правило, носили массовый характер с большим числом подсудимых, защитники не распределяли их между собой, а выступали единым фронтом, согласовывая и распределяя лишь особенности защиты: по политическим, юридическим или психологическим мотивам.

- Изменился нравственный и идейный облик террориста в 1905 году.

Террористами становились стойкие и колеблющиеся, фанатики и сомневающиеся, идеалисты. У каждого из них был свой путь прихода к террору. Среди террористов в 1905 г. начинают появляться случайные люди, не соответствующие образу “героя-революционера”.

- Террористы продолжали использовать политические процессы как арену борьбы. Важное место на процессах над террористами, заняли адвокаты, выступавшие официальными представителями обвиняемых. Невзирая на предопределенность приговоров судов над террористами, они проводили защиту в соответствии с этикой политической защиты. Юридическая аргументация защиты в 1905 г. получила большое распространение.

- Политические процессы нашли отражение в творчестве многих деятелей культуры. Сочувствие к революционерам проявлялось как в России, так и заграницей в разных слоях общества.

Структура диссертации вытекает из поставленных цели и задач исследования. Она состоит из введения, трех глав, включающих параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы. Диссертация снабжена двумя приложениями: таблицами «Судебные процессы по делам партии эсеров в 1905 году» и «Террористические акты боевой организации партии эсеров в 1905 году». Таблицы составлены на основе информации из судебных дел и газетных корреспонденций о процессах. Приложения имеют самостоятельную ценность, а также служат необходимым материалом для изучения поставленных в работе вопросов.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность диссертационной темы, показана ступень научной разработанности проблемы, определяются объект и предмет, задачи и хронологические рамки работы, описывается методологическая основа и источниковая база исследования, его новизна и практическое значение, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Российское правительство в борьбе с революционным движением в начале XX в.» посвящена изучению правовых и конспиративных полицейских мер, направленных правительством России на охрану государственного строя.

В первом параграфе «Законодательные основы карательной политики царского правительства» дан анализ правовой основы правительственной политики. Изучение правового материала помогло понять технику работы государственного аппарата. Особое внимание при анализе законодательства по политическим преступлениям обращено на преступления против порядка управления, которые очень близко примыкали к преступлениям государственным. Отмечено, что законодательная система находилась в постоянном дисбалансе между необходимостью ужесточения политики в связи с все возрастающей революционностью с одной стороны и необходимостью соблюдения законности по требованиям прогрессивного мирового общества с другой.

Второй параграф «Приспособление судебного аппарата Российской империи к борьбе с революционным движением» - отражает изменения в процессуальных нормах судопроизводства.

Активизация деятельности антиправительственных партий заставила правительство изменить политический курс проводимых реформ, в том числе пересмотреть приоритеты и принципы судебной реформы. Правительство ограничило либеральные принципы судопроизводства. Только узкий круг дел был оставлен в компетенции судебных палат. Все прочие дела, если не считать исключительных случаев, передавались на рассмотрение военных судов для решения по законам военного времени.

На основе этого был сделан вывод, что суды в 1905 г. оставались послушным орудием в руках правительства, действуя заодно с административно-полицейскими органами. Прогрессивные же принципы судоустройства и судопроизводства судебной реформы 1864 г. в условиях революционного подъема проявляли себя лишь в судебных палатах.

В третьем параграфе «Способы выявления правительством данных о составе революционных организаций и формах их деятельности» рассматривается комплекс конспиративных полицейских мер, направленных на охрану государственного строя в 1905 году.

Методы, применяемые правительством, рассмотренные на основе архивных данных за 1905 г., показывают, что у российского правительства в борьбе с политическими партиями был выработан действенный механизм:

агентурные сведения, данные наружного наблюдения и перлюстрация, являлись тремя главными источниками осведомления политической полиции.

Путем сопоставления всех этих данных воспроизводилась полная картина работы отдельных революционных деятелей и их организаций.

Вторая глава «Судебные процессы по обвинению в принадлежности к партии эсеров и противоправительственной агитации» посвящена анализу политических дел по принадлежности к партии, а также связанных с ведением противоправительственной агитации.

В первом параграфе «Место революционной агитации в идеологии практике эсеров» анализируется соотношение роли и места метода революционной агитации в программе партии с его применением на практике.

Отмечено, что революция внесла существенные коррективы в тактику эсеров. Гораздо шире и интенсивнее стали пропаганда и агитация, во много раз увеличился выпуск предназначенной для этой цели литературы.

Суды по политическим преступлениям, «имевшие место в 1905 г., в подавляющем большинстве своем состояли из дел о хранении и распространении прокламаций и нелегальной литературы»62, которые являются важным источником информации о методах, форме и основных направлениях деятельности партии в год бурного революционного подъема.

Во втором параграфе «Особенности и статистика судебных дел, их доказательная база» рассматриваются особенности в получении доказательств по делам о принадлежности к организации социалистовреволюционеров, а также о ведении противоправительственной агитации.

В параграфе на основе анализа политических дел делается вывод о том, что сбор необходимых улик для предъявления обвинения и передачи политических дел в суд был непростой процедурой. Обширный материал, собранный агентами, который содержали дела по этим категориям, нельзя было использовать как доказательства на суде. Поэтому большинство дел, осно Политические процессы в России 1901–1917. Ч. 1. / Общ. ред. Л.И. Гольдмана.

С. 85.

ванных на агентурных сведениях, было прекращено в связи с бездоказательностью, на основании постановления прокурора (ст.1035 Уст. уг. суда )63.

В третьем параграфе «Подсудимые и адвокаты в ходе судебных процессов» проведен анализ политических дел по принадлежности к организации социалистов-революционеров и ведением противоправительственной агитации, который показал, что судебные процессы по этим категориям дел имели ряд особенностей.

На судебных процессах была выработана новая тактика революционного поведения. Подсудимые, осознавая бессмысленность политической и юридической полемики, применяли тактику игнорирования суда. По этим же причинам изменилась и политическая защита на этих процессах. Во-первых, адвокаты в связи с массовостью этих дел выработали коллективный подход к защите, а во-вторых, возросла юридическая аргументация. Отмечены случаи отказа социалистов-революционеров от защиты. Делалось это с одной лишь целью, показать несостоятельность такой процедуры как суд и подчеркнуть часто используемую по данным категориям дел эсерами позицию: «я не подсудимый, вы не судьи».

Третья глава «Процессы о террористических акциях социалистовреволюционеров» посвящена политическим процессам над террористами, а также дан анализ их процессуальных особенностей.

В первом параграфе «Место террора в идеологии и практике эсеров» проведен анализ соответствия места, отводимого террору в программе партии, и осуществление его на практике.

Партия социалистов-революционеров с самого начала своего существования проповедовала тактику индивидуального террора. Со временем в связи с развитием марксисткой идеологии, она была вынуждена пересмотреть приоритеты в методах борьбы. Тактика политических убийств была провозглашена лишь частью общей борьбы трудящихся масс. Это было в теории, а практика показала, что эсеровский террор в годы первой русской революции – явление, которое не только влияло на политику страны, но и отражало ход революционной борьбы.

В параграфе дана социальная и моральная характеристика тех, кто в 1905 г. совершал террористические акты. А также отмечены изменения в вопросе определения «мишеней» для террористов.

Во втором параграфе «Подготовка и организация террористических актов» - говорится о создание эсерами сильной технической базы, что еще раз подчеркивает возрастание роли террора в эсеровском движении.

Эсеры получали финансовую поддержку не только в России, но и, особенно, из-за границы. Постоянно пополняющаяся партийная казна позволяла им широко закупать оружие и взрывчатые вещества для террористических акций. Одновременно с организацией ввоза оружия из-за границы эсеры Устав уголовного судопроизводства / Под ред. М. Шрамченко, В. Ширкова.

С. 510.

предпринимали попытки заготовки и изготовления динамита и бомб в самой России.

В третьем параграфе «Судьи, подсудимые и адвокаты на процессах по делам эсеров-террористов» рассмотрены судебные дела над террористами.

В 1905 г. террористы продолжали использовать политические процессы как арену борьбы. Они до такой степени были поглощены задачей пропаганды своих воззрений, своих "героических действий", что не задумывались о последствиях.

Обвинители на политических процессах 1905 г. не вдавались в юридические аспекты дела. Фактическая сторона обвинения была очевидна, каждый подсудимый признавал ее, в достатке имелись и вещественные доказательства. Были единичные случаи, когда суд и прокурор вели себя достаточно корректно, хотя это было редко, особенно в военных судах. Это было вызвано опасением за свою жизнь, так как некоторые процессы вызвали массовые беспорядки в городе.

Важное место на процессах в 1905 г., связанных с судом над террористами, заняли адвокаты, выступавшие официальными представителями обвиняемых. Невзирая на предопределенность приговоров суда, они проводили защиту в соответствии с этикой политической защиты.

В четвертом параграфе «Международное и российское общественное мнение о политических процессах» дан анализ отношения общества к деятельности эсеров. Показана широта общественного резонанса на судебные процессы. Одним из основных источников информации о русском революционном движении служили политические процессы. Сочувствие к революционерам проявлялось как в России, так и за границей в разных слоях общества.

В заключении на основе представленных в диссертационном исследовании материалов и источников были выявлены особенности политических процессов над эсерами в 1905 году. Их анализ показал, что вся судебная система в начале XX в. в России была призвана охранять устои государства. В отличие от политических процессов над народниками, когда царские суды были «послушным орудием в руках правительства», в политических процессах над эсерами в 1905 г. прогрессивные принципы давали себя знать и обеспечили определенную независимость суда от административно-полицейской власти. Это происходило и под давлением общественности, и под влиянием политической ситуации в стране, и проявлялось, в основном, на тех политических процессах, где обвиняемые не совершали террористического акта.

Те же политические процессы, на которых судили политических преступников за совершение террористических актов, по-прежнему сохраняли признаки давления правительства при вынесении приговоров. Официально гласность политических дел в 1905 г. была существенно ограничена. Но несмотря на это многие дела становились достоянием общественности. Партия социалистов-революционеров умело использовала для пропаганды своих террористических актов и революционных выступлений любые события, особенно судебные политические процессы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобрнауки РФ:

1. Мосолкин С. В. Иван Платонович Каляев: террорист-убийца или борец за свободу // Власть. Общенациональный научно-политический журнал.

2010. № 8. С. 128 – 130.

2. Мосолкин С. В. Политические процессы над эсерами в период революции 1905 года // Правовая культура. Научный журнал. 2011. № 1(10).

С. 176 – 181.

3. Мосолкин С. В. Роль адвокатов в политических процессах 1905 года // Известия Саратовского университета. Серия история. Международные отношения. 2011. Т. 11. Вып. 1. С. 39 – 45.

Статьи в прочих изданиях:

4. Мосолкин С. В. Политические процессы 1905 года в записках М.Л.

Мандельштама // Новый век: история глазами молодых: межвуз. сб. науч. тр.

молодых ученых, аспирантов и студентов / Под ред. Л.Н. Черновой. Саратов, 2010. Вып. 9. С. 235 – 243.

5. Мосолкин С. В. Определение и состав политических преступлений в уголовном праве Российской империи начала XX века // История, экономика, культура: взгляд молодых исследователей: Межвуз. сб. науч. тр. аспирантов и молодых ученых / Под ред. Л.Н. Черновой. Саратов, 2011. С. 90 – 99.

6. Мосолкин С. В. Внутренняя агентура – основной метод деятельности департамента полиции в борьбе с террористами // Общественные науки. Всероссийский научный журнал. М., 2011. № 10. С. 176 – 185.

7. Мосолкин С. В. Международные отклики и общественное мнение в России о политических процессах по делам эсеров в 1905 г. // История отечества и культуры: сборник научных статей. Саратов, 2011. Вып. 1. С. 90 – 99.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.