WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

Ходжаева Мукаддас Олимовна

ФОНЕТИКО-ЛЕКСИЧЕСКИЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ В

ПЕРСИДСКО-ТАДЖИКСКИХ

ТОЛКОВЫХ СЛОВАРЯХ XIV-XVII ВВ.

Специальность: 10.02.22 Языки народов

зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов

Америки и Австралии (таджикский язык)

АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

Худжанд -2012

  Работа выполнена на кафедре грамматики арабского языка

Худжандского государственного университета им. акад. Б. Гафурова

Научный руководитель:

Гиясов Нурулло Исматович,

кандидат филологических наук,

доцент

Официальные оппоненты:

Шокиров Туграл Сироджович,

доктор филологических наук,

профессор, Худжандский  филиал

Академии МВД РТ, замначальника

факультета №4

Каримходжаева Рухсора Давлатбековна, кандидат филологических наук, кафедра таджикского языка и литературы

Худжандского госуниверситета

им. акад. Б.Гафурова, доцент

Ведущее учреждение:

Таджикский национальный

университет

 

Защита состоится 04 мая 2012 года в  1330 часов  на заседании диссертационного совета К 737.002.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата  филологических наук при Худжандском государственном университете им. академика  Б. Гафурова по адресу: 735700, г. Худжанд, проезд Мавлонбекова, 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Худжандского государственного университета им. акад. Б.Гафурова (735700, Республики Таджикистан, г. Худжанд, ул. Ленина, 224).

Автореферат разослан  30 марта 2012 г.

Ученый секретарь

кандидат филологических

наук, доцент                      Шарипова М.З.

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы исследования.  Персидско-таджикская лексикография является одной из важнейших отраслей лингвистической науки, отражающей в течение более тысяча лет богатую языковую культуру ираноязычных народов. С точки зрения истории развития лексики, форм её взаимодействия, связей с другими аспектами языка, в том числе с территориальными диалектами, языки определенного типа (особенно языки с давними письменными традициями) обнаруживают много ценностных фундаментальных сведений. Все вопросы, освещение которых способны представить широту и многообразие проблем лексики словарных уровней, убеждают, что они остаются по-прежнему весьма актуальными и ожидают вновь постановки и изучения в новом научно-лингвистическом русле. Результаты подобных лингвистических толкований вместе с тем послужат дополнительными стимулами для дальнейших исследований.

В связи со сказанным выше особую актуальность приобретает проблема исследования фонетико-лексических элементов словарей XIV-XVII вв., так как неразработанность указанной проблемы в научном плане ставит необходимость её изучения и описания в более широком аспекте. Исходные же теоретические её положения обусловливают и своеобразие композиции исследования, предоставляя возможность поиска новых данных и осуществления инновационных наблюдений, подчеркивая значимость грамматических элементов как необходимых факторов и условий формирования и становления всякой лексической системы. Указанные вопросы, на наш взгляд, связаны с понятием коммуникативной стратегии – планом оптимальной реализации коммуникативных намерений, учитывающих объективные и субъективные факторы и условия, в которых протекают акты использования грамматики и лексики. В свою очередь из них вытекает необходимость оформления внешней и внутренней структуры словесной единицы и использование определенных языковых средств.

Степень изученности проблемы. Персидско-таджикская традиция составления словарей имеет древнюю и богатую историю. Количество дошедших до нас словарей ученые определяют до 200 единиц. Древнейшим словарным источником, дошедшим до нас и считающимся первым словарем на фарси, является «Лугати фурс» Асада Туси, составленный в 1065 году. Развитие новой стадии составления словарей связано с распространением персидского языка в Индии. Известный иранский ученый Саид Нафиси отмечает, что «для персидского языка во всех концах мира написаны сотни книг-словарей и примерно восемьдесят процентов из ста составлены в Индии» (7).

Представляется, что одной из важнейших причин эволюции в Индии процесса составления словарей заключается в том, что по истечение времени, от века к веку наравне с развитием литературы проявлялась и трудность в её познании, её обнародовании, что вызывало необходимость составления новых словарей, способствующих толкованию, осмыслению, как содержания произведений, так и языковых богатств и художественных истин, сокрытых в литературных творениях. Словарь Каввоса, считающийся первым словарем этого региона, относится к числу лучших толковых словарей и составлен в Индии в конце VII и начале VIII века хиджры. Его составитель – Фахруддин Муборак Каввос Газнави – являлся одним из величайших литераторов периода правления Алоуддина Хилчи (712-795) – падишаха Индии, в словаре которого собраны две тысячи единиц с поэтической иллюстрацией.

Исследование традиций персидского-таджикского словароведения в современном научном понятии, согласно воззрениям ученых лексикографической отрасли, в Европе началось со второй половины XIX века.

В изучении и познании уникальных лексических богатств древних словарей весомую научную значимость имели труды европейских исследователей Х.Блочмана, К.Г.Залемана, П.Хорна, И.Вуллерса, Джона Ричардсона как основоположников интерпретации важнейших аспектов исторического языкознания, рассматривающих эти проблемы с точки зрения поступательного развития языкового строя указанных лингвокультур. Исследования русских ученых С.И.Баевского, Ю.А.Рубинчика, Л.С.Пейсикова,  А.К.Боровкова, посвященные вопросам теории и практики персидско-таджикской лексикографии, изучению особенностей отдельных словарей, определению их статуса в эволюции словароведения ориентированы на универсальные языковые явления при описании истории конкретных языков.

Цикл исследований, осуществленный известными учеными Ирана, Индии, Пакистана, имеет глубокую связь с актуальными вопросами словарных уровней, с отдельными ветвями науки языкознания. Издание древних словарей в Иране в двадцатом столетии становится одним из важнейших аспектов и направлений деятельности ученых этого региона. Фундаментальные труды иранских ученых имеют неоценимое значение по объему рассматриваемых проблем, широте ставящихся в них задач исследования, плодотворности лексикографической традиции и практики их представления, по материалу для значимых статистических наблюдений.

В течение нескольких последних десятилетий в Таджикистане также уделяется серьезное внимание исследованию специфики и изданию персидско-таджикских словарей, составлению современных их вариантов, изучению особенностей их лексикографии, способов складывания лексики в их структуре. Труды В.А.Капранова и его научные статьи посвящены не только рассмотрению актуальных вопросов таджикской лексикографии, но и обоснованию места, статуса и функции словарей в процессе формирования и становления языковой культуры народа-носителя.

Монографии и статьи А.Сангинова, А.Вахидова, А.Насриддинова, А.Ходжиева, Х.Ахадова, Д.Бах­риддинова, Х.Рауфова, А.Отахоновой, Ф.Мирзоёрова, достоверные во всех деталях, дают определенное представление о многообразии систем словарей «Бахори Аджам», «Гиёс-ул-лугот», «Шамс-ул-лугот», «ас-Соми фи-л-асоми», «Фарханги Рашиди», «Чароги хидоят», «Фарханги Чахонгири», «Фархангнома» Хусайна Вафои, каждый из которых (трудов ученых) в таджикской лексикографической науке следует считать фундаментальными научными исследованиями.

В научных кругах Худжанда с начала 90-х гг. ХХ столетия ученые стали обращать особое внимание вопросам лексикографии словарей и их изданию (Н.Гиясов, М.Урунова, С.Саидов,  М.Ахмадов  и другие).

Несмотря на то, что лексический массив словарей чрезвычайно разнообразен и уникален по своему семантическому и грамматическому представлению, молодым исследователям Ш.Р.Рустамову, М.А.Сатторовой, Р.Д.Карим­ходжаевой, Ф.Н.Гиясовой, И.Болтубоеву, Ф. Джалоловой удалось известным образом описать специфику множества словарных единиц источников «Шарафномаи Маняри», «Фарханги Низом», «Гиёс-ул-лугот», «Сурмаи сулаймони», «Мусталахот-уш-шуаро», а также  раскрыть особенности теории и практику словароведения XVII-XIXвв. Данные, полученные в результате систематической лексикографической обработки лексики всего корпуса словарей, можно положить в основу достаточно строгой и одновременно содержательной их классификации.

В материалах, содержащихся в персидско-таджикских словарях и филологических их типах, которые входят в число толковых персидско-таджикских словарей, очерчены границы между разными типами приписываемой языковой информации. Такую стандартизацию лексики обеспечивает единая для всех словарей схема представления словарной статьи. В прежних толковых словарях их составители в качестве лексики приводили не только слова, относящиеся к существительным, глаголу, прилагательным, наречию, но и представляли характеризацию различных вспомогательных и структурообразующих морфем с комментированием их особенностей и языковых функциональных нагрузок.

Эти особенности логико-семантической структуры лексических единиц требуют выработки некоторой специфической формы лексикографического описания их значений. При разработке этой формы мы стремились найти практически приемлемый компромисс между двумя крайностями. Первая – описать операциональный механизм, общий для всех употреблений данного слова, естественно, языковыми примерами, из которых можно извлечь представление о грамматико-семантической функции описываемого слова. Вторая – использовать для описания этого операционального механизма определенную специально разработанную для этих целей ориентацию и методику.

Следовательно, как подчеркивает Н.И.Гиясов: «В целях познания критериев и оценки актуальных вопросов теоретической лексикографии предков нам необходимо использовать концепции отдельных наследий, особенно лексикографических и таким образом получить значимую информацию о воззрениях предшествующих ученых, основных критериях анализа и оценки слов, исконных богатствах лексикографического наследия, о вопросах морфологии и синтаксиса,  об истории возникновения слов, взаимного контакта языков, процесса заимствования, упорядочить и объединить разрозненные концепции их трудов» (5,15).

Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования являются изучение фонетические (I гл) и лексические (II гл) интерпретации  словарных единиц в персидско-таджикских толковых словарях ХIV-XVIIвв.

Реализация указанных выше целевых установок обусловила необходимость установления ряда важных конкретизаций, определения и решения следующих архиважных задач исследования:

- описания специфики структурной организации и представления лексики в указанных словарях – а) соотношение тона, слога и морфемы в слове; б) орфографические и орфоэпические проблемы; в) фонетические аналоги слов и их отражение в словарях; г) изменение букв в начале слова; д) преобразование букв в середине слова; е) трансформации букв в конце слова; характеризация общих вопросов словароведения с точки зрения составителей словарей и иные аспекты исследуемой проблемы.

- выявления этимологических, синонимических, антонимических, омонимичных, метафоричных, грамматических элементов в лексикографических словарях XIV-XVII вв. как основных источников в интерпритации истории эволюции персидско-таджикской лексикографии особенно с спорой на материалы словаря «Фарханги зафангуё ва джаханпуё»;

- определения роли грамматических средств в комментировании слов и фонетических наставок в модуляции лексических единиц;

- раскрытия общей картины процесса формирования таджикско-персидского словароведения XIV-XVII вв.;

- характеризации специфики словарей этих периодов и особенно источника «Фарханги зафангуё ва джаханпуё», неисследованного по настоящее время;

- прочтения ссылок и определения особых процедур (официальных систем действия при упорядочении лексикосистемы словарей), вводящих в истоки информационного строения лексикографии этих периодов и вопросы формирования их механического устройства;

Научная новизна исследования. В связи с отмеченным выше в диссертационной работе на основе максимально широкого описания языкового материала словарей, рассмотрения сложных вопросов лексикографии XIV-XVII вв. и особенностей их концентрации в источниках впервые осуществляется попытка определить нерешенные вопросы теории и методики типологии лексических единиц словарей разных эпох и наметить направления ближайших и перспективных исследований в этой области. Ценность материалов инновационных поисков диссертанта и их значение, прежде всего для разработки общетеоретических основ изучения исторической лексикографии, для уточнения её словарной проблематики и концептуального аппарата, а также для выявления важности проблем определения основ классификации лексики словарей, критериев выявления орфографических, орфоэпических, морфологических, позиционных проблем словесных единиц, бесспорна.

Научная новизна работы заключается, прежде всего, в многоаспектном лингвистическом описании дифференциальных: фонетических, этимологических, синонимичных, антонимичных, омонимичных специфик лексических единиц словарей, их грамматических элементов, особенностей их многозначных единиц, дифференциации диалектной лексики с точки зрения составителей словарей, отражения параметров проблем фразеологии с целью выработки универсального алгоритма их сегментации. Новацией диссертации является и характеризация фонологических систем лексики близкородственных языков словарей XIV-XVII вв. и возможных свидетельств их исторической взаимосвязи.

Теоретические основы и методология исследования. Теоретической базой в изучении диссертационных проблем явились фундаментальные труды известных отечественных и зарубежных ученых Л.В.Щербы, В.В. Виноградова, В.С.Расторгуевой, С.И.Баевского, Ю.А.Рубинчика, Л.С.Пейсикова, Саида Нафиси, Парвиза Хонлари, Алиакбара Деххудо, Мухаммада Муина, Шахриёра Накави, Мухаммада Дабира Сиёки, Мухаммада Джавода Шариата, А.Нас­риддинова, М.Фозилова, Х.Раупова, Х.Ахадова, А.Сангинова, Д.Бах­риддинова, А.Отахоновой, А.Хасанова, Н.Гиясова и мн.др.

При анализе, синтезе грамматических элементов, обобщении теоретических положений фактологического и контекстуального характера, варьирования оппозиции «грамматика + лексика», сравнений, основанных на лексике словарей, в основном использован аналитико-описательный метод, а в необходимых случаях, обусловленных характером и особенностью собранного материала, произведены: - компонентный, трансформационный, контекстуальный и статистический принципы анализа определенных групп единиц;  - сравнительная характеризация лексики словарей XIV-XVII веков с данными источников лексикографии других, как более ранних, так и поздних периодов.

Источники и материалы исследования. Основной базой настоящего исследования являются экземпляры персидско-таджикских толковых словарей, большинство которых принадлежат перу ученых - авторов XIV-XVII веков. Фактологический материал диссертации собран из словарей «Фарханги Каввос», «Фарханги зафангуё ва джаханпуё» (XIV в.), «Фарханги Джахонгири», «Фарханги Рашиди», «Бурхони котеъ», «Маджмаъ-ул-фурс» (XVII в.). Обращение внимания именно изучению языковых особенностей указанных выше источников и их выбора в качестве эмпирической базы исследования связаны с тем, что эти словари содержат богатый лексикографический материал. Материалы данных словарей, являющихся наилучшими образцами эпохальных словарей, свидетельствуют об эволюции таджикско-персидской словарной культуры, динамизирующейся в XVII веке и характеризируют традиции средневековой персидско-таджикской лексикографии, достигшей в эту эпоху высокой степени совершенства и признания научной общественности как целостная система описания лексики и онтологической сущности значения языковых единиц.

В целях осуществления сравнительного анализа огромное внимание в диссертации уделено изучению ипостаси прежних и последующих серий словарей «Лугати фурс», «Сихох-ул-фурс», «Тухфат-ул-ахбоб», «Гиёс-ул-лугот», а также словарей творчества представителей классической литературы, толковых и современных двуязычных словарей, изданных в Таджикистане и Иране. Это дало интересный и богатый материал для исторической реконструкции грамматики языковых моделей, слов, словосочетаний словарей XIV-XVII веков.

Диссертационная работа, впервые опирающаяся на материал лексики указанных выше словарей, неизученных в общетеоретических лингвистических планах, на наш взгляд, представляет значительный интерес для истории персидского-таджикского языкознания и их лексикологии, определяя хронологию некоторых процессов, происходивших в языковой системе этих временных пространств, а также сопоставить их с данными современной таджикской лексикографии.

Теоретическая значимость исследования. Указанные вопросы в диссертации впервые интерпретированы и описаны на базе первоисточников средневековья и с учетом требований современной лексикологии.

Актуальные частные и общие проблемы, указанные ниже, в орбиту характеризации и оценки включены впервые: 1. Специфика фонетико-лексических интерпретаций в толковых словарях изучены в сопоставлении и сравнении со словарями различных эпох. 2.Материалы словаря «Фарханги зафангуё ва джаханпуё» введены в научный оборот. 3. Определены особенности фонетико-лексико-грамматических элементов словарей XIV-XVII вв. и способы их использования в словарной подсистеме последующих эпох.

Практическая ценность материалов диссертации. Материалы исследования ценны в определении характера, оценке и представлении исторической панорамы эволюции лексикологии и грамматики словарей средневековья, оказывая весомую помощь в составлении методических руководств, разработок, проектов при чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров, факультативов по «Истории языкознания», «Исторической лексикологии», «Словари, лингвистический анализ слов и формулы их толкования в словарях различных эпох».

Апробация материалов диссертации. Результаты исследования были апробированы в учебном процессе на факультетах восточных языков, таджикского языка и литературы при чтении лекционных курсов по «Лексикологии», представлены в качестве докладов на университетских, региональных, республиканских конференциях.

Структура исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

 

Основное содержание работы

Диссертационная работа открывается введением, в котором особо подчеркивается актуальность исследуемой проблемы, необходимость её включения в орбиту фундаментальных проблем теоретического языкознания с точки зрения истории сложения и развития грамматических элементов персидско-таджикских словарей средневековья, форм их взаимодействия, связей с другими разновидностями языковых закономерностей. Во введении описана и степень изученности проблемы исследования в научной литературе, обоснованы научная новизна работы, методология анализа, синтеза и обобщения рассматриваемых вопросов, установлена теоретическая база исследования, определены его цель и задачи, конкретизирована теоретико-прикладная ценность диссертационной проблемы.

Первая глава диссертации «Отражение фонетических закономерностей в словарях» представляет несомненную ценность для изучения вариативности фонетических правил, что неразрывно связано с проблемой нормы в языке. Такой подход позволяет более объективно оценить нормализаторскую деятельность грамматистов различных эпох, их словарей, оценку ими «неправильностей речи», различить понятия правильности и образцовости языка и ценность лексических богатств эпохальных словарей.

Отсюда одним из важных вопросов таджикской исторической лексикографии, способствующих познанию специфики словарей древних эпох, являются орфографические и орфоэпические закономерности, отраженные в источниках таджикско-таджикских словарей, особенностью которых следует считать защищенность лексического состава языка, сохранение его правил и закономерностей, правильное отражение звуко-буквенных единиц, их правописания, показ их произношения, соответствующего норме. Соответственно, в этом разделе диссертации рассматриваются концепции составителей различных словарей.

Возможности и методы установления орфографических и орфоэпических тождеств и их эволюция претерпевали значительные изменения по мере накопления лингвистических знаний и смены различных концепций языка. Открытие фонетических закономерностей явилось определенным достижением лингвистической науки того периода, впервые создавшим прочную основу для понимания многих глубинных процессов развития персидско-таджикского языка. Необходимо, однако, указать, что сравнительно-исторический метод никак не предполагал регулярного соответствия всех слов, относящихся к более раннему периоду их развития, всем словам, засвидетельствованным в более позднее время. И вообще были введены в научный обиход отнюдь не в качестве универсального «набора правил» для установления их семасиологического тождества.

Первый раздел первой главы «Фонетические аналоги слов и их отражение в словарях» посвящен краткому анализу воззрений современных ученых по данной проблеме, а также изучению истории и причин возникновения фонетических аналогов слов в словарях. В ряду словарей предшествующих эпох наиболее информативно ценным источником по данному вопросу является словарь Бадриддина Ибрахима «Фарханги зафангуё ва джаханпуё», поскольку в нем одновременно с комментированием семантики слов и объяснения способа их написания автор уделяет особое внимание структуре единиц и в качестве иллюстраций представляет различные виды более 170 лексических единиц. В этом разделе на фактологическом материале указанного словаря демонстрируется как под воздействием звуковых явлений единицы употребляются не только в одном, или двух аналогах, но и в четырех, пяти и более вариантах. В связи с этим автор словаря стремился к тому, чтобы отметить как можно больше другие вариации слов. Например, слово «Зардушт», имеет в словаре ещё четыре вида обозначения, как Зартушт, Зародушт, Зортушт, Заротушт (2,20). Следует отметить, что в ряду конкретных или самостоятельных структур указанных единиц наиболее употребительными в современном таджикском языке являются словоформы «Зардушт» и «Зартушт». Исследованный объем словарных статей убеждает, что в некоторых случаях различные структуры одной единицы размещены в различных пространствах словаря как отдельные лексические единицы. Для доказательства в материалах диссертации приведено множество примеров. Именно поэтому, на наш взгляд, в этимологии данной единицы важно выяснить то, к чему «должно» восходить данное слово и то, чем оно (это изменение) реально обусловлено. В связи с этим первостепенную важность приобретает не только решение вопроса о сопоставимых и несопоставимых единицах, но и выяснение неодинаковых возможностей, условий, уровней сопоставимости даже в пределах одного слова и, в частности, выяснение вопроса о том, допускает ли данный смысл данное фонетическое преобразование, а данный фонетический вариант или состав – данный смысл. Анализ семантики отдельного изолированного слова, на наш взгляд, обычно не может дать объективного представления о причинах и сущности преобразований его фонетической структуры.

В связи с тем, что многие сопоставляемые при фонетическом анализе лексемы в том или ином виде засвидетельствованы лишь в рукописях, огромную важность приобретает исследование определенных традиций переписки, в свете которых «фонетические соответствия» нередко предстают не как языковые закономерности и изменения, а как рукописные варианты их отражения. Причем традиционно подразумеваемый принцип соответствия одной буквы одному звуку речи нередко оказывается ошибочным. При этом строгость анализа и ориентация на факты (в том числе и такие, которые не лежат на поверхности), на языковую реальность являются определяющими принципами.

Исследованный материал словаря «Фарханги зафангуё ва джаханпуё» приводит к заключению, что в возникновении вариантов большой группы единиц играют роль различные фонетические явления: преобразования гласных и согласных звуков, изменение их места, сокращение или увеличение звуков (букв).

Второй раздел главы «Стяжение с точки зрения составителей словарей» посвящен изучению причин и сущности фонетических преобразований (стяжений) в определенной части лексики словарей и раскрытию специфики указанного явления. Исследование звуковых особенностей слов приводит ученых к правомерному заключению о том, что единицы лексического состава языка подвергаются воздействию различных фонетических процессов, которые обусловливают изменение их структурных специфик. Далее в материалах диссертации на фоне многочисленных примеров словарных статей различных словарей анализируются, характеризуются явления ассимиляции, редукции, фузии, тахфиф (стяжения), афзоиш (увеличения), коьиш (усечения), ьазфшавц (выпадения), мувофиыат (соответствия), монандшавц (уподобления), жойивазкунц (позиционного изменения), и др. в их ряду, как убеждают наши наблюдения, явление тахфиф играет важную роль в преобразовании структуры слов.

Раздел 1.2.1. «Преобразование букв в начале слова» посвящен анализу лексического состава различных словарей, изучению воззрений ученых, обобщению концепций их трудов, что привело к заключению: явление стяжения букв чаще встречаются в персидско-таджикском словаре «Лущати фурс» Асада Туси, а в последующие периоды в процессе эволюции словароведения уточнение стяжения формы слова стало обязательным правилом и в некоторых случаях составители словарей прибегали к комментированию причин этого процесса. Авторы словарей в зависимости от позиции стяжаемой буквы в слове дифференцировали следующие группы: 1. Слова, в которых стяжению подвержены начальные буквы. 2. Единицы, в которых стяжению подлежали серединные буквы. 3. Слова, в которых выпадали последние буквы. В соответствии с указанной дифференциацией в разделах 1.2.1., 1.2.2., 1.2.3. первой главы исследуются характерности выделенных групп слов, подверженных указанному фонетическому явлению. 

В большом количестве случаев в древних глоссариях представлены резко отличные друг от друга в фонетическом отношении  варианты одного и того же слова, которые в случае отсутствия промежуточных звеньев могут сделать это слово неузнаваемым и привести к установлению неверных фонетических сближений и несуществующих соответствий.

В третьем разделе первой главы «Вопросы орфографии и орфоэпии в словарях» исследуются фундаментальные вопросы этих разделов лингвистики, охватывающие широкий круг фактов и дающие достаточно полное представление о характере орфографии и орфоэпии древних словарей в их динамическом развитии и типологическом соотнесении с другими языковыми системами. Общепризнанное начало организации словарных уровней слов, заключение о наличии особого их характера подготовлено предшествующими наблюдениями, связанными с определенной направленностью научных интересов тех времен на соответствующую область языковых фактов. Здесь обнаруживается целый ряд ещё не затрагивавшихся вопросов. В их числе: а) более подробное рассмотрение орфографических, орфоэпических, грамматических специфик единиц и их отражения в словарях предшествующих эпох; б) характерные для XV-XVII вв. повышенное внимание к сменяющимся научным моделям лингвистических концепций тех эпох, к моделированию понятия «языковых союзов», получивших широкое отражение прежде всего в мемуарной литературе; в) внутренние обстоятельства и события социально-культурной жизни самих народов этого региона, выдвигавшие на повестку дня проблему языкового общения в условиях полиэтнической среды. В свете этих данных в разделе 1.3. - «Вопросы орфографии и орфоэпии в словарях» детально рассматриваются важные аспекты этой проблемы на базе обширного фактологического материала словарей. Особенности лексики указанных словарей в своих характерностях, которые были присущи им в данную историческую эпоху или эпохи, были осознаны и описаны в диссертации путем изучения, сопоставления и сравнения языковых арсеналов множества указанных памятников художественной словесной культуры. Исследование обобщений составителей-словарей убеждает, что одной из важнейших проблем лингвистики тех эпох являлось обоснование доказательности выводов, сделанных ими на материале своих трудов. Общей задачей лингвистических словарей XIV-XVII вв., на наш взгляд, являлось объяснение языкового значения слов, в частности их лексической, грамматической, этимологической, орфоэпической ипостаси и других характеристик.

Следует подчеркнуть, что в начальном периоде истории персидско-таджикского словароведения (XI-XIVвв.) не во всех словарях отмечались способы произношения лексических единиц. Так, авторы словарей «Меъёри Джамоли», «Фахри Каввос», «Дастур-ул-афозил», «Донишномаи Кадархон» в своих источниках не представляли способы произношения словесных единств. В исследуемом нами периоде в основном два словаря могут послужить примером и подтверждением сказанному. В словаре «Маджмуъат-ул-фурс» Абулало Абдулмумина Джорути, помимо явления эъробгузори (растановка диакритических знаков) иногда встречаются способы комментирования произношения изображаемых лексических единиц. Постановка «эъроб» соблюдается почти во всех словах, комментируемых в данном словаре. Если учесть подтверждение составителя словаря в предисловии, то можно отметить, что процесс «эъробгузорц» соблюдается в самом исконном экземпляре рукописи словаря. Возможно, по этой причине Джорути способу комментирования уделял мало внимания. В словаре из способов комментирования встречаются лишь три простых элементов «ба фатха», «ба касра», «ба замма». Элементы указанного способа использованы в комментировании и прочтении лишь одиннадцати единиц. Примечательно, что Джорути отмечает особенности прочтения того или иного слова с помощью какого-либо гласного лишь в случаях использования омонимичных слов. В словаре «Маджмуъат-ул-фурс» омонимичные единицы в самостоятельных вариациях приводятся последовательно:

Зуфт ба замми зо – бахил бувад. Зафт ба фатьи зо – фарбеь ва захим бошад. (11,26-27). Все остальные примеры этого словаря, в комментировании которых использованы элементы толкования, помимо одного случая, относятся к явлению омонимии: кунж – ганж (11,35), гурд – гард (11,62), кироз – гуроз (11,108), ганж – кинж (11,163-164).

Представляется, что постановка «эъроб», несмотря на простоту и соответствия для выражения способа чтения единиц, всё же не свободна от некоторых серьезных недостатков. Во-первых, знаки должны быть поставлены «над» или «под» одной конкретной буквой и даже незначительное изменение их места может стать причиной их ошибочного прочтения. Во-вторых, сам процесс постановки «эъроб» по сравнению с другими критериями чтения требовало длительного времени, и по этой причине переписчики не всегда желали постановки знаков фатха, касра, зама и сукун.

Анализ «нововведений», использованных в этом словаре, выявляет ещё один интересный факт: автор наравне с арабскими терминами типа «муъджам (мeъxама) и «мухмала», а также «не муъджам» старался использовать их таджикские термины-аналоги как «бо» с одной точкой, «бо» с тремя точками, «то» с двумя точками и другие их вариации. В результате в словаре появились термины-синонимы, которые обозначали одну букву: «бо» с тремя точками букву п (), «пи» с тремя точками (), «то» - муъджам (), «ро» -и мухмала букву «р» (), «ро» не муъджам (), «ро» персидская муъджам «ж» (). Относительно словаря «Сихох-ул-фурс» следует подчеркнуть, что большая часть его единиц приведена без указания способа их чтения и письма. В частности, в разделе «Хамза» главе «Алиф» автор отмечает 13 единиц и лишь четыре слова получают описание способа их прочтения. Это Абасто, Асто, Афдасто, Эро. Следует подчеркнуть, что в других разделах книги соблюдается примерно такая же пропорция представления характеристики слов. Это вызывало практическую необходимость более широкой интерпретации орфографических и орфоэпических ипостасей единиц словарей, что одновременно стимулировало возникновение собственно научного интереса к сопоставлению лингвистики письма и чтения той естественной лингвистической среды, в которой возникла и оказалась реализованной идея создания первых сравнительных словарей.

Подходя с современными оценочными критериями к результатам сопоставления языковых материалов в рамках, создававшихся в XIV-XVII вв. словарей, можно заметить, что сравнение их фактов, распространенных в пределах одного лингвистического ареала, оставляло последующей науке более позитивное (основанное на фактах) наследие, позволяющее делать определенные наблюдения и выводы, по сравнению с хаотическими изолированными фактами. Хотя авторы указанных словарей ограничивали поле применения своих лингвистических достижений практикой, научное значение их трудов выходило за пределы дидактических словарных источников.

Как свидетельствуют концепции трудов различных ученых в персидско-таджикском словароведении отмечены использование авторами словарей пяти способов представления словарных единиц (6). Однако в начальном периоде этого процесса (XI-XV вв.), по нашему наблюдению устанавливается лишь три способа представления единиц. Первичным способом, как указано ранее, является «эъробгузорц» (огласовка, постановка надстрочного или подстрочного знака для обозначения краткого гласного), что иногда наблюдается в древнейшем словаре «Лугати фурс» Асада Туси (3,113), дошедшем до нас.

Исследованный материал убеждает, что начиная с XIV века в словарях стали реализовываться новые способы представления слов. Авторы словарей после указания единицы, отражали порядок последовательности звуков в слове.

Автор персидского словаря «Сихох-ул-фурс» Мухаммад ибни Хиндушах Нахджувони в 1327-28 гг. составляет в Табризе свой словарь, в котором указывает в большинстве единицах способы произношения одной или двух букв (4,113): Эро ба касри ьамза ба маънии зеро бувад (8,21). Рахшо ба фатьи ро-рахшон бувад (8,34). Шущо ба замми шин ва ба фатьи щайни м=ъжам ва шаuо ба коф ва шаго ба гоф-тирдон аст (8,25). Далее в материалах диссертации на базе многочисленных фактологических примеров иллюстративного характера и концепций трудов различных ученых анализируются и характеризируются сложнейшие аспекты исследуемой проблемы, выделяемые в процессе языкового анализа словообразовательных структур, средств, присущих языку той эпохи, которые исторически были изменчивы.

В указанном выше словаре автор уделяет большое внимание омографам, что свидетельствует о признании автором словаря и научными кругами той эпохи диалектической связи между синхронным и диахронным состоянием языка.

На каждом этапе развития языка для возникновения новых вариантов слов по образцу (модели) тех или иных ранее образованных (прежних) слов существенна не первоначальная словообразовательная структура этих старых слов, а их синхронная словообразовательная структура, уже не совпадающая с первоначальной. При комментировании способов произношения автор словаря «Сихох-ул-фурс» отмечает варианты: Кат (кит) ба фатх ва касри коф – тахт бувад (8,46), Чархушт (чархишт) ба замм ва касри хо-и мўъжам (8,44). Шорак (сарак) ба ро-и мўъжам ва ба ривояте ба ро-и щайрим=ъжам – мурще бошад к=чак ва хушовоз (8,182).

В этом разделе работы автор словаря представлен как лексикограф, дающий ценный материал для лингвистов-теоретиков, занимающихся фонетикой, лексикой, орфографией, орфоэпией, ученым, описывающим отдельные лексические подсистемы. Здесь диссертантом в качестве иллюстративного материала приводятся примеры омографов из указанного выше словаря: лак-лук (8,186), мулк-милк (8,187), канг-кинг (8,200), раст-руст (8,278), канда-кунда (8,287), маза-муза (8,290), пай-пц (8,299), хай-хуй (8,30) и множество других единиц, которым автор словаря дает необходимые комментарии орфографического и орфоэпического характера. Собранный и исследованный нами материал, а также сравнительное изучение лексического фонда словарей различных поколений предшествующих времен устанавливают, что в XVII-XIX вв. орфоэпические термины получили гражданство в лингвистике этих периодов как упорядоченное явление. Это утверждают примеры из словарей «Бурхони котеъ» и «Фарханги Рашиди» типа м=ъжам, щайрим=ъжам, м=[мала, мафт=х, мушаддад и другие.

В словаре «Маджмуъат-ул-фурс» Абулало Абдулмуъмина Джорутц,  использование способа тавсифц  представлено весьма своеобразно. Помимо двух вышеуказанных способов чтения и произношения единиц в персидско-таджикском словароведении существовал и третий способ, который С.И.Баевский считал «сравнительным способом» (усули ыиёсц). Особенность этого стиля чтения или произношения заключалось в том, что составитель словаря в целях показа способа прочтения единиц приводил примеры слов с одинаковым произношением. Примечательно, что этот способ одним из первых внедрил в практику словароведения автор «Фарханги зафонгуё ва джахонпуё» Бадруддин Ибрахим.

Далее в этом разделе на объемном фактологическом материале интерпретируются с использованием принципа сравнения четыре единицы словаря. По концепции С.И.Баевского словарь «Фарханги зафангуё ва джаанпуё» открыл в эволюции традиций лексикографии новые рубежи, которые в определенной степени положили основы динамики  первоначальному периоду персидско-таджикской лексикографии. Указанный словарь является первым источником, в котором слова на а) фарси, б) тозц, в) тюркские, г) набати, д) руми приведены в отдельных разделах словаря, что углубляет предшествующую точку зрения на специфику лексики и открывает совершенно новый ход мысли. Прагматическая сторона речевых моделей, т.е. предполагаемое содержание слов – единиц, носящих в этих ситуациях знаковый характер и являются фактическими средствами актуализации формально-грам­матических, лексико-семантических и концептуальных регистров. Все сказанное вызывает необходимость анализа и познания сущностной природы этих единиц. 

Изученные словарные материалы со всей очевидностью убеждают, что диалектическое единство формы и содержания лексических единиц любого из исследуемых нами словарей обычно составляет наиболее подвижный элемент. В свете сказанного становится понятным, почему так разнообразны и многочисленны те металингвистические словарные обозначения лексических единиц, которые существовали ранее или существуют в настоящее время для интерпретации единиц, почему кажутся «зыбкими» границы последних и почему во многих случаях речь идет как будто даже о разных единицах.

С семиотической точки зрения лексика словарей – это некоторый суперзнак, вмещающий в себя следующие сущности (фонему, морфему) как части знака. Слово в словаре есть речевой знак, имеющий в своей основе социальную условность. Последняя проявляется в их изменениях в процессе исторического развития общества и его лингвистики.

Материальной формой слова является лексика в её особо оформленной (акустической, графической) данности. Значение (т.е. сигнификат слова) есть смысл, который связан с речевым (звуковым и письменным) сигналом. Не задаваясь целью систематического описания в рамках автореферата всего огромного корпуса единиц словарей, их языкового образования, рассмотренных исчерпывающе в материалах диссертации, укажем, что в них (материалах работы) особую интерпретацию в связи с фонетической их спецификой в различных позициях получают слова-единицы, внешний облик которых в словарях часто затемняется заменой звуков и букв, их пропуском, перестановкой и наращением, описанием языковой действительности, носящей многоаспектный и комплексный характер. В связи с этим в этой главе проводится анализ и описание концепций ученых на определенную грань языкового комплекса словарей, обобщение того, к чему должно восходить данное конкретное явление, что оно реально обусловливает, рассматриваются словесные единицы различных словарей во всех их аспектах, ракурсах и закономерности их языковых изменений.

Исследованный в первой главе языковой материал приводит к следующим выводам: 1. В начальной стадии истории персидско-таджикского словароведения (Х-XIV вв.) в целях иллюстрации правильного произношения слов и отражения функции фонем использовались способы огласовки букв (звуков) и их фиксации посредством надстрочных или подстрочных знаков для обозначения кратких гласных. Данный процесс получил название «эъробгузорц». Это явление наблюдалось в разных словарях в различной степени. Так, в «Лугати фурс», «Маджмуъат-ул-фурс» и в некоторых других словарных источниках чаще, а в «Сихох-ул-фурс», «Фарханги зафангуё ва джаханпуё» реже. Этот способ прочтения стало менее продуктивным по формировании способа тавсиф. 2. Способ тавсиф впервые был введен в словарное пространство словаря «Сихох-ул-фурс» Мухаммада ибни Хиндушаха Нахджувони для обозначения фонетических особенностей звуков и грамматических функций фонем. Бадриддин Ибрахим в словаре «Фарханги зафангуё ва джаханпуё»  значительно обогатил способ комментирования (тавсифц). 3. Составитель словаря «Фарханги зафангуё ва джаханпуё»  является первым, кто в истории персидско-таджикского словароведения использовал сравнительный способ произношения единиц.

Именно соположение таких явлений, представляется не только необходимым и достаточным, но и единственным условием и основанием для идентификации тех или иных лексем и их значений. Подобная процедура неизменно носит комплексный характер, ибо лексике присущи не только соответствия, связи, соотношения, упорядоченность и симметрия, т.е. определенная системность, но и асисстемность, т.е. наблюдаемое одновременно с системностью некоторый отход от всех указанных характеристик. Именно совокупность и неразрывное диалектическое единство выше отмеченных характеристик в значительной мере определяет специфику и возможности существования и динамики лексических единиц. Именно тот факт, что отдельные явления языка обычно не даны в «чистом виде», а представляют собой своеобразный «клубок» взаимодействия нескольких факторов, обусловил постановку и изучение во второй главе диссертации,  в рамках закономерных явлений следующие аспекты диссертационной проблемы. А именно - изучение взаимосвязанных вопросов:

2.1. «Этимологические элементы в словаре» раздел, изучающий истинное значение слова, посвящен исследованию первоначальной словообразовательной структуры слова и выявлению элементов его древнего значения в словарях различных периодов. Изученный материал по вопросу оценки этимологических элементов словарей XI-XIV вв. «Лущати фурс» Асада Туси, «Сихох-ул-фурс» Мухаммадшаха Нахджувани, «Меъёри Джамоли» Шамсуддина Мухаммада Фахри Исфахани, «Фарханги Каввос» Фахри Каввоса убеждает в том, что интерпретация указанных элементов в данных источниках наблюдается весьма редко. Составители средневековых персидско-таджикских словарей в большинстве случаев обращали внимание толкованию, интерпретации структуры, семантики и функции лексических единиц, а также различным процессам, связанным с указанными аспектами языковых единиц. Этимология лексики, хотя и привлекала внимание определенных составителей словарей тех эпох, однако выявление элементов древнего значения, раскрытие происхождения слов, а также сам результат этой процедуры, историческое тождество лексики, т.е. определение первоначального единства формы и значения в этих источниках не отражено.

Исследование вопроса в указанной ориентации привело нас к заключению, что лексикологи средневековья не были осведомлены о канонах этимологической лексикографии своего времени и этому способу комментирования значения лексических знаков не придавали особого внимания. Исследователь феноменов словаря «Шарафномаи Маняри» (XVв.) придерживается мнения, что Кавомуддин Форуки являлся первым словароведом, обратившим серьезное внимание этимологическому комментированию слов, и до него в словарях подобное толкование не наблюдалось. Ш.Рустамов отмечает, что «Это направление в словарях, предшествующих «Шарафнаме», встречалось, однако со стороны авторов последующих периодов, как один из важных и обобщающих способов толкования, был основан на базе работ Сурури, Хусейна Инчу, Рашиди и других» (9,62). На наш взгляд, указанное воззрение является проблематичным. Мы придерживаемся суждения, что первым словароведом, который ещё в XIV веке обратил особо пристальный исследовательский взор этимологическому анализу и представлению лексических единиц, в этом аспекте подняв статус подобной их характеризации до должного уровня, являлся автор словаря «Фарханги зафангуё ва джаханпуё». Бадриддин Ибрахим в своих трудах, согласно восприятию и степени обозначения реальных, засвидетельствованных в текстах словников исторических свидетельств своего времени, отмечает предпосылки появления тех или иных слов. В подтверждение своих воззрений он представляет комментарии следующих лексических единиц: 1. Шустар – мавзее аст дар Туркистон, Шустур низ г=янд ва сустарц жомаест, ки он жо мебофанд (2,153). (Шустар – пространство в Туркестане, именуют и Шустур и сустари – халат (национальный), который вырабатывают здесь из особой ткани (2,153)).

2. Бабри баён – номи абои  Рустами Дастон аст ва гўянд бабри баён дебои мунааш, ки хар замон ранге дигар намояд, дар Рум бофанд ва Фирдавсц гўяд: «Хафтони Рустам аст», яъне жавшани Рустам аст, ки палангина бувад.

Бабри баён – название плаща легендарного Рустама Дастана,  а также бабри баён - узорчатая верхняя одежда, способная каждый миг менять свой цвет, которую ткут в Руме. Фирдоуси называет ее «Хафтони Рустам», т.е. кольчуга Рустама, которая похожа на тигровую шкуру (2,35) и др.

Авторы словарей, изданных после XVI века, этимологии придавали особое внимание. Это нововедение достигает высокой степени признания в последующий период процветания науки словароведения персидско-таджикского ареала в Индии. Известный исследователь Шахриёр Накави его начало связывает с созданием словаря «Фарханги Рашиди», поскольку в этом словаре «некоторым словам и словосочетаниям даны этимологические толкования» (1,41).

Таким образом, в данном разделе второй главы приводятся концепции работ множества таджикских исследователей по данному вопросу, которые обосновываются единицами словарей и объёмными фактологическими их материалами. Исследованные в данном разделе материалы приводят к заключению, что –

  1. Авторы толковых словарей Бадруддин Ибрахим, Абдурашид Таттави, Инджу Шерази, Сурури при описании этих вопросов опирались на различные теоретические обоснования языкознания своего времени. 2. Представляется, что они при обосновании статуса лексических единиц, представляющих собой как бы сплав, модель этимологической лексикографии и даже при комментировании их семантики опирались не на образцы – речевой деятельности носителей языка, а основывались на материалах научных аппаратов и минимумов словарной литературы, поскольку, на наш взгляд, лишь словари могли представить максимально полное комментирование, принципиальное отличие этих типов словарей. 3. Изучая происхождение множества слов мы пришли к выводу, что этимология изучает и фрагменты внеязыковой действительности (реальный мир, окружающий человека, и его духовная деятельность), стоящие за словами, уверяя в том, что этимология отличается исключительной для языкознания множественностью объектов исследования.

В разделе 2.2. «Синонимы и антонимы в словарях» рассматриваются вопросы функционирования синонимов - тесное слияние семантики двух или нескольких языковых единиц в горизонтах одного или, множества контекстов. Использование одной большой группы слов для толкования семантики лексических единиц в словарях с начала средних веков свидетельствует о том, что составители древних толковых словарей имели полные знания о понятии синонимов (муродифот), хотя мы комментарии самого термина «муродиф» или «мутародиф» в качестве отдельной самосто­ятельной лексической единицы встретили лишь в словаре «Гияс-ул-лугот». Ромпури в своем словаре отмечает, что лексико-грамматический состав каждого языка имеет свою специфику и, следовательно, специфику синонимических источников. В материалах диссертации представлено множество групп синонимических рядов. Богатый языковой арсенал персидско-тад­жикского ареала предоставляет широкие возможности комментирования смысла слов посредством синонимов, и они как популярный и основной способ представления ипостаси подобных лексических единиц служат составителям словарей при комментировании специфики синонимических единиц как знаки общности единиц номинации. Так, в словаре «Фахри Каввос» его автор приводит различные синонимы одного слова: Ирмонхона ва сарои сипанж - ин жаьон (10,33). Бахт=ь ва дурахш – бары аст (10,47).

Комментирование некоторых единиц в словаре конкретны и всесторонне, поскольку автор приводит и самостоятельную семантику слова, и его противоположное значение: барх – шабнам (8,23), барх-ба[р, яъне баъд аз кул (2,23). В данных примерах семантика первого слова «хор» повторяется дважды, даже приведено заимствование из другого источника, а вместо второго его значения «замил, ьаыир» отмечена единица с противоположным значением «азиз». На наш взгляд, подобный способ толкования, с одной стороны, если подчеркивает конкретность работы автора словаря, с другой – можно считать и его упущением, поскольку в этом случае, если читатель не знаком с особенностями языка «тозц» или же «ьиндц», встает необходимость обращения его к другими источникам. Наблюдения приводят  к выводу, что в словаре использованы следующие виды и способы употребления синонимов:

  1. У одной лексической единицы наличие двух синонимов. 2. Интерпретация одной лексической единицы тремя синонимами. 3. Комментирование одной лексической единицы четырьмя и более синонимами. 4. В словарях для толкования единиц и составов их авторы синонимичные единицы этой лексемы заимствуют из арабского, индийского и тюркского языков, и этим вносят весомый вклад в обогащение лексического состава таджикского языка. Данные способы процесса синонимизации лексики в материалах диссертации широко иллюстрированы фактологическими примерами различных словарей.

Раздел 2.3. «Использование антонимов в словарях» рассматривает богатый арсенал антонимичных единиц, обозначенных в словарях различных составителей особым наименованием «зид», «наыиз», «муыобил», «дар баробари». Наличие подобных понятий в словарях и языковой системе словарных уровней персидско-таджикского ареала свидетельствуют о том, что осмысление семантики противопоставления и природы антонимичных единиц в те периоды, а также их функциональный статус как лексической единицы, было важным процессом, явлением в лексикографии и словароведении в процессе создания словарных источников. В этом разделе преимущественно в плане типологии лексической семантики рассматриваются особенности представления антонимии единиц различных словарей, в которых осуществлен поиск противопоставления в области лексики, охарактеризован ряд универсальных внутрисемейных их корреляций. В этом разделе главы намечены и пути к решению таких общетеоретических вопросов, как характер системности антонимичной лексики, соотношение между их значением и понятием, а также между лексическим и грамматическим их значениями, изучается роль различных факторов изменения лексики, тенденции её антонимического развития. Вместе с тем исследуются особенности различных групп антонимичных слов, прослежена языковая судьба ряда их заимствованных прототипов и устойчивых единиц в словарях, центр средоточия их основных структурных особенностей и периферия (зона их вибрации), в пределах которой совмещаются черты разных по составу лексических единиц, даны развернутые картины языковых явлений, фрагменты хроник информационного характера. Изучение специфики объекта исследования убеждает, что первичным материалом при этом являются контексты употребления анализируемых антонимичных единиц, рассматриваемые модели последовательного их представления. На основе полученных данных описываются их свойства, формируются гипотезы о механизмах их антонимического варьирования и об устройстве системы их внедрения в контекст их обитания.

Разработка понятия «антонимия», характеризация её структурных механизмов связаны с общим пониманием сложной её системы. Исследованные в этом разделе материалы словарей различных типов, сопоставительное изучение диапазона изоглосс различных языковых явлений дают ценные сведения для детальной классификации семантики антонимов, представленных в словарях различных эпох, предоставляя возможность для изучения истории формирования антонимичных единиц, выявления их структурных взаимосвязей, установления относительной хронологии их развития. Эти данные, приведенные в материалах диссертации и представленные большим массивом иллюстративной выборки, в совокупности дают богатейшие представления об использовании антонимов в словарях предшествующих времен и создают оригинальную теорию, обращенную в основном на изучение их лексических арсеналов и ресурсов, а также открывая новые возможности изучения истории формирования персидско-таджикского литературного языка.

Раздел 2.4., именуемый «Омонимы в словарях», изучают специфику одинаково звучащих слов, у которых нет общих семантических признаков, дающих возможность считать соответствующие значения значениями одного слова. Так, толкование лексической единицы «бед» в словаре «Фарханги Джахонгири» приводит к выводу, что слово «бед» имеет четыре значения. Первое значение интерпретирует название известного дерева. Второе – название дива. В третьем – употребляется в значении «бувед и бошед» (будьте, бывайте). В четвертом значении означает «кирмак» (червь (кокон) съедающий бумажные и шерстяные изделия), и наконец, дополнительное значение этой единицы в языке хинди – название книги религиозной культуры. В этом разделе характеризуются множество омонимичных единиц (зоч, лощ, Хужанд, рух, чак, шампурц, кам, туд=ь, ш=р) и мн. др. Исследование природы большой группы омонимичных слов словаря «Фарханги зафангуё ва джханпeй» устанавливает, что в нем приведены комментарии более 240 омонимов. Здесь же рассматриваются воззрения многих лексикографов различных периодов по вопросу принадлежности той или иной единицы к омонимичной категории лексики, история их возникновения и преобразования. Изучение вопроса убеждает, что в ряде случаев отнесение различных значений к отдельным словам-омонимам или же их объединение в составе многозначного слова не представляется бесспорным и осуществляется в различных словарях неодинаково.

Раздел 2.5. «Переносные значения и способы их передачи в словарях», предоставляет сведения о том, что переносное значение как определение на уровне семантики лексических единиц является ассоциативным, образным квантором, т.е. таким компонентом семантической структуры слова, который участвует в процессе образно-оценочной референции. В конкретно-референтных высказываниях изменяется и их категориальный смысл, а именно: переносные значения выражают подвид смысла. Собранные и проанализированные материалы словарей свидетельствуют о том, что производное лексическое значение слова, связанное с основным значением отношениями метонимической, метафорической зависимости, функциональной общностью или какими-либо ассоциативными признаками привлекало внимание составителей словарей. Авторы глоссариев при комментировании подобных единиц уделяли серьезное внимание их реальной семантике, а также различным их ассоциативно-образным оттенкам смысла.

В контексте данного раздела приведено множество единиц, обладающих переносным значением (дуда, р=ь, н=к, сипурдан, канд) и др. Представлены и обоснования составителей словарей относительно комментариев лексических единиц с переносным значением. Эти значения в словарях обычно осложнены экспрессивно-оценочными значениями и в отличие от главных значений им часто свойственно явление диффузности (отсутствие четких семантических границ).

2.6. «Диалектные единицы в словарях». Углубленное изучение словарных богатств толковых словников выявляет факт широкого представления диалектной лексики в словарях средневековья. Их авторы в целях показа ещё одного языкового явления - существования диалектной лексики и её обособления - использовали особые знаки регионального или территориального их наименования или обозначения. При толковании определенной части лексических единиц авторы словарей отмечали их принадлежность к конкретной региональной территории, придавая им особые знаки обозначения, поскольку в зависимости от широты территориального охвата диалектной лексики они могут быть общими и региональными. Изученный словарный материал выявляет, что в разряд общих диалектных слов включается лексика всех диалектов языка. В региональные диалекты включается лексика одного диалекта или даже говора одной местности, и поэтому авторы словарей при толковании некоторой части лексических единиц указывают и на обозначение их регионального или территориального происхождения: забони Мовароуннаьр, Кухистон, Систан, Озарбойгон, дайламиён, бухори, нишопуриён, дуриён, афгонон, шерозиён, порсиён и т.п. Например, додар – бародар ва д=ст ба забони Мовароннаьр аст (2,102). Подобная классификация лексики в словарях способствует познанию истории регионального происхождения языка. Интерпретация слов по региональному аспекту встречается: а) при обозначении конкретных значений одного слова; б) при комментировании синонимов единиц; в) при непосредственном отражении заимствованных слов; г) при толковании исконных или синонимичных аналогов одной единицы. Анализ диалектной лексики словарей приводит к заключению, что авторы словников и особенно Бадриддин Ибрахим глубоко чувствовали языковую природу диалектной лексики, закономерности её распределения по территориальному аспекту.

2.7. «Отражение проблем фразеологии в словарях». Центральным вопросом изучения в указанном разделе работы является проблема фразеологизации слов и словесных единиц словарей, понятие их мотивации в процессе употребления. Отношения мотивации устанавливаются между двумя семантически родственными знаками, один из которых имеет конкретное значение, а другой – фразеологизированное образно-оценочное пред­ставление. При этом, как свидетельствуют материалы словарей, одно из них синхронически является с формальной и семантической точек зрения первичным (свободным), мотивирующим, исходным, обуславливающим появление вторичного фразеологизированного знака, а другое – вторичным, мотивированным, выводимым из него (первого) (фразеологизированным знаком). Фразеологизированное понятие обычно более сложное по структуре основы, содержащей больше знаков, чем основа мотивирующего слова, так как всякое мотивированное слово бинарно дву- или более-членно (доманчок будан, доман афшондан, сипарц шудан, жомаи сурх п=шидани султон, хат бар об кашидан, кул=хи хушк бар лаб молидан, коьи к=ьна ба бод додан, лоф задан) и мн.др. В некоторых прежних словарях – «Лугати фурс» Асада Туси, «Чароги хидоят» Орзу и других их авторы в целях подтверждения своих доказательств приводят примеры из художественной литературы. Далее нами комментируются концепции составителей словарей относительно отражения проблем фразеологии в словарях.

В итоговом «Заключении» обобщены специфические особенности грамматических элементов персидско-таджикских словарей XIV-XVII веков и факторы, регламентирующие эти особенности, формирующие теоретические основы для решения множества практических проблем словарных традиций и прежде всего их грамматики.

Цитированная литература:

1. А[адов {. «Фар[анги Рашидb» - [амчун асари лексикографb. - Душанбе: Дониш, 1981. – 119с.

2. Бадруддин Ибро[им. Фар[ангномаи зафонгeё ва xа[онпeё / Ба кeшиши дуктур {абибулло[и Толибb. - Те[рон: Муассисаи фар[ангb ва интишороти Позина, 1381. – 524с.

3. Баевский С.И. Ранняя персидская лексикография ХI-ХV в.в. – М.: Наука, 1989. - 164с.

4. Бадр ад-Дин, Ибрхм. Фарханг-и зафнгeй ва джахнпeй. Факсимиле рукописи. Издание текста, введение, список толкуемых слов, приложения С.И. Баевского. - М.:Наука, 1974. - 199+111с.

5. Uиёсов Н.И. Назаре ба фар[анг ва фар[ангнигории тоxик. -  Фар[анги Rаввос.- Хуxанд: Нури маърифат, 2003.- С.3-21.

6. Fиёсова Ф.Н. Усули ташре[и шакл ва маънии калима дар фар[анг[ои  rарни ХVII. Рисола… номзади илм[ои филол. -  Хуxанд, 2006. - 173с.

7. Де[худо, Алиакбар. Луuатнома. - Те[рон: Чопхонаи Маxлис, 1325, X.1.

8. Нахxувонb, Му[аммад. Си[о[-ул-фурс / Ба э[тимоми дуктур Тоатb. - Те[рон: Бунго[и  тарxума ва нашри китоб, 1341ш.- 343с.

9. Рустамов Ш.Р. «Шарафномаи Манярb» - фар[анги тафсирии садаи ХV (xанба[ои адабb-матншиносb). Рисолаи... номзади илм[ои филологb. – Хуxанд, 2004.- 197с.

10. Фахруддин, Муборакшо[ Rаввоси Fазнавb. Фар[анги Rаввос / Фаро[амовардагони матн, муаллифони пешгуфтор, тавзе[от ва фе[рист[о Хоxаева М. ва Саидов С. - Хуxанд: Нури маърифат, 2003. -292с.

11. Xорутb, Абулало Абдулмeъмин. Фар[анги Маxмeат-ул-фурс / Тас[е[и дуктур Xувайнb  - Те[рон: Интишороти Донишго[и Те[рон, 1378. – 358с.

Основные положения  диссертации опубликованы

в следующих  работах автора:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах,

указанных в Перечне ВАК Минобразования и науки РФ:

  1. Принципы фиксирования произношения слов в «Фарханги зафнгeй ва джханпeй» //  Известия АН РТ. Отделение общественных наук. –Душанбе, 2008. -  №4. -  С.91-96.
  2. Особенности использования синонимов в средневековых фархангах // Учёные записки Худжандского государственного университета имени академика Б.Гафурова (серия гуманитарные науки). – Худжанд, 2012. -№2 (30). - С.20-29.

Публикации в иных изданиях:

  1. Принципы толкования слов и словосочетаний в «Гиёс-ул-луготе». -  Таблаи аттор (сборник статей молодых ученых и аспирантов ХГУ им. академика Б.Гафурова). - Ч.2.-Худжанд: Государственное издательство имени Р.Джалила, 2001. - С.143-147.
  2. Некоторые замечания о периодизации персидско-таджикской лексикографии // Учёные записки Худжандского государственного университета имени академика Б.Гафурова (серия гуманитарные науки). - Худжанд, 2002. - №5. -С. 49-56.
  3. «Борондида, болондида, полондида» // «Худжанд» (Литературный и научно-общественный ежемесячник исполнительного органа государственной власти Согдийской области). -  2002. - №3. -С.59-69.
  4. Словарь «Мустала[от-уш-шуаро» Вораста – важное лексико­графическое произведение. -  Раховарди олимони чавон (сборник статей молодых ученых). -  Т. 5. -Худжанд, 2002. -  С. 7-18.
  5. Фахруддин  Муборакшох Каввоси Газнави.  Фарханги Каввос / Переложение текста, введение, комментарии и указатели М.Ходжаевой и С.Саидова. – Худжанд: Нури маърифат, 2003. – 290с.
  6. Авторы средневековых словарей о стяжении // Учёные записки Худжандского государственного университета имени академика Б.Гафурова (серия гуманитарные науки). -Худжанд, 2003. - №7. - С. 33-42.
  7. Транскрипция слов в средневековых толковых словарях // Учёные записки Худжандского государственного университета имени академика Б.Гафурова (серия гуманитарные науки). –Худжанд, 2004. -№9. -С.20-32.
  8. Этимологические элементы в «Фарханги Рашиди»  / Номаи ховаршиносон (сборник статей). – Худжанд: Нури маърифат, 2005. – С. 172-179.

Подписано в печать 26.03.2012г. Формат 60х84/16

Объём 1,5п.л.Заказ №291. Тираж 100

Издательство «Нури маърифат» ХГУ им. академика Б. Гафурова

735700, г. Худжанд, ул. Ленина. 32.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.