WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

Российская академия наук

Сибирское отделение

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт солнечно-земной физики

 

На правах рукописи

УДК 523.98

Язев Сергей Арктурович

ФЕНОМЕН КОМПЛЕКСОВ АКТИВНОСТИ НА СОЛНЦЕ

01.03.03 – физика Солнца

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора физико-математических наук

Иркутск - 2012

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте солнечно-земной физики Сибирского Отделения Российской академии наук

Официальные оппоненты:

Обридко Владимир Нухимович,  доктор физико-математических наук, профессор,  ИЗМИРАН, заведующий отделом

Алтынцев Александр Тимофеевич, доктор физико-математических наук,  ИСЗФ СО РАН, заведующий отделом

Богачев Сергей Александрович, доктор физико-математических наук, ФИАН, ведущий научный сотрудник

Ведущая организация:

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки  Главная (Пулковская) астрономическая обсерватория РАН

Защита диссертации состоится 2012 г. в ч. на заседании

диссертационного совета Д.003.034.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки  Институте солнечно-земной физики  Сибирского отделения РАН по адресу: 664033, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 126а, а/я 291, ИСЗФ СО РАН.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки  Института солнечно-земной физики  Сибирского отделения РАН

Автореферат разослан 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета В.И.Поляков

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы.  Комплексы активности на Солнце (далее КА)  – крупномасштабные долгоживущие магнитные образования, представляющие собой физические системы из  активных областей (далее АО), одновременно и последовательно возникающих поблизости друг от друга. КА впервые описаны в 1965 году, но до сих пор не подвергались комплексному систематизированному исследованию. Эти структуры, представляющие собой специфический уровень организации солнечной активности, являются наиболее геоэффективными образованиями на Солнце. Крупные АО, входящие в состав  КА, являются местами локализации наиболее мощных солнечных вспышек. Ряд наблюдаемых особенностей мощных вспышек, сопровождаемых корональными выбросами массы (далее КВМ), позволяет связать указанные особенности со специфической структурой сложных магнитных полей КА. Формирование низкоширотных корональных дыр на месте распадающихся КА указывает на связь высокоскоростных потоков солнечного ветра с КА на завершающей стадии развития последних. Существенно, что многие важные свойства КА, включая их геоэффективность, отражают коллективное свойство этих систем и не могут быть выведены из свойств индивидуальных АО. Таким образом, КА представляют собой основной элемент солнечной активности, воздействующий на космическую погоду. С этой точки зрения, КА являются важным объектом  для исследования. Изучение закономерностей  возникновения, пространственно-временного распределения на солнечной поверхности, эволюции на разных фазах солнечного цикла,  особенностей геоэффективных проявлений, а также физической сущности феномена КА не только составляет важное направление фундаментальных исследований для углубления понимания механизмов солнечной активности, но и дает возможность на практике использовать их результаты для прогноза параметров космической погоды.

Цель работы.  Работа  нацелена на всестороннее исследование феномена КА на Солнце, включая феноменологическое описание, изучение пространственно-временного распределения этих образований на Солнце в течение солнечного цикла, их типичных морфологических и эволюционных характеристик, особенностей продуцирования крупных вспышек,  создание модели КА, а также разработку и испытание методики ранней идентификации КА (в течение первого месяца существования).

Научная новизна.  В работе получены и систематизированы  новые данные о свойствах крупномасштабных долгоживущих образований на Солнце (КА) по данным наземных и внеатмосферных наблюдений в оптическом и коротковолновом диапазонах спектра электромагнитного излучения Солнца.

В частности, впервые

-  идентифицированы, классифицированы  и каталогизированы КА на протяжении почти трех циклов солнечной активности. Предложен и обоснован индекс мощности КА, с его использованием построены временные ряды, описывающие квазипериодические вариации мощности КА в циклах солнечной активности. Выявлены закономерности развития КА в течение цикла. Определены типичные эволюционные траектории КА в индексах мощности. Получено распределение КА по продолжительности жизни;

-  описана структура КА по хромосферным данным. С использованием новой терминологии, введенной для описания элементов структуры КА, предложена схема, связывающая факт существования КА с крупномасштабной долгоживущей конвективной ячейкой, занимающей все пространство от фотосферы до дна конвективной зоны;

  - изучены особенности пространственно-временного распределения КА на солнечной поверхности. Обнаружен эффект долготного дрейфа зоны возникновения ядер КА со временем. Выявлен «эффект дополнительности» и определены параметры южно-северной асимметрии расположения КА по полушариям;

- показана статистическая связь  КА с наиболее мощными протонными вспышками;

- описаны новые феноменологические элементы структуры мощных вспышек в КА. Создан сценарий единого события «вспышка- корональный выброс массы» в КА;

- обнаружен и статистически доказан эффект «дальнодействия»  КА, связанный с появлением вспышек на больших удалениях (30-40 от ядра КА) и через значительные промежутки времени (2-3 солнечных оборота) после исчезновения пятенных проявлений ядер КА;

-  статистически доказана связь ядер КА с низкоширотными корональными дырами.

Научная и практическая ценность работы. Разработан метод описания и идентификации КА, введены специальные индексы, модернизирована шкала значений индекса мощности КА, выявлен ряд закономерностей структуры и эволюции КА, а также их вспышечной деятельности. Созданный и продолжающийся каталог ядер КА может быть использован специалистами в области гелиофизики для анализа проявлений солнечной активности и совершенствования методики прогноза крупных геоэффективных возмущений на Солнце. Результаты, полученные в диссертации, могут быть применены для модернизации существующих моделей и механизмов солнечной активности.

Структура и объем диссертации.  Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения и списка использованных источников. Общий объем диссертации 283 страницы (основной текст -  260 страницы и список литературы  - 23 страницы), включая 18 таблиц  и  127  рисунков. Список литературы содержит  355 наименований.

Результаты, выносимые на защиту

1. Каталог ядер КА на Солнце (1980-2011 гг), содержащий координаты, время жизни 344 идентифицированных объектов и их параметры согласно введенной классификации;

2. Феноменологическая схема КА на Солнце, построенная  на основе анализа фотосферных, хромосферных,  корональных и магнитометрических наблюдений КА разных классов.  Схема включает  магнитную структуру КА и закономерности ее эволюционных изменений вплоть до завершающей беспятенной стадии. В соответствии со схемой, КА формируются на базе стационарной крупномасштабной конвективной ячейки с характерным размером порядка глубины конвективной зоны и характерным временем жизни  от 3 до 15 солнечных оборотов.

3. Закономерности пространственно-временного распределения КА на солнечной поверхности на протяжении 21-23 циклов солнечной активности, выявленные с применением оригинальной методики площадок длительной активности. В числе указанных закономерностей – эффект южно-северной асимметрии, проявляющейся, в частности, в обнаруженном эффекте «дополнительности» долготного распределения ядер КА в южном и северном полушариях, эффект «концентраций», проявляющийся в феномене «многоядерных» КА, эффект «релаксации», проявляющийся в длительном отсутствии КА на долготах, где КА развивались в предыдущий период времени.

4. Схема объединенного события «крупная солнечная вспышка – выброс корональной массы» в КА, включающая впервые описанный  морфологический элемент крупных вспышек  (эмиссионные периферийные структуры)  и интерпретацию явления эмиссионных структур на концах вспышечных лент и периферийных структур как сопряженных оснований коронального выброса массы на ранней стадии развития.  Указанная схема дает естественное объяснение  феномену «четырехленточных» солнечных вспышек.

5. Эффект долготного дрейфа мощных протонных вспышек в КА на протяжении 11-летнего солнечного цикла, обнаруженный с помощью предложенного автором алгоритма. Направление дрейфа меняется с каждым новым циклом. Эффект объяснен особенностями  динамики многоядерных КА, а также свидетельствует в пользу утверждения, что активные долготы крупных вспышек являются артефактом.

6. Закономерности поведения КА в цикле сол нечной активности, выявленные с использованием  авторской методики ранней идентификации КА на Солнце,  включающие в себя квазипериодические вариации суммарной мощности КА с характерным периодом 6 – 8 солнечных оборотов и депрессию в эпоху максимума цикла.

Апробация работы. Основные результаты, полученные в диссертации, были представлены  на семинарах астрономической обсерватории ИГУ и отдела физики Солнца Института  солнечно-земной физики (ИСЗФ СО РАН), а также

  • на конференции «Современные проблемы солнечной цикличности», посвященной памяти М.Н.Гневышева и А.И.Оля (ГАО РАН, Санкт-Петербург, 1997);
  • на секции «Солнце» IV Съезда Международного астрономического общества (ГАИШ МГУ, Москва, 1998); 
  • на Международной конференции «Достижения в наземных и космических исследованиях солнечных затмений» (Бухарест, 1999);
  • на Всероссийской конференции «Солнечная активность и ее земные проявления», посвященной памяти Г.В.Куклина (ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2000);
  • на Международной конференции Европейско-Азиатского Астрономического общества JENAM  (Москва, 2000);
  • на Всероссийской конференции по физике солнечно-земных связей (ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2001);
  • на Всероссийских астрономических конференциях (Санкт-Петербург, 2001, Москва, 2004);
  • на Всероссийской конференции «Магнитные поля и трехмерная структура солнечной атмосферы», посвященной 90-летию со дня рождения В.Е.Степанова (ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2003);
  • на научных конференциях стран СНГ и Прибалтики «Активные процессы на Солнце и звездах» (Санкт-Петербург, 2002, Нижний Новгород, 2003);
  • на Всероссийских астрономических конференциях «Небо и Земля», посвященных 70,  75, и 80-летию астрономической обсерватории ИГУ (ИГУ, Иркутск, 2001, 2006, 2011);
  • на Международной Байкальской молодежной научной школе по фундаментальной физике «Современные проблемы в астрофизике и физике космической плазмы» (ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2007, 2009); 
  • на Международном симпозиуме «Новый взгляд на солнечно-земную физику» (Звенигород, 2007);
  • на конференциях «Физика плазмы в Солнечной системе» (ИКИ РАН,  Москва, 2008, 2009, 2010, 2011);
  • на конференции «Астрономия и астрофизика начала XXI века» (ГАИШ, Москва, 2008); 
  • на конференции «Астрофизика высоких энергий сегодня и завтра» (ИКИ РАН, Москва, 2008); 
  • на Международной конференции «Астрономия и всемирное наследие: через время и континенты». (КазГУ,  Казань,  2009);
  • на VIII и IX российско-монгольских конференциях по астрономии и геофизике (ИЗК СО РАН, Иркутск, 2009, ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2011);
  • на рабочем совещании – дискуссии «Циклы активности на Солнце и звездах» (ГАИШ МГУ, Москва, 2009);
  • на 31-й Всероссийской конференции по космическим лучам (МГУ, Москва, 2010);
  • на Всероссийской конференция «Солнечно-земная физика», посвященной 50-летию создания ИСЗФ СО РАН (ИСЗФ СО РАН, Иркутск, 2010);
  • на рабочем совещании-дискуссии «Активность звезд и Солнца на разных стадиях их эволюции» (ГАИШ МГУ, Москва, 2010);
  • на научной сессии НИЯУ (МИФИ, Москва, 2011);
  • на Всероссийской конференции «Солнечная и солнечно-земная физика-2011» (Санкт-Петербург, ГАО РАН, 2011);
  • на Международном симпозиуме «12th RHESSI Workshop and High Energy Solar Physics Symposium» (Нанкин, Китай, 2011).

Публикации по теме диссертации. Всего по теме диссертации опубликовано  83 работы,  в том числе 12 в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторских диссертаций и 4  в изданиях, входящих в базы данных международных систем цитирования), а также в двух монографиях. 20 работ выполнено без соавторов.  Остальные 65 работ опубликованы в продолжающемся издании «Исследования по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца», журнале «Солнечно-земная физика», издаваемых ИСЗФ СО РАН, журнале «Кинематика и физика небесных тел», а также трудах научных конференций (тезисы не учитываются).

Работы автора, посвященные  исследованиям структуры солнечной короны по данным экспедиционных наблюдений, цикличности солнечной активности, астроклимата, работы в области метеорной астрономии, астрономического образования и другим направлениям  астрономических исследований, не касающимся темы комплексов активности,  а также научно-популярные статьи и книги автора в диссертационной работе не упоминаются и не цитируются.

Личный вклад автора. Исследования, представленные в диссертации, выполнены автором как самостоятельно, так и в соавторстве с коллегами из ИСЗФ СО РАН и астрономической обсерватории ИГУ. Автору принадлежит инициатива в ведении мониторинга комплексов активности и составления соответствующего каталога, постановке задач по изучению комплексов активности и их геоэффективных проявлений. 20 работ выполнено без соавторов.

Автором проведен цикл многолетних наблюдений солнечных пятен и хромосферы Солнца в Байкальской астрофизической обсерватории и астрономической обсерватории ИГУ. При выполнении работ, связанных с обработкой, анализом и интерпретацией полученных результатов, автору принадлежит либо определяющий, либо равный вклад наряду с другими участниками.

Содержание работы

Диссертация содержит 6 глав, введение и заключение.

Во введении кратко показано место комплексов активности в иерархии структур на Солнце, приведены цель, актуальность, научная новизна, научная и практическая ценность работы,  сформулированы основные результаты работы, приведен перечень основных публикаций по теме работы. Кратко описано содержание глав диссертации.

Первая глава посвящена описанию  феноменологии КА. Приведен краткий обзор ключевых работ, выполненных предшественниками автора в изучении КА, сформулированы основные свойства. Показано, что для КА характерно длительное пятнообразование в одном и том же месте солнечной поверхности на протяжении нескольких солнечных оборотов, где последовательно и одновременно возникает серия АО, объединенных единым магнитным полем КА. Отмечено, что КА отличаются повышенной вспышечной активностью по сравнению с большинством индивидуальных АО.

Автором предложено определение КА, которое отличается от  вариантов определения, данных другими исследователями. Показано, что методологически обоснованным является рассмотрение КА не как совокупности нескольких взаимодействующих АО, а как особой области на Солнце, где на протяжении длительного  времени (несколько солнечных оборотов) развивается крупномасштабная сложная магнитная структура, в составе которой могут возникать, как последовательно, так и одновременно, активные области. Введен ряд определений, описывающих элементы структуры КА, включая понятия тени, или ядра КА (центральная зона постоянного пятнообразования), и полутени, или периферийной зоны КА.

Предложена классификация КА, включающая одноядерные и многоядерные структуры, в зависимости от того, одно или несколько ядер находятся внутри односвязной периферийной зоны квазигоризонтальных магнитных полей, выделяемой по хромосферным наблюдениям. Приведены примеры нескольких подробно изученных автором одноядерных и многоядерных КА. Показано, что для всех изученных КА основные  элементы структуры являются типичными. Приведены результаты подробного исследования развития последнего КА 23 цикла, отличавшегося рядом аномальных характеристик (симметричное вращающееся вокруг своей оси пятно существовало на протяжении 4 солнечных оборотов). 

На основании разработанной под руководством автора компьютерной программы выполнен анализ геометрических параметров сложной системы  корональных петель, развивавшихся над этим КА, представлена классификация корональных петель над КА. Показано, что ядро КА может быть связано корональными петлями с ветвью КА – АО, подверженной дифференциальному вращению и существующей относительно непродолжительное время. По мере эволюции системы увеличивались база (расстояние между основаниями)  и высота петель, соединявших ядро и удаляющуюся со средней скоростью 23 м/с ветвь КА.

Вторая глава посвящена вопросам наблюдений и методологии исследования КА. Изложено содержание авторского метода площадок длительной активности (ПДА), предложенного автором совместно с В.Г.Баниным и в дальнейшем модернизированным автором. Метод предполагает выделение на солнечной поверхности участков (ПДА) размерами 20 20, где  на протяжении как минимум трех солнечных оборотов наблюдается постоянное пятнообразование. ПДА идентифицируются как ядра КА. Выделение ПДА позволяет отбирать только АО, развивающиеся в ядрах КА, элиминируя стохастическую компоненту. Представлена система индексов (число ядер КА на данном обороте, мощность КА).

Описана система мониторинга КА, ведущегося по инициативе, под руководством и активном участии  автора. В 1982-2000 г. для мониторинга использовались наблюдения фотосферы и хромосферы на Байкальской астрофизической обсерватории ИСЗФ СО РАН с активным участием автора, дополненные наблюдениями фотосферы в Саянской обсерватории ИСЗФ СО РАН.

Начиная с 2007 года, под руководством автора начались регулярные наблюдения фотосферы Солнца на астрономической обсерватории ИГУ, основным направлением которых является продолжение мониторинга КА. На основе метода ПДА построены и проанализированы синоптические карты пятенной активности за 420 кэррингтоновых оборотов (январь 1980 – май 2011 гг), методом ПДА выделены 344 ядра КА, в том числе 161 в северном полушарии и 183 в южном. Составлен каталог ядер КА (http://ru.iszf.irk.ru/Каталог_ядер_комплексов_активности), который дополняется  по результатам ведущихся наблюдений. Полученные данные наблюдений анализируются в следующих главах.

Глава третья содержит результаты изучения развития КА в цикле активности Солнца на основе анализа данных о 21, 22, 23 и начале 24 циклов солнечной активности. Показано, что среднемесячные индексы, описывающие ядра КА,  меняются в цикле коррелированно с ходом чисел Вольфа (максимальные коэффициенты корреляции составляют для числа ядер КА и числа Вольфа составляют 0,85, для суммарной мощности ядер КА и числа Вольфа - 0,86). Сделан вывод, что основной вклад в ход чисел Вольфа вносит компонента, связанная с КА.  Анализ показал, что индексы ядер КА меняются в течение цикла квазипериодически, импульсами (всплесками), когда в северном или южном полушариях квазиодновременно возникают несколько ядер КА. В течение цикла отмечаются 6 – 8 таких импульсов продолжительностью от 6 до 14 оборотов. Отмечен заметный провал в ходе индексов ядер КА в период максимума 23 цикла. Сделан вывод о том, что двухвершинность 23 цикла связана с соответствующим поведением ядер КА. Показано, что в начале 24 цикла отмечены три синхронных четко выраженных импульса  активности ядер КА продолжительностью по 6 оборотов,  при этом активность КА между импульсами падала до нуля. Удельная мощность ядер КА (мощность всех ядер КА на данном обороте, отнесенная к числу КА на обороте) в начале и в конце цикла невелика, в течение всего цикла мало меняется, но проявляет тенденцию к спаду в районе максимума цикла. Распределение ядер КА по продолжительности жизни демонстрирует степенную зависимость, быстро падая от максимума при значении 3 оборота, со вторичным максимумом в районе  8-9 оборотов. Максимальная продолжительность составляет 17 оборотов (1 случай), более 54% составляют короткоживущие КА (до 4 оборотов).  Вариации средней продолжительности жизни ядер КА в течение цикла имеет слабый провал в районе максимума цикла.

Отдельные разделы посвящены изучению пространственно-временного распределения ядер КА на солнечной поверхности. Распределение по широте соответствует закону Шперера. Анализ распределение ядер КА по долготе  позволил обнаружить несколько закономерностей. Выявлен эффект «дополнительности»: в случае увеличения значений индексов ядер КА в определенном долготном интервале в одном из полушарий, в том же интервале по другую сторону экватора значения индексов ядер КА падают. Кроме того, выявлен эффект «релаксации»: после длительного существования многоядерного КА на тех же долготах новые ядра КА не возникают на протяжении 8 – 10 оборотов.

Обнаружен эффект долготного дрейфа зоны образования новых ядер КА. Эффект заключается в том, что новое ядро КА возникает поблизости от уже существующего спустя 4-5 оборотов. Цепочка таких возникновений новых ядер прослежена на примере 23 цикла  на протяжении 80 солнечных оборотов. Показано, что это эффект, приводящий к линейному смещению активной зоны развития многоядерных  КА по долготе со скоростью порядка 10 за оборот, может  приводить к эффекту активной долготы ядер КА, который по сути является артефактом:  при суммировании индексов ядер КА по всем долготам за цикл максимум возникает на тех долготах, где зона активного формирования ядер КА оказалась в период максимума цикла активности.

       Исследован вопрос  о северо-южной асимметрии в развитии ядер КА. Показано, что в интервал долгот от 80 до 240 в 23 цикле доминировало южное полушарие (количество 5-оборотных интервалов, где показатель асимметрии мощности ядер КА был отрицательным, преобладало).  В долготном диапазоне от 320 до 80,  преобладало северное полушарие. После 2025 оборота северное полушарие доминировало на протяжении десятия 5-оборотных интервалов только в одном долготном диапазоне (от 40 до 80). Начиная с 2035 оборота (в конце цикла) по всему Солнцу доминировала активность ядер КА южного полушария. Показано, что многие свойства, отмеченные для 23 цикла, характерны и для других исследованных циклов.

Глава четвертая посвящена вопросам эволюции КА.  Приведены результаты исследования особенностей развития ядер КА на первом и втором оборотах своего существования на примере 22 цикла активности. Показано, что для ядер КА характерно появление сразу двух-четырех групп пятен уже на первом и втором оборотах существования, при этом, как правило, наблюдаются относительно крупные пятна. Распределение групп пятен по площади в ядрах КА существенно отличается в этом смысле от распределения полной выборки солнечных пятен. Выявлены типичные эволюционные траектории ядер КА, выраженные в индексах мощности КА. Максимальная мощность ядра КА достигается, как правило, на втором обороте существования. Для долгоживущих КА на пятом обороте наблюдается вторичный рост мощности.

Отдельно проанализирована эволюция КА на поздней стадии развития, после исчезновения солнечных пятен  в ядре КА. На основе распадающихся магнитных полей КА, которые  на этом этапе начинают подвергаться действию дифференциального вращения, возникают две крупномасштабные (с характерным размером более 30) магнитные ячейки. На примере ячеек, возникших после распада ядра КА летом 1984 года, показано, что напряженность магнитного поля постепенно падала, среднее расстояние между узелками  наблюдаемой в свете линии Н усиленной хромосферной сетки систематически уменьшалось на протяжении двух оборотов, яркость узелков падала. 

Показано, что свойства крупномасштабных  магнитных ячеек определяли структурные особенности гигантского спокойного волокна. Построена феноменологическая схема волокна, развивавшегося на границе крупномасштабных магнитных ячеек на месте деградирующего КА.  Получены данные о трехмерном строении волокна, наклоне плоскостей отдельных арок (до 17), найдены их геометрические размеры. Отмечен большой диапазон изменений высоты арок от 25 до 70 Мм и его толщины от 20 до 56 Мм в пределах одного волокна при мало меняющейся ширине (2-9 Мм). Показано, что структурные особенности волокна связаны с особенностями пространственного  распределения магнитного поля в прилегающих к волокну крупномасштабных магнитных ячейках.  В рамках предложенной схемы строения волокна получена интерпретация особенностей распределения расстояний между основаниями волокон.

Сделан вывод о том, что магнитные ячейки соединялись между собой снопами высоких корональных петель, аркадой накрывавших волокно. Приведена классификация структур на линии раздела полярностей (ЛРП) магнитного поля в зависимости от значений поперечного градиента магнитного поля в районе ЛРП. На основе результатов анализа эволюции КА 1984 года, построен сценарий эволюции КА вплоть до поздней (беспятенной стадии).

На основе анализа данных за 22 цикл активности показано, что поздняя стадия развития КА может завершаться возникновением низкоширотных изолированных корональных дыр (КД).  В период одновременного существования связанных ядер КА и КД характер  вращения, как правило, меняется, скорость вращения становится, как и у ядра КА, кэррингтоновой либо близкой к кэррингтоновой. После распада пятен  в ядре КА вращение КД снова замедляется.  Подавляющая масса реккурентных КД продемонстрировала очевидную связь с ядрами  КА.  Эта связь проявляется в локализации их возникновения, выполнении правила  полярностей (примыкания выступов КД к ядру КА с восточной или западной  стороны в зависимости от собственного знака), эффекте «притяжения», изменении характера вращения во время совместного сосуществования,  эффекте «замещения», когда КД возникает на месте распавшегося ядра КА и наоборот.

Сделан вывод о  «генетической  связи» ядер КА и КД. Таким образом, КД могут рассматриваться как форма существования  ядер КА  на поздней, беспятенной стадии их развития.  Показано, что на фазе распада пятен на месте эволюционирующих магнитных полей КА может сформироваться изолированная  корональная дыра либо «залив» полярной корональной дыры. Поскольку область КД является долгоживущим источником  высокоскоростного геоэффективного солнечного ветра, оказывающего воздействие на магнитосферу Земли, КА на поздней стадии развития может рассматриваться как геоэффективная структура.

Глава пятая содержит результаты исследований вспышек в КА. Приведены статистические данные, показывающие высокую корреляцию числа вспышек с длительным затуханием всплеска в мягком рентгеновском диапазоне, с суммарной мощностью ядер КА на обороте.

Выполнен анализ локализации наиболее мощных вспышек, для которых на орбите Земли зарегистрированы потоки протонов с энергией больше 10 MeV в количестве более 10 частиц в секунду на один квадратный сантиметр в единичном телесном угле  из каталога http://www.swpc.noaa.gov/ftpdir/indices/SPE.txt.  Доля такого рода мощных протонных событий,  которые удалось связать с конкретными АО, и которые происходили в ядрах КА или в непосредственной близости от них, превышала 87%  за период 1980-2006 гг.

Показано, что на первом и втором оборотах жизни ядер КА наблюдается 41% мощных солнечных вспышек из рассматриваемой популяции. На третьем и четвертом оборотах – соответственно, 18 и 15% ото общей выборки (140 вспышек, чья связь с ядрами КА была надежно установлена). При этом более 55 % всех вспышек рассматриваемого типа происходили в ядрах КА, имеющих продолжительность жизни 4, 5 и 6 оборотов. Еще 12 % наблюдались в КА, существовавших на протяжении 7 оборотов. В короткоживущих (трехоборотных) ядрах КА мощные вспышки возникают редко (менее 10%). Вычисление нормированных значений вспышечной продуктивности ПДА в зависимости от продолжительности жизни последних (числа вспышек, происшедших в ядрах КА определенной продолжительности жизни,  делились на число ядер КА соответствующего типа в цикле) показало, что вспышечная продуктивность короткоживущих (трехоборотных) ядер КА действительно низка: только в 15% случаев в ядрах КА этого типа наблюдаются мощные вспышки. По мере увеличения продолжительности жизни ПДА их способность к генерации мощных вспышек быстро нарастает: шестиоборотные ядра КА производят мощные вспышки в 80% случае,  семиоборотные – в 100% случаев.

Подробное изучение вспышечной активности четырех одноядерных и пяти многоядерных КА показало, что для всех детально исследованных КА обнаруживается так называемый вспышечноактивный период продолжительностью 1, в некоторых случаях 1,5 –2 солнечных оборота, в течение которого одна из АО в одном из ядер КА (основная) может продуцировать мощные вспышки в несколько раз более интенсивно, чем КА на других оборотах. Этот период обусловлен максимальным развитием групп пятен в ядре КА, регулярным выходом новых порций магнитного потока и сложной топологией корональных петель над КА.

Показано, что далеко не все ядра КА способны производить мощные протонные вспышки. Обнаружен фактор долготного дрейфа зоны, где происходят мощные вспышки, со скоростью порядка 10/ оборот. Вероятность возникновения мощной вспышки в ядре КА возрастает в случае совпадения по долготе с так называемой L-зоной, дрейфующей по долготе. КА, оказывающиеся в пределах L-зоны, способны производить крупные вспышки, для КА за пределами L-зоны эта вероятность понижена. Выдвинута гипотеза, что эффект активных долгот в долготном распределении крупных вспышек связан с суммарным действием двух эффектов – дрейфом L-зоны и модулирующим влиянием солнечного цикла. При суммировании  в течение цикла максимум в долготном распределении (активная долгота по вспышечному индексу) соответствует интервалу долгот дрейфующей L-зоны, в котором она находилась в период максимума цикла. В итоге активные долготы КА оказываются артефактом (следствием суммирования индексов в течение цикла.

Показано, что так называемые беспятенные вспышки, несмотря на название, обнаруживают пространственную и временную связь с расположением АО. Статистически доказано, что количество беспятенных вспышек нарастает по мере приближения к месту, где на предыдущих оборотах развивалась АО. С течением времени на месте исчезнувшей АО происходит все меньше вспышек. При этом оказалось, что индивидуальные короткоживущие АО не отличаются в этом смысле от АО в ядрах КА.

На основе  анализа крупной солнечной вспышки X1.6/2B 19.10.2001 в активной области 9661, сопровождавшейся корональным выбросом массы (КВМ) типа «гало», предложена топологическая модель развития солнечного события, включающего в себя  единый процесс развития КВМ и хромосферной вспышки. В рамках модели структуры на концах вспышечных лент (СКВЛ – динамичные вспышечные эмиссионные образования, которые отличаются высокой яркостью и нерегулярной формой) являются хромосферными проявлениями оснований системы крупномасштабных корональных магнитных арок на начальном этапе динамических процессов, развитие которых приводит к КВМ. Рассмотрены временной ход яркости вспышки в разных диапазонах спектра, морфологические особенности и эволюция эмиссионных структур, особенности топологии ВКМ и СКВЛ. Находившийся между аркадой вспышечных петель и уходящей поверхностью КВМ  турбулентный токовый слой выступил в роли единого источника энергии, обеспечившего как эмиссию вспышечных лент, так и ускорение КВМ.  Наблюдавшиеся во время вспышки вытянутые двойные яркие эмиссионные полоски за пределами активной области – периферийные структуры (ПС) – интерпретируются как цепочки хромосферных оснований силовых линий магнитного поля, образующих внешнюю оболочку (оплетку) КВМ на поздней стадии вспышки. Эмиссия ПС вызвана столкновительными процессами на переднем фронте поднимающегося КВМ.

Изучена феноменология девяти крупных солнечных вспышек на основе наблюдений в линии Н, дополненных  данными в других диапазонах.

Обоснована необходимость учета в модели вспышки новых элементов – структур на концах вспышечных лент (СКВЛ), периферийных структур (ПС), а также удаленных уярчений (в англоязычной литературе – remote brightenings или RB), интерпретируемых автором, как проявления КВМ на хромосферном уровне в начальный период развития. Описаны характеристики указанных элементов. Учет этих элементов позволяет уточнить существующие модели вспышки и привести  последние в соответствие с более полным набором наблюдаемых данных.

В главе шестой изложена гипотеза, содержащая механизм формирования ядер комплексов активности. Для создания схемы, иллюстрирующую гипотезу, использовались данные наблюдений КА, в ядре которого находилось долгоживущее пятно (на протяжении 4 кэррингтоновых оборотов). КА, развивавшийся на рубеже 2006-2007 гг на поздней фазе спада цикла, рассматривается как рафинированный случай развития ядра КА.

В соответствии с предложенной гипотезой, ядро КА формируется в центральной части крупномасштабной конвективной ячейки с характерным размером порядка глубины конвективной зоны (200 Мм). Поскольку указанная ячейка связана с недифференциально вращающимся дном конвективной зоны, поверхностные проявления ядра КА в виде постоянно возникающих новых порций магнитного потока, не смещаются в кэррингтоновой системе координат на протяжении всего периода существования ячейки. На уровне фотосферы вещество движется квазирадиально от полутени пятна наружу к границам конвективной ячейки.

На периферии ячейки потоки плазмы направлены вниз, вблизи дна конвективной зоны движение направлено к центру ячейки. Вследствие вмороженности магнитного поля в центре ячейки у ее дна происходит концентрация МП.  Магнитная плавучесть ускоряет последовательное всплывание вещества  с петлями МП в центре ячейки. В результате здесь на фотосферном уровне и выше развивается ядро КА, включающее  в себя несколько АО, которые последовательно либо одновременно  формируются в центральной зоне ячейки. Общий характер описанных движений не противоречит данным о поле скоростей в глубине конвективной зоны, полученным методами гелиосейсмологии [Косовичев, 2007].

Предполагается, что рассматриваемый КА на предминимальной фазе цикла солнечной активности сформировался на основе такой конвективной ячейки в условиях симметричного и однородного МП без возмущающих структур по соседству.  Подчиняясь конвективным движениям, МП на периферии ячейки «тонет»,  концентрируясь вблизи центра ячейки на ее дне. Это поле обладает высокой степенью круговой симметрии, что и определило особенности данного КА.  Структура МП близка к дипольной, его напряженность максимальна вблизи оси симметрии, совпадающей с осью магнитного диполя ячейки.  Восходящее движение плазмы, имеющее максимальную скорость вблизи вертикальной оси, закручивает силовые линии вокруг нее, что приводит к дополнительному локальному усилению поля. В результате в центре ячейки образуется вертикальный канал  подъема плазмы со дна конвективной зоны («лифт»). Здесь плазма с вмороженным МП движется быстрее вследствие магнитной плавучести.  При повышении скорости подъема канал сужается. Магнитная структура подобна «дереву», в котором можно выделить вертикальный «ствол» и окружающую его «крону» с более сложной структурой. Можно выделить три области ячейки центральная часть (ствол) с униполярным МП без существенной непотенциальной составляющей (под тенью пятна); внешняя квазицилиндрическая оболочка (крона), содержащая  поле с большой непотенциальной составляющей (под полутенью пятна), и остальной объем ячейки с относительно слабыми полями (зона возмущенной хромосферы, охватывающая пятно.

  В тени пятна  всплытия новых порций магнитного потока не происходит, либо происходит очень редко, конвекция здесь подавлена сильным полем. Поле цилиндрической оболочки (под полутенью пятна) образовано из множества последовательно и одновременно всплывающих мелкомасштабных петель со значительной непотенциальной составляющей поля, обусловленной близкими значениями плотности энергии для МП и для тангенциальных движений плазмы. Здесь (и только здесь)  часть энергии конвективных движений трансформируется в непотенциальную энергию МП. Всплытие и растекание плазмы с вмороженным полем в цилиндрической оболочке на фотосферном уровне проявляется на магнитограммах  как движение наружу от центра пятна  магнитных элементов обеих полярностей (moving magnetic features, или MMF). Кажущаяся аннигиляция пар MMF противоположной полярности объясняется в рамках такой модели подъемом закрученных по спирали магнитных петель в корону. При выходе  поля в корону происходит накопление непотенциальной энергии в корональных петлях и последующее  ее высвобождение в серии мощных солнечных вспышек.  Высыпание энергичных частиц вдоль линий МП из короны на хромосферу во время вспышек проявляется только на тех участках хромосферы, через которые непотенциальная энергия МП вышла в корону. Этим объясняется известный факт, что в большинстве случаев вспышечная эмиссия не заходит в центр тени пятна  (здесь поле в основном потенциально).

Настоящая схема описывает ядро одноядерного КА в невозмущенной среде. Многоядерные КА включают в себя несколько подобных ячеек, которые взаимодействуют друг с другом.

Представлен обзор ключевых работ, касающихся проблемы  существования крупных конвективных ячеек, в контексте обсуждения гипотезы.  Показано, что представленная схема, как минимум, не противоречит имеющимся данных наблюдений.

В заключении сформулированы основные результаты диссертационной работы, приведены благодарности.

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторской диссертации

  1. Сидоров В. И., Язев С. А. Топологическая модель солнечного события, включавшего вспышку и корональный выброс массы 19 октября 2001 года // Косм. исслед. 2008. Т. 46, № 4. С. 329–335.
  2. Жеребцов Г. А., Язев С. А. Международный гелиофизический год // Вестн. РАН. 2008. Т. 78, № 3. С. 202–215.
  3. Yazev S. A. Longitudinal factor in the spatial distribution of high-power solar flares // Geomagnetism and Aeronomy. 2009. Vol. 49, N 7. P. 871–878.
  4. Yazev S. A., Spirina E. A. To the probable origination of certain types of extreme solar events // Geomagnetism and Aeronomy. 2009. Vol. 49, N 7. P. 898–903.
  5. Savinkin M. Yu., Sidorov V. I., Yazev S. A. Unique complex of Activity between 2006 and 2007 // Geomagnetism and Aeronomy. 2009. Vol. 49, N 8. P. 1072–1075.
  6. Sidorov V. I., Yazev S. A. Large Solar Flares and Coronal Mass Ejections: Their Manifestations in Cromosphere // Geomagnetism and Aeronomy. 2009. Vol. 49, N 8. P. 1076–1079.
  7. Язев С. А. Корональные дыры и комплексы активности // Изв. ИГУ. Сер.: Науки о Земле. 2010. Т. 3, № 2. С. 226–241.
  8. Сидоров В. И., Кичигин Г. Н., Язев С. А. О топологии выбросов коронального вещества в мощных вспышечных событиях на Солнце // Изв. ИГУ. Сер.: Науки о Земле. 2010. Т. 3, № 2. С. 139–155.
  9. Язев С. А. Комплексы активности на Солнце в 1980–2008 г. Комментарии к каталогу данных // Изв. ИГУ. Сер.: Науки о Земле. 2010. Т. 3, № 2. С. 217–225.
  10. Сидоров В. И., Кузьминых Ю. В., Язев С.А. Вспышка с возвратным протуберанцем: сценарий, энергетика, прогноз // Косм. исслед. 2011. Т. 49, вып. 4. С. 318–328.
  11. Язев С. А., Леви К. Г., Задонина Н. В. Комплексы активности в период гранд-максимумов на Солнце  // Изв. ИГУ. Сер.: Науки о Земле. 2011. Т. 4, № 1. С. 247–256.
  12. Yazev S. A. Activity Complexes on the Sun during the 23rd Solar Cycle // Geomagnetism and Aeronomy. 2011. Vol. 51, N 7. P. 879–887.

Публикации в журналах, входящих в базы данных международных систем цитирования

  1. Banin V. G., Borovik A. V., Yazev S. A. Complex of activity and large solar flares // Contributions of the Astronomical observatory Skalnate Pleso: proc. of the 12th Regional Consultation on Solar Physics (Smolenice, May 19–24, 1986). Tatranska Lomnica, 1986. Vol. XV, pt. 1. P. 289–296.
  2. Yazev S. A., Khmyrov G. M. An investigations of Giant filament as observed in May-July 1984: Comparision with characteristics of a large-scale system of magnetic fields // Adv. Space Research. 1988. Vol. 8, N. 11. P. (II)199–(II)202.
  3. Changes in sunspot and floccular sources of radioemission preceding an importance 2n flare on 23 August 1988 / B. V. Agalakov, V. G. Ledenev,
    B. I. Lubyshev, V. P. Nefedyev, S. A. Yazev, G. N. Zubkova // Solar Physics. 1997. Vol. 173. P. 305–318.
  4. Yazev S. A. The Method of Areas of Long Activity (ALAs) and some Results of its implementation // NATO Advanced Study Institute. Advances in Solar Research at Eclipses from ground and from Space // Romanian Astronomical Journal. 1999. Vol. 9, Supplement. P. 87–92.

Монографии

  1. Возникновение активных областей на Солнце, изменения его глобального магнитного поля в 11-летнем цикле и на длительной шкале времени / В. М. Григорьев, Л. В. Ермакова, А. И. Хлыстова, А. В. Мордвинов, С. А. Язев [и др.] // Экстремальные природные явления и катастрофы. Т. 2. М. : Пробел-2000, 2011. С. 399–412.
  2. Язев С. А. Космогенные факторы эволюции Земли. Гелиообусловленные факторы эволюции Земли // Леви К. Г., Задонина Н. В., Язев С. А. Радиоуглеродная хронология природных и социальных феноменов Северного полушария. В 3 т. Т. 1. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2010. С. 8–29.

Прочие публикации

  1. Банин В. Г., Боровик А. В., Язев С. А. Большие солнечные вспышки 13 и 16 мая 1981 г. // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца.  М. : Наука, 1983. Вып. 65. С. 151–164.
  2. Язев С. А. Петельные структуры, связанные со вспышками 13 и 16 мая 1981 г. // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1983. Вып. 65. С. 165–171.
  3. Язев С. А. О хромосферных структурах регулярной формы // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1985. Вып. 2. С. 164–171.
  4. Язев С. А. О тонкой структуре АО 135/84 СД // Астрон. циркуляр. М. : Изд-во АН СССР, 1985. № 1412 . С. 5–7.
  5. Эволюция активной области СД № 135 в июне 1984 г. и ее связь с крупномасштабными полями на Солнце / А. В. Боровик, В. М. Григорьев,
    С. А. Язев [и др.] // Contributions of the Astronomical observatory Skalnate Pleso: proc. of the 12th Regional Consultation on Solar Physics (Smolenice, May 19–24, 1986). Tatranska Lomnica, 1986. Vol. XV , Pt.1. P. 211–242.
  6. Язев С. А., Г. М. Хмыров Наблюдение гигантского волокна в июне 1984 года  // Солнечные данные 1986 г. 1986. Бюл. № 8. С. 76–82.
  7. Хмыров Г. М., Язев С. А. Об эволюции биполярной системы крупномасштабных магнитных полей // Солнечные данные 1987 г. 1987. Бюл. № 9. С. 65–70.
  8. Банин В. Г., Боровик А. В., Язев, С. А. Комплексы активности на 1705–1709 оборотах // Солнечные данные 1988 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1988. Бюл. № 5. С. 82–88.
  9. Язев С. А., Хмыров Г. М. О связи между некоторыми параметрами волокна и системы крупномасштабных магнитных полей // Солнечные данные 1987 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1988. Бюл. № 12.  С. 75–80.
  10. Банин В. Г., Язев С. А. Некоторые характеристики пространственно-временного распределения площадок долгоживущей активности на ветви спада 21-го цикла // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1989. Вып. 87. С. 100–113.
  11. Банин В. Г., Язев С. А. Площадки длительной активности на нисходящей ветви солнечного цикла № 21 // Кинематика и физика небесных тел. 1989. Т. 5, № 4. С. 62–68.
  12. Banin V. G., Yazev S. A. Structural-and-evolutionary characteristics of areas of longlived activity on the declining branch of cycle 21 and their relation to flares // Солнечные магнитные поля и корона : тр. XIII консультат. совещ. по физике Солнца, посвящ. памяти В. Е. Степанова. Одесса, 26 сентября – 2 октября 1988 г. Новосибирск : Наука. Сиб. отд-ние, 1989. Т. 2. С. 137–141.
  13. Banin V. G., Yazev S. A. Areas of long activity on the growth branch of cycle 22 // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1990. Вып. 91. C. 19–27.
  14. Хмыров Г. М., Язев С. А. О некоторых характеристиках хромосферных структур на линии раздела полярностей // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1990. Вып. 91.  C. 55–62.
  15. О «неожиданной» вспышке 23 августа 1988 г. / С. А. Язев, Г. Н. Зубкова, Б. И. Лубышев, В. П. Нефедьев // Солнечные данные 1990 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1990. Бюл. № 6. С. 76–81.
  16. Язев С. А. О некоторых особенностях вспышки 23 августа 1988 г.  // Солнечные данные 1990 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1990.  Бюл. № 7. С. 77–81.
  17. Язев С. А. О структуре и эволюции комплекса активности на Солнце // Кинематика и физика небесных тел. 1990. Т. 6, № 5. С. 58–66.
  18. Банин В. Г., Язев С. А. Каталог площадок длительной активности в 1980–1989 гг. (обороты 1690–1827) // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1991. Вып. 95. С. 142–149.
  19. Банин В. Г., Язев С. А., Хмыров Г. М. Комплексы активности и вспышки // Солнечные данные 1991 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1991.  Бюл. № 3. С.116–119.
  20. Банин В. Г., Язев С. А. Комплексы активности и корональные дыры // Солнечные данные 1991 г. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1991. Бюл. № 2. С. 78–83.
  21. Язев С. А. О развитии трех комплексов активности на Солнце в 1989 году // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. М. : Наука, 1991. Вып. 95. С.153–166.
  22. Предвспышечные изменения пятенного и флоккульного источников радиоизлучения и развитие вспышки балла 2N в хромосфере и короне в активной области NOAA 5115 23 августа 1988 года / Б. В. Агалаков, Г. Зубкова, С. А. Язев [и др.] // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. Новосибирск : Наука, 1996. Вып. 104. С. 113–125.
  23. Банин В. Г., Язев С. А. ПДА в циклах солнечной активности // Современные проблемы солнечной цикличности : тр. конф., посвящ. памяти М. Н. Гневышева и А. И. Оля. Санкт-Петербург, 26–30 мая 1997 г. СПб., 1997. С. 9–13.
  24. Язев С. А. Геоэффективность комплексов активности и долготный фактор // Современные проблемы солнечной цикличности : тр. конф., посвящ. памяти М. Н. Гневышева и А. И. Оля. Санкт-Петербург, 26–30 мая 1997 г. СПб., 1997. С. 247–251.
  25. Жуков А. В., Язев С. А. Корональные дыры на фазе роста 23 цикла солнечной активности // Солнечная активность и ее земные проявления : программа и тез. докл. конф., посвящ. памяти Г. В. Куклина. Иркутск, 25–29 сентября 2000 г. Иркутск, 2000. С. 47–48.
  26. Язев С. А. Проблема солнечно-земных связей: некоторые новые аспекты // БШФФ-2000 «Физика больших природных систем. Взаимодействие полей и излучений с веществом. Астрофизика и физика микромира» : сб. тр. 3-й Байк. мол. науч. шк. по фундам. физике. Иркутск, 2000. С. 23–39.
  27. Жукова О. В., Язев С. А. Вспышки вне пятен в 22 цикле солнечной активности // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца.  Иркутск : Изд-во СО РАН, 2001. Вып.113. С. 136–140.
  28. Вспышка 23 сентября 1998 г.: новые аргументы в пользу модели CSHKP / В. М. Мишин,  С. А. Язев [и др.] // Исслед. по геомагнетизму, аэрономии и физике Солнца. Иркутск : Изд-во СО РАН, 2001. Вып. 113.  С. 120–126.
  29. Синкевич А. Н., Язев С. А. Наблюдения хромосферных проявлений трансэкваториальных вспышечных возмущений // Избранные проблемы астрономии : тр. науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 20–22 ноября 2001 г. Иркутск, 2001. С. 163–167.
  30. Современная геодинамика и гелиогеодинамика : учеб. пособие /
    К. Г. Леви, С. А. Язев [и др.]. Иркутск : Изд-во ИрГТУ, 2002. 182 с.
  31. Язев С. А., Жукова О. В., Синкевич А. Н. Комплексы активности на фазе роста 23 цикла солнечной активности // Активные процессы на Солнце и звездах : тр. науч. конф. стран СНГ и Прибалтики. Санкт-Петербург, 1–6 июля 2002 г. СПб., 2002. С.122–125.
  32. Комарова Е. С., Сидоров В. И., Язев С. А. Особенности развития солнечной вспышки 19 октября 2001 г. // Солнечно-земная физика. Новосибирск, 2004. Вып. 6 (119) : Тр. Всерос. конф., посвящ. 90-летию со дня рождения В. Е. Степанова. Иркутск, 25–29 августа 2003 г. С. 90–92.
  33. Язев С. А. Площадки длительной активности в 23 цикле солнечной активности // Солнечно-земная физика. Новосибирск, 2004. Вып. 6 (119) : Тр. Всерос. конф., посвящ. 90-летию со дня рождения В. Е. Степанова. Иркутск, 25–29 августа 2003 г. С. 200–202.
  34. Арсентьев А. Н., Семенов Д. В., Язев, С. А. Универсальный цифровой астрономический комплекс астрономической обсерватории ИГУ // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006. С. 98–100.
  35. Комарова Е. С., Язев С. А. Развитие на Солнце комплекса активности с экстремальными характеристиками // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006. С.195–200.
  36. Сидоров В. И., Язев С. А. О топологии солнечного события, включавшего вспышку и корональный выброс массы 19 октября 2001 г. // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006.  С. 216–224.
  37. Сидоров В. И., Язев  С. А. Проблема вещества в солнечных вспышках и корональных выбросах массы // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006. С. 225–230.
  38. Язев С. А. Корональные дыры и площадки длительной активности на фазе роста 22 цикла солнечной активности // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006.  С. 231–240.
  39. Язев С. А., Сидоров В. И. Корональный выброс массы и структуры на концах вспышечных лент в солнечной вспышке 19 октября 2001 г. // Избранные проблемы астрономии : материалы науч.-практ. конф. «Небо и Земля», посвящ. 75-летию астрон. обсерватории ИГУ. Иркутск, 21–23 ноября 2006 г. Иркутск : Иркут. гос. ун-т, 2006. С. 209–215.
  40. Савинкин М. Ю., Язев С. А. Последний комплекс активности 23 цикла солнечной активности // Современные проблемы в астрофизике и физике космической плазмы : тр. Междунар. Байк. мол. науч. шк. по фундам. физике. X конф. мол. ученых. Иркутск, 2007. С. 242–245.
  41. Язев С. А. Комплексы активности на Солнце в 23 цикле солнечной активности // Всерос. астрон. конф. ВАК-2007 : тр. Казань, 2007. С. 175–177.
  42. Язев С. А., Савинкин М. Ю. Последний залп 23 цикла солнечной активности (события в ноябре 2006 – феврале 2007 гг.) // Всерос. астрон. конф. ВАК-2007 : тр. Казань, 2007. С. 173–175.
  43. Язев С. А., Сидоров В. И. Феномен комплексов активности на Солнце // Современные проблемы в астрофизике и физике космической плазмы : тр. Междунар. Байк. мол. науч. шк. по фундам. физике. X конф. мол. ученых. Иркутск, 2007. С. 65–71.
  44. Наблюдения фотосферы на солнечном телескопе астрономической обсерватории ИГУ / В. В. Капленко, С. И. Расчетин, С. А. Язев, Д. В. Ерофеев // Солнечно-земная физика. Тр. Междунар. симп. «Международный гелиогеофиз. год – 2007: Новый взгляд на солнечно-земную физику», Звенигород, 5–11 ноября 2007 г. Новосибирск, 2008. Вып. 12 (125), т. 1. С.76.
  45. Савинкин М. Ю., Сидоров В. И., Язев С. А. Уникальный комплекс активности на рубеже 2006–2007 гг. // Солнечно-земная физика. Тр. Междунар. симп. «Международный гелиогеофиз. год – 2007: Новый взгляд на солнечно-земную физику», Звенигород, 5–11 ноября 2007 г. Новосибирск, 2008. Вып. 12 (125), т. 1. С. 8–9.
  46. Сидоров В. И., Язев С. А. Мощные солнечные вспышки и выбросы корональной массы: хромосферные проявления // Солнечно-земная физика. Тр. Междунар. симп. «Международный гелиогеофиз. год – 2007: Новый взгляд на солнечно-земную физику», Звенигород, 5–11 ноября 2007 г. Новосибирск, 2008. Вып. 12 (125), т. 1. С. 10–12.
  47. Sidorov V. I., Yazev S. A. Topological model of the solar event including a flare and coronal mass ejection on October 19, 2001 // Cosmic Research. 2008. Vol. 46, N 4. P. 320–326.
  48. Язев С. А. Долготный фактор в пространственном распределении мощных солнечных вспышек // Солнечно-земная физика : сб. науч. тр. 2008. Вып. 11 (124). С. 12–18.
  49. Язев С. А., Спирина Е. А. К вопросу о вероятности возникновения некоторых типов экстремальных событий на Солнце // Солнечно-земная физика : сб. науч. тр. 2008. Вып. 11 (124). С. 36–40.
  50. Язев С. А., Жеребцов Г. А. Международный гелиофизический год // Земля и Вселенная. 2008. № 2. С. 66–76.
  51. Савинкин М. Ю., Язев С. А. Последний комплекс активности 23  цикла на Солнце. II. Структура и динамика корональных петель // Междунар. Байк. мол. науч. шк. по фундам. физике : тр. XI конф. мол. ученых «Гелио- и геофизические исследования». Иркутск, 7–12 сентября 2009 г. Иркутск : ИСЗФ СО РАН, 2009. С. 282–285.
  52. Язев С.А. Переходная эпоха 23/24 циклов в контексте долговременных циклов солнечной активности // Циклы активности на Солнце и звездах. Рабочее совещание-дискуссия. Москва, 18–19 декабря 2009 г. : сб. ст. СПб., 2009. С. 197–204.
  53. Язев С. А. Комплексы активности на Солнце в 23 цикле активности // Солнечно-земная физика. 2010. Вып. 16. С. 94–101.
  54. Язев С. А., Коротких А. В., Тарлюк И. Г. Комплексы активности в циклах Швабе – Вольфа // Солнечно-земная физика. 2011. Вып. 19. С. 3–9.
  55. Особенности крупного солнечного события 23 июля 2002 г.: модель источника ускоренных частиц / Г. Н. Кичигин, Л. И. Мирошиченко, В. И. Сидоров, С. А. Язев // Солнечная и солнечно-земная физика – 2010. Пулково, 3–9 октября 2010 г. : тр. Всерос. ежегод. конф. по физике Солнца. СПб. : ГАО РАН, 2010. С. 201–204.
  56. Сравнение наблюдений солнечных пятен Уссурийской астрофизической обсерватории ДВО РАН и Астрономической обсерватории Иркутского государственного университета / А. П. Крамынин, С. А. Язев,
    С. И. Расчетин, Р. В. Чванов // Солнечная активность и ее влияние на Землю. Владивосток : Дальнаука, 2011. Вып. 14. С. 86.
  57. Язев С. А. О вкладе комплексов активности в генерацию геоэффективных проявлений Солнца // Активность звезд и Солнца на разных стадиях эволюции. Рабочее совещание-дискуссия. Москва, 17–18 декабря 2010 г. : сб. ст. СПб., 2010. С. 199–204.
  58. Наблюдения комплекса активности, давшего мощные солнечные вспышки в августе-сентябре 2011 г. в Иркутске и Улаанбатааре / Д. Батмунх, А. А. Головко, В. Д. Трифонов, С. А. Язев // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 75–81.
  59. Дворкина-Самарская А. А., Лепешкина Е. Ю., Язев С. А. База данных «Солнечные данные» // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 99–104.
  60. База данных «Наблюдения солнечных пятен в астрономической обсерватории ИГУ» / Е. С. Исаева, В. В. Капленко, В. И. Красов, С. И. Расчетин, С. А. Язев // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 117–123.
  61. Сравнение наблюдений солнечных пятен Уссурийской астрофизической обсерватории ДВО РАН и астрономической обсерватории ИГУ / А. П. Крамынин, В. В. Капленко, С. И. Расчетин, Р. В. Чванов, С. А. Язев // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ, Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 142–146.
  62. Савинкин М. Ю., Язев С. А. К вопросу о локализации мест генерации корональных выбросов массы на Солнце // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 164–171.
  63. Сидоров В. И., Кузьминых Ю. В., Язев С. А. Взаимосвязь длительных гамма-вспышек с корональными выбросами вещества // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 172–181.
  64. Сидоров В. И., Кузьминых Ю. В., Язев С. А. О расхождении фотосферных оснований магнитных трубок на примере АО 10930 // Избранные проблемы астрономии : материалы III Всерос. астроном. конф. «Небо и Земля», посвящ. 80-летию астроном. обсерватории ИГУ. Иркутск, 22–24 ноября 2011 г. / [науч. ред. С. А. Язев]. Иркутск : Изд-во ИГУ, 2011. С. 182–185.





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.