WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


 

На правах рукописи

ЧЕРНАВСКИЙ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕСCИИ

КОМАНДНО-НАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО СОСТАВА ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА В 19371938 гг. И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СОСТОЯНИЕ БОЕСПОСОБНОСТИ ВОЙСК

Специальность 07.00.02. – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

ИРКУТСК – 2012 

Работа выполнена на кафедре гуманитарных и социально-экономических дисциплин

Михайловской военной артиллерийской академии

Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент

  Мильбах Владимир Спартакович

Официальные

оппоненты:                 доктор исторических наук, профессор 

                                Кузнецов Сергей Ильич

                                ФГБОУ ВПО «Иркутский

                                государственный университет»

                                кандидат исторических наук, доцент

                                Астраханцев Олег Николаевич

                                Иркутский филиал ФГБОУ ВПО

                                «Московский государственный

                                технический университет

                                гражданской авиации»

Ведущая организация:         Санкт-Петербургский филиал

  Академии тыла и транспорта

  им. А.В.Хрулева

Защита состоится  28 июня 2012 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д.212.074.05 при ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет»  по адресу: 664003, Иркутск, ул. К. Маркса, 1, к. 410.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной Научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Иркутский государственный университет»  по адресу: Иркутск, бульвар Гагарина, 24.

Автореферат разослан « » 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Логунова Г.В.

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Важной составной частью происходящих в настоящее время преобразований в Вооруженных силах является реформа военных кадров. В данном случае предусматривается не только уменьшение количества офицерского состава, но и совершенствование уровня профессиональной подготовки кадровых военнослужащих. Вместе с тем проведение преобразований в Вооруженных силах должно не только учитывать прошлый опыт их развития, но и базироваться на целом комплексе исторических исследований, частью которых является данная диссертация.

Актуальность диссертации определяется необходимостью воссоздания исторически объективной картины происходившего на территории Ленинградского военного округа,  одного из ключевых военных округов страны,  в период политических репрессий 1937-1938 гг., оценки роли и степени участия в процессе массовых политических репрессий различных институтов власти как общегосударственного, так и регионального уровня, органов военного управления. Особая значимость исследования политических репрессий 1937-1938 гг. в Ленинградском военном округе состоит в том, что именно войскам этого округа вскоре пришлось принять участие в советско-финляндской войне и тем самым непосредственно в боевой обстановке испытать на себе последствия репрессий.

Степень изученности проблемы. В советский период тема политических репрессий оставалась практически неисследованной, ее как бы не существовало. В постсоветской отечественной историографии политические репрессии в СССР рассматриваются как феномен противоправного характера, включенный в систему политического режима периода И.В.Сталина.

Отдельной темой отечественной историографии является проблема «большого террора» в Вооруженных силах СССР в 1937-1938 гг. Изучение как явления процесса политических репрессий в РККА во второй половине 1930-х годов, так и влияния их последствий на все отрасли военного строительства представляет интерес для более глубокого понимания эволюции военного дела в России. Особую значимость приобретает изучение влияния внутриполитических событий на состояние обороноспособности государства и отдельных приграничных военных округов накануне Второй мировой войны, одним из которых являлся Ленинградский военный округ.

Несмотря на историческое значение Петербургского, Петроградского, Ленинградского военного округа, его становлению и развитию посвящено сравнительно немного работ. К наиболее известным работам советского периода стоит отнести коллективный труд «История Ордена Ленина Ленинградского военного округа»1. Две главы книги посвящены  межвоенному периоду, при этом авторами приводятся фамилии командиров и политработников, которые командовали войсками военного округа и его соединениями в середине и во второй половине 1930-х гг.: командарм 2 ранга П.Е.Дыбенко, армейский комиссар 2 ранга П.А.Смирнов,  комкор В.М.Примаков, корпусной комиссар Т.К.Говорухин, комдивы В.П.Добровольский, С.В.Тестов, А.В.Федотов, комбриг М.П.Магер. Но о том, что они в тот период были репрессированы, не упоминается. Авторы сообщают, что войска округа напряженно занимались боевой учебой и в 1936 г. за успехи в боевой подготовке вверенных им соединений и частей ЛВО некоторые командиры были награждены орденом Ленина, среди них: комдивы В.Н.Лопатин, К.К.Рокоссовский, полковники А.И.Лизюков, А.П.Пакалн. Однако о том, что эти командиры вскоре после награждения оказались в застенках НКВД, также умалчивается. Такое одностороннее освещение событий в книге, выпущенной военным издательством,  вполне объясняется жесткими требованиями советской цензуры.

В более позднем издании – «Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ (1864-1999)», вышедшем в постсоветский период, содержатся упоминания о политических репрессиях. Немногим более страницы главы «В межвоенный период» посвящено этим событиям: «В 1937-1938 гг. объективные трудности и недостатки в жизнедеятельности войск усугубились необоснованными политическими репрессиями»2. В приложении приведены краткие биографические сведения о командующих войсками Ленинградского (Петроградского) военного округа: А.И.Егоров, В.М.Гиттис, А.И.Корк, М.Н.Тухачевский, И.П.Белов, П.Е.Дыбенко. В этом ряду командующих нельзя не заметить одну особенность – все они закончили свою жизнь в 1937-1939 гг. 3 Отсутствуют даже упоминания о том, в результате чего трагически оборвалась судьба целой плеяды советских военачальников.

Новаторски подошел к составлению юбилейного издания, посвященного 300-летию военной истории Санкт-Петербурга, авторский коллектив под руководством С.Н.Ковалева. Однако в разделе «Военное строительство в 1930 годы» о политических репрессиях в ЛВО авторы не упоминают, оставляя вне поля зрения ряд важных событий в ЛВО накануне Великой Отечественной войны4.

К первым публикациям, в которых говорится о политических репрессиях в ЛВО и приводятся фамилии некоторых репрессированных командиров, относятся изданные в 1990-е годы книги А.В.Антонова-Овсеенко «Сталин без маски»5 и Б.А.Викторова «Без грифа «Секретно»: Записки военного прокурора»6. В данных работах приводятся сведения о репрессиях против первых лиц военного округа – комкора В.М.Примакова, командарма 2 ранга П.Е.Дыбенко.

Эпизоды процесса политических репрессий в Ленинградском военном округе отражены в монографии О.Ф.Сувенирова «Трагедия РККА 1937-1938»7. Представляют интерес биографические сведения об отдельных военачальниках, репрессированных во время их службы в ЛВО в предвоенный период, которые имеются в книге И.И.Кузнецова «Маршалы, генералы и адмиралы 1940 года»8. Интересны и содержательны исследования Н.С.Черушева, которые в основном посвящены элите РККА и репрессиям против нее в 1938-1941 гг. Так, в работе «Удар по своим. Красная армия: 1938-1941»9 автор упоминает о высшем командно-начальствующем составе ЛВО, подвергшемся необоснованным политическим репрессиям: комдивы И.Ф.Немерзелли, К.К.Рокоссовский, дивинженеры П.А.Гельвих, И.П.Граве, К.Е.Полищук, дивизионный комиссар П.С.Болтрушко, диввоенюрист Н.М.Кузнецов, комбриги А.В.Благодатов, К.Н.Галицкий.

В историческом исследовании В.Е.Звягинцева и А.В.Сапсая «Балтийская голгофа» или «Как узаконили беззаконие» имеется глава, посвященная «военно-судебному заговору в Ленинграде»10. Авторы приводят примеры противостояния органов НКВД и военной юстиции ЛВО, рассказывают о судьбах военных судей, которые проявили мужество и принципиальность, противодействуя беззаконию и произволу в период массовых политических репрессий.

Информация об отдельных представителях командно-начальствующего состава ЛВО, репрессированных в предвоенный период, содержится в работах исследователей как отечественных – М.И.Мельтюхов11, А.А.Печенкин12, О.В.Хлевнюк13, так и зарубежных – П.Вечоркевич14, Я.Войтковяк15, Р.Конквест16, А.Кристиани17, которые негативно оценивают репрессивную политику в РККА и ее последствия.

Вместе с тем в российской историографии встречаются и положительные оценки проводившихся в Вооруженных силах в 1937-1938 гг. репрессий. Например, В.Суходеев и Б.Соловьев в работе «Полководец Сталин» приходят к следующему выводу: «И все же проводившаяся в армии чистка была необходимым актом. Она укрепляла обороноспособность страны, в корне подорвала троцкистское влияние в Вооруженных Силах, очистила их от изменческих и шпионских элементов»18. При этом авторы оставляют данный тезис без соответствующей аргументации.

Анализ историографии по теме политических репрессий 1937-1938 гг. в Ленинградском военном округе показывает, что до настоящего времени она не подвергалась комплексному исследованию в целях максимально объективного освещения происходивших событий, определения потерь в командном и начальствующем составе, оценки влияния последствий политической чистки на боеспособность войск.

Объектом исследования в рамках данной диссертации выступает военная история России; развитие Вооруженных сил Советского Союза накануне Второй мировой войны.

Предметом данного исследования является командно-начальствующий состав управлений и штабов, соединений и частей ЛВО. Более подробному рассмотрению подвергается деятельность командования, политорганов Ленинградского военного округа, органов военной юстиции и органов НКВД в исследуемый период. 

Цель диссертации –  на основе анализа имеющихся источников, в первую очередь – архивных документов, исследовать процесс политических репрессий командно-начальствующего состава в отдельной структурной единице РККА, установить взаимосвязь внутриполитических событий в стране в 1937-1938 гг.  с изменением уровня их боеспособности в предвоенный период. Для этого представляется целесообразным проведение исследований территориальной единицы – военного округа, проведение анализа влияния политических репрессий на основные компоненты боеспособности войск. Наиболее показательным военным организмом в этом отношении является Ленинградский военный округ, который одним из первых после волны политических репрессий 1937-1938 гг. принял на себя тяжесть организации и ведения боевых действий в советско-финляндской войне 1939-1940 гг.

Для достижения цели данной диссертационной работы автор ставит перед собой следующие задачи:

- выявить роль командования, политуправления, штаба, органов военной юстиции, особых отделов НКВД округа в процессе политических репрессий;

- выяснить масштабы политических репрессий в Ленинградском военном округе, составить общий список репрессированных по категориям командно-начальствующего состава и соединениям (частям), составить мартиролог жертв политических репрессий;

- выявить влияние последствий репрессий командно-начальствующего состава ЛВО на состояние боеспособности войск в период советско-финляндской войны. Также одной из задач исследования является восстановление честного имени оклеветанных и необоснованно репрессированных командиров и начальников

Территориальные рамки диссертации охватывают территорию ЛВО, который был образован приказом Высшего военного совета №71 от 6 сентября 1918 г. и включал территорию Петроградской, Олонецкой, Новгородской, Псковской, и Череповецкой губерний. В 1938 г., в связи с внутритерриториальными изменениями согласно приказу НКО №0104 от 19 июня 1938 г., к территории ЛВО были отнесены Ленинградская, Мурманская, Архангельская, Вологодская область и Карельская АССР.

Хронологические рамки охватывают основной период репрессий командно-начальствующего состава и позволяют проследить изменения в состоянии боеспособности войск ЛВО непосредственно перед началом советско-финляндской войны. Они определяются основным периодом политических репрессий – 1937 г., с одной стороны, и 1938 г. – с другой. Вместе с тем при анализе развития военно-политической обстановки в Европе и внутриполитических событий в СССР в 1930-е гг. автор счел необходимым несколько отклониться от указанных хронологических рамок, а при  рассмотрении влияния политических репрессий на боеспособность войск ЛВО накануне и в ходе советско-финляндской войны посчитал целесообразным осветить некоторые военные события 1939 – 1940 гг.

Методологическая основа исследования. При написании диссертационной работы автор руководствовался общими требованиями, предъявляемыми к историческим исследованиям на современном этапе. В методологическом плане эти требования определяются такими общенаучными методами, как анализ, синтез, комплексность, сравнительный подход к изучаемому материалу и его обобщение.

При изучении проблемы политических репрессий командно-начальствующего состава в ЛВО автор руководствовался принципами историзма, объективности и научности. Такой подход не только предоставил возможность объективно рассмотреть историческое прошлое и выработать на этой основе некоторые концептуальные положения, но и избежать последствий политической идеологизации исследования.

Комплексному изучению политических репрессий командно-начальствующего состава ЛВО способствовал применяемый автором статистический метод, что позволило избежать описательного характера работы, уточнить некоторые исторические факты, установить причинно-следственную связь событий и их динамичность во времени.

Методы разработки темы диссертационной работы, базирующиеся на обозначенных исходных принципах, явились необходимым инструментарием для комплексного подхода к изучению политических репрессий командно-начальствующего состава как предмета исследований и последовательного освещения основной связанной с ним проблемы – состояние боеспособности войск.

Широко используемый автором аналитический метод позволил придать работе уровень теоретических обобщений. Этот метод использован не только в постановке и рассмотрении проблематики исследования, но и в выявлении, отборе, структуризации и систематизации новых, ранее не использованных фактических материалов.

Источниковую базу исследования составляет широкий круг как опубликованных, так, в основном, и неопубликованных исторических источников различного характера.

Первостепенное значение в исследовании данной проблемы имеют документы, хранящиеся в РГВА. Именно здесь отложились такие важные первоисточники, как приказы наркома обороны СССР, директивы начальника Политуправления РККА, регулярные обобщенные докладные записки руководителей военного ведомства по различным вопросам военного строительства.

Обширный фактический материал по исследуемой тематике представляют непосредственно фонды РГВА по ЛВО, коллекция документов советско-финляндской войны (1939-1940 гг.), обзор работы военных трибуналов войск Северо-Западного фронта за период боевых действий с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г., донесения и спецсообщения о состоянии войск. Именно из этих фондов автором почерпнуты сведения о составе группировок войск, об их состоянии, обеспеченности и боевых возможностях. Изучение штатно-должностных списков, директив и распоряжений, докладных записок, протоколов партийных собраний и заседаний Военного совета ЛВО, политдонесений соединений и частей позволило максимально воссоздать картину происходившего в период политических репрессий в ЛВО и в соединениях, дислоцирующихся на территории округа.

Важными и многочисленными источниками являются материалы Архива военной коллегии Верховного суда Российской Федерации (АВКВС РФ). Автору удалось уточнить необходимые данные по репрессированным в 1937-1938 гг. военнослужащим.

Большое значение для исследования данной проблемы имеют документы архива Главной военной прокуратуры при Генпрокуратуре Российской Федерации (АГВП), с помощью которых удалось установить точные биографические сведения,  данные о вынесении приговора и о реабилитации ряда военнослужащих ЛВО, репрессированных в 1937-1938 гг.

Сведения Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО) из алфавитной картотеки на осужденных военными трибуналами, картотеки на прекращенные уголовные дела, а также из личных дел офицерского состава позволили уточнить сведения о некоторых арестованных командирах и начальниках, которые были освобождены и восстановлены в кадрах РККА.

Немаловажное значение имели источники из архива ФСБ по Ленинградской области и Санкт-Петербургу (Архив УФСБ по СПб и ЛО), позволившие оценить масштабы политических репрессий, уточнить некоторые данные имеющихся в АВКВС РФ о репрессированных по политическим мотивам. В архиве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области содержатся протоколы допросов и очных ставок арестованных, обвинительные заключения, протоколы заседаний ВКВС, справки о приведении приговора в исполнение, а также обзорные справки по архивно-следственным делам на командно-начальствующий состав и на сотрудников особого отдела НКВД ЛВО. В ходе исследования изучены материалы 218 архивно-следственных дел из архива УФСБ по СПб и ЛО.

Важными для исследования оказались опубликованные документы из сборников: «Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: Документы и материалы»19 и «Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти»20. Они позволяют выявить взаимосвязь содержания изданных партийных, государственных и ведомственных документов с событиями, развернувшимися в 1937-1938 гг. в управлениях, штабах, соединениях и частях ЛВО.

Ряд приказов НКО 1937-1938 гг. опубликован в первом томе сборника «Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР»21. Несколько приказов ГУ НКВД за 1938 г. были представлены в книге 1 сборника документов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне»22.

К ценной группе опубликованных источников относятся те, что содержат сведения статистического характера, как по проблеме политических репрессий, так и содержащие информацию о потерях отечественных Вооруженных сил в войнах и военных конфликтах. К ним стоит отнести статистические исследования «Гриф секретности снят»23 под общей редакцией Г.Ф.Кривошеева и более позднее издание «Книга памяти. Том 1.(1923-1939 гг.)»24, которые позволяют проанализировать реальные потери советских войск, сопоставить и оценить их масштабы.

Среди опубликованных источников следует выделить ряд документальных материалов о репрессиях 1937-1938 гг. в журналах: «Известия ЦК КПСС»25, «Исторический архив»26, «Военно-исторический журнал»27, «Вопросы истории»28, «Отечественная история»29. Особую ценность представляет публикация в них следующих исторических документов: стенограмма февральско-мартовского (1937 г.) пленума ЦК ВКП(б)30, постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г., «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия»31, Закрытое письмо ЦК ВКП(б) от 29 июля 1936 г. «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока», обобщенная справка КПК при ЦК КПСС, КГБ СССР, прокуратуры СССР и Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС «Дело о так называемой антисоветской троцкистской военной организации в Красной Армии»32, «Справка о проверке обвинений, предъявленных в 1937 г. судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям в измене Родине, терроре и военном заговоре»33 и другие.

Одним из важнейших источников изучения внутриполитической жизни в стране и преобразований, происходивших в Вооруженных силах в 1930-е годы, является периодическая печать исследуемого периода. В диссертации использованы материалы газет «Правда», «Ленинградская правда», «Красная Звезда». При этом следует отметить, что автором проанализированы все материалы о ЛВО за 1935-1939 гг., которые позволяют создать общую картину становления военного округа и выявить проблемные вопросы войск ЛВО, а также характерные вопросы освещения средствами массовой информации боевых действий советских войск в период советско-финляндской войны.

Используемый комплекс источников и литературы позволил объективно исследовать процесс массовых политических репрессий командно-начальствующего состава ЛВО, выявить причинно-следственные связи этого процесса, с достаточной полнотой обобщить статистические сведения о жертвах политических репрессий.

Научная новизна диссертационного исследования  заключается в том, что автор впервые использовал математический аппарат для обоснования ряда теоретических положений о влиянии последствий политических репрессий на состояние боеспособности войск. Впервые предпринята попытка максимально достоверно раскрыть процесс политических репрессий в одном из западных приграничных военных округов СССР, оценить реальные масштабы потерь Ленинградского военного округа в результате политических репрессий 1937-1938 гг.  Автором в обобщенном виде показаны результаты  репрессивной политики для войск округа и дана оценка элементам их боевой способности накануне Второй мировой войны. Детальный анализ архивных документов позволил выявить неизвестные и раскрыть малоизвестные исторические факты. В научный оборот вовлечены многие архивные материалы, связанные с репрессиями командно-начальствующего состава ЛВО и раскрывающие специфические особенности развития территориальных общевойсковых объединений в предвоенный период.

Практическая значимость исследования обусловлена своевременностью звучания затронутой в нем проблемы, соответствием актуальным задачам проводимой в стране военной реформы. Материалы диссертации имеют сугубо научное значение и могут представлять интерес при дальнейшем исследовании проблемы политических репрессий в Вооруженных силах страны. Кроме того, практическая значимость работы видится в следующем:

- выводы из последствий репрессий командно-начальствующего состава, изменений в качестве его подготовки и в уровне боеспособности объединений и соединений могут быть полезны при разработке основ предполагаемых изменений в системе управления и боевой подготовки войск;

  - теоретические обобщения и выводы целесообразно применять в процессе преподавания курсов отечественной истории, военной истории, истории военного искусства, при разработке учебно-методических пособий;

  • фактические сведения по политическим репрессиям командно-начальствующего состава армии в предвоенный период найдут применение для пополнения экспозиций музеев, при составлении тематико-экспозиционных планов и текстов выступления экскурсоводов;
  • результаты исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов по истории северо-запада России, отечественных Вооруженных сил, при написании новых научных трудов и в краеведческой работе;
  • возможность уточнения списка жертв политических репрессий и увековечивания их памяти.

II. Структура и основное содержание диссертации

Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования. Работа состоит из введения, трех разделов, заключения, примечаний, приложений и списка использованной литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, выявляется степень ее изученности, определяются цели, задачи, территориальные и хронологические рамки исследования, раскрывается его методологическая основа, рассматриваются научная новизна и практическая значимость диссертации.

В первом разделе  «Военно-политическая обстановка в регионе во второй половине 1930-х годов, политические репрессии в ЛВО в 1937-1938 гг.» рассматривается изменение военно-политической и международной обстановки у западных границ СССР к середине 30-х годов, анализируется проведение правительством СССР мероприятий по укреплению обороноспособности Западного региона. Параллельно с экономическими и военными мероприятиями, проводимыми в указанный исторический период, рассматриваются события, свидетельствующие о нарастании политических репрессий в РККА.

В первом параграфе «Военно-политические события в Европе и внутриполитическая обстановка в СССР во второй половине 1930-х годов» рассматривается политическая обстановка, сложившаяся в Западной Европе накануне Второй мировой войны. Автором отмечается ряд важных условий, оказавших наибольшее влияние на военные и политические решения советского государства относительно стран Балтийского региона.

С учетом складывавшейся обстановки высшее политическое и военное руководство Советского Союза считало необходимым на случай войны внести коррективы в оперативный план действий Красной Армии  на северо-западном направлении. Этот план был разработан  в 1937 г. в Ленинградском военном округе под руководством его командующего Б.М.Шапошникова34. В целом оперативный план был рассчитан на то, что если возникнут военные действия с Финляндией, то ведение их будет делом далеко не простым, потребует продолжительного времени, особенно, если ей окажут вооруженную помощь извне.

Другим крупным фактором, оказавшим огромное влияние на положение дел в мире, стали внутриполитические события в СССР. В середине 1930-х годов сложилась практика массовых репрессий на государственном уровне, сначала против противников ленинизма – троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, давно уже разбитых политических партий, затем против многих коммунистов и беспартийных.

«Большой террор» в СССР оказал самое непосредственное влияние на международное положение страны. Престижу Советского Союза был нанесен удар огромной силы, его союзоспособность (т. е. привлекательность как союзника) резко снизилась.

Во втором параграфе «Расширение массовых политических репрессий командного состава ЛВО» освещается развитие процесса политических репрессий в Ленинградском военном округе, проводится количественный и качественный анализ потерь комначсостава военного округа в результате репрессий.

Комплексное исследование документов из фондов РГВА и архива УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области показало, что в 1936 г. аресты по политическим мотивам командно-начальствующего состава Ленинградского гарнизона перестали быть единичными явлениями, четко обозначились учреждения и военно-учебные заведения, где были вскрыты контрреволюционные группировки.

В феврале 1937 г. количество арестованных командиров и начальников из ЛВО оказалось в 3 раза больше, чем в предыдущем месяце. В середине марта 1937 г. К.Е.Ворошилов на активе командного и начальствующего состава наркомата обороны доводил до подчиненных установки партии: «Я повторяю, у нас арестовано полтора-два десятка пока что, но это не значит, что мы с вами очищены от врагов, нет никак не значит. Это говорит только за то, что мы еще по-настоящему не встряхнули, не просмотрели наших кадров, наших людей. Это нужно будет обязательно сделать, нужно очиститься полностью. Мы в рабоче-крестьянской Красной Армии не имеем права терпеть ни одного врага, не можем допустить этого»35.

Промежуточный итог политической чистки подвел командующий военным округом П.Е.Дыбенко в докладе на партийном собрании управления и штаба ЛВО 10 августа 1937 г., посвященном задачам парторганизации при подготовке и проведении предстоящих учений войск ЛВО: «С момента раскрытия шпионской и контрреволюционной организации в РККА, в штабе ЛВО также органами НКВД изъято большое количество врагов народа как то: Федоров, Картаев, Зельский, Подшивалов, Германович, Брюховецкий, Мацов, Небаров, Рабинович, Дранников, Сизов, Пакидов и другие. Исключены из партии: Лозинский за защиту врага,  Гапанович – очковтиратель и вредитель, Цюкшо – вредитель…». Далее Дыбенко привел статистику репрессий: «Целый ряд отделов еще недостаточно охвачены нашей поверкой, но уже факты (ВВС) говорят, что и там есть враги народа – вредители и шпионы. За этот период в войсках округа уволено по родам войск: стрелковые части – 250 чел., кавчасти – 57 чел., мотомехвойска – 50 чел., ВВС – 179 чел., ПВО – 35 чел, ВУЗы – 33 чел. и другие рода войск – 16 чел. Из них 369 арестовано органами НКВД: за шпионаж – 5 и к/р агитация – 278 чел. Но очень многие враги народа не дают показаний». Завершалась основная часть доклада, посвященного задачам парторганизации по подготовке к тактическим учениям, призывом командующего войсками ЛВО: «Все эти цифры и факты говорят о том, что мы целиком и полностью не вскрыли врагов народа. В мотомехчастях и артиллерии надо проводить глубокую проверку. Мы изъяли все, что было видно и ясно на поверхности; сейчас надо выкорчевать то, что законспирировано и скрыто…»36.

Анализируя процесс арестов по политическим мотивам командно-начальствующего состава Ленинградского военного округа, можно сделать следующие выводы. В ЛВО 1936-й год характеризовался постепенным нарастанием политических репрессий командно-начальствующего состава. Среди наиболее важных дел следует выделить дело комкора В.М.Примакова, групповые дела преподавателей Военно-политической (арестовано 16 человек, из них уничтожено – 12) и Медицинской академий (арестовано 9 человек, из них уничтожено – 8).

1937-й год характеризовался постепенным расширением репрессий. Мощный импульс этому процессу был дан февральско-мартовским пленумом ВКП(б). Сразу после судебного процесса над М.Н.Тухачевским и другими военачальниками репрессии в ЛВО приняли форму политической кампании по очищению армии и флота от врагов, вредителей и социально чуждых элементов. Процесс политического преследования командно-начальствующего состава в ЛВО стал практически неуправляемым. Проводимые организационно-штатные мероприятия, связанные с развертыванием войск, еще более обостряли кадровую проблему приграничного военного округа

Качественную характеристику комначсостава РККА определяло то, что основная масса командиров, не прошедших окончательного становления в своих должностях (75% кадрового комначсостава РККА находились в должностях менее года), и большинство военачальников, взлетевших на 2-3 ступени в годы репрессий, по своему уровню подготовки не соответствовали занимаемым должностям.

Во втором разделе «Деятельность органов военного управления, политических органов, органов НКВД и военной юстиции ЛВО в процессе массовых политических репрессий» проводится анализ событий в ЛВО в их хронологической последовательности, устанавливается причинно-следственная связь в процессе политических репрессий и дается оценка деятельности органов военного управления, политических органов, органов НКВД и военной юстиции.

В первом параграфе «Деятельность командования и политических органов ЛВО в период массовых политических репрессий 1937-1938 гг.» анализируется деятельность командования и  политуправления округа накануне и в период массовых политических репрессий.

Рассмотрена деятельность командующих войсками ЛВО Б.М. Шапошникова, П.Е.Дыбенко, М.С.Хозина, а также членов Военного совета ЛВО П.А.Смирнова, М.П.Магера, начальника штаба ЛВО А.В.Федотова.

Значительное внимание уделяется личности назначенного 5 июня 1937 г. командующим войсками ЛВО командарма 2 ранга П.Е.Дыбенко. В выступлении 21 ноября 1937 г. на заседании Военного совета при НКО П.Е.Дыбенко отметил: «Части Ленинградского военного округа также, как и части других округов, в значительной степени были засорены фашистско-шпионскими, диверсантскими элементами, особенно в высшем звене начальствующего состава, а также в мотомехвойсках, авиации и особенно в штабе округа»37. П.Е.Дыбенко, активно проводя в войсках военного округа политику по чистке рядов,  необходимого внимания боевой подготовке войск и оперативной подготовке штабов не уделял. Результатом этого стали участившиеся случаи чрезвычайных происшествий, в том числе во время проведения учений (катастрофы, утеря секретных документов и т.п.).

Важную роль в принятии решений и осуществлении мероприятий в военном округе играли члены Военного совета. Менее месяца исполнял должность члена Военного совета ЛВО П.А.Смирнов. 21 ноября 1937 г. на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР он доложил К.Е.Ворошилову: «Но на сегодняшний день задачу по очистке армии, товарищ народный комиссар, я считаю нерешенной. Мы в основном проделали эту работу, мы взяли то, что было видно на поверхности, выловили кое-где «карасей». Я думаю, что в части дальнейшей очистки нужно настойчиво проводить большевистскую работу»38.

В результате политических репрессий 1937-1938 гг. в одном из крупнейших военных округов РККА были расстреляны командующий войсками округа командарм 2 ранга П.Е.Дыбенко, заместители командующего комкоры В.М.Примаков и М.Я.Германович, начальник штаба ЛВО комдив А.В.Федотов, был арестован член Военного совета ЛВО комкор М.П.Магер. 1937-1938 гг. характеризуются частой сменой состава командования ЛВО, высшие командиры и политработники находились на должности командующего, заместителя, члена Военного совета и начальника штаба округа, как правило, 6-10 месяцев. Командование ЛВО при проведении кадровой работы перестраховывалось и  принимало решения с оглядкой на НКВД39.

Задачи по выявлению политически неблагонадежных в штабах, соединениях и частях возлагались на политорганы. Летом 1937 г. в политуправление ЛВО хлынул поток разного рода донесений, докладных и пр. - политработники отделов штаба, соединений, частей докладывали о командирах и начальниках, которые не вызывали политического доверия. Как правило, подобные сообщения завершались просьбами и требованиями об «изъятии»  указанных лиц40.

Анализ содержания документов РГВА, в первую очередь - протоколов заседаний парткомиссий и собраний партийных организаций, свидетельствует, что процесс исключения из партии принял массовый и неуправляемый характер. Зачастую подчиненные выражали политическое недоверие излишне требовательному командиру и на партсобрании голосовали за его исключение. В ходе политических репрессий 1937-1938 гг. в значительной степени пострадал политический состав ЛВО. Являясь проводником политики партии в армейской среде, политработники в первую очередь становились объектом повышенного внимания бдительных товарищей по партии и особых отделов НКВД. Стиль работы политического управления ЛВО активно способствовал расширению политических репрессий командно-начальствующего состава.

Во втором параграфе «Деятельность органов НКВД в период массовых политических арестов в Ленинградском военном округе» рассмотрены методы и результаты деятельности органов НКВД, установлены их взаимоотношения с командованием, политическими органами и  органами военной юстиции ЛВО, а также внутренние процессы, которые происходили в региональном управлении НКВД.

Анализ ряда архивных документов показывает, что характерной чертой развития спецслужбы того времени являлось прямое руководство ею со стороны Политбюро ЦК ВКП(б) и лично И.В.Сталина. Контроль высшего партийного органа был всеобъемлющим.

Главным направлением деятельности особых отделов НКВД ЛВО в 1937-1938 гг. стало раскрытие большого количества контрреволюционных организаций и антисоветских заговоров.

В отличие от других военных округов, в ЛВО органами НКВД активно раскрывались контрреволюционные офицерские организации.  Значительное количество бывших офицеров царской армии, служивших в различных отделах штаба округа, в военно-учебных заведениях РККА и на военных кафедрах высших учебных заведений г. Ленинграда, в 1937 г. были арестованы органами НКВД.

В качестве примера приводится дело бывшего полковника царской армии комдива К.П.Артемьева, который был однокурсником А.И.Корка по Николаевской академии Генерального штаба. Постановлением НКВД и Прокурора СССР от 17 января 1938 г. К.П.Артемьев был признан виновным в том, что  с 1928 г. являлся участником контрреволюционной монархической офицерской организации и состоял на службе германской разведки41. Обвинение К.П.Артемьева основано только на его личных, ничем не подтвержденных показаниях, в которых указывается, что Артемьев виновным себя признал. Обвинительное заключение никем не утверждено, составлено в марте 1938 г.42, через два месяца после расстрела Артемьева.

Из материалов архивно-следственных дел военнослужащих ЛВО следует, что многие командиры и начальники ЛВО были обвинены следствием в шпионской деятельности в интересах различных государств. Некоторые военнослужащие обвинялись в шпионской работе сразу на несколько государств. Оказывается, сам командующий войсками ЛВО П.Е.Дыбенко являлся «агентом двух разведок» - германской и американской. По версии следователей НКВД, отдельные командиры обслуживали сразу три иностранные разведки. Так, полковник Ю.И.Гродис обвинялся в работе на разведку Финляндии, Латвии и Эстонии.

Для получения от арестованных признательных показаний к ним часто применялись методы физического воздействия, запугивание, лишение пищи и сна. Из копии допроса от 21 января 1940 г. бывшего командира 6-й танковой бригады А.И.Лизюкова следует, что работники НКВД «длительное время избивали и истязали его и добились подписания ложных протоколов допроса»43. От него добивались признаний в подготовке террористического акта во время военного парада в Москве - танкового тарана мавзолея. Сами бывшие следователи НКВД, обвиняемые в 1939-1940 гг. в нарушении социалистической законности, не отрицали факты применения мер физического воздействия к будущему Герою Советского Союза А.И.Лизюкову44.

Арестованный в конце 1938 г. за нарушения в следственной работе сотрудник ОО УНКВД М.Б. Копировский признал, что в большинстве случаев «следствие велось запрещенными методами, показания получались с помощью избиения или протоколы составлялись заранее и потом добивались подписей обвиняемых»45.

Распространенным методом, применяемым следователями НКВД в период массовых политических репрессий, являлась фальсификация следственных документов. В ходе исследования документов Архива УФСБ по СПб и ЛО удалось установить, что к созданию разного рода фальсификаций причастны начальники отделов УНКВД ЛО. Например, Перельмутр, Берлин, Галустьян, Орлов и Николаев в феврале 1938 г. сфальсифицировали дело фашистской партии, подбросив фашистскую литературу при обыске у бывшего белогвардейца Филимонова. Было арестовано несколько сот человек, бывших офицеров, установленных по сведениям военкоматов. Обвинительный материал создавался после арестов на допросах, где арестованных «увязывали и перевязывали между собой»46.

Необходимо отметить сложность внутренних процессов, происходивших в период массовых политических репрессий в УНКВД ЛО и в особом отделе НКВД ЛВО, в частности. Репрессии по политическим мотивам сотрудников Ленинградского Управления НКВД не были редкостью. В период затухания репрессий значительное количество сотрудников причастных к ведению следствия по политическим делам, были обвинены в нарушении социалистической законности и затем расстреляны (М.А.Волков, Л.М.Заковский, П.А.Коркин, Я.Е.Перельмутр).

Оценивая деятельность особых отделов НКВД ЛВО как составной части региональных структур НКВД следует отметить, что в период репрессий 1937-1938 гг. она жестко направлялась из центра. Фальсификация следственных дел, издевательства и избиения арестованных стали нормой следственной работы УНКВД ЛО. В ходе репрессий профессиональные качества военных контрразведчиков были направлены на решение внутриполитических задач в ущерб реальным задачам боевой готовности войск округа. Деятельность органов НКВД в период массовых политических репрессий нанесла существенный урон штабам, войскам, учреждениям и учебным заведениям ЛВО, которые безвозвратно потеряли ценные управленческие кадры, инженерно-технический и медицинский состав, военных педагогов и ученых накануне Второй мировой войны.

В третьем параграфе «Деятельность органов военной юстиции Ленинградского военного округа в период массовых политических репрессий» отмечается, что деятельность военных трибуналов ЛВО в середине 1930-х гг. характеризуют статистические данные о судимости военнослужащих в тот период. Представляют интерес «Общие данные о судимости в военных трибуналах ЛВО военнослужащих кадра РККА»: всего осуждено в 1935 г. – 554 чел., в  1936 г. – 502 чел., из них начсостав в 1935 г. – 196 чел. (35,3%), в 1936 г. – 151 чел. (30%)47. В 1936 г. было осуждено: за шпионаж 10 чел., в т.ч. начсостав – 9; за терроризм – 5 чел., в т.ч. начсостав – 4; за недоносительство – 3 чел., в т.ч. начсостав – 2. Из осужденных за шпионаж половина была  приговорена на срок до 10 лет и трое были приговорены к высшей мере наказания; из осужденных за терроризм 4  были  приговорены на срок 10 лет и 1 – к расстрелу. 

Развитие дальнейших событий в стране и в армии привело к тому, что уже во втором квартале 1937 г. количество осужденных по политическим статьям значительно выросло. Более жесткими стали и приговоры, выносимые военными трибуналами. Имеющиеся сведения о командно-начальствующем составе, осужденном в 1937 г. Военным трибуналом Ленинградского округа за политические преступления, позволяют сделать вывод о том, что 19% из них были приговорены к срокам от 5 до 8 лет ИТЛ, 22% - к 10 годам ИТЛ, 19% - к 15-20 годам ИТЛ и около 40% - к высшей мере наказания, что в 10 раз превышает данный показатель первого квартала 1937 г.

Политические дела рассматривались выездными сессиями ВКВС в ходе закрытых судебных заседаний, на которых выносили приговоры осужденным по первой категории (высшая мера наказания) и второй категории (длительный срок лишения свободы). Все подсудимые, отнесенные к первой категории, были приговорены к высшей мере наказания, с конфискацией имущества и лишением воинских званий (если таковые были присвоены). Проанализирована работа выездных сессий ВКВС с октября 1936 г. по сентябрь 1938 г.  в Ленинграде. Всего было проведено 47 заседаний ВКВС, в ходе которых были приговорены к высшей мере наказания 1340 человек, из них представителей наркомата обороны (военнослужащих и вольнонаемных) – 276 человек.

Дело каждого приговоренного рассматривалось в течение 10 минут. Не являются редкостью случаи, когда по документам приговор был приведен в исполнение ранее его вынесения Военной коллегией. Например, батальонный комиссар В.К.Соболев был приговорен к высшей мере наказания 31 августа 1937 г.48, но в справке о приведении приговора в исполнение49 проставлена дата 30 августа 1937 г. То же самое значится у расстрелянных полкового комиссара Б.Ф.Бохановского и батальонного комиссара Н.Ф.Колмыкова50. Деятельность выездных сессий сводилось к оформлению уже принятого членами Политбюро решения о вынесении определенного наказания и повлиять на это решение они практически не могли.

Выход совместного постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» внес позитивные изменения в деятельность органов военной юстиции и следственных органов НКВД. Стали меняться и отношения военной прокуратуры ЛВО с органами НКВД, при этом военные юристы смогли более полно осуществлять прокурорский надзор, реагировать на жалобы военнослужащих, осужденных по политическим статьям.

Таким образом, в качестве основных движущих сил процесса политических репрессий в ЛВО следует выделить репрессивные структуры государственного аппарата – региональные органы НКВД, в первую очередь – особый отдел УНКВД по Ленинграду и Ленинградской области, а также – органы военной юстиции (военный трибунал и военную прокуратуру ЛВО). Командование и Военный совет ЛВО, несмотря на свою значимость и персональную ответственность за состояние боеспособности войск, оказались неспособными препятствовать разрушительному процессу массовых арестов командно-начальствующего состава военного округа. Архивные документы подтверждают, что они не только издавали приказы о массовом увольнении командно-начальствующего состава по политическим причинам, но и с готовностью взаимодействовали с органами НКВД, требующими санкционировать аресты.

Следует отметить сложность и неоднозначность взаимосвязей структур указанных управлений в репрессивном процессе, поскольку каждая из них в своей деятельности вынуждена была преодолевать внутренние противоречия. Особенно ярко это проявилось в исполнительской деятельности органов НКВД, которые дважды в исследуемый период теряли определенное количество своих сотрудников по причине их непригодности, в основном по политическим причинам: первый раз – накануне и в начале массовых репрессий, второй раз – в конце репрессивной акции, когда основные карательные функции были выполнены и исполнители стали ненужными и опасными свидетелями.

В третьем разделе «Статистика и последствия массовых политических репрессий командно-начальствующего состава Ленинградского военного округа» приводятся статистические данные из неопубликованных источников о репрессированных командирах и начальниках.

В первом параграфе  «Статистика политических репрессий командно-начальствующего состава Ленинградского военного округа в 1937-1938 гг.» подробно изложены статистические данные, полученные в результате исследования, проведен их анализ.

Официальные статистические данные о результатах политических репрессий в войсках ЛВО были обобщены управлением по командно-начальствующему составу РККА на основе сведений, которые поступали из кадровых органов округа. Так, сведения, представленные начальником Управления по комначсоставу Е.А.Щаденко наркому обороны К.Е.Ворошилову в январе 1939 г., содержат следующие данные о репрессированном командно-начальствующем составе ЛВО, без учета политсостава: в 1937 г. было уволено 1674 человека, из них арестовано 178 человек; в 1938 г. было уволено 1953  человека, из них арестовано 269 человек51. На основании этого можно предположить, что в результате политических репрессий в ЛВО в 1937-1938 гг. были уволены 3627 представителей командно-начальствующего состава, из этого количества 447 человек были арестованы.

В результате проведенных исследований в настоящее время известны фамилии 1214 командиров и начальников, вольнонаемных, которые проходили службу на территории ЛВО в различных оборонных структурах и были подвергнуты политическим репрессиям в период 1936-1938 гг.

Непосредственно в период массовых политических репрессий (1937-1938 гг.) на территории ЛВО были подвергнуты аресту не менее 1030 командиров и начальников, из них погибли – 617 человек (расстреляны, умерли в местах лишения свободы, покончили жизнь самоубийством при аресте), приговорены и отбывали различные сроки в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) – 211 человек (из них 34 человека были освобождены из ИТЛ досрочно), 202 командира и начальника были арестованы (из них подвергнуты ссылке 2 человека, освобождены из-под ареста через определенное время 103 человека)52.

В настоящее время известны фамилии 861 командира и начальника, которые проходили службу непосредственно в ЛВО и были арестованы. Наибольшее количество арестов командно-начальствующего состава ЛВО пришлось на  июль 1937 г., значительное количество арестованных было в сентябре и октябре. В 1938 г. высокими показателями арестов отличаются январь и март. Общее количество уволенных в этот период в ЛВО командиров и начальников 4015 человек.

Таким образом, в 1937-1938 гг. Ленинградский военный округ понес значительные потери в управленческом составе: окружного звена – 27 человек; корпусного звена – 9 человек; дивизионного (бригадного)  звена – 29 человек и полкового звена – 43 человека. Были репрессированы почти все командиры корпусов,  каждый третий командир соединения (дивизии, бригады), каждый четвертый командир полка. Основную массу репрессированных (69%) представлял командно-начальствующий состав в возрасте от 31 до 45 лет, при этом более других политическим репрессиям были подвержены командиры (начальники) в возрасте от 36 до 40 лет.

В ходе политических репрессий 1937-1938 гг. высший командно-начальствующий состав ЛВО потерял безвозвратно 35 человек. Известно о четырнадцати командирах (начальниках), которые в период прохождения службы на территории ЛВО были уволены по политическим мотивам и арестованы, но затем восстановлены  в армии и стали генералами. Среди них известные военачальники – С.И.Богданов, И.П.Корчагин, А.И.Лизюков, К.К.Рокоссовский. Все они прошли застенки НКВД, унижения и издевательства, но остались патриотами, сохранили верность воинскому долгу.

Потери Ленинградского военного округа в командно-начальствующем составе, понесенные в период массовых политических репрессий, можно оценить как существенные. Ни количественно, ни качественно восполнить их к началу советско-финляндской войны так и не удалось.

Во втором параграфе «Влияние политических репрессий командно-начальствующего состава на состояние боеспособности войск Ленинградского военного округа» отражены результаты исследования состояния боеспособности войск после политических репрессий. Наиболее показательным является анализ состояния отдельных компонентов боеспособности, таких как  организованность и воинская дисциплина, морально-боевые качества личного состава, качество укомплектованности личным составом, уровень организации управления, боевая выучка в период боевых действий в советско-финляндской войне.

По состоянию на 1 мая 1937 г. некомплект командно-начальствующего состава в соединениях ЛВО составлял: в стрелковых войсках от 9 до 38%, в кавалерии он доходил до 17%, в артиллерии – до 20% (при этом в зенитной – 53%), в бронетанковых и механизированных войсках некомплект был в пределах от 9 до 24%. В ходе непрекращающихся массовых репрессий на фоне интенсивного развертывания войск ликвидировать некомплект к началу Второй мировой войны можно было только ценой потери качества, особенно в старшем и высшем звене, которое наиболее пострадало от политических репрессий.

Характеристика командно-начальствующего состава ЛВО в звеньях батальон-полк-дивизия по состоянию на 4 мая 1937 г. свидетельствует о том, что на тот период только 28,4% командиров дивизий и 40% командиров полков имели достаточный опыт работы в должности (более 2-х лет), для начальников штабов дивизий и полков соответствующие показатели были на 10% ниже. Качественное состояние кадрового состава стрелковых соединений и артиллерийских полков было невысоким, опытных командиров батальонов было менее 17%, командиров дивизионов – 28%.

В ходе репрессий 1937-1938 гг. ЛВО потерял пять командиров корпусов и четырех их заместителей, трех командиров дивизий и семь заместителей и начальников штабов дивизий, семь командиров бригад и четырех их заместителей. Значительные потери понес военный округ и в полковом звене: 14 командиров полков и 23 их заместителя.

В результате массовых арестов и увольнений по политическим причинам создался значительный кадровый некомплект, произошли нарушения в системе комплектования кадрами ЛВО. Попытки командования ликвидировать некомплект в соединениях и частях оборачивались снижением уровня профессиональной подготовленности их  командно-начальствующего состава, требовали дополнительного времени и материальных затрат для совершенствования подготовки командиров (начальников), выдвинутых в срочном порядке на вышестоящие должности призванных из запаса или назначенных из числа младшего командного состава.

Оценивая уровень организации управления войсками ЛВО, необходимо отразить их состояние и отметить, что в результате репрессий Ленинградский военный округ понес существенные потери в управленческом звене. В управлении и штабе ЛВО были расстреляны: командующий войсками, два его заместителя, заместитель по воздушным силам. В 1937-1938 гг. штаб военного округа потерял начальника штаба, двух его заместителей, помощника начальника штаба, 2-х начальников 3-го отдела, 2-х начальников 4-го отдела, начальников 5-го и 8-го отделов, начальника разведотдела, начальника отдела военной подготовки учащихся. В тот же период ЛВО лишился начальников родов войск - инженерных войск, противовоздушной обороны. Был расстрелян весь руководящий состав тыловых структур округа – начальник продовольственно-фуражного отдела, начальник обозно-вещевого отдела, начальник военно-финансового отдела, начальник СКО, 2 начальника санитарного отдела. В результате арестов 1937-1938 гг. управления, штаб и отделы военного округа потеряли 97 представителей руководящего звена, при этом 70% из них были уничтожены.

Боевые действия показали, что имеющиеся органы управления не способны эффективно управлять войсками из-за своей слабой укомплектованности силами и средствами и низкого уровня подготовки штабных работников. Именно это подчеркнул Н.Н.Воронов: «Большинство штабов вошло в войну недостаточно подготовленными из-за не совсем удачного подбора командиров штабов, их низкой военно-штабной подготовки. Штабная культура была на низком уровне»53. Сам «первый маршал» в докладе об итогах советско-финляндской войны вынужден был признать: «Штабы, сформированные в период войны, от самых высших, до дивизионных включительно за малым исключением были слабо подготовлены и не могли квалифицированно и полно руководить вверенными им войсками»54.

Война в Финляндии показала, что в короткие сроки организовать слаженную работу штабов невозможно. В ходе советско-финляндской войны сбои в управлении были характерны не только для оперативного, но и для тактического звена. При работе над диссертацией было проведено исследование влияния политических репрессий командно-начальствующего состава ЛВО на боеспособность округа с использованием математического аппарата55, что позволило оценить влияние политических репрессий на управленческие структуры с точки зрения теории надежности. Математические расчеты на основе Марковских случайных процессов количественно  подтвердили качественные выводы о том, что политические репрессии уничтожали армию.

Существенные трудности испытывали органы управления ЛВО, СЗФ, армий и дивизий в организации всестороннего обеспечения войск. Военно-политическое руководство страны полагало, что противник слаб и военная операция против Финляндии продлится две недели. Разведотдел ЛВО имел иную информацию о вероятном противнике, его действиям по укреплению своих вооруженных сил и созданию «Линии Маннергейма». Но вместо активизации разведки, наращивания ее сил и средств, произошло обратное: центр разведывательной мысли – разведотдел штаба военного округа только арестованными потерял 10 специалистов, при этом начальник разведки был приговорен к длительному сроку заключения, три его помощника расстреляны.

Советско-финляндская война обнажила недостатки в управлении как военно-техническим, так и военно-хозяйственным снабжением Красной Армии.

Недостатки в военно-хозяйственном снабжении болезненно отражались на состоянии боеспособности войск. Некоторые соединения, формируемые Ленинградским военным округом, прибывали в район боевых действий, не имея зимнего обмундирования и снаряжения. Об этом свидетельствует доклад заместителя начальника политуправления 9-й армии члену Военного совета ЛВО о состоянии обеспеченности вещевым имуществом 88 сд56. В результате плохой обеспеченности войск ежедневно сотни бойцов выходили из строя по причине обморожения57.

Состояние боевой подготовки – один из важных компонентов боевой способности войск. Проявляя требовательность к уровню подготовки войск, командование ЛВО в 1937 г. вынуждено было отметить снижение уровня боевой подготовки в войсках. Развернувшиеся в ЛВО политические репрессии положили конец прогрессивным начинаниям в боевой подготовке войск. С потерей ряда профессионалов, среди которых комдивы К.К.Рокоссовский и А.В.Федотов, система боевой учебы в войсках военного округа была нарушена.

В докладе об итогах зимней подготовки артиллерии ЛВО за 1937 г. отмечалось: «Средняя оценка за выполнение боевых стрельб за округ – посредственно», при этом отдельные части были оценены  «плохо»  (70-я стрелковая дивизия) и «очень плохо» (30-я кавалерийская дивизия). Неудовлетворительно оценивалась артиллерия  некоторых корпусов58.

Начальник артиллерии ЛВО майор М.А.Парсегов отмечал низкий уровень боевой подготовки артиллерии, пытался обратить внимание командования на то, что в результате арестов положение с командно-начальствующим составом в некоторых полках стало бедственным и о какой-либо боевой подготовке в них можно говорить лишь условно. Например, он отметил ситуацию в 25-м конном артиллерийском полку: «Командир полка майор Панкевич снят и арестован, в настоящее время полком командует старший лейтенант Новиков. Начальник штаба полка снят и арестован, командиры дивизионов тоже. Всего в полку снято и арестовано 9 человек начсостава»59.

Военный совет ЛВО был обеспокоен резким снижением уровня боевой подготовки в частях округа в 1938 г. Ряд августовских постановлений Военсовета посвящены состоянию боевой подготовки. Так, в постановлении №0541 от 5 августа отмечается, что в 16-м стрелковом полку 56-й стрелковой дивизии резко упала дисциплина и оказалась практически свернутой боевая учеба: «В полку имеет место целый ряд антиморальных явлений – дезертирство, пьянство с дебошами, рост дисциплинарных проступков и взысканий <…> Целый ряд командного состава подлежит переводу и увольнению в запас».

Командование ЛВО не случайно рассматривало состояние воинской дисциплины во взаимосвязи с боевой подготовкой в частях, поскольку уровень организованности и дисциплины в них снизился до уровня парализовавшего боевую подготовку. Результаты летних полевых выходов 1939 г. показали низкий уровень боевой подготовки войск60. Недостатки в дисциплине и дисциплинарной практике в войсках ЛВО были отмечены в ряде документов. Оценивая состояние дисциплины в частях ЛВО весной 1938 г., командование вынуждено было отметить: «Состояние дисциплины в частях округа продолжает оставаться на неудовлетворительном уровне …главное – это пьянство, чрезвычайные происшествия, нарушения караульной службы, культивировавшиеся врагами народа, до конца не вытравлены»61.

Росту нарушений воинской дисциплины способствовали падение авторитета командно-начальствующего состава у подчиненных и снижение качества воспитательной работы в частях ЛВО. Зачастую те, кто должен был воспитывать личным примером, оказывались арестованными, другие были назначены на должность временно, и отношение к обязанностям у многих из них было соответствующее, третьи просто не успевали ознакомиться с личным составом, как их перебрасывали на новое место службы.  В «Сравнительной сводке о чрезвычайных происшествиях в частях ЛВО за 1937 г, и январь-апрель 1938 г.» отмечен рост  количества самоубийств военнослужащих, и покушений на самоубийства. Рост чрезвычайных происшествий в ЛВО наблюдался с мая 1938 г., что соответствовало очередному всплеску арестов.  В приказе командующего «О проведении мероприятий по предупреждению несчастных случаев в лагерный период» отмечено: «В мае месяце 1938 года количество чрезвычайных происшествий по сравнению с апрелем с.г. увеличилось на 31%». В следующем приказе, посвященном чрезвычайным происшествиям, командующий войсками ЛВО вынужден был признать: «За июль месяц с.г. количество чрезвычайных происшествий по сравнению с июнем месяцем с.г.  увеличилось на 18%»62. По состоянию на 15 ноября 1938 г. было зафиксировано 813 чрезвычайных происшествий63.

Политические репрессии отрицательно повлияли на уровень боеспособности войск ЛВО, снизили мобилизационные возможности военного округа, создалась кадровая проблема, которую в условиях развертывания войск не удалось решить (особенно для категорий высшего и старшего командно-начальствующего состава), был нанесен ущерб системе управления, дезорганизована боевая подготовка, понизился уровень дисциплины и организованности в войсках.

III. Заключение

Обобщенная итоговая оценка проделанной работы

В исследованиях военной истории России, ее Вооруженных сил особое место занимает тематика политических репрессий 1937-1938 гг. Рассмотрение массовых политических репрессий как явления в рамках отдельно взятого военного округа позволяет более объективно оценить масштабы потерь в ходе их проведения, исследовать влияние последствий репрессий на состояние боеспособности войск. Наиболее показательным в этом плане является приграничный Ленинградский военный округ, занимавший особое место в системе обороноспособности страны, обусловленное возрастанием во второй половине  1930-х гг. его стратегического значения.

Доминирующую роль в расширении репрессий сыграли особые отделы НКВД, органы военной юстиции. Командование, политические органы и органы военной прокуратуры ЛВО оказались неспособными противостоять репрессиям командно-начальствующего состава, поскольку были вынуждены насаждать в армейских массах идеологические установки военно-политического руководства страны, при этом сами подвергались кадровым перестановкам и арестам. Основной удар политических репрессий был направлен против комсостава высшего и старшего звена. Значительно пострадали: командно-начальствующий состав управлений и штабов, командиры дивизий, бригад, полков и их заместители, преподавательский состав военно-учебных заведений, то есть те, чьи знания и опыт были жизненно необходимы Вооруженным силам страны в предвоенный период.

Политические репрессии застигли войска военного округа в начале их интенсивного развертывания. В 1939 г. увеличивалось число управлений, штабов, соединений и учреждений, но подготовленного командно-начальствующего состава, особенно старшего и высшего звена, то есть тех, по кому пришелся основной удар политических репрессий, явно не хватало. Это крайне отрицательно отразилось на уровне управления войсками, состоянии боевой подготовки, организованности и воинской дисциплины, на боеспособности войск военного округа в целом. Не случайно формирования ЛВО, несмотря на численное и техническое превосходство над противником, показали низкий уровень боеспособности в начале советско-финляндской войны.

В ходе исследования были установлены фамилии 1152 человек (в т.ч. 1030 представителей командно-начальствующего состава), подвергнутых политическими репрессиям на территории ЛВО в 1937-1938 гг., из которых были уничтожены не менее 721 человека (в т.ч. 617 представителей командно-начальствующего состава). Представленный в диссертации список репрессированных по соединениям, частям ЛВО наглядно отражает потери воинских формирований накануне советско-финляндской войны. О жертвах политического террора удалось установить биографические сведения, что позволило составить мартиролог. Из мрака забвения извлечены имена около 500 командиров и начальников, безвинно уничтоженных в период массовых политических репрессий. Их судьбы долгие годы оставались безвестными не только для широкой общественности, но и для большинства близких.

В настоящее время отдельные авторы пытаются реанимировать некогда насаждавшиеся военно-политическим руководством СССР утверждения о том, что политическая чистка  армии в 1937-1938 гг. не повлияла на состояние боеспособности РККА, имела оздоровительное значение, помогла избавиться от гитлеровской «пятой колонны». Подобные попытки обуславливают необходимость более глубокого исследования военной истории нашего государства, отечественных Вооруженных сил во второй половине 1930-х гг., объективного рассмотрения в исторической взаимосвязи международных и внутриполитических событий и всестороннего изучения влияния политических репрессий на обороноспособность государства и на уровень боеспособности войск, в частности.

На защиту выносятся:

- роль командования, политуправления, штаба, органов военной юстиции, особых отделов НКВД округа в процессе политических репрессий;

-  статистика политических репрессий в Ленинградском военном округе;

- влияние последствий репрессий командно-начальствующего состава ЛВО на состояние боеспособности войск в период советско-финляндской войны

Степень реализации результатов исследования

Материалы диссертационной работы обсуждались на научно-практической конференции РАРАН (Санкт-Петербург 2012 г), конференции АВИН, в ходе проведения круглого стола в штабе ЛВО, посвященного дню образования Ленинградского военного округа (август 2011 г.), на конференциях и семинарах в Михайловской военной артиллерийской академии, где получили одобрение и высокую оценку.

Библиографический список публикаций автора по теме диссертации:

Монографии:

1. Григорян А.М., Мильбах В.С., Чернавский А.Н. Политические репрессии командно-начальствующего состава Ленинградского военного округа, 1937-1938 гг. - СПб: Изд-во СПбГУ, 2012.(12,1 п.л.).

Опубликованные работы:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

2. Чернавский А.Н. Историография политических репрессий в Ленинградском военном округе накануне второй мировой войны. Вестник ИрГТУ 2012-№2-С. 302. (С.299-301).

3. Чернавский А.Н. Масштабы политических репрессий командно-начальствующего состава ЛВО в 1937-1938 гг. Вестник ИрГТУ 2012-№3-С. 325-331.(в соавт. с МильбахВ.С.).

Статьи в других изданиях:

4.  Чернавский А.Н. К вопросу о влиянии массовых политических репрессий командно-начальствующего состава на состояние боеспособности войск Ленинградского военного округа накануне Второй мировой войны. Журнал «Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики». Май 2012. С. 78-85.

5. Чернавский А.Н. Влияние политических репрессий в ЛВО на боеспособность частей и соединений накануне Второй мировой войны с позиции истории и математики. Сборник научных статей №15 Всероссийской научно-практической конференции РАРАН.2012, С.293-296.

6. Чернавский А.Н. К вопросу о политических репрессиях 1937-1938 гг. в Артиллерийской академии им. Дзержинского. Сборник научных статей, МВАА, 2011. С. 17-22.

7.  Чернавский А.Н. Влияние политических репрессий командно-начальствующего состава на состояние боеспособности войск Ленинградского военного округа накануне Второй мировой войны. АВИН Сборник статей «Патриотизм в защите отечества – традиция российской армии». СПб., 2012. – 444 с. (С. 406-414)

8. Чернавский А.Н. Политические репрессии в ОКДВА и ЛВО (1937-1938гг.) с позиции истории и математики. Сборник научных статей, МВАА, 2011. С. 35-42.(в соавт. с БеляевойС.Д.)

9. Чернавский А.Н. «1937 год, дело бригадного комиссара Андреева». Сибирская ссылка. Сборник научных статей. Выпуск 6 (18). Иркутск 2011. С. 634-648.(в соавт. с МильбахВ.С.)

10. Чернавский А.Н. Роль командования и штаба Ленинградского военного округа в процессе политических репрессий 1937-1938 гг. Сборник научных статей, МВАА, 2012. С.22-29.


1 Викторов Ф.Ф. (рук.) История Ордена Ленина Ленинградского военного округа. – М.: ВИ, 1974. – 614 с.

2 Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ (1864-1999). – СПб.: ООО «Издательство ПОЛИГОН», 1999. – С. 278.

3 Петербургский, Петроградский, Ленинградский военный округ (1864-1999). – СПб.: ООО «Издательство ПОЛИГОН», 1999. – С. 464-465. Авторами отмечены годы жизнедеятельности П.Е.Дыбенко: 1889-1935. Вероятно, 1935 -  опечатка, т.к. П.Е.Дыбенко был расстрелян 29 июля 1938 г.

4 300 лет военной истории Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург – военная столица, военно-научный и военно-промышленный центр страны. Под рук. С.Н.Ковалева. – СПб., 2003. – 576 с.

5 Антонова-Овсеенко А.В. Сталин без маски. – М.: Вся Москва, 1990. – 576 с.

6 Викторов Б.А. Без грифа «Секретно»: Записки военного прокурора. – М.: Юрид. лит., 1990. – 336 с.

7 Сувениров О.Ф. Трагедия РККА 1937-1938. – М.: ТЕРРА, 1998. – 528 с.

8 Кузнецов И.И. Маршалы, генералы и адмиралы 1940 года. – Иркутск, 2000. – 466 с.

9 Черушев Н.С. Удар по своим. Красная Армия: 1938-1941. – М.: Вече, 2003. – 480 с.

10 Звягинцев В.Е., Сапсай А.В. «Балтийская голгофа», или Как узаконили беззаконие. – СПб., Юридический центр Пресс, 2003 – С. 282–286.

11 Мельтюхов М.И. Репрессии в Красной Армии: итоги новейших исследований//Отечественная история, №5. – 1997; Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941 (Документы, факты, суждения). – М.:Вече, 2000.

12 Печенкин А.А. Военная элита в СССР в 1935-1939 гг.: репрессии и обновление. – М.: ВЗФЭИ, 2003.

13 Хлевнюк О.В. 1937 год: противостояние. – М.: Знание, 1991; Хлевнюк О.В.1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. – М.: Республика, 1992; Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизм политической власти в 1930-е годы. – М.: РОССПЭН, 1996.

14 Вечоркевич П. Цепь смерти. Чистка в Красной армии. 1937-1939. – на польском яз. – Варшава, 2001.

15 Jakub Wojtkowiak. Polowanie na «Dalnieewostocznikow». – Poznan: 2007. – 522 p.

16 Конквест Р. Большой террор. – Рига: Ракстниекс, 1991.

17 Кристиани А., Михалева В. Репрессии в Красной Армии (30-е годы). – Неаполь, 1996.

18 Суходеев В., Соловьев Б. Полководец Сталин. – М.: Алгоритм, 1999. – С. 30.

19 Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: Документы и материалы. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН»), 2006. – 360 с.

20 Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. Под ред. А.Н.Яковлева. – М.: МФД, 2004. – 736 с.

21 Русский архив. Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР. М., Терра, 1994г., т.13(1-2). – 368с.

22 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. М.,А/О «книга-бизнес», 1995. кн.1.-452с.

23 Гриф секретности снят: Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993.

24 Книга памяти Том 1. (1923-1939гг.) М.,1998.

25 Известия ЦК КПСС.1989г.№3,4. 1990г.№1

26 Исторический архив. 1992г.№1,1993.№3,6.

27 Военно-исторический журнал.1988г.№12,1989.№3,1993г.№1-8.

28 Вопросы истории.1991г.№6,1992г.№8,1995.№4.

29 Отечественная история. 1993г.№4,1997.№5.

30 Военно-исторический журнал.1993.№1. с60-63.

31 Исторический архив.1992 №1.

32 Известия ЦК КПСС

33 Военно-исторический журнал. 1993г.№2-5

34 ЦАМО. Ф. 37977. Oп. 1. Д. 722. Л. 405.

35 Сувениров О.Ф. Трагедия РККА 1937-1938. – М.: ТЕРРА, 1998.  С. 58.

36 РГВА. Ф. 25888. Оп. 2. Д. 1341. Л. 265-266.

37 Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: Документы и материалы. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН»), 2006. – С. 60.

38 Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: Документы и материалы. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН»), 2006. – С. 73.

39 РГВА. Ф. 25888. Оп. 15. Д. 421. Л. 78, 181, 205, 210.

40 РГВА. Ф. 25893. Оп. 2. Д. 1331. Л. 139-142, 204-206.

41 АВКВС РФ. Оп. 55. Д. 27951. Л. 1.

42 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-23075. Л. 141.

43 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-35844. Л. 89.

44 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-35844. Л. 89.

45 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-19570. Л. 314.

46 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-29613.  Т. 2. Л. 60.

47 РГВА. Ф. 25888. Оп. 2. Д. 1331. Л. 184.

48 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-20992. Л. 42.

49 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-20992. Л. 43.

50 Архив УФСБ по СПб и ЛО. Д. П-30418, Д. П-19506.

51 РГВА Ф. 37837. Оп. 18. Д. 749. С. 5-11.

52 Там же. С. 238.

53 Тайны и уроки зимней войны. 1939 – 1940. Под общ. ред. В.А.Золоторева – СПб.: ООО «Издательство Полигон», 2000. – С. 412.

54 Доклад наркома обороны СССР К.Е.Ворошилова об итогах советско-финляндской войны 1939-1940 гг. // Военно-исторический журнал. 1993. №5. С.48.

55 Сборник научных статей МВАА №37. С. 42-48. Статья С.Д.Беляева А.Н.Чернавский «Политические репрессии в ОКДВА и ЛВО 1937-1938 гг. с позиции истории и математики».

56 Булгаков Д.В., Турков А.Г. Тыл Красной Армии в советско-финляндской войне (1939-1940 гг.). – М., 2008. – С. 57.

57 Зимняя война 1939-1940 гг. в документах НКВД. Сост. С.К.Бернев, А.И.Рупасов. – СПб, «Лик», 2010. -  С. 140-142.

58 РГВА. Ф. 25888. Оп. 6. Д. 677. Л. 8-14, 48.

59 РГВА. Ф. 25888. Оп. 6. Д. 677. Л. 20.

60 РГВА. Ф. 25888. Оп. 6. Д. 683. Л. 29.

61 РГВА. Ф. 25888. Оп. 3. Д. 469. Л. 66.

62 РГВА. Ф. 25888. Оп. 3. Д. 469. Л. 89.

63 РГВА. Ф. 25888. Оп. 3. Д. 469. Л. 53, 98.







© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.