WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

АГЕЕВА

Юлия Александровна

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ И КОРОЛЕВСТВА НИДЕРЛАНДОВ

(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА 1980-х 2011 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Кемерово 2012

Работа выполнена на кафедре истории и культуры России Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

Макарчук Сергей Владимирович – доктор исторических наук, профессор, Кемеровский государственный университет, профессор кафедры истории и культуры России

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ:

Казьмин Владимир Николаевич – доктор исторических наук, доцент, Кемеровский государственный университет, профессор кафедры теории и истории государства и права

Галкина Людмила Юрьевна – кандидат исторических наук, доцент, Кузбасский государственный технический университет имени Т. Ф. Горбачева, доцент кафедры иностранных языков

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет культуры и искусств»

Защита состоится «_____» ____________ г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.088.08, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» (650043, Кемерово, ул. Красная, 6).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кемеровского государственного университета.

Автореферат разослан «____» _________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                Ермоленко Л. Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Во второй половине 80-х гг. XX столетия в условиях глобализации и под воздействием внутренних процессов, связанных с перестройкой системы отношений в СССР, международное сотрудничество страны на федеральном и региональном уровнях получило новый импульс к развитию. Интерес в рамках международных культурных связей стали представлять события прошлого, оказавшие значительное влияние на ход исторического процесса, затронувшего участников взаимодействия. Изменения в информационной политике России, выразившиеся в снятии грифа секретности с материалов советской истории, в том числе и о взаимодействии с буржуазными государствами, в значительной мере способствовали развитию международных культурных контактов. В этой связи особую актуальность получило изучение культурного сотрудничества Кемеровской области с Королевством Нидерландов. Тематически основываясь на уникальных фактах общей истории, связанных с периодом функционирования Автономной индустриальной колонии «Кузбасс» (далее – АИК «Кузбасс»), культурное взаимодействие партнеров в рассматриваемый период стало продолжением двустороннего общения 1920-х гг. Диалог Кемеровской области с Нидерландами во второй половине 1980-х – 2011 гг. по вопросам культуры, являющимся своеобразным показателем зрелости государства и общества, дал возможность оценить имеющиеся в регионе механизмы внешних сношений и познакомиться с международной практикой по данному направлению. Исследование избранной темы играет важную роль в рамках информационной кампании в преддверии 2013 г., объявленного руководством двух стран российско-голландским перекрестным годом.

Степень изученности темы. Тема развития культурного сотрудничества Кемеровской области с Королевством Нидерландов во второй половине 1980-х – 2011 гг. до сих пор не рассматривалась в формате научного исследования. Фрагментарное освещение получили отдельные сюжеты, так или иначе связанные с темой диссертационной работы. Историография представлена автором в контексте эволюции внешнего культурного курса СССР/России, а также российско-голландских контактов.

Вопрос международного культурного сотрудничества страны в целом получил специальное научное освещение в период «оттепели»1. К концу 1980-х гг. издается ряд научных статей, в которых провозглашается, что международные культурные контакты являются необходимым условием «потепления мирового климата», даются прогнозы на будущее2 и анализ проблем3. В 1990-е гг. начинается новый этап изучения внешних культурных связей России, характеризующийся переходом от метода идеологизации внешней культурной политики к применению анализа новых инструментов международного взаимодействия, ставших актуальными после распада СССР4.

Сибирский регион подключается к активному обсуждению новой культурной политики в 1990-е гг. Тема международных культурных контактов Сибири впервые была затронута в докторской диссертации В. И. Сверчкова5. В 2002 г. в свет вышла научная работа Е. В. Робонен, где автор рассмотрел внешние культурные связи региона в сфере языка, литературы, книжного дела и искусства6. Вопросам экономического и культурного сотрудничества Западной Сибири с Казахстаном в 1985–1991 гг. был посвящен научный труд Д. Н. Лопатина7. Работ об аспектах международного культурного сотрудничества Кемеровской области написано не было.

В истории взаимоотношений России и Нидерландов основной акцент исследователями был сделан на торгово-экономической и политической составляющих. Эти темы были освещены в диссертациях И. В. Колосовой8, П. Е. Самсонова9, Е. И. Швачкиной10. О некоторых эпизодах российско-голландских связей начала XX в. повествует один из томов серии «История Сибири с древнейших времен до наших дней»11. Речь идет о «солидных» заказах сибирского леса Голландией в 1909 г.12 и исторических фактах переработки Голландией российского масла, высоко ценившегося на международном рынке в те годы, и дальнейшей реализации товара, но уже под голландской маркой13.

В 2003 г. в честь 300-летнего юбилея г. Санкт-Петербурга и в память о вкладе Голландии в дело преобразования России была издана «Русская библиография о Голландии и о русско-голландских отношениях.1700–2000», вобравшая в себя материалы на русском языке о Голландии и о связях между Россией и Нидерландами с XVI в.14. В 2004 г. вышел русский перевод издания «Голландцы и бельгийцы в России XVIII–XX вв.»15. В книге приводятся сведения о деятельности голландских дипломатов, ученых, путешественников, строителей, художников и моряков в России, а также затронута тема российско-голландских родственных связей. О голландском визите в Кузбасс авторами не упоминается. Голландские исследователи систематизировали информацию о российско-нидерландских отношениях в специально выпущенной серии, освещающей российско-голландские контакты во время Северной войны16, в период XVIII в.17, российско-голландские связи до 1917 г. в целом18. О российско-голландских отношениях в 1917–1987 гг. идет речь в книге «Aan de grenzen voorbij»19.

Научный интерес к культуре Нидерландов был проявлен в диссертационных работах российских исследователей А. Г. Чижикова20, Н. Б. Калашниковой21, О. К. Лось22.

Советская историческая литература знакомила отечественного читателя с Нидерландами в характерной идеологической манере23.

Комплексно историческая информация о Голландии впервые была представлена в учебном пособии Г. А. Шатохиной-Мордвинцевой, где кратко упоминается о развитии архитектурной мысли группы «Стиль» (De Stijl) и течения функционализма, которого, как известно, придерживался голландский архитектор Й. Б. Ван Лохем (J. B. van Loghem), работавший в Сибири24. Здесь же содержится материал, позволяющий сделать вывод о значительной поддержке государством нидерландской архитектуры и дизайна на современном этапе.

Новая информационная политика России дала возможность голландским исследователям изучать «русскую тему», в том числе и в ее культурном ракурсе25. С 2010 г. центром исследовательских работ по русской тематике стал открывшийся в Университете г. Гронингена (University of Groningen) первый в Нидерландах Русский центр со статусом научного департамента вуза. Возглавил его профессор Г. Конингсбрюгге (H. Koningsbrugge), под чьим кураторством вышел ряд научных трудов, связанных с Россией26.

Из периода советско-голландских отношений особым исследовательским интересом была отмечена тема АИК «Кузбасс», не рассматривавшаяся вплоть до конца 1950-х. гг. Впервые аспекты создания и функционирования сибирской колонии были освещены кузбасским историком Е. М. Полянской27. Далее этим направлением начинает заниматься кемеровский исследователь Е. А. Кривошеева28. В академических трудах советских историков тема АИК «Кузбасс» представлялась однобоко: освещались только положительные стороны сибирского эксперимента, а роль иностранцев, в том числе и голландцев, слишком занижалась29.

В 1996 г. в свет выходит первый том Исторической энциклопедии Кузбасса, где приводится информация об АИК «Кузбасс»30. Через год появился отдельный диссертационный труд Л. Ю. Галкиной по теме создания и деятельности АИК «Кузбасс», в котором внутренней жизни колонистов и их взаимоотношениям с местными жителями посвящена отдельная глава. Л. Ю. Галкина, описывая эту сторону АИК «Кузбасс», говорит о положительной роле личности С. Рутгерса и о голландском компоненте в целом31. Противоположное мнение о знаменитом голландце можно встретить в издании «Страницы истории г. Кемерово»32, где С. Рутгерс представлен как «мошенник» и «обманщик», плативший деньги только «своим голландцам» и «разваливший колонию»33. В 2004 г. вышла статья Е. А. Кривошеевой, посвященная созидательной деятельности С. Рутгерса34. Тема АИК «Кузбасс» получила освещение в статьях Л. Ю. Галкиной35, З. Ф. Волковой36 на проходившей в разные годы научно-практической конференции «Балибаловские чтения».

Со второй половины 2000-х. гг. в связи с активизацией процесса обсуждения вопросов историко-культурного наследия Кемеровской области в столице Кузбасса стали проводиться тематические мероприятия. Так, 4 сентября 2007 г. в честь столетия Кемеровского рудника в областном центре состоялась научно-практическая конференция «Историко-культурное наследие: изучение, сохранение, использование», привлекшая внимание широкого круга специалистов. О культурном компоненте АИК «Кузбасс» и его влиянии на местное население писал В. А. Сухацкий37. Вопросам охраны объектов культурного наследия г. Кемерово была посвящена статья И. В. Захаровой38. Архитектор Ю. С. Зюзьков представил сюжет уникальности музея-заповедника «Красная Горка» с исторической, архитектурно-эстетической, строительно-технологической, познавательно-воспитательной точек зрения. Автор нарисовал возможные варианты развития территории Красной Горки, среди которых на первом месте указал реставрацию исторических построек времен АИК «Кузбасс». В статье Ю. С. Зюзьков упоминает своих голландских коллег, называя их «первыми и горячими поклонниками идеи создания музея-заповедника…»39.

Среди зарубежных ученых тему АИК в докторской диссертации с позиции американского участия в сибирской колонии осветил исследователь У. Смит (W. Smith)40. В своей работе он говорит о С. Рутгерсе как об эффективном управленце41. В 1983 г. вышла книга американца Дж. Моррея (J. Morray), повествующая о деятельности американских рабочих в Сибири в 1921–1926 гг.42. Автор приводит информацию, связанную с голландским участием в АИК «Кузбасс»43. Исследователь и журналист Х. Олинк (H. Olink) в книге «Посланцы Москвы» в отдельной главе представил материал о голландском инженере С. Рутгерсе44. Важную информацию о руководителе АИК «Кузбасс» изложила в своей книге Г. Тринчер – дочь знаменитого аиковца45.

В исследовании периода АИК «Кузбасс» выделилось самостоятельное направление по изучению творчества голландского архитектора Й. Б. Ван Лохема в Кузбассе. В 1998 г. в Нидерландах вышла научная работа Р. Эггинк (R. Eggink), посвященная Ван Лохему46. Об архитектурно-планировочной деятельности АИК «Кузбасс» писал в своей диссертации И. В. Невзгодин47. Архитектурное творчество и стиль голландского архитектора стали темой книги голландского историка и журналиста В. Вагта (W. de Wagt), вышедшей в 1995 г.48.

В региональной научной мысли архитектурная тема колонии получила довольно широкое освещение. Но анализ имеющихся публикаций показал, что в них по большому счету перефразируется одна и та же информация. В связи с этим необходимо отметить ряд кузбасских исследователей, внесших вклад в раскрытие архитектурной темы. Одним из первых этим вопросом с середины 1980-х гг. заинтересовался Ю. С. Зюзьков49. Архитектор И. В. Захарова также занималась темой голландского наследия50. Исследовательский вклад в рассматриваемый вопрос внесла З. Ф. Волкова51.

Подводя итоги анализу степени изученности темы, следует отметить, что в советский период при изучении внешних культурных контактов страны принципиальную роль играла идеологическая направленность. В 1990-е и последующие годы подход исследователей к проблемам международной культурной жизни России отличался критикой государственной политики в отношении внешних культурных связей. В теме российско-голландских отношений наиболее изученным является период XVII – первой трети XX в. Основной акцент исследователями был сделан на экономических и торговых взаимоотношениях двух стран. Тема культурного общения получила эпизодическое освещение в узких хронологических рамках. Говоря об изучении регионального компонента международного культурного сотрудничества, следует отметить наличие нескольких работ по Восточной и Западной Сибири и отсутствие аналогичных трудов по Кемеровской области. Историографический период 1980-х – 2011 гг. открыл тему кузбасско-голландского культурного наследия, ставшую особенно актуальной в 2000-е гг. Однако, этот сюжет до сегодняшнего дня не рассматривался комплексно и не анализировался с учетом разных факторов. Анализ исследований по проблеме российско-голландских отношений позволил определить объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы.

Объектом исследования являются культурные связи Кемеровской области и Королевства Нидерландов.

Предмет исследования – направления и формы культурного сотрудничества Кемеровской области и Королевства Нидерландов во второй половине 1980-х – 2011 гг. 

Территориальные рамки исследования включают Кемеровскую область и Королевство Нидерландов. В диссертационной работе встречается другое наименование Нидерландов – Голландия, под которым правильнее подразумевать две из двенадцати провинций страны. Но так как это название исторически укоренилось во многих языках, то автор использует его в данном исследовании.

Хронологические рамки исследования охватывают период со второй половины 1980-х гг. по 2011 г. Нижняя граница определяется ситуацией, когда голландская сторона начала проявлять активный интерес к Кемеровской области, как к месту, где сохранилась часть голландской культуры и истории, тем самым инициировав сотрудничество. Это было связано с перестроечной политикой в СССР, в результате которой страна стала более открытой для Запада. Верхняя граница определяется юбилейным событием в истории кузбасско-голландского партнерства, а именно 90-летием АИК «Кузбасс». В случае необходимости автор выходит за пределы обозначенных рамок. Это касается периода функционирования АИК «Кузбасс» в 1920-е гг.

Цель исследования – выявление тенденций и направлений в международном культурном сотрудничестве Кемеровской области с Королевством Нидерландов.

Для реализации цели исследования были поставлены следующие научные задачи:

  1. Охарактеризовать нормативно-правовые и исторические основы международных культурных связей.
  2. Показать деятельность и роль основных участников культурного взаимодействия.
  3. Исследовать развитие международного культурного сотрудничества по вопросам сохранения и реставрации общего культурного наследия, популяризации темы АИК «Кузбасс», а также в гуманитарной сфере.
  4. Выявить результаты культурного партнерства.

Методологическая база исследования. Авторский подход к исследованию определяется объективным анализом ситуации, имевшей место во второй половине 1980-х – 2011 гг. по направлению международного культурного сотрудничества Кемеровской области с Королевством Нидерландов. Методологической основой исследования стали принципы системного подхода. Кузбасско-голландское культурное сотрудничество исследовалось в контексте политико-правовых преобразований в стране и модернизации принципов внешней культурной политики. Автором был проведен анализ и синтез полученной из источников информации по развитию кузбасско-голландского культурного взаимодействия. При исследовании был применен структурно-функциональный метод, позволивший охарактеризовать направления и формы международного сотрудничества. Региональная специфика была выявлена на основе компаративного метода. Принцип историзма дал возможность исследовать проблему как процесс. В работе использовались методы включенного наблюдения и социологического исследования. В частности, автор становилась непосредственным участником кузбасско-голландского культурного сотрудничества в ходе двусторонних встреч, как на территории Кемеровской области, так и в Нидерландах. Кроме этого был проведен опрос представителей Кузбасса и Голландии на тему совместного культурного наследия.

Источниковая база исследования. Для исследования темы международного культурного сотрудничества Кемеровской области с Королевством Нидерландов автором привлекались различные виды опубликованных и неопубликованных источников. К опубликованным материалам относятся нормативно-правовые акты двух стран, информация из периодической печати. Группа неопубликованных источников представлена архивными материалами, уставными документами организаций, деловой перепиской, протокольной и отчетной документацией, программными документами, докладами, источниками личного происхождения. Данные документы отложились в государственном учреждении Кемеровской области – «Государственный архив Кемеровской области» (ГУКО – «ГАКО»), текущих архивах организаций, среди которых – музей-заповедник «Красная Горка», Посольство Нидерландов в России, голландский Фонд STAG (Stichting Analyse van Gebouwen – Фонд изучения зданий), Управление культуры, спорта и молодежной политики г. Кемерово, отдел по охране памятников Департамента национальной политики Кемеровской области, юридический отдел Департамента культуры и национальной политики Кемеровской области. Особую ценность представили материалы Фонда STAG, чья штаб-квартира находится в г. Гаага. В архиве Фонда автором были изучены программные и отчетные материалы по кузбасско-голландскому взаимодействию в сфере общего архитектурного наследия, документально зафиксированные итоги студенческих практик, исторические материалы, в том числе в фото и видео-форматах.

Первую группу источников образовали архивные материалы ГУКО – «ГАКО». Из фондов архива интерес, во-первых, вызвали материалы по деятельности АИК «Кузбасс», давшие представление об историческом контексте кузбасско-голландского культурного партнерства. Архивные дела горкомов крупных городов Кемеровской области, а также горкома и обкома КПСС в г. Кемерово дали представление о приоритетах внутренней и внешней культурной политики региона. Кроме этого, были использованы материалы фонда-коллекции «Документы о международных культурных связях Кемеровской области», собранные автором в процессе работы над диссертационным исследованием. В фонд, в частности, вошли переписка и интервью автора с отдельными участниками кузбасско-голландского культурного взаимодействия, содержащие важную детализирующую информацию по тем или иным мероприятиям, дополняющие комментарии.

Вторая группа источников включает нормативно-правовые акты СССР/России и Королевства Нидерландов, определяющие официальный статус сотрудничества и отражающие позицию и степень участия органов государственной власти в этом процессе. В первую очередь, к этой группе относятся документы международного значения, подписанные представителями двух стран52. Во-вторых, внутренние нормативные документы двух стран, регулирующие процессы, связанные с международным культурным сотрудничеством и культурой в целом53. Нормативно-правовые источники Кемеровской области представлены Уставом Кемеровской области54, областными законами «О культуре»55 и «Об утверждении Программы социально-экономического развития Кемеровской области до 2012 года»56. Также были задействованы нормативно-правовые акты, регулирующие функционирование отдельных участников кузбасско-голландского культурного партнерства57. Из документов, регулирующих культурную деятельность Голландии, использовались Программные документы58, предоставленные Посольством Нидерландов в России.

Третью группу источников образуют материалы деловой переписки между представителями Кемеровской области и Королевства Нидерландов59, а также письма внутренней корреспонденции 60. Данный тип источников, с одной стороны, представил важные сведения о планировании и проведении отдельных мероприятий в рамках кузбасско-голландского культурного сотрудничества, с другой, дал информацию только об официальной стороне взаимоотношений.

Четвертая группа источников сформирована из протокольной61, программной62 и отчетной63 документации кузбасско-голландских встреч. Перечисленные источники сыграли большую роль в составлении описания хронологической, событийной и содержательной части двустороннего сотрудничества. Но в то же время данные, представленные, например, в программных документах, в отдельных случаях не соответствовали действительности.

Важная информация по теме сосредоточена в пятой группе источников, включающих уставные документы, положения об организациях, принимавших участие в кузбасско-голландском взаимодействии64. Данный тип источников содержит информацию об основных задачах и приоритетах деятельности организаций.

Шестая группа источников включает материалы СМИ России как федерального, так и регионального уровня65, а также Нидерландов, представленные печатными изданиями и в электронном формате, телевидением. Были использованы материалы из периодических изданий «Metro66», «Zaterdag67», «Holland Horizon»68. Телевизионные СМИ представлены циклом передач «От Щегловска до Кемерово», вышедшим на экраны в 2010 г.69. 

Седьмая группа источников – электронные ресурсы сети Интернет, среди которых – материалы автора, размещенные на городском Интернет-портале, являющиеся первыми публичными материалами, раскрывающими тему развития кузбасско-голландского культурного взаимодействия во второй половине 1980-х – 2011 гг.70.

Восьмую группу источников образовали материалы личного происхождения, куда вошли, в частности, фотоиллюстрации наиболее значимых событий кузбасско-голландского культурного общения.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Выявлены тенденции в развитии кузбасско-голландского культурного диалога во второй половине 1980-х – 2011 гг., заключающиеся в процессе обратного роста интенсивности контактов, перевесе инициативности в пользу голландской стороны, в фактическом отсутствии у кузбасских участников действенных административных и правовых механизмов для плодотворного международного сотрудничества, ведущей роли в международном общении отдельных частных лиц.

2. Дана характеристика исторического контекста культурных связей между Кемеровской областью и Голландией, показавшая уникальную тематическую основу современного сотрудничества и четкую социально-политическую и культурную параллель между ситуацией 1920-х гг. XX в. и рассматриваемым периодом.

3. Определены политико-правовые особенности двустороннего сотрудничества, свидетельствующие о сохранении в России сложной ситуации в культурной сфере как внутри страны, так и на международной арене. В то же время были проанализированы механизмы культурной политики Нидерландов, что позволило понять принципы поведения зарубежного партнера в культурном общении с Кемеровской областью.

4. Исследовано развитие международного культурного сотрудничества по трем направлениям, а именно в области сохранения общего культурного наследия, популяризации темы АИК «Кузбасс» и в гуманитарной сфере, что дало представление о процессе двусторонней международной активности с целью реставрации архитектурного наследия, пропаганды общей истории и гуманитарных связях.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– Исследован ранее не изучавшийся культурный аспект проблемы кузбасско-голландского взаимодействия.

– Выявлены состав участников, направления и формы культурного сотрудничества Кемеровской области с Королевством Нидерландов.

– Изучены историческая и политико-правовая основы кузбасско-голландских культурных контактов.

– Определены результаты взаимодействия, сформулированы проблемы и перспективы.

Теоретическая значимость работы определяется применением системного и структурно-функционального подходов в исследовании феномена региональной международной культурной политики. Использование разнообразного эмпирического материала в сочетании с указанными подходами позволило выявить многокомпонентные связи в структурной организации культурного пространства Нидерландов и Кузбасса, что расширяет возможности концептуального осмысления региональной международной культурной политики.

Практическая значимость работы состоит в том, что результаты исследования могут быть учтены в процессе корректировки внешнего культурного курса региона. Это, в свою очередь, поспособствует ведению более эффективного сотрудничества, как с Нидерландами, так и с другими зарубежными партнерами с учетом накопленного опыта и местной специфики. Материалы диссертации могут быть включены в труды по истории внешних культурных контактов Кемеровской области и в лекционные курсы по истории края. Содержащаяся в диссертационном исследовании информация может быть востребована научным, публицистическим и преподавательским сообществами Голландии с целью дополнения и расширения имеющихся источников по внешним культурным связям.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на расширенном заседании кафедры истории и культуры России Кемеровского государственного университета. Основные положения изложены автором в 6 статьях, опубликованных в различных научных изданиях, в том числе двух официальных изданиях ВАК, а также в докладах и сообщениях на региональных, всероссийских и международных научных и научно-практических конференциях.

Структура диссертационного исследования включает: введение, две главы, заключение, список использованных источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность исследования, выявляется степень изученности темы, формулируются цель, задачи, объект, предмет исследования, определяются хронологические и территориальные рамки, характеризуются методологическая и источниковая базы, обозначается новизна и практическая значимость работы.

Первая глава исследования «Историческая и политико-правовая основы культурного взаимодействия Кемеровской области и Королевства Нидерландов» посвящена историческому, политико-правовому контексту двустороннего взаимодействия, а также характеристике основных участников взаимодействия.

В первом разделе главы «Исторический контекст культурного сотрудничества Кемеровской области и Нидерландов» дана характеристика исторической основы кузбасско-голландского культурного партнерства в рассматриваемый период: деятельности голландских колонистов в составе АИК «Кузбасс», прежде всего С. Рутгерса, и «нидерландского периода» в архитектуре края. В период функционирования АИК «Кузбасс» было сформировано кузбасско-голландское культурное наследие, объявленное культурной ценностью двух стран и ставшее темой переговорного процесса партнеров во второй половине 1980-х – 2011 гг.

Роль приезжих из Нидерландов в жизни АИК «Кузбасс» была существенна. Голландский компонент колонии, представленный высококвалифицированными специалистами, сосредоточился в управлении и инженерно-архитектурном секторе. Сами голландцы свои заслуги в Кузбассе объясняли высоким уровнем национального образования71. Огромный вклад в успехи АИК «Кузбасс» внес директор колонии С. Рутгерс, создавший реально работающее предприятие с целью передачи западного опыта и модернизации советской экономики.

«Нидерландский период» в архитектуре Кузбасса, длившийся во время пребывания в Сибири голландского архитектора Ван Лохема, по своим результатам явился плодотворным этапом в истории региона. Ван Лохем был новатором в мировом жилищном строительстве. Первые благоустроенные дома, первое одновременно экономичное и комфортное жилье, использование нетипичных для России материалов и приемов в строительстве – все это связано с именем голландского архитектора. После отъезда Ван Лохема из России его архитектурные решения продолжали использовать в жилищной застройке Сибири.

Во втором разделе «Основные участники и направления культурного диалога между Кемеровской областью и Королевством Нидерландов» представлена характеристика основных участников кузбасско-голландского культурного взаимодействия во второй половине 1980-х – 2011 гг., а также дано общее представление о направлениях и формах двустороннего взаимодействия.

Исходя из статусов субъектов международного общения, автор выделила пять групп участников. В первую группу вошли Администрация Кемеровской области, Администрация г. Кемерово, Администрации городов Кемеровской области, с одной стороны, Правительство Нидерландов, Посольство Нидерландов в РФ – с другой. Вторую группу участников кузбасско-голландских культурных отношений представили негосударственные организации. Среди них – Кемеровское отделение Союза архитекторов России и голландский Фонд STAG. Третья группа участников представлена музеями г. Кемерово, имевшими в рассматриваемый период культурные проекты с Королевством Нидерландов. Музей-заповедник «Красная Горка», как место непосредственного кузбасско-голландского исторического взаимодействия, имел особый статус в двустороннем культурном сотрудничестве. Вторым представителем музейной среды г. Кемерово, взаимодействовавшим с Королевством Нидерландов, стал Кемеровский областной музей изобразительных искусств. Также нужно отметить роль Кемеровского областного краеведческого музея, в чьих фондах хранятся материалы по кузбасско-голландскому взаимодействию72. Четвертую группу участников образовали вузы двух стран в лице профессорско-преподавательского состава, а также учащихся и выпускников учебных заведений, задействованных в двусторонних контактах. Российскую сторону представили Кемеровский государственный университет (КемГУ), Кузбасский государственный технический университет (КузГТУ) и Кемеровский государственный университет культуры и искусств (КемГУКИ). С голландской стороны активное участие во взаимодействии принял один из престижных вузов Европы – Делфтский технологический университет (Delft University of technology). Пятая группа состояла из художников, журналистов и режиссеров, принявших участие в кузбасско-голландских культурных связях посредством реализации творческих проектов. Кемеровскую область ярко представил журналист В. А. Сухацкий, в творческой судьбе которого тема АИК «Кузбасс» сыграла определяющую роль. Голландскими журналистами, участвовавшими в кузбасско-голландском культурном взаимодействии, стали Г. Якобс (G. Jacobs), Х. Олинк (H. Olink), П. Брейн (P. Bruyn), Ч. Худт (C. Hoedt). Голландский режиссер русского происхождения А. ван дер Хорст (A. van der Horst) посвятила несколько работ «русской теме», одна из которых была показана кузбассовцам. Самыми многочисленными представителями пятой группы стали четырнадцать голландских художников, чьи работы образовали выставку, проходившую в г. Кемерово.

На основе полученной информации из архивных источников, научных публикаций, официальной деловой переписки, протокольной и отчетной документации, материалов российских и голландских газет в кузбасско-голландском культурном сотрудничестве во второй половине 1980-х – 2011 гг. были выделены следующие направления: 1) Сотрудничество Кемеровской области и Королевства Нидерландов по вопросам реставрации и сохранения общего архитектурного наследия; 2) Популяризация темы «АИК Кузбасс»; 3) Контакты в гуманитарной сфере.

Основными формами партнерства по вопросам сохранения общего архитектурного наследия стали международные семинары, лекции и круглые столы. Популяризация темы «АИК Кузбасс», как ответвление кузбасско-голландского культурного взаимодействия, развивалась параллельно с первым направлением. Основными формами этого сотрудничества выступили традиция совместного проведения юбилейных годовщин АИК «Кузбасс», публикации в российских и голландских СМИ, кинопоказ, теле- и радиорепортажи. Сотрудничество в гуманитарной сфере было реализовано посредством художественной выставки, мастер-классов, кинофестиваля и студенческой мобильности.

В третьем разделе «Политико-правовые аспекты кузбасско-голландского культурного партнерства» представлен анализ нормативных и политико-правовых особенностей культурного диалога между Кемеровской областью и Нидерландами.

Политико-правовые аспекты кузбасско-голландского культурного общения получили свое закрепление на региональном уровне в 1990-е гг. Тогда как на уровне высшего руководства двух стран активизация сотрудничества произошла в конце 2000-х гг. Несмотря на государственное признание высокой ценности культуры, в этой сфере жизни российского общества, о чем свидетельствуют документы официального характера, имеются серьезные проблемы. Такое положение вещей отдельные эксперты охарактеризовали как кризис культурной сферы России, назвав в качестве основных проблем, скудное финансирование культурного направления и недостаточное законодательное регулирование. Что касается внешних культурных контактов, то эта область международной жизни страны в рассматриваемый период находилась в кризисной ситуации, оказавшись без соответствующих механизмов действия и должного внимания со стороны государства. Во взаимодействии с Кузбассом голландская внешняя культурная политика продемонстрировала свою работоспособность.

Во второй главе «Направления культурного сотрудничества Кемеровской области с Нидерландами в середине 1980-х 2011 гг.» раскрывается содержательная часть двусторонних контактов по выявленным направлениям, анализируются основные формы культурного диалога.

В первом разделе «Взаимодействие Кемеровской области и Королевства Нидерландов по вопросам реставрации и сохранения общего архитектурного наследия» дается характеристика совместных действий в рамках ревитализации исторического центра столицы Кузбасса.

Начавшись с инициатив архитектурного фонда STAG, кузбасско-голландское взаимодействие с активным включением в переговорный процесс представителей Посольства Королевства Нидерландов в РФ расширяет круг участников. Таким образом, уместно говорить о двух этапах кузбасско-голландских контактов по вопросам сохранения общего архитектурного наследия: 1) 1996–2008 гг. – период, связанный с активной культурно-гуманитарной деятельностью Фонда STAG на территории Кемеровской области и Нидерландов; 2) 2008–2011 гг. – этап двустороннего обсуждения инициатив по вопросам сохранения общего культурного наследия представителями Кемеровской области и Посольства Нидерландов.

Специфической особенностью этих этапов является отсутствие преемственности и четкой взаимосвязи, что на деле выразилось в отсутствии каких-либо существенных сдвигов в вопросах реставрации исторических зданий. Необходимо отметить, что несмотря на довольно впечатляющие итоги и интенсивную международную работу, главная цель сотрудничества – разработать и эффективно воплотить в жизнь сценарии реставрации и развития области АИК «Кузбасс» – во второй части не была достигнута. Назвать сотрудничество полностью неэффективным кемеровская сторона полагает некорректным в силу положительных моментов, главными из которых считает довольно успешное «оживление» района Красной Горки и бесценный опыт международных контактов73.

Во втором разделе «Популяризация темы «АИК Кузбасс» в российско-голландском сотрудничестве» определены основные шаги сторон в рамках информационной пропаганды общей уникальной истории.

Освещение фактов из жизни международного предприятия АИК «Кузбасс» и роли голландцев в нем представляло большой интерес для широкого круга общественности и государственной власти Кемеровской области и Королевства Нидерландов. Это направление в двустороннем культурном сотрудничестве имело ведущий характер. В отличие от взаимодействия по сохранению общего культурного наследия интерес к истории сибирской колонии был равноценным и поддерживался инициативностью представителей двух стран. Огромный вклад в изучение и освещение истории сибирской колонии, в том числе ее голландского компонента, внесли В. А. Сухацкий, Е. А. Кривошеева, ставшая одним из первых исследователей, серьезно заинтересовавшихся темой АИК, Л. Ю. Галкина и научный сотрудник музея-заповедника «Красная Горка» З. Ф. Волкова. Что касается голландских участников, то мотивацией к популяризации и изучению рассматриваемой темы стал интерес к сибирскому этапу жизни их соотечественников, а также общая принадлежность в некоторых случаях к г. Харлему, где, как известно, родился Ван Лохем.

В третьем разделе «Кузбасско-голландские связи в гуманитарной сфере» описание получило двустороннее взаимодействие, осуществленное посредством художественного творчества, а также раскрыта тема студенческой мобильности.

Формами взаимодействия в художественной сфере стали демонстрация голландского документального кино и выставка голландских художников в г. Кемерово. В Кузбассе мероприятия культурной тематики с участием Нидерландов явились своего рода открытием новых форм культурной реальности в жизни края. Гуманитарный аспект кузбасско-голландского культурного сотрудничества также представлен деятельностью студентов двух стран. Кузбасская сторона активно проявила себя в процессе обучения в вузах Нидерландов и развития профессиональных навыков. То обстоятельство, что в Голландию по специальной международной программе уехали одни из лучших студентов Кузбасса, свидетельствует об актуальности для России проблемы «утечки мозгов» и необходимости на государственном уровне проводить эффективную политику поддержки молодых специалистов. Голландские студенты в Кузбассе в рамках поддержки Фонда STAG исследовали тему кузбасско-голландского культурного наследия и внесли свой вклад в развитие двусторонних отношений.

В Заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны основные выводы и обобщения.

Основанное на уникальных фактах мировой истории кузбасско-голландское культурное взаимодействие началось во второй половине 1980-х гг., получив официальное оформление с подписанием международного протокола в 1996 г., культурный диалог развивался по трем основным направлениям.

Наибольшей интенсивностью отличилось сотрудничество Кемеровской области и Королевства Нидерландов по вопросам сохранения общего архитектурного наследия. На основе анализа содержательной части взаимодействия были отмечены следующие тенденции в его развитии. Во-первых, имел место обратный рост интенсивности контактов. Если на первый этап взаимодействия, когда проводились международные семинары в Кузбассе и Нидерландах с предложением конкретных проектов планируемых реставрационных действий, а также велась практическая работа по культурному наследию, приходится пик сотрудничества, то ближе ко второму этапу намечается постепенный спад, выразившийся в переводе сотрудничества в формат двусторонних дискуссий. Во-вторых, инициатива чаще всего исходила от голландских партнеров. В-третьих, кузбасская сторона не имела действенных административных и правовых механизмов для плодотворного международного сотрудничества. Основным положительным результатом сотрудничества стало заметное оживление исторического района Красной Горки, где заработал музей, были проведены работы по улучшению инфраструктуры местности, открыты новые памятники. В результате район исторического кузбасско-голландского взаимодействия постепенно превратился в одно из самых популярных мест г. Кемерово, от чего, без сомнения, выиграла социокультурная сфера региона.

Популяризация темы АИК «Кузбасс» занимала важное место в кузбасско-голландском культурном диалоге. Голландская сторона объясняла свое участие в культурном процессе большим интересом к жизни голландцев, участвовавших в АИК «Кузбасс». Основными героями материалов в голландских СМИ стали С. Рутгерс и Ван Лохем, как наиболее значимые персонажи общей истории. Кузбасские исследователи еще в советское время начали свои научные разыскания на тему интернациональной колонии в Сибири, но в силу проводимой в стране сдержанной политики в отношении стран Запада не смогли сразу заявить о своих исследованиях. Кузбасско-голландское взаимодействие по данному направлению ознаменовалось такими широкомасштабными мероприятиями, как фестиваль голландской культуры и проведение года АИК в г. Кемерово.

Для этого направления двустороннего сотрудничества характерна высокая результативность, обусловленная плодотворной работой участников обеих стран. Большое значение для пропаганды темы сибирской колонии имели огромный энтузиазм и интенсивная исследовательская деятельность кузбасских партнеров, проведенная, как на территории России, так и за ее пределами. Однако, несмотря на довольно активное освещение сюжета интернациональной колонии, в регионе сохраняется тенденция весьма удовлетворительной осведомленности жителей по теме АИК «Кузбасс». Что касается международного освещения темы, то здесь, безусловно, с выпуском информационной продукции в виде книг, фильмов, материалов СМИ, количество голландцев, знакомых с сибирским периодом в истории своей страны, увеличилось. Но о массовом характере данного явления речи не идет.

Гуманитарное сотрудничество Кемеровской области и Голландии обернулось для участников яркими событиями в культурной, образовательной и научной сферах двух стран. Выставка голландских художников в Кемеровском изобразительном музее стала для Кузбасса первым мероприятием подобного уровня. Голландская сторона планировала выставку как своеобразное приглашение кузбасским партнерам дать творческий ответ Нидерландам и тем самым начать плодотворное сотрудничество в сфере искусств. Ответа не последовало по причине финансовой несостоятельности кемеровской стороны. Прошедший международный проект познакомил кузбассовцев с европейским современным искусством. Кроме этого выставка, благодаря голландской инициативе, положила начало другому международному проекту, давшему возможность молодым кузбасским художникам проявить себя в уникальном жанре и получить международный опыт. Также необходимо сказать о высокой степени привлекательности Голландии для лучших выпускников кузбасских вузов, нашедших в Нидерландах возможность реализовать свой потенциал. Для этой сферы сотрудничества характерна тенденция постепенного оттока человеческого капитала из страны. Эпизодическим стало кузбасско-голландское общение в области киноискусства, ставшее возможным благодаря творческой дружбе представителей двух стран. Отметим, что среди показанных в Кузбассе голландских фильмов были как работы, получившие награды, так и дебютная лента. Объединяющим мотивом для режиссеров из Нидерландов стала идея противостояния личности и государственной системы в СССР.

Проанализировав ход сотрудничества можно сказать, что оно выявило глобальные проблемы в социокультурной и политической жизни как Кузбасса, так и всей страны. B то же время двустороннее общение показало огромный творческий потенциал задействованных участников в лице журналистов, архитекторов и ученых, получивших в результате культурного взаимодействия бесценный опыт.

Основное содержание диссертационной работы отражено в 6 работах общим объемом 2 п.л. (авторских 2 п.л.).

Публикации в периодических изданиях из Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук:

  1. Агеева, Ю. А. Художественно-гуманитарное сотрудничество Кемеровской области с Королевством Нидерландов в 2000-е гг. [Текст] / Ю. А. Агеева // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств: журнал теоретических и прикладных исследований. – 2011. – № 17 – 1. – С. 66–72 (0,5 п.л).
  2. Агеева, Ю. А. «Нидерландский период» в архитектуре Кузбасса и инициативы по его сохранению [Текст] / Ю. А. Агеева // Вестник Кемеровского государственного университета: журнал теоретических и прикладных исследований. – 2011. – № 3 (47). – С. 20–26 (0,7 п.л).

Другие научные публикации:

  1. Агеева, Ю. А. Кузбасс-Нидерланды: сотрудничество в области культуры (1996–2008 гг.) [Текст] / Ю. А. Агеева // Научное творчество XXI века: Сборник трудов Ежегодной Всероссийской научной конференции учащихся, студентов и молодых ученых «Научное творчество XXI века» / Сборник трудов в 2-х томах. Т. 2. – Красноярск: Научно-информационный издательский центр, 2009. – С. 11–12 (0,2 п.л).
  2. Агеева, Ю. А. Исторические предпосылки культурного взаимодействия Кузбасса и Голландии [Текст] / Ю. А. Агеева // «Актуальные проблемы прикладной и теоретической науки»: материалы всероссийской заочной научно-практической конференции. Екатеринбург: ИП Бируля Н. И, 2011. – С. 8–10 (0,2 п.л).
  3. Агеева, Ю. А. Королевство Нидерландов: специфика участия в культурном сотрудничестве с Кемеровской областью (вторая половина 1890-х –2010 гг.) [Текст] / Ю. А. Агеева // «Проблемы и перспективы современных наук»: материалы всероссийской заочной научно-практической конференции. Екатеринбург: ИП Бируля Н. И, 2011. – С. 8–10 (0,2 п.л).
  4. Агеева, Ю. А. АИК «Кузбасс» как тема кузбасско-голландского культурного сотрудничества (вторая половина 1890-х – 2010 гг.) [Текст] / Ю. А. Агеева // «Проблемы и перспективы современных наук»: материалы всероссийской заочной научно-практической конференции. Екатеринбург: ИП Бируля Н. И, 2011. – С. 10–12 (0,2 п.л).

1 Зак Л. М. К проблеме истории и историографии международного культурного сотрудничества СССР // Вопросы истории и историографии социалистической культуры. – М. – 1987. – С. 221–235.

2 Кашлев Ю. Б. Международное гуманитарное сотрудничество: состояние и перспективы / под ред. Ю. Б. Кашлева. – М.: Знание, 1988. – 62 c.

3 Хильчевский Ю. М. Дипломатия культуры // Международная жизнь. – 1990. – № 4. – С. 56–64.

4 Мозель К. Н. Культуры разных стран призваны сотрудничать друг с другом // Международная жизнь. –1994. – № 10. – С. 15–21.

5 Сверчков В. И. Межнациональные отношения в Сибири: опыт и проблемы (1960-е гг.): автореф. дис. … д-ра ист. наук. – Иркутск, 1993. – 40 с.

6 Робонен Е. В. Международные культурные связи Восточной Сибири в конце XX в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Красноярск, 2002. – 23 с.

7 Лопатин Д. Н. Экономическое и культурное сотрудничество Западной Сибири и Казахстана в 1985–1991 гг.: дис. … д-ра ист. наук. – Омск, 2002. – 224 с.

8 Колосова И. В. Формирование и развитие отношений между Российской империей и Нидерландами: XVIII – первая половина XIX вв.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 2007. – 26 с.

9 Самсонов П. Е. Становление торговых отношений Российской империи с Королевством Нидерландов в 1815–1853 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – СПб., 2005. – 26 с.

10 Швачкина Е. И. Русско-нидерландские отношения в первой половине XVIII в.: автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 2002. – 23 с.

11 Сибирь в эпоху капитализма / под ред. А. П. Окладникова. – Л.: Изд-во Наука, 1968. – Т. 3. – 527 c.

12 Там же. – С. 187.

13 Там же. – С. 319.

14 Русская библиография о Голландии и о русско-голландских отношениях. 1700–2000 / под ред. Э. Вагеманса. – СПб.: Изд-во Алетейя, 2003. – 288 с.

15 Голландцы и бельгийцы в России XVIII – XX вв. / под ред. Э. Вагеманса. – CПб.: Изд-во Алетейя, 2004. – 448 с.

16 Koningsbrugge H. Tussen Rijswijk en Utrecht. De diplomatieke betrekkingen tussen Zweden en de Verenigde Nederlanden, 1697–1713. – INOS, 1996. – 272 p.

17 Россия и Нидерланды в XVIII в. / под ред. Э. Вагеманса. – Гронинген: Институт восточно-европейских исследований, 1998. – 340 c.

18 Braat J. Russians and Dutchmen. Relations before 1917. – Groningen, 1993 – 230 p.

19 Baruch F. Aan de grenzen voorbij. Over de betrekkingen tussen Nederland en de USSR (1917–1987). – Amsterdam: De Schalm, 1987. – 187 p.

20 Чижиков А. Г. Текстологические характеристики нидерландских пословиц и поговорок : на материале нидерландскоязычной прозы и прессы: автореф. дис. … канд. филолог. наук. – М., 2006. – 23 с.

21 Калашникова Н. Б. Литература Нидерландов второй половины XX века и творчество Сейса Нотебоома: автореф. дис. … канд. филолог. наук. – М., 2005. – 25 с.

22 Лось О. К. Культурные феномены как отражение ментальности голландцев в период с последней четверти XVI до конца XVII веков: автореф. дис. … канд. филолог. наук. – Иркутск, 2004. – 25 с.

23 Бусыгин А. В. Нидерланды / под ред. Г. В. Стасюк. – М.: Мысль, 1986. – 125 c.

24 Шатохина Г. А. История Нидерландов. – М.: Дрофа, 2007. – С. 351–352.

25 Rutten E. Unattainable bride Russia. Engendering nation, state and intelligentsia in Twentieth-Century Russian literature. – Groningen University, 2005. – 250 p; Ioffe D. The Poetics of Personal Behaviour. The Interaction of Life and Art in Russian Modernism (1890–1920). – University of Amsterdam, 2009. – 324 p; Mulders K. De Barents regio en Russisch kolonialisme in de Middeleeuwen // Circumpolar Journal. – 1999. – vol. 14. – P. 12–27; Zandt C. Nederlanders en Siberie. – Groningen University, 1997. – 73 p.

26 Scheerder С. De Nedrus en de Holrus: de geschiedenis van twee Nederlandse banken in Rusland ten tijde van de Eerste Wereldoorlog. – Groningen University, 2008. – 279 p; Wijngaarden-Xiounina J. Of assimilation and separation: the Dutch elite in St. Petersburg 1860–1917. – Groningen University, 2007 – 217 p.

27 Полянская Е. М. Автономная индустриальная колония «Кузбасс» (1921–1927 гг.) // Труды научной конференции по истории черной металлургии Кузбасса, посвященной 140-летию Гурьевского завода (1816–1956). – Кемерово, 1957. – C. 106–136.

28 Кривошеева Е. А. Из истории Автономной индустриальной колонии «Кузбасс» // Докл. и сообщ. науч. конф. по истории Западной Сибири и Дальнего Востока. – Томск, 1960. – C. 217–218; Ее же. Из истории образования АИК «Кузбасс» (1921–1923) // Из истории Западной Сибири / Новосиб. пед. ин-т. – Кемерово, 1966. – Вып. 1. – С. 210–236; Ее же. Загадка Эрниты. – Кемерово, 1979. – 192 c; Ее же. Большой Билл в Кузбассе: страницы интернациональных связей. – Кемерово, 1990. – 175 c.

29 История Кузбасса / под ред. А. П. Окладникова. – Кемерово: Кемеровское книжное изд-во, 1967. – Часть I – II. – 376 с; Сибирь в период строительства социализма 1917–1937 гг. / под ред. А. П. Окладникова. – Ленинград: Изд-во Наука, 1968. – Т. 4. – С. 194; Кузбасс: прошлое, настоящее будущее / под ред. З. Г. Карпенко. – Кемерово: Кемеровское книжное изд-во, 1978. – 368 с.

30 Историческая энциклопедия Кузбасса. – Познань: Издательский концерн «Штама», 1996. – 380 с.

31 Галкина Л. Ю. Создание и деятельность автономной индустриальной колонии иностранных рабочих и специалистов в Кузбассе (1921–1926 гг.): дис. … канд. ист. наук. – Кемерово, 1997. – С. 164–186.

32 Кушникова М. М. Страницы истории г. Кемерово. – Новокузнецк: изд-во «Кузнецкая крепость», 1997. – Т. 1. – 586 с.

33 Там же. – С. 111–123.

34 Кривошеева Е. А. Голландский инженер в Кузбассе, Себальд Рутгерс // Их имена в истории Кузбасса: мат-лы рег. науч.-практ. конф. – Томск, 2004. – С. 46–50.

35 Галкина Л. Ю. Иностранцы о Кузбассе и Кемерове // Балибаловские чтения: мат-лы науч.-практ. конф., посвященной 85-летию города Кемерово. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. – Вып. 3. – С. 59–65; Ее же. Уникальный международный проект в Сибири // Балибаловские чтения: мат-лы науч.-практ. конф., посвященной 250-летию открытия кузнецкого угольного бассейна. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2011. – Вып. 6. – С. 25–30.

36 Волкова З. Ф. Красная Горка – исторический центр города Кемерово // Балибаловские чтения: мат-лы науч.-практ. конф., посвященной 85-летию города Кемерово. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. – Вып. 3. – С. 109–112; Ее же. Один год из жизни Кемрудника // Балибаловские чтения: мат-лы науч.-практ. конф. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2001. – Вып. 2. – С. 39–46; Ее же. АИК «Кузбасс» – проект модернизации промышленности // Балибаловские чтения: мат-лы науч.-практ. конф., посвященной 250-летию открытия кузнецкого угольного бассейна. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2011. – Вып. 6. – С. 35–41.

37 Сухацкий В. А. Культурное влияние АИК «Кузбасс» на жизнь и быт населения города Кемерово // Историко-культурное наследие: изучение, сохранение, использование»: мат-лы науч.-практ. конф. – Кемерово: ООО «Арф», 2008. – С. 48–53.

38 Захарова И. В. Проблемы охраны объектов культурного наследия города Кемерово // Там же. – С. 12–18.

39 Там же. – С. 29.

40 Smith W. The Kuzbas Colony, Soviet Russia, 1921–1926. An American Contribution to the Building of a Communist State. – D. A. University of Miami, 1977. – 331 p.

41 Там же. – P. 225–226.

42 Morray J. Project Kuzbas. American Workers in Siberia (1921–1926). – New York, 1983. – 191 p.

43 Там же. – P. 24–34.

44 Olink H. De koeriers van Moskou. – Aksant, 2002. – 111 p.

45 Тринчер Г. С. Рутгерс. – М.: Молодая Гвардия, 1967. – 192 c.

46 Eggink R. A. J. B. van Loghem: Architect van een optimistische generatie, proefschrift. – Delft: Technische Universiteit Delft, 1998. – 356 p.

47 Невзгодин И. В. Российско-нидерландские архитектурные связи первой трети XX века в Урало-Сибирском регионе: автореф. дис. … канд. ист. наук. – Новосибирск, 2002. – 27 с.

48 J. B. van Loghem, 1881–1940, Beelding van levenshouding. Landhuizen, stadswoonhuizen en woningbouwprojecten. – Haarlem Schuyt & Co., 1995. – 363 p.

49 Зюзьков Ю. С. Западноевропейские мотивы в архитектуре Кемерова // Разыскания: Историко-краеведческий альманах. – Кемерово: АО Кемеровское кн. изд-во, 1997. – С. 87–92; Его же. Ян Ван Лохем: строительство нового жилья для «нового человека» (о проекте «Дома холостых» на Кемеровском химзаводе) // Балибаловские чтения: мат-лы второй науч.-практ. конф. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2001. – Вып. 2. – С. 46–55; Его же. Индустриальный Щегловск – «город-сад» // Вестник КузГТУ. – Кемерово, 2001. – Вып. 5. – С. 73.

50 Захарова И. В. Архитектурное наследие Кузбасса 1910–1930-х. гг. – Кемерово: ООО «Агентство рекламных форм», 2005. – 104 с.

51 Волкова З. Ф. Документы рассказывают // Альманах Красная горка: Окно в Нидерланды. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2001. – Вып. 2. – С. 66–75.

52 Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Гаага, 14 мая 1954 г.) // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. – М., 1991. – 258 с; Программа действий на 2008– 2010 гг. между РФ и Нидерландами // ТА Отдела культуры Посольства Нидерландов в России; Меморандум о взаимопонимании между Министерством культуры РФ и Министерством образования, науки и культуры и Министерством иностранных дел Королевства Нидерландов о сотрудничестве в области совместного культурного наследия // Там же.

53 Закон РФ от 9 октября 1992 г. № 3612-I «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 19 ноября. – № 46. – 1992. – С. 2615.

54 Устав Кемеровской области // «Кузбасс». – 11 июня. – 1997. – № 102.

55 Закон Кемеровской области от 14 февраля 2005 г. № 26-ОЗ «О культуре» // «Кузбасс». – 2 марта. – 2005. – № 35.

56 Закон Кемеровской области от 11 июля 2008 г. № 75-ОЗ «Об утверждении Программы социально-экономического развития Кемеровской области до 2012 года» // «Законодательный вестник Совета народных депутатов Кемеровской области». – 21 июля 2008. – часть III. – № 78.

57 Распоряжение Администрации Кемеровской области от 23. 08. 2004 № 1139-к «О реорганизации департамента национальной политики Кемеровской области и департамента культуры Кемеровской области // ТА юридического отдела Департамента культуры и национальной политики Кемеровской области.

58 Программа «Совместное культурное наследие» // ТА Отдела культуры Посольства Нидерландов в России.

59 Письмо Й. де Мола начальнику отдела культуры В. И. Бедину от 24. 11. 1997 // ТА Фонда STAG; Письмо Посольства Королевства Нидерландов в Администрацию г. Кемерово от 25. 07. 1998 // Там же.

60 Письмо Л. И. Гвоздковой заместителю главы г. Кемерово «О целесообразности установки памятника шахтера Э. Неизвестного на территории музея – заповедника «Красная Горка» // ТА Управления культуры, спорта и молодежной политики Администрации г. Кемерово.

61 Протокол заключительного заседания голландской и российской сторон в рамках соглашений о сотрудничестве между Королевством Нидерландов и городами Екатеринбург, Кемерово и Новосибирск от 25. 10. 1998 // Материалы по сотрудничеству с Нидерландами, 1998 г. // Научный архив МАУ «Музей-заповедник «Красная горка».

62 Программа фестиваля «АИК-Кузбасс-96» // Материалы по сотрудничеству с Нидерландами, 1996 г. // Научный архив МАУ «Музей-заповедник «Красная горка»; Программа визита посла Королевства Нидерландов в Российской Федерации господина Тиддо Хофстее в Кузбасс // ТА Фонда STAG.

63 Wij willen in cultuur leven» / Verslag van de workshops gehouden in Kemerovo // ТА Фонда STAG.

64 Постановление Коллегии Администрации Кемеровской области от 30. 03. 2010 № 127 « Об утверждении Положения о департаменте культуры и национальной политики Кемеровской области» // ТА юридического отдела Департамента культуры и национальной политики Кемеровской области.

65 Сухацкий В. Расплата за мечту // Кузбасс XXI век. – 2011. – № 2 (24). – С. 28–33; Его же. Музей «Красная Горка» представляет: Урало-кузнецкая Советская Социалистическая Республика. Бриллианты для диктатуры // Кузбасс XXI век. – 2010. – № 1. – С. 36–39.

66 Hoedt C. Een Hollandse wijk in Siberie // Metro. – 19 mei 2000. – C. 57–58.

67 Bruyn P. Hollandse echo in Siberie // Zaterdag. – 17 April 2004. – C. 36.

68 J. van der Spek. Un muse russe aux Pays-Bas // Holland Horizon. – juin 2003. – № 2. – P. 7–9; Cinquante ans aprs // Holland Horizon. – juin 2002. – № 2. – P. 4–5.

69 От Щегловска до Кемерово, 25.10.2010 [Электронный ресурс] / Сайт телеканала «Мой город» – Режим доступа: http://kemerovotv.ru/history/264.html – загл. с экрана; От Щегловска до Кемерово, 06.11.2011 [Электронный ресурс] / Сайт телеканала «Мой город» – Режим доступа: http://moygorod.tv/history/1282-vypusk-ot-06112011.html – загл. с экрана.

70 Голландия – Кузбасс: есть контакт (часть первая) [Электронный ресурс] / Информационно-развлекательный портал г. Кемерово – Режим доступа: http://gazeta.a42.ru/lenta/show/gollandiya-kuzbass-est-kontakt-chast-pervaya.html. – загл. с экрана.

71 Een Nederlander in Siberia: Brieven Van Anton Struik, Nijmegen, Netherlands, Socialistrese Vitgeverij Nijmegen, 1979. – P. 68.

72 КОКМ. ОФ 7248.; ОФ 7249.; ОФ 7246.; ОФ 9119/2.; ОФ 9119/3.; ОФ 9119/4.

73 Из интервью с И. В. Захаровой (август 2011) // Архив автора.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.