WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 


На правах рукописи

ЦЕРЕРИН Алексей Николаевич

Роль и место Республики Индонезия в АСЕАН (1967-2011гг.)

Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва - 2012 г.

Работа выполнена на кафедре Востоковедения Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России

Научный руководитель:        доктор исторических наук, профессор

                                               МАЛЕТИН Николай Павлович

Официальные оппоненты:        доктор политических наук, профессор

        главный научный сотрудник Центра ЮВА, Австралии и Океании ИВ РАН

ДРУГОВ Алексей Юрьевич


кандидат исторических наук, доцент кафедры Политологии ИСАА МГУ им. М.В. Ломоносова

КУТОВАЯ Елена Алексеевна

  Ведущая организация:                        ИМЭМО РАН

Защита состоится «___» __________ 2012 г. в «____ » часов на заседании Диссертационного совета Д 209.002.03 (исторические науки) при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России в ауд. _____.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. И.Г. Тюлина МГИМО (У) МИД России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского, 76. С авторефератом диссертации можно ознакомиться на сайте www.mgimo.ru.

Автореферат разослан «___» ________­­­­­­­­___2012 г.

Ученый секретарь                                                        д.и.н., профессор

диссертационного совета                                                А.Л. ЕМЕЛЬЯНОВ

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Анализ интеграционных процессов в Азии с учетом их специфики, актуален сам по себе. В Юго-Восточной Азии характерной  чертой начала ХХ1 века cтало осознание неизбежности и необходимости еще более тесной интеграции в рамках региональных структур, что во многом связано с последствиями азиатского финансового кризиса  1997-98гг. Региональные организации представляют собой закономерное явление современного мира и начинают играть все более значимую роль в решении многих международных проблем и развитии международных отношений в целом. Такой организацией является созданная в 1967 году Ассоциация стран ЮВА (АСЕАН). Теоретические проблемы интеграции развивающихся стран находятся в стадии разработки, но все авторы согласны с тем, что этот процесс носит объективный характер, труден и противоречив в осуществлении.

Индонезия, крупнейшая страна региона  сыграла важную роль в создании Ассоциации, а также внесла и вносит существенный вклад в поддержание мира, стабильности и углубление интеграционных процессов в регионе.

Индонезия стала второй страной мира, которую посетила Хилари Клинтон, после занятия поста госсекретаря США  в начале 2009 года. Визит президента США Барака Обамы в  Индонезию в 2010 году поставил последнюю в центр внимания всего мира. Многим визит американского президента представляется признанием международного положения Индонезии как влиятельного члена Ассоциации, самого большого государства в Юго-Восточной Азии, являющегося первым в мире по численности мусульманского населения1

.

Тема актуальна и имеет практическое значение в свете председательствования Индонезии в Ассоциации в период 2011 года и успешно проведенных ею Саммитов АСЕАН и ВАС на острове Бали в ноябре 2011 года. Теоретическая значимость настоящей работы определяется тем, что в ней предпринята попытка глубокого анализа эволюции АСЕАН от субрегиональной в полномасштабную региональную организацию, включившую в себя все страны  Юго-Восточной Азии, проведенного через призму индонезийской роли в данном процессе.

Хотя об Ассоциации уже написано несколько монографий, а также имеется ряд работ по  внешней политики Индонезии; они, во-первых, хронологически ограничены двадцатым веком, а, во-вторых, лишь немногие отечественные ученые специально занимались изучением роли Индонезии в АСЕАН. На сегодняшний день нет комплексного исследования сложных политико-экономических аспектов внешней политики этой страны в рамках АСЕАН за период с конца 90-х годов прошлого века по настоящее время. Автор постарался восполнить данный академический пробел.

Новизна работы состоит в том, что в ней на базе системного подхода к изучению вопроса впервые подводятся не только итоги четырех десятилетий функционирования самой организации, но и роли ее ведущего члена – республики Индонезия на каждом конкретном этапе деятельности Ассоциации.

Анализ внешней политики  Индонезии и ее места и роли в АСЕАН проведен автором с использованием широкого круга источников, прежде всего официальных документов, ряд  из которых впервые вводится в научный оборот.

Практическое значение диссертации заключается в том, что материалы данного исследовния могут быть активно использованы в работе российских внешнеполитических ведомств – прежде всего различных департаментов Министерства иностранных дел России, в преподавательской и научной деятельности таких высших учебных заведений,  как МГИМО (У) МИД России, Дипломатическая Академия МИД РФ, МГУ, а также научно-исследовательских институтов, таких как ИВ РАН, ИДВ РАН, ИМЭ и МО и т.п.

Тема диссертации соответствует  Проблеме 1.5.5 «История внешней политики отдельных государств», Проблеме1.5.4 «Современная внешняя политика отдельных государств» и Проблеме   1.5.1.1 «Особенности политики крупных полупериферийных азиатских держав» Основных направлений научной работы МГИМО (У) МИД России по специальностям 1.5 «Страноведение и регионоведение»,  1.5.1 «Востоковедение» и 1.1 "История международных отношений".

Хронологические рамки  диссертации охватывают период с 1967 по 2011 гг., то есть с момента создания АСЕАН по настоящее время. С целью понимания того, почему Индонезия принимает самое активное участие в АСЕАН, став «первой среди равных» в данной работе затронут более ранний сукарновский  период.  Хронологию работы можно условно разделить на несколько этапов:

  1. 1967-1976 гг. Предпосылки создания АСЕАН,  роль Индонезии в этом процессе и ее политика на  начальном этапе интеграции.
  2. 1976- 1991гг. Роль Индонезии в развитии политического, экономического сотрудничества и участие в решении проблем безопасности в ЮВА.
  3.   1992 – 2000гг. АСЕАНовское направление внешней политики Индонезии после крушения биполярного мира и влияние на него финансового кризиса 1997-98 гг. в регионе
  4. 2001- 2011 гг. Попытка восстановления позиций страны на региональном и международном уровнях. Разработка новой внешнеполитической стратегии.

Проблема исследования

Членство в АСЕАН стало краеугольным камнем внешней политики Индонезии. Тем не менее,  позиция Индонезии временами в определенной мере тормозила развитие регионального сотрудничества. Необходимо найти ответ на вопрос о том, почему имеют место противоречия во внешней политики Индонезии, связанные с несовпадением ее национальных интересов с интересами АСЕАН.

Предмет исследования определяется как совокупность процессов и явлений, характеризующих эволюцию и современное состояние внешней политики Индонезии в рамках АСЕАН. Объектом  исследования является внешняя политика этой страны в рамках Ассоциации.

Целью данной работы является  анализ  проблем и противоречий внешней политики Индонезии в рамках АСЕАН.

Автор ставит перед собой следующие задачи:

  1. Изучить факторы, обуславливающие интерес Индонезии в функционировании Ассоциации;
  2. Определить роль АСЕАН во внешней политике Индонезии;
  3. Проанализировать процесс эволюции взаимоотношений Индонезии и АСЕАН с 1967г. по 2011г.;
  4. Провести анализ основных особенностей политики страны в рамках Ассоциации;
  5. Рассмотреть политические и экономические аспекты сотрудничества Индонезии с другими членами данной региональной организации;
  6. Определить роль Индонезии в Ассоциации на современном этапе.

Автор в своей работе использует историко-системный метод исследования, что  обусловлено стремлением углубить исследование как с точки зрения целостного охвата изучаемой исторической реальности, так и с точки зрения раскрытия внутренних механизмов функционирования и эволюции внешней  политики Индонезии в рамках АСЕАН.

Учитывая недостаточную степень изученности темы, автору пришлось строить собственный анализ в первую очередь на основе источников, которые в большом количестве использовались в ходе работы над исследованием. Их основу составляют официальные документы Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН)  с момента ее создания в 1967г. и по сей день, такие как, например: Бангкокская  Декларация (1967), Декларация зоны мира, свободы и нейтралитета (1971), Декларация согласия АСЕАН (1976), Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (1976), Декларация АСЕАН по проблемам Южно-Китайского моря (1992); Договор о зоне, свободной от ядерного оружия в Юго-Восточной Азии (1995), Концепция Регионального форума АСЕАН (1995), Видение АСЕАН – 2020 (1997), Декларация АСЕАН-2 (2003), Устав АСЕАН (2007) и т.п.2

Указанные документы отражают официальную позицию АСЕАН в отношении большинства ключевых проблем, позволяют проследить эволюцию Ассоциации на протяжении исследуемого периода. Одновременно в целях объективного освещения затронутых в этих документах вопросов привлекались материалы саммитов Ассоциации, тексты официальных выступлений лидеров стран АСЕАН на встречах на высшем уровне, материалы совещаний министров иностранных дел стран-членов и аналогичных совещаний министров экономики государств, входящих в данную организацию, а также информационно-аналитические материалы министерства иностранных дел Индонезии.

Особо следует остановиться на Уставе АСЕАН (2007 год). Данный источник является основным документом, регламентирующим деятельность Ассоциации в настоящее время.

Устав, вступивший в силу в 2008 г. придал АСЕАН прочную правовую основу. Он состоит из 12 глав и 55 статей, затрагивающих все сферы ее деятельности. В нем содержатся цели и принципы деятельности Ассоциации, а также права и обязанности государств, входящих  в нее. Во-первых, Устав АСЕАН внес изменения в порядок проведения Саммитов АСЕАН, которые будут проводиться два раза год, вместо одного как ранее3, во-вторых, учредил Координационный совет вместо прежних конференций министров иностранных дел, предусмотрел назначение постоянных представителей при Ассоциации, а также создание советов трех Сообществ в сфере политики и безопасности, экономики и социо-культурной. Вместе с тем в Уставе недостаточно четко сформулирована область  прав человека.

Принятие Устава придало АСЕАН новое качество и явилось важным рубежом в ее развитии. Вместе с тем, Устав АСЕАН фактически не предлагает специальных механизмов для разрешения конфликтных ситуаций. Он сохраняет принципы консенсуса и консультаций в качестве основных для работы Ассоциации, то есть традиционный «Метод АСЕАН», делая исключение лишь для некоторых вопросов, связанных с ее экономической политикой.

Помимо этого к первоисточникам следует отнести  выступления представителей высшего политического руководства, прежде всего  речи президента Сухарто, которые он произносил ежегодно по случаю дня независимости Индонезии4. Большую пользу принесло знакомство со сборниками публичных выступлений таких видных политических деятелей Индонезии, как бывший министр иностранных дел и вице-президент страны Адам Малик, бывший министр иностранных дел Мохтар Кусума-Атмаджа.

Книга Мохтара Кусума-Атмаджи заслуживает нашего внимания в свете того, что содержащиеся в ней речи являются отражением внешнеполитической теории и практики Джакарты.

Весьма любопытные оценки и суждения содержались в сборнике, выпущенном в память о ближайшем соратнике президента Сухарто генерале Али Муртопо. Полное и наглядное представление о психологии, суждениях и мировоззрении высшего эшелона политического руководства Индонезии дает автобиография президента Сухарто5.

Из самых последних изданий наибольший интерес для исследования представляет книга нынешнего президента страны Сусило Бамбанга Юдойоно «Единая Индонезия».6

Она  является сборником избранных речей и выступлений, а также статей, посвященных международной тематике.

При написании данной работы большое значение для автора имело изучение многочисленных трудов как отечественных, так и зарубежных специалистов, посвященных исследованию АСЕАН и внешней политики Индонезии.

Среди отечественных работ выделяются книги коллектива сотрудников Института Востоковедения РАН «АСЕАН в системе международных политических отношений» и «АСЕАН в системе международных экономических отношений», в которых отражены взгляды отечественных исследователей на проблемы политического и экономического сотрудничества в рамках АСЕАН. Здесь же следует назвать книги  Малетина Н.П. «АСЕАН: три десятилетия (1967-1997) – три политики», «АСЕАН: три десятилетия внешней политики»  и "АСЕАН: четыре десятилетия развития",  Халдина М.А. «АСЕАН без иллюзий», Рогожина А.А., Плеханова Ю.А. "Экономика и политика АСЕАН", Сулицкой Т.И. «Страны АСЕАН и международные отношения в Юго-Восточной Азии», Чуфрина Г.И. и Подберезского И.В. «Становление региона: интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии», Самойленко В.В. «АСЕАН: политика и экономика» и изданную ИДВ РАН в 2010 г. коллективную работу «АСЕАН  в начале 21 века».

Хотелось бы особо остановиться на монографии Малетина Н.П. "АСЕАН: четыре десятилетия развития". В данной работе рассматриваются интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии, а также предпосылки создания региональной организации – АСЕАН и ее расширения до АСЕАН-10.  Малетин Н.П. уделяет особое внимание современному этапу развития организации, на котором поставлена важнейшая задача создания триединого Сообщества АСЕАН: экономического и социокультурного, а также в сфере политики и безопасности.

Из числа зарубежных исследований чрезвычайно полезными оказались работы Центра по изучению АСЕАН  при Институте изучения стран Юго-Восточной Азии,  основанного в 1968 году в Сингапуре. Он является крупнейшим региональным исследовательским центром по изучению социально-политических и экономических проблем ЮВА. Под эгидой института вышло более 2000 книг и журналов.

В этой связи хотелось бы упомянуть сборники «Создание Устава АСЕАН», и «АСЕАН: жизнь после принятия Устава»7, выпущенные в данном Центре под редакцией С. Тивари, в которых отражены точки зрения различных высокопоставленных лиц на процесс институционализации организации.

Так  генеральный секретарь АСЕАН, Др. Сурин Питсуван пишет, что: «Устав помог АСЕАН сформулировать свои ценности, цели, представления и основы, на которых мы стремимся построить нашу региональную идентичность. В настоящее время все находится в руках самих членов Ассоциации: это и ответ на вызовы региональной интеграции и достойный ответ глобализации, и возможность улучшить жизненные условия населения. Несмотря на то, что многие вызовы ожидают нас впереди, Устав АСЕАН дает нам надежду, цели, а также формат для дальнейших действий  в интересах всего населения стран ЮВА8».

Второй сборник содержит глубокий анализ различных аспектов, связанных как с принятием Устава АСЕАН, так и с претворением в жизнь его положений, прежде всего касающихся построения Экономического Сообщества стран АСЕАН. Данная работа позволяет глубже понять сущность Устава, его основные статьи и инструментарий, который призван способствовать процессу дальнейшей интеграции в регионе.

В большинстве работ как отечественных, так и зарубежных авторов, посвященных внешней политике Индонезии времен «нового порядка» подчеркивается, что основным принципом внешнеполитических концепций Индонезии является проведение независимой и активной внешней политики. Независимость подразумевала отсутствие тесного союза с одной из двух ведущих сверхдержав, а активность означала то, что Индонезия должна играть значимую роль на международной арене.  Стране удалось избежать прямых политических или военных союзов с внешними акторами, прежде всего с США, что отмечают в своей работе « Политика США в Юго-Восточной Азии» и Е.А. Кутовая и Л.Л. Бочков.

Однако в силу различных факторов как субъективного, так и объективного характера различные препятствия мешали полноценному воплощению данного курса в жизнь. В начальный период «нового порядка» внешняя политика Индонезии была направлена больше на служение сугубо национальному развитию, чем исполнению международных обязательств: так в 1960-70-е годы она получила название  «дипломатии в интересах желудка»9

. Акцент делался на всестороннее экономическое возрождение и прогресс Индонезии на основе привлечения ресурсов ведущих мировых капиталистических держав. Данные постулаты мы можем встретить, в первую очередь, в работах ведущих российских исследователей по региону Юго-Восточной Азии: Малетина Н.П. «Внешняя политика Индонезии (1945-1972 гг.)», Волжина Н.П. «Индонезия: внешняя политика «нового порядка»  (1965-1985 гг.).

Ситуация стала меняться с середины 1980-х годов, когда правительство страны предприняло усилия, направленные на повышение ее внешнеполитического статуса, что нашло свое отражение в работе отечественного исследователя  Урляпова В.Ф. «Индонезия и международные отношения в АТР».

В данной работе содержится более или менее детальный анализ предмета в свете его увязки со сложным многоаспектным комплексом факторов, оказывающих влияние на претворение в жизнь той или иной внешнеполитической парадигмы. Так, если рассматривать такую немаловажную проблему как создание в ЮВА зоны мира, свободы и нейтралитета, то никак нельзя обойтись без обращения к инициативам Индонезии по созданию концепции национальной и региональной стойкости, а также  региона ЮВА как зоны, свободной от ядерного оружия и их влияния на внешнеполитическую практику АСЕАН. Как пишет В.Ф. Урляпов  «В случае создания зоны, свободной от ядерного оружия, значительно снижалось стратегическое значение американских военных баз на Филиппинах, т.е. провозглашение безъядерного режима могло означать начало конца стационарной военно-силовой роли США, что как раз и предусматривалось концепцией зоны мира, свободы и нейтралитета10». Таким образом,  В.Ф. Урляпов в своей работе проводит мысль, что данные процессы способствовали бы упрочению национальной безопасности Индонезии, которая опиралась на доктрины  архипелага и национальной стойкости.

На основе изучения монографий и сборников, изданных на  настоящее время по вопросам внешней политики Индонезии, представляется возможным выделить ряд методологических подходов, содержащихся в работах как отечественных, так и зарубежных авторов.

В ряде научных кругов господствует мнение, что внешняя политика Индонезии во многом определялась и определяется внутренними факторами. Это особенно ярко проявляется в книгах таких авторов как Н.П. Волжин, В.А. Цыганов и Вейнштейн11. Подобную позицию можно встретить и в одном из самых последних индонезийских научных изданий - книге индонезийского исследователя Абубакара Еби Хары «Введение во внешнеполитический анализ».

Особенностью данного исследования является то, что автор иллюстрирует  зигзаги индонезийской внешней политики на примере индонезийско-малайзийских отношений. Положительной стороной  данного анализа двусторонних отношений является то, что автор затрагивает сущностное различие между  характером политических систем данных стран,  отмечая, что Индонезия является демократией, в то время как Малайзии еще далеко до этого. Вместе с тем он , на наш взгляд,  избыточно критикует Индонезию за слабость и нерешительность в области внешней политики, в то же самое время подчеркивая агрессивный характер ее малайзийского партнера.

Исследование внешнеполитической активности Индонезии было бы неполным, а его результаты оказались бы искаженными, если бы автор настоящей диссертации не обращался к вопросам внутренней политики, экономики, политико-идеологических воззрений правящих кругов этой страны.

На этом направлении изучения Индонезии в отечественной историографии имеется солидная научная литература. В частности, хотелось бы выделить следующие книги, которые также будут способствовать решению проблемы исследования: работу  Другова А.Ю. «Политическая власть и эволюция политической системы Индонезии». К этой категории следует отнести также статью  Другова А.Ю. «Идеология, религия и политический режим в Индонезии в период «нового порядка» (1966-1998гг.)» в сборнике «Юго-Восточная Азия: идеология и религии»; книгу  Плеханова Ю.А. «Общественно-политическая реформа в Индонезии (1965-1975)»; работу Демина Л.М., Чуфрина Г.И. и Другова А.Ю. "Индонезия. Закономерности, тенденции, перспективы развития", монографию Юрьева А.Ю. «Индонезия после событий 1965 года», книгу Мосякова Д.В  и Тюрина В.А. «История Юго-Восточной Азии», учебник  Цыганова В.А. «История Индонезии», а также ряд статей Ефимовой Л.М. («Этно-религиозные конфликты в современной Индонезии», «Демократия Панчасила» - вариант индонезийского пути развития» и т.п.)12. При том, что предметом их изучения является внутриполитическая проблематика, блестящее знание авторами реалий индонезийского государства, методов руководства и принятия внешнеполитических решений, характерных для правящих режимов страны, позволяют экстраполировать многие из их выводов на внешнеполитическую сферу.

Также следует остановиться на интересном исследовании индонезийского автора Мухтара Харахапа «Неудачи политики Сусило Бамбанг Юдойоно в цифрах и фактах», посвященном современным проблемам развития индонезийского государства13. Книга  призвана дать обзор событий и  оценку управления государством администрации нынешнего президента. Работа вскрывает факты, демонстрирующие провалы политики правительства Сусило Бамбанга Юдойоно, которые охватывают широкий спектр проблем: всего 19. Например, автор приходит к выводу, что правительство в итоге оказалось бессильным решить проблему внешнего долга, что отразилось на его положении на международной арене.

Некоторые современные индонезийские авторы, развивая данную тему, приходят к заключению о наличии противоречий между амбициозными внешнеполитическими концепциями Джакарты и недостаточностью ресурсов для их реализации. К таким исследованиям можно  отнести работы ведущего специалиста Центра политических и региональных исследований Института стран Юго-Восточной Азии Деви Фортуны Анвар: книгу «Индонезия в АСЕАН: Внешняя политика и регионализм” и статью  “Двадцать пять лет политическому сотрудничеству в рамках АСЕАН” в сборнике “АСЕАН в условиях меняющейся региональной и глобальной политической экономии”14. В них большое внимание уделяется характеристике внешней политики Индонезии в рамках Ассоциации, анализу причин, по которым данная страна вступила в эту организацию. Деви Фортуна Анвар подробно рассматривает различные области сотрудничества Индонезии со странами АСЕАН, а также исследует насколько это сотрудничество отвечает национальным интересам  государства. Автор приходит к выводу, что Индонезия начинает испытывать некоторое разочарование в АСЕАН, что ставит под сомнение ее будущее активное участие в данной организации, с чем вряд ли можно согласиться.

Вместе с тем в работах зарубежного исследователя Майкла Лейфера, содержится суждение о том, что на политику Индонезии по отношению к региону влияло, с одной стороны, осознание собственной уязвимости, а, с другой  - стремление занять передовые позиции в ЮВА. По мнению автора, первый фактор связан с географической раздробленностью и недостаточным уровнем экономического развития страны, а претензии на  лидерство  объясняются большими размерами территории страны, численностью населения, ее богатыми сырьевыми ресурсами, а также героической борьбой за независимость15.

Помимо этого в трудах ряда отечественных и зарубежных исследователей встречается мнение, что внешняя политика страны, особенно во времена «нового порядка»,  напрямую зависела от решения экономических проблем, на что  делало упор индонезийское правительство. Урегулирование данных вопросов влияло на  политику Индонезии на международной арене, прежде всего  в отношении АСЕАН и развитых стран Запада, что обуславливалось необходимостью  получения кредитов. Подобную точку зрения можно встретить в работах таких исследователей как Джордж Модельски, Говард Варшавски,  Н.П. Волжин  и В.В. Самойленко16.

Так Джордж Модельски, создавая свои труды на пике конфронтации между Индонезией и Малайзией, писал, что индонезийские региональные амбиции являются закономерным следствием ее положения крупнейшего государства в регионе. По мысли автора существует только один способ реализации этих устремлений, а именно достижение своих целей посредством достижения  лидирующего положения в регионе17.

Зарубежный исследователь Варшавски, работая десятью годами позднее, отмечал сходство между сукарновской политикой конфронтации и сухартовским методом регионального сотрудничества, которое проистекало из осознания индонезийского превосходства в Юго-Восточной Азии18.

Для изучения политического, социального и экономического развития Индонезии использовались, помимо упомянутых выше трудов, публикации таких авторитетных академических изданий, как «Мировая экономика и международные отношения», «Азия и Африка сегодня», «Восток», «Вестник МГУ». Особую ценность для работы представляли крупнейшие общенациональные индонезийские газеты такие, как «Компас», «Медиа Индонезия», «Джакарта Пост», «Республика» и т.п19.

Широтой охвата внешнеполитической тематики и высоким уровнем профессионализма отличаются публикации в периодических изданиях джакартского Центра стратегических и международных исследований («Аналиса», «Индонезийский ежеквартальный вестник»), а также в тематических номерах журнала «Призма», принадлежащего столичному Институту исследований, обучения и информации по социально-экономическим вопросам20.

Оценки и суждения индонезийских политических обозревателей и журналистов зачастую весьма отличаются от выводов их западных коллег, с которыми можно ознакомиться  с помощью таких авторитетных журнальных изданий, как «Эйшен вик», «Фар истерн икэномик ривью», «Экономист» и другие21.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Несомненно во многом причины долголетия и успешности АСЕАН связаны с позицией Индонезии времен «нового порядка». Страна, которая  в период Сукарно была «возмутителем спокойствия» в регионе, в сухартовское правление несла бремя лидерства, хотя и неформального. Она  выступала в роли «движущей силы» АСЕАН, часто определяя курс деятельности Ассоциации, а также представляя ее интересы в различных международных структурах. С момента основания АСЕАН главный интерес Индонезии в Ассоциации был в политической области и сфере безопасности. Джакарта стремилась успокоить своих соседей, которые испытывали опасения по поводу ее гегемонистских устремлений.

  1. В результате этого Индонезии приходилось проводить низкопрофильную внешнюю политику в рамках АСЕАН, что преподносилось как стремление поддержать мир и единство внутри Ассоциации. Добровольное понижение своей роли в региональных делах было направлено на успокоение подозрений партнеров по Ассоциации. При этом Индонезия вовсе не стремилась предоставить возможность какому-либо иному государству занять лидирующее положение в регионе. Она сама направила все свои усилия  к достижению  этой цели путем навязывания другим странам – членам организации своих концепций. Суть данных концепций состояла в обеспечении региональной безопасности и завоевании страной почетного места в асеановском геополитическом пространстве, а для  АСЕАН – и на международной арене. Тем не менее, низкопрофильная  политика имела и свои слабые стороны. Камбоджийский кризис, который, с одной стороны, помог дальнейшему развитию чувства единства и сопричастности между членами Ассоциации, с другой -способствовал, благодаря политике подобного рода,  сдерживанию индонезийских амбиций, удерживая Джакарту от принятия более решительных мер, необходимых, по ее мнению, для быстрого и мирного его урегулирования.
  2. Членство Индонезии в  АСЕАН помогло смягчить неблагоприятное влияние восточнотиморской кампании на региональное и международное положение страны. Ближайшие соседи Индонезии по региону, от которых можно было ожидать негативной реакции по поводу оккупации небольшой территории крупным государством, в большинстве своем воздержались от  критических замечаний в адрес Джакарты. Индонезия извлекла выгоду из важнейшего принципа «метода АСЕАН» - невмешательства в дела друг друга, вследствие чего, остальные члены Ассоциации восприняли восточнотиморскую проблему как внутреннее дело самой Джакарты.
  3. Несмотря на признание за АСЕАН ведущей роли как регионального форума по вопросам сотрудничества в ЮВА, во внешнеполитической линии Индонезии в отношении Ассоциации всегда присутствовала  некоторая нечеткость и непоследовательность. С одной стороны, это постоянное официальное признание центральной роли организации во внешней политике страны. Но, с другой стороны, Джакарта иногда демонстрировала явное нежелание оказывать всестороннюю поддержку некоторым проектам организации, в особенности, более интенсивному сотрудничеству в экономической сфере.

5. Автор объясняет подобную нечеткость тремя факторами. Во-первых, АСЕАН не может полностью удовлетворить потребности индонезийской многовекторной  дипломатии. Страна никогда не пренебрегала другими направлениям своей внешнеполитической деятельности: ее интересы распространились далеко за пределы Ассоциации. Главные функции Ассоциации для Джакарты, как уже говорилось выше,  находились в области политики и безопасности и, лишь отчасти в экономической сфере. Во-вторых, автор приходит к выводу о том, что противоречивость во внешней политике Индонезии в отношении АСЕАН связана с тем, что политика страны по отношению к ЮВА определялась ее стремлением к лидерству в регионе, даже если это экономически не было подкреплено. В целом можно отметить, что приверженность Джакарты делу региональной интеграции прямо пропорциональна той степени,  в которой деятельность  АСЕАН отвечает национальным интересам страны.

6. Вместе с тем, у Индонезии пока нет достаточного потенциала и возможностей, чтобы играть «причитающуюся» ей , по мнению ее элиты, роль ведущей региональной державы. Если при Сухарто страна «как бы по умолчанию» признавалась неформальным лидером АСЕАН, то несмотря на демонстрировавшееся в последнее время стремление повысить статус  Индонезии на международной арене, она не может претендовать на роль лидера, ссылаясь лишь на то, что АСЕАН является «детищем» внешнеполитического курса «нового порядка».

7. Пока сложно говорить о том, настало ли время для Джакарты полностью отринуть свою низкопрофильную внешнюю политику в ЮВА всецело направить свои усилия на повышение своего регионального и международного статуса. Отставание в сфере экономики Индонезия стремится компенсировать прогрессом в сфере демократии. Однако в АСЕАН проведение Индонезией активной внешнеполитической линии по вопросам защиты прав человека встречено с двойственными чувствами. С одной стороны, обновленная и окрепшая страна, отстаивающая  демократические ценности, несомненно, способствует поддержанию мира и стабильности в регионе. С другой стороны, Индонезия, выступающая в роли активного борца за демократические идеалы, а также защитницы прав человека, сильно отличается от привычного образа государства, сторонника традиционного «метода АСЕАН, не допускающего вмешательства во внутренние дела ее членов.

Скорее всего, на настоящий момент можно говорить об Индонезии как о державе «средней руки», которой для подкрепления своих амбиций требуется заложить прочный фундамент экономической и политической стабильности и доверия к правительству.

Выводы и положения настоящей диссертации выносились на обсуждение кафедры востоковедения Московского государственного института (Университета) международных отношений МИД  России (протокол №1 от 12 сентября 2011 года). Результаты исследования были использованы автором в ходе выступлений на ежегодной международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (13-14 апреля 2009 года и 15-16 апреля 2010 года, Москва, Институт стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова).

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ        

Структура исследования определяется целями и задачами, поставленными автором.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и библиографического перечня использованных источников и литературы. План исследования  отражают его основные этапы.

Во введении обосновываются актуальность диссертации и ее хронологические рамки. Определяется предмет и объект, цели  и задачи исследования, раскрывается его научная новизна и практическая значимость. Указывается методологическая основа исследования, представлен обзор использованных источников и литературы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Роль Индонезии в создании АСЕАН и начальный этап интеграции (1967-1976)» посвящена выявлению предпосылок и условий вступления Индонезии в АСЕАН, а также анализу ее роли на  сложном этапе становления Ассоциации. Особое внимание уделено его «отправной точке» - внутриполитической ситуации, сложившейся в стране после трагических событий 30 сентября 1965 г., приведших к отставке  президента Сукарно и открывший  стране путь в региональную организацию. 

В главе  также рассматриваются  изменения во внешнеполитической доктрине страны после победы режима «нового порядка» с доминирующей в ней антикоммунистической компонентой. Диссертант отмечает, что подход Джакарты к вступлению в новую региональную организацию продемонстрировал коренное различие между методами ведения внешней политики Сукарно и Сухарто.

Отдельно рассматриваются различия  в  подходах в восприятии концепции безопасности в регионе между Индонезией, с одной стороны, и Малайзией и Сингапуром, с другой. Они явились отражением тех подозрений, которые две последние страны испытывали в отношении Индонезии, по-прежнему воспринимаемой ими в качестве  некой потенциальной  угрозы для себя.  Малайзия  и в особенности Сингапур испытывали опасения по поводу того, что достижение региональной стабильности всецело предопределялось Индонезией.

Во второй главе «Развитие сотрудничества: стабильность вопреки противоречиям (1976- 1991)» рассматривается внешняя политика Джакарты в рамках АСЕАН с 1976 года, времени проведения первого Балийского саммита, оказавшего решающее воздействие на дальнейшее развитие Ассоциации, до начала 1990-х гг., периода, который был отмечен новыми внешнеполитическими инициативами Индонезии.

В главе рассматриваются процессы развития политического сотрудничества в рамках АСЕАН, роль Джакарты в решении проблем безопасности, позиция Индонезии по вопросам  экономического сотрудничества , Восточному Тимору и  камбоджийскому  конфликту.

Третья глава «АСЕАНовское направление внешней политики Индонезии после крушения биполярного мира (1992-2000гг.)» охватывает период  с начала 1990-х  гг.до окончания «холодной войны», азиатского финансового кризиса 1997-98гг. и крушения режима «Нового порядка». Повествование включает в себя период правления первых двух  президентов эпохи «реформации»- Барханудина Хабиби и Абдурахмана Вахида, которым необходимо было доказать свою приверженность новым идеалам демократии и плюрализма и начать производить решительные перемены в государственном устройстве. Автор особо подчеркивает влияние  произошедших изменений  на положение  страны в регионе.

В главе также анализируется особая роль Индонезии в решении вопроса о расширении АСЕАН с шести до десяти членов за счет государств Индокитая и превращении Ассоциации в подлинно региональную организацию ЮВА.

В четвертой главе «Трудное восстановление позиций на региональном и международном уровнях (2001-2011)» анализируются характерные черты внешней политики Индонезии в рамках АСЕАН при Мегавати Сукарнопутри и Сусило Бамбанг Юдойоно.  Автор прослеживает особенности влияния данной политики на роль и место Индонезии в региональной организации.

В главе рассматриваются инициативы Джакарты, связанные с процессом разработки и принятия важнейшего документа за всю историю АСЕАН – ее устава.

Автор исследует особенности взаимоотношений страны с ее соседями по региону, в частности в рамках «треугольника» Индонезия-Малайзия-Сингапур в контексте тех изменений, которые произошли в Ассоциации после принятия Устава.

Диссертант отдельно останавливается на влиянии мирового кризиса, и в частности его  энергетической составляющей на Юго-Восточную Азию через призму индонезийского отношения к данной проблеме.

В заключении подводятся итоги исследования:

1. Обосновывая претензии на свою ведущую роль в международных отношениях в Юго-Восточной Азии, индонезийская политическая элита опиралась и опирается на ряд объективных факторов, выделяющих Республику на фоне других государств региона: размеры территории, численность населения, обеспеченность сырьевыми ресурсами, а также уникальность страны как крупнейшего островного архипелага, расположенного в стратегически важном регионе земного шара. Помимо этого она обладает богатым и разнообразным культурно-историческим наследием, а также отличной от других философско-идеологической основой государства – пятью принципами Панчасилы, которые вобрали в себя национальное миропонимание, местные традиции, культуру, опыт антиколониальной борьбы и универсальные общечеловеческие ценности. В итоге данные факторы делают Индонезию уникальным членом регионального  сообщества, которому самой судьбой предназначено играть особую роль в его развитии.

На основе реалистичного и прагматичного взгляда на проведение внешней политики, лидерам «нового порядка» удалось трансформировать сукарновскую политику конфронтации в модель активного построения добрососедских отношений в регионе. Именно окончание конфронтации создало условия для учреждения Ассоциации, в которой Индонезия с самого начала стала играть роль «архитектора» нового регионального мироустройства.

  Руководство страны, безусловно, внесло весомый вклад в успешное решение ранних конфликтов между членами организации. В этом проявился новый внешнеполитический курс страны, направленный на сдерживание напряженности в зоне АСЕАН. Сухарто дал свое согласие выступить в роли посредника между Малайзией и Филиппинами, демонстрируя тем самым свою приверженность идее развития сотрудничества в регионе и сохранения Ассоциации.

Таким образом, с момента основания Ассоциации Индонезия продвигала в ее рамках свое видение устройства региона, основанного на принципах взаимного уважения, невмешательства в чужие дела,  исключения использования силовых методов при решении конфликтов, опора на принцип консультации и достижения консенсуса в решении спорных вопросов, по сути своей, всего того, что составляет «метод АСЕАН», активным сторонником которого страна выступала во времена «нового порядка».

2. Региональное сотрудничество в Юго-Восточной Азии -  противоречивое и сложное явление, поскольку оно развивается в условиях сохраняющегося неравномерного развития стран региона в политическом и экономическом плане. 

В то время как Индонезия, с одной стороны, выступала против военного и политического присутствия внерегиональных сил в ЮВА, а с другой - она сильно зависела от финансовой помощи и кредитов таких держав, как США и Япония. И на сотрудничество с ними, а не на внутрирегиональное взаимодействие, были направлены в значительной степени устремления правящих кругов государства. Это объясняет тот факт, что стране была присуща вялая реакция, когда дело доходило до реальных шагов в сфере экономической интеграции.

Индонезийская поддержка регионального сотрудничества в рамках  АСЕАН была обусловлена более узко очерченными национальными интересами: страна отдавала предпочтение только тем проектам сотрудничества, которые могли принести наибольшую выгоду для нее самой, и в то же самое время игнорировала те проекты, которые, по ее мнению, могли нанести ущерб или противоречили интересам государственной политики.

В силу значительной географической  фрагментации территории, страна не смогла достичь столь впечатляющего уровня экономического развития, как некоторые ее партнеры по Ассоциации, в частности Сингапур, который с экономической точки зрения доминирует в регионе. Эти факторы служили причиной наличия различных взглядов на вопросы регионального развития между членами АСЕАН. Индонезия проявляла «двуликость» в вопросах экономического и политического сотрудничества в рамках Ассоциации: зачастую стране приходилось «притормаживать» процесс экономической интеграции в АСЕАН.

3. Претензии Индонезии на особую роль регионального лидера проявились в участии джакартской дипломатии в поиске путей урегулирования камбоджийского кризиса. Камбоджа воспринималась Джакартой как «слабое звено» ЮВА, через которое внерегиональные силы смогут проецировать свое влияние на регион. Для Индонезии ее активная роль в решении комплекса проблем, связанных с Камбоджей, воспринимались как воплощение ее представлений о том, что страны ЮВА сами несут ответственность за безопасность в регионе, не говоря о том, что конечной целью Джакарты было полное и безоговорочное воплощение в жизнь ее идеологических воззрений на вопрос «автономизации» региона. Однако стране не удалось оставить решение проблемы лишь в «прокрустовом ложе» регионального подхода: слишком много внешних сил, оказались втянутыми в данное противостояние, слишком ограниченными  ресурсами располагала индонезийская дипломатия. Но именно здесь проявилась гибкость внешнеполитических концепций режима «нового порядка», стремящегося повысить  свою роль в АСЕАН, а, следовательно, поднять свое значение в «развязывании» камбоджийского «узла», путем использования традиционного потенциала времен Сукарно: связи с «третьим миром», а также повышения внешнеполитической активности в Движении неприсоединения, что в конечном итоге  привело Индонезию вместе с Францией в кресло сопредседателя Парижской конференции по камбоджийскому урегулированию.

4. В связи с острым финансовым кризисом, охватившим весь регион и  вызвавшим дестабилизацию в стране в 1998 году, приведшую к  смене властных элит, Индонезия утратила  свое прежнее привилегированное положение внутри АСЕАН. Ситуацию усугубили в 1999г. потеря Восточного Тимора, провозгласившего свою независимость, а также серия терактов, произошедших  на территории страны в начале 21 века, которые были совершены исламскими фундаменталистами.

Во время данного кризиса проявились изменения, которые произошли в стиле проведения внешней политики.  В период «нового порядка» внешнеполитическая деятельность осуществлялась небольшим количеством представителей государственной элиты, в частности высшим генералитетом. Министерство иностранных дел, а также парламент выступали скорее в форме неких «марионеточных» формирований для претворения в жизнь устремлений руководства страны. Однако во время восточнотиморского кризиса МИД Индонезии активно выступал с предложениями о поиске политического выхода из  создавшегося  положения.

Поскольку, новое руководство страны столкнулось с многочисленными внутренними проблемами, внешней политике стало уделяться гораздо меньше внимания. Внешнеполитические решения стали иногда носить спорадический характер, и зачастую их  последствия не были продуманы в достаточной степени.

5. В период «реформации" страна стала отходить от традиционного образа сторонника «метода АСЕАН» и превратилась в «борца» за демократию и права человека на различных крупных международных форумах. Подобная активная внешняя политика Индонезии вне региона служит еще одним фактором, позволяющим надеяться  на достижение страной очень влиятельной, если не лидирующей позиции в АСЕАН.

В связи с этим отмечаются две противоположные тенденции в развитии внешней политики Индонезии, с одной стороны – защита прав человека и продвижение демократических ценностей в регионе, а с другой стороны, стремление в «сухартовском» стиле навести в первую очередь порядок у себя дома, сконцентрировавшись на текущих проблемах национального развития и, подчинив данным целям,  свою региональную политику.

  1. В настоящее время идет процесс формирования организации на солидной правовой основе, что является, тем не менее, незначительным отходом от традиционного «метода АСЕАН», так как сохранены его основные принципы: невмешательства во внутренние дела ее членов и консенсуса.  Это замедляет развитие и претворение в жизнь многих решений и программ организации. Все это вряд ли позволит что-либо кардинально изменить в плане восстановления роли Индонезии как регионального лидера. На данный момент Индонезии не удалось отстоять преемственность своего положения «первой среди равных» в Ассоциации. Джакартская дипломатия пока не в состоянии преодолеть противоречия между высоким уровнем региональных амбиций и имеющимися реальными ресурсами.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора общим объемом 2,9 п.л. Все публикации по теме диссертации.

В журналах из списка, рекомендованного ВАК России:

  1. Церерин  А.Н. Политика стран АСЕАН в контексте влияния изменения  в мировых ценах на энергоносители / А.Н. Церерин //Вестник МГИМО – Университета / под ред. Торкунова А. В.– М.: издательство МГИМО (У) МИД РФ, 2011. - № 4. – 1.2 п.л.
  2. Церерин  А.Н. Принятие Устава АСЕАН и его влияние на дальнейшую эволюцию Ассоциации / А.Н. Церерин //Вестник МГИМО – Университета / под ред. Торкунова А. В.– М.: издательство МГИМО (У) МИД РФ, 2011. - № 1(22)- 1.2 п.л

В прочих изданиях:

  1. Церерин  А.Н. К вопросу о создании в ЮВА зоны, свободной от ядерного оружия и позиция КНР и США по этому вопросу / А.Н. Церерин //Юго-Восточная Азия: актуальные проблемы развития/ под ред. Малетина Н.П.– М.: ИВ РАН, 2009. - № 12. – 0.5 п.л.

1 Anwar Dewi Fortuna. Indonesia, the region and the world/ Dewi Fortuna Anwar //East Asian Forum Quarterly. – April-June 2010.- C.10.

2 The ASEAN Declaration(1967),; The Zone of Peace, Freedom and Neutrality Declaration(1971); The Declaration of ASEAN Concord(1976); The Treaty of Amity and Cooperation in Southeast Asia(1976); ASEAN Declaration on South China Sea (1992);The Treaty on the Southeast Asia Nuclear Weapon-Free Zone (1995); The Concept Paper on the ASEAN Regional Forum (1995); ASEAN Vision 2020 (1997); ASEAN Community (2003);The ASEAN Charter (2007). Данные документы опубликованы на Официальном сайте Секретариата АСЕАН http:// www.aseansec.org.

3 ASEAN Charter cт. 23(2)

4 Address of State by the President of the Republic of Indonesia on the occasion of the Independence Day, August 17, 1967-1997.

5 Malik Adam. Semua Bisa Diatur. Untaan Wicara  Adam Malik/ Adam Malik. – Jakarta, 1984.

Kusumaatmadja M. Politik Luar Negeri Indonesia dan Pelaksanaan Dewasa ini/ M. Kusumaatmadja. – Jakarta, 1983.

Murtopo A. Sekar Semerbak/ A. Murtopo. – Jakarta, 1985.

Soeharto. Pikiran, Ucapan dan Tindakan Saya/ Soeharto. – Jakarta, 1989.

6 Yudhoyono S.B. Indonesia Unggul/ S.B. Yudhoyono– Jakarta: Gramedia, 2008.

7 ASEAN: Life After the Charter/ edited by S. Tiwari – Singapore.: ISEAS, 2010.

The Making of the ASEAN Charter/edited by Tommy Koh. – Singapore, 2008

8  См. книгу The Making of the ASEAN Charter/edited by Tommy Koh. – Singapore, 2008

9 Волжин Н.П. Индонезия: внешняя политика «нового порядка». – М., 1985. – С.18.

10 Урляпов В.Ф. «Индонезия и международные отношения в АТР»/ В.Ф. Урляпов. - М., 1993. - С. 145.

11 Цыганов В.А. История Индонезии/ В.А. Цыганов.- М., 1993. – Т.2.

Weinstein. Indonesia’s Foreign Policy and the Dilemma of Dependence. From Sukarno to Suharto/ Weinstein. – L.,1976.

12 Ефимова Л.М. Этно-религиозные конфликты в современной Индонезии// Этносы и конфессии на Востоке: конфликты и взаимодействие. -  М, 2005. -  с 466-494.

Ефимова Л.М. Демократия Панчасила» - вариант индонезийского пути развития // Глобализация и поиски национальной идентичности на Востоке. – М., 1999. – С.151-170.

13 Harahap Muchtar. Kegagalan SBY dlm fakta dan angka/ Muchtar Harahap – Jakarta: Pustaka Fahima, 2010.

14  Anwar Dewi Fortuna. Indonesia in ASEAN: Foreign Policy and Regionalism/ Dewi Fortuna Anwar. – Jakarta, 1994. Anwar Dewi Fortuna. Twenty-Five Years of ASEAN Political Cooperation\ Dewi Fortuna Anwar //ASEAN in a changed regional and international political economy. – Jakarta, 1998.

15 Leifer M. Indonesia’s Foreign Policy/ M. Leifer. – L.,1982.- С.96.

16 Волжин Н.П. Индонезия: внешняя политика «нового порядка»/ Н.П. Волжин. – М., 1985.

Самойленко В.В. АСЕАН: политика и экономика/ В.В. Самойленко. - М., 1982.

17 Modelski G. Indonesia and Her Neighbours. Policy Alternatives for the West/ G. Modelski. - N.Y., Longman, 1964.-p.140

18 Warshawski. From Confrontation to Cooperation. The Influence of Domestic Forces on Indonesia’s Foreign / Warshawski. – L.: Ithaca, 1974.-p.72

19 Kompas, Media Indonesia, Jakarta Post

20 Analisa,  The Indonesian Quarterly, Prisma

21 Asian Week, Far Eastern Economic Review, The Economist




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.