WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

  На правах рукописи

Мамаева Татьяна Геннадьевна

Российское торгово-промышленное предпринимательство

в Маньчжурии (конец XIX в.1945 г.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Хабаровск – 2012

Работа выполнена на кафедре политической истории Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет».

Научный руководитель  Романова Виктория Валентиновна

  доктор исторических наук, профессор,

  заведующая кафедрой политической

истории Дальневосточного

государственного гуманитарного

университета

Официальные оппоненты  Аурилене Елена Евлампиевна

доктор исторических наук, профессор

кафедры общеправовых дисциплин

Хабаровского пограничного института

ФСБ РФ

  Кротова Мария Владимировна

  кандидат исторических наук, доцент

  кафедры истории и политологии

Санкт-Петербургского

  государственного университета

  экономики и финансов

Ведущая организация  Тихоокеанский государственный

  университет, 680035, г. Хабаровск,

  ул. Тихоокеанская, 136.

Защита состоится 25 мая 2012 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.293.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет» по адресу: 680000, г. Хабаровск, ул. К. Маркса, 68, корп. 1, ауд. 311.

С диссертацией  можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан « » апреля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент  Н. А. Макуха

Общая характеристика работы.



Актуальность исследования.

Сегодня общепризнанно, что история русского Зарубежья является неотъемлемой частью отечественной истории.

После того, как с архивов «белой» эмиграции был снят гриф секретности, в руках специалистов оказались документальные источники, позволившие вернуть России потерянный пласт ее прошлого. Одним из них является история пребывания россиян в Китае.

В постсоветский период феномен российской эмиграции в Маньчжурии стал предметом исследований значительного круга отечественных и зарубежных историков. Были созданы обобщающие работы, посвященные разнообразным аспектам экономической и социальной жизни эмигрантов в иноцивилизационной среде, их вкладе в сохранение и развитие российской культуры. Вместе с тем проблема российского торгово-промышленного предпринимательства в Северо-Восточном Китае  в публикациях освещена фрагментарно, вскользь, что не дает объемного представления в деятельности купцов и промышленников из России и затрудняет полное воссоздание феномена российской эмиграции в Маньчжурии.

Известно, что после подписания в 1896 г. соглашения с Китаем о строительстве КВЖД российскими властями и руководством дороги была создана чрезвычайно благоприятная  деловая атмосфера, которая наряду с наличием дешевой рабочей силы сделала Маньчжурию полем притяжения для предприимчивых людей.  Пользуясь слабостью Китая, сюда стали проникать и иностранные предприниматели, создававшие конкуренцию российским коммерсантам. Тем не менее, вклад россиян  в экономику края, бесспорно, весьма значительный. Но он этим не ограничивался Торговцы и промышленники принимали активное участие в благотворительных акциях, зачастую выступая их инициат орами, занимались общественной деятельностью и даже вносили свою лепту в развитие науки.  Это в полной мере соответствовало традициям дореволюционного российского предпринимательства.

В условиях становления цивилизованной рыночной экономики в России, формирования ее бизнес-элит исследование различных аспектов деятельности отечественных предпринимателей представляется актуальным.

Степень изученности проблемы.

В историографии исследуемой темы выделяются несколько периодов. Первый условно можно назвать эмигрантским. Для него было характерным наличие работ, содержавших описание социально-экономического положения Маньчжурии. Проблема российского предпринимательства рассматривалась авторами лишь в контексте общего развития региона. Это относится к трудам Путяты1 и П. Краснова2.

Первые упоминания о российских предпринимателях в Маньчжурии содержатся в работе Н. Штейнфельда3. Значительный интерес для исследователей представляет вышедший в 1923 г. в Харбине фундаментальный труд  агента Правления Общества КВЖД Е. Х. Нилуса «Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги. 1896 – 1923 гг.», приуроченный к 25-летию КВЖД. В нем содержатся ценные сведения об экономике Маньчжурии, о политике царского правительства и, в первую очередь, министра финансов С.Ю. Витте, привлечения российского капитала в край. В книге  есть упоминания о деятельности отдельных предпринимателей4.

В 1926 г.  была опубликована работа члена Общества изучения Маньчжурского края И.Г. Баранова «Административное устройство Северной Маньчжурии», в которой встречаются сведения и об экономике региона 5.

В период существования марионеточного государства Маньчжоу-Го (Маньчжоу-Ди-Го)6 (март 1932–август 1945 гг.) были изданы труды по экономике Маньчжурии, содержащие  ценные статистические данные о состоянии  промышленности и торговли. Особого внимания заслуживают работы Л.И. Любимова. В  «Очерках по экономике Маньчжурии» автор касается истории и деятельности российских торгово-промышленных предприятий в регионе. Вопросы состояния финансов Маньчжурии рассматривались российским востоковедом Н. А. Сетницким7.

Авторы публикаций этого периода не являлись историками, но, тем не  менее, они были участниками или наблюдателями исследуемых  в диссертации процессов, что делает их взгляд интересным и ценным.

Следующий этап условно можно назвать советским.  В его рамках, вплоть до начала политики перестройки, историография проблемы российского предпринимательства в Китае практически не развивалась, поскольку тема российской эмиграции являлась закрытой и могла освещаться лишь в негативном аспекте. В работах, освещавших экономическое развитие Маньчжурии, отмечался вклад России, но основной акцент делался на колониальном характере  царской политики. К таким трудам можно отнести работу М. И. Сладковского «Очерки экономических отношений с СССР с Китаем», вышедшую в 1957 г., а также совместный труд историков Н. А.Патрушевой и Н. Г. Сухачевой «Экономическое развитие Маньчжурии (втор.пол. XIX в.–перв. треть XX в.)». В них отмечается значительная роль российских предприятий в экономическом развитии Северо-Восточного Китая, но делается  акцент на том, что Россия, как и другие  капиталистические страны, использовала Маньчжурию как  полуколонию 8.

Новые возможности в исследовании истории пребывания россиян в Маньчжурии принесла политика перестройки, когда в отечественной исторической науке началась смена методологических ориентиров, стала расширяться источниковая база. И хотя специальных работ, посвященных этой проблеме, еще не было, тем не менее, отдельные ее аспекты рассматривались в фундаментальных трудах дальневосточных ученых.

Особо стоит отметить коллективную монографию, подготовленную Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Академии наук СССР «История Северо-Восточного Китая XVII–XX вв.»9. В ней представлена общая характеристика истории, политики и экономики региона и отмечается  значительная роль российского предпринимательства в развитии Маньчжурии. Авторами рассматривается  деятельность торгового дома «И.Я. Чурин и К°», раскрывается взаимодействие между российскими и иностранными предпринимателями. Ценностью работы является использование ранее неизвестных архивных материалов.

Значительным событием в историографии стал выход в свет в 1990 г. еще одного фундаментального труда ученых Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Академии наук СССР  «История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII в.– февраль 1917 г.)»10. В нем всесторонне освещены особенности развития  региона во второй половине XIX – начале XX вв., в том числе, экономические. Авторами рассматривается и роль строительства КВЖД в становлении капиталистической промышленности в Маньчжурии. Они показали вклад российских предпринимателей в экономическое освоение Маньчжурии, раскрыли их роль в разработке горных богатств региона (например, Чжалайнорских угольных  копей на севере, Яньтайских и Фушуньских – на юге), в эксплуатации лесных концессий, в частности, предпринимателями Л. С. Скидельским и Ф. Ковальским.

Таким образом, в советский период исследовались лишь некоторые аспекты истории российского предпринимательства в Маньчжурии, в основном, связанные с его проникновением в регион и  началом деятельности.

Следующий, постсоветский, этап, характеризуется принципиально новыми возможностями для исследования истории пребывания россиян в  Северо-Восточном Китае. Это было связано с новыми методологическими подходами и  рассекречиванием архивов, в том числе архивов КВЖД и Главного Бюро по делам российских эмигрантов (БРЭМ) в Маньчжурской империи.

Постепенно сформировались два направления в отечественной историографии проблемы: центральное и дальневосточное. Среди авторов центрального направления следует отметить бывших харбинцев – профессора Г. В. Мелихова11 и Е. Таскину12. Их работы основаны  на научном подходе, подкреплены документальными источниками и личными впечатлениями. Особый интерес для нас представляют труды  Г. В. Мелихова. В них содержатся интересные биографические данные о предпринимателях Маньчжурии и высоко оценивается  их роль в общественной жизни региона.

Значительный вклад в исследование истории русского присутствия в Маньчжурии внесли дальневосточные ученые. В 1995–2002 гг.  в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток) действовал Центр российской эмиграции в странах АТР под руководством О. И. Сергеева, уделявший серьезное внимание ее «китайской» ветви. В 1996 г. в этом же институте была защищена первая диссертационная работа по истории русской эмиграции в Китае в 30–40-е гг. ХХ века13. Ее автор, Е. Е. Аурилене, впервые в историографии осветила деятельность Бюро российских эмигрантов в Маньчжурии. В дальнейшем автор продолжила исследование особенностей российской диаспоры в Китае, в большей степени концентрируя внимание на  ее политической деятельности14.

Особенности дальневосточной российской эмиграции рассматриваются в статье хабаровских ученых Н. И. Дубининой и Ю. Н. Ципкина. В ней содержится анализ социального состава, трудовой занятости и материального уровня эмигрантского населения в начале 1920-х гг., сделанный по материалам Харбинского комитета помощи русским беженцам (ХКПРБ)15. 

Различные формы общественной активности эмиграции исследовались владивостокскими учеными О. И. Сергеевым и С. И. Лазаревой16. В статьях С. И. Лазаревой впервые рассматривается благотворительная деятельность русских в Маньчжурии, однако автор не затрагивал вопрос о роли купцов и промышленников в ее осуществлении.

Одной из первых работ, исследующих участие российской буржуазии в освоении Маньчжурии, стала статья Н.А. Троицкой «Русская дальневосточная буржуазия и Северо-Восточный Китай»17, вышедшая в 1996 г.  В ней автор  выявляет факторы активного проникновения российского капитала в Маньчжурию, характеризует деятельность отдельных фирм в регионе.

Новые данные о деятельности дальневосточных предпринимателей, чьи интересы были тесно связаны с Маньчжурией, содержатся  в статье Л. И. Галлямовой «Развитие обрабатывающей промышленности Дальнего Востока во второй половине XIX–начале XX вв.»18. В совместной работе Н. Л Горкавенко и Н. П. Гридиной «Российская интеллигенция в изгнании. Маньчжурия 1917–1946 гг.: Очерки истории» авторы уделяют внимание вкладу россиян в развитие культуры Маньчжурии19.

Существенно обогатили  историографию исследуемой проблемы работы М. В. Кротовой. На основе новых архивных данных ею осуществлен всесторонний анализ роли российского предпринимательства в развитии торговли и промышленности Харбина в 18981917 гг.20.Значительный интерес представляет монография «Харбин – центр русского влияния в Маньчжурии (1898–1917 гг.)», вышедшая в Санкт-Петербурге в 2010 г. В ней автор характеризует вклад российских предпринимателей в развитие экономики Харбина, уделяя внимание их этно-конфессиональному и социальному составу. Автор делает вывод, что характерной особенностью коммерческого мира города было отсутствие в нем представителей купеческих династий, передававших свой капитал по наследству из поколения в поколение, что свидетельствует о том, что  в условиях Маньчжурии сформировалась генерация предпринимателей нового типа – энергичных, независимых, инициативных21.

Значительный вклад в историографию проблемы внесли работы  Г. Н. Романовой22. В  монографии «Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке (XIX в.–нач. XX в.)»23 на основе широкой источниковой базы автором анализируется процесс зарождения российско-китайских торговых связей, раскрывается экономическое значение первых договоров между Россией и Китаем для становления российского предпринимательства на Северо-Востоке Китая. Убедительно делается вывод, что постройка КВЖД и появление обслуживающих ее предприятий явились одним из важнейших факторов возникновения в Маньчжурии капиталистической промышленности.

Этническая структура российского населения Маньчжурии рассматривается в работах В. В. Романовой, В. П. Черномаз, Е. Н. Чернолуцкой, Л. П. Черниковой, М. И. Ефимовой,  А. А. Сапелкина24.  Вклад еврейских предпринимателей в развитие Маньчжурии исследуется в статьях В. В. Романовой «Евреи в становлении экономической жизни «русского» Харбина» 25 и «Купцы Скидельские»26.

Отдельные аспекты предпринимательской деятельности россиян в Северо-Восточном Китае исследуются в  статьях О. А. Устюговой27, проанализировавшей участие дальневосточного купечества в снабжении русского Дальнего Востока мясом из Маньчжурии и Монголии,  бывшего харбинца П. Фиалковского,  осветившего историю торгового дома И. Я. Чурина в Харбине28, О. С. Чистяковой, описавшей  историю Харбинского биржевого комитета29, Н. Н. Аблажей, охарактеризовавшей хозяйственно-экономическую деятельность российских эмигрантов в 1910 – 1920-х гг. 30.

Интересные сведения содержится в  работах А. А. Хисамутдинова31. В них автор раскрывает  особенности жизни многих российских эмигрантов, живших в Китае и других странах Дальнего Востока, представляет  биографические справки, в том числе, о российских предпринимателях, проживавших в Маньчжурии в исследуемый период. В частности, о И. Ф. Чистякове, известном харбинском чаеторговце, И. А. Лопато, крупнейшем производителе  табачной продукции в Северо-Восточном Китае, А. В. Касьянове – совладельце торгового дома «Чурин и К°» и др32.

Существенно расширяет представление о жизни российской эмиграции Северо-Востока Китая кандидатская диссертация Я. Л. Писаревской, в которой автор, на основе обширной источниковой базы проанализировала  социально-политическую жизнь и проблемы адаптации россиян в Маньчжурии в 1924–1935 гг.33

Важное значение для осмысления истории отечественного предпринимательства в контексте развития Дальнего Востока России в период революций 1917 г. и Гражданской войны имеет третий том «Истории Дальнего Востока», вышедший в 2003 г. В нем уделяется внимание и проблеме российского предпринимательства в Маньчжурии34.

Кемеровский ученый С. П. Звягин в работе «Патушинские: еврейство Восточной Сибири в условиях социальных катаклизмов первой трети  XX века» на богатой источниковой базе раскрыл историю известной в Сибири семьи. Ее членом был и  А. С. Патушинский, двоюродный дядя  будущего министра юстиции Временного Сибирского правительства, переехавший  в 1909 г. из Томска в Харбин, где он стал известным мукомолом35.

Таким образом, в 1990-х–2000-х гг. отечественными учеными был сделан значительный прорыв в исследовании темы российской эмиграции в Маньчжурии, в контексте которой затрагивались и отдельные вопросы ее торгово-предпринимательской деятельности: зарождение, функционирование на различных исторических этапах, роль в развитии местной  промышленности. Это касается в большей степени периода существования полосы отчуждения КВЖД. Большинство историков фокусируется на  истории Харбина, что вполне объяснимо как статусом города, так и наличием сохранившихся в архивах документов.





Отдельные сюжеты истории российского предпринимательства в Маньчжурии нашли отражение в зарубежной историографии.

Японские авторы периода Маньчжоу-Ди-Го, описывая экономику Маньчжурии, приводили краткие сведения о деятельности российских торговых и промышленных предприятий в регионе 36.

В условиях глобализации особый интерес у зарубежных исследователей стала вызывать история Харбина как примера города-космополита. Значительный интерес представляют работы бывшей харбинки, канадского ученого О. Бакич. В них содержатся ценные сведения о российской эмигрантской колонии, ее культуре, проблемах идентичности37. Существенный вклад в воссоздание исторической картины жизни  Харбина в 1916–1932 гг. вносит монография американского  профессора Дж. Картера «Creating а СhineseHarbin: Nationalism inInternationalCity, 1916–1932», где исследуется процесс роста китайского самосознания, его реакция на активность иностранных держав, в числе которых была и Россия. Его соотечественник историк Д. Вульф в  своих работах отмечает большую роль российского предпринимательства в становлении маньчжурской экономики38. Значительный интерес к истории пребывания русских евреев в Маньчжурии, их разнообразной деятельности, в том числе, предпринимательской, сохраняется в Израиле. Большая заслуга в этом принадлежит Ассоциации выходцев из Китая и ее председателя Т. Кауфмана. Во многом на материалах архива этой организации в стране выходят публикации, в том числе на русском языке. Наиболее заметным из них стал сборник «Через Дальний Восток – на Ближний», выпущенный Научно-исследовательским центром «Русское еврейство в Зарубежье» в 2009 г. В нем представлены научные и публицистические статьи, в которых раскрываются отдельные страницы из жизни еврейских коммерсантов, их профессиональной и общественной активности39.

Участие евреев в развитии экономики Маньчжурии исследуется израильским историком И. Владимирски40.

В монографии белорусской исследовательницы Н. Е. Абловой «История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина XX в.)»41 представлена авторская периодизация истории русской эмиграции в Китае, исследованы ее особенности и основные этапы. Несмотря на то, что, автор сосредоточил свое внимание  исключительно на политической истории и не рассматривает вопросы, связанные с исследуемой проблемой,  ее работа содержит ценный материал, позволяющий реконструировать  картину пребывания россиян в Маньчжурии.

Несомненный интерес вызывают вышедшие в Германии работы, посвященные деятельности  немецкого торгового дома «Кунст и Альберс» в Маньчжурии42. (Отметим, что в конце  XIX–начале XX вв. его собственники перешли в российское подданство, пополнив ряды отечественных предпринимателей).

Тема присутствия россиян в Маньчжурии, их экономической активности исследуется в Китае. Анализируя китайскую историографию, российский ученый В. Г. Дацышен считает, что многие китайские историки отрицают положительную роль КВЖД и российских предпринимателей в становлении промышленности в Маньчжурии43. Такого же мнения придерживается  Н. А. Василенко44.

Китайский исследователь Ли Мэн в своей работе «Харбин – продукт колониализма» утверждает, что Российская империя, а затем и СССР проводили колониальную политику в регионе, а потому, по его мнению уважая чувство китайского народа, никто не должен упрекать его в том, что в 1998 г. в Харбине решили не праздновать столетний юбилей города45.

Тем не менее, есть примеры положительной оценки роли российского капитала в процессе развития экономики в Северо-Восточном Китае. Так, ведущий научный сотрудник Института России Академии общественных наук провинции Хэйлунцзян Ма Юцзюнь считает, что российский капитализм выполнял типичную «цивилизирующую» роль в полуколониальной стране, насаждая крупную промышленность и втягивая ее в мировые хозяйственные связи46.

Таким образом, проведенный историографический анализ позволяет сделать вывод, что история русской колонии в Маньчжурии достаточно хорошо исследована как  отечественными, так и зарубежными  авторами. Учеными выявлены ее особенности, политические взгляды и процессы, этно-конфессиональный состав, научная, культурная и образовательная, а также благотворительная деятельность. Многие из них в своих публикациях затрагивали в большей или меньшей степени различные аспекты предпринимательской деятельности россиян, их участия в экономической жизни Маньчжурии. Тем не менее, торгово-промышленный класс не стал объектом самостоятельного исследования. Кроме того, неоправданно игнорировались общественная активность предпринимателей, их участие в  жизни российской диаспоры на различных ее этапах.

Целью диссертационной работы является специальное исследование деятельности российских торгово-промышленников в Маньчжурии, их роли в развитии региона в период с конца XIX в. по 1945 г.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

– проанализировать предпосылки и процесс формирования российского предпринимательства в Маньчжурии;

– определить особенности и основные направления деятельности российских купцов и промышленников на Северо-Востоке Китая в контексте внешней политики царского правительства;

– рассмотреть политические, правовые и социально-экономические условия жизнедеятельности предпринимательского сообщества российской эмиграции в Маньчжурии;

– выявить вклад  россиян в экономическое развитие Северо-Востока Китая;

– охарактеризовать общественную активность предпринимателей и ее роль в жизни российской  диаспоры.

Объектом исследования является история пребывания россиян в Китае в период конца XIX в.–1945 г.

Предметом исследования является деятельность российских предпринимателей в Маньчжурии конца XIX в.–1945 г.

Методологическую базу исследования составили принципы историзма и научной объективности. Принцип историзма предусматривает исследование причин и факторов формирования и динамики развития тех или иных исторических явлений, их взаимосвязи и взаимодействия с другими историческими явлениями и процессами. Следуя принципу историзма, автор исходил из посылки, что история российского предпринимательства в Маньчжурии – это неотъемлемая часть истории Отечества, а также, в известной степени, истории Северо-Востока Китая. 

Принцип объективности требует всестороннего анализа всей совокупности фактов и явлений. Он позволил выявить предпосылки предпринимательской активности россиян в Маньчжурии, основные ее направления, а также рассмотреть участие представителей отечественной буржуазии в общественной жизни диаспоры. В работе использованы специальные методы, характерные для исторического исследования: ретроспективный; проблемно-хронологический, социокультурный, а также метод актуализации.

Территориальные рамки исследования определяются территорией полосы отчуждения КВЖД (с 22 мая (3 июня)) 1896 г. – с момента подписания российско-китайского договора о строительстве КВЖД до 1905 г. По итогам русско-японской войны 1904–1905 гг., после заключения Портсмутского мирного договора 23 августа (5 сентября) 1905 г. географические рамки темы сужаются, поскольку к Японии отошла южная часть КВЖД – Южно-Маньчжурская железная дорога (ЮМЖД). В период существования марионеточного государства Маньчжоу-Го (Маньчжоу-Ди-Го) (1932–1945 гг.) они распространяются на все государство. Вместе с тем, наиболее значительное внимание уделено  Харбину, поскольку он являлся административным центром КВЖД и Маньчжурии и сыграл особую роль в жизни российской колонии в Китае. По сложившейся в отечественной историографии  традиции слова «Маньчжурия» и «Северо-Восточный Китай» являются синонимами.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца XIX в. до 1945 г. Нижняя граница обусловлена началом строительства КВЖД и  прибытием на Северо-Восток Китая первых российских торговцев и купцов. Верхняя граница определяется освобождением  Советской Армией Маньчжурии от японской оккупации, положившим конец деятельности российских предпринимателей.

Источниковая база исследования включает в себя разнообразные по характеру документы. Их можно разделить на опубликованные и архивные. Все  опубликованные источники представлены четырьмя группами: опубликованные официальные документы, справочники, периодическая печать, мемуарная литература.

Первую группу составили опубликованные официальные документы. Они дают представление о юридической базе, на основе которой вели свою деятельность многие российские предприятия и их объединения в Маньчжурии. Это Сборник законов и распоряжений Маньчжу-Ди-Го, Закон об иностранных юридических лицах, Уставы отдельных обществ и др. 47.

Значительный объем необходимых сведений был почерпнут из дореволюционных справочных изданий48. Они составили вторую группу. В них содержится обширная информация о многих сферах жизни Маньчжурии, в том числе, о торговле и промышленности, общественной активности предпринимателей.

К третьей группе  источников относится периодическая печать. В маньчжурских газетах и журналах – «Заря», «Рупор», «Железнодорожная жизнь на Дальнем Востоке» и др. – публиковались данные о деятельности российских предприятий в Маньчжурии, размещалась разнообразная  реклама, некрологи и другая информация.

Четвертую группуисточников составляет мемуарная литература. Она позволяет составить более рельефное представление об истории российского предпринимательства в Маньчжурии, наполнить его ценными свидетельствами непосредственных участников.

Представления о политике царского правительства в Маньчжурии дают воспоминания бывшего министра финансов Российской империи С. Ю. Витте49.

Ценные факты и наблюдения содержатся  в воспоминаниях хабаровских и благовещенских купцов, побывавших в Маньчжурии в конце XIX в.50 Особый интерес вызывают мемуары харбинского предпринимателя-мукомола И. В. Кулаева, в которых он в живой и увлекательной форме повествует о своем  жизненном пути, о трудностях, встречавшихся на пути у предпринимателей, приезжавших в Маньчжурию в конце XIX–начале XX вв. и пытавшихся открыть здесь свое дело51.

Ценными источником являются мемуары эмигрантов. Так, А. И. Кауфман, лидер еврейской общины Харбина, оставил воспоминания о ранней жизни города, в том числе и о его экономике. Они были опубликованы после его смерти в Тель-Авиве, в журнале «Игуд Иоцей Син» 52. Его сын Т. Кауфман в своей книге, посвящённой истории евреев Харбина., несколько страниц посвятил деятельности еврейских предпринимателей, занимавшихся меценатством53. В своих мемуарах юрист М. А. Кроль, известный в прошлом по своему участию в организации «Народная воля», приводит  интересные сведения о становлении российской банковской системы в Маньчжурии в 1920-х гг.54

В работе Е. Таскиной «Неизвестный Харбин»55 автор размышляет о феномене острова российской культуры в Китае, в частности, в Маньчжурии. Среди воспоминаний есть и те, что связаны с восприятием деятельности торгового дома «И. Я. Чурин и К°» в Харбине. По ощущениям Е. Таскиной, «Чурин» значил для горожан нечто большее, чем просто магазин или фабрика, он был зеркалом городской жизни. В другой книге –  «Дорогами русского зарубежья» бывшая харбинка описывает жизнь в Маньчжурии в период 1940-х гг.56.

Значительный интерес представляют опубликованные в 2008 г.  мемуары профессора, юриста Г. К. Гинса, долгое время жившего в Харбине, в которых он, в том числе, вспоминает  о своей работе в харбинском банке в период оккупации Маньчжурии японцами57.

Воспоминания, при всей их субъективности, позволяют составить более полное представление об истории российского предпринимательства в Маньчжурии, наполнить его ценными свидетельствами непосредственных участников.

Основную группу источников исследования составляют неопубликованные документы, выявленные в четырех федеральных архивах и в двух региональных  - Российском государственном историческом архиве (РГИА), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ), Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока (РГИА ДВ), Государственном архиве Приморского края (ГАПК), Государственном архиве Хабаровского края (ГАХК). По своему происхождению большинство этих документов являются материалами делопроизводства государственных и частных учреждений.

Значительный интерес для понимания процесса формирования предпринимательства в Маньчжурии представляют два фонда РГИА (Санкт-Петербург) – фонд Правления Общества КВЖД (Ф. 323) и фонд Общей канцелярии Министерства финансов (Ф.560). В них хранятся договоры с предпринимателями, материалы об учреждении русских и иностранных промышленных предприятий в Северном Китае и др.

Большой массив документов, представляющих интерес для исследования обозначенной проблемы, сосредоточен в ГАРФ (Москва). Это материалы Ф. Р-3830 (Финансовая агентура в Харбине (Временное правительство Дальнего Востока – Приморская областная управа) в период 1920–1921 гг.), Ф. Р-1399 (Ведомство торговли и промышленности делового кабинета при Временном правителе на Дальнем Востоке Д. Л. Хорвате), Ф. Р-6081 (Управление Китайской Восточной железной дорогой г. Харбин. 1896–1945 гг.), из которого в том числе извлечены впервые вводимые в научный оборот данные об учреждении акционерного общества «Дальбанк» (1923 г.), уставе «Русско-китайского мукомольного товарищества» (1946 г.) и др.

В фондах РГАЭ (Москва) находятся документы, освещающие деятельность акционерного общества «Чурин и К°» (Ф. 7591), Китайской Чаньчуньской железной дороги (Ф. 8002), протоколы заседания правления лесных концессий КЧЖД и предпринимателей Воронцовых (1949 г.). 

Важнейшие материалы по исследуемой теме содержатся в фондах РГИА ДВ. Так, в фонде Ф. 702 (Канцелярия Приамурского генерал-губернатора (1861–1920 гг.) найдены документы о разрешении проживания в Маньчжурии по линии КВЖД, отчеты Харбинского биржевого комитета и др.

В ГАПК наибольший интерес представляет Ф. 8 (Торговый дом «Чурин и К°»), в котором хранятся сведения о деятельности предприятия в послереволюционный период.

Значительный корпус источников по  истории российской эмиграции в Китае хранится в ГАХК. Это материалы Ф. 830 (Бюро по делам российских эмигрантов). В нем содержатся данные о торговых фирмах Харбина в период оккупации Японией Маньчжурии, доклады о деятельности Коммерческого банка, сведения о деятельности благотворительных организаций, протоколы совещаний Биржевого комитета и др.

Значительный массив вторичных источников, главным образом, по различным аспектам истории российской эмиграции в Маньчжурии, а также по отдельным периодам  истории Дальнего Востока составили монографии и статьи отечественных и зарубежных авторов.

В целом, комплекс исследованных источников, как опубликованных, так и архивных, дает возможность решить поставленные в  диссертации задачи.

Научная новизна диссертации заключается в том, что впервые в отечественной историографии история российского торгово-промышленного предпринимательства в Маньчжурии исследуется последовательно: от становления до завершения, что позволило разносторонне осветить его роль во многих сферах жизни  региона почти за 50-летие.

Раскрыты генезис, условия, и основные направления и особенности деятельности российского торгово-промышленного предпринимательства в Маньчжурии, сформулированы  их особенности и характерные черты деятельности на различных исторических этапах.

Впервые проанализирована не только экономическая активность российских предпринимателей, но и их роль в общественной жизни.

Проведенное исследование существенно дополняет уже накопленный отечественной историографией материал по проблеме жизнедеятельности россиян в Маньчжурии и позволяет полнее раскрыть роль предпринимательского сообщества в развитии экономики региона, его вклад в  деятельность различных институтов полиэтничной российской колонии.

В работе впервые введены в научный оборот некоторые архивные документы, сведения и исторические факты, биографические данные российских предпринимателей.

Практическая значимость работы состоит в том, что оно дополняет уже накопленный опыт отечественной историографией материал по проблеме жизнедеятельности  россиян в Маньчжурии и позволяет полнее раскрыть роль предпринимательского сообщества в развитии экономики региона, его вклад в деятельность различных институтов полиэтничной российской колонии.

Представленные в диссертации материалы и выводы могут быть использованы для дальнейшей разработки проблем экономической и социальной истории России.

Материалы исследования могут применяться для проведения занятий и специальных курсов по истории Отечества, Дальнего Востока, российского предпринимательства и др.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации отражены в семи публикациях, в том числе 2 – в журналах Перечня ВАК. Результаты исследований докладывались на научных конференциях: «АТР в глобальной политике, экономике и культуре ХХI века. Международная научная конференция» (Хабаровск, 2002 г.), 57-я научная конференция преподавателей и аспирантов  ДВГГУ» (Хабаровск, 2011 г.), Четвертые архивные научные  чтения имени В. И. Чернышевой. Всероссийская научно-практическая конференция» (Хабаровск, 2011 г.); межвузовская научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Гуманитарные и общественные науки: проблемы  реализация,  творческого потенциала молодежи» (Хабаровск, 2012 г.)

Структура диссертации  состоит из введения, двух глав, состоящих из двух параграфов каждая, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения.

Основное содержание работы.

Во введении обосновывается актуальность проблемы, степень ее изученности, цель, задачи, хронологические и географические рамки, объект и предмет исследования, характеристика источниковой базы, формулируется методологическая основа диссертации и методы исследования, новизна, практическая значимость и апробация результатов.

В первой главе диссертации «Генезиc, условия деятельности и особенности российского торгово-промышленного предпринимательства в Маньчжурии» проанализирована совокупность факторов и условий, оказавших влияние на процесс формирования и развитие деятельности  российских торговцев и промышленников в Маньчжурии в период конца XIX в. – 1945 гг.

В первом параграфе «Становление российского предпринимательства в Маньчжурии в условиях возросшей активности Российской империи в регионе (конец XIX в.1917 гг.)» рассматриваются предпосылки и процесс зарождения российского предпринимательства в Маньчжурии. После заключения договоров России с Китаем (Айгуньского, 1858 г.) и (Пекинского, 1860 г.) попытки русских  установить торговые контакты, чаще всего, не были успешными из-за препятствии с китайской стороны. Они активизировались только после подписанного соглашения о строительстве КВЖД. Наряду со строителями дороги в Маньчжурию потянулись предприимчивые россияне из всех уголков  империи. Одной из особенностей складывавшегося российского предпринимательского сообщества был его полиэтнический состав. Уже в 1899 г. оно насчитывало представителей 28 национальностей. Это обуславливалось прагматичной позицией российских властей, понимавших необходимость скорейшего освоения территории в условиях жёсткой конкуренции с другими державами в этом регионе.

Толчок развитию в Северо-Восточном Китае торговли и промышленности дала русско-японская война 1904–1905 гг. Однако, ее итоги привели к застою и спаду в экономической жизни края. В 1907 г. кризис сменился экономическим подъемом. Центром международной торговли Маньчжурии становится Харбин, благодаря экспорту сельхозпродукции, в первую очередь сои, в страны Западной Европы и Японию. К 1914 г. в полосе отчуждения было построено значительное число русских предприятий. В условиях Первой мировой войны их число сократилось, все больше появлялось японских и китайских магазинов и фабрик.

Таким образом, в конце XIX в., царское правительство, крайне заинтересованное в скорейшем экономическом освоении полосы отчуждения в условиях острой внешней конкуренции, создавало благоприятные условия для деловой активности российского бизнеса. Такая политика, а также богатые возможности края наряду с дешевой рабочей силой из числа местного населения обусловили его привлекательность для предприимчивых людей – подданных Российской империи. Это способствовало формированию в короткие сроки значительного слоя российских купцов и промышленников.

Во втором параграфе «Особенности и характерные черты деятельности российских торговцев и промышленников в условиях политической нестабильности и меняющихся режимов (19171945 гг.)» анализируются серьезные изменения, произошедшие в жизни  российской колонии Маньчжурии, в связи с  революционными событиями 1917 г. в России. Октябрьская революция и Гражданская война в России обусловили превращение Северо-Востока Китая в крупнейший центр российской эмиграции, изменился статус россиян: в сентябре 1920 г. они утратили право экстерриториальности. Прибывшие коммерсанты–беженцы были лишены многих благоприятных политических и экономических возможностей, которыми воспользовались старожилы. Тем не менее, обладая  деловой хваткой, многие из них создали торговые или промышленные предприятия, чему способствовали и довольно выгодная конъюнктура и наличие дешевой рабочей силы.

В 1920-е гг. политика маньчжурской администрации была непоследовательной. С одной стороны, она была заинтересована в сохранении присутствия русского капитала. С другой – стремилась утвердить китайское влияние в Маньчжурии58. Большой проблемой в эти годы стали хунхузы. Немалый урон нанес конфликт на КВЖД в 1929 г. Торговля замерла, многие русские фирмы обанкротились59.

Существенные изменения в жизни россиян наступили после японской оккупации Маньчжурии в 1931 г. и  создания в 1932 г. марионеточного государства Маньчжоу-Го. Японские власти справились с хунхузничеством и были заинтересованы в стабильном функционировании экономики. Вместе с тем они лоббировали интересы своего бизнеса, нередко вытесняя российских коммерсантов из различных сфер. Многие из них покинули Маньчжурию. Российское население стало сокращаться, в первую очередь, за счет наиболее состоятельной части, представленной, главным образом, предпринимателями. После продажи в 1935 г.  СССР своих прав на КВЖД и подписания Японией  в 1936 г. Антикоминтерновского пакта с помощью маньчжурских госструктур японцы могли обвинить удачливого русского предпринимателя в сочувствии к Советам и отобрать у него дело 60. Тем не менее, несмотря на все трудности, «русская» экономическая жизнь Маньчжурии продолжалась. Российские предприятия сохраняли ведущие позиции во многих отраслях. С началом «Великой Азиатской войны»  давление на российский бизнес со стороны японцев усилилось. Но окончательный удар по нему нанес приход в Маньчжурию Советской Армии в августе 1945 г., положивший конец российской эмиграции Дальнего Востока. Так завершилась почти полувековая история российского предпринимательства в Северо-Восточном Китае.

Она стала возможной благодаря возросшей активности Российской империи в условиях политического и экономического кризиса Китая. После прихода к власти большевиков и смены статуса россиян в Маньчжурии, несмотря на неустойчивое политическое положение края, разгул хунхузничества, экономическая активность русского населения была достаточно высокой. В условиях японской оккупации Маньчжурии, особенно с началом войны в Азии она значительно снизилась.

Во второй главе «Деятельность российских купцов и промышленников в Маньчжурии» состоящей из двух параграфов исследуются основные направления экономической деятельности российских предпринимателей в Маньчжурии, а также их общественная активность.

Первый параграф «Роль отечественного бизнеса в жизнедеятельности российской колонии в Маньчжурии и экономическом развитии региона» посвящен вкладу российских торговцев и промышленников в экономическое развитие Северо-восточного Китая. Российское предпринимательство в регионе началось с торговли. Одним из первых ее направлений была торговля продуктами питания, привычными для россиян, приехавших строить дорогу. Кроме того, открывались магазины  непродовольственных товаров. Многие  предприниматели вели универсальную торговлю. Наиболее крупным предприятием стал торговый дом «И. Я. Чурин и К°».

Представители российского бизнеса внесли большой вклад в развитие промышленного производства в Маньчжурии. Они явились пионерами создания многих отраслей пищевой промышленности: мукомольной (И. В. Кулаев), переработки сои (Р. М. Кабалкин), винокуренной и пивоваренной (А. И. Кобецкий, Г. Д. Антипас, С. Фрид и др.), сахарной (Л. Цыкман), колбасной (И. Я. Чурин, Г. Опиц и др.), табачного дела (торговый дом «Чурин и К°», фабрика А. Лопато и др.). Создание современной  лесной промышленности стало возможно благодаря предпринимателям Л. С. Скидельскому, Ф. Ковальскому, др. Воронцовым и др. Огромную роль в экономическом развитии региона играла угольная промышленность, лидером которой было предприятие «Мулинские копи», принадлежавшее братьям Скидельским.

Российские предприниматели внесли большой вклад в развитие сельского хозяйства. Так, в 1917 г. лесопромышленники Воронцовы построили конный завод для разведения рысаков орловской породы. Ими проводилась и широкая работа по селекции местных высокопродуктивных монгольских овец и баранов новозеландской породы «ромней-марш». Они были пионерами Захинганья, развивавшими здесь такие новые для этого района Маньчжурии отрасли хозяйства, как земледелие и рыболовство, молочное животноводство, коневодство, винокуренную промышленность, овцеводство. Здесь применялись новые для края сельскохозяйственные машины и тракторы, были построены мельницы (Якеши, Хайлар), маслобойные (до 22) и сыроваренные заводы, продукция которых широко экспортировалась за пределы Маньчжурии. Братья Воронцовы  сумели создать необходимую опору для укрепления сотен хозяйств русских в Северной Маньчжурии и их последующего развития и процветания.

Для успешного функционирования предпринимательства россияне создали собственную банковскую систему.  Огромный вклад в ее развитие внесли еврейские коммерсанты, с их помощью были открыты «Еврейский банк», «Еврейский народный банк», «Юнион-банк». Отметим, что кредиты в этих банках выдавались всем желающим, независимо от национальной принадлежности.

Деятельность подобных финансовых учреждений  способствовала развитию экономики Маньчжурии, обеспечивая существование не только российской колонии, но и внося вклад в модернизацию Северо-Востока Китая.

Во втором параграфе «Участие предпринимателей в деятельности общественных организаций россиян» раскрывается общественная активность предпринимателей. Это было важной сферой их деятельности, поскольку коммерческий успех зависел от интеграции не только в экономическую и правовую, но и общественную среду. Без них невозможно представить работу органов самоуправления в Маньчжурии, благоустройство  городов, деятельность различных обществ. Особое место занимает благотворительность. Она, как известно, имела широкое распространение в дореволюционной России, став одним из ценностных и поведенческих стереотипов сознания буржуазии, но в условиях Маньчжурии приобрела особое значение. Для первого поколения россиян, прибывших в город для строительства и обслуживания КВЖД, а также освоения полосы отчуждения, с ее помощью создавались, в первую очередь, структуры, направленные на конструирование в инокультурных условиях привычной среды, а также на укрепление общинной солидарности. После событий революций и Гражданской войны в России, когда в город хлынули тысячи эмигрантов, благотворительность имела своей целью не только и не столько сохранение в городе-космополите образа Родины, сколько осуществление материальной и моральной поддержки соотечественников. Важнейшим компонентом мотивации являлась религиозная составляющая.

Значительный вклад в развитие предпринимательства в Маньчжурии, в изучение экономических возможностей края внес Харбинский Биржевой комитет. Его деятельность носила разносторонний характер и выходила за рамки коммерческой, что позволяет анализировать ее в контексте общественной активности российской буржуазии. Харбинская биржа была создана после  русско-японской война 1904–1905 гг., когда осложнились условия для коммерческой деятельности, и со всей очевидностью возникла необходимость консолидации предпринимательского сообщества. Биржевой комитет занимался широким кругом вопросов, связанных с развитием российского предпринимательства в Маньчжурии, активно отстаивал его интересы перед центральными органами власти. Значительный  вклад внес Харбинский Биржевой комитет в изучение экономики Маньчжурии и Монголии. В частности, была проделана большая работа  по изучению возможностей этих территорий в вопросе снабжения мясом не только Северо-Восточного Китая, но и российского Дальнего Востока. Следует отметить, что собранные Комитетом данные  были  востребованы и в дальнейшем, при  налаживании  советско-монгольских  экономических отношений.

Анализ благотворительной деятельности российских предпринимателей показал что, в значительной степени она носила этноконфессиональный характер, но вместе  с тем обеспечивала жизнедеятельность всей российской колонии в Маньчжурии. Представители предпринимательского сообщества принимали активное участие в развитии образования, здравоохранения, спорта, творческих коллективов, поддержки малоимущих соотечественников, религиозных институтов и т.д.  Очевидно, что участие предпринимателей в благотворительности не носило тотальный характер. Это зависело от убеждений, воспитания, ценностных установок каждого из них. Понятно, что основной целью предпринимательства является извлечение выгоды. Но, тем не менее, можно утверждать, что число тех, кто осознавал необходимость помощи ближнему среди коммерсантов и промышленников было достаточно велико. Кроме того, многие из них понимали, что филантропия повышает общественный статус дарителя, что, в конечном счете, благоприятным образом отражается на бизнесе.

Таким образом, деятельность российских предпринимателей явилась одним из главных факторов возникновения в Маньчжурии торговли и  промышленности.  Они создавали здесь торговые и промышленные предприятия, финансовые учреждения. Довольно часто, начиная  только с небольших торговых точек, постепенно расширяли сферу своей деятельности, строили фабрики, заводы и др. Коммерсанты и промышленники не только снабжали население края необходимыми товарами, но и обеспечивали рабочими местами, как российское, так и китайское население.

Наряду с экономической активностью важнейшей составляющей деятельности предпринимателей в Маньчжурии было участие в общественной жизни российской колонии. Они занимали ведущие позиции в местном самоуправлении, вели благотворительную работу не только путем пожертвований, но и выступали организаторами различных комитетов и обществ.

В заключении приводятся основные выводы диссертации.

Проведенное исследование показало, что импульсом к проникновению российского бизнеса в этот  край стало соглашение о строительстве  КВЖД. Оно отражало стремления царской России успеть закрепиться в регионе, сулившем большие возможности. В этих условиях правительство и руководство дороги делали все возможное для создания в полосе отчуждения атмосферы, максимально благоприятной для высокой деловой активности, способной привлечь предприимчивых людей из разных уголков империи, независимо от их этнической принадлежности и вероисповедания.

Начало деятельности российского бизнеса на Северо-Востоке Китая связано с торговлей. Она развивалась в двух направлениях. Первое обеспечивало выполнение заказов строившейся железной дороги. Второе было нацелено на удовлетворение потребностей формировавшегося российского социума в Маньчжурии. По мере роста и усложнения их структуры изменялся ассортимент товаров, а также типы торговых предприятий – от мелких лавок к универсальным магазинам и крупным торговым домам. Последние строили хорошо оборудованные  торговые предприятия, внедряли самые передовые формы и методы организации дела, тщательно изучали рынок сбыта, открывали многочисленные филиалы, имели сеть поставщиков во многих странах мира. Именно торговля стала преобладающей сферой деятельности российских предпринимателей. Она обслуживала не только внутренний рынок, обеспечивая его самыми современными товарами, но и вышла на рынок внешний. Предметами маньчжурского экспорта являлись лес, соевые бобы, зерно, кожа, меха и др.

Наряду с торговлей сферой приложения российских капиталов Маньчжурии являлась промышленность. В числе отраслей, получивших развитие, были лесная, угольная, пищевая, мукомольная, винокуренная и пивоваренная. Российские предприниматели явились создателями в регионе сахарной, молочной промышленности, колбасного, табачного производства.

Большую роль наши соотечественники сыграли в становлении банковской системы на Северо-Востоке Китая. Она развивалась по мере расширения сферы российского бизнеса в регионе и обслуживала не только россиян.

Для солидных российских предпринимателей, действовавших в Маньчжурии, был характерен высокий уровень реинвестирования прибылей, тем самым они способствовали не только росту своих фирм, но и экономическому развитию региона.

На протяжении всего пребывания российских торгово-промышленников в Маньчжурии изменялось правовое поле их деятельности. Приехав на территорию полосы отчуждения КВЖД, коммерсанты вели свой бизнес по законам Российской империи. В 1924 г. в связи с политическими событиями они попали под юрисдикцию Китая, работа их предприятий (магазинов, фабрик, банков) должна была подчиняться новым условиям. Но, стоит отметить, что китайские власти  лояльно относились к российскому бизнесу. Большие трудности наступили в связи с оккупацией Японией Маньчжурии и созданием марионеточного государства Маньчжоу-Го (Маньчжоу-Ди-Го), когда под  влияние прояпонского правительства попали все сферы  деятельности россиян, в том числе торговля и промышленность. Власти могли отобрать у россиян любое понравившееся им предприятие. В 1945 г. все российские предприятия в Китае были национализированы.

Как показало исследование, для российской буржуазии Маньчжурии был свойственен высокий уровень социальной ответственности, что объясняется как сложившейся  в России традицией, так и особенностями существования российской колонии в инокультурном пространстве. Без их участия невозможно представить атмосферу общественной и культурной активности, характеризовавшей, в первую очередь, Харбин. В нем существовала разветвленная сеть благотворительных, религиозных просветительских, спортивных организаций, научных обществ, творческих коллективов и т.д. Они предоставляли работу своим соотечественникам, способствовали расширению трудовой  занятости, удовлетворению духовных потребностей и др.

Подводя итог исследованию можно резюмировать, что российское предпринимательство в Маньчжурии представляет собой своеобразный феномен. Он возник в условиях колонизационной практики европейских держав в регионе, в числе которых была и Россия. На протяжении всей истории своего существования российские предприниматели были своеобразным сколком российской буржуазии. Вместе с тем, нахождение в ином цивилизационном пространстве, при утрате  после 1924 г. российского подданства  обусловили формирование особых черт, в числе которых – высокая степень адаптивности, корпоративная и этническая солидарность, общественная активность.

Деятельность российских предпринимателей в Маньчжурии имела последствия, которые можно оценить двояко. С одной стороны, она сдерживала развитие китайской национальной экономики и бизнеса в крае. С другой стороны, объективно способствовала его модернизации.

В приложении содержатся биографические данные российских предпринимателей, живших в Маньчжурии в исследуемый период.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК:

  1. Мамаева, Т. Г. Деятельность торгового дома «И. Я. Чурин и К°» в Маньчжурии (кон. XIX–перв. пол. XX вв.) / Т. Г. Мамаева // Власть и управление на востоке России. Научный журнал 2009. № 4 (49). – C.93–99.
  2. Мамаева, Т. Г. Благотворительная деятельность российских предпринимателей в Харбине  (I пол. ХХ в.) / Т. Г. Мамаева, В. В. Романова // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке.  Хабаровск, 2012. № – 1. С. 161– 166 .

Статьи в научных журналах и сборниках:

  1. Мамаева, Т. Г. Проблема обеспечения топливом КВЖД в русско-японской войне 1904–1905 гг. / Т. Г. Мамаева // АТР в глобальной политике, экономике и культуре ХХI века. Международная научная конференция 22–23 октября 2002 г. Материалы докладов. Вып. 3. Хабаровск, 2002. – С. 53–55.
  2. Мамаева, Т Г. Китайско-восточная железная дорога: последствия русско-японской войны 1904–1905 гг. / Т. Г. Мамаева // Историческая наука и проблемы современного образования. Сборник научных статей по итогам региональной научной конференции. Хабаровск: Издательство ХГПУ, 2004. – С.59–61.
  3. Мамаева, Т. Г. Вклад российских предпринимателей в развитие пищевой промышленности в Маньчжурии (конец XIX–первая половина XX вв.) / Т. Г. Мамаева // Материалы 57-й научной конференции преподавателей и аспирантов Дальневосточного гуманитарного университета, секция «Актуальные проблемы истории Дальнего Востока России» (январь 2011 г.). – Хабаровск: ХКм им. Н. И. Гродекова, 2001. – С. 120–127.
  4. Мамаева, Т. Г. Вклад российских предпринимателей в становление банковской системы Маньчжурии (пер. пол.XX в.) Т. Г. Мамаева // Четвертые архивные научные чтения имени В. И. Чернышевой. Хабаровск, 2012. Изд-во: «РИОТИП», КГУП «Хабаровская краевая типография». – С. 419–424.
  5. Мамаева, Т. Г. Первые торговые связи русских предпринимателей  Дальнего Востока с Маньчжурией (конец XIX–нач. XX вв.) / Т. Г. Мамаева // Гуманитарные и общественные науки: проблемы реализации творческого потенциала молодежи. Сб. материалов I Всероссийской науч.-практ. конференции с международным участием студентов, аспирантов, молодых ученых. Хабаровск: ХГИИК, 2012. – С. 78–82.

       


1 Китай. Очерки географического, экономического состояния, административного и военного устройства Срединной империи и военное значение пограничной с Россией полосы. (Сост. Путята). Спб., 1895.–836 с.

2 Краснов, П. По Азии: Путевые очерки Маньчжурии, Дальнего Востока, Китая, Японии и Индии. СПб.: изд. при пособии воен. Министерства, 1903. – 616 с.

3Штейнфельд, Н. Русское дело в Маньчжурии с  XVII века до наших дней. Харбин, Русско-китайско-монгольская типография газеты «Юань-дунь-бао». Харбин,1910 .Б.с.

4Нилус, Е. Х. Исторический обзор КВЖД 1896–1923. Т. 1. Харбин, 1923. – 690 с.

5 Баранов, И. Г. Административное устройство Северной Маньчжурии. Харбин: Общество изучения Маньчжурского края, 1926. – 22 с.

6 В 1934 г. Маньчжоу-Го было переименовано в Маньчжоу-Ди-Го.

7Сетницкий, Н. А. Очерки финансов Маньчжурии / Н.А.Сетницкий. – Вып. 1. Харбин, 1934. – 68 с.

8 Патрушева, Н. А., Сухачева, Н. Г. Экономическое развитие Маньчжурии (втор. пол. XIX в.–перв. треть XX в.). М.: Наука, 1985. – 295 с.; Сладковский, М. И. Очерки экономических отношений с СССР с Китаем. М.: Внешторгиздат, 1957. – 454 с.

9 История Северо-Восточного Китая XVII–XX вв. В 2 Т. Владивосток: Дальневост. кн. изд-во, 1987.

10 История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII–февраль 1917 г.) М., 1990. – 471 с.

11 Мелихов, Г. В. Маньчжурия далекая и близкая. М., 1994. – 317 с.; Он же. Российская эмиграция в Китае (1917–1924 гг.). М.: Изд-во Центр. Ин-та российской истории РАН, 1997. – 245 с.; Он же. Белый Харбин: Середина 20-х. М.: Русский путь, 2003. – 440 с.

12 Таскина, Е. Неизвестный Харбин. М.: Прометей, 1994. – 192 с.; Она же. Дорогами русского зарубежья. М.: «МБА», 2007. – 232 с.

13Аурилене, Е. Е. Российская эмиграция в Маньчжурии в 30–40-е гг. XX в. (на примере деятельности Бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи). Автореф. дис… канд. ист. наук. – Хабаровск, 1996. – 24 с.

14Аурилене, Е.Е. Российская диаспора в Китае. 1920-1950-е гг.: Монография/ Е.Е.Аурилене. –  Хабаровск: Частная коллекция, 2008. – 268 с.; Она же. Российская диаспора в Китае: Маньчжурия. Северный Китай. Шанхай (192–50-е гг.): Монография – Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ РФ, 2003. – 214 с.; Она же. Русские в Маньчжоу-Ди-Го: «Эмигрантское правительство»: Монография – Хабаровск: Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н.И.Гродекова, 2004. – 128 с. ); Она же. Российская эмиграция в Китае (1920–1950-е гг.). Автореф. дисс…докт. ист. наук. – Хабаровск, 2004. – 46 с.

15 Дубинина, Н. И., Ципкин, Ю. Н. Об особенностях дальневосточной ветви российской эмиграции (на материалах Харбинского комитета помощи русским беженцам)//Отечественная история. – 1996 г. – № 1. С. 70–84.

16 Лазарева, С. И. История и традиции российской благотворительности в Маньчжурии (конец 90-х гг. XIX в.–сер. 40–х гг. XX в.) // КНР 50 лет: история и современность: тезисы докладов и сообщений международной научной конференции. 18–19 мая 1999 г. Владивосток, 1999. С. 111–114.; Сергеев, О. И., Лазарева С. И. Российская эмиграция на Дальнем Востоке (1917–1945 гг.)// Российская эмиграция на Дальнем Востоке. Владивосток: Дальнаука, 2000. – С. 6–28.; русских эмигрантов (вторая половина XIX–середина XX вв.)// Россия и АТР. – 2006. – № 3. – С. 140–149.

17 Троицкая, Н. А. Русская дальневосточная буржуазия и Северо-Восточный Китай // Известия исторического архива Дальнего Востока. Сб. науч. трудов. Т.1. Владивосток: Изд-во Дальневосточ. ун-та, 1996. – С.53–67.

18Галлямова, Л. И. Развитие обрабатывающей промышленности Дальнего Востока во второй половине XIX–начале XX вв. // Россия и Китай на дальневосточных рубежах / Благовещенск: Амурский гос. ун-т. 2001. – С. 130–136.

19Горкавенко, Н. Л., Гридина, Н. П. Российская интеллигенция в изгнании. Маньчжурия 1917–1946 гг.: Очерки истории. Владивосток, 2002. –  147 с.

20 Кротова, М. В.Торгово-промышленная жизнь Харбина в 19061914 гг. // Проблемы Дальнего Востока. – 1995. – № 1.–С. 126135.; Кротова М. В. Харбин – аванпост русской промышленности, торговли и культуры в Маньчжурии (1898–1917). Автореф. дис.. канд. ист. наук/М.В. Кротова. – СПб., 1996. – 24 с.

21 Кротова, М. В. М.В. Кротовой «Харбин – центр русского влияния в Маньчжурии (1898–1917 гг.). СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 112 с.

22 Романова, Г. Н. Харбин – центр российско-китайской торговли и российской промышленности Северо-Восточного Китая (начало XX в.).// Дальний  Восток России…С. 45– 48.; Романова Г. Н. Экономическая помощь СССР Китаю и советско-китайские связи на Дальнем Востоке (1930-1940-е гг.)//Тихоокеанская Россия в истории российской и восточноазиатских цивилизаций (Пятые Крушановские чтения, 2006 г.): В 2 т. Т. 2. – Владивосток: Дальнаука, 2008. – С.355–364.

23 Романова, Г. Н. Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке. XIX–начало XX вв. М.: Наука, 1987. – 166 с.

24 Романова, В. В. Российские евреи в Харбине // Диаспоры. 1999. – № 1 – С. 115–142; Черномаз А. В. Украинский клуб в Харбине (1907–1927) // Российские соотечественники в АТР. Материалы третьей международ. науч.-практ. конф. Владивосток: 5 – 7 сентября 2001. – С. 112 – 116; Чернолуцкая, Е. Н. Из истории латышской общины Харбина (конец 1910–начало 1920-х гг.) // Российские соотечественники в АТР – С. 123– 128. ; Черникова, Л. П. Тюрко-татарская эмиграция в Харбине и Шанхае // Актуальные проблемы исследования истории КВЖД и российской эмиграции в Китае / под. ред. Н. И. Дубининой, В. М. Пескова. – Хабаровск: Изд-во ДВГГУ 2008. – С. 157– 165; Ефимова, М. И. Польские католики в Харбине (1897–1933 гг.) // Россияне в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сотрудничество на рубеже веков: материалы первой межд. науч.-практ. конф. Книга вторая. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета. 1998. – С. 179–180; Сапелкин, А. А. Из истории польской колонии Харбина (1896–1932 гг.) // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. / Амурский гос. Ун-т. Благовещенск, 2002. C. 464–469.

25 Романова, В. В. «Евреи  в становлении экономической жизни «русского» Харбина»// Азиатско-Тихоокеанский регион в глобальной политике, экономике и культуре XXI века. Хабаровск, 2002. – С. 59–64.

26 Романова, В. В. Купцы Скидельские // Четвертые Гродековские чтения: Материалы региональной научно-практической конференции «Приамурье в историко-культурном и естественно-научном контексте России» (под ред. Н. И. Дубининой). Хабаровск: Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н. И. Гродекова, 2004. – С. 323–329.

27 Устюгова, О. А. Развитие мясной торговли на юге Дальнего Востока России в 80–90-е гг. XIX в. // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2001. – С. 562–567; Она же. Динамика численности и состав предпринимателей-торговцев на юге Дальнего Востока России во второй половине XIX в. // Дальний  Восток России в системе международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история, экономика, культура: Третьи Крушановские чтения, 2003 г. – Владивосток: Дальнаука, 2006. – С. 314–322.; Она же. Менталитет дальневосточного купечества во второй половине  XIX в. // Ойкумена: Регионоведческие исследования: науч.-теорет. Альманах. – Владивосток, 2007. – Вып. 3 (4). – С. 56–63. И др.

28 Фиалковский П. Торговый дом И.Я. Чурина в Харбине// Проблемы Дальнего Востока. – 1996. – № 3. – C. 124–127.

29Чистякова, О. С. Дальневосточные биржи в 20-е гг. XX в.// Вопросы истории Дальнего Востока: Межвузовский сборник научных статей. Вып. 2. Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 2000. – С. 117–123 ; Чистякова О.С. Деятельность Харбинского биржевого комитета // Сборник статей молодых ученых / Хабар. гос. пед. ун-т. – Хабаровск, 2000. – Ч. 2. – С. 75–80.

30Аблажей, Н. Н. Хозяйственно-экономическая деятельность российских эмигрантов в Северной Маньчжурии // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. 2. / Амурский гос. Ун-т. Благовещенск, 2001. – С. 130–136.

31Хисамутдинов, А. А. Русские в Китае. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2000. – 360 с.; Он же. Следующая остановка Китай: Из истории русской эмиграции. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2003. –244 с.; Он же. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. – 384 с.; Он же. «Российская эмиграция в Китае: Опыт энциклопедии». – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. – 358 с.;

32Хисамутдинов, А. А. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. – 384 с.;

33Писаревская, Я. Л. Российская эмиграция Северо-Востока Китая, сер. 1920 – сер. 1930-х гг.: Социально-политический состав, быт, реэмиграция. Автореф.дис. канд. ист. наук. – М., 2001. – 24 с.

34 Дальний Восток России в период революций 1917 года и Гражданской войны. Владивосток: Дальнаука, 2003. 632 с. (История Дальнего Востока России; Т. 3, кн. 1).

35 Звягин, С. П. Патушинские: еврейство Восточной Сибири в условиях социальных катаклизмов первой трети XX века // Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке: история и современность. Выпуск 2(24) / под. ред. Я. М. Кофмана. – Красноярск: Красноярский писатель, 2007. – 160 с.

36 Экономика провинций Маньчжурии. Пер. с японского. – Хабаровск, 1940. – 99 с.; Японские концерны в Маньчжурии. Хабаровск. Пер. японского. 1940. – 107 с.; Хисамутдинов, А. А. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке: Библиографический словарь. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2000. – 384 с.; Он же. «Российская эмиграция в Китае: Опыт энциклопедии». – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. – 358 с.

37Bakich, O. migr Identity // Harbin and Manchuria: Place, Space and Identity. The South Atlantic Quarterly. Winter 2000. Vol. 99. N. 1. P. 51–73.

38Wolff David. To the Hardin Station: The Liberal Alternative in Russian Manchuria, 1898-1914. – Stanford. 1999. – 255 p.; James H. Сarter « Creating аСhinese Harbin: Nationalism  in International City, 1916–1932. USA. – P. 217.; Wolff David. Bean There: Toward a Soy-Based History of Northeast Asia // Harbin and Manchuria: Place, Spaсe, and Identity. Тhe South Atlantic Quarterly Winter 2000, Volume 99, Number 1. P. 241–252.

39Через Дальний Восток – на Ближний. Статьи, публикации, мемуары и эссе. Редакторы-составители: Р. Пархомовская, И. Резник. – Иерусалим, 2009. – 491 с.

40Carter, J. Tale of Two Temples: Nation, Region, and Religious Architecture in Harbin, 1928–1998 // Harbin and Manchuria: Place, Spaсe, and Identity. Тhe South Atlantic Quarterly Winter 2000, Volume 99, Number 1. P.97–115.; Владимирски, И. Еврейская диаспора и ее вклад в экономическое развитие Маньчжурии (90–е гг. XIX века–30–е гг. XX века) // Актуальные проблемы исследования. С. 43–48.

41Аблова, Н. Е. История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.). Мн.: БГУ, 1999. – 316 с.

42Aus der Geschichte des Hauses «Kunst & Albers» // Ostasiatische Rundschau, 1940. № 7. S. 140; Sieveking, H. Die Hamburgisch Firma Kunst und Albers in Wladiwostok 1864–1914 // Vierteljahresschrift fr Sozial - und Wirtschaftsgeschichte, 1941, № 34, S. 288– 290.; Лотар Деег. Кунст и Альберс. Владивосток. История немецкого торгового дома на российском Дальнем Востоке (1864–1924). Перевод с нем. Е. Крепак. Владивосток: ПКДО общества любителей книги РФ, Изд-во Промполиграфкомбинат, 2002. – 336 с.

43Дацышен, В. Г. Современная китайская историография о значении КВЖД // Дальний Восток России…С. 13–15.

44Василенко, Н. А. История российской эмиграции в освещении современной китайской историографии. Владивосток: ДВО РАН. 2003. – 220 с.

45 Ли Мэн Харбин – продукт колониализма // Проблемы Дальнего Востока. - 1999 -№ 1 - С. 96–103

46Ма Юцзюнь. Предпринимательство русских купцов и промышленников в Маньчжурии. Конец XIX–начало XX вв. // Россия и АТР. – 2009. – № 1. – С. 109–118.

47 Сборник законов и распоряжений Маньчжу-Ди-Го на русском языке. Вып. 9. Б.с.; Законы о торговых товариществах; Закон об иностранных юридических лицах. Харбин, 1940. – 101 с.; Устав Харбинского коммерческого собрания. Харбин, 1930. –15 с.; Устав Харбинского общества землевладельцев и домовладельцев. Харбин, 1933. – 17 с.; Юбилейный сборник Харбинского биржевого комитета 1907–1932. Харбин, 1934. – 395 с.

48 Адрес-календарь и торгово-промышленный указатель Дальнего Востока и спутник по Сибири, Маньчжурии, Амуру и Уссурийскому краю. Сост. И. Кларк. Вып. VII. Иркутск, 1911. Адрес-календарь и торгово-промышленный указатель Дальнего Востока и спутник по Сибири, Маньчжурии, Амуру и Уссурийскому краю. IX выпуск. Владивосток, Владивостокское печатное дело Попова и Веговецкого, 1913. – 116 с.

49 Витте, С. Ю. Воспоминания. В трех томах – М. – Таллин: Скиф Алекс, 1994.

50 Дневник Дмитрия Богданова по поездке на Сунгари на пароходе «Телеграф» в 1895 г. – Москва, Типо-литография О. И. Лашкевича и Ко. 1896. – С. 1. Ржевин. Поездка по Сунгари. Военный сборник. Б.д. – С. 59.

51Кулаев, И. В. Под счастливой звездой. Записки русского предпринимателя. 1875–1930 М.: Центрполиграф, 2006. http: // statehistory.ru/books/Pod-schastlivoy-zvezdoy-Zapiski-russkogo-predprinimatelya—1875–1930 / Дата обращения 14 января 2012.

52 Кауфман, А. И. Поселок Харбин // Бюллетень Игуд Иоцей Син. Ассоциация выходцев из Китая в Израиле. Тель-Авив. – 1993. – № 331.; Он же. Поселок Харбин // Бюллетень Игуд Иоцей Син. Ассоциация выходцев из Китая в Израиле. Тель-Авив. –1994. – № 334; Он же. Поселок Харбин // Бюллетень Игуд Иоцей Син. Ассоциация выходцев из Китая в Израиле. Тель-Авив. – 1997. – № 349.

53Theodore (Teddy) Kayfman. The Jews of Harbin Live on in my Heart. Tel-Aviv. 2006. –p. 191

54 Кроль, М. А. Страницы моей жизни. Москва – Иерусалим: «Мосты культуры» – Гешарим. 2008. –734 с.

55 Таскина, Е. Неизвестный Харбин. М.: Прометей, 1994. – 192 с.

56 Таскина, Е. Дорогами русского зарубежья. М.: «МБА», 2007. – 232 с.

57Гинс, Г. К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918 – 1920 – М.: Айрис-пресс, 2008. – С. 635.

58James, H. Сarter.Op. cit. – P.57.

59 Заря. – 1922. – 12 октября.

60Дубинина, Н. И. Антисоветская пропаганда среди российских эмигрантов в Маньчжурии (30-е годы XX века) // Азиатско-Тихоокеанский регион…С. 143.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.