WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Синдеев Алексей Александрович

Становление европейской политики Западной Германии

(19451958 годы)

Специальность 07.00.03 – всеобщая история

(новейшая история)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Москва 2013

Работа выполнена в Центре германских исследований

ФГБУН «Институт Европы РАН»

Научный консультант  доктор политических наук,

Максимычев Игорь Федорович

       

Официальные оппоненты:        

Новик Фаина Ивановна,

доктор исторических наук,

ведущий научный сотрудник

Института российской истории РАН

Павлов Николай Валентинович,

доктор исторических наук,

профессор кафедры истории и

политики стран Европы и Америки

МГИМО (Университет)

Рубинский Юрий Ильич,

доктор исторических наук,

профессор, главный научный

сотрудник Института Европы РАН

       

Ведущая организация – ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Защита диссертации состоится «___» __________ 2013 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 002.249.01 при Институте всеобщей истории РАН по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, д. 32А (ауд. 1406).

С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете ФГБУН «Институт всеобщей истории РАН».

Автореферат разослан «___»_______________201  г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

к.и.н.                                        Н.Ф. Сокольская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ



Актуальность темы исследования определяется, во-первых, общественным интересом к послевоенному развитию в целом и интеграционным процессам в частности. Европейский Союз, несмотря на переживаемые сложности, остается одним из наиболее успешных образований. Для нашей страны, которая активно участвует в интеграции постсоветского пространства, важно понять наднациональные механизмы, их работу, а также возникающие трудности. Обращение к европейскому опыту призвано помочь избежать ряда ошибок «стадии роста». Во-вторых, в настоящее время европейское направление – одно из основных во внешней политике Российской Федерации. Интерес представляют в этой связи роль больших стран в интеграционных образованиях, рамки сосуществования государств с различным опытом. Не следует забывать и о стратегическом партнерстве между РФ и ФРГ. Германия, как страна-участница Евросоюза, во многих вопросах внутренней и внешней политики передала суверенитет наднациональным европейским органам власти. Наработки «отцов интеграции», обсужденные, а в некоторых случаях и согласованные, продолжают оставаться в «политическом багаже». Не стоит исключать того, что в новых условиях они могут быть успешно реализованы. В-третьих, научные исследования, касающиеся как национальных историй обеих стран, так и взаимодействия государств друг с другом, призваны укреплять отношения России и Германии. В последнее время в немецком научном пространстве присутствуют, главным образом, авторы из англоязычных стран. Российские историки-германисты как в силу объективных, так и субъективных причин оказались малоизвестными. Рост числа исследований по истории Германии, в первую очередь новейшего периода, способен изменить ситуацию к лучшему. Тем более, что востребованность в ином взгляде на внутриевропейские проблемы существует. В-четвертых, Боннская республика стала возможной благодаря интеграции и прозападной ориентации страны. Следовательно, внешнеполитические контакты между СССР/Россией и Германией с точки зрения исторической перспективы без учета данной проблематики осмыслить и интерпретировать в должной мере не удастся. Это касается также таких тематических комплексов, как преодоление прошлого, особенностей построения западногерманской демократии после периода тоталитаризма. И, наконец, в-пятых, становление европейской политики Западной Германии – тема, несмотря на свою значимость, оставшаяся в силу различных причин неисследованной.

Объектом научного исследования является европейская политика Западной Германии в начальный период интеграционного процесса.

Предмет исследования данной диссертационной работы – феномен становления европейской политики, суть которого заключена в участии западногерманских политиков в изменении оккупационной политики союзных держав; в формировании европейских воззрений в ХДС и их восстановлении, корректировке в СДПГ; появлении внешнеполитических акторов, их взаимодействии и роли в период создания государственности; в формировании подходов и принципов интеграционного процесса. Следует учитывать, что европейская политика позволила утвердиться ХДС как «народной партии», а СДПГ заставила начать процесс внутрипартийных изменений.

Хронологические рамки исследования охватывают временной отрезок с 1945 г., начала оккупационного периода, до 1958 г., вступления в силу Римских договоров. До 1991 г. целесообразно употреблять термин «западноевропейский интеграционный процесс», подразумевая под ним не только географическую принадлежность, но и определенные культурные ценности. Данный период необходимо разделить на два подэтапа, что и было сделано в работе: соответственно до 1954 г. и после. До 1954 г. западными немцами были сформированы основные представления об интеграционном процессе и варианты его продолжения. С 1954 по 1958 г. речь пошла об отказе от секторальности и ограничении принципа наднациональности. Несмотря на вступление в силу Римских договоров, становление европейской политики Западной Германии продолжилось и в 1958 г.

Соотнесение периодизации интеграции с процессом разработки и реализации интеграционных проектов в Западной Германии позволяет выделить для этой страны самостоятельный период становления европейской политики. На основании этого необходимо высказать гипотезу о том, что и для других стран так называемый период становления может не совпадать с общей периодизацией интеграции. Данное обстоятельство повышает значение его научного изучения не только в случае ФРГ, но и для других стран-участниц. В противном случае объективная история интеграционного процесса невозможна. Период становления в диссертационной работе понимается иначе, чем, к примеру, у Х.-О. Клайнманна, который полагает, что европейская политика началась с 1949 г.1

Методологическую основу исследования составляют принципы историзма, объективности, системности, комплексности при выявлении, отборе, классификации и критическом анализе исторических источников. Использование данных принципов позволило среди прочего собрать и изучить обширную источниковую базу; выявить те источники и факты, которые вводятся в научных оборот впервые. Использование историографического и источниковедческого материала обеспечило более глубокую обработку полученной из источников информации. Историко-генетический метод, направленный на раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности и отдельных объектов в процессе исторического движения, дал возможность выявить внутренние и внешние факторы, вызвавшие процесс становления европейской политики, а также объяснить с их помощью его суть. Последнее, к примеру, оказалось особенно важным при изучении позиции ХДС и СДПГ, европейских взглядов Конрада Аденауэра. Благодаря историко-системному и проблемно-хронологическому методам, с одной стороны, был выделен предмет диссертационного исследования; с другой – объяснены функции государства в интеграции и функции наднационального уровня, обеспечившего эволюцию современного западного государства, представлена целостная картина изучаемого феномена, определены доминанты, действовавшие на каждом из подэтапов. Следует учитывать также и то, что при создании наднационального уровня западные немцы не имели суверенного государства. Функциональная зависимость является одним из вариантов детерминизма. С точки зрения фиксации признаков объекта и последующего синтеза нашел свое применение и историко-типологический метод; без него не удалось бы реализовать изучение выделенных в задачах объектов – пропаганды европейской политики, программ партий, действия акторов и т.д.

Если того требовали цель и задачи исследования, то применялся историко-сравнительный метод. Это касалось вопросов сравнения политики западных союзников в отношении Германии, позиций социал-демократов и христианских демократов, различных этапов и подэтапов интеграции. В методологическом плане важно, что автор диссертации стремился проанализировать весь процесс подготовки интеграционных инициатив: обстоятельства, вызвавшие их к жизни, поведение участников, условия их реализации. В диссертации используются биографический подход, а также общенаучные методы (анализ, синтез, индукция, дедукция, конкретизация).

Территориальные рамки исследования ограничиваются западными оккупационными зонами,  где в 1949 г. была образована Федеративная Республика. Они не распространяются на Саар, вошедший в состав ФРГ только в 1957 г., и западные зоны Берлина.

Степень изученности проблемы подробным образом представлена в первой главе диссертации (см. ниже).

Цель диссертационного исследования – проанализировать становление европейской политики Западной Германии в изучаемый хронологический период2. В тексте диссертации детализируется понятие «европейская политика». Данная цель предусматривает решение следующих задач:

рассмотреть политику западных союзных держав применительно к Германии и дать анализ ее перехода от оккупационной к европейской политике. Следует обратить внимание на то, что акцент сделан на политике двух западных держав-победителей – Соединенных Штатов Америки и Франции. Политика Великобритании не рассматривается, потому что британцы следовали в русле американских подходов и достаточно быстро отказались от собственных планов. Примером чего может служить неудавшаяся благодаря американцам социализация, которая поссорила западногерманских социал-демократов с правящим лейбористским правительством;

проанализировать европейские взгляды западногерманских политиков, их отношение к интеграционным проектам в период с 1945 по 1949 г. Особое внимание было уделено европейским взглядам Конрада Аденауэра, программам ХДС и СДПГ, а также характеристике состояния послевоенного западногерманского общества, без чего не удалось бы понять перспективы реализации будущей прозападной ориентации страны. Выбор ХДС и СДПГ в качестве объекта анализа был обусловлен тремя причинами: обе партии оппозиционны друг к другу; они боролись за осуществление противоположных программ; для других западногерманских партий европейские программы в тот период не были актуальны. Последнее замечание касается, к примеру, ХСС как региональной партии, у которой европейская политика начала формироваться позднее, и либералов, для которых она длительное время вообще не играла существенной роли;

изучить европейскую политику Федеративной Республики с 1949 по 1954 г. Внимание при этом было уделено трем основным планам и последующим дискуссиям по ним: участию Западной Германии в Совете Европы, плану Шумана и плану Плевена;

рассмотреть роль западных немцев в принятии и в согласовании проекта Европейского политического сообщества 1952–1953 гг. В этой связи в центре внимания находились работа комитета фон Брентано, планы, разработанные в Минэкономики ФРГ, и изменение отношения западногерманской социал-демократии к интеграционному процессу;

изучить процесс корректировки наднациональных принципов интеграции в ходе согласования Римских договоров, предпринятой западногерманской стороной, и охарактеризовать влияние данной корректировки на последующую интеграцию;

описать основных акторов интеграции в ФРГ, их полномочия и степень влияния. Необходимо обратить внимание на то, что большое значение в период становления интеграции играл так называемый личностный фактор. Это потребовало исследования биографий наиболее значимых деятелей интеграции. Не стоит забывать и о присутствии институциональных акторов, особенно в переговорном процессе, начатом в Мессине;

проанализировать и дать оценку пропаганде европейской политики, проводимой федеральным правительством;

определить значение европеистского движения в становлении европейской политики Западной Германии;

раскрыть роль 1958 г. в переходе к европейской политике.

Таким образом, под становлением европейской политики Западной Германии будем понимать формирование проектов, участие в первых переговорах, касавшихся интеграции, выстраивание работы соответствующих акторов на национальном и наднациональном уровне, реализацию согласованных договорных принципов. Речь идет об участии ФРГ в создании общей интеграционной модели с другими государствами; согласовании, которое, в основном, завершилось в 1958 г.

Источниковая база диссертационной работы позволяет успешно решить поставленную цель и задачи. В работе используются материалы пяти архивов Федеративной Республики Германия.

Архив христианско-демократической политики (Archiv fr christlich-demokratische Politik, ACDP) создан в 1976 г. Фонд «НЕИ (Nouvelles quipes Internationales)» появился в 1979 г. В фонде представлены материалы, касающиеся истории создания данной европеистской организации, корреспонденция по текущим вопросам, протоколы заседаний, конгрессов, комитетов и комиссий. Благодаря этому фонду удалось восстановить участие ХДС в европеистском движении, в первую очередь до образования западногерманского государства, определить период, когда европеистские инициативы перестали интересовать руководство партии.

Фонд Бруно Дёрпингхауса интересен тем, что с 1947 по 1951 г. Дёрпингхаус был генеральным секретарем Рабочего сообщества ХДС/ХСС, активно участвовал в становлении европейской политики страны. Материалы фонда, содержание которого –  корреспонденция, записки и т.п., пока не исследованы в полной мере.

Для того чтобы иметь возможность охарактеризовать участие протестантов в европейской политике, был привлечен фонд Германа Элерса. В фонде среди прочего хранится большое количество писем протестантов. К сожалению, не все из них удалось привести в диссертации; следует отметить, что они дают информацию о том, что происходило на местах, как воспринимались ХДС, европейская политика канцлера и партии. Любопытна и другая часть фонда – документы об Институте европейской политики и экономики. Там обнаружены источники о Международном комитете по защите христианской культуры, который возглавлял фан Зееланд. Фонд Георга Штрикродта также позволил расширить представление об участии протестантов в интеграции, о работе христианских демократов в НЕИ.

Фонд Франца Этцеля в Архиве христианско-демократической политики менее информативен по сравнению с Федеральным архивом, поэтому в большинстве случаев ссылка дается на последний. Обращение к фонду О. Герстенмайера определялось двумя причинами: с одной стороны, его европейские взгляды до сих пор не изучались; с другой – он был одним из влиятельных политиков ХДС так называемого молодого поколения. Герстенмайер считал, что первая половина ХХ века – переходное время, в то время, как вторая половина – это ответ на кризис, заключение «лучших договоров», поэтому решение европейского вопроса должно происходить «на основе европейской федерации». Работа над данным фондом позволила выдвинуть гипотезу, что феномен «ХДС Аденауэра» в утвердившейся научной интерпретации не соответствует действительности. Фонд Кизингера, для изучения материалов которого требуется специальное разрешение, помог расширить представление о христианских политиках, занятых в интеграции. Кизингер, великолепный оратор, часто «заменял» председателя партии на выступлениях, а также на заседаниях Совета Европы. В фонде собраны и наброски к воспоминаниям Кизингера, некоторые из них приведены в диссертации.

Материалы фонда Отто Ленца позволили познакомиться с неопубликованными дневниковыми записями; они относятся главным образом к периоду после отставки. Информативность источников фонда велика, с их помощью можно изучить  ситуацию внутри партии. Кроме того, фонд содержит источники о германо-французской конференции в Бад Нойенаре 1955 г., об участии западногерманской делегации в заседаниях Совещательного собрания Совета Европы, переписку по ЕОУС, ЕОС и европейской политике.

Фонд фон дер Гроэбена достаточно важен. Особенно это касается сюжетов, связанных с Римскими договорами. В нем имеются записки3, официальные документы, переписка, например с предпринимательскими кругами по их включению в состав западногерманских делегаций. Фон дер Гроэбен оставил воспоминания и неоднократно беседовал с исследователями. Кюстерс, руководитель Архива христианско-демократической политики, – первый ученый, кому удалось ввести часть материалов фон дер Гроэбена в научный оборот4.

Сюжеты, связанные с пропагандой европейской идеи и поведением отдельных членов партии, освещены в материалах фонда Майоники.

Второй архив – Архив-фонд «Мемориальный дом федерального канцлера Аденауэра» (Stiftung-Bundeskanzler-Adenauer-Haus, StBKAH)5. В архиве размещены материалы секретариата в Рёндорфе, а также канцлерского бюро из дворца в Шаумбурге. Работа в этом архиве обуславливалась, в первую очередь, необходимостью детально изучить отношения между Эрхардом и Аденауэром, так как личные письма министра экономики не опубликованы и практически не изучены историками. Часть писем была написана Эрхардом от руки.

Третий архив – Федеральный архив (Bundesarchiv Koblenz, BarchK). В нем осуществлялась работа над материалами четырех фондов. В фонде фон Брентано  оставался неисследованным огромной массив официальной и личной переписки лидера фракции ХДС/ХСС в бундестаге и второго министра иностранных дел, а также  неопубликованных речей. Переписка касалась как дел фракции, так и контактов фон Брентано с европейскими политиками, включая Монне.

Фонд Кайзера был необходим, чтобы подтвердить или опровергнуть наличие у него оппозиционных настроений. В историографии принято считать, что Я. Кайзер был противником Аденауэра и был настроен крайне критично к его европейской концепции. Анализ переписки, аналитических записок, речей позволил прийти к иным выводам.

Выше уже отмечалось, что фонд Этцеля в Федеральном архиве более информативен, чем в Архиве христианско-демократической политики. С помощью этого фонда удалось изучить позицию западногерманской промышленности, отношение и планы Минэкономики. Обращаем внимание, что материалы комиссии трех мудрецов, занимавшейся проблемами использования атомной энергии и встречавшейся с представителями американских промышленных и политических кругов, использованы в диссертации лишь частично.

Освещение сюжета, связанного с пропагандой европейской идеи, стало возможным благодаря фонду Федеральной службы прессы и информации. В нем хранится большой массив счетов, отчетов о том, что сделано в сфере пропаганды, или работы с общественностью, сообщения с мест, договоры с журналистами и большая переписка. Следует подчеркнуть, что фонд был лишь частично обработан исследователями6.

Благодаря Архиву социальной демократии, четвертому архиву, исследована позиция западногерманской социал-демократии по европейскому вопросу. В общей сложности были проработаны семь фондов. Фонд Г. Брилля позволил проанализировать внутренние дискуссии, касавшиеся изменения отношения СДПГ к интеграции, проводимой правительством. Г. Брилль отличался независимостью и критичным взглядом. Поэтому подготовленные им документы помогают лучше понять те сложности, с которыми пришлось столкнуться СДПГ и тем, кто не отрицал прозападный выбор страны. Фонд Х. Кридеманна, эксперта фракции, предоставил возможность изучить отношение партии к сельскохозяйственной политике в интеграции. Большой информативностью отличается фонд Э. Олленхауэра, в котором собраны документы из его бюро. Там же имеются материалы Х. Венера,  экспертные заключения, протоколы заседаний, личные записи и т.д. В фонде К. Шмида наряду с многочисленной перепиской, показывавшей и его непростой характер, хранятся источники, касавшиеся участия социал-демократов в Социнтерне, предложений по западноевропейской интеграции. Фонд Э. Шёттле, председателя бюджетного комитета бундестага, был важен для исследования двух вопросов: взаимодействия бундестага и Минэкономики, особенно в период споров между Эрхардом и Этцелем; а также для того, чтобы проверить, имеются ли там источники по сотрудничеству СДПГ и ХДС, о котором упоминалось в материалах фонда Брентано. С помощью фонда Х. Вессель получилось рассмотреть отношение части западногерманского общества к планированному участию страны в ЕОС.

И, наконец, пятый архив – личный архив советника Аденауэра К.-О. Скибовски. Источники, имеющиеся у Скибовски, позволили выявить стремление федерального канцлера добиться новых импульсов в политике интеграции. Интересно, что МИД ФРГ был против идей, содержавшихся в записке Скибовски7. Автор диссертации встретился со К.-О. Скибовски и провел с ним две многочасовые беседы.

Опубликованные и неопубликованные источники можно разделить по видам на следующие группы: 1) нормативно-правовые акты (НПА); 2) делопроизводительные материалы; 3) партийная документация; 4) источники личного происхождения (воспоминания, дневники, переписка); 5) публицистическая и научная литература; 6) периодическая печать.

К первой группе относятся НПА, принятые оккупационными властями8, включая и закон о плане Маршалла, а также тексты европейских договоров9. Делопроизводительные материалы можно «разбить» на три группы: материалы оккупационных властей10; тексты, возникшие в межгосударственных отношениях11 и европейские планы, программы12; протоколы ландтагов13 и бундесрата14, документация министерств и ведомств15. Что касается бундестага, то необходимо сделать следующее пояснение: обсуждения на заседаниях первого и второго созывов западногерманского парламента автором были изучены, но они менее информативны по сравнению с дискуссиями, которые велись в комитетах16, поэтому в списке источников они не приведены.

Разнообразна группа партийных документов. Автор проанализировал все протоколы съездов ХДС и СДПГ (в общей сложности 16), заседания отдельных фракций в бундестаге и президиумов17, а также речи ведущих политиков и источники по ранней истории партий.

Группа источников личного происхождения также многочисленна, некоторые из авторов мемуаров пока неизвестны в российской историографии18.

Публицистическая литература – это в основном брошюры, опубликованные в западных зонах оккупации по плану Маршалла19. Их цель показать преимущества и недостатки европейского объединения в то время. Поражает, что многие из них имели солидный научный аппарат и содержали статистические материалы.

Периодические издания представлены официальными бюллетенями федерального правительства20 и Христианско-демократического союза21, социал-демократическими22 и двумя еженедельными изданиями («Die Zeit»; «Der Spiegel» – период с 1946 по 1958 г.).

Одной из последних тенденций является размещение источников в сети Интернет. Автор диссертации использовал и эти документы, руководствуясь при этом двумя принципами: источники должны находиться на сайтах официальных организаций, к примеру, Федерального архива23, и они должны содержать научный аппарат или комментарии. Под эти критерии попали порталы «Конрад Аденауэр», подготовленный Архивом христианско-демократической политики24, сайты Ватикана25, Бюро по договорам Совета Европы26,  Виртуального ресурсного Центра знаний о Европе (Centre Virtuel de la Connaissance sur l’Europe), политической и научной организации, находящейся в Люксембурге27 и портал, посвященный конституциям28.

Научная новизна диссертации состоит в следующем: впервые в отечественной и немецкой историографии комплексно изучен период становления европейской политики Западной Германии. Автор впервые обосновывает тезис о европейской (интеграционной) политике западных оккупационных держав, выявляет роль немецкого лобби в США в этом процессе, подробным образом рассматривает проявления данной политики и ее влияние на последующий европейский выбор немцев, а также на их участие в европеистском движении. В результате чего удалось изучить феномен субъектности западных немцев в период оккупации, что позволяет рассматривать их как со-участников раскола страны, а европейскую политику как средство возрождения сверхдержавности. Многое из того, что у немцев не получилось осуществить в период Второй мировой войны применительно к европейскому пространству с помощью оружия, удалось в ходе западноевропейской интеграции. Впервые введены в научный оборот многие исторические источники и факты. Впервые дается системное представление о развитии европейских взглядов Аденауэра, его отношения с западными комиссарами. Осуществлена корректировка представления о позиции Я. Кайзера, который длительное время описывался как противник концепции канцлера по объединению Европы. Введение в научный оборот новых источников позволило подробным образом осветить сюжеты, связанные с переговорами по основным интеграционным инициативам: ЕОУС, ЕОС, ЕЭС и Евратому и дать биографии политиков, принимавших в них участие: таких, к примеру, как фон Брентано, Хальштейн и др. Впервые удалось рассмотреть позицию Министерства экономики ФРГ применительно к интеграционным процессам. В историографии практически неизвестными оставались сюжеты с Европейским политическим сообществом и комиссией фон Брентано, об окончании работы которой существовало до этого ошибочное представление. Пропаганда европейской идеи рассматривалась лишь частично и с акцентом на содержательное представление киноматериалов. О связи с пропагандистскими методами национал-социализма ничего не писалось. Подробно проведено сравнение позиций ХДС и СДПГ в европейском вопросе, показаны и объяснены причины, которые побудили социал-демократов изменить отношение к интеграции. Впервые определена дата перехода к новой европейской политике для социал-демократов, которая отличается от считавшейся верной до этого. Впервые и на многочисленных фактах раскрыта суть и сформулировано значение периода становления европейской политики и феномена интеграции для последующего развития.





Основные положения, выносимые на защиту:

– не следует рассматривать политику западных держав исключительно как оккупационную, так как в период с 1945 по 1949 г. необходимо выделять, как минимум, два этапа: первый – до конца 1946 г., когда присутствовало желание союзных держав найти общегерманское решение; второй – с конца 1946 г., тогда для западных союзников речь пошла о включении своих оккупационных зон в сферу влияния Запада. Осуществить последнее можно было только при поддержке Франции и путем постепенного признания равноправного статуса западных немцев. Для Франции это означало, что благодаря возможному сближению с западногерманской стороной она могла добровольно отказаться от статуса «классической» оккупационной державы. Поэтому французам приходилось искать такой путь, который позволил бы им оставаться оккупационной державой и способствовал бы успеху прозападного курса в Германии;

– в период с 1945 по 1949 г. западные немцы не были исключительно объектами оккупации. В то время были согласованы политические мировоззрения, осуществлены попытки консолидировать элиты и западногерманское общество. Сплочение элит предшествовало появлению общественного интереса к политике. Западные немцы в этой связи – не столько объект оккупации, сколько субъект политических процессов консолидации собственного общества. Не следует забывать и о том, что интеграция означала приверженность антикоммунизму. Сторонникам европейской идеи приходилось учитывать неминуемый раскол страны и искать ему соответствующие объяснения;

– определенное влияние на переход США к европейской политике оказали немецкие эмигранты, многие из которых делали ставку на нормализацию в стране, на эволюцию капиталистических политических и социально-экономических отношений;

– до начала интеграционного процесса Конрад Аденауэр, первый федеральный канцлер, имел четкое представление о цели интеграции: она должна была восстановить роль Западной Германии в «свободной» части Европы и способствовать созданию социальных фактов с перспективой заключения «мирного договора» в узком формате (с тремя западными государствами-победителями) или таких условий, при которых действия СССР по отстаиванию своей позиции были бы затруднены. Аргумент мирного урегулирования (недопущения будущей войны) с помощью интеграции не являлся существенным в кругу официальных лиц;

– Западная Германия как временное образование, борющееся за свое выживание, не могла быть в тех условиях ничем иным, как государством, активно поддерживавшим интеграционную политику в Западной Европе. В период с 1949 по 1954 г. закладывались основные принципы европейской политики страны (равноправие, наднациональность, соединение экономического и политического начал, пропагандистская работа с населением, поиск средств активизации объединительного процесса). Не случайно Я. Кайзер пересмотрел теорию моста для единой Германии и поддержал западноевропейский вариант сплочения, в котором Федеративная Республика могла иметь больший политический и экономический вес;

– к 1954 г. у западных немцев были сформированы основные представления о развитии интеграционного процесса. В большей степени это касалось экономической составляющей интеграции. В последующие годы ничего принципиально нового предложено не было. Речь шла о переработке и доработке высказанных в начальный период  предложений, касавшихся необходимости ускорения политической интеграции для реализации Таможенного союза и Общего рынка, сути Валютного союза и путях его осуществления. Трудности с Европейским политическим сообществом способствовали росту влияния Министерства экономики ФРГ в интеграционном процессе;

– пропаганда европейской идеи использовала наработки национал-социалистов и являлась одной из характеристик послевоенной управляемой демократии в западногерманском варианте;

– с 1955 по 1957 г. наблюдалась эмансипация западных немцев в интеграционном процессе. Под эмансипацией следует понимать окончательное оформление внутриполитических центров принятия решений, наличие программы действий и появление реальной возможности влияния. С 1955 по 1958 г. на фоне «борьбы» между западногерманским МИДом и Минэкономики приходится констатировать минимальную активность со стороны канцлера и его окружения.  Социал-демократы, наоборот, включились в интеграционный процесс. Западные немцы стали равноправными партнерами, спор между ними и скепсис по отношению к новым инициативам, представленным другими государствами-участниками, перестали вызывать опасение партнеров. С 1958 г. началась европейская политика Западной Германии;

– ХДС как правящая партия находился в сложной ситуации: когда переговорный процесс начался, федеральные партийные структуры не работали. В тех условиях доминировал подход Аденауэра; благодаря его кадровой политики были собраны проевропейски настроенные политики и эксперты, оказавшие непосредственное влияние на успех западногерманской позиции. Переход к самостоятельности и согласованию европейской программы продолжился с помощью участия христианских демократов в Совете Европы, ЕОУС и появлению самостоятельных акторов;

– социал-демократы в вопросе западноевропейского варианта объединения изолировали себя и были вынуждены корректировать позицию с каждым успехом федерального правительства. В СДПГ имелась рабочая группа, неформально обсуждавшая с христианскими демократами интеграционные проблемы, а благодаря неудачной избирательной кампании 1953 г. произошел отказ от оппозиционности в отношении интеграции. Существенную роль в этом сыграл и Комитет борьбы за Соединенные Штаты Европы, возглавляемый Монне;

– без исторического изучения периода становления европейской политики в Западной Германии не может быть понята суть интеграционного процесса, оценены его успехи и трудности, проанализирована перспектива. По всей видимости, данное положение касается и других стран-участниц.

Научно-практическая значимость исследования. Конкретно-исторический материал, содержащийся в работе, и ее теоретические положения открывают возможности нового осмысления западноевропейского интеграционного процесса. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в написании обобщающих работ по истории Германии новейшего времени, специальных исследований по истории, политологии, истории международных отношений, а также в преподавании общих и специальных дисциплин, в проведении семинарских и практических занятий, связанных с историей Европы и Германии. Материалы и выводы диссертации могут быть полезны при подготовке отечественных дипломатов.

Апробация результатов исследования прошла на более чем двадцати всероссийских и международных конференциях, к примеру, на Международной конференции «Послевоенная история Германии: российско-немецкий опыт и перспективы» (Москва, 28–30 октября 2005), на Международной конференции «Основные черты и восприятие немецкой послевоенной истории» (Тутцинг/ФРГ, 24–28 марта 2007), на Международной конференции «Валютная реформа, блокада Берлина, раскол: Weichenstellungen fr Nachkriegsdeutschland 1948» (Москва, 19–20 июня 2008), на коллоквиуме в рамках заседания Совместной комиссии историков России и Германии (Санкт-Петербург, июль 2011). По теме диссертации опубликовано 31 работ общим объемом 55 п.л.

Структура диссертации обусловлена проблемно-хронологическим принципом исследования темы и сформирована в соответствии с общей концепцией, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность, определены хронологические и территориальные рамки, сформированы объект и предмет, цель и задачи, представлена характеристика методологической основы, указаны новизна и научно-практическая значимость исследования.

В главе 1 «Историография изучаемой проблемы» были выделены  четыре проблемных блока. В первый входят общие работы, посвященные изучению истории Западной Германии в период оккупации; второй составляют работы, рассматривающие историю западноевропейской (европейской) интеграции страны. Третий образуют книги и статьи, в которых анализируется история ХДС и СДПГ, а также европейская политика обеих «народных партий»; и наконец, четвертый – это работы, посвященные западногерманским политическим деятелям, участвовавшим в формировании интеграции на начальных этапах.

В п. 1.1 «Подходы к изучению истории Западной Германии в период оккупации» подчеркивается, что политика государств-союзников по отношению к Германии рассматривается, как правило, отдельно для каждой страны. Классической работой по американской оккупационной политике является книга Дж. Гимбеля. По мнению этого автора, американские интересы и интересы союзников во многих вопросах имели преимущество перед построением демократии29. Гимбель признал, что подход американцев был обусловлен боязнью самостоятельности западных немцев. В данном тезисе не учитывается, что интересы американского правительства являлись и интересами определенных западногерманских политических лидеров и сил. Л. Нитхаммер в свою очередь полагал, что американские цели в оккупационной политике были ограничены. Американцы не хотели поднимать вопрос о собственности, планировали создать либеральное государство со стабильным конституционным строем30. Что касается французской стороны, то, по мнению В. Лота, французы не доверяли американцам и немцам31. А. Хилльгрубер писал, что де Голль исходил из того, что европейским державам придется договариваться, потому что США вряд ли надолго останутся в Европе. Стратегия Франции ориентировалась на вывод американских войск из Европы и на отсутствие интереса Великобритании в Руре32.

К настоящему времени в зарубежной историографии сложилось согласованное понимание целей и задач союзных держав, но ко всему периоду 1945–1949 гг. применяется, с нашей точки зрения, упрощающий действительность термин «оккупационная политика». Остается неясным то, как осуществлялось взаимодействие оккупационных держав и немцев в контексте оформления европейского пространства в течение 1945–1949 гг. Требует уточнения вопрос изменения политических (стратегических и тактических) целей победивших государств. Следует отметить еще одно обстоятельство: доминируют утверждения о вине Советского Союза в расколе Германии. До сих пор не исследованы взаимоотношения христианских церквей и оккупационных властей, а в широком смысле – роли церквей в послевоенной политической системе Западной Германии, хотя еще в 1968 г. П.Х. Меркль утверждал: «Пробуждение религиозной жизни и обращение к демократии и федерализму в Германии послевоенного времени неразрывно связаны друг с другом…»33. Изменения отношения оккупационных властей к западным немцам, как правило, относят к 1947–1948 гг.

Следует особо подчеркнуть, что историография в Германии до сих пор остается сдержанной применительно к вопросу субъектности немцев в период оккупации. Американские историки давно отказались от политкорректности по отношению к Европе. Особого внимания заслуживает в этой связи книга Г. Джеймса34. С его точки зрения, «рецепты» для преодоления послевоенного кризиса пришли практически одновременно из Соединенных Штатов и Советского Союза. Он написал даже об особой «европейской программе» и модернизации в Европе. 

В отечественной исторической германистике в наиболее значимых работах произошло переосмысление прежних подходов35, наблюдался интересный синтез лучшего наследия советского периода и наработок зарубежных коллег36. Важные работы применительно к изучаемой проблематике – это книги Н.В. Павлова37 и А.М. Филитова38. Характерной чертой отечественной историографии стало отсутствие обобщающих работ по оккупационной политике, в которых сравнивались бы подходы к немцам западных союзников, а также так называемые западный и советский варианты оккупационной политики.

Еще один аспект проблемы как в России, так и в Германии в силу различных причин продолжает оставаться мало изученным. Речь идет о так называемой истории идей в период оккупации и в первые годы существования Федеративной Республики. С 1960-х гг. научное сообщество может обратиться к фундаментальному труду Х.-П. Шварца39. Однако в настоящее время существует возможность расширить фактическую базу, углубить и пересмотреть понимание многих вопросов данного проблемного блока. Ею исследователи пока также не воспользовались.

В п. 1.2 «Работы по истории западноевропейской (европейской) интеграции и участию в ней ФРГ» проанализированы труды по истории интеграции.  «Описать состояние исследований по истории европейского единства является хотя бы по одной причине практически невозможным предприятием, – замечали М. Кёниг и М. Шульц, – другие дисциплины (правоведение, экономика, политология, социология и культурология) совместно, а в некоторых случаях и раньше истории добились весомых результатов...»40. К этому следует добавить значительное число общих работ по истории ФРГ и по внешней политике страны41, которые благодаря их популярности вырабатывают общую тенденцию восприятия интеграции, но подчас упрощают суть интеграционного процесса.

Западноевропейская историография интеграционной проблематики пережила, на наш взгляд, два этапа в своем развитии. Первый этап «охватил» время с начала 50-х по конец 80-х гг. прошлого столетия. Основные черты этого времени – становление интеграционной тематики, изучение ранних этапов, начало обобщения опыта европейского интеграционного процесса42. Очень рано появились исследования по теории интеграции. Второй этап – с конца 80-х гг. по настоящее время –  характеризуется увеличением числа работ обобщающего характера, политологической направленности; расширением изучаемых аспектов, включением в сферу интересов исследователей региональной политики, проблем эволюции национального государства, влияния интеграции на политическое и правовое устройство западноевропейских стран43.

Что же касается истории западноевропейского процесса, то она пока изучена явно недостаточно. В Федеративной Республике длительное время популярной была работа Мюллера-Рошаха. Она написана на официальных опубликованных источниках и выстроена по канцлерствам44. Нехватка работ по истории интеграции побудила в 1983 г. Х.-П. Шварца опубликовать статью под названием «Европейская интеграция как задача исследований по новейшей истории»45.

После публикации данной статьи начался анализ предыстории Римских договоров (ЕЭС46 и Евратома47). Х.-Й. Кюстерс, ученик Шварца, считал, что интеграционную политику ФРГ с 1956 по 1958 г. следует воспринимать в контексте международного развития, а основная ее черта состоит в недостаточном согласовании между различными ведомствами единой концепции и интеграционных методов48. Число исследований по плану Маршалла, которые в то время имели и конъюнктурную составляющую – они были направлены на поддержание трансатлантического единства, – также возросло. Правда, большее значение имел бы, с нашей точки зрения, иной вопрос, а именно роль ОЕЭС. Еще одной тенденцией второй половины 80-х гг. ХХ века стало изменение отношения к ЕОУС; последнее стало пониматься как наднациональное объединение, цель которого состояло в том, чтобы получить контроль над западногерманским углем и сталью49.

Таким образом, в ходе изучения истории западноевропейской (европейской) интеграции на Западе появился ряд аксиом, которые имеет смысл привести специально50:

интеграция – это результат войны. Спорить с этим не имеет смысла, но пока не определена роль интеграции в историческом процессе;

утверждается, что в осуществлении интеграции участвовало европеистское движение отдельных стран. На первый взгляд, бесспорный факт. Однако, как правило, не замечается, что европеисты переходили в правительства и изменяли свою позицию, выбирая менее радикальные варианты продолжения интеграции;

констатируется, что интеграционные инициативы (план Маршалла, Совет Европы, план Шумана и т.п.) нужно рассматривать в качестве единого направления интеграционного развития. В подобной трактовке доминирует европеистские ожидания первых лет интеграции. Наибольший интерес, на наш взгляд, представлял бы анализ национальных позиций в начальный период интеграции. К тому же, подчас забывается, что европеистское движение в Совете Европы оформилось институционально. В этой связи целесообразен вопрос о его послевоенной продуктивности;

особо подчеркивается заинтересованность Западной Германии в интеграции, потому что эта страна получала равноправие. При этом не замечается фактор лидерства в таком новом процессе, как интеграция.

В 1990-е гг. появились хронологии интеграции51; работы общего характера52, посвященные ей; желание соединить историю и политологию53. Однако до сих пор период становления европейской политики отдельных стран в целом и Западной Германии в частности остается практически неизученным54.

В начале изучения западноевропейской интеграции в СССР историки и экономисты руководствовались ленинским тезисом о пагубности и невозможности из-за внутренних противоречий объединения империалистических государств. Объективный анализ процессов интеграции был начат в 60-е гг. прошлого века коллективом специалистов ИМЭМО М.М. Максимовой, Ю.В. Шишковым, Ю.А. Борко и др. В 70-х гг. этот процесс продолжался55. Утверждением позитивных тенденций в оценке европейской идеи современные ученые также обязаны А.О. Чубарьяну и его фундаментальной работе «Европейская идея в истории»56. Весом вклад исследований Д.М. Проэктора57. В полной мере по-новому европейская интеграционная проблематика «раскрылась» в конце 1980 – начале 1990-х гг., и связано это вновь с именем Ю.А. Борко58.

Особая роль Института Европы в германской проблематике была подтверждена фундаментальным трудом «Германия. Вызовы XXI века», в которой европейской интеграции отдана глава 4. Однако история интеграции в ней рассматривается с начала 1980х гг.59 С 1992 г. в Институте Европы изучением истории и политики Германии активно занимается И.Ф. Максимычев60. Интересны размышления Ю.И. Рубинского о факторах, способствовавших историческому успеху Европы. По его мнению, особенно следует учитывать «материальный потенциал» и «движущие силы, стимулы для его использования». При этом «основой интеграционных процессов, – полагает Ю.И. Рубинский, – была объективная необходимость создания крупных хозяйственных пространств...», хотя подходы к их созданию отличались, если учитывать два варианта капитализма – «рейнский» и «англо-саксонский»61.

В 2001 г. была опубликована книга Ф.И. Новик, посвященная германской политике СССР в период с 1953 по 1955 г.62, которая дает возможность лучше понять советскую позицию относительно процессов, происходивших в обеих Германиях в то время, когда в Западной Германии фактически утвердилось прозападное направление развития страны.

Позитивно то, что историческая германистика развивается и в российских регионах. В этой связи относительно изучаемой темы следует обратить внимание на книгу Б.В. Петелина «Германская политика Конрада Аденауэра, 1949–1966»63.

Современная отечественная историография европейского интеграционного процесса достаточна обширна и тематически разнообразна. Однако европейская политика Западной Германии периода становления и в ней пока подробно не исследована.

В п. 1.3 «ХДС и СДПГ: история партий и европейская политика» автор диссертации приходит к выводу, что число работ, посвященных партийной тематике, одинаково велико как за рубежом, так и в России.  Особенно следует обратить внимание на исследования Л. Бергстрессера, В. Моммзена, Х. Гребинга, В. Кальтефлайтера, А Минтцеля, Г. Ольцога. Может сложиться впечатление об относительно хорошей степени изученности европейской политики ХДС в немецкой историографии64, но в основном интерес ученых привлекают лишь некоторые аспекты проблемы, например взаимодействие с другими христианскими партиями65. Научных работ по европейской политике социал-демократов немного66. Пионером стал Р. Хрбек67. Работы последнего времени (см. книги Б. Бюльбекера, Д. Рамушката, Д. Рогоша68 и К. Крелла) ситуацию, к сожалению, не улучшают69, хотя и содержат интересный материал. Вернер Бюрер критично заметил: «Современные исследования по европейской интеграции можно сравнить с реальным интеграционным процессом: изучение продвигается, не особенно заботясь об основах, мотивах и перспективах»70.

В советское время  историков применительно к ХДС и СДПГ волновали иные периоды и темы71. Российскую историографию европейская политика ХДС и СДПГ пока не заинтересовала.

В п. 1.4 «Личностный фактор в интеграции» анализ начат с работ, посвященных Аденауэру. Большинство историков не сомневается в том, что Аденауэр был европейским политиком, но не имел европейской концепции. Х.-П. Шварц72 считал канцлера новатором в интеграции73. В. Вайденфельд писал, что его европейская политика характеризовалась «гибким прагматизмом»74. Однако Х. Кёлер отмечал критически: «...к Франции он (Аденауэр. – А.С.) относился отчужденно...»75. На русском языке в 1960 г. появилась книга Э. Дзелепи «Конрад Аденауэр: легенда и действительность»76. В 2002 г. вышла книга Ч. Уильямса «Аденауэр. Отец новой демократии»77. В отечественной историографии классической работой, посвященной Конраду Аденауэру, стала книга В.Д. Ежова78.

Что касается биографий и вклада в интеграцию других политиков, то после Аденауэра большей популярностью у историков, вне всякого сомнения, пользуется Л. Эрхард79 . Д. Кёрфер рассмотрел борьбу между Эрхардом и Аденауэром за пост канцлера80. Конфликт между Этцелем и Эрхардом описан У. Лаппенкюпером81.

Политики второго плана (авторский термин) пока слабо изучены как в отечественной, так и в зарубежной историографии82. К. Арнольду посвящена книга Д. Хювеля83, Якобу Кайзеру – книга В. Конце84. Относительно социал-демократических политиков ситуация, к сожалению, не лучше. Большинство работ посвящено К. Шумахеру85.

Политика западных союзных держав (Соединенных Штатов и Франции) рассмотрена в главе 2 «Западные союзники: от оккупационной к европейской политике». В п. 2.1 «Американская политика в период оккупации» отмечается, что американцы имели экономическую программу для послевоенного мира, основанную на интеграции экономик. Переход к европейской политике стал следствием реализации согласованных внутриамериканских подходов. Экономические проблемы западных оккупационных зон ускоряли переход к интеграции в Западной Европе, заставляли США оказывать влияние на Францию. Особую роль играло в этом пронемецкое лобби в США, в него «входили» эмигранты, многие из которых после 1945 г. стремились участвовать в возрождении демократии в стране.

В п. 2.2 «Французский подход к Западной Германии» доказывается, что французская оккупационная политика была обречена в тех условиях на провал. Франция вынуждена была поддерживать интеграционные устремления американцев. Парадокс заключался в том, что то, что являлось стратегическим для французской политики, для американской было лишь тактическими средствами. Согласившись с американским вариантом либерализации и интеграции в мире, французам пришлось брать на себя инициативу по разработке западноевропейской интеграционной модели, о чем и свидетельствуют планы Шумана и Плевена. Французские официальные круги надеялись на то, что с помощью интеграции им удастся контролировать Западную Германию.

В п. 2.3 «Совместные действия западных союзников по выстраиванию европейской политики» автор пришел к выводу, что к 1949 г. необходимо констатировать наличие двух интеграционных вариантов: первый представлен ГАТТ, МВФ и МБРР; его суть – в гибкой экономической интеграции и незначительном отказе от государственного суверенитета со стороны участников; второй осуществлялся в ОЕЭС и предусматривал в качестве приоритета экономическое восстановление к 1951 г.; отказа от государственного суверенитета в этом варианте не происходило, но в нем согласовывалась экономическая политика между США и государствами-участниками.

С учетом вышеизложенного вряд ли целесообразно понимать период 1945–1949 гг. исключительно как оккупационный. В нем парадоксальным образом соединились несколько тенденций. Немецкие политики не могли при реализации собственных подходов не учитывать интеграционных стремлений в западном мире.

В главе 3 «Западные немцы и европейская идея (19451949 годы)» были проанализированы европейские взгляды западногерманских политиков, их отношение к интеграционным проектам в период с 1945 по 1949 г. и определено значение европеистского движения в становлении европейской политики Западной Германии. В п. 3.1 «Интеграция и начало послевоенной западногерманской истории» подчеркивается, что в начале лежал не «распад» общества, а его интеграция, начавшаяся с интеллектуального поиска элит, с определения их ответственности применительно к локальным пространствам, стране и роли будущей страны в Европе. Партийная принадлежность и идеологические установки при принятии решений не всегда играли значимую роль. Локализация укрепляла групповое сознание. Активно объединялись группы предпринимателей, политиков, интеллектуалов. Европейская идея была лишь одним из проявлений объединительных стремлений западногерманских элит. Интеграция поддерживалась многими из них в качестве мировоззренческой альтернативы так называемому советскому пути развития Европы.

В п. 3.2 «Европейские взгляды Аденауэра» утверждается, что первый федеральный канцлер имел систему европейских взглядов, в которой свое место нашли исторический релятивизм и программа реформ. Он не рассматривал интеграцию как часть внешней политики или как часть внутренней политики. Аденауэр видел, что государственные образования на Европейском континенте в их прежнем виде потеряли значение. Он был готов временно отказаться от национального объединения. До 1949 г. в его европейских взглядах очевидно и другое: Германия должна была возродить свою роль ведущей державы (лидера).

Отношение христианских демократов к идее сплочения Европы проанализировано в п. 3.3 «ХДС и европейская идея». У межконфессионной и первоначально ограниченной в программном репертуаре партии не было традиции в немецкой истории, поэтому она заимствовала, как показал анализ программных документов, многие положения Католической и Протестантской церквей, что в конечном итоге политизировало христианство. К 1946 г. в Христианско-демократическом союзе имелись две точки зрения относительно того, каким образом необходимо организовать участие в интеграции. Первую отстаивали Аденауэр и Арнольд. Оба считали, что интеграция с Западом должна предшествовать объединению Германии. Сторонники второй позиции, поддержавшие Я. Кайзера, выступили за первичность национального объединительного процесса. Но к 1948 г. обе точки зрения в ХДС по Европе и роли в ней Германии начали сближаться.

В п. 3.4 «СДПГ и европейская политика» было показано, что социал-демократы в отличие от христианских демократов еще до создания Федеративной Республики проводили на партийном уровне европейскую политику. В этом заключалась и опасность: СДПГ переоценила степень собственного влияния.

В европеистском движении, проанализированном в п. 3.5 «Европеистское движение и западные немцы», наблюдались тенденции, укреплявшие позиции христианских демократов. Европеисты поддержали американские инициативы. Социальная Европа и модернизация стали безальтернативными. Кроме того, европеисты сформировали требования, касавшиеся институциональной структуры. Не учитывать их в дальнейшем было невозможно. Подобные контакты подготавливали почву для получения суверенитета Западной Германии.

В главе 4 «Европейская политика Западной Германии (19491954 годы)» изучена европейская политика страны, контакты канцлера и западных союзников, принципы интеграции, а также проанализирована и дана оценка пропаганде интеграции.

В п. 4.1 «Основные акторы европейской политики» отмечается, что успеху европейской политики ФРГ способствовали множество факторов, среди которых существенную роль играла кадровая политика Аденауэра. Бундестаг не был самостоятельным актором. Не имели какой-либо значимой роли и партии. Предприниматели и профсоюзы также не могли представлять значимую силу. Многое в тех условиях зависело от умения Аденауэра добиваться компромисса с союзниками, укреплять суверенитет страны.

В отношениях канцлера и союзников (п. 4.2 «Аденауэр и западные союзники») три сюжета являются приоритетными: попытка изолировать СДПГ; стремление добиться независимости в текущих политических вопросах; заключение предварительного мирного договора. Интересно, что канцлер попытался соединить процесс интеграции и возращения суверенитета, обосновывая это тем, что не может несамостоятельное государство отказываться от прав, которых оно не имеет.

Западные немцы вступали в Совет Европы (п. 4.3 «Дискуссия о вступлении в Совет Европы»), чтобы его реформировать. Их не устраивала размытость институциональной структуры, отсутствие эффективного парламентского контроля. Социал-демократы были противниками вступления, но не собирались отказываться от текущей работы. Я. Кайзер также не принял вступление и попытался – правда неудачно – отстоять свою позицию. Совет Европы некоторое время был для западногерманских политиков площадкой выступления по европейским вопросам.

Переговоры по плану Шумана (п. 4.4 «ФРГ и план Шумана») стали первыми, в котором ФРГ участвовала в качестве полноправного члена. Он не был исключительно политическим планом; он создал правовую основу секторальной интеграции. Среди западных немцев имелись два подхода к ЕОУС – канцлера и министра экономики. Аденауэру были не важны экономические детали, он был готов идти на политические компромиссы. Эрхард хотел избежать экономических экспериментов. Корейские события изменили настрой немцев. Западные немцы стали форсировать переговорный процесс. В. Хальштейн утверждал: в ходе интеграции государства-участники стремятся к «европейскому отечеству» через «организационное единство Европы». В историографии господствует точка зрения, что руководство СДПГ не приняло план Шумана и ЕОУС. Любопытна в этой связи записка, подготовленная Бриллем 8 января 1952 г. ЕОУС Брилль понимал как «фрагмент европейского конфедеративного государства», формирование которого является более сложным процессом, поэтому самоустранение социал-демократии вряд ли разумно.

В п. 4.5 «ФРГ и план Плевена» обосновывается, что данный план представлял для ФРГ интерес только как этап перехода к политической интеграции. Важно было обозначить конечные контуры европейского объединения. На переговорах по обоим планам немцам удалось заложить основы двух союзов: «локомотива» (франко-германского союза) и большой коалиции со странами Бенилюкса и Италией. Правительственные круги не скрывали от социал-демократов планы вооружения страны. В 1954 г. социал-демократами был принят проект рекомендаций Комиссии по европейской безопасности. СДПГ выступила за систему европейской безопасности.

В п. 4.6 «Договорной механизм и немецкая попытка стать лидером интеграции» указывается на то, что последующие договоры не могли не учитывать институциональную структуру ЕОУС. Внимание следует обращать при этом на взаимозависимость и несамостоятельность созданных органов, которым предстояло поддерживать наднациональный уровень. В договоре о ЕОС впервые была предпринята попытка ограничить наднациональное не институционально, а функционально. Оба договора создавали условия для возрождения лидерства Германии. С 1952 г. появились высказывания, свидетельствовавшие о попытке западных немцев возглавить интеграционный процесс.

Пропаганда интеграции рассмотрена в п. 4.7 («Пропаганда европейской интеграции»). Наднациональный интеграционный процесс не был демократическим: граждане не участвовали в формировании органов власти. В ФРГ и сама демократия требовала пропаганды. В этом использовались «наработки» национал-социалистов. Создавались специальные, внешне независимые экспертные и общественные организации. В работе с общественностью сознательно вырабатывался культ Аденауэра как отца отечества, знающего, как нужно успешно управлять страной. Патернализм во власти в первое десятилетие, как не странно, способствовал утверждению демократии.

В главе 5 «Европейское политическое сообщество как попытка завершения интеграции»  изучена роль западных немцев в принятии и в согласовании проекта Европейского политического сообщества (ЕПС). В п. 5.1 «Комиссия фон Брентано» отмечается, что в 1953 г. ЕПС могло стать реальностью. Особое внимание обращается на форму поиска политической составляющей. В 1953 г. была представлена первая европейская конституция. Несмотря на последующую неудачу проекта, парламентская структура ЕОУС укрепилась в ходе этой работы. 

В п. 5.2 «Интеграционные планы Министерства экономики ФРГ» обращается внимание на то, что ЕПС способствовало поиску конечной цели интеграции. Л. Эрхард настаивал на кооперации, то есть на медленном сближении стран. На одном из заседаний он заявил: политики принимают решения, прежде чем определены важные экономические вопросы. Его принцип состоял в следующем: «Сегодня интеграция, по всей видимости, означает перенапряжение европейской мысли… Создайте сколь угодно много общего, но оставьте и столько национального, сколько возможно». К февралю 1954 г. позиция Минэкономики по Общему рынку с либерализацией и консолидацией была окончательна сформулирована.

СДПГ (п. 5.3 «Изменение отношения социал-демократии к интеграционному процессу») не смогла предотвратить образование ни одного из интеграционных сообществ и была вынуждена признать интеграцию как свершившийся факт. 17 января 1953 г. Х. Венер в «Замечаниях по внешнеполитической активности СДПГ» писал: «Нам нужны основополагающие принципы и нам нужна своего рода схема наших действий…». А 8 ноября 1954 г. западногерманская социал-демократия разработала директивы, в которых членам партии, интересовавшимся вопросами европейского объединения, разрешалось образовывать рабочие группы.

В главе 6 «Европейская политика Западной Германии (19551958 годы)» исследован процесс корректировки наднациональных принципов интеграции в ходе согласования Римских договоров; описаны основные акторы интеграции, их полномочия и степень влияния; раскрыта роль 1958 г. в переходе к европейской политике.

В п. 6.1 «Основные акторы европейской политики» подчеркивается, что европейская проблематика была «освоена» как соответствующими министерствами (МИДом и Минэкономики), парламентом, так и партиями. Положение дел, при котором решение принимал только ограниченный круг, а поступление информации сдерживалось, становилось маловероятным.

Переговоры по ЕЭС и Евратому проходили в иных условиях (п. 6.2 «ФРГ и подготовка Римских договоров»). Страны-партнеры ФРГ и Минэкономики захотели приостановить передачу суверенных полномочий на наднациональный уровень. 30 марта 1955 г. Эрхард получил письмо от Хальштейна, который предостерегал его от того, чтобы настаивать на идее кооперации. Несмотря на это, конфликт между Эрхардом, фон Брентано и Этцелем лишь усиливался. Мюллер-Армак, поддержанный министром экономики, написал новую программу для Европы. «Все трудности, – замечал он, – следуют... из-за недостаточной готовности Франции с вступлением в Общий рынок привести в порядок свою экономику и валюту». Он предложил поставить во главу угла политические институты и принцип единогласия при принятии решений. Аденауэр стал более сдержанно относиться к интеграции. Парадоксально, но если бы так называемые европеисты в правительстве не «заставили» его встретиться с Молле, то проекты Эрхарда и Мюллера-Армака имели бы шанс на успешное осуществление. Но благодаря урегулированию германо-французских противоречий Римские договоры были подписаны. 

В п. 6.3 «Западные немцы и сплочение европейских элит» подчеркивается, что необходимость интеграции была призвана основными политическими партиями ФРГ. СДПГ сделала акцент на решении двух задач – экономическом выздоровлении и массовом повышением благополучия европейцев. Во многом аргументация СДПГ и Эрхарда совпали. Подробно рассматривается работа ХДС и СДПГ в Комитете борьбы за Соединенные Штаты Европы, возглавляемом Монне. Любопытно, что в рамках Комитета Кизингер и Венер обменивались мнениями, а первый даже жаловался на Штрауса. Окончательно утратили какое-либо влияние на интеграционный процесс Совет Европы.

В п. 6.4 «Поиск новых направлений интеграции» автор приходит к выводу, что Аденауэр и его окружение искали новые импульсы ускорения интеграции. Не случайно Скибовски, советник канцлера, совершает неформальный визит в Польшу. Усиление прозападных тенденций в Польше, поддержка там идеи свободы были призваны служить, по Аденауэру, дополнительным стимулом для интеграционной шестерки. Благодаря польским событиям сформировалось современное представление об интеграции в Европе как о развитии свободы на всем континенте.

В п. 6.5 «Принципы западноевропейской интеграции» рассматриваются основные положения Римских договоров и определяется их значение. Что касается последнего, то оба договора явились результатом компромисса между федералистами и функционалистами,  так как делали ставку на баланс наднационального и национального. Они развивали экономическую интеграцию. Римские договоры укрепили фундамент Европы как центра силы между Востоком и Западом. Согласованная модель Общего рынка не предусматривала отказа от секторальной интеграции. Формировалась собственная европейская элита. Если ЕОУС создал европейский уровень, то Римские договоры способствовали его дальнейшему развитию.

1958 г. ознаменовал собой переход к текущей европейской политике со всеми ее сложностями и трудностями, вызванными нерешенными вопросами и свойственными секторальной интеграции (см. п. 6.6 «1958 год переход к текущей европейской политике»). В том году проявились четыре тенденции: первая – решение персональных вопросов, связанных с двумя новыми Сообществами (в европейских органах власти и в правительстве); вторая – попытка создать зону свободной торговли и отойти от концепции «малой Европы»; третья – преодоление первых сложностей, возникших благодаря Таможенному союзу; четвертая – «борьба партий за Европу».

В заключении сделаны следующие выводы:

1. интеграция – сложный феномен. Она изменяет прежнее состояние: вместо привычных ориентиров, ценностей и структур допускаются или создаются новые. В современном обществе подобные трансформации, по всей видимости, естественны. Послевоенная западноевропейская интеграция имеет одну существенную особенность – самостоятельный наднациональный уровень;

2. об интеграционных устремлениях стран Западной Европы в послевоенном мире свидетельствуют два интеграционных варианта: первый – это интеграция, связанная с принятием плана Маршалла, последующим созданием ОЕЭС, Западного Союза и Совета Европы. В данном случае ее следует понимать как процесс, сплачивавший западный лагерь, и прийти  к выводу, что западноевропейская интеграция развивалась в русле политики США, была лишь одним из региональных интеграционных процессов; возможно, и не самым главным. В подобном интеграционном варианте преобладало сотрудничество между странами; второй – интеграция по плану Шумана. В этом случае перспектива меняется; интеграционный процесс следует рассматривать как самостоятельный, обусловленный желанием западноевропейских стран решить собственные проблемы. Противопоставлять оба варианта на первых этапах не имеет смысла;

3. значимость европейской идеи в послевоенное время обуславливалась тем, что Западной Европе требовалось экономическое восстановление. Оно было возможно лишь путем объединения усилий различных стран, это заставляло согласовывать общие принципы сотрудничества, к которым среди прочего относилось равноправие участников. Интеграция в изученный период проходила своеобразный естественный отбор, суть которого заключалась в том, будет ли развиваться экономический или смешанный политико-экономический варианты. В обоих случаях открытым оставался вопрос степени наднациональности. С провалом ЕОС на первый план вышел экономический наднациональный вариант;

4. отдельная проблема – это отсутствие демократического волеизъявления граждан. Передача полномочий на наднациональный уровень происходила без привлечения населения стран, а парламентские структуры в сформированных Сообществах имели мало возможности для текущего контроля над бюрократическими органами и действиями собственного правительства в рамках интеграции. Интеграционный проект не осуществлялся по заранее утвержденному плану. Вынужденность в выдвижении первых инициатив способствовала хаотичности большинства шагов;

5. западноевропейская интеграция показала, что французы первоначально постоянно «отступали», а западные немцы, наоборот, «наступали». Причина проста: у западных немцев был план – не только вернуть  суверенитет, но и изменить Западную Европу. В этом им существенно помогли американцы, стремившиеся ускорить интеграционные процессы. То, что американцы не знали европейских реалий пошло на пользу Западной Германии. Аденауэр и его сторонники предпочли объединению страны участие в интеграции, которая понималась официальным Бонном одновременно как средство недопущения войны и как средство подготовки мирного договора. Аденауэр рассчитывал на быстрое завершение интеграции, оформление ее политической составляющей и возможность жить в Европе с новыми реалиями. В этой связи логика экономистов его не интересовала, он аргументировал по отношению к Эрхарду скупо: так нужно для возвращения суверенитета; хотя воле-неволе возникал вопрос об альтернативных путях получения заветного суверенитета. Канцлер не мог не понимать, что равноправие ФРГ возможно и вне интеграции;

6. холодная война и разделение мира создали для сторонников интеграции благоприятные условия. Западногерманские политики в период оккупации не были бесправны. Они провели ревизию мировоззренческого инструментария, установили контакты между зонами и с зональными оккупационными органами власти, активно воздействовали на процессы принятия решений западными союзниками. Вывод об объектности статуса немцев в период с 1945 по 1949 г. является неправильным. Западные немцы были и субъектами политики того времени, а с 1946 г. началась и европейская политика западных союзников, в первую очередь американцев и британцев. В подтверждении этого вывода следует указать на активное участие западных немцев в европеистском движении, пронемецкое лобби в США;

7. существенную помощь в выборе страной интеграционных приоритетов и последующей их реализации после образования Федеративной Республики правящей коалиции оказали социал-демократы. Желанием строить социализм в Европе они «напугали» Соединенные Штаты. Аденауэру удалось снизить влияние оппозиции на интеграцию, в том числе и в ХДС, еще в период дискуссии о Совете Европе. Единственно возможный конкурент Кайзер, довольствовавшийся постом министра, оказался в сложной ситуации: с одной стороны – новая конституция заставляла его соблюдать управленческую дисциплину и следовать в русле курса, намеченного канцлером; с другой – интеграция отдаляла страну от объединения. В конце концов, он предпочел вариант, казавшийся ему компромиссным, но укрепившим позицию Аденауэра: Западная Германия в интеграционном процессе сможет играть роль моста между Западом и Востоком континента. Кстати, в 1956–1957 гг. подобные цели преследовал и Аденауэр. Он направил с неформальным визитом своего советника О.К. Скибовски в Польшу, чтобы познакомиться с новыми шансами и новыми возможностями;

8. доминирование Аденауэра в интеграции не стоит преувеличивать. С неудачами политической интеграции на первый план выходили проекты Минэкономики. Эрхарду, впрочем, также пришлось отказаться от идеи кооперации и зоны свободной торговли с широким числом участников. Общий рынок не следует понимать исключительно как свободное движение товаров, услуг, людей и капиталов. Западногерманские эксперты требовали большего: сближения социальной политики, координации валютной и финансовой политики. С учетом того, что институциональная структура интеграции была сформирована практически окончательно, а на уровне проектов присутствовали и европейская конституция (ЕПС) и концепция Общего рынка допустим следующим вывод: ни Единый Европейский акт, ни Маастрихтский договор ничего принципиально нового по отношению к разработкам 50-х гг. ХХ века не представляли. Более того, Маастрихт завершил стадию реализации разработок 1950-х гг.;

10. следует обратить внимание на противоречие в интеграционном процессе, сложившееся в то время: опасность западногерманской экономической экспансии после войны привела к тому, что другие страны-участники оказались не готовы в полной мере реализовывать принципы либерализации, координации и конкуренции в экономике, которые лежали в основе немецких планов. Таким образом, осуществлялось не необходимое, а возможное;

11. становление европейской политики ФРГ – период, когда в стране удалось добиться проевропейски настроенного большинства, когда увеличилось число участников (акторов), воздействовавших на интеграционный процесс. Но это и единственный период, когда происходило развитие интеграции, в последующем целесообразнее говорить и писать о поддержании достигнутого, под которым подчас неверно понимают развитие согласованного. Согласованное представляло собой не только компромисс, но и недоработанное: ЕОУС – это сообщество, где был усилен наднациональный уровень; ЕОС – политическое Сообщество, которое так и не было реализовано; ЕЭС и Евратом – Сообщества, в которых произошла приостановка наднационального. Следовательно, то, что называют Европейские сообщества не было единым образованием. В диспропорции есть и «вина» немцев: вера в быстрые темпы заставляла идти на компромиссы, присутствовала надежда, что неудачные компромиссы будут скорректированы. Поддержание и развитие – это не одно и тоже. Поддержание скорее всего связано с освоением достигнутого. Социал-демократы, признав в 1954 г. интеграцию, не предложили альтернатив и новых концепций.

Основные положения диссертации отражены в следующих

публикациях:

Монографии

1. Синдеев А.А. «Европеизация» Западной Германии (1945–1954 годы) (322 с., электронное издание, № гос. регистрации – 0321203003.

2. Синдеев А.А. От мировой войны к европейскому миру под эгидой Германии: «Проект Аденауэра». М.: Изд-во ЛКИ, 2010. 256 с.

3. Синдеев А.А. Реалии и приоритеты развития Западной Европы и России на современном этапе. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2003 (коллективная монография, авторский текст: С. 6–40.

публикации в периодических изданиях, рекомендованных ВАК

4. Синдеев А.А.  Аденауэр и подготовка плана Шумана // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2011. № 1. С. 75–78;

5. Синдеев А.А. Генрих фон Брентано // Вопросы истории. 2010. № 12. С. 52–73. Режим доступа: www.ieras.ru/pub/germany/1.pdf;

6. Синдеев А.А. Двусторонние отношения США и ФРГ: из прошлого в будущее // США и Канада: экономика, политика, культура. 2010. № 12. С. 73–82;

7. Синдеев А.А. Западноевропейский интеграционный процесс, 1947–1957 // Вопросы истории. 2011. № 8. С. 98–109;

8. Синдеев А.А. Западногерманская программа построения Общего рынка // Теория и практика общественного развития. 2011. № 1. С. 229–231 [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.teoria-practica.ru/-1-2011/istoriya/sindeev.pdf (шифр Информрегистра: 0421100093\0054);

9. Синдеев А.А. К проблеме политического мировоззрения партий: на примере Христианско-демократического союза // Обозреватель:Observer. 2011. № 3. С. 109–118. Режим доступа: www.ieras.ru/pub/germany/3.pdf ;

10. Синдеев А.А. На пути развития демократии: ФРГ и «Европа граждан» // Мировая экономика и международные отношения. 2011. № 7. С. 33–43;

11. Синдеев А.А. О формировании европейских взглядов Конрада Аденауэра // Теория и практика общественного развития. 2011. № 3. С. 312–313 [Электронный ресурс]. Режим доступа: www.teoria-practica.ru/-3-2011/istoriya/sindeev.pdf (шифр Информрегистра 0421100093\0234);

12. Синдеев А.А. Первый проект европейской конституции // Гуманитарные и социальные науки. 2011. № 3. С. 17–24 [Электронный ресурс]. Режим доступа: hses-online.ru/2011/03/07_00_03/03.pdf;

13. Синдеев А.А. Сближение с Польшей, или когда началась новая европейская политика ФРГ? // Современная Европа. 2011. № 4. С. 124–130.

Другие издания:

учебные пособия

14. Синдеев А.А. История западноевропейской интеграции: начало (1947–1957 годы). М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. 124 с.;

15. Синдеев А.А. Робер Шуман и история западноевропейской интеграции в начальный период. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2005. 32 с.;

16. Синдеев А.А. 50 Jahre deutscher Nachkriegsgeschichte im Kontext der Weltgeschichte: 1945–1995 (Chronik). Tver: Tverer Staatliche Universitt, 1999 (в соавторстве, авторский текст – S. 5–53).

статьи

17. Синдеев А.А.  Вступительная статья // Поиск путей развития в современном мире: Межгосударственное взаимодействие / Под ред. А.А. Синдеева. Тверь: Тверь: Твер. гос. ун-т, 2006. С. 3– 7;

18. Синдеев А.А. Европейский контекст в послевоенной истории Западной Германии // Modern History: партийно-политическая, духовная история и общественные движения в странах Запада и Востока / Под ред. Р.К. Хабибуллина. Вып. 4. Уфа: РИО БашГУ, 2007. С. 79–86;

19. Синдеев А.А. Европейская политика ХДС на начальном этапе интеграции // Из истории европейской интеграции: взгляд из России и Болгарии / Под ред. А.А. Синдеева. Тверь; Велико-Тырново, 2005. С. 37–49;

20. Синдеев А.А.  Европейская политика ХДС: от подготовки первых прямых выборов в Европарламент к выборам 2004 года // Германия и современность: Сб. статей памяти профессора В.А. Артемова. Часть 2: Германия и мир: образы, взаимоотношения, идентичности. Воронеж: Изд-во «Истоки», 2006. С. 83–89;

21. Синдеев А.А. Европейская политика ФРГ (конец 40-х годов ХХ века – начало XXI века): страна в поиске внешнеполитических ориентиров // Из истории международных отношений и европейской интеграции. Вып. 1/1. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2003. С. 115–128;

22. Синдеев А.А. Историческое пространство в новое и новейшее время // Материалы выступлений на совместной секции кафедры новой и новейшей истории и кафедры регионоведения, 28 апреля 2005. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2005. С. 3–7;

23. Синдеев А.А. Осмысление роли элиты в послевоенном западногерманском политическом пространстве //  Материалы семинара «Новейшая история стран Западной Европы в конце ХХ – начале ХХI века». Вып. 2. Тверь: Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. С. 4–10;

24. Синдеев А.А. Пропаганда европейской интеграции в ФРГ в первой половине 50-х годов ХХ века // Россия и Германия в новой Европе: конец ХХ – начало XXI вв.: Сборник материалов Интернет-конференции, май-июнь 2012 / Сост. Б.В. Петелин, Т.Шнайдер. Череповец: Изд-во ЧГУ, 2012. С. 20–22.

25. Синдеев А.А. Советский фактор в становлении европейской политики Западной Германии: 1945–1949 годы // Политические повороты в советско-германской истории: 1949–1989: Поиски. Надежды. Свершения: Материалы международного научного семинара (Вологда, 6–7 октября 2009 г.) / Под ред. Б.В. Петелина. Вологда: Изд-во «Граффити», 2010. С. 45–54;

26. Синдеев А.А. Становление европейской политики Германии: земельный уровень (1947–1948 годы) // Послевоенная история Германии: российско-немецкий опыт и перспективы: Материалы конференции российских и немецких историков. Москва, 28–30 октября 2005 года / Под ред. Б. Бонвеча и А.Ю. Ватлина. М.: Директмедиа Паблишинг, 2007. С. 72–82;

27. Синдеев А.А. ФРГ и европейская экономическая интеграция // Гуманитарные науки и образование в XXI веке: Социокультурные и политические трансформации на европейском и евразийском пространстве в новое и новейшее время. Кемерово: Кем. гос. ун-т, 2012. С. 139–142;

28. Синдеев А.А. Европейската политика на ХДС в началния етап на интеграцията // Из историята на европейската интеграция: поглед от Русия и България. В. Търново: Университетско издательство «Св.св. Кирил и Методий», 2005. С. 43–57;

29. Синдеев А.А. Haupttendenzen in der Nachkriegsgeschichte Deutschlands // Nefedov V., Sindejew A. (Hg.) Quellen zur Nachkriegsgeschichte Deutschlands: die SPD und die CDU in den 90-er Jahren. Tver: Tverer Staatliche Universitt, 1999 (в соавторстве, авторский текст – S. 4–8);

30. Синдеев А.А. Mythenbildung ohne Ende // Osteuropa. 2009. Heft 5. S. 111–115.

31. Синдеев А.А. Die berlegungen zum Buch von H. Trk «Die Europapolitik der Groen Koalition, 1966–1969» // Материалы семинара «Новейшая история стран Западной Европы в конце ХХ – начале ХХI века». Вып. 3. Тверь: Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. С. 3–12.


1 Kleinmann H.-O. Europaidee und Christliche Demokratie nach 1945 // Rinsche G. (Hg.) Frei und geeint: Europa in der Politik der Unionsparteien: Darstellungen und Dokumente zum 40. Jahrestag der Unterzeichnung der Rmischen Vertrge. Kln, 1997. S. 8–11.

2 Современники начала интеграции, западногерманские политики и ученые, в первой половине 50-х гг. ХХ века уже активно употребляли словосочетание «немецкая европейская политика». См. к примеру: Brand G. Entwicklung der deutschen Europapolitik von 1945 bis 1951. Drucksache Nr. 398. Spreyer, im September 1951. Archiv fr christlich-demokratische Politik (ACDP). Nachlass Drpinghaus. 01-009-018/1.

3 Stellungnahme zu dem Vorschlag der Deutschen Delegation fr den Abbau der Binnenzlle bei der Bildung einer Zollunion (Im Unterausschuss «Gemeinsamer Markt» abgegebene deutsche Erklrung); Bericht der Zollsachverstndigergruppe, 19. und 20. Mrz 1956. ACDP. Nachlass von der Groeben. 01-659-072/3.

4 Ksters H.-J. Die Grndung der Europischen Wirtschaftsgemeinschaft. Baden-Baden, 1982.

5 Morsey R. Der Beitrag der Stiftung Bundeskanzler-Adenauer-Haus zur Adenauer-Forschung // Historisch-Politische Mitteilungen. 2008. Nr. 15. S. 427–442.

6 Rosumek L., Ackermann E. Die Kanzler und die Medien: acht Portrts von Adenauer bis Merkel. Frankfurt/M., 2007. S. 48–93.

7 Bericht ber die Lage in den deutschen Ostgebieten, anllich einer Reise durch Polen, Ostpreuen und eines Teiles von Schlesien.

8 Amtsblatt der Militrregierung Deutschlands. 1945. Nr. 2; Das Auslandshilfegesetz von 1948 in der abgenderten Fassung vom 19. April 1949 mit den Durchfhrungsbestimmungen vom 3. Mai 1949. Frankfurt/M., 1949; Verwaltung des Vereinigten Wirtschaftsgebietes: Amerikanisches Kontrollgebiet, Proklamation Nr. 7: Britisches Kontrollgebiet, Verordnung Nr. 126 // Beilage Nr. 2 zum Gesetz- und Verordnungsblatt des Wirtschaftsrates des vereinigten Wirtschaftsgebietes. 1948. 26. Februar. Nr. 2 и др.

9 Договоры об учреждении Европейских сообществ: Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали; Договор об учреждении Европейского экономического сообщества; договор об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии. Т. 1. М., 1994; Schulze R., Hoeren T. (Hg.) Dokumente zum europischen Recht. Bd. 1: Grndungsvertrge; Bd. 2: Justiz; Bd. 3: Kartellrecht bis 1957. Berlin; Heidelberg, 1999–2000. МИД ФРГ в 1962 г. подготовил специальное издание: Das Auswrtige Amt (Hg.) Europa: Dokumente zur Frage der europischen Einigung. Bd. 2, 3. Bonn, 1962.

10 John J. McCloy und die Frhgeschichte der Bundesrepublik Deutschland: Presseberichte und Dokumente ber den Amerikanischen Hochkommissar fr Deutschland, 1949–1952 / hrsg. von Erika J. Fischer, Heinz-D. Fischer. Kln, 1985 и т.д.

11 Die Bundesrepublik Deutschland und Frankreich: Dokumente, 1949–1963 / hrsg. von Horst Mller und Klaus Hildebrandt. Bd. 1: Auenpolitik und Diplomatie / bearb. von Ulrich Lappenkpper; Bd. 2: Wirtschaft / bearb. von Andreas Wilkens. Mnchen, 1997; Bd. 4: Materialien, Register, Bibliographie (Erschlieungsband) / bearb. von Herbert Elzer. Mnchen, 1999 и т.д.

12 Schwarz J. (Hg.) Der Aufbau Europas: Plne und Dokumente, 1945–1980.  Bonn, 1980; Siegler H. von. Dokumentation der Europischen Integration mit besonderer Bercksichtigung des Verhltnisses EWG–EFTA: Von der Zricher Rede Winston Churchills 1946 bis zur Bewerbung Grobritanniens um Mitgliedschaft bei der EWG 1961. Bonn;Wien;Zrich, 1961 и т.д.

13 Hessischer Landtag: I. Wahlperiode: Stenographische Berichte: Sitzungen Nr. 1  (19. Dezember 1946) – Nr. 69 (23. November 1949). Wiesbaden, 1947–1949. S. 1–2497; Landtag Nordrhein-Westfalen: Erste Wahlperiode: Stenographische Berichte ber Sitzungen des Landtages Nr. 1 (1.–3. Sitzungen am 19., 20., und 21. Mai 1947) – Nr. 110 (am 13. Oktober 1949). Dsseldorf, 1947–1949. S. 1–3218.

14 Bundesrat der Bundesrepublik Deutschland: Nr. 1 (10. September 1949) – Nr. 98 (7. Dezember 1952). Bonn, 1949–1952. S. 1–633.

15 Akten zur Auswrtigen Politik der Bundesrepublik Deutschland, 1949–1950. Mnchen, 1997; 1951. Mnchen, 1999; 1952. Mnchen, 2000; 1953: 1. Januar – 30. Juni. Bd. 1; 1. Juli – 31. Dezember. Bd. 2. Mnchen, 2001 и т.д.

16 Der Auswrtige Ausschu des Deutschen Bundestages: Sitzungsprotokolle, 1949–1953 / bearb. von Wolfgang Hlscher. 2 Halbbnde. Bd. 13/I: Quellen zur Geschichte des Parlamentarismus und der politischen Parteien (Deutschland seit 1945). Dsseldorf, 1998, 2002; Der Auswrtige Ausschu des Deutschen Bundestages: Sitzungsprotokolle, 1957–1961 / bearb. von Joachim Wintzer und Josef Boyer in Verbindung mit Wolfgang Dierker. 2 Halbbnde. Bd. 13/II: Quellen zur Geschichte des Parlamentarismus und der politischen Parteien (Deutschland seit 1945). Dsseldorf, 2003; Der Bundestagsausschuss fr Verteidigung: Der Ausschuss zur Mitberatung des EVG-Vertrages: Juli bis Dezember 1952 / hrsg. und berab. von H.-E. Volkmann. Bd. 1: Quellen zur Militrgeschichte. Serie A. Dsseldorf, 2006.

17 Adenauer K.: «Es musste alles neu gemacht werden»: die Protokolle des CDU-Bundesvorstandes, 1950–1953 / bearb. von Gnter Buchstab. Stuttgart, 1986; Adenauer К.: «Wir haben wirklich etwas geschaffen»: Die Protokolle des CDU-Bundesvorstandes, 1953–1957 / bearb. von Gnter Buchstab. Dsseldorf, 1990; Die CDU/CSU-Fraktion im Deutschen Bundestag: Sitzungsprotokolle 1949–1953 / bearb. v. Helge Heidemeyer. Bd. 11/I: Quellen zur Geschichte des Parlamentarismus und der politischen Parteien (Deutschland seit 1945). Dsseldorf, 1998; Die CDU/CSU-Fraktion im Deutschen Bundestag: Sitzungsprotokolle 1953–1957... Bd. 11/II... Dsseldorf, 2003 и т.д.

18 Groeben H. von. Europische Integration aus historischer Erfahrung: Ein Zeitzeugengesprch mit Michael Gehler (C. 108). Bonn, 2002; Idem. Deutschland und Europa in einem unruhigen Jahrhundert: Erlebnisse und Betrachtungen. Baden-Baden, 1995; Hellwig F. Europische Integration aus historischer Erfahrung: Ein Zeugengesprch mit Michael Gehler (C 129). Bonn, 2004; Majonica E. Mglichkeiten und Grenzen der deutschen Auenpolitik. Stuttgart, 1969; Sahm U. Diplomaten taugen nichts: Aus dem Leben eines Staatsdieners: Autobiografie. Dsseldorf, 1994.

19 Amerika und der deutsche Hunger: Dokumente aus USA vom Morgenthau- zum Marshall-Plan / hrsg. von F. Baade. Braunschweig, 1948; Deckung des Eisen- und Stahlbedarfs im Rahmen des Marshall-Planes unter besonderer Bercksichtigung der durch die Demontage entstehenden Engpsse. Dsseldorf, 1948; Der Marshall-Plan: Ein amerikanisch-europisches Gemeinschaftswerk. Berlin, 1948 и т.д.

20 Bulletin des Presse- und Informationsdienstes der Bundesregierung, 1949–1958.

21 Deutschland-Union-Dienst. 1949. Nr. 1–167; Union in Deutschland. 1949 (Nr. 168–201); 1950 (Nr. 1–101); 1951 (Nr. 1– 99); 1952 (Nr. 1–105); 1953 (Nr. 1–103); 1954 (Nr. 1–105); 1955 (Nr. 1–102); 1956 (Nr. 1–96); 1957 (Nr. 1–52); 1958 (Nr. 1–52) и т.д.

22 Sozialdemokratische Mitteilungen. 1945 (Nr. 79/80/Beilage 1 zu SM: Die Wiedergeburt der deutschen Sozialdemokratie: Bericht ber Vorgeschichte und Verlauf der sozialdemokratischen Parteikonferenz von Hannover vom 5. bis 7. Oktober 1945); 1946 (Nr. 82; 83/84; 87; 88/89; 93; 94); 1947 (Nr. 95; 96/97; 103; 104/105; 107); 1948 (Nr. 108; 109/110; 111/112; 113/114); Sozialdemokratischer Pressedienst. 1946 (Nr. 16; 40; 49); 1947 (Nr. 17; 20; 23; 26; 32; 43; 56; 68); 1948 (Nr. 9; 15; 17; 39; 40; 48; 50; 68; 102; 153) и т.д.

23 С сайта Федерального архива (www.bundesarchiv.de) были взяты размещенные там протоколы заседаний федерального правительства с 1949 по 1958 г. 

24 www.konrad-adenauer.de/

25 www.vatican.va

26 www.conventions.coe.int

27 www.cvce.eu. Данная организация занимается созданием электронной библиотеки, посвященной истории европейской интеграции с 1945 г. по настоящее время.

28 www.verfassungen.eu

29 Gimbel J. Amerikanische Besatzungspolitik in Deutschland, 1945–1949. Frankfurt/M., 1971.  S. 293. 

30 Niethammer L. Zum Verhltnis von Reform und Rekonstruktion in der US-Zone am Beispiel der Neuordnung des ffentlichen Dienstes // Vierteljahreshefte fr Zeitgeschichte. 1973. Heft. 2. S. 178.

31 Loth W. Die Historiker und die Deutsche Frage: Ein Rckblick nach dem Ende des Kalten Krieges // Loth W. (Hg.) Die deutsche Frage in der Nachkriegszeit. Berlin, 1994. S. 21–22. Первая публикация статьи в: Historisches Jahrbuch. 1992. Nr. 112. S. 366–382.

32 Hillgruber A. Deutsche Geschichte, 1945–1986: Die «deutsche Frage» in der Weltpolitik. Stuttgart;Berlin;Kln;Mainz, 1987. S. 20–22; Grosser A. Geschichte Deutschlands seit 1945: Eine Bilanz. Mnchen, 1975.

33 Merkl P.H. Die Entstehung der Bundesrepublik Deutschland. Stuttgart, 1968. S. 37, 44, 46.

34 James H. Geschichte Europas: Fall und Aufstieg, 1914–2001. Mnchen, 2004. S. 235–239, 243–247, 250–254, 288–293.

35 Значение советской историографии заключалось в том, что, с одной стороны, многие темы были «открыты»; с другой – произошли накопление, серьезная проработка и введение в научный оборот фактического материала. Многие факты были известны еще до начала перестроечных процессов. См. следующие работы: Иноземцев Н.Н. Американский империализм и германский вопрос (1945–1954 гг.). М., 1954; Волгин П. Англия и Западная Германия (Политика Англии в вопросе перевооружения Западной Германии, 1949–1955). М., 1957; Международные отношения после Второй мировой войны: В 3 т. / Гл. ред. H.H. Иноземцев. М., 1962–1965. Т. 1: 1945–1949; т. 2: 1950–1955; т. 3: 1956–1964; Николаев П.А. Политика США, Англии и Франции в германском вопросе, 1945–1954 гг. М., 1964; Галкин А.А., Мельников Д.Е. СССР, западные державы и германский вопрос, 1945–1965 гг. М., 1966;  Наринский М.М. Англия и Франция в послевоенной Европе. М., 1972; Новик Ф.И. Неонацизм в ФРГ: подъемы и поражения. М., 1976; Белецкий В.Н. За столом переговоров. Обсуждение германских дел на послевоенных международных совещаниях и встречах. М., 1979. Кстати, де-факто речь в работах советских историков шла о признании немцев, в частности западногерманского пролетариата, субъектом в оккупационное время: Иерусалимский В.П. Годы становления и борьбы: Очерк рабочего движения в Западной Германии в 1945–1949 гг. М., 1970; Ежов В.Д. Классовые бои на Рейне: Рабочее движение в Западной Германии, 1945–1973. М., 1973.

36 Лебедева Н.С. Безоговорочная капитуляция агрессоров: Из истории Второй мировой войны. М., 1989; Висков С.И., Кульбакин В.Д. Союзники и «германский вопрос», 1945–1949 гг. М., 1990; Лешин М.Г. Политика США, Великобритании и Франции по вопросу создания вооруженных сил Западной Германии (1945–1955 гг.). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1996 и т.д.

37 Павлов Н.В. История современной Германии, 1945–2005. М., 2006. См. также книгу, написанную в соавторстве с А.А. Новиковым: Павлов Н.В., Новиков А.А. Внешняя политика ФРГ от Аденауэра до Шрёдера. М., 2005; Павлов Н.В. История внешней политики Германии: От Бисмарка до Меркель. М., 2012.

38 Филитов А.М. Германский вопрос: от раскола к объединению: Новое прочтение. М., 1993.

39 Schwarz H.-P. Vom Reich zur Bundesrepublik: Deutschland im Widerstreit der auenpolitischen Konzeptionen in den Jahren der Besatzungsherrschaft, 1945–1949. Neuwied;Berlin, 1966.

40 Knig M., Schulz M. Die Bundesrepublik und die europische Einigung: Trends und Kontroversen der internationalen Integrationshistoriographie // Knig M., Schulz M. (Hg.) Die Bundesrepublik Deutschland und die europische Einigung... S. 16. См. также стр. 15–32, где представлены основные, с точки зрения этих авторов, тенденции. Однако материал касается всего периода истории интеграции.

41 Besson W. Die Auenpolitik der Bundesrepublik: Erfahrungen und Mastbe. Mnchen, 1970. S. 89–109, 147–161, 184–190; Colschen L. Deutsche Auenpolitik. Paderborn, 2010; Hacke C. Die Auenpolitik der Bundesrepublik Deutschland: von Konrad Adenauer bis Gerhard Schrder. Berlin, 2004 и т.д. 

42 Grabitz E., Lufer T. Das Europische Parlament. Bonn, 1980; Groeben H. Ziele und Methoden der europischen Integration. Frankfurt/M., 1972; Jansen T., Weidenfeld W. Europa: Bilanz und Perspektive. Mainz, 1973; Kujalh К. Bibliographie zur Europischen Integration. Bonn, 1977 и т.д.

43 Сиджански Д. Федералистское будущее Европы: от Европейского сообщества до Европейского Союза М., 1998; Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества: Введение в конституционное и административное право Европейского Сообщества. М., 1998; Berg Н., Weissner H.-G., Schnemarm W. Mrkte in Europa: Strategien fr das Marketing. Stuttgart, 1990; Biskup R. (Hg.) Europa – Einheit in der Vielfalt: Orientierungen fr die Zukunft der europischen Integration. Bern;Stuttgart, 1988 и т.д.

44 Mller-Roschach H. Die deutsche Europapolitik, 1949–1977: Eine politische Chronik. Bonn, 1980 S. 9–70.

45 Schwarz H.-P. Die Europische Integration als Aufgabe der Zeitgeschichtsforschung: Forschungstand und Perspektiven // Vierteljahreshefte… 1983. № 4. S. 555–572.

46 Ksters H. J. Die Grndung der Europischen Wirtschaftsgemeinschaft...

47 Weidemann P. Die Anfnge der Europischen Atomgemeinschaft: Zur Grndungsgeschichte von EURATOM, 1955–1957. Baden-Baden, 1983; Eckert M. Die Anfnge der Atompolitik in der Bundesrepublik Deutschland // Vierteljahreshefte... 1989. Heft 1. S. 115–143.

48 Косвенно по проблематике лидерства Федеративной Республики: Bender P. Das Ende des ideologischen Zeitalters: Die Europisierung Europas. Berlin, 1981 (за долго до подобных рассуждений Ф. Фукуямы).

49 Bhrer W. Ruhrstahl und Europa: Die Wirtschaftsvereinigung Eisen- und Stahlindustrie und die Anfnge der europischen Integration, 1945–1952. Mnchen, 1986; Gillingham J. Coal, Steel and the Rebirth of Europe: The Germans and Frensh from Ruhr Conflict to Economic Community. Cambridge [u.a.], 1991; Loth W. Der Weg nach Europa: Geschichte der europischen Integration, 1939–1957. Gttingen, 1990; Schwabe K. (Hg.) Die Anfnge des Schuman-Plans, 1950–1951. The Beginnings of the Schuman-Plan: Beitrge des Kolloquiums in Aachen, 28.–30. Mai 1986. Baden-Baden;Mailand;Paris;Brssel, 1988; Spierenburg D., Poidevin R. Histoire de la haute autorit europenne du charbon et de lacier: une exprience supranationale. Brssel, 1993.

50 Краткое представление некоторых «аксиом» см.: Meyer P. Die Europapolitik der Bundesrepublik Deutschland // Weidenfeld W. (Hg.) Europa-Handbuch. Bonn, 1999. S. 565–582.

51 Brandstetter G. Chronologisches Lexikon der europischen Integration, 1945–1995. Baden-Baden;Wien; Salzburg, 1996; Kpke W., Schmelz B. (Hg.) Das gemeinsame Haus Europa: Handbuch zur europischen Kulturgeschichte. Mnchen, 1999 и др.

52 К примеру, см.: Gehler M. Europa: Von der Utopie zum EURO. Frankfurt/M., 2002; Mller-Brandeck-Bocquet G. (Hg.) Deutsche Europapolitik von Konrad Adenauer bis Gerhard Schrder. Opladen, 2002.

53 Loth W. (Hg.) Das europische Projekt zu Beginn des 21. Jahrhunderts. Opladen, 2001.

54 Даже одна из последних работ по европейской интеграции, в которой освещается взаимодействие ФРГ и Франции, начинается с 1963 г.: Miard-Delacroix H. Im Zeichen der europischen Einigung: 1963 bis in die Gegenwart. Darmstadt, 2011 (особенно см.: S. 17–29). Любопытна в этой связи наметившаяся тенденция к сравнению, хотя оно и касается иного периода: Duchhardt H. (Hg.) Der Europa-Gedanke in Ungarn und Deutschland in der Zwischenkriegszeit. Mainz, 2005.

55 Максимова М.М. Основные проблемы империалистической интеграции: экономический аспект. М., 1971; Борко Ю.А. Западная Европа: социальные последствия капиталистической интеграции. М., 1975; Шишков Ю.В. Теории региональной капиталистической интеграции. М., 1978; Он же. Формирование интеграционного комплекса в Западной Европе: тенденции и противоречия. М., 1979; Западная Европа в современном мире: В 2 т. М., 1979; Западноевропейская интеграция и мировая экономика. М., 1979. См. также изданные позднее работы В.Г. Барановского: Политическая интеграция в Западной Европе: некоторые вопросы теории и практики. М., 1983; Западная Европа: военно-политическая интеграция. М., 1988.

56 Чубарьян А.О. Европейская идея в истории: Проблемы войны и мира М., 1987; Он же. «Бриановская» Европа // Метаморфозы Европы. М., 1993; Он же. ХХ век: Взгляд историка. М., 2009; Он же. Российский европеизм. М., 2006;.

57 Проэктор Д.М. Пути Европы. М., 1978; Он же. Европа – XX век: Войны, их уроки, воля к миру. М., 1984.

58 Борко Ю. Что такое Европейский Союз?: Некоторые основные сведения, 1950–2000. М., 2000; Он же. Вступая в XXI век: Сценарии будущих отношений между Россией и Европой // Развитие интеграционных процессов в Европе и Россия. М., 1995. С. 11–56; Он же. Интеграционные экономические процессы в Западной Европе // Европа и Россия: Опыт экономических преобразований. М., 1996. С. 336–370 и т.д. См. главы по истории интеграции:  Европейская интеграция: Учебник / Под ред. О.В. Буториной. М., 2011.

59 Германия: Вызовы XXI века / Под ред. В.Б. Белова. М., 2009. С. 183–227.

60 См., к примеру: Максимычев И.Ф. Разведенные мосты: Берлинский кризис 1948–1949 годов // Россия XXI. 2008. № 3. С. 84–109; Он же. Германский фактор в европейской политике России: Конфликт и партнерство, 1914–2004 гг. М., 2004, а также раннюю работу: Соседи по Рейну вчера и сегодня: Франко-германские и франко-западногерманские отношения. М., 1988.

61 Европа: вчера, сегодня, завтра / Отв. ред. Н.П. Шмелев. М., 2002. С. 13, 25, 55.

62 Новик Ф.И. «Оттепель» и инерция холодной войны (Германская политика СССР в 1953–1955 гг.). М., 2001. См.: гл. 1, 3, 6 и гл. 7 пункт «СССР – ФРГ: конфронтация продолжается».

63 Петелин Б.В. Германская политика Конрада Аденауэра, 1949–1966. Вологда, 2006.

64 Например, в вопросе истории ХДС в контексте европейских христианских партий и их деятельности: Becker W., Morsey R. (Hg.) Christliche Demokratie in Europa: Grundlagen und Entwicklungen seit dem 19. Jahrhundert. Kln, 1988; Buchstab G., Uertz R. (Hg.) Christliche Demokratie im zusammenwachsenden Europa: Entwicklungen, Programmatik, Perspektiven. Freiburg i.Br., 2004; Fontaine P. Herzenssache Europa: Eine Zeitreise, 1953–2009: Geschichte der Fraktion der Christdemokraten und der Europischen Volkspartei im Europischen Parlament. Brssel, 2009; Jansen T. Die Europische Volkspartei: Entstehung und Entwicklung. Brssel, 2006; Lill R. Die Europapolitik der CDU/CSU und die ersten groen Schritte zu deren Verwirklichung // Zehetmair H. (Hg.) Politik aus christlicher Verantwortung. Wiesbaden, 2007. S. 125–137; Rinsche G., Friedrich I. (Hg.) Europa als Auftrag: Die Politik deutscher Christdemokraten im Europischen Parlament, 1957–1997: Von den Rmischen Vertrgen zur Politischen Union. Kln u.a., 1997; Veen H.-J. (Hg.) Christlich-demokratische und konservative Parteien in Westeuropa. 5 Bde. Paderborn, 1983–2000 и др.

65 См. также:  Becker W. Stand und Perspektiven der Erforschung christlicher Demokratie // Historisch-Politische Mitteilungen. 2009. Nr. 16. S. 247–265.

66 В нашей стране известна книга Х Поттхоффа и С. Миллер (Краткая история СДПГ, 1848–2002. М., 2003).

67 Hrbeck R. Die SPD, Deutschland und Europa die Haltung der Sozialdemokratie zum Verhltnis von Deutschland-Politik und West-Integration (1945–1957). Bonn, 1972.

68 Rogosch D. Vorstellungen von Europa: Europabilder in der SPD und bei den belgischen Sozialisten, 1945–1957. Hamburg, 1996.

69 Bhlbcker B. Europa im Aufbruch: Personal und Personalpolitik deutscher Parteien und Verbnde in der Montanunion, 1949–1958. Essen, 2007; Krell C. Sozialdemokratie und Europa die Europapolitik von SPD, Labour Party und Parti Socialiste. Wiesbaden, 2009; Ramuschkat D. Die SPD und der europische Einigungsproze: Kontinuitt und Wandel in der sozialdemokratischen Europapolitik, 1949–1955. Niebll, 2003.

70 Bhrer W. Von der Geschichte der westdeutschen Integration zur Europischen Geschichte: Ein berblick ber neuere Forschungen // Archiv fr Sozialgeschichte. 2000. Heft 40. S. 510–523 (здесь: S. 511)

71 Григорьев А.Е. Правовое регулирование деятельности политических партий ФРГ: Автореф. дис. ...  канд. юр. наук. М., 1986; Гурьянова Г.Л. Атлантизм и европеизм в программах и политике ХДС/ХСС (1969–1975 гг.) М., 1978: Деп. в ИНИОН № 2633; Она же. Внешняя доктрина ХДС/ХСС (1965–1975 гг.): Автореф. дис... канд. ист. наук. М., 1978; Зимаков В. А. ХСС и его место в партийно-политической системе ФРГ: Автореф. дис... канд. ист. наук. М., 1978; Ильинский И.П. Партийная система ФРГ. М., 1983; Истягин Л.Г. Общественно-политическая борьба в ФРГ по вопросам мира и безопасности (1949–1987 гг.) / Под ред. Д.М. Проэктора. М., 1988; Караваева В. Христианско-демократический союз и милитаризация Западной Германии (1957–1959 гг.): Автореф. дис. ...  канд. ист. наук. М., 1961; Павлов H.B. ХДС/ХСС в парламентской оппозиции в 1969–1979 гг.: новые моменты стратегии и тактики: Автореф. дис. ...  канд. ист. наук. М., 1979; Пивоваров Ю.С. Блок ХДС/ХСС и проблема соучастия. М., 1978: Деп. в ИНИОН № 2028 и т.д.

72 Schwarz H.-P. Adenauer: Der Aufstieg, 1876–1952. Stuttgart, 1986; Idem. Adenauer: Der Staatsmann, 1952–1967. Stuttgart, 1991. 

73 Schwarz H.-P. Adenauer als politischer Neuerer // Langguth G. (Hg.) Macht bedeutet Verantwortung: Adenauers Weichenstellungen fr heutige Politik. Kln, 1994. S. 40, 33.

74 Weidenfeld W. Konrad Adenauer und Europa: die geistigen Grundlagen der westeuropischen Integrationspolitik des ersten Bonner Bundeskanzlers. Bonn, 1976. S. 96, 98.

75 Khler H. Adenauer: Eine Politische Biographie. Berlin, 1994. S. 584, 838, 836.

76 Дзелепи Э. Конрад Аденауэр: легенда и действительность. М., 1960. С. 71.

77 Уильямс Ч. Аденауэр: Отец новой демократии. М., 2002.

78 Ежов В.Д. Конрад Аденауэр – немец четырех эпох. М., 2003.

79 Hentschel V. Ludwig Erhard: Ein Politikleben. Mnchen;Landsberg am Lech, 1996. По плану Шумана: S. 125–138.

80 Koerfer D.  Kampf ums Kanzleramt, Erhard und Adenauer. Stuttgart, 1987.

81 Lappenkper U. Europa aus der Lethargie herausreissen: Ludwig Erhards Europapolitik, 1949–1966 // Knig M., Schulz M. (Hg.). Die Bundesrepublik Deutschland und die europische Einigung... S. 105–127.

82 Neuss B. Geburtshelfer Europas?: Die Rolle der Vereinigten Staaten im europischen Integrationsprozess, 1945–1958. Baden-Baden, 2000.

83 Hwel D. Karl Arnold: Eine politische Biographie. Wuppertal, 1980. S. 166–185, 268–272.

84 Conze W. Jakob Kaiser: Politiker zwischen Ost und West, 1945–1949. Stuttgart;Berlin;Kln;Mainz, 1969.

85 См., к примеру: Kurt Schumacher und der «Neubau» der deutschen Sozialdemokratie nach 1945: Referate und Podiumsdiskussion eines Kolloquiums des Gesprchskreises Geschichte der Friedrich-Ebert-Stiftung in Bonn am 12.–13. Oktober 1995 / hrsg. von Dieter Dowe. Forschungsinstitut der Friedrich-Ebert-Stiftung, Historisches Forschungszentrum. Bonn, 1996 и др.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.