WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

Троценко Дмитрий Николаевич

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РОССИЙСКИХ СТОЛИЦЫ

И ПРОВИНЦИИ  1917-1918 ГГ. ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКОВ

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой

степени кандидата исторических наук

  Краснодар - 2012

Работа выполнена на кафедре новейшей отечественной истории ФГБОУ  ВПО «Кубанский государственный университет»

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент

Зайцев Андрей Алексеевич

Официальные оппоненты: Семенов Александр  Альбертович

  доктор исторических наук, 

  заведующий кафедрой исторических и

социально -  политических дисциплин

филиала ФГБОУ  ВПО «Московский

  государственный открытый университет»

в г. Кропоткин 

  Акоева Наталия Борисовна

  кандидат исторических  наук,  доцент

заведующая кафедрой  правовых,

гуманитарных  и естественно-научных

  дисциплин НОУ ВПО «Институт экономики

и управления в медицинской и социальной

сфере» (г. Краснодар) 

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный 

  университет» (г. Ставрополь)

Защита состоится _____23 ноября_____в 13.00__ на заседании диссертационного совета Д.212.101.03 по историческим наукам в Кубанском государственном университете по адресу:

350040, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Кубанского государственного университета

Автореферат разослан  _____________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент       П.П. Матющенко

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время Россия находится на идеологическом распутье: с советским прошлым, как некогда и с дореволюционным, старательно пытаются расстаться, заклеймив его всевозможными штампами, а новый путь развития российской цивилизации видится в модернизации страны, которая по-прежнему нуждается в национальной идее. Предлагаются несколько вариантов общественного прогресса: западный, восточный и особый, евразийский.

Сторонники первого настаивают на той мысли, что Россия – западное государство, и, следовательно, её необходимо переустраивать по европейскому образцу (по своим воззрениям они сильно напоминают «западников»). Представители второго варианта развития страны утверждают, что российская цивилизация своими корнями уходит в азиатское ментальное пространство, а, значит, там и находится ключ к успешным преобразованиям российского общества. Третьи рекомендуют обратить внимание на уникальное географическое положение России, утверждая, что она является связующим звеном между двумя цивилизационными ареалами.

Представляется, что во многом ответ на данный вопрос находится в многострадальном прошлом нашего государства. Знаковым событием, которое непостижимым образом повернуло развитие России, была  великая русская  революция, под которой мы подразумеваем Февраль и Октябрь 1917 года. Именно они резко поменяли весь ход общественного развития. Именно в те годы был сломан  цивилизационный код, на котором держалась российская цивилизация.

В 1917 году перед Россией  открылось несколько путей развития, которые с удивительной точностью напоминают современные. В непродолжительной идеологической борьбе, итоги которой были подведены вооруженной схваткой, победу одержали сторонники большевизма. И на 70 лет российская цивилизация с головой погрузилась в борьбу за победу коммунизма.

Великая русская революция кардинальным образом видоизменила и повседневную жизнь граждан. Представители различных слоёв российского социума по-своему восприняли революционные  преобразования. В этом  и представляется своеобразие  изучаемого периода через призму источников личного происхождения. В данном диссертационном исследовании предпринята  попытка  показать существенные трансформации не только  в общественном сознании, но и в повседневной жизни, самом жизненном мире российских столицы и провинции 1917-1918 гг.

Актуальность темы во многом определяется сложностью изучаемого периода российской истории. До сих пор профессиональные исследователи и российское общество в целом не могут достигнуть консенсуса в понимании сущности произошедшего в 1917 году. 

На протяжении последних  десятилетий в стране происходят дискуссии на самых разных уровнях. Стоит вспомнить общественный резонанс, который в феврале 2007 года вызвала публикация в «Российской газете» статьи А.И. Солженицына «Размышления над февральской революцией». Не менее острые споры возникли во время обсуждения проблем  великой русской революции 1917 года в ходе телепередач «Суд времени» и «Исторический процесс».

Объектом исследования выступает повседневная жизнь революционной России в 1917-1918 годах. Предмет же заключается в социально-экономических, социально-политических и духовных факторах, напрямую влияющих на обыденное сознание и жизненный мир современников.

Хронологические рамки диссертации ограничены 1917-1918 годами. Выбор данного временного интервала не случаен, ибо в эти годы произошли ключевые события первой половины 20 века. Рухнула Российская империя и закончилось трехсотлетнее пребывание у власти династии Романовых. Происходил мучительный процесс формирования  новых властных институтов. В эти два переломных года общественные настроения претерпели радикальные изменения.  Трансформировалось и сознание. Общество переживало глубокий социальный и духовный кризис. Появились новые поведенческие установки, связанные с изменением представлений о добре и зле. В стране  началась настоящая  гражданская война классов, сословий и других социальных групп, во многих случаях переросшая в «войну всех против всех». Угнетаемые вдруг стали угнетателями («…кто был никем, тот станет всем»), произошел грандиозный передел собственности («экспроприация экспроприаторов»). И все эти события произошли за  столь  короткий временной интервал, что не только стремительно изменило повседневную жизнь современников, но и  буквально перевернуло весь их жизненный мир.

Территориальные рамки исследования ограничены Петроградом и Москвой, а также территорией Кубанской области, Всевеликого Войска Донского и Черноморской губернии. Выбор данных  географических границ  не случаен, так как, на наш взгляд, сравнение именно этих регионов бывшей Российской империи представляет наибольший интерес для исследования социально-политических, социально-экономических и культурных трансформаций, пережитых русским обществом в 1917-1918 годах. Исследовательская притягательность и ценность указанных территорий заключается в их исключительной важности в судьбе России и, в то же время, непохожести друг на друга.  Если, например, сравнить политическое развитие событий в Петрограде и на Юге России, то уже на этом определяющем событийном уровне наблюдаются  существенные расхождения. В столице новой демократической России  – Петрограде, в 1917 году образовалось двоевластие в лице  Временного правительства и Петроградского совета солдатских и рабочих депутатов. На  Дону и Кубани  сформировалась иная конфигурация власти: здесь присутствовали представительства вышеназванных организаций (Советы, комиссары Временного правительства и Гражданские комитеты), но особую роль играли казачество.  Кроме того, на казачьих территориях шла беспрецедентно ожесточённая борьба за власть между казаками и иногородним крестьянством,  к которой на Кубани добавились  противоречия между черноморцами и линейцами, а также между краевой Радой и Деникиным. 

В экономическом плане между столицами и южно-российской провинцией также были существенные различия. Инфляция, дороговизна и другие социально-экономические проблемы, вызванные Первой мировой войной, революциями 1917 года и Гражданской войной, на Юге ощущались не так остро, как в центральных регионах страны. Во многом это объясняется исторически сложившимся между промышленным центром и аграрной провинцией разделением труда, а также природно-климатическими особенностями. Существует огромное количество восторженных отзывов современников  о продовольственном изобилии на Дону, Кубани и в Черноморье . Здесь можно было найти все то, что в довоенный период составляло привычный рацион питания не просто городских жителей, но даже аристократии.

Еще одним немаловажным  аспектом сравнения данных регионов являлись ментальные отличия их жителей. Жизнь в столице  развивалась более стремительно, чем на окраинах. Поэтому у жителя столичного города уровень экономического, политического и общественного сознания был значительно выше, чем у обывателя в тихом провинциальном городишке. Но на Юге России была своя специфическая социальная структура. Преобладающей политической силой здесь было казачество, которое, составляя меньшинство населения, тем не менее, доминировало, и по своим традициям и укладу жизни сильно контрастировало как с крестьянским и иногородним населением казачьих областей, так и с жителями других территорий Российской империи.

Выбор в качестве географических рамок исследования Петрограда, Москвы  и южных провинций России объясняется еще  одним соображением, связанным с вопросом выработки  политических решений и инициатив.  Центр обладает правом и, самое главное, возможностью определять направление общественного развития. Таким образом, столицы выступают активным субъектом политики, а периферия пассивным.  Но в переломные моменты истории данное положение вещей меняется. Провинция начинает брать на себя смелость принимать важнейшие решения без позволения политического центра. Но безусловным является и то, что столица всегда  выступает застрельщиком революции. Без смены власти в сердце государства её успех невозможен.

Степень изученности. В последние годы отечественные историки вслед за своими западными коллегами постепенно пришли к рассмотрению социальных и повседневных аспектов революции. Жизнь простого человека, малых и больших  групп, новые  социальные нормы, изменения в общественном сознании и психологии – вот те темы, которые стали волновать современных исследователей.

Выбранная для изучения тема в настоящее время весьма популярна в исторической среде. За последние годы в свет вышли многочисленные монографии, статьи, диссертационные исследования, в которых уделяется внимание рассмотрению различных аспектов, связанных с повседневной жизнью1

  При этом необходимо отметить, что исследователей волновали преимущественно проблемы советской повседневности. Особенно активно изучались быт и поведенческие установки советской молодежи в 20-30-е годы, горожан и колхозников в годы нэпа, фронта и тыла в годы Великой Отечественной войны, «оттепели»,  застоя и т.д. Но жизнь простого российского обывателя в период революционных потрясений 1917-1918 гг., в том числе повседневная жизнь столичных регионов и юга России в  этот самый драматичный и переломный момент отечественной истории до сих пор проработана  слабо.

В исторической науке всегда уделялось огромное внимание знаковым и поворотным периодам в развитии человечества, коим бесспорно является  великая русская революция. Представляется целесообразным весь комплекс общественно-политических, бытовых, психологических и иных особенностей жизненного мира современников 1917-1918 гг. обозначить термином «революционная повседневность». За  данным словосочетанием скрывается весь драматизм  произошедшего с российским  народом.  Ведь «повседневность» предполагает какую-то устоявшуюся действительность, совокупность часто повторяющихся действий и манипуляций с окружающим миром. Таким образом, «повседневность» можно сравнить со статикой. Революция же всегда связана с развитием, динамикой, во время которой общество движется либо к прогрессу, либо к регрессу. Но ключевым является изменение действительности. А термин «революционная повседневность» уже содержит в своем основании противоречивый характер общественного развития, когда обыватель расценивает постоянную смену власти, статусов и социальных ролей как нечто, само собой разумеющееся, т.е. он воспринимает происходящие революционные преобразования как что-то обыденное, повседневное. 

Ведь «повседневность» предполагает какую-то устоявшуюся действительность, совокупность часто повторяющихся действий и манипуляций с окружающим миром. Таким образом «повседневность» можно сравнить со статикой. Революция же всегда связана с развитием, динамикой, во время которой общество движется либо к прогрессу, либо к регрессу. Но ключевым является изменение действительности. А термин «революционная повседневность» уже содержит в своем основании противоречивый характер общественного развития, когда обыватель расценивает постоянную смену власти, статусов и социальных ролей как нечто, само собой разумеющееся, т.е. он воспринимает происходящие революционные преобразования как что-то обыденное, повседневное. 

Следующим системным  понятием в изучении истории повседневности является «жизненный мир человека». Это совокупность представлений человека о собственном бытии, его мироощущение и миропонимание во всей их полноте и многообразии. 

Сам термин «повседневная жизнь» так же многообразен и неоднозначен в трактовке.  Понимание сущности «обыденности» и  «повседневности» находится в зависимости от научной специализации исследователя. Так, философы уделяют внимание одному аспекту изучаемого объекта, связанному с проблемой «бытия» и «обыденного сознания». Социологи подходят к повседневности с точки зрения социального взаимодействия и определенного набора потребностей. Культурологов больше интересует проблема «повседневной культуры». Историки же сосредотачивают свои усилия на описании быта, привычек и условий жизни простого человека и т.д.

Проблемы, связанные с повседневной жизнью населения, изучает социальная история. Уже из самого названия этого направления видно, что сфера интересов исследователей находится в обществе и общественных отношениях. Следует назвать имена выдающихся историков и философов, которые своими трудами заложили фундамент данной исторической школы. Это М. Вебер, Э. Гуссерль, А. Щюц, Н. Элиас, П. Бергер, Т. Лукман, Г. Гарфинкель,  А. Сикурель, К. Гирц, А. Лефевр, М. Блок, Ф. Бродель,  Х.Медик, А. Людтке, К. Гинзбург, Д. Леви и др.2

В Советском Союзе и современной России также активно занимались и продолжают заниматься проблемами повседневной жизни. Началом изучения социальной истории в СССР послужила эпоха «оттепели», когда  писатели журналисты  и исследователи  обратили  внимание на жизнь простого человека, его переживания, тревоги и потребности. Настоящий всплеск публикаций по данной проблематике произошел во второй половине 1980-х годов3. Во многом это связано с деятельностью А.Я. Гуревича4. Созданный при его непосредственном участии научный альманах «Одиссей» стал настоящим рупором нового подхода к рассмотрению истории.

Дальнейшее развитие социальной истории связано с отходом от марксистско-ленинской методологии. Ученые стали уделять более пристальное внимание новым методам  исторических исследований 5.

Из современных российских историков, плодотворно занимающихся проблемами  истории повседневности, следует выделить Н.Н. Козлову, Е.Ф. Кринко, М.М. Крома,  Н.Б. Лебину, Н.Б. Акоеву,  Н.Л. Пушкареву,  А.Ю. Рожкова, А.А. Семенова, Е.С. Сенявскую,  Т.П. Хлынину,  С.В. Ярова, и др. 

Итак, в заключение данного краткого историографического обзора хотелось бы отметить, тот факт, что исследователи в современной России пытаются выработать различные подходы к пониманию сущности «повседневности». Детально историография проблемы, включая современные Интернет-ресурсы, будет рассмотрена в первом разделе диссертационного исследования «Методология исследования, историография и источники истории повседневности».

Гипотеза работы видится в осмыслении понятия «революционная повседневность» применительно к жизненному миру населения российских столиц и провинции 1917-1918 гг.

Цель диссертационного исследования заключается в том, чтобы проанализировать основные аспекты повседневной жизни столичных городов России (Петрограда и Москвы), а также провинции, представленной южными казачьими территориями – Кубанью и Доном.

Цель исследования обусловила и его основные задачи:  1) определить сущность термина «повседневная жизнь» применительно к истории повседневности; 2) осветить историографию наиболее сложных проблем российской истории, связанных с изучаемым периодом; 3) провести анализ корпуса опубликованных источников личного происхождения, использованных в данном исследовании; 4) проследить влияние военных факторов на настроения обывателей столичных регионов и провинции; 5) выявить общее и особенное в повседневной жизни городского и сельского населения в период революции и начала Гражданской войны в России; 6) рассмотреть идеологическую и политическую составляющие  повседневности в 1917-1918 гг; 7) определить составляющие «культуры повседневности»; 8) проанализировать бытовые аспекты военно-революционной повседневности.

Методологическая основа исследования. В  основе диссертационного исследования лежит принцип историзма. Поскольку работа основывается на использовании огромного количества разрозненных письменных источников личного происхождения,  автор старается придерживаться принципа на протяжении всего исследования. Ибо некритичное отношение к столь специфическому виду источников может  привести историка в «субъективные дебри», возведенные авторами-современниками. Чтобы избежать  этого  в диссертации особое внимание уделено источниковедческим методам исследования.  Использование историко-сравнительного метода  позволит проанализировать  специфические особенности исторического, политического, экономического и духовных  процессов на разных территориях бывшей Российской империи. При работе с многочисленными печатными и архивными материалами были востребованы количественные и статистические методы.

Автор руководствовался общепризнанными принципами диалектики, материалистического понимания закономерностей социального развития. Исследование проводилось с применением общенаучных (логического, исторического, системного анализа и др.), специально-исторических методов (проблемный, хронологический, сравнительный и др.) и методов смежных наук (статистический и пр.), а также с учетом необходимости использования многофакторного анализа, позитивных наработок разных исторических школ.

В качестве рабочего  представляется целесообразным избрать проблемно-хронологический метод изложения результатов исследования, что дает возможность избежать повторного освещения одних и тех же сюжетов, более емко и разносторонне представить выявленные и обобщенные материалы диссертационной работы.

В качестве основного в работе использовался также историко-генетический метод. Суть его состоит в последовательном раскрытии свойств, функций, основных сторон анализируемого предмета исследования, когда изучаемый предмет отражается в наиболее конкретной форме. По своей логической природе историко-генетический метод конкретно-исторического исследования является аналитически-индуктивным, а по форме выражения исторического материала – описательным. Это позволяет показать причинно-следственные связи развития исторических событий как со стороны их уникальности и неповторимости, так и со стороны содержания исторического процесса (как общее, повторяющееся вне зависимости от типа цивилизации и общества). 

Источниковая база исследования представлена разнообразными по своему происхождению  материалами. Основу составляют опубликованные источники – мемуарная литература, дневники и письма. Эти письменные источники личного происхождения позволяют более детально рассмотреть сложнейшие перипетии в общественных отношениях  начала 20 века. В данный блок входят изданные и переизданные в разные годы произведения лидеров революции и Гражданской войны, рядовых участников тех событий и просто свидетелей, очевидцев, одним словом, современников самой драматичной страницы российской истории 6.

В Советском Союзе,  в среде русского зарубежья и современной России  активно публиковались многочисленные и разнообразные сборники воспоминаний. Все они составляют весьма репрезентативный материал для исследователей 7.

В данном диссертационном исследовании основной упор делается именно на этот вид источников. За 95 лет, прошедших с февраля 1917 года, научный мир обогатился огромным количеством свидетельств, оставленных современниками революционных  событий. Автор впервые попытался обобщить и ввести в научный оборот комплекс преимущественно опубликованных источников личного происхождения, рассматривая их через призму истории российской (столичной и провинциальной) повседневности 1917-1918 гг. Хотя многие из них, казалось бы,  хорошо известны научному  миру, мало кто рассматривал всю их опубликованную совокупность  с целью сравнения повседневной жизни столицы и провинции, а  не в традиционном качестве вспомогательного иллюстративного материала.

Отечественная историческая наука за многие десятилетия накопила огромное количество опубликованных архивных материалов, которые вышли в свет в разнообразных тематических собраниях 8.

  Важнейший ресурс для работы историков представляют архивы. В них собраны колоссальные россыпи материалов по всем направлениям истории  жизни российского общества.  В  диссертационном исследовании  использованы документы, касающиеся  политической, социальной, экономической и духовной сфер жизни общества, находящиеся на хранении в Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК). Необходимо отметить, что автор использует архивные  материалы, чтобы уже на начальной стадии исследования дополнить некоторые пробелы в опубликованных  воспоминаниях современников.

Представительную коллекцию документов о событиях Гражданской войны на Кубани и Черноморье содержит фонд Р-411. Здесь представлены дневники эсеров, монархистов и других противников большевиков.  В ходе работы были  использованы дневники М.Д. Шевченко(ветерана трех войн), неизвестного белогвардейца, воспоминания П.Лебедевой, циркуляр атамана Таманского отдела и другие документы. Они позволили взглянуть на основные события 1917-1918 гг. глазами современников, являвшихся активными противниками советской действительности.

Огромное количество материалов, относящихся к повседневной жизни населения Кубани, содержится в фонде Р-6. В нем находятся документы Канцелярии Совета Кубанского краевого правительства: постановления, распоряжения, докладные записки, переписка с органами власти на местах, уставы разнообразных обществ, резолюции всевозможных объединений и организаций.  Из анализа этих документов сформировалась житейско-бытовая атмосфера, царившая на Кубани в годы Гражданской войны. Необходимо отметить тот факт, что кубанским историкам в 2009 году удалось ввести в научный оборот целый комплекс документов из этого фонда. 9

Проблема роста спекуляции и других правонарушений хорошо прослеживается в архивных документах фонда Р-1260. Екатеринодарский городской гражданский комитет принимал все возможные меры для борьбы с данными негативными искажениями повседневной культуры.

Интересными для исследователей истории повседневности  представляются такие фонды ГАКК, как Р-60, Р-13,  Р-11, Р-171, Р-633, Р-105 и др. Все эти архивные документы необходимы, чтобы раскрыть содержание основных элементов революционной повседневности. 

Не менее важным для исследователя являются и материалы Центра документации новейшей истории Краснодарского края (ЦДНИКК), где также располагается значительная коллекция документов, на основании которой можно восстановить некоторые аспекты, связанные с повседневной жизнью региона. Интересными в перспективе расширения хронологических рамок исследования представляются документы Ф.1 Кубано-Черноморского областного  комитета  РКП(б); Ф. 17, хранящий документы Краснодарского  отдельского  комитета РКП(б)  и др. Данные архивные материалы значительно облегчают работу исследователя по поиску отличительных черт Провинции. Колорит эпохи и местные особенности ярко прослеживаются на основе анализа даже небольшой части подобных источников.

В данной диссертации также использованы документы, находящиеся на хранении в Музее Ф.А. Щербины в станице Новодеревянковской. Здесь нами были обнаружены и введены в научный оборот анкеты участников великой русской революции и Гражданской войны на Кубани, их автобиографии и воспоминания. Наиболее интересными представляются воспоминания кубанских казаков, отличавшихся по своему социальному и культурному уровню. В данных источниках прослеживается экономическая дифференциация населения Кубанской области.

На  следующем этапе исследования его источниковая база будет расширена за счёт неопубликованных источников личного происхождения из фондов центральных и региональных архивов Юга России.

Следующая группа вспомогательных для данного этапа исследования источников состоит из материалов периодической печати. В те годы в России выходило огромное количество  газет и журналов разной идеологической направленности:  «Известия»,  «Искра», «Речь», «Слово», «Голос», «Новое время», «Утро России» и др. 10. В мире периодики были также литературные и юмористические издания, в которых (так же) можно обнаружить огромное количество информации  об общественной  и политической жизни: «Фарс»,  «Аполлон», «Новый Сатирикон», «Бич», «Кривое зеркало»,  «Красный перец»,  «Забияка»,  «Листок-копейка» и др.

Научная новизна заключается в том, что диссертация является первым в историографии комплексным исследованием эволюции повседневной жизни в столице и провинции в 1917-18 гг.

1. При написании работы автор привлекает максимально широкий круг опубликованных источников личного происхождения, большинство  из которых ранее не использовались в качестве самостоятельного корпуса источников по истории революционной повседневности российских столиц и провинции, а некоторые из них были впервые введены в научный оборот.

2. Подробно рассмотрены основные факторы, влияющие на трансформацию обыденности в «революционную повседневность», коими являются Первая мировая война и великая русская революция.

3. Доказано, что  отношения граждан к политическим, экономическим и  духовным процессам, охватившим российское общество в 1917-1918 гг., имели в столицах и провинции  как ряд сходных, так и отличительных черт. 4. Дается авторская трактовка важнейшим терминам истории повседневности. Так, «жизненный мир» - это совокупность представлений человека о собственном бытии, его мироощущение и миропонимание во всей их полноте и многообразии.  «Революционная повседневность» - весь комплекс общественно-политических, бытовых, психологических и иных особенностей жизненного мира населения России 1917-1918 гг.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Анализ  источников личного происхождения – наилучший способ изучения истории повседневности. Современники в своих воспоминаниях довольно красочно и полно раскрывают все составляющие данного исторического подхода.
  2. Первая мировая война и Февральская революция оказали решающее влияние на формирование новой революционной повседневности. Они сломали привычные стереотипы поведения и создали новые ментальные и мировоззренческие установки российского общества.
  3. Центр и южные провинции по-разному воспринимали социально-экономические и культурно-идеологические изменения. Так, Кубано-Черноморье в меньшей степени испытало продовольственный кризис и развитие революционных трансформаций, в виду особого менталитета населения. Но события Гражданской войны на этих землях осложнялись противоборством казачества и иногородних. 
  4. В 1917-1918 гг. претерпела изменения и повседневная культура. Старые поведенческие стереотипы были вытеснены. На их место пришли новые, не всегда рациональные и нравственно наполненные.  Насилие стало нормой и воспринималось как обыденное явление революционного времени.
  5. Отношение граждан российского государства к новым политическим институтам в столицах и провинции было неоднозначным. Выборы и политические партии воспринимались как неотъемлемая часть повседневной жизни, но низкий уровень грамотности осложнял их развитие. 
  6. Существенно изменилось положение женщин в общественно-политической жизни. Они стали играть важную роль в формировании новой государственности.

         Соответствие диссертационного исследования паспорту специальностей ВАК. Диссертация соответствует паспорту специальности 07.00.02. – «Отечественная история»:  п. 6. История повседневной жизни различных слоев населения страны на соответствующем этапе ее развития; п. 16.  История российских революций; п. 19. История развития российского города и деревни; п. 25. История государственной и общественной идеологии, общественных настроений и общественного мнения. 

  Теоретическая значимость работы обоснована тем, что на основе обширного массива источников и, в первую очередь,  опубликованных материалов личного происхождения рассматриваются основные методологические проблемы истории повседневности. В диссертационном исследовании выделены и проанализированы  важные элементы революционной повседневности: обыденное сознание  и повседневная культура.

Практическая  значимость работы.  Полученные результаты исследования могут быть использованы при подготовке обобщающих трудов по истории Кубани и в качестве пособия для спецкурсов, посвященных социальной истории. 

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования отражены в восьми публикациях, включая три в журналах, входящих в перечень ВАК, автор на различных конференциях регионального, всероссийского и международных уровней.

Перспективы исследования видятся в поиске, анализе и введениии в научный оборот неопубликованных архивных материалов, а также в расширении географических и хронологических рамок исследования за счёт привлечения материалов центральных архивов Москвы, Санкт-Петербурга, а также региональных архивов Южного и Северо-Кавказского Федеральных Округов РФ – Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской области и  Республики Адыгея.

Структура работы. Для раскрытия основных идей  работы нам представляется целесообразным следовать конкретной, логически выстроенной композиции. Диссертация состоит из введения, основной части, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении раскрываются актуальность темы, степень её изученности, формулируются цели и задачи исследования, объект и предмет, территориальные и хронологические рамки, дается анализ источников, приведена характеристика методологической основы исследования.

В основной части автор пытается рассмотреть наиболее острые и сложные вопросы российской истории через призму отражения в источниках личного происхождения повседневной жизни современников революционных событий 1917-1918 гг.

В первой главе «Методология изучения, историография и источники истории повседневности» предпринята попытка разобрать и структурировать историографические споры по истории России данного периода. Кроме того, в этой части работы автор анализирует развитие самого термина «повседневность».

В первом параграфе «Понятие «повседневность»: эволюция  определения и  современные  научные направления изучения проблемы» рассматриваются концепции и подходы к пониманию сущности обыденной жизни.  При изучении термина «повседневность» каждый профессионально ориентированный исследователь подходит с различных сторон. Социологи понимают  повседневность, как процесс жизнедеятельности индивидов, который развертывается в общеизвестных ситуациях на базе самоочевидных ожиданий. Таким образом, для данной группы ученых очевидно, что обыденность связана не просто с индивидуальными каждодневными, рутинными делами конкретного индивида, а в большей степени с отношениями, переживаниями, эмоциями, взаимодействиями личности с общественным окружением. Причем, эти взаимоотношения строятся на принципах партнерства и предсказуемости. Все действия, которые совершает человек в обществе, находятся в понятном для него и окружающих диапазоне. Социологи огромное внимание уделяют так же вычленению двух вариантов общественного поведения: обыденному и праздничному. 

Противопоставление будничного и праздничного имеет глубокий смысл. Ибо человек в разные периоды своей жизни совершает непохожие друг на друга поступки и деяния.  В своей обычной, изо дня в день повторяющейся жизни он поступает именно так, как он поступает всегда. Он уже и не задумывается о смысле и содержании своих действий. Они происходят как бы автоматически. В праздничные дни человек совершает абсолютно не характерные для него манипуляции с предметами, символами и т.д. Поэтому, на наш взгляд, противопоставление будничного и праздничного необходимо при комплексном  рассмотрении повседневной жизни.

Кроме того, исследователи предлагают расширить понимание сущности, содержания обыденности и другими элементами. Так, Норберт Элиас  вычленяет такие составляющие повседневности: это не праздник, а рутина, рабочий день, сфера будничных событий, частная жизнь, сфера естественных, спонтанных, неотрефлексированных переживаний и мышлений; обыденное сознание.

Философы смотрят  на «повседневную жизнь» с несколько иного ракурса. Их интересует не простое взаимодействие человека и общества, человека и человека, человека и природы, а его причины и основания. Все действия, совершаемые человеком, осмысленные, в этом и заключается его главное отличие от животного. Следовательно, если человек производит какие-либо манипуляции или поступки в обыденной жизни, значит, он их осознает. А, значит, мы можем говорить о наличии так называемого «обыденного сознания» или «обыденного мышления». Все наши действия при таком сознании представляют собой «повседневные практики».

Не обошли философы стороной и еще один аспект, связанный с обыденностью. Это структура повседневной жизни. Ее можно изобразить в виде некой системы, более того, централизованной системы, ядром  или центром которой является человек. Следовательно, главным объект исследования при изучении обыденности является  человек.

  Человеку свойственно умение размышлять и творить. Все многообразие сотворенного человеком на разных этапах  развития представляет собой культуру. Личность в своей повседневной жизни совершает определенный набор действий и манипуляций, т.е. она что-то создает или преобразует окружающую её  реальность, а это и есть ни что иное, как культура. Поэтому, как считают представители культурологического направления в понимании сущности повседневной жизни, целесообразно выделить из всего блока обыденности «культуру повседневности».

Историки рассматривают повседневную жизнь с двух позиций, или подходов. Это социальная история и микроистория. Сам термин социальная история говорит уже о многом: в данном подходе главным объектом исследования является общество, или социум. Общество само по себе существовать не может, общественные институты не самодостаточны, для их жизнеспособности необходим всего один элемент – это человек. Следовательно,  в центре данной исследовательской парадигмы стоит простой человек с его проблемами и переживаниями.

Во втором параграфе «Историография  темы  и источники личного происхождения о российской повседневности 1917-1918 гг.» анализируется современное состояние проблемы. Любая наука существует, пока она развивается. Если ученым не о чем спорить и дискутировать, то тогда можно с полной уверенностью говорить о ее постепенном угасании. История, как любая наука, строится на базисе разнообразных теорий и концепций. Иногда разногласия историков даже зашкаливают, но само существование этих разногласий не может не радовать. Историография вопроса – это базис любого научного исследования. Ведь, чтобы выработать свое собственное видение исторического процесса, необходимо ознакомиться с работами, вышедшими в более ранние периоды. Это позволяет не только значительно расширить историографическую и источниковую базу исследования, но и обратить внимание на все аспекты проблемы.

Вторая глава «Влияние военных и революционных факторов на повседневную жизнь Петрограда, Москвы  и провинциальной России в восприятии современников»  посвящена конкретным историко-социальным, историко-политическим, историко-культурным реалиям 1917-1918 гг. В данном блоке затрагиваются следующие проблемы: отношение граждан к Первой мировой, гражданской войнам, Великой русской революции.

Первый параграф данной главы «Изменения в настроениях и быту российского общества  на завершающем этапе Первой мировой войны» рассматривает влияние данного глобального социального катаклизма. Войны всегда волновала историков. Ведь эта бойня не просто способствовала развалу Российской империи. Мнения историков по поводу данной войны весьма  противоречивы. Одни настаивают на том, что она носила империалистический и захватнический характер, другие утверждают, что это была Великая отечественная война народов бывшей Российской империи. Третьи полагают, что большевики «украли» неминуемую победу русского оружия. Но все признают бесспорным один факт: Первая мировая война стала страшным испытанием для российского государства, причинившим огромные разрушения (в том числе и духовные) и людские потери. Но её главным итогом стало падение трехсотлетней династии Романовых. 

Отношение «простого народа» к  ней поначалу было весьма патриотическое. Ведь недаром же современники прозвали её Великой отечественной. Крестьяне, рабочие, казаки не особо разбирались в хитросплетениях мировой дипломатии,  но они знали одно: Отечество в опасности и его надо спасать. В начале войны всю страну охватило небывалое национальное единение. Каждый стремился помочь государству в разгроме ненавистного врага. Интеллигенция и высшие слои стали отказываться от всего немецкого. Петербург переименовали на русский лад, и он стал Петроградом (хотя многие по инерции продолжали его называть по-старому). Бедные слои населения не нашли более действенного способа защиты родного государства, как устроить немецкие погромы, которые имели место в 1917-1918 годах.

Но по мере затягивания войны трансформировалось и отношение к ней в среде населения Российской империи. Еще в начале войны отмечались единичные случаи самострелов. Но в 1916-1917 годах они значительно участились. В эти годы началось массовое дезертирство,  кстати, не осуждавшееся сельским миром.  Ведь кто такой дезертир с точки зрения крестьянина? Это предатель, подлый, низкий человек. Государство Российское – суть Отечество, Отчизна, Родина, для сельского жителя –  самое дорогое, ассоциируемое с отцом и матерью. А обман и оставление их в опасности – самый презренный и недостойный поступок для человека. Но что же произошло в общественном сознании, если предатель становится не изгоем, а почти героем? Крестьянская  община, раньше с презрением смотревшая на дезертиров,  теперь их активно укрывала.  Эта эволюция в общественном мнении по отношению к войне проявилась не только в крестьянской среде. Все сословия были охвачены ею. Даже в среде казачества наметилась такая же тенденция. Казаки-фронтовики вступили в открытую конфронтацию с казакими - «стариками», которые всячески пытались сохранить прежние традиции и устои. Рабочие, имевшие более высокое политическое «образование», также испытали на себе данную эволюцию.

Второй параграф «Восприятие революционной повседневности населением центра и провинции в период революции и начала Гражданской войны в России» заключает в себе сравнение жизни и отношений простых граждан во время драматических событий российской истории. Население Российской империи лишь на первый взгляд легко рассталось с династией Романовых. Но впервые принимая участие в диковинном развлечении – всеобщих выборах, крестьяне и простые городские обыватели постоянно держали в голове мысль о том, что они выбирают царя. Да и во всей разноголосице политических партий и идеологий рядовой российский гражданин  не особо-то и разбирался. Он не видел отличия между диаметрально противоположными точками зрения на дальнейшее развитие страны. Если в столичных городах уровень политической  информированности грамотного горожанина делал возможным более-менее осознанный выбор, то в провинции, особенно в сельской местности, простой обыватель просто терялся в политической многоголосице митинговых страстей. Для него что «либерал», что «сицилист», что еще какой-то там «черт», все едино. Поэтому те партийные ораторы и пропагандисты, кто владел умением доступно «изложить материал» и овладевали массами на митингах и демонстрациях.

Кстати, митинги и демонстрации  – это особая форма взаимодействия человека и политики в 1917-1918 гг. Народ с удовольствием ходил на подобного рода манифестации, особенно «злоупотреблял» их посещением пролетариат, тем более, если они проходили в рабочее  время.

Такое отношение к данному социальному катаклизму показывает одну из важнейших составляющих зарождающейся «революционной повседневности». Как отмечали  Норберт Элиас и Бернхард Вальденфельс, существует противопоставление между обыденным и необыденным (неординарным). Они исключали последнее из структуры повседневного. Но на наш взгляд, именно преобразования в обществе ведут к появлению новой «повседневности». Она трансформируется из статики  и начинает поглощать в себя элементы динамики, а со временем она превращается опять в рутину.  Все это выливается в переход  от «праздника» (именно такое отношение было к Февральской революции) к «повседневью» в Октябре 1917 года.

Третья глава «Общественно-политическая и культурно-идеологическая  составляющие революционной повседневности столичных городов и провинции» рассматривает взаимодействия личности и общества по средствам политических институтов.

В первом параграфе «Эволюция идеологических, политических и культурных стереотипов  в условиях социальных трансформаций» анализируется изменения в сознании российских граждан в 1917-1918 гг. Революция и Гражданская война принесли во внутренний мир человека новое понятие «свобода», теперь именно оно определяло его поступки.  Но необходимо признать тот факт, что далеко неоднозначным было отношение подавляющей части населения страны к данному термину. Для многих свобода проявлялась в компенсации морального ущерба , заключавшегося в длительной изоляции от продуктов и предметов роскоши. Этот недостаток в общественном сознании легко можно было «исправить» массовыми погромами. Но надо оговориться, не все погромы имели  подобную мотивацию. Зачастую они несли псевдопатриотическую «нагрузку» : народ «мстил» немцам, проживавшим на территории Российской империи, за череду неудач русской армии в годы Первой мировой войны. Но была и еще одна категория погромов, которая всегда проявляется в смутные, безвластные времена. Их зачинщиками были уголовники, получившие неожиданную, но столь приятную свободу, и бывшие агенты царской охранки, боявшиеся  своего разоблачения, поэтому стихийные беспорядки они всячески стремились использовать в целях уничтожения полицейских участков вместе со всей документацией. Современники часто приводят в своих воспоминаниях сведения о подобных «массовых кострищах».

Крестьяне понимали свободу как право занять помещичьи земли, что неминуемо вело к аграрным волнениям. Крестьянство – это вообще особая категория населения, обладающая присущими только ему психологией и мышлением. Ведь недаром же российские социал-демократы так опасались  ) крестьян, причем не их самих, а  свойственого им ультраконсерватизма, который  формировался столетиями. Повседневная жизнь сельского населения очень редко подвергается каким-либо изменениям, в связи с чем и возникает консерватизм его мышления. Наиболее четко он проявился в отношении крестьянства к институту выборов. Жители деревни не понимали смысла и предназначениия голосования, они приходили посмотреть на диковинное зрелище только с одной мыслью: быстрей бы все закончилось, а то дома хозяйство осталось без присмотра. Для сельского человека земля и домашняя живность была на первом месте, а какие-то там «депутаты» на втором, а то и на третьем.

Но как только крестьянина удавалось вырвать из привычной среды обитания, он становился способным к политической и экономической деятельности. Ведь рабочий класс, или пролетариат, формировался за счет выходцев из деревни, но город с его необычным темпом жизни резко менял мировоззрение и мировосприятие сельского человека. Он уже сам стремился к защите своих прав, а не ждал решения  проблем свыше. В городе не было подсобного хозяйства, все необходимо покупать или менять. Поэтому холод и голод всегда были действенными  катализаторами для рабочих. Зачастую именно они и подталкивали пролетариат на защиту своей жизни и семьи. Выражалось это как в мирных, так и вооруженных выступлениях.

Одновременно, в российском обществе произошёл катастрофический упадок «повседневной культуры»: «хамство», грязь и невежество  стало нормой, претерпели изменения семейные ценности и нормы морали. «Обыденное сознание» создало нового человека, живущего в условиях перманентных социальных преобразований.

Постепенно в обществе выработалось особое отношение к властным институтам и общественным процессам.

Таким образом,  понятие «революционная повседневность» может быть дополнено  совокупностью действий, взглядов и последствий социальных трансформаций. В 1917-1918 гг. она стала включать  в себя изменения в морали (то, что раньше считалось «аномалией, теперь являлось «нормой»), повышение роли насилия в обычной жизни граждан, появление революционного новояза,  увеличение потребности в получении  продуктов культуры. 

  «Отношение к партиям  и выборам  в революционную эпоху» раскрывается во втором параграфе. Политические партии играли весьма существенную роль в жизни общества в 1917-1918 годах. Они пытались стать проводниками идей простого народа. Но пропасть между интеллигенцией и рядовыми гражданами страны была настолько глубокой, что партии существовали сами по себе, а народ сам по себе.  Малограмотный крестьянин, солдат и рабочий не особо разбирались  в идеологических спорах партийных ораторов. Они хотели земли, а не дискуссии о ней, желали получить фабрики и заводы в свое управление, а не полемику по этому поводу, мечтали об окончании кровопролитной бойни, а не бесконечных митингах, на которых призывали сражаться до победного конца и т.д.

Обыватель запутался, был сбит с толку. Но самое удивительное, что это проявлялось единовременно по всей стране. И в столицах и в провинции. На местах даже было несколько хуже, ибо стал прорисовываться местный национализм, имевший особенно пагубные последствия в казачьих землях. Правда, необходимо говориться, что не все жители бывшей российской империи находились в «политическом неведении». Рабочие шли на выборы всё более осознанно. Они были значительно осведомленней в политической жизни, чем крестьяне, так как непосредственно сталкивались с различного рода агитаторами. 

В последней главе диссертации «Бытовые аспекты военно-революционной  повседневности» затрагиваются  вопросы, связанные с влиянием экономики на революционную повседневность, изменением общественной морали, ростом преступности и других социальных язв. В параграфе «Влияние факторов военного времени на  жизненный уклад столицы и провинции» анализируются социально-экономические составляющие повседневности. Инфляция и ее вечная спутница дороговизна в 1917-1918 годах оставили очень серьезный отпечаток в обыденной жизни граждан.  Рацион питания претерпел резкие изменения: привычные и проверенные годами продукты исчезли с прилавков магазинов и рынков крупных городов. В зимнее время в  столицах так же наметился «тепловой кризис».

Но самым удивительным фактом является то, что затруднения в потреблении некоторых пищевых продуктов проявились даже в сельской местности. Это говорит о кризисе в мировоззрении крестьян. Они стремились захватывать земельные участки у помещиков, но обрабатывать их не особо торопились. Но была и еще одна причина. Это Гражданская война и последовавшие за ней реквизиции. У крестьян эта война вызывала резко отрицательное отношение, ибо поведение противоборствующих сторон не особо отличалось друг от друга. Красные приходят –  грабят во имя «спасения социалистического отечества», белые приходят  – делают то же самое, только мотивация  у них другая: они выступают за «какую-то, единую и неделимую Россию без большевиков».

Островком благополучия на этом фоне выглядел плодородный юг. Несмотря на нестабильное политическое и экономическое положение этих земель они по-прежнему были житницей России, о чем свидетельствуют хотя бы размеры поставок, которые требовало Временное правительство от казачьих областей.

Великая Русская революция и Гражданская война повлияли на жизненный уклад граждан. Современники отмечали ухудшение материального положения и трансформацию привычного образа жизни (пищевых привычек  и бытового окружения). Население возмущали новые черты обыденности и неспособность власти противодействовать негативным последствиям социальных катаклизмов.

В следующем параграфе «Последствия революционных изменений в нормах поведения и повседневной жизни населения страны» рассматриваются изменения в жизни женщин, рост преступности и другие аспекты.

В 1917-1918 годах повысилось правосознание и самосознание еще одной  категории населения бывшей Российской империи. Это были женщины. Если раньше они были практически бесправны, а их основной повседневной задачей  было ведение домашнего хозяйства, то теперь представительницы слабого пола претендовали на полное равноправие с мужчинами. Характерным примером являются выборы председателя Учредительного собрания, в котором, кстати,  довольно заметным было женское присутствие (В.Фигнер, А. Слетова, О. Матвиевская, А.Коллонтай, Е. Размирович, В.Яковлева и др.) На пост главы «хозяина земли русской» претендовали лидер партии социалистов-революционеров В.М. Чернов и М.А. Спиридонова, возглавлявшая левых эсеров. В дореволюционной России гендерное равенство в принципе было невозможно не только в политике, но и в повседневной жизни. Не менее выдающейся личностью была и  А.М. Коллонтай, (сумевшая за свою столь) сделавшая при советской власти яркую политическую и государственную карьеру. 

Благодаря революции женщины стали активными и равноправными участниками политического, экономического, культурного процесса. Более того, по советскому семейному законодательству они  получили весьма существенные привилегии.

Великая русская революция и последовавшая за ней гражданская война привели к росту преступности. Нарушение законов существует всегда, различным бывает только их масштаб. В переломные исторические эпохи, когда происходит переход от одной формы правления к другой, от одного политического режима к другому, всегда возникает одна и та же проблема. Старые законы уже морально устарели, они не соответствуют новым реалиям, а новые нормативно-правовые акты еще либо не приняты, либо не признаны обществом.  В России этот процесс осложнялся еще и абсолютным, поголовным правовым нигилизмом, о чем свидетельствуют многие поговорки и пословицы. В 1917-1918 годах рост числа правонарушений имел еще одну причину. Это разрушение уголовно-исполнительной системы. Все, происходившее в то время, можно свести к одной очень простой мысли: тюрьма – это пережиток царизма, в ней сидят пострадавшие от самодержавного произвола, следовательно, всех заключенных необходимо отпустить. Что и произошло.

Итогом «всеобщей амнистии» стал невиданный рост преступности. Рядовые обыватели городов по ночам боялись не просто выходить на улицу, а опасались даже открывать двери незнакомцам. В крупных центрах России орудовали самые настоящие банды. Но была еще одна немаловажная причина повышения числа правонарушений. Это изменение общественной идеологии и психологии. То, что раньше считалось аморальным, теперь стало восстановлением социальной справедливости. Отношение «простого народа» к бывшей элите общества, которую раньше ненавидели в менее откровенных формах, стало более откровенным. Бывших «господ», включая интеллигенцию,  обвиняли во всех грехах и призывали новые власти к всеобщему трудоустройству этих «тунеядцев». Социальная ненависть к дворянам и буржуям зашкаливала. А это неминуемо вело к росту преступлений против людей, владевших имуществом.

Отношение «победителей», солдат и матросов, к повседневной культуре и этикету было весьма своеобразным. Так, современников возмущала разнузданность военных масс и полное отсутствие элементарных представлений о правилах поведения в общественных местах и на улице. Солдаты и матросы ходили в театры с винтовками и другим оружием, все мостовые, тротуары, парки, скверы, аллеи и другие места общественного отдыха были заплеваны семечками и заполнены праздно лежащими вооруженными военными. 

В заключении исследования были сформулированы следующие выводы:

Повседневность – сложное и противоречивое явление. Предполагается необходимым уделить большее внимание рассмотрению обыденности через анализ отношений современников к происходящим событиям. Для изучения повседневной жизни необходимо активно использовать источники личного происхождения. При осмыслении событий 1917-1918 гг. нельзя обойти стороной такие понятия как «революционная повседневность» и «жизненный мир». 

1917-1918 гг. привели к революционным изменениям во всех сферах  жизни России и её граждан. В  этот период времени отношения «простого народа» к окружающей действительности резко трансформировались. В принципе, и сам человек поменялся: он потерял старые жизненные ориентиры, а новые только стали вырабатываться. Именно этим и объясняется сложность и противоречивость изучаемого периода российской истории.

В предпринятом исследовании повседневности периода 1917 – 1918 гг. мы также попытались определить степень «будничного» и «праздничного» в восприятии революции современниками. Нам было интересно проследить глазами современников формирование  новой – «революционной» повседневности. Ведь на смену февральской революционной эйфории 1917-го со всеми характерными  атрибутами праздника (алыми бантами, флагами и транспарантами, многотысячными красочными шествиями и украшенными цветами трибунами) пришли «революционные будни», когда «праздник революции» стал повседневной реальностью. Вот почему октябрь 1917 г. уже не воспринимался большинством современников как общенародный праздник, а, напротив, окончательно подвёл под ним черту. Так революционная повседневность стала реальностью. 

Как уже отмечалось, философов интересует не просто взаимодействие человека и общества, человека и человека, а его причины и основания.  В этом случае принято  говорить о наличии  «обыденного сознания» или «обыденного мышления», при котором все действия представляют собой «повседневные практики». «Обыденное сознание» граждан новой России в 1917 году формировалось в условиях социальной трансформации, оно включало в себя новый язык эпохи, новую культуру, традиции и обычаи. А самым главным является появление Нового Человека революционного времени.  Следовательно, главным объектом исследования при изучении обыденности является  человек. 

  При этом, как считают представители культурологического направления, целесообразно выделить из всего блока обыденности «культуру повседневности», которая включает в себя мораль, отношение к элементарным проявлениям культуры поведения и т.д. Так, в 1917-1918 гг. отношение «победителей», солдат и матросов, к повседневной культуре и этикету было весьма своеобразным. Так, современников возмущала разнузданность военных масс и полное отсутствие элементарных представлений о правилах поведения в общественных местах и на улице. Солдаты и матросы ходили в театры с винтовками и другим оружием, все мостовые, тротуары, парки, скверы, аллеи и другие места общественного отдыха были заплеваны семечками и заполнены праздно лежащими вооруженными военными. 

В ходе исследования удалось проанализировать составляющие «революционной повседневности». Она имела очень сложную структуру. В нее  можно включить совокупность отношений к постоянным социальным трансформациям в 1917-1918 гг., неклассическое понимание политических и культурных процессов и явлений, утилитарное отношение к плодам революции, изменения в морали, повышение роли насилия, превращение «аномалий» в «норму», появление новой революционной лексики. Причем и столицы и провинции были подвержены этим процессам.  К тому же повседневность  можно дополнить возникшими социально-экономическими трудностями.

Первая мировая война оставила яркий след в процессе формирования «революционной повседневности». Ее влияние на обыденность  не ограничивается только 1917 годом, она постоянно держала в напряжении общество. Граждане России испытывали на себе воздействие военного фактора в течение 1917-1918 гг. Мировая бойня стала частью революционного времени.

Война сыграла роль лакмусовой бумажки для российского общества. Она высветила все основные проблемы и язвы его. Если поначалу войну принимали, но не понимали её сущности, то в конце 1916-1917 её уже не принимали и тем более не понимали. Крестьяне и рабочие, вырванные войной из своей привычной среды обитания, всячески стремились вернуться обратно. Интеллигенция по данному вопросу  находилась в расколотом состоянии: одни стояли на пораженческих позициях, другие - на оборонческих, третьи были напуганы ужасами и жестокостями войны. Даже казачество не было единым по вопросам ее ведения.  Кроме того  современникам было очевидно, что проблемы с транспортом и продовольствием напрямую связаны с войной. В добавок ко всему в стране наметился культурный и идеологический кризис. Центрообразующие институты общества, такие как церковь и государство (в лице сильного монарха) потеряли свой непререкаемый         авторитет. Все это вело к неминуемому краху, который наступил в феврале-марте 1917 года.

Крестьянам, рабочим и казакам  приходилось объяснять простейшие истины: свобода, равенство, выборы, партия, социализм, Учредительное собрание. Сильное экономическое расслоение внутри сословий крайне затрудняло выработку единой позиции хотя бы по одному вопросу. Подверглись деформации и общественные ценности, представления о добре и зле и т.д.

Но необходимо отметить тот факт, что большая часть населения не видела большой разницы между лидерами Февраля и Октября. Население знало, что Царя, при котором был порядок,  уже нет, а анархия в управлении, которая появилась после его отречения, с каждым днем становилась все сильнее.

Россию охватила волна не виданного доселе интереса к культуре (к отдельным её направлениям). Театры и кинематографы ломились от посетителей. Поменялся и собственно репертуар. Но новым по своему содержанию стал и зритель. Он стал «более народным», т.е. простой народ получил широкий доступ к массовому очагу культуры. Но, к сожалению, в российском обществе наметился всеобщий упадок культуры повседневности: хамство стало нормой (хамили в основном «старой интеллигенции», но и последняя не оставалась в долгу, достаточно почитать воспоминания И.А. Бунина и др.), улицы были усеяны шелухой, забрызганы грязью и т.д.

События в России 1917-1918 годов внесли серьёзные изменения в жизнь простой женщины. Ей пришлось стать кормилицей (так как многие мужья еще принимали участие в Первой мировой войне, а затем и в  Гражданской), политиком (страну охватила волна митингов и собраний), бунтаркой (по стране прокатилась волна «бабьих бунтов»), «гражданской женой» (по советским декретам церковный брак устранялся) и т.д. Женщина активно включилась в общественную и политическую  жизнь. Было принято равноправие между женщинами и мужчинами. Представительницы прекрасной половины человечества стали занимать серьёзные посты в государстве. Но одним из самых главных достижений Октябрьской революции все-таки является «освобождение женщин от диктатуры семьи». Она теперь сама могла уйти от мужа, если он нарушал «правила семейной жизни», а не бесконечно  терпеть унижения с его стороны.

Таким образом, 1917-1918 года были ключевыми в повседневной жизни современников.  Бытие  столичных и провинциальных жителей имели много сходств и различий. Лучшим средством для изучения обыденности являются источники личного происхождения.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ

В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Троценко, Д.Н. Революция 1917 года и ее влияние на повседневную жизнь граждан / Д.Н. Троценко // Культурная жизнь юга России. – Краснодар, 2010. - №3. - С. 106 – 107. (0,4 п.л.).
  2. Троценко, Д.Н. Некоторые аспекты Гражданской войны на Кубани в 1917-1920 гг. (по воспоминаниям современников) / Д.Н. Троценко // Историческая и социально-образовательная мысль. - Краснодар, 2012. - № 1. – С. 74-75. (0,4 п.л.).
  3. Троценко, Д.Н. Отношение российских граждан к институту политических партий в революционную эпоху 19171918 гг. /Д.Н. Троценко // Теория и практика общественного развития [Электронный ресурс]. 2012.№3. Шифр Информрегистра: 0421200093\0209. Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-3-2012/history/trotsenko.pdf (0,5 п.л.).

Научные статьи в журналах и сборниках:

  1. Троценко, Д.Н. Идеи правового государства и гражданского общества в программах политических партий в России в начале ХХ века / Д.Н. Троценко // Проблемы становления правового государства и гражданского общества в России. Материалы всероссийской научно-практической конференции. - Краснодар,2009. –С. 472-475(0,4 п.л.). 
  2. Троценко, Д.Н. Повседневная жизнь России в 1917-18 гг.  Культура выборов в России  / Д.Н. Троценко //  Личность. Общество.  Государство. Проблемы развития и взаимодействия» (XVI Адлерские чтения). Материалы научно-практической конференции. - Краснодар,2009. - С. 410-412 (0,3 п.л).
  3. Троценко, Д.Н. Отношение «простого народа» к плодам Русской революции 1917 года: на основании анализа мемуаров и дневников современников  / Д.Н. Троценко // Исторические записки: Международный сборник научных трудов. - Пенза, 2010. - Вып.14. -  С. 274-278 (0,5 п.л.).
  4. Троценко, Д.Н. Мемуары, дневники и личная переписка как основные источники для изучения повседневной жизни / Д.Н. Троценко // Кубанские исторические чтения. Первая межвузовская научно-практическая конференция (г. Краснодар, 14 мая 2010 года). -  Краснодар, 2010. - С.140-141 (0,2 п.л.).
  5. Троценко, Д.Н. Народ и политические партии России в 1917-1918 гг.: реконструкция отношений на основе мемуаров и воспоминаний современников / Д.Н. Троценко // Интеллектуальный потенциал XXI века: ступени познания. Сборник материалов II Международной студенческой научно практической конференции. - Новосибирск, 2010. - С.27-30 (0,3 п.л.).
  6. Троценко, Д.Н. Изменения в жизни женщин после революций 1917 года глазами современников  / Д.Н. Троценко // Известия высших учебных заведений и научных организаций. Общественные науки. Сборник научных статей. - М., 2010. - С. 268-271(0,5 п.л.).
  7. Троценко, Д.Н. Динамика настроений подданных Российской империи в годы Первой мировой войны  / Д.Н. Троценко  // Проблемы национальной безопасности России в ХХ-ХХI вв. уроки истории и вызовы современности: материалы конференции. - Краснодар, 2010. С.486-488 (0,3 п.л.).

Подписано в печать  2012 г.

Формат 60х84/16.

Бумага типографская. Гарнитура «Таймс». Объем 1,5 усл.п.л.

Тираж 100 экз. Заказ № 


1 Российская повседневность. 1921-1941 гг. Новые подходы. СПб., 1995. Акоева Н.Б. Экономическая, политическая и социальная повседневность Кубанского казачества на рубеже веков (конец XIX- начало XX веков). Автореф. дисс... канд. ист. наук. Армавир, 2002. Акоева Н.Б. Влияние модернизационных процессов на повседневную жизнь казачьего населения юга России во второй половине xix - начале xx вв. Автореф. дисс... док. ист. наук. Майкоп, 2012. Корниенко Т.А. Социальная повседневность населения Северного Кавказа в годы Первой мировой войны (август 1914- февраль 1917 г.). Автореф. дисс... канд. ист. наук. Армавир. 2001. Семенов А.А. Политическая повседневность гражданской войны в представлениях населения Северного Кавказа . Кропоткин , 2004. Семенов А.А. Роль бытовых условий в формировании самосознания городских рабочих в годы Гражданской войны (1917-1920) // Научная мысль Кавказа. 2005.  № 4. Яров С.В. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918-1919 гг.: политическое мышление и массовый протест СПб., 1999. Худенко, А. В. Повседневность в лабиринте рациональности // Социологические исследования. 1993. Макаровская Н. В. История города Екатеринодара - Краснодара в первой трети XX века : Дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02 : Краснодар, 2004   и др.

2 Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. Элиас Н. О процессе цивилизации. Социогенетические и психогенетические исследования. СПб., 2001. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. Гарфинкель Г., Исследования по этнометодологии. (Мастера социологии). СПб., 2007. Гирц К. Интерпретация культур. (Культурология. XX век). М., 2004.  Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV - XVIII вв. в 3-х т.  М., 1986.  Т.1. Людтке А. Что такое история повседневности? Ее достижения и перспективы в Германии // Социальная история. Ежегодник, 1998/99. М., 1999.  Lefbvre H. Everyday Life in the Modern World. L., 1971. Schutz A. Common-Sense and Scientific Interpretation of Human Action // Collected , Papers. V. 1. The Problem of Social Reality. The Hague, 1962. Husserl E. Erfahrung und Urteil. Untersuchungen zur Genealogie der Logic, Pr.: Academia, 1939. Шюц А. Структура повседневного мышления. // Социологические исследования. 1993. № 2 и др.

3 Кукушкина Е.И. Обыденное сознание, обыденный опыт, здравый смысл // Философские науки. 1986. N 4. Исмаилов А.И., Исмаилова Э.И. Социалистический быт советского народа. Достижения, ретроспектива, перспективы. М., 1986. Социологические исследования проблем города и жилища (1970 - 1980 гг.). Новосибирск, 1986 и др.

4 Гуревич А.Я. Исторический синтез и «Школа Анналов». М., 1993.

5  Тяжельникова В.С. Повседневность и революционные преобразования советской власти // Севостьянов Г.Н. (ред.) Россия в XX в. Реформы и революции. Т.2. М., 2002.  Пушкарева Н.Л. Частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница. М., 1997. Журавлев С.В. «Маленькие люди» и «большая история»: иностранцы московского Электрозавода в советском обществе 1920-х – 1930-х гг. М., 2000. Никулина Е.А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина. М., 2007. Миненко Н.Л., Апкаршюва Е.Ю., Голикова С.В. Повседневная жизнь уральского города в XVIII -начале XX вв. М„ 2006. Городская повседневность в России и на Западе. Саратов, 2006 и др.

6 Авксентьев Н.Д. Большевистский переворот // Отечественная история.1992.№5. Александр Гучков рассказывает // Вопросы истории.1991.№12.  Антонов-Овсеенко В.А. В революции. М.,1983. Бардиж В.К. Дневник кубанского казака. Петроград, 1917 год. Краснодар, 2008. Бурышкин П.А. Москва Купеческая. Воспоминания. М.,2002. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М.,1991. Дневник Л.А. Тихомирова. 1915-1917 гг. М.,2008. Дубнов С.М. Книга жизни: Воспоминания и размышления. Материалы для истории моего времени. СПб,1998. Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте. М, 1993. Курлов П.Г. Гибель императорской России. М., 1991. Милюков П.Н. Воспоминания. М.,1990. Т.2. Троцкий Л.Д. К истории русской революции. М.,1990 и др.

7 За власть советов. М.,1957. От Февраля к Октябрю. Из анкет участников Великой октябрьской социалистической революции. М.,1957. Как победила революция. Рассказы участников Великой Октябрьской социалистической революции. М.,1967. Об октябрьской революции. Воспоминания зарубежных участников и очевидцев. М., 1967. Я видел будущее. Писатели и деятели зарубежных стран о Союзе Советских Социалистических республик. Книга1. 2.  М.,1977. В дни Октября. Воспоминания участников Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде. Л.,1982. Человек с ружьём. Воспоминания. Документы. Очерки. Л.,1988. Октябрю навстречу. М,1989.  Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. Документы. М.,1990. Октябрьский переворот. Революция 1917 года глазами её руководителей. М.,1991. Октябрьская революция. М.,1991.  Страна гибнет сегодня. М.,1991.  Голоса крестьян: Сельская Россия ХХ века в крестьянских мемуарах. М.,1996. Гибель монархии. М.,2000. Крестьянские истории: Российская деревня 20-х годов в письмах и документах. М.,2001. Дневники и документы из личного архива Николая II. Воспоминания. Мемуары. Минск, 2003. Борец И.И. Сборник славы кубанцев. Краснодар, 2010. и др. 

8 Аграрная политика Советской России (1917-1918 гг.). Документы и материалы. М.,1954. Архив новейшей истории России. Журналы заседаний временного правительства. М.,2001.Т.1. .Хроника исторических событий…под ред. Раенко. Р-н-Д., 1940.  Борьба за советскую власть на Кубани в 1917-1920 гг. Сборник документов и материалов. Краснодар,1957Донесения комиссаров Петроградского военно-революционного комитета. М.,1957.  Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии.1917-1921. Сборник документов. М.,1958. Листовки большевиков на Кубани и Черноморье. Краснодар, 1979. Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909-1917 гг. 1914 год. М., 2005. Падение царского режима. Стенографические отчёты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной Следственной комиссии Временного правительства. М.,1925. Т.2. Письма славы и бессмертия. Письма революционеров, павших в борьбе за пролетарскую революцию и победу Советской власти в России. 1905-1922 гг. М., 1957. Рабочее оппозиционное движение в большевистской России. 1918г. Собрания уполномоченных фабрик и заводов. Документы и материалы. М.,2006. Районные советы Петрограда в 1917 году. Протоколы, резолюции, постановления общих собраний и заседаний исполнительных комитетов. М.,1964. Т.1. Революционное движение в армии и на флоте в годы первой мировой войны. 1914- февраль 1917. М.,1966. Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор. СПб,2001. 1917 год в деревне (воспоминания крестьян). М.,1967 и др

9 Протоколы заседаний Кубанского краевого правительства. 1917-1920 гг. В 4-х томах. Краснодар,2009.

10 Городецкий Б.М. Периодика Кубанско-Черноморского края. 1863-1927. Краснодар,1927. 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.