WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Толочко Александр Валентинович

РУССКАЯ ВОЕННО-МОРСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ

ОРИЕНТАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД,

1920-1941 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Челябинск-2011

Работа выполнена на кафедре новейшей истории России ФГБОУ ВПО «Пермский государственный национальный исследовательский университет».

Научный руководитель  доктор исторических наук, профессор Лукьянов Михаил Николаевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Худобородов Александр Леонидович

кандидат исторических наук

Александров Кирилл Михайлович

Ведущая организация:                 Санкт-Петербургский институт истории РАН

Защита состоится 25 января 2012 года в 12-00 на заседании диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата исторических наук ДМ 212.296.04 при Челябинском  государственном университете по адресу:

454084, г. Челябинск, пр. Победы, д. 162-в в ауд. 215.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет».

Автореферат разослан «____» декабря 2011 года.

Отзывы на автореферат просьба высылать по адресу: 454084, г. пр. Победы, д.162-в, Челябинский государственный университет, Ученому секретарю диссертационного совета ДМ 212.296.04.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Пасс Андрей Аркадьевич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется необходимостью продолжения изучения Русского Зарубежья, в котором военные моряки, благодаря корпоративной сплоченности, высокому культурному уровню и весомому вкладу в общественно-политическую жизнь эмиграции, сыграли значительную роль. Создав в 1920-30-е гг. свои структуры на принципах отличных от организационных принципов общевоинских объединений, военно-морская эмиграция была больше связана с миром Русского Зарубежья в целом, чем с общевоинской средой.

Изучение истории военно-морской эмиграции позволяет дополнить исследование общих проблем Русского Зарубежья, в частности уточнить картину формирования региональных эмигрантских диаспор, их количественной, структурной и социальной динамики; развития центров образования и просвещения; издательской, литературной, историко-мемориальной деятельности эмиграции и ее идейно-политической эволюции.

Изучение творческого наследия военных моряков в эмиграции может иметь в современных условиях определенное значение. Разработанные в 1920-1930-е гг. принципы обучения личного состава флота, порядок прохождения службы различными категориями офицеров (строевых, инженеров, тыловых) могут быть использованы при переходе к новым формам организации Вооруженных сил Российской Федерации.

В историографии изучаемой темы выделяются три основных группы исследований: эмигрантские, отечественные и иностранные.

Формирование эмигрантской историографии военно-морской эмиграции началось непосредственно после Крымской эвакуации. В июле 1921 г. в Бизерте начал издаваться первый в эмиграции военно-морской журнал -«Морской сборник», в котором публиковались некоторые материалы, посвященные военно-морской эмиграции. В 1922 в г. Мюнхене большим, по меркам Русского Зарубежья, тиражом в 3000 экземпляров вышла работа капитана 2 ранга Г.К. Графа «На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию». Во второй ее части - «Смерть флота» - автор, опираясь на собственную оценку политических ориентаций морских офицеров, утверждал, что большинство из них были убежденными монархистами1.

В 1920-е гг. в эмигрантской прессе было опубликовано несколько работ морских офицеров, посвященных флотским юбилеям и отдельным событиям, из жизни флота в Советской России. Вопросы внутренней жизни военно-морской эмиграции авторами практически не затрагивались, за исключением сообщений о Русской эскадре в Бизерте2.

Важным рубежом в военно-морской эмигрантской историографии, стал 1928 г. С этого года начали регулярно выходить журналы: «Морской журнал» и «Зарубежный морской сборник» возросла творческая активность морских писателей и публицистов. В 1928-1931 гг. на страницах русскоязычной эмигрантской прессы было опубликовано более 700 статей на морские темы и 20 художественных произведений и воспоминаний о прошлом военно-морского флота3. Наибольшее внимание в это время уделялось развитию флота после Русско-японской войны, его участию в Первой Мировой войне, биографиям выдающихся флотских деятелей. Вопросы повседневной жизни военно-морской эмиграции также нашли отражение в ряде работ, посвященых официальной стороне жизни объединений военно-морской эмиграции, вовлечению в них молодежи4, перспективам использования флота в борьбе с большевизмом5 и возможностям его возрождения после победы над большевиками6.

В течение 1930-х гг. интенсивность публикаций на морские темы в русскоязычной прессе снизилась. Во многом это было связано с уходом из жизни ряда видных военно-морских публицистов: контр-адмиралов С.Н. Тимирева, В.В. Трубецкого и штабс-капитана С.К. Терещенко. Изменилась и основная направленность публикаций. По-прежнему популярной темой оставалась повседневная жизнь военно-морской эмиграции. Но в ее освещении появился и новый нюанс - подведение итогов за время, проведенное в эмиграции. Характерной работой такого рода стала статья старшего лейтенанта Д.П. Жемчужина «История харбинского кружка морских офицеров»7, в которой автор подробно описывал жизнь военно-морской диаспоры в Харбине в 1924-1934-х гг.

Больше внимания стало уделяться учету офицеров и чинов флота8. Были опубликованы сведения о судьбах офицеров всех выпусков МК в ХХ в., данные об офицерах, погибших и умерших после 1917 г.9. Подобные публикации преследовали цель доказать непримиримость офицеров флота по отношению к советской власти, которая выражалась доказательстве, что их большинство оказалось в эмиграции, погибло в годы Гражданской войны, либо подверглось репрессиям на Родине. В деятельности военно-морской эмиграции повысился интерес к флотским традициям и церемониям, выражением чего стала публикация труда старшего лейтенанта М.Ю. Горденева «Морские обычаи, традиции и торжественные церемонии Русского императорского флота»10.

В 1950-1970-х гг. количество эмигрантских публикаций резко сократилось. Наиболее значимой в этот период стала деятельность Кают-компании в Сан-Франциско по изданию «Морских записок». В них публиковались как мемуары и художественные произведения, так и некоторые аналитические работы11. Изданием «Морских записок» военно-морская эмиграция фактически подводила результат своего пребывания в «зарубежном плавании».

В советской историографии проблематика военно-морской эмиграции возникла уже в 1920-е гг. в связи с изучением истории Гражданской войны. В 1928 г. вышла в свет работа бывшего старшего лейтенанта В.А. Кукеля. Его «Правда о гибели Черноморского флота» стала своеобразным ответом на уже упоминавшуюся книгу капитана 2 ранга Г.К. Графа «На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию». В ней В.А. Кукель, помимо изложения своей версии о затоплении части Черноморского флота в 1918 г., высказывал интересные суждения о предпосылках политического размежевания офицеров-черноморцев в годы Гражданской войны. Но в конце 1930-х гг. тираж книги был уничтожен, и она фактически оставалась в СССР неизвестной. Другие работы, касавшиеся избранной темы и опубликованные в это время, носили откровенно пропагандистский характер. Собственно военно-морской эмиграции в них особого внимания не уделялось12. Фактически вплоть до конца 1940-х гг., изучение истории русской эмиграцией в СССР находились под запретом.

Лишь на рубеже 1940–1950-х гг. в СССР стали появляться работы, в которых рассматривались начальный период русской эмиграции и, отчасти, эволюция политических настроений морского офицерства13. Позднее увидели свет специальные исследования, посвященные морским офицерам, перешедшим на сторону советской власти14, а так же воспоминания участников событий Первой Мировой и Гражданских войн15.

Косвенно вопросы, связанные с политическим кредо морских офицеров, рассматривались в работах, посвященных истории конкретных боевых судов. Раскрывая роль, место и отчасти политические убеждения большинства офицеров в тот период, авторы данных публикаций огульно относили офицеров флота в разряд ортодоксальных монархистов16.

В целом, в СССР комплексное научное исследование военно-морской эмиграции было затруднено из-за недоступности ряда архивных фондов и работ, изданных за рубежом.

Изменения, произошедшие во второй половине 1980 - начале 1990-х гг. в СССР, вызвали рост интереса к изучению Русского Зарубежья в целом и военно-морской эмиграции в частности. Введение в научный оборот новых архивных источников заметно расширило тематику исследований по данной проблематике.

Появились работы посвященные проблемам комплектования и организации учебного процесса в военно-морских учебных заведениях в начале ХХ в., в которых затрагивались вопросы формирования политических убеждений морских офицеров17; количественного и социального состава офицерского корпуса флота в 1917 г.18, его судьбам в годы гражданской войны. К.Б. Назаренко на основе анализа статистических данных о численности офицеров флота в 1917 г. и командного состава РККФ в 1918 г. пришел к выводу о переходе большей части офицеров флота на службу в РККФ19.

Более глубокому анализу были подвергнуты события, связанные с расправами над морскими офицерами в 1917 г., которые, оказали существенное влияние на последующий политический выбор многих из них20. Появились работы, посвященные участию морских офицеров в Гражданской войне21, в том числе мемуары, опубликованные ранее за рубежом. В современных исследованиях нашли отражение проведенные флотом эвакуации, формирование локусов военно-морской эмиграции, адаптация морских офицеров к жизни за границей22.

Рассматривая деятельность Русского военного Зарубежья, историки стали уделить специальное внимание военно-морской эмиграции. Так, в работе «Российская военная эмиграция и ее печать. 1920-1939 годы» были рассмотрены некоторые стороны издательской деятельности военных моряков-эмигрантов23; ряд публикаций затрагивал образовательную деятельность МК в Бизерте и Морского училища в Шанхае24. Новым направлением стало исследование роли бывших русских морских офицеров в становлении флотов независимых государств, образовавшихся после распада Российской Империи25, их участии в вооруженных конфликтах         1920-1930-х гг.26 и Второй Мировой войне27.

Иностранные исследователи, изучая русскую военную эмиграцию, как правило, не выделяли ее военно-морскую составляющую. Вместе с тем в работах, посвященных вооруженным конфликтам в Европе 1920-1930-х гг. а также в справочниках командного состава военно-морских флотов ряда европейских стран приводятся персональные сведения об отдельных офицерах русского императорского флота28. А А. Копршивова в работе «Под сенью Андреевского флага…»29 рассмотрела деятельность сотрудника Русского заграничного архива в Праге, редактора и издателя «Морского журнала» лейтенанта М.С. Стахевича.

Из изданных в последнее время работ иностранных авторов, необходимо отметить труд китайского историка Ван Чжичэна «История русской эмиграции в Шанхае»30. В нем рассматривался не только процесс формирования «русского» Шанхая, в котором офицеры Сибирской флотилии приняли непосредственное участие, но и деятельность некоторых морских офицеров в различных общественно-политических организациях. Особое внимание было уделено общественно-политической деятельности председателя Русской национальной общины Шанхая капитана 1 ранга Н.Ю. Фомина.

Особый интерес в зарубежной историографии вызвали радикальные течения в русской эмиграции, в частности движение младороссов. Одной из первых работ на эту тему стала переведенная на русский язык книга профессора Гавайского университета Д. Стефана31. В ней автор, анализируя младоросскую идеологию, отмечает ее сходство с фашистской. Упоминает в своей монографии о младороссах и У. Лакер32. Однако его утверждение о том, что «влияние младороссов в основном ограничивалось русскими эмигрантами в Париже и нескольких других французских городах» представляется необоснованным33. Единственным в настоящее время специальным исследованием, посвященным Союзу Младороссов (СМ), является книга французской исследовательницы М. Массип «Истина – дочь времени. Александр Казем-Бек, русский эмигрант», в котором СМ рассматривается в связи с биографией его лидера – А.Л. Казем-Бека.

В целом, несмотря на возросший интерес к военно-морской эмиграции, в современной историографии сохранился ряд «белых пятен» в освещении ее повседневной жизни и политической деятельности. По-прежнему недостаточно изучены участие военно-морской эмиграции в политической жизни Русского Зарубежья, вопросы, связанные с привлечением в ряды военно-морских организаций и объединений молодежи; организацией учета офицеров и чинов флота в эмиграции; финансированием деятельности организаций и объединений военно-морской эмиграции.

Объектом исследования являются организационные структуры русской военно-морской эмиграции: ее военно-морские организации в различных странах мира, и их объединения.

В качестве предмета исследования выступает идеологическая, политическая, организационная, и профессиональная деятельность организаций и объединений военно-морской эмиграции, ее руководителей и отдельных морских офицеров.

Территориальные рамки исследования включают в себя места проживания представителей русской военно-морской эмиграции в 1920-1930-е гг.: в Западной Европе: Францию, Королевство Сербов, Хорватов, Словенцев, (Королевство СХС), Чехословакию, Бельгию; в Африке: Тунис и Алжир; а так же Турцию, США; Китай.

Хронологические рамки исследования охватывают межвоенный период: 1920-е гг. - 1941 г., то есть от проведения Крымской эвакуации до начала Великой Отечественной войны.

Цель и задачи исследования. Целью данной диссертации является исследование деятельности русской военно-морской эмиграции. Для ее достижения ставятся следующие задачи:

  1. Исследовать процесс формирования и эволюции центров военно-морской эмиграции; выявить количественные и качественные характеристики военно-морской эмиграции и ее организационных структур.
  2. Изучить деятельность организаций и объединений военно-морской эмиграции по поддержанию профессиональных знаний офицеров на современном уровне, привлечению в ряды организаций эмигрантской молодежи; их культурную и благотворительную работу, а так же усилия по изысканию необходимых для этого средств.
  3. Проанализировать представления военно-морской эмиграции о наиболее целесообразных формах и методах борьбы с советским режимом.
  4. Изучить эволюцию политических взглядов и политическую деятельность военно-морской эмиграции ее объединений и отдельных представителей в 1920-1941 гг.

Источниковая база. Круг привлекаемых к исследованию источников и их классификация определялись происхождением и информационными возможностями этих источников для решения поставленных задач.

Важнейшими источниками по исследуемой теме являются материалы эмигрантской периодической печати.

Огромное значение для военно-морской эмиграции имел издаваемый в 1921-1923 гг. в Бизерте журнал «Морской сборник». На его страницах печатались обзоры событий, происходивших на кораблях Русской эскадры, наиболее важные приказы ее командующего, уставные и отчетные документы отдельных военно-морских эмигрантских организаций. Так же публиковались многочисленные воспоминания морских офицеров о событиях Первой Мировой и Гражданских войн, очевидцами и участниками которых они являлись.

Важным вспомогательным пособием для изучения помещенных в «Морском сборнике» материалов, является вышедший в 2003 г. под редакцией В.В. Лобыцына «Бизертинский морской сборник». В нем материалы первоисточника распределены по тематически-хронологическому принципу: о Первой Мировой войне, о Гражданской войне и о русских моряках в эмиграции. Приводится большое количество материалов по персональному составу военно-морских диаспор и военно-морских организаций в различных странах, а так же комментарии к некоторым работам, опубликованных в «Морском сборнике».

В Чехословакии в 1928-1942 гг. издавался «Морской журнал», который был официальным печатным органом пражской Кают-компании и Всезарубежного Объединения Морских Организаций (ВОМО). Это издание содержит огромный массив информации о создании и повседневной деятельности организаций и объединений военно-морской эмиграции. На его страницах можно встретить воспоминания офицеров, статьи, отражавшие идейно-политические разногласия в военно-морской эмигрантской среде, обзоры опубликованных печатных трудов. Помимо этого, в нем помещалась информация обо всех усопших, имевших отношение к военно-морской эмиграции.

Из других периодических изданий, используемых в исследовании, необходимо отметить издававшийся в 1928-1931 гг. в Чехословакии «Зарубежный морской сборник», в котором публиковались обзоры деятельности военно-морских организаций, а также журнал брненского отдела морского кружка «Звено», полный комплект номеров которого хранится в фонде № 5862 Государственного архива Российской федерации (ГА РФ). В последнем содержатся статут отдела, протоколы собраний, годовые отчеты правления, раскрывающие повседневную жизнь этой молодежной организации. Кроме того, публиковались письма членов морского кружка «Звено», проживавших вне Чехословакии, которые дают представление о жизни, политических убеждениях и планах молодых офицеров и гардемаринов в США, Франции и Бельгии. Большой интерес представляет «Вахтенный журнал», выходивший в 1934-1938 гг. в Сан-Франциско. Анализ журнальных публикаций позволяет проследить процесс постепенной «американизации» морских офицеров, оказавшихся в США.

Работа также опирается на периодические издания младороссов34, в том числе издававшуюся с 1934 г. в Сан-Пауло лейтенантом В.В. Рюминским газету «Младоросское слово». В числе авторов ряда этой популярной в странах Латинской Америки газеты были морские офицеры, сочувствующие младоросскому движению. Они анализировали происходившие в СССР события и рассматривали возможные варианты трансформации советской политической системы35.

Отдельную группу источников составляют политические произведения моряков-эмигрантов, издававшиеся в виде книг и статей в периодических изданиях36.

Среди них выделяются сочинения, теоретически обосновывавшие естественность для России монархического порядка. Особое место среди них принадлежало произведениям капитана 1 ранга А.Н. Щеглова. доказывавшего, что западный мир и его демократические политические институты губительны для России, а единственно возможная форма политического устройства для России - монархия37.

Идеологи военно-морской эмиграции доказывали необходимость после победы над большевиками восстановить Российскую Империю во главе с Кириллом Владимировичем. Капитан 2 ранга Г.К. Граф и другие бывшие морские офицеры призывали бывших сослуживцев и всех соотечественников примкнуть к движению легитимистов38.

Наконец, большое внимание уделялось методам свержения советского строя. Важнейшей предпосылкой этого должна была стать консолидация военно-морской эмиграции. Идея объединения в рамках «морской семьи» пользовалась популярностью. Впервые о необходимости этого было заявлено в 1921 г. капитаном 1 ранга М.В. Казимировым39. Некоторые идеологи военно-морской эмиграции призывали идти за приделы из узко-корпоративных рамок. Так, капитан 1 ранга А.Н. Щеглов призывал к объединению всю здравомыслящую эмиграцию40, а капитан 1 ранга Н.Г. Фомин разработал теорию «национально-освободительной борьбы»41 участниками которой должны были стать «все русские люди, проникнутые чувством здорового патриотизма, независимо от социального и имущественного положения»42.

Среди используемых в работе мемуаров необходимо выделить несколько групп. Первая группа – воспоминания офицеров, занимавших руководящие посты в дореволюционном флоте43. Мемуары второй группы принадлежали перу офицеров флота, не занимавших до 1917 г. высоких должностей, сражавшихся в годы Гражданской войны под «белыми» знаменами и ушедших в эмиграцию44. Третья группа мемуаров была оставлена офицерами, еще до 1917 г. примкнувшими к революционному движению, что предопределило их участие в гражданской войне на стороне красных45. В четвертую группу входят воспоминания офицеров, перешедших на сторону большевиков после захвата ими власти46. Внутри этой группы особо выделяются воспоминания, оставленные офицерами военного времени, чей образ мыслей и психология существенно отличалась от мышления кадровых офицеров47. Как специфический вид мемуарной литературы можно рассматривать и некоторые художественные произведения, авторы которых, являлись современниками, но и участниками описываемых событий48.

В работе широко использовались эмигрантские справочно-инфомационные издания. Наиболее ценными из них является военный справочник «Армия и флот», вышедший в свет в Париже в 1931 г. В нем содержится обширная информация о Военно-Морском Союзе (ВМС): официальная история его создания, уставные документы, а так же состав его подразделений (групп). В 1968 г. лейтенантом А.А. Герингом были опубликованы «Материалы к библиографии русской военной печати за рубежом»49, в которых имеются сведения обо всех периодических изданиях военно-морской эмиграции и всех трудах, объединенных в «Русской Морской Зарубежной Библиотеке».

Диссертация так же опирается на труды, содержащие персональные сведения об участниках военно-морской эмиграции. Наиболее информативным из них является изданный в 2004 г. труд В.В. Лобыцына «Офицеры флота и морского ведомства». В нем собраны сведения о 5711 лицах, имевших отношение к русскому флоту и остававшихся в живых к осени 1917 г. Использовались и другие аналогичные издания50.

Важнейшим элементом источниковой базы диссертации являются архивные материалы.

Документы ГА РФ, отражают жизнь и повседневную деятельность военно-морской эмиграции. Материалы Российского Государственного Военного архива (РГ ВА), позволяют судить о деятельности младоросской партии, в которой активно участвовали морские офицеры-эмигранты.

В фонде ГА РФ № 5903 собрана переписка военно-морского агента во Франции. В нем имеются сведения по персональному учету офицеров и чинов флота и помощи нуждающимся офицерам и членам их семей в Финляндии и Королевстве СХС. Помимо этого есть материалы, связанные с образованием и деятельностью объединений военно-морской эмиграции, а так же переписка военно-морского агента с офицерами и чинами флота. Документы об организации учебного процесса в Севастопольском МК, эвакуированного позже в Бизерту представлены в фонде ГА РФ № 5915.

В фонде РГ ВА № 64 большой интерес представляют документы, связанные с деятельностью партии младороссов: устав партии, переписка ее главы с представителями на местах, картотека членов, а так же донесения о пропагандисткой работе среди советских моряков во французских портовых городах.

Важными архивными источниками являются также личные фонды ГА РФ. Фонд № 5970 содержит переписку, бывшего морского министра адмирала И.К. Григоровича. В фонде № 6023 находится дневник мичмана П. В. Репина, в котором подробно описывается повседневная жизнь и представления офицеров Русской эскадры в Бизерте, а так же первые шаги молодых офицеров и выпускников МК, прибывших для обучения в чехословацкие ВУЗы. В фонде № 6666 содержится переписка командующего Русской эскадрой вице-адмирала М.А. Кедрова с морскими офицерами и некоторыми известными эмигрантами.

Важные материалы, необходимые для решения задач исследования, находятся в фондах архивов ФСБ и СВР, до недавнего времени остававшихся недоступными для исследователей. Часть их была опубликована в серии «Русская военная эмиграция 20-40-х годов»51.

Методологическая основа исследования. В основу методологии исследования была положена теория структурно-функционального анализа, согласно которой, «любая системная единица организации обязана быть функциональной, то есть вносить свой вклад в деятельность по достижению организационных целей, а значит, способствовать адаптации системы в целом: повышать ее устойчивость, эффективность взаимодействия с другими организациями, осуществлять регуляцию внутренних связей и поведения отдельных частей системы»52.

Военно-морская эмиграция рассматривается как динамически развивающаяся и функционирующая система. В качестве ее элементов выделяются организации, объединения организаций военно-морской эмиграции и отдельные офицеры. При этом она выступает как элемент системы более высокого порядка – Русского военного Зарубежья.

Военно-морская эмиграция исследуется во всей совокупности ее общественно-политических, и экономических связей и взаимодействии с другими элементами Русского Зарубежья, а так же с социально-экономическими и политическими институтами стран пребывания.

Большое значение для исследования имело использование сравнительно-исторического метода для определения общего и особенного в идеологии и деятельности военно-морских эмигрантских объединений: ВОМО, ВМС и Объединение Морских организаций в Чехословакии, а так же входивших в их состав отдельных организаций и морских офицеров-эмигрантов.

Исследование основано на принципах объективности и историзма.

В последние годы появились работы, которые вольно или невольно искажают реальный облик эмиграции 1920-30-х гг. С одной стороны, их идеализируют как «рыцарей белой борьбы», с другой – осуждают за отсутствие патриотизма и готовность вести вооруженную борьбу против СССР в союзе с внешними силами. В результате, создаются односторонние, зачастую диаметрально противоположенные образы русской эмиграции. Только следование принципу объективности позволяет избежать подобных крайностей, проанализировать противоречивые тенденции в ней и представить жизнь военно-морской эмиграции во всем ее многообразии.

Применение принципа историзма к изучению феномена военно-морской эмиграции дает возможность проанализировать исторические ситуации, в рамках которых происходило ее становление и эволюция, выявить исторические корн и пути эволюции ее идейно-политических ориентаций.

Научная новизна исследования заключается в комплексном изучении жизни и деятельности русской военно-морской эмиграции в 1920-1941 гг. как важной составляющей Русского военного Зарубежья.

Феномен военно-морской эмиграции рассмотрен в диссертации в различных аспектах: общественно-политическом, социально-экономическом и идеологическом. Впервые рассмотрена финансовая сторона ее деятельности. Так же уточнены количественные и качественные характеристики организаций и объединений военно-морской эмиграции в 1920-1930-е гг. и предложены критерии для их классификации.

Исследовано участие военно-морской эмиграции в политической жизни Русского Зарубежья, в разработке обосновании необходимости реставрации монархии в постбольшевистской России и способов изменения политического строя в СССР. Также впервые проанализированы роль и место представителей военно-морской эмиграции в младоросском и легитимистском движениях.

Диссертация вводит в научный оборот новый источниковый материал, в частности: сведения об участии морских офицеров в младоросском движении53; о межличностных и деловых отношениях лидеров военно-морской эмиграции54; об участии морских офицеров в политической жизни Русского Зарубежья55; уставные документы ряда объединений военно-морской эмиграции56.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были обсуждены на кафедре новейшей истории России Пермского государственного национального исследовательского университета, а также представлены в виде доклада на Международной заочной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки» (2011 г., г. Тамбов) и ежегодной научной конференции Пермского государственного национального исследовательского университета (2011 г.). В 2008-2011 гг. автором было опубликовано 9 статей по тематике диссертации, 5 из них – в изданиях, входящих в перечень периодических изданий Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации.

Теоретическая и практическая значимость работы. Выводы, полученные в диссертации, могут быть использованы при написании общих работ по отечественной истории, а так же в специальных исследованиях по истории Русского Зарубежья и Русского военного Зарубежья.

Структура исследования. Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложений.

СНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность, хронологические и территориальные рамки диссертации, определяется ее научная значимость и новизна; сформулированы цель, задачи; освещена историография по теме диссертационной работы, проанализирована источниковая база исследования.

Глава 1 «Объединения военно-морской эмиграции и их деятельность» состоит из трех параграфов, освещающих формирование очагов военно-морской эмиграции, создание и эволюцию организаций и объединений военно-морской эмиграции, их образовательную, издательскую, благотворительную и коммерческую деятельность.

В первом параграфе «Формирование очагов военно-морской эмиграции и проведение учета офицеров и чинов флота» показан процесс формирования локусов военно-морской эмиграции.

В целом, для Балкан, Северной Африки, Китая и Турции было характерным компактное проживание бывших офицеров и чинов флота, а для Северной Америки и западноевропейских стран – рассеянное. В параграфе указаны количественные характеристики основных центров военно-морской эмиграции и проанализирована их эволюция.

Военно-морской эмиграцией была частично сохранена существовавшая в дореволюционной России система персонального и статистического учета офицеров и чинов флота. Цели его проведения в течение 1920-1930-х гг. постоянно изменялись. Изначально он проводился централизовано аппаратом военно-морского агента во Франции для определения персоналий и местонахождения оставшихся в живых офицеров; затем для выяснения их материального положения при оказании им помощи. С средины 1920-х гг. учет офицеров осуществлялся «Комиссией по выяснению судьбы личного состава флота» для доказательства того, что большинство офицеров флота не примирилось с Советской властью. Параллельно отдельными организациями так же осуществлялся учет офицеров и чинов флота, основными задачами которого были привлечение в свои ряды лиц, имевших право в них состоять и сохранение памяти об ушедших из жизни. Однако проведенная в  1920-1930-х гг. работа по учету офицеров и чинов флота в эмиграции не дала достоверных результатов.

Во втором параграфе «Создание и эволюция объединений военно-морской эмиграции» приводятся данные об организациях и объединениях военно-морской эмиграции, а так же предложена их классификация.

Большинство организаций и объединений военно-морской эмиграции имело ряд отличий от аналогичных объектов Русского военного Зарубежья. Во-первых, во главу своей деятельности они ставили идею сохранения кадров для будущей России, а не реванша; во-вторых, морским офицерам разрешалось состоять в политических партиях; а в-третьих, бывшие военные моряки, как правило, одновременно состояли в 2-3 различных «своих» организациях.

Типичными организациями военно-морской эмиграции были военно-общественные организации, объединявшие своих членов по территориальному принципу для решения благотворительных и культурно-бытовых вопросов.

Руководство большинства организаций и объединений военно-морской эмиграции, официально декларируя аполитичность, оставалось преданным монархической идее, постепенно склоняясь на сторону легитимизма. При этом наибольшую политическую активность проявляли морские офицеры - члены парижского «Военно-морского очага Союза Младороссов» и сторонники младоросского движения, проживавшие вне Парижа.

В параграфе также анализируется финансовая сторона деятельности организаций и объединений военно-морской эмиграции.

В начале 1920-х гг. некоторым организациям оказывалась существенная финансовая помощь военно-морскими агентами. Однако в последующем руководители большинства организаций и объединений были вынуждены самостоятельно изыскивать средства, необходимых для реализации стоящих перед ними задач.

Изначально основными источниками доходов стали членские и вступительные взносы, добровольные пожертвования физических и юридических лиц, а так же процент от различного рода денежных оборотов. С конца 1920-х гг. издержки организаций стали частично покрываться доходами от деятельности, прямо не предусмотренной их уставными документами (устройство балов, спектаклей, лотерей, взимание платы за лекции и т.п.).

Основными статьями расходов военно-морских организаций были благотворительность и внутреннее самофинансирование.

В третьем параграфе «Образовательная, издательская, благотворительная и коммерческая деятельность объединений военно-морской эмиграции» рассмотрены основные стороны деятельности организаций и объединений военно-морской эмиграции.

В середине 1920-х гг. в большинстве организаций военно-морской эмиграции был налажен децентрализованный процесс самообразования, основной задачей которого стало поддержание специальных и технических знаний своих членов на современном уровне. Только ВМС был частично централизован и официально легализован процесс получения специального образования на курсах охотников флота и плутонговых командиров.

Однако идея создания собственных Высших военно-морских курсов в эмиграции (аналогичных Высшим Военно-Научным Курсам генерала Головина) реализована не была.

Изначальная немногочисленность военно-морской эмиграции подталкивала ее руководителей к привлечению в свои ряды эмигрантской молодежи. Но только в рамках ВМС были предприняты централизованные попытки для решения. Действуя самостоятельно в вопросах непосредственной подготовки кадров из не служившей ранее молодежи, руководители ВМС, фактически согласовывали свои действия с Русским Общевоинским Союзом (РОВС) по целям подготовки и частично по требованиям, предъявляемым к кандидатам.

Одной из основ объединения разбросанных по всему миру бывших морских офицеров стала издательская деятельность. В параграфе проанализированы общие и частные задачи, стоявшие перед их корпоративными периодическими изданиями, а так же изданиями редактировавшиеся морскими офицерами.

При этом существенное внимание уделено «техническим» вопросам издательской деятельности: ее непосредственной организации, системе ценообразования и финансирования изданий военно-морской эмиграции.Так же анализируется благотворительная и коммерческая деятельность организаций и объединений военно-морской эмиграции.

Попытки организации коммерческой деятельности предпринимались руководством многих военно-морских организаций. Но только правление Кают-компании в Сан-Франциско довело ее до логического завершения, создав в 1936 г. Морское кооперативное издательство.

Глава 2 «Политические ориентации военно-морской эмиграции в  1920-1941 гг.» состоит из трех параграфов, в которых рассматриваются основные политические тенденции в среде военно-морской эмиграции межвоенного времени.

В первом параграфе «Военно-морская эмиграция о борьбе с советским режимом» анализируются представления военно-морской эмиграции о большевизме, советской власти и перспективах использования военно-морского флота для вооруженной борьбы с ними.

По консолидированному мнению военно-морской эмиграции окончательная победа большевиков сулила России неминуемую гибель.

В начале 1920-х гг. лидеры военной эмиграции строили планы насильственного изменения политического режима в Советской России. Существенная роль в них отводилась Русской эскадре. Из ее состава предполагалось сформировать отряд боевых судов для проведения десантных и военно-транспортных операций в районах Одессы и Новороссийска.

Внешнеполитические изменения, вызванные признанием СССР ведущими европейскими странами, заставили лидеров военно-военной эмиграции изменить свое убеждение относительно возможных форм участия флота в возобновление вооруженной борьбы.

Ими был сформулирован тезис о решающей роли флота в возобновлении вооруженной борьбы за Россию, основывавшийся на большом экономическим и политическим значением моря и флота, а так же изначальной революционности его личного состава. В его развитие морскими офицерами были сформулированы общие условия флотского антисоветского выступления, разработаны основы тактики применения и организационно-штатных структур использования флота в возобновленной гражданской войне. При этом особое значение эмигранты придавали наличию в составе военно-морских флотилий подразделений с ярко выраженными политическими функциями.

Во втором параграфе «От непредрешенчества к легитимизму» рассматривается эволюция политических взглядов офицеров-эмигрантов, которая развивалась по направлению от декларативного аполитизма и непредрешенства к легитимизму.

В 1921-1924 гг. командование Русской эскадры, объявляя официально о неучастии в политике, не препятствовало деятельности организаций монархического толка среди личного состава эскадры. Им были организованы официальное информирование офицерского состава о политических процессах, происходивших в эмиграции и Советской России, а так же политическое просвещение гардемарин МК и всех желающих  офицеров.

Представители военно-морской эмиграции, прежде всего А.Н. Щеглов, внесли заметный вклад в теоретическое обоснование необходимости реставрации монархии в России и адаптацию традиционных монархических идей к новым историческим условиям.

Социальный состав офицеров флота в эмиграции отличался от довоенного незначительно. Это в основном определяло политическое кредо военно-морской эмиграции.

С начала 1920-х гг. Великий Князь Кирилл Владимирович пытался вовлечь в сферу своего влияния лидеров военно-морской эмиграции. После принятия им титула «Императора Всероссийского» группа старших морских офицеров во главе с адмиралом А.И. Русиным открыто перешли в лагерь легитимистов, показав пример для подражания всей «морской семье».

В последующем многие морские офицеры активно участвовали в легитимистском движении, и занимали в нем и Морском отделе Корпуса Императорских Армии и Флота официальные должности.

К 1938 г. большинство организаций и все объединения военно-морской эмиграции признали своим лидером Великого Князя Кирилла Владимировича. В том же году Кирилл Владимирович принял почетное председательство над ВОМО, завершив тем самым объединение военно-морской эмиграции на позициях легитимизма.

В третьем параграфе «Военно-морская эмиграция и идеология младоросского движения» анализируется политическая программа младороссов, мотивы и конкретные формы участия морских офицеров в младоросском движении, пропаганде и развитии младоросских идей.

Конечной целью младоросской партии было установление в России «социальной монархии» - единоличной наследственной власти опирающейся на самоуправление(советы) и государственную партию.

Основными особенностями идеологии и самой организации младоросского движения, под влиянием которых морские офицеры одевали синие рубашки и орденские знаки были изначальная ориентация движения на Великого Князя Кирилла Владимировича, признание младороссами вооруженных сил стержнем возрождающейся русской государственности и национализма, необходимым в постбольшевистской России. Внутренняя многоступенчатая иерархия младоросского движения позволяла некоторым морским офицерам отчасти реализовать свои честолюбивые устремления.

Положения младоросской идеологии были позитивно восприняты морскими офицерами, и несколько десятков из них официально вступило в младоросскую партию, еще большее их количество активно и сознательно участвовало в младоросском движении.

Наибольшую активность в рамках младоросского движения морские офицеры проявляли при пропаганде младоросских идей в общеэмигрантской среде.

Деятельность офицеров и чинов флота в младоросском движении была высоко оценена его руководством. Наивысшего (генеральского) чина были удостоены два офицера, еще более двадцати имели офицерские чины в движении.

В заключении подводятся основные итоги исследования.

В начале ХХ века офицеры флота и морского ведомства были привилегированной и отчасти корпоративно-замкнутой составной частью офицерского корпуса Российской империи.

Существовавший в Российской империи общественно-политический режим представлялся командному составу флота вечным. Следствием веры офицеров флота в незыблемость существующего общественно-политического строя стала их изначальная безусловная лояльность по отношению к государственной власти.

Понеся незначительные потери в годы Первой Мировой войны и будучи незначительно «разбавленным» офицерами военного времени, офицерский корпус флота к 1917 г. в основном сохранил черты офицеров армии «традиционного» типа.

В 1917 г. офицеры флота стали свидетелями быстрого перерождения армии «традиционного» типа в «революционную». А в годы Гражданской войны большинство из них либо приняло участие в боевых действиях с «революционной» армией, либо в силу различных причин находились в ее рядах. Поэтому, оказавшись в эмиграции, многие морские офицеры изменили свое отношение к политике вообще и политической деятельности в частности.

Из оказавшихся в эмиграции офицеров и чинов флота около трети не принимало участие ни в общественной, ни в политической жизни Русского Зарубежья. Их уход в частную жизнь был обусловлен трудностями адаптации, условиями проживания в ряде европейских стран, неверием в возможность возвращения в Россию, а так же разочарованием в жизни вообще. Не принимала участия в жизни Русского Зарубежья и некоторая часть офицеров производства военного времени, которая не успела впитать корпоративного духа, а потому и не считавшая себя частью «морской семьи».

Однако большая часть офицеров и чинов флота, сплотившись в различного рода организации и объединения, включилась в политическую и общественную жизнь Русского Зарубежья.

Большинство кадровых офицеров флота в эмиграции остались верными монархическим идеалам. Не желая считаться с происходившим в СССР, они в 1920-1930-х гг. по прежнему считали, что восстановление монархии является единственным и безальтернативным вариантом политического устройства в постбольшевистской России.

Следствием монархических убеждений стала их ориентация на Великого Князя Кирилла Владимировича. Многие морские офицеры не только приняли активное участие в легитимном движении, но и занимали в нем высокое положение. Однако только в 1938 г., после взаимного слияния ВОМО и ВМС, а так же принятия Великим Князем Кириллом Владимировичем почетного председательства над ВОМО вся объединенная «морская семья» перешла на позиции легитимизма.

Ряд морских офицеров, пошел в своем политическом развитии еще дальше, приняв участие в младоросском движении. Одними из первых моряки создали обособленное корпоративное подразделение в составе партии младороссов – военно-морской очаг в Париже и сумели организовать выпуск своего военно-политического издания – журнала «Норд-Ост 23о».

Продолжением эволюции антисоветских убеждений части военно-морской эмиграции стало ее стремление к консолидации с РОВС и другими эмигрантскими организациями патриотической направленности. Апогеем этого стало одобрение вторжения немецких войск на территорию СССР. Более того, несмотря на солидный возраст, некоторые морские офицеры приняли непосредственное участие в вооруженной антисоветской борьбе, продолжив таким образом «свою» гражданскую войну во второй половине 1930-первой половине 1940-х гг.

Формирование институциональной структуры военно-морской эмиграции имело стихийный характер. Всего в 1920-1930 гг. представителями военно-морской эмиграции было создано 85 различного рода организаций и объединений.

Несмотря на естественный процесс сокращения военно-морской эмиграции при крайне незначительном пополнении из числа эмигрантской молодежи, ее организации и объединения успешно работали и развивались.

Изначально приоритетными направлениями в деятельности большинства организаций и объединений военно-морской эмиграции были сохранение офицерских кадров для флота будущей России, подготовка молодежи к службе на флоте, поддержание военно-морских традиций, изучение опыта последних войн, определение принципов и путей строительства военно-морских сил России.

Лидерам организаций и объединений военно-морской эмиграции удалось материально обеспечить осуществление текущей деятельности и реализацию задач, стоящих перед ними.

В мире Русского военного Зарубежья объединения военно-морской эмиграции, являясь ее существенной и неразрывной частью, были примером единства, организованности и целеустремленности.

Военно-морская эмиграция, продемонстрировав значительный культурный и научный потенциал, внесла существенный вклад в развитие всего Русского Зарубежья.

В приложениях приведены сведения о военно-морских периодических изданиях, местонахождении, времени основания организаций и объединений военно-морской эмиграции, а так же дана их классификация в соответствии с предложенными в работе критериями.

Список публикаций автора по теме диссертационного исследования:

Публикации в изданиях, входящих в список ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, определенных Высшей аттестационной комиссией:

1. Издательская деятельность российской военно-морской эмиграции в межвоенный период // Военно-исторический журнал. М., 2009.№ 10. С. 51-56. (0,8 п. л.)

2. Совершенствование профессиональных знаний морских офицеров в эмиграции // Военно-исторический журнал. М., 2010. № 10. С. 64-68. (0,55 п.л.)

3. Монархическая идея и русская военно-морская эмиграция в 1920-е годы: политическая концепция А. Н. Щеглова // Известия Российского Государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. СПб., 2010. № 126. С. 82-87. (0,35 п. л.)

4. Источники финансирования военно-морских эмигрантских организаций в межвоенный период // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». Архангельск, 2010. № 8. С. 99-103. (0.42 п. л.)

5. Привлечение эмигрантской молодежи к морскому делу // Военно-исторический журнал. М., 2011. № 3. С. 58-61. (0,5 п. л.)

Публикации в других изданиях:

6. Русские студенты-эмигранты в межвоенной Чехословакии // Исторический вестник университетов Любляны и Перми. Вып. 2. Ljubljana; Пермь, 2008. С. 107-113. (0,45 п. л.)

7. Н. Г. Фомин и консолидация русской эмиграции в Шанхае // Вестник Пермского университета. Пермь, 2009. Серия «История и политология». Вып. 4(11). С. 113-118. (0,45 п. л.)

8. Организация и проведение учета личного состава российского флота в эмиграции // ВУЗ 21 Век. Пермь, Вып. №  26. 2009. С. 63-79. (0,5 п. л.)

9. Русская военно-морская эмиграция второй половины 1920-х годов о роли флота в антибольшевистской борьбе // Вестник Пермского университета. Пермь, 2010. Серия «История и политология». Вып. № 1(13). С. 15-20. (0,48 п. л.)

10. Военно-морская эмиграция о целях и сроках своего пребывания в эмиграции // Актуальные проблемы науки. Тамбов, 2011. часть 4. С. 128-131. (0,22 п. л.)

Толочко Александр Валентинович

РУССКАЯ ВОЕННО-МОРСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ: ПОЛИТИЧЕСКИЕ

ОРИЕНТАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В МЕЖВОЕННЫЙ ПЕРИОД,

1920-1941 гг.

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


1 См.: Граф Г.К. На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию. СПб., 1997. С. 350.

2 См. например: Русские моряки в Бизерте // Слово. Шанхай, 1924. № 214. и др.

3 См.: Репин. П.В. Морская литература в повседневной печати // Морской журнал. Прага, 1932. № 60(12). С. 15-17.

4 Русский Военно-Морской Исторический Кружок // Последние новости. Париж, 1930. № 3231; Подгорный Я.И. От Объединения Русских Морских Организаций в Чехословакии // Зарубежный морской сборник. Пильзен, 1928. № 1. С. 84-86; Русское морское училище в Шанхае // Слово. Шанхай, 1931. № 925; Охотники флота // Русский голос. Белград, 1931. № 10. и др.

5 Соболев А. Коммунизм и красный флот // Часовой. Париж, 1932. № 84. С.11-14; Карпов Б.В. Мысли о восстании на флоте // Часовой. Париж, 1932. №№ 77, 78. С. 12-13, С.9-13.

6 Бубнов А.Д. Мысли о воссоздании Русской Морской Вооруженной Силы // Морской журнал. Прага, 1928-29. №№ 8-10, 12-17; Шильдкнехт Е.Н. Морские мысли // Морской журнал. Прага, 1929. №№ 13,14,17,18-21; и др.

7 Жемчужин Д.П. История харбинского кружка морских офицеров // Морской журнал. Прага, 1934. №82/83(10/11). С. 11-18.

8 Стахевич М.С. Несколько слов о судьбе личного состава флота // Морской журнал. Прага, 1931. № 38(2). С. 20-21.

9 Предварительный список офицеров российского флота, погибших во время смуты // Морской журнал. Прага, 1939. № 138(6). С. 10-12; К тридцатилетию выпуска 1903 года // Морской журнал. Прага, 1933. № 66(6). С. 2-4; и др.

10 Горденев М.Ю. Морские обычаи, традиции и торжественные церемонии Русского Императорского флота. М., 2007.; см.: также: Апрелев Б.П. Нашей смене. Шанхай, 1934; Пилкин В.К. О наших «Морских традициях» // Морской журнал. Прага, 1932. № 50(2). С. 5-10.; Деменков Н.Д. Об общефлотском галстуке // Морской журнал. Прага, 1931. № 42(6). С. 11-12.

11 К вопросу о численности военно-морской эмиграции // Морские записки. Сан-Франциско, 1947. т. 5. № 1. С.43-46.

12 См. например: Мещеряков Н.Л. На переломе (из настроений белогвардейской эмиграции). М.; 1922.; Белов В.М. Белое похмелье. М.-Птг., 1923.; Владимиров Л. Возвратите их на Родину! Жизнь врангелевцев в Галлиполи и Болгарии. М., 1924; Балтийский флот в Октябрьской революции и Гражданской войне. Л., 1932. и др.

13 Найда С.Ф. Революционное движение в царском флоте. М.-Л., 1948; Коротков И.С. Разгром Врангеля. М., 1955.

14 Ольдерогге Г.Б. Модест Иванов М., 1969; Рудный В.А. Долгое, долгое плавание. М., 1984. и др.

15 Дыбенко П.Е. Из недр царского флота к великому октябрю. М., 1958, Исаков И.С. Каспий 1920. М., 1973.

16 См. например: Мельников Р.М. Крейсер «Очаков» Л.,1986; Цветков И.Ф. Линкор «Октябрьская революция» Л., 1983; Чернов Ю.М. Судьба высокая «Авроры». М., 1987 и др.

17 Зуев Г.И. Историческая хроника Морского Корпуса 1701-1925. М-СПб., 2005; Наймушин И.Н. Морское инженерное училище императора Николая 1: проблемы комплектования и продолжительность службы выпускников во флоте в конце 19-начале 20 века. Елагинские чтения // Российский государственный архив Военно-Морского Флота; Европейский университет в Санкт-Петербурге. СПб.: Остров, 2003, и др.

18 Березовский Н.Ю. Военспецы на службе в Красном Флоте // Военно-исторический журнал. М., 1996. № 6. С.53-58; Назаренко К.Б. К вопросу о численности и судьбе офицерского корпуса русского флота в 1917-21 гг. // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 2: История. 2007. Вып.4. С.105-117.

19 Назаренко К.Б. К вопросу о политическом выборе офицеров русского флота в 1917 г. // Историография и источниковедение истории России: Сб. научных статей. СПб., 2009. Вып. 5. С. 419-430.

20 Лобыцын В. Дядичев В. Еремеевские ночи // Родина 1997. № 11. С. 28-32; Панова А.В. Расправа матросов Черноморского флота над офицерским составом // Известия российского Государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. СПб, 2010. № 126. С. 59-62. и др.

21 Гражданская война в России: Черноморский флот. М., 2002; Флот в белой борьбе. М., 2002. и др.

22 Рябова В.И. Российская эмиграция в Африке в 1920-1945 годы. М., 2005; Ипполитов С.С. Карпенко С.В. Пивовар Е.И. Российская эмиграция в Константинополе в начале 20-х годов (Численность, материальное положение, репатриация) // Отечественная история.1993. № 5. С.75-85. и др.

23 Шинкарук И.С. Ершов В.Ф. Российская военная эмиграция и ее печать. 1920-1939 годы. М., 2000.

24 Ершов В.Ф. Бегидов А.М. Пивовар Е.И. Военно-учебные заведения Зарубежной России. 1920-1930-е годы. Нальчик, 1999; Бегидов А.М. Военное образование в Зарубежной России.1920-1945. М., 2001. и др.

25  Кузнецов Н.А. Роль офицеров Российского флота в создании военно-морских сил Прибалтийских государств (1918-1940 гг.) // Белое движение на Северо-Западе и судьбы его участников. Материалы Второй международной научно-исторической конференции в г. Пскове. Псков, 2005; Шишов А.А. Польский флот. СПб., 2001. и др.

26 Окороков А.В. Русские добровольцы. М., 2004. и др.

27 Стрельбицкий К.Б. Судьбы офицеров польского ВМФ – выпускников военно-морских учебных заведений России в период Второй мировой войны (1939-1945) // Елагинские чтения. Вып. 1. СПб., 2003; Русский корпус на Балканах 1941-1945 гг. М., 2008. и др.

28 См. например: Hildebrand Hans H. Ernest Henriot. Deutschlands Admirale, 1849-1945. 4 vols. Osnabrck: Biblio Verlag, 1996.

29 Копршивова А. «Под сенью Андреевского флага…» Морские офицеры в Чехословакии // Русское слово. Прага, 2010. № 10.

30 Ван Чжичэн. История русской эмиграции в Шанхае. М., 2008.

31 См.: Стефан Д. Русские фашисты: Трагедия и фарс в эмиграции. 1925 – 1945. М., 1992.

32 См.: Лакер У. Черная сотня. Истоки русского фашизма. Вашингтон, 1994.

33 Там же, С. 124.

34 Бодрость. Париж, 1934-1938. №№ 1-173; Младоросская искра. Париж, 1931-1934. №№ 1-40.

35См. например: Шильдкнехт Е.Н. Мысли вслух // Младоросское слово. Сан-Пауло, 1938. №.176; Шильдкнехт Е.Н. Советы // Младоросское слово. Сан-Пауло, 1938. №. 177; Лишин Н.Н. Расизм // Младоросское слово. Сан-Пауло, 1937. № 162. и др.

36 Соболев А. Записки невозвращенца // Возрождение. Париж, 1930. № 1810. и др.

37 Щеглов А.Н. Зеркало или современное безумие русских. Париж, 1930; Щеглов А.Н. Опасайтесь волков в овечьей шкуре. Париж, 1928; Муров Н.Е. (Щеглов А.Н.) Плоды народовластия. Париж, 1923.

38 Граф Г.К. Государь Великий Князь Кирилл Владимирович Августейший Блюститель Государева Престола. Мюнхен, 1922; Граф Г.К. Из путевых заметок (Путешествие с Государем Императором Кириллом Владимировичем из Бретани в Канны и оттуда в Палестину). Белград, 1931; Давидович-Нащинский В. Стадо без пастыря // Императорский штандарт. Белград, 1931. № 6. С. 35-39. и др.

39 Казимров М.В. О необходимости единения морских офицеров // Бизертинский морской сборник 1921-1923. М., 2003. С. 414-418.

40 Щеглов А.Н. Оповещение о предстоящей последующим поколениям работе. Париж, 1928.

41 См.: Фомин Н.Ю. Национальное освободительное движение // Время. Шанхай, 1930. № 282; Н.Ю. Фомин Нация и национальное освободительное движение // Шанхайская Заря. Шанхай, 1930. № 1418; Беседа с Н.Ю. Фоминым // Шанхайская Заря. Шанхай, 1930. № 1408.

42 Фомин Н.Ю. Национальное освободительное движение // Время. Шанхай, 1930. № 282.

43 Григорович И.К. Воспоминания бывшего морского министра. СПб., 1993. и др.

44 См. например: Граф Г.К. На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию. СПб., 1997; Граф Г.К. На службе императорскому Дому России 1917-1941 воспоминания. СПб., 2004; Зернин А. Балтийцы. Париж, 1931.; Кубе М.О. Дела давно минувших дней. Сан-Франциско, б.г.; Никитин Д.В. В отлива час. Сан-Франциско, б. г. и др.

45 Костенко В.П. На «Орле» в Цусиме. Л., 1968; Раскольников Ф.Ф. О времени и о себе. (Воспоминания, письма, документы) Л., 1989.

46 Кукель В.А. Правда о гибели Черноморского флота; Немитц А.В. Недавнее прошлое русского флота (по личным воспоминаниям) // Гражданская война в России: Черноморский флот. М., 2002.

47 Исаков И.С. Каспий 1920. М., 1973.; Лобач-Жученко Б.Б. Записки последнего гардемарина. М., 1993. и др.

48 Соболев Л.С. Капитальный ремонт. М.,1989; Ильвов Б.Я. Ураган. М., 2007. и др.

49 Геринг А.А. Материалы к библиографии русской военной печати за рубежом. Париж, 1968.

50 Мартиролог русской военно-морской эмиграции по изданиям 1920-2000 гг. Под редакцией В.В. Лобыцына. Москва-Феодосия, 2001; Морские судьбы за границей. Офицеры Российского флота в эмиграции. Автор составитель Н.П. Рождественская. СПб., 2003. и др.

51 Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. В 2-х тт. М., 1998.

52 Фролов С.С. Социология организаций. М., 2001. С.171.

53 См.: РГ ВА Ф. 64, Оп. 1, Д. 1.

54 См.: ГА РФ Ф. 5970, Оп. 1, Д. №№ 42, 98, 111, 114, 141.

55 См. Младоросское слово. Сан-Пауло, 1937-1938. №№ 162, 176-190; За Веру Царя и Отечество. Белград, 1939. № 1. и др.

56 См. ГА РФ Ф. 5862, Оп. 1, Д. 9.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.