WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ШЕВЧЕНКО Михаил Сергеевич

МИФОТВОРЧЕСТВО РЕЛИГИОЗНОЙ

ОРГАНИЗАЦИИ «СВИДЕТЕЛИ ИЕГОВЫ»

В КОНФЕССИОНАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

09.00.14 – Философия религии и религиоведение (философские науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата

философских наук

Чита – 2012

Работа выполнена на кафедре философии, теории и истории культуры ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет»

Научный руководитель        доктор философских наук, доцент 

       Жуков Артем Вадимович

Официальные оппоненты:        Бейдина Татьяна Евгеньевна, доктор политических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Забайкальского государственного университета», заведующая кафедры государственного, муниципального управления и политики.

       Манзанов Георгий Евгеньевич, доктор философских наук ведущий научный сотрудник отдела философии, культурологии и религиоведения ИМБТ СО РАН

Ведущая организация        ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится "24" апреля 2012 г. в 14 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.299.04 при ФГБОУ ВПО «Забайкальский государственный университет» по адресу: 672039, Чита, ул. Александро-Заводская, д. 30, зал заседаний ученого совета

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Забайкальского государственного университета по адресу: г. Чита, ул. Кастринская, 1

Автореферат разослан «23» марта 2012 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, доцент  Бернюкевич Татьяна Владимировна

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современное развитие конфессиональной сферы России характеризуется усиливающимся влиянием религии на культуру, политику, экономику и межнациональные отношения. Этот процесс сопровождается ростом напряженности между российским государством и религиозными объединениями, действующими на его территории. Актуализация научного интереса к религиозной сфере объясняется нерешенностью многих проблем, вызываемых распространением современного религиозного мифотворчества, которое многие из религиозных организаций используют в качестве инструмента распространения своих идей. Многие из идей, имеющих форму религиозного мифа, привлекают интенсивное внимание общества. Они обеспечивают религиозное объединение неофитами, иногда приводящее к судебным процессам.

Важный материал для размышлений о проблемах и перспективах развития государственно-конфессиональных отношений дает история организации «Свидетели Иеговы», которая известна тем, что неуклонно сохраняет высокую степень привлекательности для последователей. Это подтверждают судебные процессы, проходившие в начале XXI в.  в Российской Федерации, результатами которых является регулярное изменение правового статуса региональных объединений иеговистов, что, однако, не приводит к ограничению их деятельности. Актуальность исследованию данной темы придает осознание того факта, что в религиоведении до сих пор не существует признанной типологической характеристики «Свидетелей Иеговы». Кроме этого, необходимость теоретической концептуализации иеговизма обусловлена практической неспособностью существующих теорий адекватно представить их сущность и проявления в обществе. Важную проблему представляет вопрос, почему, несмотря на господство концепций, осуждающих иеговизм, его деятельность в России продолжается? И, с другой стороны, почему, несмотря на выход в свет научных работ и судебных решений, оправдывающих социальные и религиозные практики иеговистов, в обществе продолжается рост недовольства их деятельностью, приводящий к новым судебным разбирательствам? Актуализирует проблему теоретическая и правовая неразрешенность вопроса о причинах распространения религиозных объединений в обществах, где они встречают сопротивление практически на всех структурных уровнях.

Степень научной разработанности проблемы. Осмысление особенностей  явления  религиозного мифотворчества  осуществлено в кон-

тексте  проблем  философии  религии  такими авторами, как В.М. Вундт,

Г. Спенсер, Э. Тайлор, Дж. Фрэзер и др.1. В контексте философии мифа эта тема представлена в трудах Й.Г. Гердера, Я. Гримма, В.Ф. Миллера, Ф. Ницше, Ф.В. Шеллинга, В. Шмидта и др.2. Специфика сознания,  составляющая фундамент для распространения религиозного мифотворчества, раскрыта в трудах Р. Барта, М.М. Бахтина, Я.Э. Голосовкера, А.Н. Елсукова, Э. Кассирера, К. Леви-Стросса, Л. Леви-Брюля, М.А. Лифшица, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, Е.Я. Режабека М. Элиаде и др.3. Различные аспекты распространения религиозных объединений и их мифотворчества в обществе исследуются в трудах Р.А. Лопаткина, М.П. Мчедлова, Ю.Ю. Синелиной и др., где разрабатываются и уточняются характеристики и параметры современного конфессионального пространства4.  Вопросы влияния религиозных объединений на сознание их участников в условиях современного конфессионального пространства рассмотрены в произведениях таких авторов, как Е.Г. Балагушкин, А. Баркер, П.С. Гуревич, Ю.В. Рыжов, В. Штепа5 и др. Проблемы современного состояния конфессионального пространства Забайкалья раскрываются в работах И.А. Арзуманова, А.О. Баринова, А.В. Дроботушенко, Н.С. Кондаковой, В.П. Секерина, А.В. Тиваненко6, которые создают картину целостного развития конфессиональной сферы региона, в то же время они не выделяют в качестве особого предмета исследования религиозную организацию «Свидетели Иеговы»

Труды, посвященные исследованию истории вероучения, основ социальной практики «Свидетелей Иеговы» можно подразделить на несколько направлений. Наиболее представительным из них является критика иеговизма, в рамках которой освещается история, вероучения и деятельность организации «Свидетели Иеговы» в рамках традиции атеистического религиоведения. Она характерна для таких отечественных исследователей, как А.В. Белов, В.В. Коник, А.Т. Москаленко7, относящих иеговистов к одной из наиболее опасных тоталитарных религиозных организаций. У большинства исследователей, таких как А.Ю. Егорцев, Д.А. Таевский, В.П. Римский8, в отношении конфессиональной и типологической принадлежности организации «Свидетели Иеговы» не возникает сомнений. Они определяют данную организацию как тоталитарную, деструктивную и нехристианскую. Как основанные на насилии и обмане оценивают социальную и культовую практику, и ценности иеговизма В.П. Арзамасов, Н.В. Кривельская, С.В. Мансанарес, Р. Франц9, использующие данные практических исследований.

Критически рассматривают содержание иеговистского вероучения В.Н. Никитин и В.Л. Обухов10. Осмыслению феномена «Свидетелей Иеговы» как финансовой корпорации, оказывающей деструктивное влияние на последователей, посвящены труды А.Н. Швечикова и Р.В. Шилишпанова11. Методы психологической обработки у «Свидетелей Иеговы» рассмотрены А.И. Осиповым, Э.М. Бартошевичем и Е.И. Борисоглебским12. Позиции социальной критики иеговизма развиты Д.В. Горюновым13, который обращает внимание на феномен «закрытости» организации «Свидетели Иеговы», распространяющей деформированное мировосприятие, приводящее к негативизму восприятия мира и, в конечном итоге, культурной «обедненности».

Созвучна данной точке зрения конфессиональная критика иеговизма, которая отражается в трудах, связанных с так называемым «антикультизмом». Среди православных, пишущих об организации «Свидетели Иеговы», такие авторы, как О. Казаков, И. Ефимов, Г. Дворцов, В. Троицкий, Д. Евменов, О. Стеняев, Д. Сысоев, В.М. Чернышев, А.И. Хвыля-Олинтер и С.А. Лукьянов14.

У А.Л. Дворкина15 иеговизм выступает как прообраз и архетип современного религиозного сектантства. Конфессиональная точка зрения на исследуемый объект представлена в справочных изданиях Русской Православной Церкви16. К этому же направлению можно отнести и западных авторов, имеющих конфессиональную направленность, таких как Д. Мак Дауэлл, Д. Стюарт, У. Мартин и Е. Прайс17, дающих негативную, но обстоятельную оценку «Свидетелям Иеговы». Представляемые этими авторами труды выражают точку зрения протестантизма но, тем не менее, обладают значительной ценностью. В них нашли отражение многие важные аспекты вероучения, идеологии и деятельности организации «Свидетели Иеговы». Предлагаемый в них анализ вероучения ориентирован на поиск причин успеха иеговистов и предлагает собственные пути противодействия данной организации.

В то же время существует группа отечественных религиоведов, психологов, специалистов в области юриспруденции, филологии, медицины, которые по-иному оценивают результаты деятельности организации «Свидетели Иеговы». Так, Н.С. Гордиенко и С.И. Иваненко18 доказывают, что «Свидетели Иеговы» являются аполитичными, социально пассивными, лояльными, законопослушными гражданами и не представляют угрозы для государства и населения. М.И. Одинцов (Советов)19 отстаивает мнение, в соответствии с которым, «Свидетели Иеговы» в России прошли путь от преследуемой секты до признаваемой современными законами организа-

ции.

О нейтральном и даже позитивном влиянии иеговизма на институт семьи и его ценности пишут А.И. Антонов, В.И. Каган, А.И. Воробьев, А.П. Зильбе, В.К. Калнберз, В.Д. Слепушкин20. М.П. Мчедлов, А.Б. Баранов и А.Е. Наговицин21, которые на основании экспертиз делают вывод том, что нет оснований для утверждения, что предусмотренные вероучением «Свидетелей Иеговы» ограничения и запреты представляют угрозу психике и нравственности участников и последователей организации.

Тема, в которой «Свидетели Иеговы» рассматриваются как одна из  протестантских конфессий, появившаяся на территории Забайкалья в течение ХХ в., исследуется в работах И.А. Арзуманова, А.О. Баринова, М.Н. Фоминой, Н.Н. Константиновой, А.В. Жукова, А.Г. Янкова, А.В. Дроботушенко, В.П. Секерина, О.В. Волковой, Н.С. Кондаковой22. Кроме того, данные о забайкальских иеговистах находятся в биографических описании

ях Г.Е. Доду и С.Н. Виноградова23.

Подводя итог обзору перечисленных точек зрения на иеговизм, необходимо отметить, что в целом они представлены двумя противоположными концепциями, исходящими из взаимоисключающих оценок – резко отрицательной и резко положительной. Обе стороны так и не дают ответа на вопрос о причинах возникновения негативного отношения к религиозному объединению под названием «Свидетели Иеговы» и не рассматривают факторы, способствующие продолжению успешного функционирования иеговистов в современном мире.

Объект исследования – религиозное объединение «Свидетели Иеговы».

Предметом исследования являются процессы распространения религиозного мифотворчества организации «Свидетели Иеговы» на территории Забайкалья.

Целью исследования является анализ взаимодействия религиозной организации «Свидетели Иеговы» с обществом, осуществляемого в контексте процессов конструирования, распространения и взаимодействия иеговистских образов и образов иеговизма. 

Для реализации поставленной цели в диссертации предполагается решение следующих задач:

1) осуществить сравнительный анализ основных философско-методологических точек зрения на иеговизм как феномен духовной и социальной культуры;

2) определить особенности неиеговистских взглядов на историю религиозной организации «Свидетели Иеговы» и иеговистской концепции истории иеговизма в Забайкалье в аспекте сравнения их мифотворчества;

3) раскрыть содержание образов вероучения и вероучительных образов религиозной организации «Свидетели Иеговы» через сравнение содержания литературы, издаваемой Обществом «Сторожевая Башня», с одной

стороны, и конфессиональной и светской критики иеговизма, с другой;

4)  выявить особенности образов иеговизма и иеговистской образности, конструируемых в процессе социального функционирования организации «Свидетели Иеговы» в Забайкалье на современном этапе;

5) охарактеризовать сущностные механизмы и закономерности выживания иеговизма в условиях современного общества в контексте судебных процессов, направленных на ограничение деятельности этой организации.

Гипотеза исследования базируется на предположении о том, что важным инструментом выживания иеговизма является конструирование и распространение им религиозного мифотворчества, содержанием которого является намеренное противопоставление обществу, в котором оно стремится распространить свое влияние. Модель взаимодействия иеговизма и окружающего общества включает намеренный вызов, провоцирующий противостояние различных социальных групп, которое, в конечном итоге, побуждает к широкой дискуссии, способствующей организации притока последователей и поддержанию стабильной численности последователей «Свидетелей Иеговы» за счет критики ими общественных устоев.

Источниковая база исследования. В качестве источника использованы вероучительные, «рекламные» издания организации «Свидетелей Иеговы», публикуемые издательством «Сторожевая башня»; материалы, посвященные описанию истории, структуры, деятельности и вероучению организации «Свидетели Иеговы», издаваемые иными конфессиями, в частности Центром сщмч. Иринея, епископа Лионского. В исследовании использованы материалы судебного делопроизводства, государственных экспертиз, парламентские документы, публицистические материалы и публикации в СМИ, посвященные освещению отдельных аспектов деятельности и вероучения организации «Свидетели Иеговы».

В исследование использованы материалы включенного наблюдения, полученные диссертантом в процессе работы в читинском отделении организации «Свидетели Иеговы» в течении 2009-2012 гг. . Использованы материалы и дневниковые записи, полученные в результате личных встреч с функционерами и рядовыми членами организации, с бывшими «свидетелями», а также родителями и близкими иеговистов. Широко использовались материалы сети Интернет.

Теоретико-методологические основы исследования составили основные положения религиоведения, разрабатываемые начиная с Ф.Д. Шлеермахера24, продолженные в трудах М. Хайдеггера25, полагавшего, что религии есть сущности, сообщающие о себе миру, а также у таких представителей философии, как Л. Фейербах, Э. Тэйлор, М. Вебер, Э. Дюркгейм, К. Маркс, в феноменах религии видевших социальные причины26. В диссертации автор исходил из концепции, сформулированной на основании трудов Р. Барта, С.Н. Булгакова, В. Иванова, Э. Кассирера, А.Ф. Лосева, М.К. Мамардашвили, П.А. Флоренского27, исходящей из понимания религиозного явления и религиозного сообщения в культуре социума как продуктов мифотворчества, укореняющихся в сознании населения.

Методологию исследования составляют положения, концепции и понятия, разработанные в религиоведении в отношении истоков, генезиса и трансформаций религиозных объединений в культуре общества.

Междисциплинарный характер исследования предполагает синтез социокультурного подхода, исторического и компаративистского методов. Социокультурный подход обеспечивает видение явления религиозного объединения как элемента социокультурного пространства. Исторический подход способствует выявлению фундаментальных оснований происхождения протестантизма, постпротестантизма и генетически связанных с ними религиозных объединений. Компаративистский подход позволяет провести исследование процессов и закономерностей историко-культурного становления, вероучительной и социальной доктрины, а также социальных практик иеговизма в контексте их сравнения с социальным мифотворчеством о иеговизме. Получение эмпирических данных стало возможно благодаря исследовательскому методу антропологии религии, связанному с погружением исследователя в среду верующих, где диссертантом на протяжении 2009-2012 гг. проводились наблюдения, описания, опросы, интервью.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что представлена одна из первых попыток концептуального рассмотрения религиозной традиции, которая исходит из представления о том, что религиозные субъекты, равно «традиционные» и «нетрадиционные», стремясь к достижению своих целей, сталкиваются с проблемами социальной приемлемости и правового регулирования своей деятельности. Участвуя в существующем общественном дискурсе и стремясь доказать собственную социальную лояльность, многие религиозные организации, в том числе «Свидетели Иеговы», прибегают к конструированию религиозных мифов.

Новизна исследования конкретизируется следующими положениями:

– на основании рассмотрения основных философско-методологических точек зрения на иеговизм впервые доказано, что данное явление  социальной культуры существует в контексте научного и публицистического дискурса, посвященного его религиозной сущности. Дискурсивность, и недоказуемость распространяемых оценочных суждений является основанием для распространения мифотворчества, посвященного иеговизму, равно как и для иеговистского мифотворчества;

– в результате анализа процесса исторического становления организации «Свидетели Иеговы» выявлено существование различных противопоставленных друг другу версий истории иеговизма в России и в Забайкалье. Показано, что содержанием этих версий является мифотворчество, посвященное региональной истории иеговизма;

– обосновано, что в вероисповедании и культовой практике иеговистские объединения используют сознательное мифотворчество, основанное на принципиальном отказе от догматики и обращении к конструированию мифологем, содержание которых зависит только от требований социальной, политической и экономической конъюнктуры;

– в контексте мифотворческой активности проанализирована социальная доктрина, идеология и внекультовая практика организации «Свидетели Иеговы» в Забайкальском крае и доказано, что миф является объективной формой социального бытия иеговистской идеи на уровне конкретного региона;

–  исследованы принципы действия мифотворчества как инструмента выживания иеговистских объединений, в этом контексте проведен анализ судебных процессов, который раскрыл мифотворческие аспекты современной иеговисткой апологетики и апологетики антикультового движения. Исследование их взаимодействия позволило дать научный прогноз развития отношений иеговизма и его социального окружения.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Объективные условия для распространения иеговизма создаются в обыденном массовом религиозном сознании, с одной стороны, подчиненном условиям социального существования, с другой – устремленном к поиску стабильности путем обращения к религии. Это приводит к распространению религиозного мифотворчества и объединений, связанных с ним. Особое положение среди них занимают «Свидетели Иеговы», которые  в одних случаях выступают как субъект, а в других - как объект мифотворчества. Поэтому иеговизм, являющийся объективным явлением культуры современного общества, необходимо исследовать, опираясь не на оценочные концепции, а на описательные и сравнительные методологии, одну из которых представляет подход, акцентирующий внимание на сравнение мифотворчества иеговистов и мифотворчества об иеговизме.

2. Исторически религиозное движение «Свидетели Иеговы», преодолевая сопротивление окружающего мира, адаптируется к нему и формируется как укоренившееся явление культуры, интегрирующее комплекс функционирующих подсистем: религиозную, идеологическую, финансовую, бюрократическую, образовательную и т.д., которые неизменно связанны с сознательным мифотворчеством, посредством которого иеговисты активно осваивают окружающую социальную реальность. Так, в Забайкалье создан концепт о «балейских иеговистах», получивший статус мифа, который позволил иеговистам не только укорениться на забайкальской земле, но и широко распространить свое влияние в обществе. 

3. Содержание доктрины организации «Свидетели Иеговы» имеет мифологический характер, в котором отсутствует догматика, а мифология «Мы – Они» основывается на релятивизме и ориентируется на конъюнктуру,  что формирует основной контекст взаимоотношений со светским или иноконфессиональным обществом. В то же время доктринальные положения иеговизма на уровне общественных групп структурно и функционально не отличаются от вероучительных положений конкурирующих религиозных объединений и совпадают с массовыми представлениями о «Своем» и «Чужом» на уровне обыденного сознания.

4. В современном мире религиозное объединение «Свидетели Иеговы» занимает активную позицию взаимодействия с обществом, которая предлагает потенциальным последователям иную, нежели принятую в обществе, ценностную альтернативу, а также мировоззрение, которое распространяется как прозелитическими, так и традиционными методами. Эти методы, равно, как и организационные устои «Свидетелей Иеговы», критикуются со стороны оппонентов и конкурентов «Свидетелей Иеговы», однако они используются и в других религиозных объединениях, выживающих в условиях современного мира.

5. Успешно социализируясь, религиозная организация «Свидетели Иеговы» вступает в активные взаимоотношения с государством и обществом, при этом для ее адептов первичными остаются их религиозные ценности и цели, для сохранения которых ими используются различные инструменты, в том числе и сознательное мифотворчество, противопоставляющее устои «Свидетелей Иеговы» светскому миру. Его представители в ответ совершают заранее ожидаемые действия, включая собственное мифотворчество и судебные преследования в отношении «Чужих». В последующем религиозная организация «Свидетели Иеговы» использует разоблачение этого мифотворчества в судах и на международной арене, что, в конечном итоге, способствует пропаганде, легализации и успеху «Свидетелей».

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования заключается в том, что разрабатываемая автором концепция религиозного мифотворчества развивает новое направление философских и религиоведческих исследований современной религиозной реальности. Материалы диссертации могут найти применение при изучении современной религиозной ситуации в России и Забайкальском крае.

Методологические и теоретические выводы могут быть использованы при исследовании религиозных объединений, использующих прозелитические методы работы, при проведении судебных разбирательств дел с участием последователей религиозных объединений. Они позволят конкретизировать отношения в системе «государство - религия», культурную политику в период современного государственного, национально-культурного строительства.

Материалы диссертации могут быть использованы в курсе религиоведения, истории религий, в религиоведческих и краеведческих спецкурсах, посвященных культуре Забайкалья.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования изложены в докладах на Международной научно–практической конференции «Человек. Общество. Образование» (Уфа, 2009); на IX Всероссийской научно-практической конференции «Кулагинские чтения» (Чита, 2009); на Всероссийской научно–практической конференции «Мировое культурно–языковое и политическое пространство: взгляд через столетия» (Москва, 2010). Материалы исследования представлены в научно-исследовательских журналах (Москва, в 2011 две публикации; Чита, 2011); обсуждались на методологических семинарах (2011) и заседаниях (2012) кафедры философии, теории и истории культуры Забайкальского государственного университета.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из «Введения», трех глав, включающих девять параграфов, «Заключения», библиографического списка, из них 187 источников на русском языке и  иностранных языках.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность исследований иеговистского мифотворчества, характеризуется степень изученности темы, определяется цель, формулируются задачи и обозначаются методологические подходы, указывается новизна и практическая значимость диссертационной работы.

В первой главе «Философско-методологические основания исследований иеговистского мифотворчества» проводится анализ основных терминов и концепций, а также периодов распространения иеговизма в мире, России и Забайкалье, в частности. В параграфе 1.1 «Философско-методологические основания исследований феноменов религии в социальной действительности и проблема иеговизма» на основе анализа взаимодействия религии и религиозного сознания доказывается, что наличный уровень бытия, характеризующийся такими чертами мировосприятия, как обыденность, стереотипность, механистичность, воспитывает личность, подчиненную культурным устоям окружающего общества. С другой стороны, неудовлетворенность и конечность любого обыденного удовлетворения побуждают человека искать иные основания для своего бытия28. Поиск постоянства и устойчивости становится возможен посредством религиозных сообщений29, которые человек, метафизически устремленный в мир духовный, воспринимает как религиозные мифы30. Поэтому значительные шансы на успех и выживание получают религиозные организации, распространяющие мифотворчество. Яркий пример мифотворческой активности являет религиозная организация «Свидетелей Иеговы», которая в настоящее время предстает как сложный, многоуровневый объект исследования, порождающий неоднозначные толкования, зависящие от априорных установок авторов. Однако интегральное видение рисует картину, в которой основные этапы истории «Свидетелей Иеговы» показывают жизнестойкость этой организации, проявленную через умение трансформировать и приспосабливать продукты своего мифотворчества к требованиям наличного сознания, благодаря чему она даже в самых неблагоприятных условиях распространяет влияние на различные регионы.

В параграфе 1.2 «Образы и мифы иеговизма в отечественной истории» указывается, что существует несколько версий, по-разному интерпретирующих одни и те же события истории иеговистов в России. Несмотря на различия, все концепции сходятся в следующем. В начале XX в. российское общество реагировало на редких иеговистов с высокой степенью безразличия31. На положение Свидетелей Иеговы в СССР влиял образ «секты», которая априори понималась в контексте борьбы с антисоветизмом32. Это привело к судебным процессам и ссылкам, а также к бурному расцвету взаимного мифотворчества, которое концентрировалось на таких концептах, как «Свой» - «Чужой», где «Чужому» традиционно отводилась важная мифологическая функция инициатора интеграции «Своих». Итогом стало широкое распространение этой организации на территории СССР.

Параграф 1.3 «Забайкальские «Свидетели Иеговы» в мифологеме о «балейских иеговистах» показывает, что на протяжении второй половины ХХ в. в Забайкалье происходили процессы, связанные с появлением и уко-

ренением иеговизма на забайкальской культурной почве33. Эти процессы

связаны с распространением мифотворчества, в которых иеговисты выступали как объектом, так и субъектом. Социальное мифотворчество в отношении иеговистов во многом зависело от внешнего влияния, в первую очередь советской идеологии, использовавшей мифы о «сектантах-людоедах»34. Впоследствии этот образ изменялся,  и иеговизм стал восприниматься как религия «молдаван». Апогеем социального мифотворчества в отношении иеговистов стала мифологема о «балейских иеговистах». Концепт – «балейские иеговисты» приобретает статус мифа, который рассказывает об уникальном явлении - проникновении «чужих» в культуру советского Забайкалья35. В свою очередь, иеговисты также воспринимали Забайкалье и забайкальское окружение через призму мифологии «своих» и «чужих». Наиболее распространенными  мифологемами  стали такие концепты, как «Балей», «лагерь», «офицер КГБ», «балейские братья», понимаемые как особый круг верующих, объединенных общей борьбой и страданием за веру.

Во второй главе «Картина мира в иеговистском мифотворчестве» рассматривается система формирования иеговистского мировоззрения, социального поведения и культа, основу которого составляют образы вероучения общества Сторожевой Башни.

В параграфе 2.1 «Учение о Библии, Боге и Иисусе Христе как основа иеговистского мифотворчества»  проведен анализ содержания основных концептов иеговистской литературы, который показал, что, как и многие религиозные образования, в качестве инструмента взаимодействия с общественностью иеговисты используют мифотворчество36. Продуктами иеговистского мифотворчества являются образы «Священного Писания», образ «Иеговы», «Иисус Христос». Все это приводит к убеждению в том, что  иеговизм - это независимое религиозное образование, обладающее собственными вероучительными  источниками, которое самостоятельно трактует религиозную мифологию, культовую и социальную практику37, выводя из них авторское вероучение, В то же время, это не может служить причиной для отнесения иеговизма к ряду непротестантских конфессий. Антикатолическая направленность проповеди, наличие протестности по отношению к предшествующим традициям христианства, стремление к самостоятельному истолкованию Евангелия и личности Иисуса38 и, наконец, попытки реализации в земных условиях идеала христианской жизни, делает иеговизм наследником первых протестантов.

Параграф 2.2 «Образы неиеговистского социума в мифотворчестве «Общества Сторожевой башни» посвящен исследованию содержания социальной мифологии, распространяемой о себе иеговизмом и создающей образ тоталитарной организации, деятельность которой приводит к отторжению его последователей из социальной жизни страны. В своих доктринальных текстах иеговисты сознательно противопоставляют себя государствам и государственным, патриотическим идеям и идеологиям. Они рассматривают народы и народные культуры, национальные идеологии, традиционные и мировые религии как своих врагов. Перед своими последователями они ставят ограничения в использовании достижений образования, культуры, науки и, в частности медицины, а также участие в политической жизни.

В параграфе 2.3 «Культовые практики в контексте конструирования социальной реальности иеговизма» показано, что культовые действия, а также намеренная демонстрация возможности деструктивных последствий своего влияния на людей, присоединяющихся к данной организации, противопоставляют иеговистов окружающему социуму39. В то же время культовые действия иеговистов представляют эффективно действующую мифологическую систему, основаную на поиске и конструирование образов библейских параллелей и аналогий событиям и действующим лицам современной иеговистской истории. На этом фоне создается традиция, формирующая миф о «своей» иеговистской и «чужой» религиозной и светской культуре. Этот миф отличается действенностью, так как нацелен на инициирование конфессиональной полемики и способствует изложению специфических иеговистских основ мировидения и представлений. Отмечается, что важной частью культовых действий в иеговизме является прозелитизм, т.е. активное проповедование, понимание как инструмент спасения.

В третьей главе «Современное мифотворчество «Свидетелей Иеговы»  рассмотрены условия и факторы функционирования современной организации «Свидетели Иеговы».

В параграфе 3.1 «Религиозная организация “Свидетели Иеговы” как субъект мифотворчества на территории Забайкальского края» отмечается, что в окружающем обществе Свидетели Иеговы создают образ централизованной организации с четко отлаженной структурой, иерархией и управлением и подчинением40. Конструирование этого образа имеет своей целью не только эффективное распространение иеговистских идей, но и привлечение внимание общественности, акцентирующей внимание на том, что решения, которые принимает Руководящая корпорация41, едины для всех «Свидетелей Иеговы» в мире, а власть вышестоящих органов управления по отношению к нижестоящим – абсолютна.

В параграфе 3.2 «Восприятие иеговистских мифов и образы иеговизма в светской культуре» анализируется практика восприятия иеговиской образности в окружающем социуме, где иеговисты не сделали ничего плохого большинству соседей42, однако все равно последние считают, что эти верующие социально опасны и являются источником зла. Посредством конфессионального навета декларируется «греховность» и «неправота» представителей иеговистской религии43. В целом, образы ритуального поведения «чужих» становятся дефинициями странного, ненормативного поведения. Основные мифологемы в отношении иеговистов – это: 1) миф об угрозе безопасности Российскому государству, российским гражданам, представляемых в качестве паствы «традиционных» конфессий, якобы подвергающихся оскорблениям и действиям, возбуждающим религиозную рознь; 2) миф о посягательстве иеговистов на статус институтов социума, армии, семьи, образования; 3) миф об объектах культового почитания у иеговистах, об обрядах, ритуалах, бытовом этикете; очень популярны рассказы о кощунственных ритуалах, связанных с запретом переливания крови; 4) для массового, бытового сознания наиболее ярко проявляется мотив «отверженности», в котором иеговисты воспринимаются в качестве граждан, лишенных социальной полноценности.

Параграф 3.3 «Иеговистское мифотворчество в современных судебных процессах против организации “Свидетели Иеговы”» посвящен исследованию процессов взаимодействия иеговизма и правоохранительной системы Российской Федерации. Выводом является убеждение в том, что нестандартная идеология, вероучение, необычный культ, а также намеренная демонстрация возможности деструктивных последствий своего влияния на людей, вызывают реальные опасения со стороны иных религиозных организаций, социальных институтов, административных и государственных органов, которые мобилизуют все возможные ресурсы для борьбы со «Свидетелями Иеговы»44. На деле вышеперечисленное - часть мифотворческой компании, целью которой является привлечение внимания аудитории. Поэтому, противостояние иеговизма и российской правоохранительной системы есть дело рук самих иеговистов, результат их многолетней целенаправленной политики, позволяющей использовать трибуну залов заседаний для религиозной проповеди и одновременно привлекать значительные финансовые ресурсы, объясняя это необходимостью борьбы за религиозные свободы. Поэтому осуществляя борьбу с распространением иеговизма, как и во времена СССР, современные власти Российской Федерации объективно способствуют распространению этой религии.

В «Заключение» диссертационного исследования формулируются основные выводы, заключающиеся в следующих положениях.

1. Иеговизм есть предмет дискурса, положения которого излагаются в светских и конфессиональных концепциях, среди которых  значительное влияние на массовое сознание оказывает мифология, основанная на принципе «Свой – Чужой».  Вместе с этим этапы истории «Свидетелей Иеговы» показывают жизнестойкость организации, проявленную через умение трансформироваться, приспосабливаться, широко распространяя свое влияние.

2. История развития Свидетелей Иеговы в России и Забайкалье, в частности, доказывает, что умелое сочетание иерархичности и гибкости, использование мифотворчества, регулярно дополняющего или изменяющего вероучение и культовые практики, обеспечивает иеговистам устойчивое существование.

3. Основой иеговиского вероисповедания является не догматика, а мифотворчество, конструирующее оригинальные мифологические образы, составляющие самостоятельную мифологию, культовую и социальную практику. В то же время, антикатолическая направленность проповеди, имеющая генетические истоки в борьбе первых протестантов, протестность по отношению к предшествующим традициям христианства, стремление к самостоятельному истолкованию евангелия и личности Иисуса и, наконец, попытки реализации в земных условиях идеала евангельской жизни доказывают, что иеговизм является наследником протестантизма.

       4. Содержание социальной мифологии, распространяемой о себе иеговизмом, создает образ тоталитарной организации, деятельность которой приводит к отторжению его последователей из социальной жизни. В доктринальных текстах иеговисты сознательно противопоставляют себя государствам, народам, национальностям, традиционным и мировым религиям. Это вызывает реальные опасения со стороны иных религиозных организаций, социальных институтов, административных и государственных органов, которые мобилизуют все возможные ресурсы для борьбы со «Свидетелями Иеговы». Посредством социального и конфессионального навета окружающее общество декларирует «греховность» иеговизма. 

5. Длительный исторический опыт выживания иеговизма демонстрирует, что Свидетели Иеговы сами провоцируют судебные иски. Это является частью мифотворческой компании, цель которой является максимально возможное привлечение внимания аудитории. Многочисленные примеры активной пропагандистской кампании с использованием судебных процессов, которую ведут «Свидетели Иеговы» в мире и в нашей стране показывают, что они достигают своей основной цели и являются одной из самых многочисленных протестантских организаций в Российской Федерации.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Содержание диссертационного исследования отражено в 8 публикациях автора, в том числе:

Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Шевченко М.С. Современные аспекты социальной политики религиозной группы Свидетели Иеговы в отношении Российского государства (по материалам книги «Основательно свидетельствуем о царстве Бога» // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки», 2011. – № 2. – С. 127-132., 0,4 п.л. (из перечня ВАК) (лично автором – 0,4 п.л.)

2. Шевченко М.С. Современные проблемы государственно-конфессионального дискурса (на примере опыта судебных процессов против религиозной организации «Свидетели Иеговы» в Российской Федерации» // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки», 2011. - №4. – С. 103-108. 0,5 п.л. (из перечня ВАК) (лично автором 0,5 п.л.)

3. Жуков А.В., Кондакова Н.С., Шевченко М.С. Современная религиозная ситуация на территории Забайкальского края (по материалам социологического исследования) // Вестник Читинского государственного университета, 2011. - № 4 (71). – С. 102-110. 0,6. п.л. (из перечня ВАК) (лично автором – 0,2 п.л.)

4. Шевченко М.С. Образы иеговизма и иеговистская образность в контексте судебного производства в России начала XXI в. // Вестник Читинского государственного университета, 2011. - № 11 (78). – С. 28-34. – 0,5. п.л. (из перечня ВАК) (лично автором – 0,5. п.л.)

Публикации в других изданиях

5. Шевченко М.С. Религиозность в вооруженных силах // Сборник статей по итогам научно-исследовательской работы Института социально-политических систем ЧитГУ, 2009. – Ч.1. - С.114-117. 0,4 п.л. (лично автором – 0,4 п.л.)

6. Шевченко М.С. Религиозная ситуация в вооруженных частях Забайкальского края // Кулагинские чтения: IX всероссийская научно-практическая конференция. – Чита: ЧитГУ, 2009. – Ч. IV. – С. 284-288. 0,3 п.л. (лично автором – 0, 3 п.л.)

7. Шевченко М.С. Свидетели Иеговы и государство: философско – религиозный анализ // II Всероссийская научно – практическая конференция «Мировое культурно – языковое и политическое пространство: взгляд через столетия» - г. Москва, 2010. – Том 1.- С. 393-396. 0,5 п.л (лично автором 0,5 п.л.)

8. Шевченко М.С.  Государство и общество в представлении «Свидетелей Иеговы» // Международная научно – практическая конференция «Человек. Общество. Образование г. Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – Ч. II - С. 78 – 81 . 0,5 п.л (лично автором 0,5 п.л.)

Сдано в производство .  .12

Уч.-изд.л.2,5 Усл.печ.л.2,5

Тираж 120 экз.  Заказ №

________________________________________________________________

Забайкальский государственный университет

672039, Чита, ул. Александро-Заводская, 30

Издательство ЗабГУ


1 Мюллер М. Вундт В. От слова к к вере. Миф и религия. – СПб., 2002; Спенсер Г. Научные основания нравственности. Индукции этики. Этика индивидуальной жизни. – М., 2008; Тайлор Э. Первобытная культура. – М., 1989; Фрэзер Дж.Д. Золотая ветвь. – М., 1998.

2 Гердер Й.Г. Идеи к философии истории человечества. –  М., 1977; Герман Г. Братья Гримм. – М., 1980; Миллер В.Ф. Народный эпос и история. – М., 2005; Ницше Ф. Так говорил Заратустра // Сочинения. – М., 1990; Шеллинг Ф.В.И. Философия откровения. – СПб., 2000; Schmidt V. Origine et volution de la religion, les thories et les faits. – P., 1931.

3 Барт Р. Мифологии. – М., 2008; Бахтин М.М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. Эпос и роман. – СПб., 2000-2001; Голосовкер Я. Логика мифа. – М., 1987; Елсуков А.Н. Познание и миф. – Минск, 1984; Кассирер Э. Познание и действительность. – М., 2006; Леви-Стросс К. Мифологики. От меда к пеплу. – М., 2007; Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. – М., 2010; Лифшиц М. Мифология древняя и современная. – М., 1979; 1973; Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. – М., 1991; Лотман Ю.М. Семиосфера. – СПб., 2001; Режабек Е.Я. Мифомышление (когнитивный анализ). – М., 2003; Элиаде М. Космос и история.  – М., 1987.

4 Лопаткин Р.А. Современная религиозная ситуация // От политики государственного атеизма к свободе совести. – М., 2000; Мчедлов М.П. [и др.] Религия в зеркале общественного мнения // Социол. исслед., 1994. –№5; Синелина Ю.Ю. Изменение религиозности населения России: православные и мусульмане: суеверное поведение россиян. – М., 2006.

5 Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ. – М., 1999; Баркер А. Новые религиозные движения. –  СПб., 1997; Гуревич П.С. Нетрадиционные религии в странах Запада и восточные религиозные культы. – М., 1985; Рыжов Ю.В.  Ignoto Deo: новая религиозность в культуре и искусстве. – М., 2006; Штепа В. Инверсия. – Петрозаводск, 1998. .

6 Арзуманов И.А. Трансформация конфессионального пространства Байкальской Сибири (ХХ-XXI вв.): комплексно-методологические аспекты исследования. – Иркутск, 2006; Баринов А.О. Английский десант на берега Читинки // Эффект. – 1999. – 17 июня; Дроботушенко А.В. Российское Забайкалье – задачи мирного сосуществования религий // Православие и образование. – Чита, 2003; Секерин В.П. Религии на карте Забайкалья. – Чита, 1995; Тиваненко А.В. История Английской духовной миссии в Забайкалье (Начало XIX столетия). – Улан-Удэ, 2009; Кондакова Н.С. Протестантизм на конфессиональном поле Забайкальского края: философский и религиоведческий аспекты: автореф. дисс. канд. филос. наук: 09.00.14. – Чита, ЧитГУ, 2010.

7 Белов А.В. Секты, сектантство, сектанты. – М., 1978; Коник В.В. Иллюзии свидетелей Иеговы. – М., 1981; Москаленко А.Т. Современный иеговизм. – Новосибирск, 1971.

8 Егорцев А.Ю. Тоталитарные секты: свобода от совести. – М., 1997; Таевский Д.А. Синкретические религии и секты – М., 1999; Римский В.П. Тоталитарный космос и человек. – Белгород, 1994.

9 Арзамасов В.П. Подлинное лицо иеговизма. – Иркутск, 1964; Кривельская Н.В. Секта: угроза и поиск защиты. – М., 1992; Мансанарес С.В. Воспоминания «Свидетеля Иеговы». – Тбилиси, 1995; Франц Р. Кризис совести. – М., 2000.

10 Никитин В.Н., Обухов В.Л. Вероучения религий мира. – СПб., 2001.

11 Швечиков А. Н. Рай земной: новая сказка. Об идеологической и социально-политической доктрине иеговизма. –  СПб., 1997; Шилишпанов Р. В. Конфессиональные и типологические характеристики «Свидетелей Иеговы» (религиоведческий анализ): дисс. канд. филос наук: 09.00.13. – Белгород, 2006.

12 Осипов А.И. Тоталитарные секты. Технология обмана. – Мн., 2011; Бартошевич Э.М., Борисоглебский Е.И. Свидетели Иеговы. – М., 1969.

13 Горюнов Д.В. Социальная концепция религиозного объединения "Свидетели Иеговы": автореф. дис. канд. филос. наук: 09.00.13. – Пермь, 2006.

14 Казаков О. Иеговизм. Культ галантерейщика. – СПб., 1995; Ефимов. И. Ложные Свидетельства Свидетелей Иеговы. – М., 1997; Дворцов Г. (иеромонах). Подлинная история Общества Свидетелей Иеговы Текст. : краткий очерк / иеромонах Герман Дворцов. – Иваново : Свято-Благовещенский приход г. Кохмы, 1996; Троицкий В.А. "Помазанники" в организации "Свидетели Иеговы". В свете русскояз. журн. "Сторожевая Башня" и др. публ. О-ва за 1990-2002 гг. – М., 2003; Евменов Д.В. История создания и учение «Общества Сторожевой башни»: Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия (на правах рукописи). – М., 1998; Стеняев О. Священник. «Свидетели Иеговы»: кто они? – М., 1996; Сысоев Д. Священник. Антропология Адвентистов Седьмого дня и свидетелей Иеговы. – М., 2002; Чернышёв В.М.  Сектоведение. – Киев, 2008; Хвыля-Олинтер А.И., Лукьянов С.А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект. – М., 1996.

15 Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. – Нижний Новгород, 2003.

16  Новые религиозные объединения России деструктивного и оккультного характера: справочник / Миссионерский отдел Московского Патриархата РПЦ. – Белгород, 2002; Религии и секты в современной России: Краткий справочник. – Новосибирск, 1999.

17 Дж. Макдауэлл Обманщики: во что верят приверженцы культов. Как они заманивают последователей:Пер. с англ. / Дж. Макдауэлл, Д. Стюарт. – М., 1993; Мартин У. Царство культов. – СПб., 1992; Прайс Е.Б. Свидетели Иеговы. – Калининград, 1994.

18 Гордиенко Н.С. Российские Свидетели Иеговы: история и современность. – СПб., 2002; Иваненко С.И. Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация. – М., 2002; Иваненко С.И. Свидетели Иеговы – традиционная для России религиозная организация. – М., 2002.

19 Одинцов М.И. Совет министров СССР постановляет: «Выселить навечно!» : Сб. док. и материалов о Свидетелях Иеговы в Советском Союзе (1951-1985 гг.) / М.И. Одинцов. – М., 2002; Одинцов (Советов) М.И. Свидетели Иеговы в России: от преследований к признанию. Свидетели Иеговы в России. – Изд-во Zeugen Jehovas in Deutschland, 2008.

20 Научное заключение по результатам социологического исследования религиозной общины Свидетелей Иеговы г. Москвы [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 2000. – Режим доступа: jw-media.org – Загл. с экрана. Дата обращения: 24.02.2011.; Каган В.И. Медико-психологическая экспертиза религиозной деятельности: Свидетели Иеговы. – Независимый психиатрическом журнал, 1999 – №1; Проценко Д.Д., Леонтьев А.Е. Воздержание от крови. Исторические, библейские и медицинские причины отказа Свидетелей Иеговы от крови [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 1999. – Режим доступа: sutyajnik.ru›documents/2989.html – Загл. с экрана. Дата обращения: 05.01.2012; Зильбер А.П. Кровопотеря и гемотрансфузия. Принципы и методы бескровной хирургии. – Петрозаводск, 1999; Прохорычева Е.И. Калнберз В.К. Выступление на судебном заседании по делу Свидетелей Иеговы г. Москвы 26.02.1999 [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 1999. – Режим доступа: http://jhwww.narod.ru/blood13.html – Загл. с экрана. Дата обращения: 05.01.2012.; Слепушкин В. Свидетели Иеговы и переливание крови // Религия и право. 2004. – № 2.

21 Заключение Экспертного совета при Министерстве Юстиции РФ от 15.04.1999 [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 2011. – Режим доступа: http://www.jw-russia.org/others/expertopinions/exp199 90415_u.htm – Загл. с экрана. Дата обращения: 05.01.2012.; Независимая экспертиза в рамках иска прокуратуры Краснодара о признании материалов Свидетелей Иеговы экстремистскими [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 2009. – Режим доступа: xeno.sova-center.ru – Загл. с экрана. Дата обращения: 05.01.2012.; Итоговое заключение по экспертной оценке (на Заключение судебно-экспертной комиссии по результатам судебной комплексной психолого-лингвистической религиоведческой экспертизы от 04.05.2009 на основании определения Горно-Алтайского городского суда) [Электронный ресурс] – Электрон. дан. – М., 2009. – Режим доступа: jw-russia.org – Загл. с экрана. Дата обращения: 05.01.2012.

22 Арзуманов И. А. Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте (XX–XXI вв.). – Иркутск, 2008; Баринов А.О., Константинова Н.Н., Фомина М.Н. Религии // Энциклопедия Забайкалья. – Новосибирск, 2000; Жуков А.В., Янков А.Г., Баринов А.О., Дроботушенко А.В. Современная религиозная ситуация в Восточном Забайкалье. – Чита, 2003; Жуков А.В., Кондакова Н.С. Протестантизм в Забайкалье. – Чита, ЧитГУ, 2011; Секерин В.П. Религии на карте Забайкалья. – Чита, 1995; Волкова О.Н. Культурно-филосфский анализ теории и практики протестантизма в Бурятии: автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук: 09.00.13  – Чита, 2005; Кондакова Н.С. Протестантизм на конфессиональном поле Забайкалья: автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. филос. наук: 09.00.14. – Чита, 2010.

23 Доду Г.Е. Я ушел от сектантов. – Чита, 1959; Виноградов С.Н. Кто такие сектанты. – Чита, 1961.

24 Шлейермахер Ф.Д. Речи о религии к образованным людям, её презирающим. Монологи. – СПб., 1994. – С. 49.

25 Хайдеггер М. Введение в метафизику. – СПб., 1998. – С. 179.

26 Фейербах Л. Избранные философские произведения. – М., 1955. – Т. 2.– С. 724; Тайлор Э. Первобытная культура. –  М., 1989. – С. 35; Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990. – С. 61; Дюркгейм Э. О разделении общественного труда Метод социологии. – М., 1991. – С. 495; Маркс К., Энгельс Ф. О религии и борьбе с нею. – Т. I – С. 185.

27 Барт Р. Риторика образа. – М., 1989; Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. – М., 1994; Иванов В. Собр. соч. – Брюссель, 1974. – Т. 2; Кассирер Э. Познание и действительность. – М., 2006; Лосев А.Ф. Диалектика мифа. – М., 2001; Мамардашвили М.К. Классический и неклассический идеалы рациональности. – Тбилиси, 1984; Флоренский П. В. Реальность и символ // П.А. Флоренский: Философия, наука, техника. Препринт. Л., 1989.

28 Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа. – М., 2001. – С. 359.

29 Хайдеггер М. Введение в метафизику. – СПб., 1998. – С. 179.

30 Кассирер Э. Познание и действительность. – СПб., 1912 – С. 17.

31 Свидетели Иеговы в России. – Германия: Общество Сторожевой башни, Библий и трактатов, 1995. – С. 11.

32 Советов М.И. Свидетели Иеговы в России от преследований к признанию // Свобода совести в России: исторический и современный аспекты. [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – М., 2009. – Режим доступа: http://www.rusoir.ru/03print/01/44/ – Загл. с экрана. – С. 9.

33 Неизвестные страницы истории : По материалам Конференции "Уроки репрессий", г. Чита, 15 дек. 1999 г. / [О-во Сторожевой башни]. – Чита, 2000. – С. 20

34 Данные получены в ходе нарративного интервью с членом организации «Свидетели Иеговы» в Чите Бзови Л.К. в декабре 2005 года.

35 Виноградов С.Н. Кто такие сектанты. – Чита, 1961. – С.8.

36 Священное Писание Перевод нового мира. – N.Y., Brooklyn, 2007. – С. 5.

37 Чему на самом деле учит Библия? – N.Y., Brooklyn, 2002. – С. 26.

38 См. Чанышев А.М. Протестантизм. – М., 1969. – С. 110.

39 Что от на требует Бог? – N.Y., Brooklyn, 1996. – С. 13.

40 Организованы,  чтобы  исполнять волю Иеговы. – N.Y., Brooklyn, 1992. – С.16.

41 Гордиенко Н.С. Российские Свидетели Иеговы: история и современность. – СПб., 2000. – С. 57.

42 Жуков А.В., Кондакова Н.С., Шевченко М.С. Современная религиозная ситуация на территории Забайкальского края (по материалам социологического исследования) // Вестник Читинского государственного университета, 2011. – 4 (71). – С. 120-125.

43 Стецкевич М. Мифы о «тоталитарных сектах» и «ваххабитах» в современной России: попытка Анализа //Смыслы мифа: мифология в истории и культуре. – СПб., 2001. – Вып. № 8. – С. 300.

44 Забайкальских иеговистов подозревают в экстремизме [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – М., 2011. – Режим доступа: http://www.interfax-religion.ru/new/?act=news&div=39430  – Загл. с экрана.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.