WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Каирова Ирина Александровна

СОЦИАЛЬНОЕ  МИФОТВОРЧЕСТВО В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ МЕДИАПРОСТРАНСТВЕ

Специальность 9.00.11 – Социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Донской государственный технический университет».

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

Дружба Ольга Владимировна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Скорик Александр Павлович

Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт)

Заведующий кафедрой  Теории государства и права и отечественной истории

доктор философских наук, профессор

Штомпель Людмила Александровна Институт архитектуры и искусств ЮФУ

Заведующая кафедрой Философии и социологии архитектуры и искусства

Ведущая организация

Ростовский государственный строительный университет

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.058.07 по философским наукам при Донском государственном техническом университете по адресу:

344000 г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина, 1, ауд. 252.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Донского государственного технического университета по адресу:

344000 г. Ростов-на-Дону, пл. Гагарина, 1

Автореферат разослан 24 апреля 2012 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент       Л.Н.Горбунова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.  Философское осмысление процессов социального мифотворчества и  формирования социальных мифов  в современном российском медиапространстве приобретает особую значимость в свете целого ряда обозначившихся в России на рубеже ХХ-ХХI вв. новых тенденций в экономической, социально-политической, духовно-нравственной сферах, а также в связи с теми насущными задачами, которые необходимо решить для осуществления модернизации страны. 

Актуализацию социального мифотворчества, мифологического сознания на протяжении всего ХХ столетия и в начале ХХI века исследователи характеризуют как «ренессанс мифа», «ремифологизацию», отмечая, что практически невозможно найти ни одной сферы общественной жизни, в которую бы не проникли социальные мифы.  Особую актуальность задаче социально-философского анализа современных мифов и мифотворческой практики  придают динамично идущие процессы информатизации и медиатизации российского общества, вследствие которых значительно возрастают возможности и потенциал влияния социальных мифов на общественное сознание и социальное поведение.

Создаваемое современными средствами коммуникации и мультимедийными технологиями особое медиапространство все более приобретает характер конститутивного фактора в процессе построения картины мира, формирования жизненных ценностей и выбора моделей социального поведения  как отдельных индивидов, так и общества в целом, осуществляя, таким образом, функцию их идентификации и социализации.

Информационная революция второй половины XX века вызвала  увеличение и разнообразие средств массовой коммуникации. Появление глобальной информационной сети Интернет, сотовой и спутниковой связи изменило механизмы информационно-коммуникативного и социального взаимодействия между людьми, их образ жизни.

Структурно-функциональное изменение медиапространства современного общества в результате распространения новых информационных технологий обусловило трансформацию традиционных, исторически сложившихся механизмов трансляции социального опыта, а также поиск новых коммуникативных форм адаптации к современным условиям существования, изменение ценностных ориентаций и мотивации поведения человека.

Именно эти процессы, разворачивающиеся в российском обществе на фоне его системной социокультурной трансформации, которая имела в конце 1990-х – начале 2000-х гг. ярко выраженный кризисный характер, обусловили ремифологизацию современного российского социума, возвращение в социальную жизнь модернизированных мифов, способствовали  распространению неомифологий, актуализации мифологического сознания в политике, науке, образовании, в массовой культуре, рекламе и др.

Высокая активность процессов социального мифотворчества в современном обществе, широкое распространение социальных мифов, превращение их в значимый фактор социальной жизни  делают необходимой задачу научного исследования и  философского осмысления этих социальных процессов и явлений. 

Значительную актуальность представляет проблема социального мифотворчества и в контексте анализа модернизационного процесса в российском обществе. В настоящее время ключевым фактором инновационного развития, эффективной технико-технологической, политической модернизации является социокультурная модернизация, консолидация российского общества, преодоление его духовно-нравственного и социального кризисов. Интегрированная модернизация требует модернизации социальной сферы российского общества, диктует необходимость реформирования, адаптации к современным условиям социальных систем и институтов, выполняющих важные функции воспроизводства человеческого потенциала, функции социализации и социальной адаптации индивидов.

Семья - один из таких социальных институтов, от которого в значительной степени зависит стабильность общества, иерархия его внутренних связей и ценностей. Семья играет значимую роль в первичной социализации человека, влияет на формирование его личности, ценностных установок, отношение к культурному наследию и многое другое. В условиях системной социокультурной трансформации общества именно семья, происходящие в ней изменения во многом определяют характер и динамику социального развития. Показательно в этом смысле, что В. Путин, отмечая ряд проблем в сфере семейных отношений в своей программной статье, определяющей приоритеты социальной политики государства, подчеркнул, что в настоящее время «…на первый план выдвигается проблема помощи семьям с детьми» .

Тесная связь функционирования семьи и общества предопределяет актуальность исследования процессов, происходящих в сфере семьи и семейных отношений, выявление их сущности, определение факторов и причин серьезных негативных явлений в этой сфере, таких как депопуляция населения страны, высокий уровень разводов, рост насилия,  детской беспризорности, социального сиротства.

Среди факторов, обуславливающих трансформацию семьи и семейных отношений, особое место занимают средства массовой информации и коммуникации. Они формируют в медиапространстве ее образ, в значительной степени мифологизированный, что оказывает неоднозначное влияние на указанные процессы. Социально-философское осмысление факторов, механизмов и последствий мифологизации такого важного социального института как семья в процессе формирования ее образа в современном российском медиапространстве является, таким образом,  актуальной задачей как в  теоретическом, так и в практическом плане. 

Степень научной разработанности проблемы. Избранная тема исследования имеет междисциплинарный характер. Условно весь корпус научных работ, посвященных отдельным аспектам темы диссертационного исследования, может быть разделен на три группы:

•        во-первых, широкий круг работ по социальной мифологии,

•         во-вторых, работы по теории и практике массовой коммуникации,

•         в-третьих, работы, в которых исследуются проблемы трансформации современной семьи и семейных отношений в современном российском обществе.

Литература, посвященная проблематике мифа, обширна и разнообразна. Научное изучение мифологии началось в  XVIII веке. В XIX столетии проблематика архаических мифов активно разрабатывалась представителями этнологии, социальной и культурной антропологии, лингвистики, а также  искусствоведами, филологами и представителями других отраслей гуманитарного знания, исследования которых сложились в несколько научных школ и направлений.

Начиная со второй половины XIX в. складывается и на протяжении всего ХХ столетия актуализируется традиция социально-философского анализа феномена мифа и мифотворческих практик в контексте современности.  Ряд важных положений, идей и выводов о месте и роли социальных мифов, их  сущности и природе, структуре и функциях, технологиях мифотворческой практики, сформулированных представителями различных философских направлений, составляют теоретический фундамент для исследования процессов социального мифотворчества в современном российском обществе.

Начало философскому исследованию социальных мифов в собственном  смысле этого  слова  положили  работы  А. Шопенгауэра и  Ф. Ницше, которые одними из первых использовали понятие «социальный миф» в процессе анализа властных отношений. Это актуализировало проблематику идеологического воздействия на индивидуальное и массовое сознание, стимулировало исследование социальных мифов как средства манипулирования массовым сознанием. Идею о мобилизующей роли социальных мифов развивали Ж. Сорель и Г. Лебон, которые видели в них мощное средство воздействия на массы, способное вызвать их политическую активность.

Одной из центральных идей в разработке проблематики социального мифа и мифотворчества в ХХ в. стала трактовка социального мифа как живого идеологического явления современности, а также выявление его сущностной близости с новейшими политическими идеологиями, в том числе тоталитарными (Ф. Ницше, Ж. Сорель, Э.Кассирер, Р. Барт, М. Элиаде  и др.).

Методологически важные для исследования социальных мифов выводы о возможности их интерпретации через призму психических процессов, через призму понятий индивидуального и коллективного бессознательного содержат работы создателя психоаналитического направления в теории мифа З. Фрейда и его последователей К.-Г. Юнга, Э. Фромма и др.  Учение об архетипах К.-Г. Юнга дает ключ к пониманию специфики мифологической коммуникации, объясняет способность сообщений, построенных по законам мифа, обходить фильтры коммуникационных барьеров.

Представитель социологической школы Л. Леви-Брюль в своих работах, посвященных проблемам первобытного мышления, раскрыл социорегулятивную функцию мифа, показав, что миф обеспечивает сопричастность человека с социальной группой, а социальной группы - с окружающей социальной и природной средой.

Значительным  вкладом в разработку символической теории социального мифа стали исследования Э. Кассирера, который выявил рациональные элементы мифа, в отличие от Л. Леви-Брюля, подчеркивающего иррациональный прелогизм мифа на основе механизма партиципаций. Работая  в исследовательской парадигме  неокантианства, Э. Кассирер предложил использовать понятие символа для анализа форм человеческой культуры, в том числе мифа. Он проанализировал процесс архаического и современного мифотворчества, рассмотрел технологии создания современных политических мифов, одним из первых показал, что мифы, являясь неотъемлемой структурой общественного сознания, актуализируются в ситуациях социального слома, кризиса, а фактором, способствующим распространению мифологического сознания в обществе, является высокий уровень развития техники и средств массовой информации.

ХХ в. тематизирует коммуникацию в качестве приоритетного объекта исследований в самых разных областях социально-гуманитарного знания.  Во многих социально-философских концепциях осуществляется феноменологический и функциональный анализ социальной коммуникации, современное общество предстает как система коммуникаций, социальное действие – как коммуникативное действие, а человек – как коммуникативная личность (Дж. Мид, Г.Блумер, А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, Н. Луман и др.).

Социально-коммуникативная парадигма интерпретации мифа берет свое начало в трудах таких представителей социально-философской мысли XIX – начала ХХ вв., как К. Маркс, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм и др.

Важный вклад в формирование социально-коммуникативной парадигмы мифа в ХХ в. внесли представители структурно-семиотического направления в теории мифа – К. Леви-Стросс, Р. Барт, У. Эко и др. Они применяли структурно-семиотические методы для выявления коммуникативной и знаковой природы социальных мифов, механизмов конструирования идеологических мифов, функционирования мифов в социальной жизни, в художественной и массовой культуре, в рекламе, в средствах массовой коммуникации.

Структурный подход позволил К. Леви-Строссу описать эффективное действие логических механизмов мифологического мышления и осуществить последовательный анализ мифа как характерного явления культуры, который выявляет  инвариантные структуры, лежащие в человеческом подсознании

Чрезвычайно важный вклад в разработку методологии исследования современных социальных мифов в рамках коммуникативной парадигмы внес Р. Барт. В рамках своей структурно-семиотической концепции мифа Р. Барт вводит миф в институциональное пространство совместного социального бытия как формальный компонент, как элемент коммуникации, как один из способов означивания, своеобразный культурный медиатор. Миф, таким образом, выступает как инструмент семантического моделирования окружающего мира и одновременно как способ самоидентификации субъекта.

Разработка проблематики мифа в отечественной философской традиции связана с именами А. Н. Афанасьева,  А.А.Потебни, А.Лосева, В.Проппа, Б.Поршнева, Ю. Лотмана, С.Аверинцева, М. Бахтина, М. Мамардашвили, В. Топорова и многих других.  Внимание отечественных исследователей в дореволюционный и советский периоды было сосредоточено, главным образом, на анализе классической мифологии, архаических мифов, процесса мифотворчества, выявлении особенностей мифосознания как специфической формы освоения и конструирования социальной реальности на ранних этапах исторического развития человеческого общества. Немногочисленные работы, посвященные современным социальным мифам, были выполнены в рамках марксистской научной парадигмы и рассматривали современные мифы в контексте классовых противоречий буржуазного общества  и критики буржуазной идеологии (П.С.Гуревич).

В российской социально-философской мысли проблематика социального  мифотворчества активно разрабатывается Е. Мелетинским, А. Ахиезером, В. Пивоевым, И. Черепановой, С. Неклюдовым, В. Полосиным, С.Тихоновой и др. Большое количество исследований посвящено политическим мифам современного российского общества как эффективному инструменту манипулирования общественным сознанием (Г.В. Осипов, А.В Кольев, Р.А. Зобов, В.Н. Келасьев, А.В. Ставицкий,  Н.И.Шестов, А. Цуладзе С.Кара-Мурза и др.). 

Значительное внимание исследователи уделили разработке категориально-понятийного аппарата, выяснению сущности и функций социальных мифов (Н.С. Автономова, О.С. Новикова, Т.И. Ковалева, А.А. Мишучков, В.В. Ферсович и др.), выявлению специфических особенностей социальных мифов и мифологического сознания (А.Л. Топорков, С.С. Васильев, С.В.  Рязанова, С.И. Белоусова, О. Ляшенко и др.), сравнительному анализу архаических и  современных мифов, механизмам мифотворчества (А.Косов, Д.Драгунский и др.).

Разработку проблем социального мифотворчества в рамках аксиологического подхода на основе идей А.Ф.Лосева, М.С. Кагана осуществляют  Н.И. Соболева, А.А. Кандрашина и др.

Проблема влияния средств массовой коммуникации  на общество привлекла внимание философов с момента формирования системы массовых коммуникаций и актуализировалась каждый раз в ситуации революционных изменений технических средств связи и передачи информации. Значительный вклад в разработку концепции массовой коммуникации внесли исследования Г. Лассуэлла, У. Липпмана, У. Шрама, Д. Дьюи, П. Лазарсфельда, К. Ховланда,  Ч.Р. Миллса, Д. Маккуэйла, Г. Гербнера и др.

В 1960-1980-е годы появились работы основоположников теории информационного общества Д. Белла, М. Кастельса, Э. Тоффлера, М. Маклюэна, Д. Нейсбита и др., посвященные анализу того, как происходит  взаимо¬действие складывающейся глобальной медиасистемы с обществом. Они сформулировали выводы о чрезвычайно важной, системообразующей роли медиа в жизни социума, которые по мере появления, развития и проникновения новых информационно-коммуникационных технологий в  ткань социального бытия кардинально меняют жизнь социума.

В рамках темы диссертационного исследования значительный интерес представляют работы С.Тихоновой, Н. Кириловой, Е. Кузнецовой, А. Ульяновского, Е. Баландиной, С. Васильева, А. Баринова, в которых проблемы социального мифотворчества в современном российском обществе  рассматриваются через призму процесса массовой коммуникации.

Поставленная диссертантом задача раскрыть  процесс мифологизации образа современной семьи в российском медиапространстве потребовала изучения широкого круга работ, посвященных проблемам трансформации семьи и семейных отношений, а также влиянию средств массовой коммуникации на формирование ее образа, моделей семейного поведения и динамику семейных ценностей. Это работы А.А. Антонова, А.Г. Вишневского, Ж.Т. Тощенко, А.В. Верещагиной, Н.Орловой, З.С. Лапшиной И. Белобородова, Н. Крыгиной, А. Коротковой, И.Леоновой, М.Терских, И. Проневской, С.Зелинского, О.Васильевой, М.Яницкого, Г.Кисловой, Н. Туякбасаровой, И.Грошева, И. Молчанова и др.

Предпринятый нами анализ выявил, что, несмотря на широкий круг исследований, целый ряд важных аспектов социального мифотворчества в медийном пространстве современного российского общества, в том числе факторы, механизмы и социальные последствия процесса мифологизации медиаобраза семьи, нуждается в дальнейшей разработке и осмыслении в русле социально-философского подхода. 

Объект исследования социальное мифотворчество в современном российском обществе.

Предмет исследования мифологизация образа современной семьи в медиапространстве как фактор ее трансформации в условиях модернизации российского общества.

Цель исследования социально-философское осмысление процессов социального мифотворчества в медиапространстве современного российского общества на примере мифологизации медиаобраза  семьи.

Сформулированная цель диссертационной работы предполагает решение ряда следующих задач:

- обобщить научные направления исследования современных социальных мифов и мифотворчества;

- выявить специфику и функции современных социальных  мифов;

- рассмотреть современную массовую коммуникацию в качестве механизма социального мифотворчества;

- проанализировать социокоммуникативные факторы процесса трансформации семьи в контексте модернизации и медиатизации современного российского общества;

- проанализировать процесс мифологизации  образа современной российской семьи в медийном пространстве;

- рассмотреть образ семьи в рекламном дискурсе как социальный миф.

Гипотеза исследования. Предполагается, что вследствие медиатизации российского общества значительно возрастают возможности социального мифотворчества и потенциал влияния социальных мифов на общественное сознание и поведение через создаваемые и постоянно воспроизводимые в медийном пространстве  мифологизированные образы социальных явлений и процессов, которые все более приобретают характер конститутивного фактора в процессе построения картины мира, формирования жизненных ценностей и выбора моделей социального поведения,  как отдельных индивидов, так и общества в целом, осуществляя, таким образом, функцию их идентификации и социализации, что может иметь неоднозначные социальные последствия и требует контроля со стороны государства и гражданского общества.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составляют положения и выводы социально-философских концепций социальной и массовой коммуникации, теории информационного общества, теории мифа, а также социально-философской концепции современной семьи.

Для решения задачи социально-философского анализа социального мифотворчества и  современных мифов в рамках социокоммуникативного подхода  важное методологическое значение имели выводы и положения концепции социального мифа Ф. Ницше, Ж.Сореля, теория «коллективного бессознательного» и учение об архетипах К.-Г. Юнга, символическая теория мифа Э. Кассирера, структурно-семиотическая концепция К.Леви-Стросса, коммуникативная теория мифа Р. Барта, а также идеи отечественных исследователей природы мифа и мифического – А. Лосева, Ю. Лотмана, Е.Мелетинского, П. Гуревича, С. Тихоновой и др.

Значение современных социальных мифов как конститутивных факторов социальной жизни было раскрыто на основе концепций социальной коммуникации, разработанных представителями таких научно-исследовательских направлений, как символический интеракционизм и феноменологическая социология (Дж. Мид, А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман).

Теоретической основой анализа процесса медиатизации российского социума явились выводы и положения теории информационного общества О. Тоффлера, М. Маклюэна, М. Кастельса.

Исследование процессов мифотворчества в медийном пространстве и анализ влияния создаваемых в этом пространстве медиаобразов на общественность осуществлялось на основе концепций массовой коммуникации, в частности на основе выводов теории «формирования приоритетов», функциональной теории Г. Лассуэлла, Ч.Р. Миллса, Д. Маккуэйла, теории «социального научения» Г. Гербнера и др. 

Теоретической основой изучения социокоммуникативных аспектов процесса трансформации семьи и семейных отношений, анализа  процесса  мифологизации образа семьи в медиапространстве стала концепция современной семьи, разработанная в исследованиях А. Антонова, А. Вишневского, Л. Карцевой, А. Верещагиной и др.

Диссертационная работа основывается на таких принципах научно-исследовательской деятельности, как объективность, всесторонность, системность. Для решения поставленных исследовательских задач использовались методы структурно-функционального анализа, сравнительный метод,  интегративный метод, методы каузального анализа и др.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

  1. Обобщены основные научные направления и результаты  исследования социального мифотворчества  и социальных мифов, определена теоретико-методологическая основа социально-философского анализа социального мифотворчества в современном российском обществе..
  2. Выявлены специфика и функции современных социальных  мифов как факторов идентификации и социальной адаптации.
  3. Раскрыты коммуникативные механизмы социального мифотворчества как процесса формирования медиаобразов социальных объектов и процессов.
  4. Определено место и значение медиаобраза семьи как социокоммуникативного фактора процесса ее трансформации в контексте социальной модернизации и медиатизации современного российского общества.
  5. Выявлены социокоммуникативные механизмы и особенности мифологизации образа современной российской семьи в медиапространстве. 
  6. Раскрыт аксиологический контекст мифологизированного образа семьи в рекламном дискурсе российского медиапространства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Анализ и обобщение основных направлений и результатов исследования социальных мифов позволяет выделить социально-коммуникативную модель интерпретации мифа в качестве теоретико-методологической основы социально-философского анализа процесса социального мифотворчества в медиапространстве современного российского общества.  Основополагающий тезис социально-коммуникативной модели интерпретации мифа  заключается в том, что современный социум представляет собой систему взаимообусловленных коммуникаций, коммуникативных отношений и связей, возникающих в процессе  совместной жизни людей, воспроизводимых и трансформируемых их деятельностью. В рамках социально-коммуникативного подхода социальный миф рассматривается как социальная коммуникация особого типа, которой присущи архетипичность, авторитарность, эмоциональность, многослойность, универсальная модальность,  вневременность, конкретность, анонимность, вследствие чего мифологическая коммуникация обладает значительным потенциалом воздействия на общественное сознание и выбор моделей социального поведения.

2.  Анализ социального мифотворчества в современном российском обществе выявляет специфику динамики этого процесса и основные функции социальных мифов в трансформирующемся российском социуме. На начальном этапе системной трансформации российского общества в 1990-е гг., в ситуации острого политического и социально-экономического кризиса  в социуме доминировали политические и исторические мифы, целенаправленно конструируемые и выполнявшие компенсаторную, мобилизующую, интегративную функции. В 2000-е гг. в период стабилизации политической ситуации и улучшения социально-экономического положения активизируются процессы стихийного мифотворчества в социальной сфере и актуализируются функции идентификации и социализации социальных мифов, в процессе реализации которых миф придает смыслообразующую направленность социальному поведению, репрезентуя модели социальных ролей и отношений на основе набора новых для социума либеральных ценностей. 

3.  Мифогенерирующий потенциал средств массовой коммуникации (масс-медиа) обусловлен  как содержанием, так и характером осуществляемой ими коммуникации. Современные масс-медиа являются не только каналом трансляции, но и генератором  социальных мифов.  Миф и мифологическое имманентны природе современной массовой, особенно  аудиовизуальной коммуникации, современный миф инкорпорирован в символические коды массовой коммуникации. Анализ социальных функций системы массовой коммуникации и информации показывает, что они в основном аналогичны функциям современных социальных мифов. Масс-медиа реализуют функции социального ориентирования, идентификации и социализации посредством создания и трансляции в медиапространстве  образов и моделей различных социальных явлений и процессов, которые в своей совокупности формируют в общественном сознании медиаобраз социальной реальности. При этом, как правило, остается неотрефлексированным то обстоятельство, что  конструируемый медиа образ социальной реальности в значительной степени является превращенным, мифологизированным образом.

4. В настоящее время ключевым фактором эффективной модернизации и инновационного развития является социокультурная модернизация, консолидация общества, преодоление его духовно-нравственного и социального кризисов, что предопределяет  необходимость реформирования, адаптации к современным условиям социальных систем и институтов, выполняющих важные функции воспроизводства человеческого потенциала, функции идентификации и социализации, одним из которых является современная российская семья. Между тем сфера семьи и семейных отношений характеризуется серьезными негативными явлениями, такими как депопуляция населения страны, высокий уровень разводов, рост насилия,  детской беспризорности, социального сиротства.

Среди факторов, влияющих на  процессы в сфере семьи и семейных отношений, особое место  в условиях медиатизации российского социума занимают средства массовой информации и коммуникации,  формирующие в медиапространстве  в значительной степени мифологизированные образы семьи, которые оказывают в основном негативное влияние на указанные процессы, в то время как потенциал положительного влияния медиа на семью остается нереализованным в силу таких причин, как коммерциализация средств массовой информации, их зависимость от рекламных бюджетов, отсутствие общественного контроля, низкий профессиональный уровень журналистов и др.

5. Образ современной российской семьи, формируемый в медийном пространстве средствами массовой информации и коммуникации, представляет сложный виртуальный конструкт, который имеет гетерогенный характер, обусловленный наложением когнитивно-рационального и аффективно-эмоционального медийных дискурсов, выступает в качестве репрезентанта социального института семьи и включает в себя ряд образов-имиджей отдельных типов семьи (традиционная семья, современная или эгалитарная семья, нуклеарная, многодетная, приемная и др.) и семейных отношений (супружество, родительство, родство). 

Медиаобразы современной российской семьи, конструируемые и транслируемые средствами массовой коммуникации, условно можно разделить на два типа:  образы апеллирующие к когнитивно-рациональной сфере человека и образы, апеллирующие к аффективно - эмоциональной сфере.  Наибольшей силой инспирации обладают образы второго типа, анализ которых выявляет тенденцию их закрепления в качестве новых социальных мифов. Негативная интенция  образов традиционной, многодетной, приемной семей, образов старшего поколения в аудиовизуальных электронных  и популярных печатных медиа формирует реакцию отторжения от сложных проблем в сфере семьи и семейных отношений,  порождают конфронтацию и поляризацию общественного сознания на основе противопоставления бинарных оппозиций «мы – они», «добро – зло». Ослабление  основных функций семьи как социального института свидетельствует о разрушении прежней системы ценностно-нормативной регуляции социального поведения и росте внесемейных ориентаций в ущерб семейным. Индикатором этого процесса становится формирование и трансляция мифологизированных образов внебрачных сексуальных отношений, смысловой контекст которых заключается в их легитимации.

6.  Анализ созданного в рекламном дискурсе образа семьи позволяет сделать вывод о его мифологическом характере, который проявляется в трансформации социального пространства реальной российской семьи в мифологическое пространство.

Рекламный образ семьи транслирует идеальную модель счастливой семьи, практически идеального супружества, родительства, детства. Однако контекстуальный анализ рекламного дискурса, позволяет сделать вывод о том, что большая часть рекламной информации имеет демографически негативный характер, транслирует образы неполной, как правило, материнской семьи, задает негативную интенцию образа отца,  а рекламные образы семьи зачастую являются  гендерно некорректными, воспроизводящими патриархатные ценности и стереотипы.

Анализ аксиологического контекста рекламного образа семьи показывает, что он содержит гетерогенный набор социальных моделей и ценностей, что, в принципе соответствует ситуации транзита российского социума. 

Транслируя идеализированные образы семьи, рекламный дискурс осуществляет компенсаторное влияние на социум. Вместе с тем, анализ образа семьи в рекламном  дискурсе  позволяет констатировать, что данный образ отражает тенденцию превращения его в один из потребительских мифов. Посредством мифологизированного образа семьи в рекламном дискурсе культивируются ценности общества  потребления, при этом меняется отношение к ней массового сознания, которое включает  семью в набор потребительских ценностей и превращает в один из потребительских мифов.  Индикатором этого процесса является  постепенное смещение семьи из набора ценностей терминальных в группу ценностей инструментальных, что фиксируют результаты социологических исследований.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования определяется актуальностью задачи социально-философского осмысления факторов, механизмов и социальных последствий процессов мифотворчества в современном российском медиапространстве на примере мифологизации  образа  семьи.

Положения, выводы и материалы диссертационной работы могут быть использованы в учебном процессе при разработке таких лекционных курсов, как «Социальная философия», «Теория и практика массовой информации», «Имиджелогия», «Масс-медиа современной России» и др.

Апробация работы. Основные положения диссертационной работы  обсуждались на заседаниях кафедр философии и связей с общественностью Донского государственного технического университета. Результаты исследования докладывались на  следующих научных конференциях: III Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы журналистики в условиях глобализации информационного пространства» (г. Челябинск, 2009 г.), XVII Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Инновации. Интеллект. Культура» (г. Тобольск, 2009г.), Международная научно-практическая конференция «Судьбы национальных культур в условиях глобализации» (г. Ростов-на-Дону, 2010), Межвузовская научно-практическая конференция «Социальные коммуникации и российское высшее образование» (г. Ростов-на-Дону, 2011г.).

Основные выводы и результаты диссертационного исследования отражены в 8 научных публикациях общим объемом 2,4, в том числе в 3 статьях в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ с общим объемом 1,2 п.л..

Структура диссертации включает в себя: введение, две главы, состоящие из шести параграфов, заключение, список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, определяются цель и задачи исследования, обосновываются элементы научной новизны, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость работы, а также степень ее апробации.

В главе 1. «Социальное мифотворчество как предмет социально-философского исследования» рассматриваются основные научные направления исследования современных социальных мифов и мифотворчества, выявляется специфика и функции современных социальных мифов,  анализируются основные концепции массовой коммуникации.

В параграфе 1.1. «Основные научные направления исследования современных социальных мифов и мифотворчества» определяется теоретико-методологическая основа для  социально-философского анализа процессов социального мифотворчества в современном российском обществе. Рассмотрение основных  научных школ и направлений предваряет уточнение содержания понятий «миф» и  «социальный миф» в рамках диссертационного исследования – первое используется для обозначения архаических и  классических мифов, второе – для обозначения современных мифов.

Диссертант отмечает, что в ходе научного изучения проблематики мифа, которое началось в рамках философской традиции эпохи Просвещения, сложилось большое количество различных философских школ и  направлений. Обобщение  и  систематизация позволяют выделить несколько основных интерпретационных парадигм мифа: онтолого-экзистенциальную, культурно-семиотическую и социально-коммуникативную, в каждой из которых акцентуализированы различные формально-содержательные аспекты мифа и соответствующие им функциональные характеристики.

Как показывает диссертант, наиболее перспективной для решения задач социально-философского анализа социального мифотворчества в медиапространстве является социально-коммуникативная модель интерпретации мифа, основополагающий тезис которой заключается в том, что современный социум представляет собой систему взаимообусловленных коммуникаций, коммуникативных отношений и связей, возникающих в процессе социального взаимодействия людей. Вместе с тем, значительным методологическим потенциалом обладают выводы и положения других интерпретационных моделей и концепций мифа. Так, диссертант подчеркивает, что понятие «архетипа», введенное К.-Г. Юнгом является методологическим ключом для понимания антибарьерного механизма современной мифологической коммуникации, а архетипы Отца, Героя, Тени, Самости раскрывают коммуникативные механизмы реализации функций идентификации, социализации, регулятивной и некоторых других  посредством  социальных мифов.  Обращаясь к символической концепции мифа Э. Кассирера, диссертант акцентирует внимание на его анализе технологий создания политических мифов и показывает, что предложенная Э. Кассирером процедура анализа может быть экстраполирована на всю систему современных социальных мифов и использована для выявления механизмов их конструирования.

В параграфе подробно рассматриваются  идеи и выводы концепции социального мифа Ф. Ницше, Ж.Сореля, теории «коллективного бессознательного» и учения об архетипах К.-Г. Юнга, концепции мифа Э. Кассирера, К.Леви-Стросса, Р. Барта, выявляющие коммуникативную природу социального мифа. Обобщая их, диссертант  формулирует свое понимание социального мифа как социальной коммуникации особого типа, которой присущи архетипичность, авторитарность, эмоциональность, многослойность, универсальная модальность,  вневременность, конкретность, анонимность, вследствие чего мифологическая коммуникация обладает значительным потенциалом воздействия на общественное сознание и выбор моделей социального поведения.

В параграфе 1.2. «Специфика и функции современных социальных мифов» рассматриваются и систематизируются различные подходы к пониманию сущности и определению функций социальных мифов  современных российских социальных философов. Анализ ряда определений сущности и особенностей социальных мифов, позволил диссертанту сформулировать вывод о том, что наиболее продуктивным является определение социального мифа как способа переживания и объяснения жизни, что объединяет различные интерпретации социального мифа и  составляет основополагающий момент каждой из них. В диссертационном исследовании используется также определение социального мифа как системы онтологизированных семиотических ценностей, актуализированных  в данной конкретной социокультурной общности.

Значительное внимание уделено  сравнительному анализу архаических и современных мифов. Диссертант разделяет  в этом вопросе позицию  С.В. Тихоновой, согласно которой принципиальное отличие современной социальной мифологии заключается в акцидентальном характере  сакрального статуса современного мифа, новых технологиях мифотворчества и второстепенном значении по отношению к другим формам общественного сознания. Кроме того, мифы современного общества не подвластны никакой системе (в отличие от мифов архаических). Это скорее набор разрозненных мифов и мифологем, которые могут быть частью  идеологий, мировоззрений, а могут быть полностью самостоятельными явлениями.

  Из всего многообразия современных подходов к феномену социального мифа и социального мифотворчества диссертант в качестве наиболее  важного выделяет следующее:

  - мифология – один из наиболее значительных видов дискурсивной практики человека, важнейший способ конституирования человеком картины мира;

- миф представляет собой сложную семиотическую систему, позволяющую как архаическому, так и современному человеку сохранять собственную идентичность, поддерживать осмысленность собственного существования;

- в мифе происходит снятие противоречий природного и социального характера, но не путем разнесения дифференций во времени, а через их соотнесение в пространстве (синхрония);

- одна из важных особенностей мифологического мироконституирования – наличие большого количества образцовых действий, сводимых к базовым архетипам;

- мифологическая практика всегда может быть представлена как коммуникативная практика, миф - это коммуникация особого рода, обладающая  специфическими характеристиками, главной из которых является его способность преодолевать коммуникативные барьеры как  массового, так и индивидуального сознания. Миф существует в момент трансляции, передачи информации от рассказчика к слушателям, то есть в процессе коммуникации.

  Анализируя  широкий спектр социальных функций современных мифов, диссертант приходит к выводу, что  в каждый конкретный период развития социума актуализируются определенные, наиболее важные в данной исторической ситуации функции социальных мифов. Так, на начальном этапе системной трансформации российского общества в 1990-е гг., в ситуации острого политического и социально-экономического кризиса  в социуме доминировали политические и исторические мифы, выполнявшие компенсаторную, мобилизующую, интегративную функции. В 2000-е гг. в период стабилизации политической ситуации и улучшения социально-экономического положения актуализируются функции идентификации и социализации социальных мифов.

  В параграфе 1.3. «Массовая коммуникация как механизм социального мифотворчества»  осуществляется социально-философский анализ средств массовой коммуникации как механизма социального мифотворчества, раскрывается специфика социального мифотворчества в медийном пространстве,  анализируется влияние современных информационных технологий и созданных на их основе новых медиа на процесс конструирования социальных мифов. 

В параграфе рассматриваются основные этапы развития средств массовой информации и коммуникации и формулируется вывод о том, что ключевым моментом во взаимоотношениях системы массовой коммуникации с социальными институтами на современном этапе общественного развития является возрастание роли массмедийной коммуникации как инструмента воздействия на общественное сознание.

Диссертант отмечает, что проблема влияния средств массовой коммуникации  на общество привлекла внимание ученых с момента формирования системы массовых коммуникаций и актуализировалась каждый раз в ситуации революционных изменений технических средств связи и передачи информации. В качестве исходного положения диссертант опирается на выводы основоположников теории информационного общества Д. Белла, М. Кастельса, Э. Тоффлера, М. Маклюэна и др. о  системообразующей роли медиа в жизни социума, которые по мере проникновения новых информационно-коммуникационных технологий в  ткань социального бытия кардинально меняют жизнь социума.

Значительное внимание в разделе уделено анализу концепций массовой коммуникаций Г. Лассуэлла, У. Липпмана, У. Шрама, Д. Дьюи, П. Лазарсфельда, К. Ховланда,  Ч.Р. Миллса, Д. Маккуэйла, Г. Гербнера и др., которые являются методологической основой изучения влияния средств массовой информации на общество.

Используя выводы и положения функциональной теории масс-медиа, диссертант выявляет совпадение социальных функций современных мифов и средств массовой информации и коммуникации (коммуникативной,  интерпретирующей, моби­лизующей, интегрирующей, функции идентификации и социализации), что, в свою очередь, дает возможность осуществить анализ медиообразов, конструируемых СМИ как социальных мифов.

В параграфе также обосновывается вывод о том, что по мере ослабления функций социализации и идентификации  у современной семьи, аналогичные функции усиливаются у масс-медиа.

Анализируя изменение природы коммуникативного процесса под влиянием технико-технологических инноваций, диссертант выявляет ряд особенностей современной медиакоммуникации (символизм, фрагментарность, мозаичность создаваемой картины мира, особый пространственно-временной континуум, синхроничность, репликативность, повторяемость, апеллирование к аффективно-эмоциональной сфере, использование бинарных оппозиций и др.), которые присущи и современным социальным мифам,  что позволяет ему сделать вывод о возрастании мифогенерирующего потенциала новых современных медиа, в том числе Интернета. Таким образом,  в ситуации медиатизации  социума наблюдается не уменьшение иррациональных форм освоения мира, каковым является социальный миф, а, напротив, их экспансия.

Глава 2. «Образ современной российской семьи в медиапространстве: создание социального мифа»  посвящена социально-философскому анализу мифологизации образа современной российской семьи  в медиапространстве.

В параграфе 2.1. «Проблемы трансформации семьи в контексте социальной модернизации и медиатизации современного российского общества» рассматриваются социокоммуникативные аспекты трансформации современной семьи в условиях модернизации и медиатизации российского общества.

На основе ряда аналитических материалов и экспертных оценок обосновывается вывод о том, что в настоящее время ключевым фактором эффективной модернизации и инновационного развития является социокультурная модернизация, консолидация общества, преодоление его духовно-нравственного и социального кризисов. Это предопределяет  необходимость реформирования, адаптации к современным условиям социальных систем и институтов, выполняющих важные функции воспроизводства человеческого потенциала, функции идентификации и социализации, одним из которых является современная российская семья. Между тем сфера семьи и семейных отношений характеризуется серьезными негативными явлениями, такими как депопуляция населения страны, высокий уровень разводов, рост насилия,  детской беспризорности, социального сиротства.

Диссертант выявляет два основных направления в изучении проблем современной российской семьи, которые можно условно обозначить как кризисное и эволюционное. Их противостояние в  отечественном социально-философском дискурсе обусловлено различной интерпретацией причин и  последствий изменений в функционировании семьи в современном российском обществе. Кризисная концепция («парадигма кризиса») рассматривает многообразие форм семейной организации в современную эпоху как важнейший признак общего и окончательного кризиса семьи как социального института, и в мировом масштабе, и в масштабе России. Данная концепция делает преимущественно акцент на таких тенденциях развития современной семьи, как распад её нуклеарного ядра, потеря традиционного количественного минимума членов семьи, исчезновение традиционных семейных отношений. Российские представители кризисной концепции обращают пристальное внимание на глубокие социально-политические и экономические трансформации, произошедшие при переходе к рыночной экономике, которые привели к «революции нравов» и общему кризису социального института семьи.

Представители эволюционной концепции трансформации семьи в рамках процесса модернизации («парадигма модернизации») рассматривают перемены, происходящие с институтом семьи в последние десятилетия ХХ и  в начале XXI века  в большинстве стран мира, в том числе в России, как переход к новому типу семьи. В современной России появляются новые формы семейно-брачных отношений, которые отвечают новым социальным, политическим и экономическим потребностям трансформирующегося российского общества.  Данная концепция рассматривает семью не как исчезающий, а как трансформирующийся социокультурный феномен, который в настоящее время имеет разнообразные формы. Диссертант артикулирует свою солидарность с теми исследователями (А.В. Глушкова, А.В.Верещагина), которые приходят к выводу, что в современном российском обществе прослеживается дуализм влияния идеологии экономического либерализма на сущность семейных отношений. Дуализм  выражается, с одной стороны, в трансформации традиционных семейных ценностей, таких как коллективизм, престиж родительства, семейный досуг, сопровождающейся, в том числе, негативными социальными явлениями (социальное сиротство, девиантное поведение, маргинализация, деструкция семейных отношений), с другой стороны, формируется новая система социальных ценностей, среди которых основополагающими являются: уважение к индивидуальности, признание права собственности, осуществление самореализации и самоидентификации, право на социальную и правовую защищенность.

Отмечая особое место средств массовой коммуникации среди широкого спектра экономических, политических, социальных факторов, влияющих на трансформацию семьи, диссертант анализирует наиболее дискуссионные вопросы  о характере и степени влияния средств массовой коммуникации и информации на общественное сознание, ценностный потенциал, выбор моделей социального поведения,  в том числе в области семейно-брачных отношений.  Им выявлены две основные позиции в данном вопросе. Для большой группы авторов (С.Кара-Мурза, С.Зелинский, А. Левченко, Л. Селемгареева А.Швидунова и многие др.) несомненным является факт практически неограниченного, причем исключительно негативного, влияния российских средств массовой коммуникации на общественное сознание и поведение. Другая группа исследователей (И. Задорин, Ю. Бурова, А. Сюткина, М. Владимирова, А. Трахтенберг и др.) придерживается позиции ограниченного влияния медиа на общество и  отмечает падение в современной России доверия к транслируемым СМИ сообщениям по сравнению с периодом на рубеже 80-90-х гг. ХХ в.

При этом исследователи едины в оценке того, что наиболее суггестибельной аудиторией СМИ являются дети, подростки, молодежь, именно на эту социальную группу средства массовой информации и коммуникации оказывают сильное негативное влияние.

В рамках анализа механизмов влияния процессов медиатизации на общество диссертант артикулирует понимание «медиа» как особой коммуникативной среды, в которой производятся, легитимизируются и транслируются  определенные культурные коды, лежащие в основе социокоммуникативных процессов идентификации и социализации индивидов  в современном российском социуме.

В целом широкий спектр социкультурных функций медиа и потенциал влияния определяется их семиотической природой и техническими возможностями средств реализации: высокой информационной емкостью, легкостью и убедительностью чувственного, образного восприятия, доминированием продуктивных возможностей над репродуктивными, скоростью и широтой трансляции и тиражирования, массовостью и доступностью. Одним из социальных последствий влияния медиа выступает формирование особого типа ментальности –  медиаментальности, которое диссертант определяет как индивидуальное, групповое или  массовое сознание, которое оперирует преимущественно медиаобразами и склонно воспринимать виртуальные образы реальности, сконструированные средствами массовой коммуникации, в качестве адекватного отражения объективной реальности и основы для конструирования «жизненных миров». 

  В заключение параграфа формулируется вывод о том, что анализ образов, продуцируемых современными медиа, в частности медиаобраза российской семьи, на основе концепта «социальный миф» дает широкие возможности для выявления особенностей и закономерностей процесса ее трансформации, а также причин и последствий указанного социокультурного процесса. В конечном итоге миф с помощью медиа создает особую мифологическую реальность, которая начинает восприниматься человеком как истина, как объективная реальность.

  В параграфе 2.2 «Мифологизация образа современной российской семьи в медийном пространстве»  анализируется формирование и функционирование медиаобраза современной российской семьи как социального мифа.

Анализируя последствия появления новых технологий и средств массовой коммуникации, диссертант отмечает, что они изменили характер коммуникативного взаимодействия, прежде всего в сети Интернет (многоконтактность, анонимность, медиа-персональность и др.). Это в свою очередь создает условия для замены традиционных  норм и образцов новыми ценностными ориентирами и поведенческими моделями, в том числе посредством формирования и трансляции социальных мифов, репрезентацией которых  являются целостные медиаобразы социального бытия. 

  Диссертант показывает, что в связи с этим значительно расширяются возможности социализации личности в пространстве  массовых коммуникаций. Появляется новый вид социализации, который может иметь разную направленность и, соответственно, двоякий результат: обеспечивать развитие как позитивной жизненной ориентации, сформированной в результате первичной и вторичной социализации в реальном социуме, так и негативной, т.е. вести к десоциализации в реальном социуме

Примером этого служат мифологизированные медиаобразы российской семьи, которые продуцируются средствами массовой коммуникации, и, с одной стороны, фиксируют динамику процесса социокультурной трансформации семьи и семейно-брачных отношений, с другой, - являются важным фактором, обуславливающим характер  и результаты этого процесса. 

Результатом теоретического анализа является сформулированное диссертантом авторское определение образа современной российской семьи, формируемого в медийном пространстве средствами массовой информации и коммуникации, как сложного виртуального конструкта, который имеет гетерогенный характер, обусловленный наложением когнитивно-рационального и аффективно-эмоционального медийных дискурсов, выступает в качестве репрезентанта социального института семьи и включает в себя ряд образов-имиджей отдельных типов семьи (традиционная семья, современная или эгалитарная семья, нуклеарная, многодетная, приемная и др.) и семейных отношений (супружество, родительство, родство).

Поскольку медиаобраз современной российской семьи является многослойным гетерогенным конструктом, в параграфе рассматриваются  наиболее важные компоненты данного медиаобраза: комплекс представлений, связанных с трансформацией семьи и различными типами семей, представленных в пространстве российского социума, а также комплекс представлений о гендерных и межпоколенческих аспектах семейно-брачных отношений. 

На основе  значительного массива различных по формату медиатекстов в параграфе анализируется смена ценностных представлений в отношении семьи и брака, выявляется ряд медиаобразов семейных отношений, имеющих характер устойчивых стереотипов и закрепляющих в общественном сознании, в первую очередь в сознании молодежи, новые образы российской семьи. Выявленные диссертантом социально-семейные мифы условно разделены в работе на две группы. В первую группу включены  представления и образы, связанные с традиционной семьей, во  вторую  – все, что связано с новыми формами семейно-брачных отношений.

Проведенный автором анализ показывает, что общий смысл мифологических по своей природе представлений о традиционной семье, транслируемых средствами массовой коммуникации,  можно определить следующим образом: «традиционная семья –  в значительной степени анахронизм, она исчерпала себя»; «семья – это обуза, мешающая делать карьеру», «многодетные семьи – это неблагополучные, маргинальные семьи» и т.п. Эмоционально-оценочная компонента конструируемого медиаобраза  традиционной семьи зачастую негативна. Медиа формируют отрицательный образ многодетной семьи как семьи маргинальной, неблагополучной. Негативный медиаобраз многодетной семьи, закрепляющийся в общественном сознании в качестве социального мифа, формируется интенцией, стилистикой, контентом многих телепередач. Негативный образ многодетной семьи как устойчивый социальный стереотип выявляет и анализ Интернет-дискурса. 

Многие телевизионные, радио и другие медиапрограммы формируют реакцию отторжения от негативных проблем в сфере семьи и семейных отношений,  порождают конфронтацию и поляризацию общественного сознания на основе противопоставления бинарных оппозиций «мы – они», «добро – зло».

Ослабление  основных функций семьи как социального института свидетельствует о разрушении прежней системы ценностно-нормативной регуляции социального поведения и росте внесемейных ориентаций в ущерб семейным. Индикатором этого процесса становится формирование второй группы социально-семейных мифов, суть которых сводится к легитимизации внебрачных сексуальных отношений и гомосексуальных семей.

Как показано в параграфе, по отношению к внебрачному сожительству, которое получило  широкое распространение в российском обществе, легитимизация произошла посредством семантической подмены имеющего негативную эмоционально-оценочную компоненту понятия «сожительство» на эмоционально-нейтральное понятие «гражданский брак». 

Анализ российского медиапространства позволил диссертанту выявить новые тенденции в освещении проблем российской семьи и формировании ее медийного образа. Они стали результатом не только усилившейся поддержки внимания к проблемам семьи со стороны государства, но и результатом выросшей активности педагогической и  журналистской общественности, объединения  усилий по укреплению ценности семьи и семейных ценностей с Русской Православной Церковью. В качестве примера рассматриваются ставший традиционным кинофестиваль «Семья России», цикл передач «СемьЯ» на телеканале «Союз», поиск приемных семей для детей-сирот в цикле передач «Пока все дома» на Первом общероссийском телеканале и др.

Диссертант отмечает, что средства массовой информации обладают большим положительным воспитательным, образовательным потенциалом, который может быть использован для поддержки российской семьи посредством формирования ее привлекательного медийного образа, повышения общественного престижа семьи. Так, медийный дискурс с целью формирования положительного отношения общественности к многодетной семье, распространения традиционных семейных ценностей пытаются создать конфессиональные и общественные организации. Представители религиозных организаций активно осваивают новые информационно-коммуникационные технологии и используют их возможности для поддержки традиционной семьи. Целью конфессиональных медиаресурсов является  формирование и распространение традиционных семейных ценностей среди подростков и молодежи. Однако анализ материалов Интернет-ресурсов показывает, что и представителям церкви присущи нетерпимость к инакомыслящим, излишняя жесткость позиций и агрессивность высказываний, что не способствует формированию толерантности и достижению согласия в обществе. В связи с этим автор солидаризируется с теми исследователями, которые ставят задачу развития медиаобразования как средства защиты детей и молодежи от негативного влияния средств массовой коммуникации, в том числе Интернета.

Таким образом, в последние годы ряд средств массовой информации пытается поддержать социальный институт семьи, транслировать традиционные семейные ценности, ценности семьи. Одним из факторов, способствующих данному процессу, являются государственные программы, созданные с целью поддержки семьи. Однако пока усилия СМИ, государства,  общественных организаций по поддержке семьи недостаточно скоординированы, не обрели системный характер, сам процесс регулируется только этическими нормами отдельных лиц и общественных организаций.

  В параграфе  2.3. «Образ семьи в рекламном дискурсе как социальный миф» рассматриваются создаваемые рекламой образы современной семьи, анализируются транслируемые ими ценности и модели семейного поведения.

  Диссертант подчеркивает социокоммуникативную природу рекламы и отмечает, что ее действенность в значительной степени  обусловлена способностью создавать  рекламные сообщения на основе культурных архетипов, что дает основание рассматривать ее как вариант мифологической коммуникации.  Согласно дискурсивному представлению практик образного и языкового употребления М. Фуко, не аналогичного понятию «знания» в традиционном смысле, которое заключает в себе не логическое объяснение факта реальности, а его восприятие субъектом с акцентацией в нем момента «воображаемого», предложения о товарах и услугах составляют «первичный дискурс» рекламы, а конструкты об обществе, взаимоотношениях в нем, т.е. существующих социальных, семейных, гендерных и  других  мифах и стереотипах, - ее «вторичный дискурс». Именно ее вторичный дискурс отсылает получателя рекламного сообщения  к культурным смысловым кодам, к другим, не явным, не очевидным, но имеющим  первостепенное значение социальным иерархиям и отношениям. 

  Анализ созданного в рекламном дискурсе образа семьи позволяет сделать вывод о его мифологическом характере, который проявляется в трансформации социального пространства реальной российской семьи в мифологическое пространство. Дискурсивный анализ рекламных образов семьи выявляет социальные коды и модели семейно-брачных отношений, показывает мифологичность интрасубъективного и межличностного мира семейных рекламных персонажей.

Специфика рекламной коммуникации состоит в том, что моделируемый рекламным дискурсом образ семьи выступает в качестве виртуальной ценности, способной облегчить продвижение товаров и услуг. В связи с этим широкое использование комплекса семейных образов,  ценностей и традиций является устойчивой тенденцией рекламного дискурса. Рекламный дискурс актуализирует  идеальный образ счастливой семьи, практически идеального супружества, родительства, детства.

Однако контекстуальный анализ аксиологического компонента рекламного дискурса, позволяет сделать вывод о том, что большая часть рекламной информации имеет демографически негативный характер, транслируя образы неполной, как правило, материнской семьи, задает негативную интенцию образа отца, многие рекламные образы семьи являются  гендерно некорректными, воспроизводят патриархальные ценности и стереотипы

Проведенный анализ аксиологического контекста рекламного образа семьи, показывает, что он содержит гетерогенный набор социальных моделей и ценностей, что, в принципе соответствует ситуации транзита российского социума. 

Транслируя идеализированные образы семьи, рекламный дискурс осуществляет компенсаторное влияние на социум. Вместе с тем, мифологизированный образ семьи и семейных отношений в рекламном дискурсе создает искаженную, не соответствующую социальной реальности картину семейно-брачных отношений. Вовлеченность подростков, молодежи в мифологизированное рекламное пространство семьи может затруднить процесс их социальной адаптации.

Предпринятый в параграфе анализ образа семьи в рекламном  дискурсе  позволяет констатировать, что данный образ отражает тенденцию превращения ее в один из потребительских мифов. Посредством мифологизированного образа семьи осуществляется продвижение тех или иных товаров и услуг, культивируются ценности общества  потребления. При этом постоянное включение образа семьи в процесс создания потребительских мифов трансформирует отношение к ней социума, включает ее в набор потребительских ценностей и превращает в один из потребительских мифов. 

В «Заключении» подводятся основные итоги работы, формулируются общие выводы и определяются возможные направления дальнейшей работы над темой.

Основное содержание отражено в следующих публикациях автора:

Публикации в рецензируемых научных журналах и изданиях:

  1. Каирова И.А. Медиапортрет современной российской семьи в социально-философском дискурсе/ И.А.Каирова //Вестник Донского государственного технического университета серия Философия. – 2011.-№7. (0,6 п.л.)
  2. Каирова И.А. Социальные мифы современного российского общества: основные направления и результаты исследования/И.А.Каирова// Вестник Донского государственного технического университета серия Филология. – 2011. - №8. (0,3 п.л.)
  3. Каирова И.А. Современные семейные мифы в пространстве массовых коммуникаций / И.А.Каирова //Гуманитарные и социальные науки - 2011 - №6.  с 58-64. (0,3 п.л.)

в других изданиях:

4. Каирова И.А. Семейные ценности в современных российских СМИ/И.А.Каирова// Актуальные проблемы журналистики в условиях глобализации информационного пространства: материалы III международной научно-практической конференции (факультет журналистики Южно-Уральского государственного университета) – Челябинск, 2009. (0,15 п.л.)

5. Каирова И.А. Ценностные ориентиры современной российской семьи в условиях глобализации / И.А.Каирова //Судьбы национальных культур в условиях глобализации: материалы международной научно-практической конференции (факультет Евразии и Востока Челябинского государственного университета) – Челябинск, 2010. (0,25 п.л.)

6. Каирова И.А. Семейная мифология как фактор кризиса идентичности/ И.А.Каирова // Инновации. Интеллект. Культура. Материалы XVII Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов.- Тюмень: Изд-во «Нефтегазовый университет», 2009. (0,15 п.л.)

7. Каирова И.А. Современные социальные мифы как фактор кризиса российского образования / И.А.Каирова // Потенциал интегрированных коммуникаций как антикризисная технология: проблемы эффективности: сб. статей /ред. О.В. Дружба- Ростов н/Д. Издательский цент ДГТУ, 2011. (0,25 п.л.)

8. Каирова И.А. Мифологические коммуникации в современном российском обществе: семья и школа/ И.А. Каирова // Социальные коммуникации и российское высшее образование: материалы межвузовской научно-практической конференции под ред. О.В. Дружба. – Ростов н/Д. Издательский цент ДГТУ, 2010. (0,4 п.л.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.