WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


На правах рукописи

ПРОТАСОВА Екатерина Юрьевна РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В ЧЕХОСЛОВАКИИ 1920-1930-х гг.

В ОЦЕНКАХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение и методы исторического исследования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Воронеж – 2012 г.

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет».

Научный консультант: кандидат исторических наук, доцент Гришаев Олег Викторович.

Официальные оппоненты: Михальченко Сергей Иванович - доктор исторических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет», заведующий кафедрой.

Лепехина Галина Ивановна – кандидат исторических наук, доцент ФГОУ ВПО «Воронежский государственный педагогический университет», доцент.

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет».

Защита состоится 25 мая 2012 года в 12-00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.038.25 ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394052, г. Воронеж, Московский проспект, 88., ауд. 211а.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394052, г. Воронеж, Московский проспект, 88.

Автореферат разослан ___ апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Н. П. Писаревский ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность и научная значимость темы исследования обусловлена необходимостью подведения итогов изучения в отечественном эмигрантоведении процесса пребывания русской эмигрантской диаспоры в Чехословацкой республике в период с 1917 по 1939 гг., центром которой была ее столица – Прага.

История российской эмиграции, как сложного и неоднозначного процесса, вызывает сегодня огромный научный и общественный интерес.

Изучение условий жизни и деятельности, культурного наследия эмигрантов за рубежом представляется весьма актуальным и перспективным. В тоже время стоит отметить, что проблемы эмиграции и российского зарубежья лишь недавно приобрели научный статус.

В начале 1990-х годов феномен русской послереволюционной эмиграции становится одной из самых исследуемых проблематик в различных отраслях научного знания. Более того, после распада СССР, проблема нахождения русских соотечественников за рубежом входит в число приоритетных вопросов государственной внешней политики.

Сегодня одной из актуальных задач современных гуманитарных наук стало непредвзятое изучение истории российского зарубежья. Объем и характер исследований, осуществленных с 1990-х гг. по сегодняшний день, позволяют говорить о появлении эмигрантоведения как нового общественно значимого направления в отечественной гуманитарной науке, развивающегося ускоренными темпами.

Разработка избранной темы позволяет не только обобщить опыт исследования, но и выявить основные закономерности, тенденции, методологические приемы, применяемые в разработке истории русской эмиграции в Чехословацкой республике, а также наметить задачи по их дальнейшему изучению.

Объектом исследования являются труды современных отечественных исследователей, в которых отражена проблематика пребывания русской эмиграционной диаспоры в Чехословакии с 1917 по 1939 гг. В основном это исторические исследования, а также работы специалистов по смежным дисциплинам, которые привлекались с целью всестороннего освещения задач, поставленных в диссертационном исследовании.

Предметом исследования является динамика и специфика накопления знаний о российской эмиграционной диаспоре в Чехословакии периода 192030-х гг. в современной исторической науке.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1991 по 2000-е гг. События 1991 года, приведшие к распаду СССР и ликвидации идеологической монополии коммунистической партии в исторической науке, определили нижнюю временную границу исследования.

Состояние научной разработанности проблемы До сих пор в отечественной исторической науке не было исследований, посвященных комплексному историографическому анализу работ современных российских авторов по вопросам пребывания русской эмиграционной диаспоры в Чехословацкой республике периода 1920-1930 гг.

Существуют работы, дающие комплексный историографический обзор истории российского зарубежья под авторством Г. Я. Тарле, Ю. А. Полякова, З.

С. Бочаровой.В 2000 г. появляется монография молодого историка А. А. Пронина «Историография российской эмиграции»2. Именно она, по утверждению специалистов, ознаменовала появление эмигрантоведения - нового направления в отечественной гуманитаристике, а е автор был признан одним из его основоположников.

Историографическому анализу истории пребывания русской диаспоры в межвоенной Чехословакии подвергаются лишь отдельные направления эмигрантоведения, а именно, проблемы адаптации эмигрантов и научная деятельность эмигрантов за рубежом. История российского зарубежья. Проблемы историографии (конец XIX-XX вв.): сб. ст. / Под ред. акад. РАН Ю. А. Полякова и Г. Я. Тарле. – М., 2004. – С. 88-95.; Бочарова З. С.

Современная историография российского зарубежья 1920-1930-х годов// Отечественная история. – 1999. №1. – С. 91-102.

Пронин А. А. Историография российской эмиграции. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. -188 с.

Цепилова В.И. Историческая наука русского зарубежья в историографии 1920–1930-х гг. // Известия Алтайского государственного университета. - 2009. № 4 / 1. - С. 224–227.;

Цепилова В.И. Современная историография исторической мысли русского зарубежья 20–30х гг. ХХ века // Толерантность и власть: судьбы российской интеллигенции: Тез. докл.

международ. конф., посвященной 80-летию «философского парохода». - Пермь, 2002. - С.

326–328.; Селунская В. М. Проблема интеграции эмигрантов в российском зарубежье между двумя мировыми войнами в отечественной историографии// Вестник Московского университета. Серия 8. История. – 1998. №1. - С. 3-26.; Белошевская Л. Н. Славянский институт и русские ученые-эмигранты // История и историки. Историографический вестник.

- М., 2007. - С. 253-256.

Многообразие литературы, посвященной вопросам деятельности русских эмигрантов в столице Чехословацкой республики 1920-30-х гг. – Праге, делает необходимым появление историографического исследования по указанной тематике.

Источниковую базу исследования составляют историографические и исторические источники. Основой для анализа в диссертационном исследовании послужили работы современных российских авторов периода 1990 - 2000-х годов. Также автор использовал труды потомков русских эмигрантов, проживавших и проживающих на настоящий момент за границей и выпускающих книги по эмигрантской тематике на иностранных языках.По тематическому принципу привлеченные историографические источники можно разделить на несколько групп.

Первая группа представлена научными трудами обобщающего характера по истории эмиграции в Европейских странах. К ней относятся монографии, диссертации, авторефераты диссертаций, статьи. Эти работы обладают высоким информативным потенциалом и позволяют в целом выявить уровень разработанности проблемы, оценить состояние теоретико-методологической, организационной и источниковой основ исследований по истории русской эмиграции в Европе.Ко второй группе относятся узкоспециализированные работы - отдельные монографии, статьи, посвященные проблемам пребывания русской диаспоры в Чехословацкой республике. Источники этой группы дают возможность проследить динамику историографического процесса развития в трудах современных исследователей указанной проблематики. Эта группа представлена монографиями и статьями.Andreev C., Savicky I. Russia abroad. Prague and the Russian Diaspora, 1918-1938. - London.:

Yale University Press, 2005. - 246 p.; Chinyaeva E. Russians outside Russia The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. – R. Oldenbourg Verlag Munchen, 2001. – 280 p.

Русская эмиграция в Европе в 1920-30-е г.г. Вып. 2. – М - Спб.: Алетейя, 2005. - 328 с.;

Русские без Отечества: Очерки антибольшевистской эмиграции 20 – 40-х годов. - М., 2000. - 316 с.; Русская эмиграция в Европе (20-е - 30-е годы XX века). – М.: ИВИ РАН, 1996. – 2с.; Ипполитов С.С. Российская эмиграция и Европа: несостоявшийся альянс. - М.: Изд-во Ипполитова, 2004. - 376 с.; Русские: РАН. Ин-т Этнологии и антропологии им Н.Н. МиклухоМаклая /Отв. ред. В.А. Александров и др. - М.: Наука, 1999. - 828 с.

Дом в изгнании. Очерки о русской эмиграции в Чехословакии. - Прага: «RT+RS servis», 2008. – 512 с.; Серапионова Е. П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20-30е годы). – М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1995. – 196 с.; Савицкий И. Прага и зарубежная Россия (очерки по истории русской эмиграции 1918-1938г.г). - Прага: IDEG PRAGUE, 2002. – 151 с.; Сладек З. Русская эмиграция в Чехословакии: развитие «русской Третью группу составляют материалы научных конференций, «круглых столов», семинаров, отражающие ход и суть дискуссий по различным вопросам пребывания русской эмиграционной диаспоры в Чехословацкой республике.Многоплановость исследования потребовала обращения к историческим источникам, помогающим сформировать научное представление об изучаемой проблематике и оценить выводы и суждения исследователей по широкому комплексу вопросов истории русской эмиграции.

Изучение истории русской эмиграции невозможно без обращения к одному из важнейших ее жанров – мемуаров. Имея своей спецификой преобладание субъективного восприятия действительности, без привлечения мемуарных источников невозможно реконструировать жизнь русской эмиграции за рубежом.Таким образом, диссертационное исследование обеспечено обширным комплексом историографических и исторических материалов, которые позволяют достичь поставленной исследователем цели и решить определенные задачи.

акции» //Славяноведение.-1993. №4.- С.28-39.; Муромцева Л.П., Перхавко В.Б. Из истории культурно-просветительской деятельности российской эмиграции в Чехословакии в 20-30-е годы // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. -1994. № 3. - С. 17-26.; Andreev C., Savicky I. Russia abroad. Prague and the Russian Diaspora, 1918-1938. - London: Yale University Press, 2005. - 246 p.; Chinyaeva E. Russians outside Russia The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. – Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 2001. – 280 p.; Командорова Н.И.

Русская Прага. - М.: Вече, 2009. - 352 с.

Т.Г. Масарик и «Русская акция» Чехословацкого правительства: К 150-летию со дня рождения Т. Г. Масарика: По материалам международной научной конференции. - М.:

Русский путь, 2005. - 256 с.; Лаптева Л. П. Русский историк-славист Н. В. Ястребов и его деятельность в эмиграции // Российские ученые-гуманитарии в межвоенной Чехословакии.

Сборник статей. - М., 2008. – 269 с.; Досталь М. Ю. Славистические центры русской эмиграции в межвоенной Чехословакии// Проблемы славяноведения. Сборник научных статей и материалов. - Брянск: РИО БГУ, 2011. - С. 176-191.; Евгений Николаевич Чириков.

Возвращение к читателю. II Культурологические чтения «Русская эмиграция XX века» (Москва, 7-8 февраля 2007). - Москва, 2008. – 230с.; Борисов В.П., Волков В.А., Куликова М.В. Формирование научного центра российской эмиграции в Чехословакии // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами.

Результаты и перспективы исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов: сборник докладов международной конференции. - Прага, 1995. - С. 354-360.

Лосский Н. О. Воспоминания: Жизнь и философский путь/Подгот. текста, вступит. ст. и коммент. Е. П. Борзовой, А. Ф. Замалеева. – Спб., 1994. – 281 с.; Андреев Н. Е. То, что вспоминается. Из семейных воспоминаний Николая Ефимовича Андреева (1908-1982) / Под ред. Е. Н. и Д. Г. Андреевых. - Спб.: Дмитрий Буланин, 2008. – 640 с.; Аленникова Н. С.

Русская трагедия. Дороги дальние, невозвратные. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2010. - 382 с.

Цель данной работы - рассмотреть труды, наблюдения и выводы современных отечественных ученых, исследовавших жизнь русской диаспоры, обосновавшейся в Чехословакии в 1920-х годах, где действовала единственная в Европе правительственная программа поддержки русских беженцев - «Русская акция». А также выявить и проанализировать аспекты, которые до настоящего времени не привлекали внимание исследователей, или еще не получили должного объективного изложения.

В достижение данной цели ставятся следующие задачи:

рассмотреть историю развития проблемы эмигрантского рассеяния в Европейских странах в освещении историографии;

проанализировать степень изученности вопроса пребывания русских эмигрантов в Чехословацкой республике в современной отечественной историографии;

изучить проблемы адаптации русских беженцев к новому культурному пространству, вживания в чужую культуру, сохранения в условиях ассимиляции национальной идентичности;

дать характеристику деятельности правительственной программы поддержания российских беженцев - «Русская акция» в трудах отечественных ученых;

осветить деятельность общественных и культурных эмигрантских организаций, проследить тенденции преемственности в эмигрантских организациях, образующихся в современной Чехии;

проанализировать степень изученности в современной российской историографии аспектов, касающихся образовательного процесса в русской диаспоре в межвоенной Чехословакии;

классифицировать многообразие научной и популистской литературы по тематике жизни и деятельности Русского Зарубежья в Чехословакии в межвоенный период.

Методология исследования. Ведущим методологическим принципом диссертации послужил принцип историзма, предполагающий изучение научных работ в контексте их исторической обусловленности и позволяющий оценить вклад ученого в изучение темы по сравнению с его предшественниками. Принцип историзма также позволяет избежать субъективизма в оценке творчества любого историка, модернизации или архаизации исторических взглядов.

Основная методологическая задача историографии – установление преемственности в развитии научной мысли, определение объективного вклада различных научных исследований в становлении исследований в конкретной области знания. Диссертант опирался при этом на теоретические и прикладные методы историографического исследования, которые были разработаны ведущими отечественными историками М. В. Нечкиной, Е. Н. Городецким, И.

Д. Ковальченко.В работе были использованы сравнительно-исторический, проблемнохронологический, системно-структурный методы исследования.

Хронологический метод позволил проследить эволюцию развития представлений отечественных авторов от периода тотального подчинения советской идеологии до настоящего времени.

Сравнительно-исторический метод использовался в ходе сопоставления оценок проблем русской эмиграции советскими, зарубежными и современными отечественными исследователями для выработки объективных положений научного раздела эмигрантоведения.

В диссертационном исследовании также был применен метод актуализации, который позволил определить ценность тех или иных научных знаний по рассматриваемой проблеме для исторической науки.

Метод научной критики позволил проанализировать источниковую базу научных работ.

Научная новизна. Предлагаемая работа является первой попыткой обобщающего историографического анализа пребывания русских эмигрантов «первой волны» в Чехословацкой республике. В работе расширяется предмет историографических исследований, в него включается анализ понятия «эмигрантоведение», введенное в научный оборот сравнительно недавно, но уже ставшее одним из наиболее интенсивно развивающихся направлений гуманитарных наук.

Разносторонний анализ взглядов исследователей позволил определить уровень интенсивности развития темы в отечественной историографии, установить этапы в рассмотрении данной проблематики и дать характеристику каждого из них. Новизна исследования состоит и в максимально полном Нечкина М. В. История истории (Некоторые методологические вопросы истории исторической науки)// История и историки: историография истории СССР. - М., 1965. – С. 626.; Городецкий Е. Н. Историография как специальная отрасль исторической науки // История СССР. - 1974. №4. - С. 96-116.; Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М.: Наука, 1987. – 439 с.

привлечении историографических источников, а также в определении итогов изучения темы русского зарубежья в Чехословакии и перспектив ее дальнейшего развития.

В работе подведены итоги исследования проблем пребывания русских эмигрантов в Чехословацкой республике периода 1920-1930-х гг. в отечественной исторической науке конца XX – начала XXI веков.

Диссертационные исследования, осуществленные в соответствии с заявленной проблемой, целью и задачами, позволили сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Отмечено отличительное свойство советского периода в изучении русской эмиграции - процесс исследования данной проблематики, даже с учетом расширения изучаемых источников и совершенствования методики исследования, получившего мощный импульс с 1950-х гг., находился под определяющим воздействием господствовавшей в СССР идеологической концепции «эмигранты – предатели Родины».

2. Выработка современного научного подхода к изучению феномена русской эмиграции невозможна без учета как научной концепции советского периода, так и постсоветской исторической науки, которая ориентирована на преодоление стереотипов в идеологической сфере.

3. В соответствующих разделах работы на примерах конкретных историографических источников показан вклад отечественных исследователей «русского мира» за рубежом в концептуальное осмысление и изучение различных аспектов пребывания русской диаспоры в Чехословакии.

4. В результате сделанных за два последних десятилетия научных выводов, российская эмиграция признана составной частью российской культуры, хранительницей ее лучших традиций. В свою очередь история эмиграции стала значительной составной частью социальной истории Российского государства.

Практическая значимость. Фактический материал исследования и сделанные в нем наблюдения и выводы могут быть использованы в научной работе (подготовка обобщающих трудов, посвященных историографии русской эмиграции).

Положения диссертации могут быть использованы в преподавательской деятельности, при подготовке специальных курсов по истории русской эмиграции, а также методических пособий.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были изложены на международных, межвузовских конференциях (Межгосударственная конференция при поддержке фонда «Русский мир» «Русское наследие в странах Центральной и Восточной Европы», г. Брянск, г.

Воронеж).

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории средних веков и зарубежных славянских народов ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет» и была рекомендована к защите.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, приложений, списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновываются актуальность темы и ее научная новизна, определяются объект и предмет исследования, указываются его хронологические и территориальные рамки, формируется цель и задачи работы, характеризуются состояние научной разработки проблемы и источниковая база, излагается методология исследования.

В первой главе «Проблемы пребывания русской эмиграции за рубежом в работах современных российских авторов» диссертант дает общую характеристику феномена российской эмиграции и вопросов его освещения в исследовательских работах, предпринимается попытка классификации многообразия научной литературы по эмигрантской тематике.

В подразделе «Рассмотрение вопросов эмиграционной адаптации» рассматриваются проблемы изучения адаптационных процессов в среде эмиграции. После распада СССР изучение социально-психологических проблем эмиграции приобрело особую актуальность. Русское Зарубежье накопило многообразный опыт адаптации и сохранения национальной идентичности. На сегодняшний день существует настоятельная потребность подробного анализа всего спектра социально-психологических проблем адаптации человека в условиях эмиграции.

В процессе изучения проблематики пребывания русской послереволюционной диаспоры за границей исследователи выделяют три ветви историографии: русскую зарубежную (собственно эмигрантскую), советскую и иностранную. Многообразие отечественной литературы по русской эмиграции условно делится на два больших этапа. Литература периода с 1917 до рубежа 1980-90-х гг. вошла в науку под названием «советской». С изменением методологических подходов на смену советской приходит российская историография.

Изучение истории российской эмиграции, обосновавшейся в Чехословакии в отечественной историографии 40-х – 80-х гг. XX века.

Концептуально-исходная позиция советской историографии по отношению к послереволюционной эмиграции определялась, прежде всего, соответствующими указаниями руководителей партийных и советских органов.10 На этой политической основе в начале 1920-1930-х гг. в советской историографии появляются работы о Русском Зарубежье. Безусловно, основными отличительными чертами историографии рассматриваемого периода стали политизированность, субъективизм, строгое следование советской идеологии. В центре внимания лидеров большевистской партии, публицистов, историков (Л.В.Луначарский, И.М.Калинин, Г.Лелевич)оказывались политические настроения внутри различных групп эмиграции.

Историки советского периода уделяли особое внимание изучению советско-чехословацких отношений, представлявшиеся развивающимися и перспективными. Вопрос о российской эмиграции, нашедшей приют у чехословацкого правительства, отягощал двусторонние отношения, поэтому всегда находился на периферии научных изысканий.

С точки зрения общего развития чешско-русских и чехословацкосоветских отношений, нужно отметить, что в этот процесс вступил элемент русофильства и идея славянской взаимности, возрожденная в годы Второй мировой войны. Согласно официальной внешнеполитической концепции советского государства, против германской угрозы стоит защищаться союзом славянских народов во главе с СССР. Но в последующие годы эта идея славянской взаимности отошла на второй план. В частности, «Русская акция» помощи в этот период оценивалась как выражение классовой ненависти к советскому государству. Объективная оценка реалий была просто См.: Ленин В.И. Доклад на III конгрессе Коммунистического Интернационала // Полн.

собр. соч. Т. 44. - С.39.; Покровский М.Н. Контрреволюция за 4 года. - М.,1922. - С. 4-5.

Луначарский А.В. Смена вех интеллигентской общественностью // Культура и жизнь. – 1921. №1.; Лелевич Г. Как они делали революцию (Февраль в белогвардейском описании). – М., 1923; На идеологическом фронте борьбы с контрреволюцией. Сб. ст. – М.: 1923.

невозможна.12 На тему русской эмиграции коммунистической доктриной было наложено табу.

Особенности современной российской историографии в освещении проблем пребывания русской диаспоры в Чехословакии.

В конце 1980 - начале 1990-х гг. с размыванием идеологических барьеров удалось осознать предвзятость многих прежних оценок, надуманность идеологических концепций в отношении истории Российского Зарубежья.

Расширился круг исследователей эмигрантской тематики, было создано несколько центров по изучению истории российской диаспоры, прошло значительное количество конференций, в том числе и международных, на которых рассматривался ряд интересующих исследователей проблем, а именно:

причины русской эмиграции, развитие русской диаспоры вне родины, отношение правительств европейских стран к новым «гражданам», вклад российских эмигрантов в мировую культуру и многие другие.

В 1990-е гг. появляются первые попытки теоретического осмысления темы эмиграции.Одновременно растет поток скорее публицистической, чем исследовательской литературы, где рассуждения о судьбе Российского Зарубежья ведутся без серьезного объективного анализа и используются в конъюнктурной политической полемике. Сами авторы называли свои работы «первой попыткой непредвзятого рассказа о русской эмиграции».В дальнейшем работа специалистов по изучению русской эмиграции в ЧСР не прекращалась: исследовались политические и духовные течения российской эмиграции, «русская акция помощи» чехословацких властей, эмигрантская наука, литература и искусство, система образования и просвещения, историки-эмигранты, повседневная жизнь беженцев из России.Белов В. Белое похмелье. - М., 1963. - 181 с.; Шкаренков Л. К. Агония белой эмиграции. - М., 1986.- 178 с.; Шульгин В.В. Письма к русским эмигрантам. - М., 1961. - 167 с.

Поляков Ю.А. Проблемы эмиграции и адаптации в свете исторического опыта//Новая и новейшая история.-1995. №3. - С. 8-16.

Костиков В.В. Не будем проклинать изгнанье... Пути и судь6ы русской эмиграции. - М., 1990. - 205 с.; Назаров М.В. Миссия русской эмиграции. - Ставрополь, 1992. - 184 с.

Серапионова Е. П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20-30-е годы). - М, 1995. -230 с.; Аксенова Е. П., Досталь М. Ю. Русская ученая академия в Праге // Славяноведение. - 2001. №4. - С. 31-54.; Досталь М. Ю. Славистические центры русской эмиграции в межвоенной Чехословакии // Проблемы славяноведения. Сборник научных статей и материалов. - Брянск: РИО БГУ, 2011. - С. 176-191.; Дмитриева И.А. Русская литературная диаспора в славянских странах (Чехословакии, Югославии, Болгарии) в 20-30-е г.г. XX в.: Дис.... канд. ист. Наук. Рязань, 2005. - 219 с.; Докашева Е.С. Русский культурноБыли осуществлены публикации документов, появились библиографические работы, существенно пополнив библиотеку по истории русской эмиграции.На сегодняшний день наиболее полным изданием, рассказывающем о жизни и деятельности русской интеллигенции в Чехословакии, является работа «Дом в изгнании», вышедшая в Праге в год 90-летия образования Чехословацкой республики.17 Можно отметить, что это одна из немногих работ, вышедших после книги С. П. Постникова «Русские в Праге»18, которая представляет собой собрание очерков русских и чешских авторов и полностью посвящена проблемам русской эмиграции в Чехословакии. Главной целью авторского коллектива было обрисовать основные процессы, происходившие в «русской Праге», рассказать о судьбах ярких личностей из различных сфер – политики, науки, культуры, общественной жизни, для того, чтобы показать, каким потенциалом творческих и духовных сил обладали эти люди.

Таким образом, ясна позиция современных исследователей русской эмиграции: сегодня все стремятся показать процесс создания «Русского Дома» вдалеке от Родины как символ мужества и силы духа оказавшихся за границей людей. Является ли это данью своеобразной моде в исследовательской среде, проявлению тоски по культуре царской эпохи, восхвалению всего ушедшего? В процессе написания работы у диссертанта сформировалось убеждение, что хранители старой культуры за рубежом вознаграждены сегодня возродившимся к ней интересом.

Одним из факторов, оказывавшим влияние на выбор страны проживания, являлась политика правительства принимающей стороны. В числе одной из причин, побуждавшей русскую эмиграцию проживать в Чехословакии была исторический музей в Праге. М., 1993. - 85 с.; Кишкин Л.С. Русская эмиграция в Праге:

культурная жизнь (1920-20-е годы) //Славяноведение.-1995. №4.-С. 17-26.

Sladek Z., Belosevska L. Dokumenty k dejinam ryske a ukrajinske emigrace v Ceskoslovenske Republice 1918-1939. - Praha, 1998. - 343 s.; Духовные течения русской и украинской эмиграции в ЧСР (1919-1939г.г.)/ Под.ред. Л. Белошевской. - Прага, 1999. - 352 с.; Kronika kultuzniko, vedeckeho a spolecenskeno zivota ruske emigrace v Ceskoslovenske republice. 1919 1929. T. 1. / L. Belosevska. - Praha, 2000; Dokumenty k dejinam ruske a emigrace Ceskoslovenske Repablice (1919 - 1939) / Zdenek Sladek, Ljubov Belosevska a kolektiv aut. Praha, 1998; Prace ruska, ukrajinske a belorusko emigrace v Ceskoslovenske republice. Т. 1. Praha, 1999; Ruska, ukrajinske a beloruska emigrace v Prahe. Praha, 1999; Ruska, ukrajinske a beloruska emigrace v Prahy. Katalog vystavy. Praha, 1995.

Дом в изгнании. Очерки о русской эмиграции в Чехословакии. – Прага: «RT+RS servis», 2008. – 512 с.

Русские в Праге 1918-1928 гг. (К десятилетию Чехословацкой республики)/Под общ. ред.

С.П. Постникова.- Прага, 1928. - 353 с.

действующая правительственной программы поддержки русских беженцев - «Русская акция» - единственная в Европе. Проблеме освещения «русского дела» в современной историографии посвящен пятый параграф первой главы работы.

Позиция правительства Чехословацкой республики по отношению к русским эмигрантам.Молодая Чехословацкая республика сделалась центром, притягивающим внимание многих русских беженцев. Причинами такой тяги стали родственность языка, чувство славянской общности, в связи с этим надежда найти в Чехословакии сочувственную среду. Благодаря дальновидной чешскорусской политике Чехословацкого правительства и сочувствию политических и общественных кругов российским эмигрантам, была принята государственная программа по поддержке русских беженцев - «Русская акция». Ни одно европейское государство не имело исчерпывающей программы для русских эмигрантов, сопоставимой с той, которую начало Чехословацкое правительство.

Среди русских исследователей, занимающихся проблемами русской эмиграции в Чехословакии, рассматривающих причины возникновения программы помощи, отношения лидеров Чехословацкого правительства к русским беженцам, следует отметить работы профессора кафедры истории и политики стран Европы и Америки Института славяноведения РАН Е. П.

Серапионовой.20 Ученый убеждена, что «Русская акция» была не случайным явлением, а продолжением русской политики Масарика. Продолжает рассматривать вопрос первопричин появления акции помощи русским беженцам, а также позиции по отношению к «русскому вопросу» лидеров только образованного государства – К. Крамаржа, Т. Масарика Е. Чиняева в Рыхлик Я. Т.Г. Масарик и гражданская война в России//Т.Г. Масарик и «Русская акция» Чехословацкого правительства: К 150-летию со дня рождения Т. Г. Масарика. По материалам международной научной конференции. - М.: Русский путь, 2005. - С. 12-14;

Серапионова Е.П. Т.Г. Масарик и российские эмигранты в ЧСР//Т.Г. Масарик и «Русская акция» Чехословацкого правительства: К 150-летию со дня рождения Т. Г. Масарика. По материалам международной научной конференции. М.: Русский путь, 2005. - С. 62-64.

20 Серапионова Е. П. Карел Крамарж и Россия. 1890-1937 годы: Идейные воззрения, политическая активность связи с российскими государственными и общественными деятелями. – М.: Наука, 2006. – 512 с.; Серапионова Е. П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20-30-е годы). – М., 1995. – 230 с.

отдельной главе своей монографии «Русские вне России. Эмигрантское сообщество в Чехословакии 1918-1938».Также проблематикой «Т. Г. Масарик и Россия» занимается Е. Ф. Фирсов – кандидат исторических наук, доцент МГУ им. Ломоносова.Отдельным ключевым моментам в политической деятельности Крамаржа, его отношению к России и русским эмигрантам посвящены работы Стэнли Б.

Винтерса, З. Ненашевой, З. Сладека, Я. Шетржиловой.Вопрос отношения правительства Чехословацкой республики к русской эмиграции в научных исследованиях рассматривается в первую очередь с позиций восприятия его лидерами русских революций 1917 года, российской действительности, связи с российскими политиками и общественными деятелями.

«Великодушный жест - «Русская акция» в оценках современной историографии.

О «Русской акции» писали много, но чаще публицистически, не вдаваясь в подробности масштабов и временных рамок акции. С получением доступа к архивным документам, вопросом возникновения, развития и завершения программы правительства ЧСР «Русская акция» заинтересовались многие исследователи. Даже в обобщающих трудах об истории русской эмиграции в европейских странах авторы обязательно упоминают об осуществлении «Русского дела», приводят статические данные, всегда с уважением относятся к организаторам данного проекта.

Не все работы следует расценивать как объективные, достоверные исследования. Все же в списке наиболее полных и наукоемких трудов по данной проблематике является работа Е. Чиняевой «Русские вне России.

Эмигрантское сообщество в Чехословакии 1918-1939».24 В написанной на английском языке, изданной в Мюнхене, монографии освещены многие аспекты истории причин образования, развития и завершения «Русской акции».

Chinyaeva E. Russians outside Russia. The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. – Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 2001. – 280 p.

Фирсов Е. Ф. Т. Г. Масарик и российская интеллектуальная среда (по архивам Чехии и России). – Том. 1. - Москва, 2005.

Rossica. Научные исследования по русистике, украинистике и белорусистике V-VI вып./ Под. Ред. Л. Белошевской, В. Навотны. – Прага: EUROSLAVICA, 2001. – 216 с.

Chinyaeva E. Russians outside Russia The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. – Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 2001. – 280 p.

В ней также приводятся обобщающие сведения об особенностях пребывания русского эмигрантского сообщества в ЧСР.

Сборник архивных материалов «Документы к истории русской и украинской эмиграции в Чехословацкой республике (1918-1939)»25 целиком посвящен акции помощи русским эмигрантам. Работу отличает хорошая организация материала, помогающая быстро найти интересующий документ.

На страницах книги воспроизведены все этапы «Русской акции», приводятся разного рода документы по истории пребывания в ЧСР русской диаспоры.

Авторы-составители работы в преамбулах к самим документам дают положительную оценку задумке и исполнению «Русского дела».

Авторы, исследования которых прямым или косвенным образом относятся к проблеме осуществления «Русской акции», сходны в исключительно позитивной характеристике деятельности данной программы.

Глава II Изучение вопросов повседневной жизни, научной деятельности русской диаспоры в Праге в работах современных российских исследователей.

Деятельность эмигрантских обществ Русского Зарубежья в 19201930-х г.г. в ЧСР.

В Чехословакии в период между двумя мировыми войнами были образованы и функционировали множество эмигрантских общественных и культурных организаций, ставивших перед собой задачи сохранения русской культуры и передачи культурного наследия молодому поколению. При поддержке правительства ЧСР эти задачи решались с явным успехом («Чешскорусская Еднота» (единство), общество «Русский Очаг», гимнастическое общество «Русский Сокол в Праге», «Объединение русских эмигрантских студенческих организаций»).

Что касается освещения данного вопроса, стоит отметить, что многие авторы, писавшие об обществах, возникших в Чехословакии в среде эмигрантов, считают их одними из самых эффективных общественных организаций, осуществлявших поддержку эмигрантских диаспор в Европе. Dokumenty k dejinam ruske a emigrace Ceskoslovenske Republice (1919 - 1939) / Zdenek Sladek, Ljubov Belosevska a kolektiv aut.- Praha, 1998.

Окороков А. В. Русская эмиграция. Политические, военно-политические и воинские организации 1920-1990 гг. (Центр по изучению русского зарубежья). - М.: Авуар Консалтинг, 2003. - 329 с.; Евсеева Е.Н. Объединение русских эмигрантских студенческих организаций// Россия в XX веке: проблемы изучения и преподавания: материалы научной конференции. - Неотъемлемой частью русского эмигрантского сообщества в Чехословакии было казачество. Тема казачьей эмиграции и ее общественнополитической деятельности в странах Западной Европы освещена фрагментарно и требует комплексных исторических исследований.

Отсутствие обобщающего труда по истории казачьей послереволюционной эмиграции компенсируется наличием исследований по регионам. В этой связи стоит отметить работы, посвященные феномену казачьей эмиграции в странах Восточной Европы, и в частности в Чехословакии.А. Р. Мохоля, А. Л. Худобородов28, О. В. Ратушняк29, А. Н. Гаврилов рассматривают становление казачьей эмиграции в ЧСР, относят его к самому началу действия Русской Акции Помощи.

Современная российская историография изучения истории российской науки за рубежом. Прага – «Русский Оксфорд».

Молодая Чехословацкая Республика была единственной страной в мире, которая целеустремленно и последовательно формировала «свою» эмиграцию.

Конечно, как и многие другие страны, Чехословакия отсеивала поток нежелательных лиц. Отличие же заключалось в том, что правительство новоиспеченной республики приглашало в свою страну эмигрантов, в которых было заинтересовано. Приглашенные составляли четвертую часть всей русской колонии, тогда как в сколько-нибудь значительных эмигрантских центрах их число составляли десятые, если не тысячные доли процента от общей численности.

Сущность такой политики заключалась в том, что Чехословакия будет поддерживать «культурные силы» России, то есть ученых, писателей, журналистов, приглашая их в Чехословакию и создавая условия для продолжения их научной, педагогической и публицистической деятельности.

М., 1998.- С.50.; Кишкин Л.С. О русской эмигрантской молодежи в Праге (1920-1930-е годы)//Славяноведение.-1993. №4.- С. 97.

Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения). - М., 1994. – 117 с.; В поисках лучшей доли. Российская эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. - М., 2009. – 246 с.

Худобородов А.Л. Вдали от Родины: Российские казаки в эмиграции. - Челябинск, 1997. – 112 с.

Ратушняк О.В. Донское и кубанское казачество в эмиграции (1920 - 1939 гг.). - Краснодар, 1997. -33 с.

В систематических каталогах центральных российских библиотек раздел «История российской науки в эмиграции» едва ли не самый скудный по количеству справочников и монографий. М. Ю. Сорокина в своей статье «Зарубежная Россия: Библиографический словарь «Российское научное зарубежье»: проблемы создания» утверждает, что даже, несмотря на возросший интерес общественности к проблемам эмиграции, отсутствует монография, специально посвященная истории российской научной эмиграции как самостоятельному феномену, также подчеркивает отсутствие библиографических справочников по трудам русской научной эмиграции, сводных списков русских научных учреждений и центров за границей, персональных справочников научных работников.

В советской историографии проблемы возникновения и функционирования эмигрантского научного сообщества не ставились. С 19801990-х гг. они стали рассматриваться в контексте культурного наследия русского зарубежья. Такой подход был заимствован из публиковавшихся трудов за рубежом – обобщающих монографий П. Е. Ковалевского и М. И.

Раева30, а также из работ самих эмигрантов, оценивающих вклад русских ученых-эмигрантов в мировую науку. Начиная с конца 1980-х - начала 1990 - х гг., в исторической науке и, безусловно, в эмигрантоведении произошли существенные изменения. За счет появления новых документов в отечественных хранилищах и получения доступа в иностранные архивы и библиотеки значительно расширилась источниковая база исследований. Наряду с тем, что составляются библиографические справочники по периодической печати русского зарубежья, биографические словари, начинают переиздаваться труды ученых – эмигрантов.

Большинство современных исследователей не выделяют тему научной эмиграции в самостоятельную, рассматривают ее как существенную часть в ряде обобщающих работ по истории послереволюционной эмиграции. В основном затрагиваются такие темы, как постановка издательского дела, организация среднего и высшего образования, культурно-просветительская работа. Ковалевский П.Е. Зарубежная Россия: история и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1970). - Париж, 1971. – 117 с.; Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919-1939.-М.:Прогресс-Академия,1994. – 296 с.

Базанов П. Н. Издательская деятельность политических организаций русской эмиграции (1917-1988). – Спб., 2008. – 431 с.; Россия в изгнании. Судьбы российских эмигрантов за Сегодня трудно установить, кто первый назвал в 1920-е годы Прагу «Русским Оксфордом». В некоторых работах, посвященных «Русскому Оксфорду», в частности, в работах И. Савицкого, утверждается, что Прага как образовательный центр эмигрантов закончила свое существование в 1928 году.

В 1928 году существенно сократилось число российских профессоров, работавших в ЧСР, стали закрываться периодические издания. Некоторые исследователи (С. Михлова, М. Михлова) продлевают период расцвета русской науки за рубежом, потому что ученые, работавшие в Праге, особенно те, кто приехал в чешскую столицу в молодом возрасте, часто продолжали свою деятельность в других европейских странах, США, но их имена все равно будут ассоциироваться именно с плодотворным пражским периодом.

Оценка деятельности русских ученых-эмигрантов в Праге российскими учеными в 1990-х – 2000 – х гг.

В среде русских культурных и научных работников-эмигрантов, привлеченных в столицу Чехословацкой республики, заметную и по количеству и по интенсивности работы группу составляют представители русской исторической науки. Начиная с конца 1921 г., стали оседать в Праге отдельные русские ученые-историки.

Безусловно, первые работы о пражском научном сообществе русских историков, появившиеся еще в 1920-30-е гг., принадлежали перу самих эмигрантов – А. В. Флоровскому, А. А. Кизеветтеру, А. Г. Мазуру, И. И.

Гапановичу.32 Достоинством этих работ является стремление вписать эмигрантскую историческую науку в контекст общемирового гуманитарного познания, одновременно показать ее связь с российскими научными традициями.рубежом. - М., 1999. - 453 с.; Наука и культура русского Зарубежья: сборник научных трудов. - Спб., 1997. – 309 с.; Культурная миссия российского зарубежья. История и современность: сборник статей. - М., 1999. – 196 с.; Пивовар Е.И. Российское зарубежье:

социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. - М., 2008. – 547 с.; Русские без Отечества. Очерки антибольшевистской эмиграции 20-40-х гг. - М., 2000. – 497 с.

Кизеветтер А. А. История русского зарубежья // Русская зарубежная книга. Прага, 1924;

Mazour A. An outline of modern Russian historiography. - Berkley, 1939. - P. 98-105.; Gapanovich I. Russian historiography outside Russia. An Introduction to the Study of Russian History. - Peiping, 1935.

Ковалев М. В. Научный быт русских историков-эмигрантов в Праге в 1920-1930-е годы.

Автореф. дис. … канд. истор. наук. Саратов, 2009. – С. 4.

Отношение к наследию историков-эмигрантов стало меняться после Второй мировой войны. Противостояние периода «холодной войны» отражалось как в мировой, так и в советской историографии с зеркальной точностью, но оно актуализировало эмигрантское наследие. В течение всей жизни изучением истории эмиграции занимались П.Е. Ковалевский и Г.П.

Струве.В обобщающих историографических исследованиях основное внимание уделялось дореволюционному творчеству историков, эмигрантский период либо замалчивался, либо был ограничен политическими оценками. Но, «наработки», которые были сделаны в советский период, стали фактологической основой для переосмысления историографического «наследия» русского зарубежья.

Практически одновременно разработку темы исторической науки русского зарубежья начали Л. К. Шкаренков и В. Т. Пашуто. Конечно, эти исследования несли на себе печать времени, но впервые в советской историографии изучение исторической мысли русского зарубежья стало самостоятельной проблемой. В. Т. Пашуто творчество историков-эмигрантов представил как деятельность историко-научного сообщества, действовавшего в рамках определенных институциональных структур; научные труды этого сообщества рассматривал как неотъемлемую часть русской и советской исторической науки; поставил вопрос о специфике пореволюционной эмиграции. Наконец, исследование В. Т. Пашуто отличает повышенное внимание к личностям историков, оно содержит первый систематический обзор биобиблиографий эмигрантов.В июне 2005 года в Институте славяноведения РАН в рамках проекта сотрудничества со Славянским институтом АН ЧР была проведена конференция на тему «Российские ученые-гуманитарии в межвоенной Чехословакии». Основными направлениями конференции и вышедшего по ее Ковалевский П. Е. Исторический путь России. 2-е доп. и перераб. изд., Париж, 1946; Он же. Наши достижения. Роль русской эмиграции в мировой науке. Вып. 1. – Мюнхен, Изд-во Центр. Объед. Полит. Эмигрантов из СССР (ЦОПЭ). 1960; он же. Зарубежная Россия:

История и культурно-просветительная работа русского зарубежья за полвека (1920-1970).

Париж, 1971; Г. П. Струве. Русская литература в изгнании. Н.-Й, 1956; он же. Зарубежная Россия. Paris, 1973; он же. Русская литература в изгнании. UMCA- Press. 1982.; Струве Г. П.

Русская литература в изгнании/ 3-е изд., исп. и доп. Краткий биографический словарь русского зарубежья/ Р. И. Вильданова, В. Б. Кудрявцев, К. Ю. Лаппо-Данилевский.- Париж:

UМCА-Press. - М.: Русский путь, 1996.

Пашуто В. Т. Русские историки-эмигранты в Европе.-М.:Наука, 1982.- 265с.

итогам сборника статей, под редакцией старшего научного сотрудника Института Славяноведения РАН М. Ю. Досталь, избраны проблемы адаптации российской творческой интеллигенции в чехословацкой культурной среде.

Плодотворная многоплановая деятельность историков-эмигрантов в Праге нашла свое отражение в статьях М. Г. Вандалковской и Л. П. Лаптевой.Важны работы Е. П. Аксеновой по изучению жизни и деятельности ученых русского зарубежья, а также деятельности некоторых эмигрантских организаций. Ею введены в научный оборот ценные архивные материалы фонда А. В. Флоровского.Внимание современных российских исследователей русской зарубежной науки сегодня направлено на проблемы адаптации русских эмигрантов;

особенности отношений эмигрантов и принявшего их общества, вклад историков в науку стран-реципиентов; политику правительств и гуманитарной деятельности общественных организаций.

Изучение мемуарного наследия русской эмиграции отечественными исследователями.

Мемуары – разновидность исторических источников, имеющих в своей специфике преобладание субъективного восприятия действительности. Тем не менее, без привлечения мемуарных источников невозможно реконструировать ни повседневную жизнь русской эмиграции, ни ее психологию, ни мировоззрение, ни ее отношение к России. Мемуары – один из важнейших жанров эмиграции.

В конце 1990-х – первой половине 2000-х гг. появились источниковедческие исследования, обращенные к источникам личного происхождения: мемуаристике и ее жанровым модификациям; переписке как форме взаимного ознакомления с общественной жизнью; общественнополитические и литературно-публицистические беседы.

Анализ многочисленных мемуарных текстов исследователями Л. П.

Муромцевой, Ф. П. Федоровым, К. Н. Козновой выявил, что описательная Лаптева Л. П. Русский историк-славист Н. В. Ястребов и его деятельность в эмиграции // Российские ученые-гуманитарии в межвоенной Чехословакии. Сборник статей. М., 2008.;

М.Г. Вандалковская. Русские историки-эмигранты в Чехословакии // Т.Г.Масарик и «Русская акция» Чехословацкого правительства: К 150-летию со дня рождения Т.Г.Масарика. По материалам международной научной конференции. М., 2005. – С. 110-125.

Аксенова Е. П. А.В. Флоровский и Русское историческое общество в Праге // Rossica:

научные исследования по русистике, украинистике, белорусистике. № 1. -Прага, 1997.;

Аксенова Е. П. А. В. Флоровский о положении и традициях славяноведения в среде русской эмиграции // Славянский альманах. - М., 2011.

сторона воспоминаний всегда обращена к прошлому, содержательная - направлена к настоящему и будущему.38 Мемуарист, по мнению современных исследователей, выполнял задачу «хранителя времени», передает тем самым опыт прошлых поколений - будущим.

Не имея недостатка в исследуемом материале, сегодня можно говорить о дальнейшем развитии мемуаристики в эмигрантоведении. В частности, исследователь З. С. Бочарова посвящает свою научную деятельность исследованию жизни и деятельности одного из крупнейших русских философов Н. О. Лосского (1870-1965 гг.).39 Даже находясь в эмиграции, автор был востребован мировым научным сообществом, состоялся как ученый и преподаватель. В данной ситуации можно говорить об изучении стратегии адаптации русской научной интеллигенции в принимающих эмигрантов странах.

Потомки именитых эмигрантов сегодня занимаются переизданием мемуаров своих родителей, родственников, а также в роли исследователей изучают процессы русского зарубежья - Е. Н. и Д. Г. Андреевы, И. Савицкий, Е.

Чиняева, А. Копршивова.«В современных работах об эмиграции применяются уже не эмигрантские критерии. Нынешние исследователи эмиграции, в благородном желании отдать ей должное, говорят прежде всего о вкладе, который она внесла в мировую культуру. Признавая правомерность такого подхода, я считаю необходимым изучать эмиграцию «изнутри», с позиций, присущих ей на каждый данный момент целей».Адаптация русской культуры к новым условиям. Попытка сближения русской и чешской традиции.

Мемуары в культуре русского зарубежья: сб. статей/Отв. ред. Данилевский. - М.: Флинта:

Наука, 2010. – 288 с.

См.: Бочарова З.С. Судьбы российской эмиграции: 1917-1930-е годы. - Уфа, 1998. - 122 с.

Андреев Н. Е. То, что вспоминается. Из семейных воспоминаний Николая Ефимовича Андреева (1908-1982) / Под ред. Е. Н. и Д. Г. Андреевых. – Спб.: Дмитрий Буланин, 2008. – 640 с.; Andreev C., Savicky I. Russia abroad. Prague and the Russian Diaspora, 1918-1938. - London.: Yale University Press, 2005. - 246 p.; Chinyaeva E. Russians outside Russia The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. – Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 2001. – 280 p.

Савицкий И. Этапы развития пражской русской эмиграции в 1919-1939 гг. //Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами.

Результаты и перспективы исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов: сборник докладов международной конференции. - Прага, 1995.-С. 50.

Эмиграция, рассеявшаяся по многим континентам, была не только хранительницей культурных традиций своей родины, но и несла эту культуру в другие страны, принимала участие в развитии принимающих стран.

С 1996 г. по 1998 г. Институтом российской истории (ИРИ) РАН было подготовлено три сборника статей, посвященных проблемам адаптации эмигрантского общества к новым условиям жизни за рубежом.

Основными задачами

исследователей были: выработка методологии изучения истории адаптации различных категорий российских эмигрантов в регионах мира; анализ имеющихся источников - документов российских и зарубежных архивов, эмигрантской печати, переписей населения, осуществленных зарубежными правительствами, мемуарной литературы.Итак, в 1920-1930-е гг. столица Чехословакии была одним из самых оживлнных центров культурной и научной жизни российской эмиграции, получавшей в рамках Русской акции финансовую поддержку и материальную помощь от правительства республики, а также и от частных лиц. Поэтому именно в Праге в относительно благоприятных условиях возникло несколько музейных коллекций реликвий российской истории и культуры. Из них, пожалуй, наиболее ценным являлось собрание Русского культурноисторического музея, основанного В. Ф. Булгаковым. В последние годы появилось несколько публикаций, посвящнных пражским музейным собраниям российской эмиграции.Позиция современных исследователей русской эмиграции заключается в следующем: сегодня все стремятся показать процесс создания «Русского Дома» вдалеке от Родины как символ мужества и силы духа оказавшихся за границей людей.

Таким образом, в основном потоке работ об эмигрантской культуре массовому сознанию предлагается в качестве так называемого «нового взгляда» достаточно субъективная, однобокая оценка Российского Зарубежья и его вклада в мировую культуру. Современная историография рассматривает История российского зарубежья: Проблемы адаптации мигрантов в XIX-XX вв. - М., 1996.;

Источники по истории адаптации российских эмигрантов в XIX - XX вв. - М., 1997.;

Социально-экономическая адаптация российских эмигрантов (конец XIX-XX в.). - М., 1998.

Докашева Е.С. Русский культурно-исторический музей в Праге. - М., 1993. – 85 с.;

Муромцева Л.П., Перхавко В.Б. Из истории культурно-просветительской деятельности российской эмиграции в Чехословакии в 20-30-е годы // Вестник Московского университета.

Сер. 8. История. - 1994. № 3. - С. 17-26; Они же. Музейные собрания российских эмигрантов в Чехословакии // Культурное наследие российской эмиграции. Книга первая. - М., 1994. - С.

63-70.

культурное наследие российского зарубежья как нечто сверхестественное, небывалое по своей значимости. Быть может, через некоторое время спадет эта волна «ажиотажа» по отношению к эмигрантскому наследию и небывалому превознесению последнего и появится работа, которая без лишних эмоций, объективно охарактеризует культурные процессы Российского зарубежья, преподнесет их как часть русского культурного наследия, а не как истинно русскую культуру, подлежавшую слому с приходом к власти большевиков.

В заключении подводятся итоги исследования и формируются наиболее важные выводы.

В диссертационном исследовании, исходя из оценки складывавшихся в постсоветской России условий научной и исследовательской деятельности, осуществлен анализ наиболее важных и авторитетных научноисследовательских направлений в новой отрасли гуманитарного знания – эмигрантоведении.

С конца 1980-х до начала 1990-х гг. отношение основной массы населения России к проблеме эмиграции и к эмигрантам существенно изменилось. Был сломлен стереотип отношений, державшийся в сознании многих поколений о том, что эмиграция – явление противоестественное, антипатриотическое.

В современных политических условиях данная проблематика приобретает особое значение, поскольку формирование в России гражданского общества повлекло за собой, осознание феномена русского зарубежья как неотъемлемой части социокультурного процесса XX в.

Рассмотрев труды, наблюдения и выводы современных отечественных ученых, исследовавших жизнь русской диаспоры, обосновавшейся в Чехословакии в 1920-х г.г. можно сделать вывод о том, что историографическая ситуация проблемы очень специфична. С одной стороны, необычайно велик круг источников (мемуаров, публицистики, переписки, архивных фондов, даже научных исследований по эмиграции, написанных ее представителями или ближайшими потомками); с другой стороны, очевиден дефицит систематических, объективных научных исследований.

Представляется, что предпринятый анализ историографии по изучению различных сфер жизни и деятельности русской диаспоры в Чехословакии послужит стимулом к дальнейшему изучению историографического аспекта развивающегося направления отечественной гуманитаристики – эмигрантоведения.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых научных журналах:

1. Протасова Е. Ю. «Акция помощи» русским эмигрантам в Чехословакии 19201930-х г.-г. в современной историографии // Вестник Тамбовского ун-та. Серия Гуманитарные науки. Вып. 3 (107). Тамбов, 2012. С. 311-313.

2. Протасова Е. Ю. Помощь русским эмигрантам в Чехословакии 1920-1930-х г.-г.

в современной историографии // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2012. № 2. С. 348-356.

3. Протасова Е. Ю. Историография русской эмиграции в Праге 1920-1930-х гг. // Сборник докладов межгосударственной научной конференции «Русское наследие в странах Восточной и Центральной Европы». Брянск, 2010. С. 36-41.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.