WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

КИРИЛЛОВ Максим Михайлович

ПРОКУРАТУРА НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ:

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УСТРОЙСТВА, ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

И ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В 18641917 гг.

(ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ)

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Нижний Новгород 2012

Работа выполнена в Нижегородской академии МВД России.

Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор

Демичев Алексей Андреевич

Официальные оппоненты:

Захаров Владимир Викторович,

доктор юридических наук, профессор,

Курский государственный университет, проректор по учебной работе,

заведующий кафедрой теории

и истории государства и права;

Никонов Владимир Александрович,

кандидат юридических наук,

прокурор города Нижнего Новгорода, старший советник юстиции

Ведущая организация:

Владимирский государственный

университет имени Александра

Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых

Защита состоится « 25 » мая 2012 года в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 203.009.01 на базе Нижегородской академии МВД России по адресу: 603144, г. Н. Новгород, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан «___»___________2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук  Миловидова М.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В условиях построения демократического правового государства (а таковым Российская Федерации является в соответствии с ч. 1 ст. 1 Конституции РФ) все более значительную роль в современном обществе начинают играть органы прокуратуры. Именно их основной функцией является защита законных прав и интересов граждан.

Реформирование современной прокуратуры делает актуальным обращение к историческому опыту организации и деятельности данного института. При этом важно не ограничиваться лишь изучением нормативно-правовых актов, но и анализировать реальную практику их применения. Как известно, Москва и Санкт-Петербург – это далеко не вся Россия. Многие механизмы, успешно работающие в столицах, могут быть неэффективными в провинции, и наоборот. Отсюда вытекает целесообразность региональных историко-правовых исследований организации и практической деятельности органов прокуратуры. К сожалению, такого рода исследований в настоящее время практически нет.

Степень разработанности темы. Вопросы организации и деятельности российской прокуратуры интересовали ученых дореволюционного, советского и современного периодов. Правовые особенности деятельности органов прокуратуры в дореволюционный период исследовались в трудах Н.В. Муравьева, И.Я. Фойницкого, И.Е. Андреевского, Ф.М. Дми-триева, Н.М. Коркунова, Н.И. Лазаревского, В.Н. Латкина, К. Троцина и др.

Проблемы исторического развития отечественной прокуратуры (как дореформенной, так и пореформенной) рассматривались в работах П.И. Иванова, А.Д. Градовского, Ф.В. Благовидова, В.М. Грибовского, В.И. Веретенникова1. Особую ценность работам названных ученых придает то, что они основываются не только на анализе законодательства, но и опираются на архивные материалы и данные статистики.

В связи с реорганизацией прокуратуры в ходе Судебной реформы 1864 года активизировалось внимание исследователей к этому институту. Однако для многих работ этого периода (например, А.А. Головачева, Г.А. Джаншиева, И.В. Гессена и др.2) были характерны публицистичность, полемичность, а также рассмотрение реформы прокуратуры в контексте других преобразований Александра II, в том числе в судебной сфере.

Особый интерес для настоящего исследования имеют работы Н.В. Муравьева3, который был не только известным ученым, но и много лет посвятил практической деятельности в сфере правосудия: работал в органах прокуратуры, а в 1894–1995 годах занимал пост министра юстиции. Работам Н.В. Муравьева свойственны глубокий анализ трудов предшественников, обилие примеров из судебной практики, а также ярко выраженная ориентация на совершенствование действующего законодательства.

Интерес для настоящего исследования представляет и «Курс уголовного судопроизводства» профессора И.Я. Фойницкого4, который также был не только ученым, но и занимал должность обер-прокурора уголовного кассационного департамента Сената. Для ставшего классическим учебника И.Я. Фойницкого, несмотря на специфику жанра издания, также характерен серьезный анализ вопросов, связанных с функционированием российской прокуратуры.

Отдельные аспекты организации и практической деятельности пореформенной прокуратуры рассматривались в статьях других практиков, опубликованных, как правило, на страницах специальных периодических юридических изданий5.

В советской историографии проблемы развития прокуратуры рассматривались только в контексте изучения Судебной реформы 1864 года6 и внутренней политики Российской империи в целом7.

В постсоветский период среди работ, посвященных дореволюционной российской прокуратуре, следует отметить монографию С.М. Казанцева8. В диссертациях Ю.М. Горячковской, В.И. Безрядина, Р.Р. Вахитовой также рассматривались вопросы истории отечественной прокуратуры9. В 2005 году В.А. Никоновым была защищена диссертация, в которой проводилось комплексное сравнение дореволюционной и современной прокуратуры10.

В начале XXI века появились исследования прокуратуры регионального характера. Так, А.Ф. Абдрахмановым рассматривались органы прокуратуры Уфимской губернии11, а Р.З. Симонян – эволюция пореформенных органов прокуратуры в Курской губернии12.

Что касается освещения деятельности прокуратуры Нижегородской губернии, то здесь необходимо выделить труд И.А. Макарова «Нижегородские прокуроры: 272 года на страже закона»13, в котором автор рассматривает в хронологическом порядке службы всех прокуроров Нижегородской губернии с момента назначения на должность первого прокурора до наших дней.

В монографии А.А. Демичева, посвященной истории российского суда присяжных, содержатся и материалы, касающиеся становления нижегородской прокуратуры в пореформенный период14, а в двух статьях того же ученого дан биографический очерк о первом прокуроре Нижегородского окружного суда Владимире Ивановиче Анненкове15. Некоторые сведения о нижегородской прокуратуре пореформенного периода содержатся в работе Н.И. Биюшкиной и А.В. Киселевой16.

Таким образом, в российской историко-правовой литературе имеется ряд исследований, посвященных организации и деятельности прокуратуры Российской империи в целом. Однако специальных юридических работ, затрагивающих региональные особенности прохождения службы в органах прокуратуры во второй половине XIX – начале XX века, а также взаимодействие с иными структурами, пока явно недостаточно. До настоящего времени не было комплексных исследований особенностей организации и практической деятельности прокуратуры Нижегородской губернии.

Объект и предмет диссертационного исследования. Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, сформировавшихся в России в исследуемый период и связанных с организацией и деятельностью органов прокуратуры. В качестве предмета диссертационного исследования выступают формирование, развитие и эволюция органов прокуратуры Нижегородской губернии.

Цель диссертационной работы заключается в проведении комплексного историко-правового исследования правовых и организационных основ функционирования органов прокуратуры Нижегородской губернии в дореволюционный период отечественной истории.

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих задач:

– провести анализ нормативно-правовых актов Российской империи, регулирующих деятельность органов прокуратуры Нижегородской губернии в XVIII – начале XX века;

– выявить особенности становления нижегородской прокуратуры;

– проследить основные изменения в органах прокуратуры Нижегородской губернии в пореформенный период;

– исследовать правовой статус органов прокуратуры Нижегородской губернии по Судебной реформе 1864 года;

– проанализировать особенности взаимоотношений органов прокуратуры с судебными следователями и органами полиции в Нижегородской губернии;

– провести комплексный анализ порядка рассмотрения гражданских и уголовных дел органами прокуратуры Нижегородской губернии;

– выявить наиболее характерные нарушения должностных обязанностей чинами прокурорских органов Нижегородской губернии.

Хронологические рамки исследования охватывают XVIII – начало ХХ века. При этом основное внимание уделяется периоду 1864 – 1917 годов, начавшемуся с подписания Александром II Судебных уставов 20 ноября 1864 года и завершившемуся упразднением органов прокуратуры Декретом Совнаркома «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 года.

Географические рамки исследования охватывают границы Нижегородской губернии, существовавшие в изучаемый период. Данный выбор обусловливается тем, что, с одной стороны, Нижегородская губерния была одной из типичных центральных губерний Европейской России, с другой – она обладала рядом специфических черт (высокий уровень экономического развития, наличие Нижегородской ярмарки, сезонная миграция населения вследствие проведения ярмарки и др.).

Методологическую основу исследования составляет совокупность общих и специальных методов, разработанных и апробированных историко-правовой наукой (формально-юридический, сравнительно-правовой, системно-структурный и др.). Также исследование базируется на всеобщем диалектическом методе научного познания и историческом подходе к изучаемым явлениям.

Теоретическую основу исследования составляют работы ученых дореволюционного, советского и современного периодов, занимавшихся изучением истории российской прокуратуры, Судебной реформы 1864 года, государственного устройства России, а также труды специалистов в области истории государства и права, повлиявшие на формирование научной и методологической позиции диссертанта: А.Ф. Абдрахманова, В.И. Безрядина, В.Ф. Благовидова, И.Д. Борисовой, Б.В. Виленского, В.И. Веретенникова, Ю.Г. Галая, Ю.М. Горячковской, М.Ф. Громницкого, А.А. Демичева, В.В. Захарова, А.Г. Звягинцева, С.М. Казанцева, А.Ф. Кони, В.А. Никонова, И.А. Макарова, Н.В. Муравьева, Ю.Г. Орлова, В.Б. Романовской, Р.З. Симонян, И.Я. Фойницкого и др.

Источниковую основу исследования составляют нормативно-правовые акты XVIII – начала XX века, регламентировавшие устройство и деятельность органов прокуратуры Российской империи в целом и Нижегородской губернии в частности. Также при написании работы использовались архивные документы из фондов Российского государственного исторического архива (ф. 1405); Центрального архива Нижегородской области (ф. 5, 178, 179, 180). Часть этих материалов вводится в научный оборот впервые.

Научная новизна диссертации состоит в том, что в ней впервые на основе широкого круга архивных источников и нормативно-правовых актов проведено комплексное изучение региональных особенностей функционирования и практической деятельности прокуратуры Нижегородской губернии.

В работе проведено историко-правовое исследование проблем становления и развития правового статуса и социального положения сотрудников прокуратуры в Нижегородской губернии, рассмотрены особенности взаимоотношений органов прокуратуры с другими ведомствами, дана характеристика различных аспектов организации и деятельности органов прокуратуры Нижегородской губернии, уточнено место органов прокуратуры Российской империи в механизме государственного управления страной.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. В истории нижегородской прокуратуры можно выделить два крупных этапа: дореформенный – 1731–1864 годы (за это время должность нижегородского губернского прокурора занимали 32 человека) и пореформенный – 1864–1917 годы (должность прокурора Нижегородского окружного суда занимали 16 человек), в рамках которых наблюдаются качественные различия не только в организации и деятельности прокуратуры, но и в ее кадровом обеспечении.
  2. Для нижегородской прокуратуры дореформенного периода (как и для всей российской прокуратуры) были характерны высокая текучесть кадров, существенная роль внешних факторов при расстановке прокурорских кадров на должности и движении их по службе (социальное происхождение, протекционизм и др.), несоответствие между формальными требованиями к прокурорским кадрам и реальной практикой. Отсутствие целенаправленной кадровой политики привело к тому, что эффективность прокурорского надзора зависела исключительно от личности губернского прокурора. Одни нижегородские губернские прокуроры действительно стояли на страже законности, не боясь при этом вступать в конфликты с губернскими властями, однако другие, напротив, не вмешивались в действия губернских властей, не исполняли свои обязанности и использовали должностное положение в корыстных целях.
  3. Политика правительства Российской империи в пореформенный период по улучшению кадрового состава органов прокуратуры привела (в частности в Нижегородской губернии) к положительным результатам. Состав нижегородских прокуроров и их товарищей стал весьма качественным в профессиональном плане. Достижению таких результатов способствовало нормативное закрепление высокого социального статуса работников прокуратуры, проявляющееся, в том числе, и в достаточно высоком материальном обеспечении.
  4. Деятельность прокуратуры Нижегородской губернии в 1864–1917 годах в определенной мере способствовала повышению уровня законности в сфере уголовного судопроизводства. Однако прокуратура являлась гарантом соблюдения прав российских подданных только в той мере, в какой эти права признавались законодательством Российской империи, и было допустимо в рамках монархической формы правления.
  5. Практика прокурорского надзора по гражданским делам в Нижегородской губернии во второй половине XIX – начале XX века свидетельствует, что участие прокуроров в гражданском судопроизводстве не было эффективным. Фактически прокурор играл роль своеобразного «юрисконсульта» судебной коллегии, чье мнение не имело существенного значения для суда.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что сформулированные в нем положения и выводы вносят вклад в историю отечественного государства и права, исторические разделы административного права и прокурорского надзора, а также могут стать теоретической основой для дальнейшего изучения истории российской прокуратуры, в том числе региональных аспектов ее организации и деятельности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы при чтении лекций и проведении семинарских занятий по истории отечественного государства и права, при подготовке учебно-методических пособий и разработке соответствующих специальных курсов.

Материалы диссертации могут быть применены в процессе совершенствования действующего законодательства, регулирующего вопросы организации и деятельности современной прокуратуры.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Основные положения диссертации опубликованы в восьми работах соискателя общим объемом 2,75 п. л., а также апробировались в выступлениях на научно-практических конференциях различного уровня: «Человек и общество в противоречиях и согласии» (Н. Новгород, 2010 г.); «Актуальные проблемы истории государства и права (65-летию Великой Победы посвящается)» (Н. Новгород, 2010 г.); «Студенческий гений – 2010» (Н. Новгород, 2010 г.); «Проблемы модернизации экономики и права» (Чебоксары, 2011 г.).

Материалы диссертации используются в учебном процессе Нижегородской академии МВД России при чтении лекций и проведении семинарских занятий по истории государства и права России.

Результаты диссертационного исследования неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права Нижегородской академии МВД России.

Структура диссертации обусловлена целью, задачами, объектом и предметом исследования. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и степень научной разработанности темы, определяются объект и предмет, цель и задачи, хронологические и географические границы работы, методологическая, теоретическая и источниковая основы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приводятся данные об апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава «Региональные особенности устройства и функционирования прокуратуры Нижегородской губернии» включает два параграфа.

В первом параграфе «Становление нижегородской прокуратуры» автор обращает внимание, что формально можно выделить два этапа становления нижегородской прокуратуры: 1731–1864 и 1864–1917 годы. Первый этап начался с назначения первого нижегородского губернского прокурора и его помощников в 1731 году и длился до ликвидации данных должностей в связи с Судебной реформой 1864 года. На этом этапе практически за 140 лет прослужило 32 нижегородских губернских прокурора.

В 1731 году органы прокуратуры появились в губернских городах. Первое назначение губернских прокуроров состоялось в соответствии с Указом Сената № 5736 от 13 апреля 1731 года «Об определении прокурора в Юстиц-коллегию, в губернии и о сочинении им инструкции для порядочного отправления дел по их должности». На основании этого Указа прокуратура Нижегородской губернии была представлена губернским прокурором, губернским стряпчим казенных и уголовных дел, уездными стряпчими.

Следует отметить, что данные должности на территории России вводились постепенно, и Нижегородская губерния была одной из первых, где был назначен губернский прокурор. Уже в июне 1731 года на должность нижегородского губернского прокурора прибыл майор Иван Семенович Дурнов.

Анализ нормативно-правовых актов, регулировавших деятельность прокуроров в первый период существования нижегородской прокуратуры, приводит диссертанта к выводу о несовершенстве нормативной базы, следствием которого стала невозможность в полной мере осуществлять возложенные на них обязанности. В этот период отсутствовала инструкция, в которой бы четко регламентировались права и обязанности губернских прокуроров. Без нее первые нижегородские прокуроры не решались вмешиваться  в действия губернских властей.

Третьего сентября 1733 года был подписан Именной указ «О должности губернского прокурора», который расширял властные полномочия губернских прокуроров. Теперь они наделялись правом опротестовывать незаконные действия судов и губернских органов власти с обязательным уведомлением генерал-прокурора.

В период 1731–1869 годов в Нижегородской губернии было 32 губернских прокурора. Средний срок их службы составлял 4 года и 3 месяца, из них 6 прокуроров прослужили в должности менее 1 года, что составляет 18,7%; 12 прокуроров прослужили от одного года до трех лет (37,5%); 5 прокуроров прослужили от трех до пяти лет (15,65%); столько же – от пяти до восьми лет и лишь 4 прокурора прослужили более 8 лет, что составляет 12,5% от общего числа прокуроров, прослуживших на территории Нижегородской губернии.

Анализируя архивные сведения о нижегородских губернских прокурорах, диссертант обращает внимание на интересный факт: первые десять нижегородских губернских прокуроров (по которым имеются достоверные данные), заступая на данную должность, имели не гражданские, а военные чины. С 1773 по 1917 год все нижегородские губернские прокуроры (позже – прокуроры Нижегородского окружного суда) имели исключительно гражданские чины (по Табели о рангах – не ниже коллежского асессора).

Кадровый состав дореформенной нижегородской прокуратуры был далек от идеального. В диссертации приводятся многочисленные примеры неисполнения нижегородскими прокурорами своих обязанностей, использования служебных полномочий в личных целях, факты коррупции и иных негативных явлений, вызванных, в первую очередь, низким качеством кадрового состава. В некоторых случаях прокуроры не только открыто конфликтовали с законом, но и сами оказывались под следствием. Например, третий нижегородский губернский прокурор Семен Васильевич Полоченинов был арестован за неуплату податей в казну. В результате этого с мая 1738 и до конца 1741 года, то есть почти три года, должность нижегородского губернского прокурора была вакантной.

В ряде случаев существенную роль при назначении нижегородских губернских прокуроров играли родственные связи и протекция. Одним из ярких примеров является назначение на должность двадцатого нижегородского губернского прокурора Саввы Сергеевича Смирнова, который был близким родственником крупной политической фигуры – князя Ивана Михайловича Долгорукова.

До Судебной реформы 1864 года прокуроры не входили в состав судебного ведомства, не имели необходимой юридической подготовки и, как правило, не всегда могли на высоком профессиональном уровне выполнять соответствующие процессуальные обязанности. В результате этого поддержка государственного обвинения в дореформенном суде строилась не на юридическом анализе обстоятельств дела, а базировалась на теории формальных доказательств в условиях розыскного процесса с его обвинительным уклоном. Тем не менее, многие нижегородские губернские прокуроры, насколько это было возможно в существовавших конкретно-исторических условиях, действительно стояли на страже законности и правопорядка. Благодаря их усилиям было раскрыто много серьезных преступлений. В диссертации приводится ряд примеров, когда прокуроры, расследуя факты хищений и коррупции, шли на конфликт с губернскими властями. Нередко результатом этих расследований являлись отставки высших чинов Нижегородской губернии (губернаторов, вице-губернаторов, казначеев, полицеймейстеров и др.).

Во втором параграфе «Правовая регламентация организации и деятельности нижегородской прокуратуры в 18641917 гг.: теория и практика» автор исследует особенности устройства и функционирования нижегородской прокуратуры в пореформенный период.

Второй этап развития нижегородской прокуратуры охватывает период 1864–1917 годов. Он начинается формально с 1864 года – с момента подписания Судебных уставов 20 ноября 1864 года Александром II, но реально – со времени назначения первого прокурора Нижегородского окружного суда Владимира Ивановича Анненкова и его товарищей (помощников) в 1869 году. В продолжение второго этапа истории нижегородской прокуратуры в ней сменилось 16 нижегородских окружных прокуроров. Средний срок их службы составил 3 года и 3 месяца. При этом ни один прокурор не прослужил менее одного года; 10 прокуроров (62,5%) прослужили от одного года до трех лета; 5 прокуроров (31,25%) – от трех до пяти лет, и один прокурор (6,25%)  прослужил более 8 лет.

Сопоставив средний срок службы нижегородских губернских прокуроров и нижегородских окружных прокуроров, диссертант пришел к выводу, что текучесть кадров и в том и в другом случае была достаточно высокой. При этом в пореформенный период вместо дореформенного принципа хаотичного перемещения чиновников различных ведомств из одной структуры в другую был широко распространен принцип ротации кадров – чиновники прокуратуры периодически переводились из одного окружного суда в другой.

В отличие от других регионов России, в Нижнем Новгороде прокуроры имели достаточно высокие классные чины, лишь только четверо из них: Н.П. Томсен, Д.К. фон Вендрих, С.С. Хрулев и И.М. Золотарев имели чин надворного советника – 7-й в Табели о рангах. Пять прокуроров: В.И. Анненков, Г.П. Орлов, В.А. Бальц, С.Д. Тверской и Н.Н. фон Ульрих имели чин коллежского советника – 6-й в Табели о рангах. Пять нижегородских прокуроров имели чин статского советника: А.Н. Сенявин, А.А. Макаров, В.Е. Рейнбот, М.И. Скаржинский и Н.П. Чернявский – 5-й в Табели о рангах. И, наконец, два нижегородских окружных прокурора имели чин действительного статского советника: Н.К. Безе и С.Я. Утин – 4-й в Табели о рангах.

Практическая реализация положений Судебных уставов 1864 года, следствием которой стал достаточно высокий уровень материального обеспечения прокуроров и их товарищей, высокий престиж службы в пореформенных судебных учреждениях и высокий социальный статус прокурора в целом привели к качественному подбору прокурорских кадров в Нижегородском окружном суде. Одним из свидетельств этого является то, что ни один работник прокуратуры Нижегородского окружного суда за весь период его существования (1869–1917 гг.) не был замешан в коррупционных скандалах, в использовании служебного положения в корыстных целях, не был отстранен от должности по каким-либо негативным основаниям.

В соответствии с Правилами об изменении и дополнении статей Свода законов, касающихся судопроизводства и делопроизводства в прежних судебных местах от 11 октября 1865 года нижегородский губернский прокурор получил право возбуждения предварительного следствия и передачи полицейских дознаний судебным следователям, если считал прекращение дела полицией необоснованным, а также право протеста на решения и приговоры судов.

Седьмого марта 1866 года было утверждено новое Положение о губернской прокуратуре. В нем функции общего надзора были в значительной мере сокращены, хотя некоторые обязанности по надзору за местами лишения свободы, за губернскими по крестьянским делам присутствиями, губернскими правлениями, полицией сохранялись. Губернские прокуроры освобождались также от просмотра журналов казенных мест, за исключением актов о предании суду и административных взысканиях. Данное Положение носило переходный характер до введения в действие Судебных уставов 1864 года. В Нижегородской губернии это произошло в 1869 году.

К началу проведения Судебной реформы 1864 года в состав Нижегородской губернии входило одиннадцать уездов. Каждый уезд разделялся на следственные участки, и их число было разным, в зависимости от количества совершаемых преступлений. Нижний Новгород разделялся на пять следственных участков: первый и второй участок относились к Кремлевской части, третий участок – к Рождественской части, а четвертый и пятый соответственно – к первой и второй Макарьевским частям. Что касается устройства органов прокуратуры в Нижегородской губернии, то для равномерности в работе товарищей прокурора 15 января 1869 года в соответствии с предписанием сенатора А.Н. Шахова, ревизовавшего дореформенные учреждения Нижегородской губернии и в дальнейшем открывшего Нижегородский окружной суд, Нижегородская губерния была разделена на три прокурорских участка: Северо-Западный (Нижегородский, Семеновский, Балахнинский, Горбатовский уезды); Северо-Восточный (Макарьевский, Васильсурский, Княгининский уезды); Южный (Арзамасский, Ардатовский, Лукояновский, Сергачский уезды).

Вторая глава «Практическая деятельность органов прокуратуры Нижегородской губернии в 18641917 гг.» включает три параграфа.

В первом параграфе «Практические особенности взаимоотношений органов прокуратуры с органами полиции и судебными следователями» в первую очередь проанализированы взаимоотношения между нижегородскими окружными прокурорами, судебными следователями и органами полиции.

Органы прокуратуры подчинялись Министерству юстиции, а органы полиции – Министерству внутренних дел, что приводило к конфликтным ситуациям из-за отсутствия строгого разграничения компетенции между органами прокуратуры и полиции. В итоге сформировалась система взаимоконтроля деятельности прокурорских и полицейских служащих. Таким образом, в результате проведения Судебной реформы 1864 года появился своеобразный дуализм в системе осуществления правоохранительной функции на местах, что привело к ограничению полицейской монополии на правоохранительную деятельность, существовавшей в дореформенный период.

В Нижегородской губернии было положено начало формированию нового вида надзора органов прокуратуры за полицией. Так, с 1872 года нижегородская прокуратура ввела практику разъяснения работниками прокуратуры сотрудникам полиции их прав и обязанностей при проведении следственных действий. По-видимому, такое положение дел вызвало раздражение у полицейских чинов и те обратились с жалобой к прокурору Московской судебной палаты. Тот, в свою очередь, в письме от 12 апреля 1872 года потребовал разъяснений у прокурора Нижегородского окружного суда об отношениях нижегородской прокуратуры и полиции. Соответствующие разъяснения были даны. Они были признаны удовлетворительными, и нижегородский опыт в дальнейшем был распространен и на другие губернии.

На практике между прокуратурой и полицией нередко возникали противоречия, что, по мнению диссертанта, вызывалось нежеланием полицейских органов передать часть своих властных полномочий органам прокуратуры. С другой стороны, органы прокуратуры не имели достаточного опыта функционирования, что, особенно в первое время существования пореформенной прокуратуры, иногда приводило к превышению власти и даже к некорректному поведению представителей органов прокуратуры.

Одной из наиболее сложных обязанностей прокурора было составление обвинительных актов на основании данных предварительного следствия. Поэтому насколько тщательно была проделана работа судебным следователем при проведении предварительного следствия, настолько облегчалась работа товарища прокурора по составлению обвинительных актов и заключений.

Судя по архивным материалам, в Нижегородской губернии имели место столкновения работников прокуратуры и судебных следователей. Знакомясь с делами, прокурор (товарищ прокурора) мог выдвинуть предложение судебному следователю о необходимости дополнения следствия. Однако судебные следователи в ряде случаев полагали, что в соответствии со ст. 277 Устава уголовного судопроизводства 1864 года они вправе оставить предложения такого рода без исполнения с подпиской «На усмотрение суда», если признавали требуемое дополнение нецелесообразным вследствие несущественности его для дела.

Во втором параграфе «Участие органов прокуратуры в уголовном судопроизводстве» диссертант анализирует процедуры участия прокуроров в уголовном судопроизводстве в Нижегородской губернии на основании Судебных уставов 1864 года и принятых в их развитие нормативно-правовых актов.

Статистика рассмотрения уголовных дел в Нижегородском окружном суде свидетельствует, что в отличие от дореформенной прокуратуры пореформенная прокуратура работала достаточно быстро. В целом волокита для нее была не характерна. Например, в 1874 году в производстве прокурорского надзора менее месяца находилось 1573 дела, от одного до двух месяцев – 477 дел, от двух до шести месяцев – 302 дела, от шести месяцев до года – 297 дел, а более года – только 148 дел.

Рассматривая практику реализации Судебных уставов применительно к уголовному судопроизводству в Нижегородской губернии, изучив материалы официальной статистики за ряд лет и архивные документы из фондов Центрального архива Нижегородской области, соискатель приходит к выводу, что пореформенная нижегородская прокуратура в сфере уголовного судопроизводства реально способствовала повышению уровня законности. Однако сказанное в большей мере справедливо для преступлений и проступков, не имеющих политического характера (убийство, кража, мошенничество, преступления против женской чести и др.), но не совсем верно для преступлений политических или имеющих политический оттенок (преступления против порядка управления, против общественного спокойствия и безопасности и т. п.).

В конце XIX – начале XX века в Нижегородской губернии (впрочем, как и в других российских регионах) в связи с подъемом революционного движения все больше совершалось политических преступлений. Например, только в 1890 году за оскорбление императора к уголовной ответственности было привлечено тринадцать человек17. Подобного рода преступления регулярно имели место в Нижегородской губернии и в последующие годы. Среди других политических преступлений, с которыми на практике сталкивались нижегородские прокуроры, можно назвать агитацию против дворян, духовенства, церкви, угрозу жизни императора, оскорбление губернатора.

Очагом политической нестабильности в Нижегородской губернии являлся Сормовский завод, находившийся в селе Сормово Балахнинского уезда. В начале ХХ века органы прокуратуры поддерживали государственное обвинение в нескольких громких процессах, связанных с распространением прокламации «Ко всем сормовским рабочим», подготовкой к демонстрации 1 мая 1903 года в Сормове, с изготовлением и хранением бомб и взрывчатых веществ в Сормове18.

Реакция органов прокуратуры Нижегородской губернии на политические преступления и преступления, имевшие политический оттенок, была достаточно быстрой и жесткой, как это и предусматривалось действовавшим в тот момент законодательством. Это свидетельствует, что прокуратура являлась гарантом соблюдения прав российских подданных только в той мере, в какой это соответствовало интересам существующих формы правления и политического режима.

В третьем параграфе «Участие органов прокуратуры в гражданском судопроизводстве» анализируется роль прокуроров в гражданском процессе на основе Судебных уставов 1864 года.

Автор отмечает, что основными направлениями деятельности органов прокуратуры в рамках Судебной реформы 20 ноября 1864 года были надзор в уголовном и гражданском процессе. Если роль прокуратуры в уголовном судопроизводстве была очевидна и значительна, то роль прокуратуры в гражданском судопроизводстве порождала много вопросов, вызвала активные споры юристов и общественных деятелей того времени.

Например, В.Д. Спасович полагал, что «прокурор является в гражданских делах не только охранителем интересов тех лиц или учреждений, по делам которым требуется его заключение, но даже прямо стороной, подобно тому, как и в процессе уголовном»19. Однако К.И. Малышев, А.Х. Гольмстен, Г.Л. Вербловский20 и ряд других ученых считали, что прокуроры в гражданских делах являются только охранителями некоторых учреждений и лиц.

В научной литературе существует мнение, что основной чертой гражданских дел в Нижегородском окружном суде являлось то, что они долго не могли быть разрешены по существу в силу постоянных неявок истца на слушание21. Однако комплексный анализ реальной судебной практики деятельности прокуроров в гражданских процессах, проводившихся в Нижегородском окружном суде, не подтверждает это положение. Конечно, неявки истцов имели место, но они носили не массовый, а единичный характер.

Анализ российского законодательства и практики деятельности нижегородской прокуратуры приводит соискателя к выводу, что главной задачей прокурорских работников в суде по гражданским делам являлось составление заключения в судебных заседаниях. Такая функциональная ограниченность привела к тому, что участие прокуроров в гражданском судопроизводстве не было эффективным: прокуроры были вынуждены отвлекаться от работы с социально более значимыми уголовными делами, это было достаточно затратно, и при этом мнение прокурора не имело существенного значения для суда.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы и обобщения по ключевым вопросам рассматриваемой темы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в рецензируемых научных журналах и изданиях:

1. Кириллов М.М. Прокуратура пореформенной России в гражданском процессе (1864–1917 гг.) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД  России. – 2011. – № 1. – С. 353–357.

2. Кириллов М.М. Участие органов прокуратуры в предварительном следствии в пореформенный период (1864–1917 гг.) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2011. – № 3. – С. 281–284.

3. Кириллов М.М. Устройство нижегородской прокуратуры по судебной реформе 1864 года // Пробелы в российском законодательстве. – 2011. – № 4. – С. 221–224.

Иные публикации:

4. Кириллов М.М. Становление нижегородской прокуратуры в пореформенный период (конец 60-х годов XIX века) // Актуальные проблемы истории государства и права (65-летию Великой Победы посвящается): Материалы Всероссийской научно-практической конференции 9 декабря 2009 года: В 2 т. / Под общ. ред. В.А. Толстика. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2010. – Т. 1. – С. 336–341.

5. Кириллов М.М. Кадровая политика прокурорских работников в период реформы 1864 г. // Студенческий гений – 2010: Сборник статей по материалам VIII Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых: В 2 ч. / Под ред. А.И Аспидова, А.Н. Ште-фана. – Н. Новгород: Гладкова О.В., 2010. – Ч. 2. – С. 213–216.

6. Кириллов М.М. Роль прокуратуры в уголовном судопроизводстве (на примере Нижегородской губернии) // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей: Сборник научных трудов / Под ред. В.М. Баранова и доц. М.А. Пшеничнова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2010. – Вып. 16. – С. 61–69.

7. Кириллов М.М. Взаимоотношение прокурорских работников и судебных следователей в пореформенный период (60–70-е гг. XIX в.) // Человек и общество в противоречиях и согласии: Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции / Под ред. А.И. Аспидова, А.Н. Штефана. – Н. Новгород: Гладкова О.В., 2010. – С. 356–363.

8. Кириллов М.М. Взаимодействие органов прокуратуры и полиции Нижегородской губернии в пореформенный период // Проблемы модернизации экономики и права: Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции / Под общ. ред. М.Г. Иванова. – Чебоксары, 2011. – С. 374–376.

Общий объем опубликованных автором работ составляет 2,75 п. л.

Корректор Г.В. Сухова

Компьютерная верстка Т.В. Булкиной

Тираж 100 экз. Заказ № ___

Отпечатано в отделении полиграфической и оперативной печати

Нижегородской академии МВД России.

603144, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3.


1 См., например, Иванов П.И. Опыт биографий генерал-прокуроров и министров юстиции. – СПб., 1863; Градовский А.Д. Высшая администрация России XVIII столетия и генерал-прокуроры. – СПб., 1866; Благовидов Ф.В. Обер-прокуроры Святейшаго Синода в XVIII и в первой половине XIX столетия. – Казань, 1900; Грибовский В.М. Высший суд и надзор в России в первую половину царствования императрицы Екатерины Второй: Историко-юридическое исследование (период 28 июня 1762 года – 7 ноября 1775 года). – СПб., 1901; Веретенников В.И. Очерки истории генерал-прокуратуры в России доекатерининского времени. – Харьков, 1915.

2 См. например, Головачев А.А. Десять лет реформ. 1861–1871. – СПб., 1872; Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. – 6-е изд. – М., 1896; Гессен И.В. Судебная реформа. – СПб., 1905; и др.

3 Муравьев Н.В. Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. – М., 1889; Он же. Инструкция чинам прокурорского надзора округа Санкт-Петербургской судебной палаты. – М., 1884; Он же. Из прошлой деятельности. – СПб., 1900. – Т. 1–2; Он же. Инструкция чинам прокурорского надзора округа Московской судебной палаты. – М., 1886; Он же. Задачи прокурорского надзора // Журнал гражданского и уголовного права. – 1884. – № 7; Он же. Общие основания прокурорской деятельности по уголовным делам // Журнал гражданского и уголовного права. – 1892. – № 2.

4 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – СПб., 1884. – Т. 1.

5 См., например, Тютрюмов И. О прекращении следствия // Юридический вестник. – 1892. – Кн. 1. – С. 239–244; Громницкий М.Ф. Роль прокурора на суде по делам уголовным // Журнал Министерства юстиции. – 1896. – № 2. – С. 1–64; Остриков И.А. Роль прокурора на мировом суде // Журнал Министерства юстиции. – 1896. – № 9. – С. 77–106; и др.

6 См., например, Виленский Б.В. Судебная реформа и контрреформа в России. – Саратов, 1969.

7 Зайончковский П.А. Российское самодержавие в конце XIX столетия. Политическая реакция 80-х – начала 90-х годов. – М., 1970.

8 Казанцев С.М. История царской прокуратуры. – СПб., 1993.

9 См.: Горячковская Ю.М. Прокуратура и прокурорский надзор России в XVIII – начале XX в.: Историко-правовое исследование: Дис... канд. юрид. наук. – Белгород, 2001; Безрядин В.И. Органы прокуратуры в период «просвещенного абсолютизма»: Автореф. дис… канд. юрид. наук. – СПб., 2002; Вахитова Р.Р. Прокуратура в механизме государства: Историко-правовое исследование: Дис... канд. юрид. наук. – Казань, 2003.

10 См.: Никонов В.А. Сравнительно-правовое исследование института прокуратуры в России во второй половине ХIХ – начале ХХ века и конце ХХ – начале XXI века: Дис… канд. юрид. наук. – Владимир, 2005. Также см.: Никонов В.А. Российская прокуратура во второй половине XIX – начале ХХ века и конце ХХ – начале XXI века (сравнительно-правовой анализ): Монография / Под ред. А.А. Демичева. – Н. Новгород, 2005.

11 См.: Абдрахманов А.Ф. Администрация, суд и прокуратура Уфимской губернии в 1865–1917 гг.: Автореф. дис... канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2006.

12 Симонян Р.З. Эволюция органов прокуратуры в ходе судебной реформы 1864 г., вторая половина XIX – начало XX в.: на примере Курской губернии: Дис... канд. ист. наук. – Курск, 2007.

13 Макаров И.А. Нижегородские прокуроры: 272 года на страже закона. – Н. Новгород, 2003.

14 Демичев А.А. История суда присяжных в дореволюционной России (1864–1917 гг.). – М., 2007.

15 Демичев А.А. Путь реформатора // Законность. – 2002. – № 2; Он же. Нижегородский прокурор В.И. Анненков // Педагогическое обозрение. – 2002. – № 3.

16 Биюшкина Н.И. Судебная реформа в Российской империи 1864–1890 гг.: (На материалах Нижегородской губернии): Монография / Н.И. Биюшкина, А.В. Киселева. – Н. Новгород, 2007.

17 ГУЦАНО, ф. 179, оп. 1, д. № 2–7.

18 ГУЦАНО, ф. 179, оп. 1, д. № 269.

19 Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. – СПб., 1867. – С. 672.

20 См.: Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. – СПб., 1874–1879; Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского судопроизводства. – СПб., 1885. – С. 119; Вербловский Г.Л. Вопросы русского гражданского права и процесса. – М., 1896. – С. 79.

21 См.: Биюшкина Н.И. Судебная реформа в Российской империи 1864–1890 гг.: (На материалах Нижегородской губернии): Монография / Н.И. Биюшкина, А.В. Киселева. – Н. Новгород, 2007. – С. 139.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.