WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

 

На правах рукописи

ТОЛЧИНСКАЯ Татьяна Ильинична

ПЕЧАТЬ В БОРЬБЕ ЗА ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В РОССИИ В 1900-1930-х ГОДАХ: ТРАДИЦИИ И ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

(на примере центральных и региональных газет)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Владикавказ - 2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова» на кафедре теории и методологии социальной работы.

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАО, Президент ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова»

Магометов Ахурбек Алиханович.

Официальные оппоненты:

доктор исторически наук, профессор, заместитель директора ФГБУН Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований имени

В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО-Алания

Айларова Светлана Ахcарбековна,

доктор исторических наук, профессор кафедры философии и истории ГОУ ВПО «Ставропольский государственный аграрный университет»

Януш Сергей Владимирович.

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Карачаево-Черкесский государственный университет имени У.Д. Алиева» (г.Карачаевск).

Защита диссертации состоится 2 ноября 2012 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.248.01 при ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова» по специальности 07.00.02. – Отечественная история, по адресу: 362025, г. Владикавказ, ул.Ватутина, 46, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л.Хетагурова».

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, режим доступа: www.vak.ed.gov.ru, и на сайте СОГУ, режим доступа www.nosu.ru.

Автореферат разослан «1» октября 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

профессор                                                                С.Р. Чеджемов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема места и роли средств массовой информации интересует ведущие умы мира уже около столетия. В начале XX века, когда окончательно сложились печатные средства передачи информации, стала возможной идея массовой манипуляции читательской аудиторией. Информация стала не привилегией меньшинства, а бытовым содержанием широкой общественности. Таким образом, изменилась политическая коммуникация, у которой появились новые средства, а соответственно, и цели. Массовая политическая коммуникация стала транслятором всей информационной среды общества, а средства массовой информации — важнейшим политическим инструментом. Поскольку политика основывается на господствующей идеологии, то формирование общественного мнения тесно связано с идеологической деятельностью, направленной на воспитание нового человека. Если рассматривать общественное мнение в политическом контексте, то непременно напрашивается вывод о том, что существует тесная взаимосвязь между властью и общественным мнением.1

В условиях современной действительности, когда информация является одним из наиболее значимых факторов становления общественного сознания, российская информационная среда стала традиционным полем для проявления политической ангажированности. Тем не менее реальная политическая ситуация требует большего, нежели предубеждений по поводу регулирования общественного сознания путем «навязывания» какой-либо информации. Однако, как показывает история развития отношений между властью и обществом, именно эта задача ставилась перед отечественными печатными средствами массовой информации сначала самодержавным правительством, а затем и пришедшим ему на смену партийно-советским руководством.

Во времена Советского Союза пристальный взор к общественному мнению, его постоянный учет были одной из характерных черт политики КПСС. Начиная с заветов В.И. Ленина, который говорил: «Развитие сознания масс остается, как и всегда, базой и главным содержанием всей нашей работы», советское правительство активно стремилось к тому, чтобы каждый гражданин, читая газету, утверждался в правоте и незыблемости коммунистических идеалов. Правда, идея использования печати в формировании общественного мнения вовсе не принадлежит большевикам, в этом смысле не менее амбициозные цели ставило перед прессой и самодержавие. 

       Такая постановка вопроса в эпоху расширения гласности не имеет ничего общего с демократическими принципами построения гражданского общества, хотя современная российская медиареальность свидетельствует о том, что и сегодня некоторые российские СМИ продолжают претендовать на роль манипулятора общественного мнения. В этой связи актуальность избранной темы объясняется, прежде всего, необходимостью переосмысления пройденного исторического пути, освобождения печати от жесткой идеологической направленности. Современный этап развития исторической науки позволяет сделать это, не требуя приверженности стереотипам, но значительно повысив ответственность за достоверное освещение истории.

На наш взгляд, сегодня необходимы исследования, которые, учитывая различное отношение к историческим фактам, в то же время опирались бы на более широкую источниковую базу, а главное – позволяли бы сделать объективные выводы, показать с различных углов зрения позитивные и негативные тенденции в развитии российского общества, выделить те из них, которые вполне приемлемы в нынешних условиях и необходимы современной России.

Степень научной разработанности проблемы. Вопрос состояния и периодизации историографии и эволюции исследовательского интереса является важным для любой темы, поскольку он находится в прямой зависимости от обеспеченности ученых документальными и другими источниками. Применительно ко многим аспектам российской довоенной истории вполне оправданно говорить о тематической направленности их научной разработки, однако в рамках исследуемой проблемы, на наш взгляд, предпочтительнее выглядит распределение имеющихся работ в хронологическом порядке. Это обусловлено как специфическими особенностями темы, так и современным состоянием историографической базы.

В этой связи нами выделено три временных периода, а также группа работ общеисторического характера, знакомство с которыми принесло несомненную пользу при проведении исследования.2 В эту же группу включены обобщенные издания по истории дореволюционной России и советского общества, которые знакомят с социально-политическим фоном исследуемого периода.3

В первую группу вошли труды, изданные в дореволюционной России, когда закладывались основы работы отечественной печати, а патриотическое воспитание населения являлось их ключевой задачей. Они, как правило, отличались объективностью и достаточно реально отражали состояние проблемы, хотя и не содержали глубокого анализа политики правительства в сфере печати и механизмов ее реализации. В основном наблюдалась констатация принимавшихся мер, в том числе на региональном уровне, которые воспринимались как необходимость и не подлежали обсуждению.4

Вторую группу составили труды, вышедшие в советский период вплоть до конца 1980-х годов. Они отличались тематическим разнообразием, хотя и освещали интересующую нас проблему, а также закономерности развития советского общества исключительно с партийных позиций. В этом смысле интерес представляют работы, вышедшие в 1920-е годы, в которых обобщается опыт работы прессы во время Первой мировой войны.5 В то же время стали появляться публикации с анализом законодательной базы и о задачах печати на перспективу.6 В русле настоящего исследования весьма полезными оказались работы, которые задали тон дальнейшим разработкам темы.7 Много внимания исследователи уделяли становлению и развитию большевистской печати, в их числе Ю.Н. Амиантов, В.Н. Алферов, А.К. Белков, Р.П. Овсепян и другие.8

В то же самое время не упускались из виду и исторические аспекты развития средств массовой информации. К истории печати обращались Э. Голомб и Е. Фингерит, С.М. Голяков, И.В. Кузнецов, А.Л. Мищурис, П.И. Рябчун и другие.9 Г.Ф. Барихновский рассмотрел идейно-политическую победу большевиков в гражданской войне,10 а Е.А. Блажнов уделил внимание значению прессы в реализации задач пропаганды.11 Пожалуй, наибольшее количество работ советского периода посвящено проблеме партийного руководства печатью. Применительно к различным периодам российской истории к ней обращались В.И. Верховский, Н.И. Зайцев, Г.А. Кожевников, В.Н. Козлов, А.А. Круглов, В.П. Смирнов, С.Я. Фокин, А.Д. Чернев, Р.М. Ямпольская и многие другие.12

Как уже отмечалось, печать сыграла важную роль в победе советского народа в Великой Отечественной войне, не менее значимый след она оставила и в период восстановления народного хозяйства, разрушенных городов и сел. Эта тема нашла отражение в работах А.К. Белкова.13 Становление региональной печати осветили в своих трудах Н. Дикалова, В.Б. Дубровин, И.П. Казьменко, Т.И. Фунтикова и другие.14

Третий, современный, период изучения влияния печати на массовое сознание связан, прежде всего, с теми преобразованиями, которые произошли в нашей стране в начале 1990-х годов. Изменившиеся социально-политические условия позволили ученым расширить круг изучаемых проблем, привлечь ранее недоступные для анализа источники, обогатить методологическую базу исследований. Принципиально новые подходы к изучению проблемы в целом и деятельности газет, в частности, нашли выражение в осмыслении событий исследуемого нами времени, которое представили в своих работах Г.А. Бордюгов, В.А. Козлов, Н.В. Елисеева.15 В этом контексте А.В. Блюм, Т.М. Горяева, Г.В. Жирков обратились к характеристике этапов становления отечественной цензуры.16 Г.Ф. Вороненкова, С.Н. Гриняев, Г.Г. Почепцов, Н.Л. Волконский интересующие нас вопросы представили с учетом более глобальной проблемы – информационных и интеллектуальных войн между Западом и Востоком.17 Технологии информационного противостояния посвящены также труды И.Н. Панарина и Л. Панариной.18 История печати стала предметом исследования Г. Буасье, М. Шедлинга, В. Лазурского, Б.С. Горбатовского, Г.В. Жиркова, Р.П. Овсепяна, Д.Л. Стровского, В.Л. Хмылева, М.Н. Володиной и других.19 Не остались без внимания современных исследователей и проблемы региональной печати, к которым обратились С. Кудряшова, А. Леденев, Г. Шумаров и другие.20 Особый интерес для настоящего исследования представляют работы, в которых проводится анализ основных технологий формирования массового сознания, в том числе с помощью газетных публикаций. Эту тематику затронули в своих трудах С.Г. Кара-Мурза, Р.Дж. Лифтон, А.А. Мухин, А.Я. Лившин, И.Б. Орлов и другие.21

       Отдельные аспекты проблемы воздействия печати на общественное сознание нашли отражение в диссертационных исследованиях последнего времени. Однако в них интересующие нас вопросы затрагиваются лишь фрагментарно, в контексте общеисторического развития страны и отдельных территорий.22

Проведенный анализ показал, что комплексного анализа деятельности МПВО на территории Ставрополья в 1930 – начале 1960-х годов, становления и развития ее служб пока еще не проводилось. Это послужило основанием для выбора темы исследования.

Объектом исследования является исторический анализ развития отечественных печатных средств массовой информации как составной части российской общественно-политической коммуникации.

Предмет исследования составили особенности и направления использования прессы в борьбе за общественное мнение на различных этапах исторической эволюции российского государства. К предмету отнесены основные периоды реформирования печати, нормативно-правовое и кадровое обеспечение ее деятельности, а также преемственность механизмов контроля над процессами в общественно-политической жизни.

Цель исследования заключается в обобщении отечественного опыта использования печатных средств массовой информации для формирования общественного мнения на переломных этапах государственного развития, а также в условиях обострения социально-политической обстановки внутри  страны и на международной арене, определении особенностей и тенденций  развития газетной периодики в пределах выделенного периода.

Достижение поставленной цели осуществляется с помощью решения следующих задач:

-        исследовать становление и развитие структуры отечественных информационно-пропагандистских органов печати, формы организации и направления деятельности центральных и региональных изданий в 1900-1930-е годы, а также процесс реформирования печати в контексте изменения внутри- и внешнеполитического курса власти;

-        с учетом сложившейся в России ситуации к началу Первой мировой войны проследить влияние прессы на состояние армии и социально-политические процессы в обществе, восприятие и отношение населения к пропагандистским акциям самодержавного правительства; 

-        на основе сравнительного анализа проследить деятельность печатных средств участников гражданской войны с точки зрения определения форм и методов их воздействия на общественное мнение, возможностей и результатов достижения поставленных в этом направлении целей;

-        раскрыть содержание и противоречия в развитии пропагандисткой деятельности большевиков, показать эволюцию структуры и средств использования печати на этапе утверждения советской власти в регионах, развитие основных направлений ее деятельности, взаимодействие с органами управления на местах;

-        показать деятельность советских газет в связи с решением о переходе к новой экономической политике, обратить внимание на динамику изменений в подходах к переориентации общественного сознания на борьбу с коррупцией, контрреволюцией и саботажем; 

-        определить основные направления организации пропагандистской деятельности с использованием печатных средств после начала кампании по индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, изучить работу центральных, местных и специальных изданий с точки зрения эффективности их воздействия на массовое сознание россиян;

-        рассмотреть в комплексе принимавшиеся меры по организации деятельности газет накануне Великой Отечественной войны, оценить значение прессы в решении вопросов повышения мобилизационной готовности населения, обеспечения общественной безопасности, проследить процесс реформирования печати в плане подготовки условий для создания общегосударственной системы информационного обеспечения борьбы с агрессором.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1900 по 1940 год, однако в ряде случаев для выделения предпосылок и логического завершения анализа исследуемых событий имеют место выходы за их пределы в обоих направлениях. Определение названного временного отрезка обусловлено рядом обстоятельств. В начале ХХ столетия, прежде всего, военные теоретики рассматривали сотрудничество с прессой как механизм воспитания духа армии и поддержания ее боеготовности. Это послужило основанием для выбора нижнего предела хронологических рамок исследования. В последующий исторический период возможность воздействия на общественное мнение через печать перешла в плоскость политики и стала активно использоваться в борьбе за власть. Одержавшие победу большевики не только активно использовали накопленный опыт взаимодействия с прессой, но и значительно расширили ее общественно-политический потенциал. После начала Великой Отечественной войны подходы к использованию печати в рассматриваемом направлении кардинально изменились, ее возможности влиять на общественное мнение значительно расширились. Это было обусловлено новыми тенденциями общественного и государственного развития, что и определило верхние временные рамки исследования.

Территориальные рамки исследования включают в себя европейскую часть России при самодержавии и после установления советской власти. Особое внимание в работе уделено столичным городам, где издавались центральные газеты, а также южным регионам государства, в частности Крыму и Кавказу, на территории которых выходили губернские и уездные, а затем краевые, областные и районные органы печати.

Теоретико-методологическая основа исследования. Теоретической основой исследования является модель ретроспективного анализа исторических событий, которая дала возможность проследить не только развитие социально-политических процессов в России и южных регионах государства под влиянием печати, но и эволюцию политической активности самих средств массовой информации. Методологическую основу данного исследования составили основные принципы исторического познания: историзм, объективность и системность, способствовавшие созданию целостного представления о проблеме взаимоотношений между властью и обществом, в том числе на региональном уровне. Использование методов определялось стремлением к анализу проблемы исследования в конкретно-исторических условиях того времени, расширению возможности применения существующих научных достижений. Достоверный контекст российской истории, в свою очередь, позволил подчеркнуть региональные особенности развития проблемы, акцентировать внимание на особенностях деятельности местных изданий в рассматриваемом направлении.

При реализации плана работы активно использовались сравнительно-исторический метод, метод ретроспективного анализа, способствовавшие выявлению основных факторов и компонентов социально-политической активности печати. Проблемно-хронологический метод помог выделению главных аспектов анализа взаимоотношений власти и печати с точки зрения воздействия на общественное мнение. Системный метод обеспечил изучение региональных особенностей в развитии прессы в качестве составной части общероссийского процесса. Историко-типологический метод облегчил характеристику структурных особенностей и периодизацию социально-политической активности центральных, региональных и отраслевых газет.

Комплексное применение перечисленных и других методологических средств и подходов позволило всесторонне рассмотреть предпосылки, факторы и направления деятельности органов печати по формированию общественного мнения на различных этапах государственной эволюции в пределах выделенного периода.

Источниковую базу исследования составили различные группы источников, которые для облегчения анализа распределены по принципу происхождения и тематике содержащихся в них материалов. В первую группу источников вошли документы и материалы из архивных фондов центральных и региональных архивных учреждений. Как правило, в них содержится наиболее ценная информация, отражающая реальное положение дел в исследуемой области. Для достижения цели исследования наибольшую значимость представляют документальные коллекции из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): Ф. 440 – Осведомительное агентство Добровольческих Вооруженных Сил на Юге России; Ф. 1235 – Президиум Всесоюзного Центрального Исполнительного Комитета; Ф. 9425 – Главлит. В перечисленных фондов накоплены правительственные и ведомственные нормативные и правовые документы, регламентировавшие все вопросы, связанные с деятельностью печати, в том числе  планы, справки, отчетная документация и т.п. Не менее важными сведениями располагает также фонд Ф. 17 – Центральный комитет ВКП(б) – КПСС, Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

В работе активно использовались также фонды Российского государственного исторического архива (РГИА): Ф. 776 – Главное управление по делам печати Министерства Внутренних дел; Ф. 1278 – Государственная Дума (IV созыва); Ф. 1338 – Петроградское телеграфное агентство; Ф. 1483 – Особый цензурный комитет; и Центрального государственного архива литературы и искусства (ЦГАЛИ СП(б)): Ф. 31 – Петербургский отдел Главного управления по делам литературы и издательств / Цензурный комитет; Ф. 218 – Петербургский цензурный комитет 1866, 1874-1917 гг. Определенный объем полезной информации получен из фонда 569 – Канцелярия петербургского градоначальника, Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.).

Деятельность региональной прессы, особенности ее развития, формы участия в конкретных правительственных мероприятиях, а также решения краевых, городских и районных советских и партийных органов по всему спектру интересующих нас вопросов содержатся, в частности, в делах фондов Государственного архива новейшей истории Ставропольского края (ГАНИСК): Ф. 1 – Орджоникидзевский (Ставропольский) краевой комитет ВКП(б); а также Государственного архива Ставропольского края (ГАСК): Ф. 68 – Ставропольское губернское правление и Ф. 101 – Канцелярия Ставропольского губернатора.

Ко второй группе источников отнесены материалы правительственных и партийных инстанций по вопросам, непосредственно относящимся к периоду и проблеме исследования, директивные и циркулярные письма, протоколы заседаний политбюро ЦК ВКП(б), протоколы и стенографические отчеты съездов и конференций.23 В эту же группу источников включены сборники документов и материалов о развитии печати в России и СССР,24 статистических, справочных и библиографических материалов,25 а также труды, в которых дается характеристика отдельных эпох в рамках исследуемого периода.26

Третья группа источников – это периодические издания рассматриваемого периода, в которых содержалась официальная и текущая информация о работе и совершенствовании деятельности печати, публикации о различных правительственных мероприятиях, предназначенные для массовой читательской аудитории и другие материалы. В диссертации использованы материалы таких центральных изданий, как «Большевистская печать», «Вестник Временного правительства», «Газета Рабочего и Крестьянского правительства», «Журналист», «Известия ВЦИК», «Крестьянская газета», «Партстроительство», «Правда», «Труд» и других. Из числа региональных газет в диссертации представлены: «Северокавказский край», «Ставропольские губернские ведомости», «Таврический голос», «Орджоникидзевская правда» и другие. Представленная источниковая база обеспечила решение поставленных задач и достижение цели исследования.

Научная новизна исследования. Новизну результатов исследования, в отличие от работ аналогичного направления, определяет использование различных подходов к изучению практики участия отечественных центральных и региональных органов печати в информационном воздействии на общественное мнение в мирное время, а также настроение гражданского населения и армии в периоды обострения социально-политической обстановки внутри страны и на международной арене. Новизна видится также в представлении динамики и направлений реформирования политики в отношении печати при самодержавии и советской власти, находившихся в тесной взаимосвязи с эволюцией внутреннего и внешнеполитического курса. Это дало возможность в новом ракурсе осмыслить уже известные тенденции.

       Элементами новизны обладают также следующие результаты исследования:

-        определены истоки решения о целенаправленном использовании печати в популяризации внутренней политики российского правительства в начале ХХ века, а также о воздействии с ее помощью на настроения в армии и обществе;

-        сделана выборка и осуществлена классификация основных нормативно-правовых актов о государственной политике в области организации деятельности центральных и региональных средств массовой информации в мирное время, а также во время Первой мировой и гражданской войн и в условиях обострения международной обстановки во второй половине 1930-х годов;

-        определены причины, в силу которых печать белых правительств во время гражданской войны не смогла противостоять большевистской организованности и целеустремленности в использовании прессы;

-        уточнены и произведены собственные подсчеты, характеризующие отдельные аспекты деятельности печати в рассматриваемом направлении, сделан вывод о том, что пришедшие в 1917 году к власти большевики не только использовали уже имевшийся опыт сотрудничества с прессой, но и значительно обогатили ее потенциал в плане воздействия на характер социально-политических процессов в обществе; 

-        в контексте общеполитических процессов, направленных на утверждение в России и регионах однопартийной системы власти обобщен исторический опыт использования гражданских печатных органов в советское время для пропагандистского воздействия на общественное сознание различных социальных и профессиональных групп населения;

-        на документальной основе выделены этапы тематического развития пропагандистских публикаций в советских газетах, определен уровень их влияния на общественное сознание и настроение гражданского общества;

-        отражен уровень соответствия результатов деятельности советской прессы целям мобилизационной готовности населения, обеспечения общественной безопасности и жизнедеятельности народнохозяйственных объектов в предвоенный период.

Указанные положения соответствуют следующим пунктам Паспорта специальностей ВАК РФ: п.4. История взаимоотношений власти и общества, государственных органов и общественных институтов России и ее регионов; п.25. История государственной и общественной идеологии, общественных настроений и общественного мнения.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. К началу ХХ столетия у правительства и военного командования сложилось твердое убеждение в том, что для укрепления власти в стране и боеспособности армии необходимо расширять информационное воздействие на население, усиливать роль печатных изданий. В войсках для достижения этой цели использовались не только военные органы массовой информации, среди нижних армейских чинов широкое распространение получили журналы и газеты с гражданской тематикой, назначение которых заключалось в сохранении взаимосвязи солдат с той средой, из которой они были призваны в армию.
  2. Появлению аппарата политической пропаганды государство обязано, прежде всего, желанию деловых кругов обеспечить безопасность своих предприятий на внешнем и внутреннем рынках. Пропагандистская составляющая являлась, по мнению видных российских государственных деятелей исследуемого периода, непременным условием успехов в экономике и политике. Это в равной степени относилось и к внутренним делам России. Министерство финансов в силу специфики своей деятельности было крайне заинтересовано в правильной постановке не только коммерческой осведомленности, но и политической компетентности, так как для его устойчивой работы требовались стабильные условия на международной арене и внутри страны. В этой связи оно и выступило инициатором создания в России государственного телеграфного агентства.
  3. Большой вклад в становление печати как механизма регулирования общественного мнения в России внес С.Ю. Витте, по инициативе которого в конце 1905 года была учреждена правительственная газета «Русское государство». Основное предназначение газеты заключалось в том, чтобы периодически проводить мониторинг политической ситуации в среде различных общественно-политических сил, на которые правительство могло бы опираться в реализации своего курса. Одновременно в «Сельском вестнике» был создан политический отдел, который проповедовал здоровые политические взгляды и опровергал различные «лживые учения» антиправительственных партий. Благодаря этим мерам в рассматриваемой сфере, борьба за общественное мнение стала традиционной для деятельности всех последующих российских правительств, включая высшие и региональные исполнительные органы советской власти.
  4. Опыт Первой мировой войны показал, что по форме информационное воздействие на массовое сознание населения своей страны должно быть открытым и доступным. В противном случае, может возникнуть подозрительность и недоверие не только к информации, но и ее источникам, а также средствам распространения. Кроме того, и источники, и средства распространения информации должны находиться под постоянным государственным контролем, утрата которого чревата развитием негативных тенденций в сфере организации работы печати. В ходе войны четко определились три основных способа воздействия печатных органов на массовое сознание: информирование, агитация и пропаганда. При этом важно, чтобы подбор информации осуществлялся в соответствии с целями ее применения. Это означает, что этот процесс тесно связан с политической стратегией государства.
  5. Большевики одержали победу в гражданской войне не потому, что они имели военное превосходство. Тактика большевиков в пропагандистской деятельности оказалась не только согласованной с их политическими установками, но и выверенной в плане выгодного для них воздействия на население. В этом вопросе белому движению явно недоставало стратегического политического мышления и присущей большевикам организованности. В этом смысле пропаганда большевиков отличалась большей откровенностью, в чем и было их преимущество. Большевики любые политические решения закрепляли на законодательном уровне, давая понять, что пришли к власти надолго. При этом они организовывали целые компании в прессе по разъяснению своих действий. Печать белых, напротив, оказалась без какой-либо идеологии, а, следовательно, и без цели в осуществлении пропагандистской деятельности.
  6. Период нэпа во многом предопределил активность советской прессы в процессе формирования общественного мнения. Этому способствовал ряд обстоятельств. В первую очередь, свою роль сыграло возрождение такого вида деятельности, как частное издательство, по всей стране стали выходить порядка трехсот газет, которые публиковали материалы, альтернативные государственной  печати. Эти газеты в большинстве своем были рассчитаны на деловых людей, предпринимателей, а также на массового читателя-обывателя, т.е. на самую активную часть населения. Этот вид прессы, несмотря на низкое качество изданий, пользовался большой популярностью. Кроме того, нэп создал особые условия для взаимодействия с русской эмиграцией и их прессой, которая попыталась полемизировать с партийной  позицией. Советское правительство также не желало упускать инициативу из своих рук и начало создавать новые печатные органы, которые не допускали никакого плюрализма политических мнений.
  7. В годы первых пятилеток возникли новые элементы в структуре местной и национальной печати, в республиках, краях и областях выпускались не только общественно-политические издания, но и газеты для работников различных сфер народного хозяйства, учителей, представителей культуры и искусства, молодежи. В то же время необходимо признать, что в то время национальная пресса строилась без учета исторического прошлого, сложившихся традиций и нравов, различных уровней культурного развития народов России, их реальных потребностей в новых социально-политических условиях. В вопросах организации печати применялась единая универсальная модель, которая предназначалась для всех регионов без исключения. Такая постановка вопроса нередко становилась тормозом на пути структурных изменений в национальной журналистике. Тем не менее к середине 1930-х годов в советском государстве сложилась разветвленная дифференцированная система многонациональной печати. Однако, как и сама власть, она строилась по принципу вертикальной подчиненности, однотипно выглядели и ее горизонтальные характеристики.
  8. Практически до конца 1930-х годов партийные отделы агитации и пропаганды очень слабо сотрудничали с печатью, в результате чего вопрос о повышении значимости и уровня использования печати в пропагандистской работе серьезно встал на повестку дня. На тот период пресса решала свои задачи, а пропаганда осуществлялась без ее целенаправленного использования. Иначе говоря, силы и средства, предназначенные для достижения одной цели, оказались разобщенными. Естественно, что эта несогласованность негативно сказывалась на эффективности всей пропагандистской деятельности, значительно сужала ее масштабы, лишала организованности и возможностей целенаправленного воздействия на общественное сознание. В конце 1930-х годов была окончательно сформирована основа тесного взаимодействия партийных органов и печатных изданий, деятельность которых в исследуемом направлении должна была непременно отражать партийную позицию по отношению к жизненно важным проблемам общественной жизни. При такой постановке вопроса в советском государстве достаточно быстро был создан мощный пропагандистский аппарат, основу которого составили печатные периодические издания.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории и методологии социальной работы Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л.Хетагурова. Основные положения работы докладывались на региональных, межвузовских и университетских конференциях и семинарах. По теме диссертации опубликовано девять научных работ, общим объемом 5,15 п.л.

Структура диссертации. Предмет, цель и задачи исследования определили структуру диссертации. Она состоит из введения, трех глав, каждая из которых включает в себя по два параграфа, заключения, примечаний, списка источников и литературы. 

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется степень изученности проблемы, цель и задачи исследования, характеризуются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, раскрываются его теоретико-методологические основы, положения, выносимые на защиту, показывается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Истоки и обстоятельства трансформации печатных органов в единый механизм формирования общественного мнения». В первом параграфе «Основные подходы к повышению роли средств массовой информации в реализации политических планов правительства» отмечается, что в начале ХХ века в России возникла необходимость использования надежного средства для формирования общественного мнения. В этом смысле теоретики рассматривали сотрудничество с прессой как механизм воспитания духа и воздействия на настроения в обществе, а также инструмент противодействия пропаганде противника. Первым шагом в этом направлении они считали цензуру, усилия которой предполагалось направить на корреспонденцию прессы. В этих целях был составлен перечень сведений, составляющих военную тайну, разглашение которых может нанести вред и которые в силу этой причины не должны пропускаться к публикации в печати. Одновременно большую роль в определении содержания распространяемой информации начали играть агентства печати. В периоды обострения социально-политической обстановки они начинали массированную обработку общественного мнения, распространяя выгодную государству информацию, и тем самым убеждая и настраивая читателей на соответствующую реакцию. Специалисты в области формирования общественного мнения постоянно подчеркивали, что для достижения успеха все публикации должны быть нацелены на повышение авторитета правительства. В качестве рупора государственных интересов в России было избрано Российское телеграфное агентство (РТА). Для эффективного противостояния зарубежной информационной экспансии в 1903 году было создано Торговое телеграфное агентство (ТТА). Оно быстро завоевало авторитет в правительственных кругах и во многом способствовало опровержению клеветнических измышлений на Западе.

В параграфе указывается также, что усиление влияния государственной пропаганды на все сферы жизнедеятельности российского общества связано с именем С.Ю. Витте. Он постоянно контактировал с представителями прессы и не признавал государственных деятелей, которые «читать ничего не читают и за печатью не следят». По его же инициативе началась реорганизация печати, без которой, по его мнению, «немыслимо влияние правительства на общественное мнение страны».

Для повышения качества печатной информации, по мнению автора проекта, следовало значительно улучшить материально-техническую базу издательств, особенно в российских регионах. Решением этой задачи в рамках Главного управления по делам печати должны были заниматься три отдела: наблюдательный, справочный и исполнительный. Николай II в ноябре 1905 года подписал указ о повременных изданиях, который отменял предварительную цензуру и существовавшие меры административного воздействия на прессу. Указ  значительно ограничивал правительству возможность влияния на характер публикаций в печати. В этих условиях были приняты срочные меры по выделению из «Правительственного вестника» его части с неофициальной информацией и преобразованию ее в отдельную газету. Она называлась «Русское государство», правительство обещало на ее страницах «аргументировать свою деятельность доводами логики». Однако после отставки С.Ю. Витте газета «Русское государство» была преобразована в строго официальное издание без всяких элементов широкой публицистики и плюрализма мнений. К его заслугам необходимо отнести также реорганизацию Санкт-Петербургского телеграфного агентства и создание в 1906 году при Главном управлении по делам печати Осведомительного бюро с задачей «по положительному, с точки зрения правительства, информированию печати». Заслуга российского правительства в начале ХХ века видится в том, что оно изыскало возможности создать государственную структуру, которая активно включилось в борьбу за отстаивание государственных интересов и формирование соответствующего общественного мнения.

Во втором параграфе «Средства и результаты контроля и управления средствами массовой информации в годы Первой мировой войны» подчеркивается, что в этот период средства массовой информации продемонстрировали свою способность, освещая основные события войны, влиять на устоявшиеся взгляды и мнения, поддерживать духовное состояние армии и населения тыловых районов, воспитывать патриотические чувства. Газеты и журналы, став общедоступным источником информации, могли одновременно создавать необходимое общественное мнение и вносить разлад в стан противника. В то же время это воздействие имело как положительные, так и отрицательные последствия в зависимости от целей, которые ставились инициаторами использования печати в войне. Здесь же высказано мнение, что война как социально-политическое явление начинается не с ее объявления, а заканчивается вовсе не заключением мирного договора.

Временные рамки между этими событиями существенно раздвинуты за счет информационного противостояния до и после военного конфликта. Действительно, начало военных действий вызвало бурный интерес самых различных групп населения к периодической печати. Газеты и журналы стали пользоваться большой популярностью. Либеральная региональная периодика делала весьма пессимистические выводы по поводу перспектив этой войны. Газета «Северокавказский край», например, предсказывала, что даже победителей в будущем ждут серьезные потери. Прогнозы газеты оказались пророческими. Региональная пресса много внимания уделяла анализу и раскрытию причин мирового кризиса.

По вполне понятным соображениям резко усилился цензурный контроль над публикациями в прессе, а цензурные органы не только осуществляли проверку рекомендуемых к публикации статей, но и определяли их направление. В первую очередь, приветствовались материалы на патриотическую тематику, а также статьи, разоблачающие агрессивную политику германского милитаризма. По мере расширения масштабов военных действий противоборствующие стороны все активнее использовали пропагандистские средства. Примечательно, что при этом с обеих сторон вина за начало войны перекладывалась на противников. Организаторы пропагандистских акций старались подбирать такие материалы, которые значительно усиливали общественные протесты и компрометировали государство, в отношении которого они готовились.

Практически каждый день газеты и журналы размещали сведения о тяжелом положении российских и французских подданных, приводились конкретные факты. Позже пресса старалась убедить население в том, что первоначальные успехи вражеского государства были случайными. Теперь в войне наступил перелом, а армия готовится к решающим действиям. Это необходимо было, прежде всего, потому, что лишенный надежды на успех народ вполне способен переключить свою ненависть с врага на те правящие силы, которые, на его взгляд, оказались неспособными организовать противостояние вероломному противнику. Непременным дополнением к информации такого рода являлась иллюстрация стойкости воинских частей, героических поступков отдельных воинов. Почти третью часть газетных полос занимали оперативные сводки с фронтов, в которых достаточно подробно описывались любые успешные действия российской и союзнических армий. Однако результаты использования прессы в годы войны показали, что властям предстояло еще сделать очень многое для того, чтобы с помощью печатного слова консолидировать общество на территории огромной империи. К тому же в России начала ХХ века не было единого управления печатью и пропагандой.

Вторая глава «Формы и методы борьбы за общественное мнение в период общественно-политического кризиса в России». В первом параграфе «Информационно-пропагандистское обеспечение борьбы за власть после свержения монархии» указывается, что 1917 год ознаменовал собой не только коренную ломку устоев российской государственности, но прежде всего кардинальное переустройство институтов ее эволюции. Пришедшее к власти Временное правительство в числе первоочередных мер провозгласило свободу слова, печати, союзов, собраний и стачек. Большевики после прихода к власти также на стали откладывать утверждение политической стратегии в отношении использования печати. Соответствующий декрет был подписан уже 9 ноября 1917 года. При этом советское правительство не ставило задачи о закрытии всех газет, которые выходили при самодержавии. Речь шла о пресечении с их стороны подрывной деятельности, направленной против советов.

В среде гражданского населения по территориальному принципу назначались комиссары по делам печати, которым было дано право разрешать или запрещать выпуск печатных изданий. В то же время большевики коренным образом изменили подходы к организации агитационно-пропагандисткой деятельности. Теперь руководство этой сферой осуществлялось не по территориальному принципу, как это было раньше, эту функцию выполнял центральный политический аппарат.

Основной задачей организационно-агитационного отдела на начальном этапе являлось создание новой армии, этой задаче была подчинена и деятельность среди гражданского населения, которое призывалось не бойкотировать призывы на службу. Позднее появились агитационно-просветительские отделы на тех территориях, на которых устанавливалась советская власть. Они действовали при губернских, окружных и уездных военных комиссариатах. Кроме того, большевики взяли на вооружение апробированное еще при самодержавной власти создание передвижных агитпунктов на пути движения войск. Здесь выдавались свежие газеты. Постановлением ВЦИК от 7 сентября 1918 года было учреждено Российское телеграфное агентство (РОСТА), которое стало центральным информационным органом страны.

Но такую же борьбу продолжали и оппозиционные силы. В этом деле особо преуспевали правые эсеры, которые неустанно направляли свои информационные потоки в общество, а также кадеты, взывавшие к помощи западных держав. Что касается белого движения, то в годы гражданской войны оно поддерживалось частью населения, но так и не стало народным из-за слабо организованной информационной поддержки. Хотя в общей сложности за время пребывания А. Деникина у власти в южных регионах силами Добровольческой армии издавалось свыше 100 газет и журналов. Однако представители белого движения в своем отношении к местному населению явно противоречили образу спасителя России, каковым представлялась новая власть большинству россиян. Естественно, что при таком отношении к судьбе страны не могло быть и речи о склонении в свою пользу общественного мнения. Таким образом, история гражданской войны в России показала со всей очевидностью, что военные диктатуры белых генералов не смогли одержать победу над большевиками не только на поле брани, но и в сфере завоевания доверия со стороны общественного мнения.

Во втором параграфе «Основные направления использования печати участниками гражданской войны в российских регионах» говорится о том, что долгое время власть в России не прислушивалась к общественному мнению, а общество стремилось любыми способами добиться перемен. В результате возобладали призывы к борьбе, заглушившие робкие голоса в поддержку сотрудничества. В своей программе красные обозначили цель сохранения и утверждения советской власти на всей территории России, подавления антисоветских сил, укрепления диктатуры пролетариата как главного механизма построения социалистического общества.

Программные цели белого движения четко сформулированы не были из-за его раздробленности и внутренних противоречий. Среди участников гражданской войны была еще и третья сила, представители которой не признавали ни красной, ни белой власти. К ним следует отнести также многочисленные национальные и региональные правительства, не имевшие возможности бороться с большевиками и белыми, но стремившиеся к независимости своих территорий. Пестрое разнообразие политических сил, участвовавших в гражданской войне, обусловило значительное расширение агитационно-пропагандистской деятельности, поскольку каждая из этих сил рассчитывала на поддержку своей позиции.

Обработка населения осуществлялась главным образом с использованием печатных изданий, в основном газет, так как в то время именно они являлись единственным массовым средством пропаганды. Имеются подсчеты, согласно которым в эти годы выходило порядка трех тысяч газет, причем достаточно сложно определить их направленность, а иногда и принадлежность к тому или иному движению. Большевики, пришедшие к власти, стремились с помощью печати целенаправленно воздействовать на общественное сознание, чтобы упрочить свое положение. Много внимания ими уделялось подготовке изданий для крестьянской среды. Сеть региональных периодических изданий постоянно расширялась за счет новых территорий, на которых устанавливалась советская власть. За годы гражданской войны количество областных и губернских газетных изданий увеличилось до 128 единиц. В общей сложности большевиками до 1920 года было создано 1394 уездных и городских газеты, которые издавались советами и комитетами РКП(б).

Белогвардейские правительства в каждом городе издавали не менее 2-3 газет, а в некоторых губернских и областных центрах – около десятка. В южном регионе выпускалось в общей сложности порядка 150 газет. Белое правительство поддерживало только те издания, которые твердо стояли на монархических позициях. После освобождения большей части Юга России белое правительство продолжало выпуск печатных изданий в Севастополе, куда переместилось все управление  войсками и силами их обеспечения. Фактически установленная монополия на печать на Юге России отнюдь не способствовала эффективному использованию газет в деле формирования общественного мнения. На их страницах освещались только мероприятия правительства, обратная связь с обществом отсутствовала.

Печать белых правительств так и не смогла вплотную приблизиться к российскому народу, если не брать во внимание сознание части буржуазной и мелкобуржуазной общественности. В качестве одной из главных причин неудач белой прессы мы склонны считать отсутствие учета интересов основной массы населения. Из этого вытекает вторая причина, которая заключается в том, что белая пропаганда проигнорировала традиционную для русского характера неприязнь к различного рода иностранным интервенциям, вызывавшим в его сознании повышенное чувство сопротивления.

Если рассматривать печать других политических партий, то на Юге России наибольшее распространение получили газеты кадетского направления. Свои газеты имели и неполитические общественные организации, профсоюзы, русская православная церковь, но их количество было небольшим. Довольно интересную группу печатных изданий в годы гражданской войны составляли крестьянские газеты. Крестьянские газеты издавали практически все политические режимы.

Третья глава «Печать в условиях строительства социализма и осложнения международной обстановки». В первом параграфе «Особенности воздействия советской печати на общественное мнение в 1920-х 1930-х годах» констатируется, что опыт использования печати для формирования выгодного государственной власти общественного мнения, приобретенный в условиях гражданской войны, был перенесен на повседневную жизнь в период перехода к восстановлению хозяйственного потенциала и нормализации общественно-политической жизни страны. Газеты тех лет пестрели материалами, объяснявшими события того времени нестабильностью и отсутствием традиционных рычагов государственного регулирования отношений между властью и обществом. Террор был нацелен главным образом на изменение сознания населения.

В прессе он представлялся формой правления. Это будоражило общественное мнение, настраивая его на неприятие советских преобразований. В.И. Ленин, в свою очередь, выступая в прессе, обосновывал любые меры, способствующие утверждению советской власти. Позднее пресса вообще представляла политику красного террора в качестве универсального средства решения любых внутренних проблем с непременным использованием силовых механизмов власти. Ярким примером использования прессы в формировании общественного мнения является участие прессы в кампании по пропаганде новой экономической политики. Печать заранее начала разъяснение повестки дня предстоявшего X партийного съезда, однако критический настрой части советского партийно-правительственного руководства довольно быстро нашел отражение в печати, где нэп рассматривался как отступление от революционных идеалов. Правда, инициаторам смены внутреннего политического курса удалось довольно быстро склонить общественное мнение на свою сторону, после чего в печати стали публиковаться статьи и заметки в поддержку перехода к новой экономической политике. В этих же целях был создан новый печатный орган – еженедельная газета «Труд».

В начале 1922 года была утверждена новая государственная структура газет на всей территории России. Она состояла из 232 газет. Для совершенствования централизованной системы печати был утвержден также унифицированный план организации работы прессы в регионах. Правда, полностью реализовать намеченные мероприятия в сфере организации печати не удалось. Во второй половине 1922 года в работе советской прессы вновь отчетливо проявились кризисные тенденции.  Переход к новой экономической политике усугубил и без того тяжелое материальное положение газетных издательств, их кадровую, полиграфическую и техническую оснащенность. Большая часть изданий так и не смогла приспособиться к тем условиям, которые выдвинул нэп. В качестве экстренной меры было принято решение о переводе печатных органов на хозрасчет и самоокупаемость. Это означало, что газеты могут рассчитывать только на средства, получаемые от подписки. В результате принятых мер газеты не утратили способность манипулировать информацией, они умело скрывали одну и широко распространяли ту информацию, которая позволяла влиять на настроения населения в нужном направлении. В центре и на местах совершенствовались также и формы работы с прессой в плане активизации ее использования в качестве средства формирования общественного мнения. Пресса в конце1920-х – начале 1930-х годов приобрела исключительно важное значение не только в духовной жизни общества, но и в решении конкретных политических задач.

Во втором параграфе «Роль прессы в формировании патриотических настроений в обществе накануне Великой Отечественной войны» показывается процесс, в ходе которого политическое и военное руководство страны стремилось соединить в одну систему все виды печатных изданий, подчинить их единой цели, вовлечь в решение вопросов безопасности и ведомственные органы печати. По сути, печать стала основным организатором подготовки населения к будущей войне. Работа средств массовой информации значительно активизировалась после создания военных отделов при региональных комитетах партии. Если в целом по стране в 1937 году выходило восемь с половиной тысяч газет, то к  1940 году их было уже 8806, а разовый тираж всех газетных периодических изданий вырос более чем на два миллиона экземпляров. Существенно расширилась и сеть газет в национальных регионах, в том числе выходивших на языках народов СССР, их насчитывалось более двух с половиной тысяч. Во всех редакциях центрального, республиканского, краевого и областного уровней появились отделы пропаганды, правительство выделило дополнительные средства на укрепление районных газет.

Между тем в конце 1930-х годов международная проблематика не сходила со страниц газет, однако после заключения пакта о ненападении исчезла критика фашизма и его агрессивного характера. Договор с Германией назывался гарантом мира и относился к достижениям советской внешней политики. В то же время газеты критиковали правительства западных держав, проявляющие несговорчивость в вопросах сохранения мира на континенте. Примерно за год до начала Великой Отечественной войны вышло постановление ЦК ВКП(б) «О районных газетах», в котором основной упор опять-таки делался на идейно-политическом воспитании народных масс. От прессы требовалось усиление ежедневной пропаганды партийной и правительственной политики с непременной иллюстрацией ее непогрешимости конкретными фактами из жизни заводов и фабрик, колхозов и совхозов. Это обусловило преобладание в газетах официальной информации. В этом смысле центральные газеты практически ничем не отличались от районных изданий, в структурном отношении все газеты строились по однотипной модели.

По мере осложнения международной обстановки существенно менялось содержание публикаций в советской прессе, они стали отражать обеспокоенность за судьбу страны, взывать к патриотическим чувствам советских граждан. После начала войны периодические издания были призваны показать коварные замыслы врага в отношении народов Советского Союза, раскрыть его захватнические планы. Всю свою агитационно-пропагандистскую и организаторскую деятельность прессе надлежало направить на то, чтобы разъяснить воинам Красной Армии и всему населению страны, что война, навязанная фашистской Германией, является для советского народа самой справедливой, поскольку он защищает в этой войне свое Отечество, его свободу и независимость. Новые задачи, вставшие перед прессой, потребовали перестроить ее работу, реорганизовать ее структуру, строго подчинив требованиям войны.

Реорганизация всей системы средств массовой информации преследовала цель создать на фронте массовую солдатскую печать, широкая сеть которой позволила бы осуществить влияние на каждого воина; пополнить фронтовую прессу журналистскими кадрами; создать новые органы печати. Моральная поддержка советского народа со стороны печати оказалась не менее необходимой и важной. Ей удалось настроить общественное мнение на победу, которую желали и с нетерпением ждали миллионы советских людей.

В заключении представлены основные выводы, которые дополняют положения, выносимые на защиту:

-        отсутствие в России в начале ХХ века государственного телеграфного агентства отрицательно сказывалось на качестве политической пропаганды, что препятствовало реализации царским правительством политических, экономических и военных задач;

-        идея о возможности создавать и корректировать общественное мнение в нужном направлении своими корнями уходит к совместной деятельности печатных средств и цензурных органов по информационно-пропагандистскому обеспечению военно-политических компаний;

-        печать во время войн используется в основном для того, чтобы убедить мировое общественное мнение в том, что для данного конкретного государства предстоящая война является вынужденной мерой в силу отсутствия других возможностей по выходу из сложившегося положения. Иными словами, пресса выступает в качестве фактора, мобилизующего общественное мнение в пользу своего государства еще до начала военных действий;

-        региональная периодика в годы Первой мировой войны в сравнении с центральной прессой меньше внимания уделяла обстановке в европейских государствах. Это объясняется, на наш взгляд, конъюнктурой читательского интереса. Региональные общества больше интересовали внутриполитические проблемы, а также вопросы хозяйственного развития своих территорий. К тому же местные периодические издания далеко не всегда пользовались авторитетом и доверием масс, поскольку в ряде случаев, оправдывая неудачные действия русской армии, представляли не убедительные доказательства;

-        защита интересов советской власти от посягательств оппозиции и приверженцев старого режима с первых дней являлась одной из форм влияния на общественное мнение через печать;

-        история гражданской войны в России показала, что военные диктатуры белых генералов не смогли одержать победу над большевиками не только на поле брани, но и в сфере завоевания доверия со стороны общественного мнения. В этом вопросе белому движению явно недоставало стратегического политического мышления и присущей большевикам организованности;

-        печатные средства массовой информации стояли у истоков зарождения такого движения в советском государстве, как массовое социалистическое соревнование в конце 1920-х годов. По указанию партийных органов они начинали кампании по вовлечению населения в решение тех или иных вопросов, имеющих значение для народного хозяйства страны;

-        в советский период деятельность печатных органов основывалась на планомерном и систематическом внедрении в массовое сознание социально-политических сюжетов и идей с определенными социокультурными ценностями и нормами, которые в большинстве случаев воспринимались обществом без какого-либо рационального или критического осмысления;

-        накануне Великой Отечественной войны печать выполнила свою задачу по консолидации общества, она способствовала созданию особого типа советского человека, преданного родине и готового к самопожертвованию ради идеалов и веры в лучшее будущее.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях

Научные статьи, опубликованные в журналах,

рекомендуемых в перечне ВАК Минобрнауки РФ:

1. Толчинская Т.И. Становление печати как механизма формирования общественного мнения в России в начале ХХ века [Текст] / Т.И. Толчинская // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал; Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. Выпуск 6. – Пятигорск, 2012. – С. 75-82. – 0,5 п.л.

2. Толчинская Т.И. Повышение роли печати в годы Первой мировой войны [Текст] / Т.И. Толчинская // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал; Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. Выпуск 7. – Пятигорск, 2012. – С. 85-92. – 0,5 п.л.

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

3. Толчинская Т.И. Средства, формы и методы информационного противостояния участников гражданской войны в России [Текст] / Т.И. Толчинская // Медийные стратегии современного мира: материалы Пятой международной научно-практической конференции; Куб.ГУ; Институт медиаисследований. – Краснодар, 2011. – 0,6 п.л.

4. Толчинская Т.И. Активизация деятельности центральной и региональной прессы в период обострения международной обстановки в конце 1930-х годов [Текст] / Т.И. Толчинская // Приложение к научному журналу «Синергетика образования» Южного отделения российской академии образования. История. № 10. – М.; Ростов-на-Дону, 2011. – 0,6 п.л.

5. Толчинская Т.И. Советская печать в борьбе за выполнение планов социалистического строительства (вторая половина 1920-х – первая половина 1930-х годов) [Текст] / Т.И. Толчинская // Приложение к научному журналу «Синергетика образования» Южного отделения российской академии образования. Филология. № 11.– М.; Ростов-на-Дону, 2011.– 0,5 п.л.

6. Толчинская Т.И. Создание телеграфного агентства и его роль в формировании общественного мнения в России в начале ХХ века // ХIII региональная научно-практическая конференция филиала СевКав ГТУ в г. Пятигорске на тему «Вузовская наука – региону Кавказские Минеральные Воды» (материалы конференции 14-15 мая 2011 г.). – Пятигорск, типография фил.СевКавГТУ. - 0,5 п.л.

7. Толчинская Т.И. Печать как средство формирования общественного мнения во время Первой мировой войны [Электронный ресурс] / Т.И. Толчинская // Русская цивилизация: наука, образование, общество: электронное научное издание. – 2012. - № 11. – С. 53-65 / Режим доступа: http://publ.uchis-online.ru – 0,65 п.л.

8. Толчинская Т.И. Политика большевиков в сфере печати в 1917-1920 гг. и ее значение для создания РККА [Электронный ресурс] / Т.И. Толчинская // Русская цивилизация: наука, образование, общество: электронное научное издание. – 2012. - № 12 / Режим доступа: http://publ.uchis-online.ru – 0,7 п.л.

9. Толчинская Т.И. Особенности становления и развития советской прессы в российских регионах в 1917-1920 гг. [Текст] / Т.И. Толчинская // Социально-гуманитарные науки. Приложение к журналу «Вестник Московского государственного открытого университета». № 40. – М.: МГОУ, 2012.  – 0,6 п.л.


1 Герасимов В. М. Общественное мнение в зеркале политической психологии. – М.: Луч, 1995.

2 История России. Советское общество. 1917-1991 / Под общ. ред. В.В. Журавлева, рук. авт. колл. О.В. Волобуев. – М., 1997.; Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. ХХ век. – М., 1998.; История России. С древнейших времен до конца ХХ века / Под. ред. А.Н. Сахарова, В.П. Дмитренко, И.Д. Ковальченко, А.П. Новосельцева. – М.: АСТ, 2001.; Кожинов В. Россия. Век XX (1939-1964). – М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2002.

3 Страницы истории советского общества: факты, проблемы, люди. – М., 1989.; Наше отечество. Опыт политической истории. В 2-х т. – М., 1991.; История отечества. Люди, идеи, решения. Очерки истории советского государства. – М., 1991.; Исаев И.А. История государства и права России. – М., 1996.

4 Бородкин М.М. Граф Д.А. Милютин в отзывах его современников. – СПб.: Тип. Гл. упр. уделов, 1912.; Городецкий Б.М. Очерк развития русской периодической печати на Северном Кавказе // Известия общества любителей изучения Кубанской области. Вып. 6. – Екатеринодар, 1913. – С. 73-166.; Громов М.А. Цензура и шпионство по законам военного времени. – Пг., 1914.; Новоселов В. Война и печать // Пробуждение. – 1915. - № 2. – С. 3-4.; Прозрителев Г.Н. Печатное дело на Северном Кавказе // Труды Ставроп. учен. архив. комиссии. – Ставрополь, 1910. –Вып. 2. – С. 1-12.

5 Андреев A.A. Англо-Русский комитет. – М.-Л.: Московский рабочий, 1927.; Борисов Е. Печатная пропаганда на фронте // Война и революция. – 1929. - № 12. – С. 57-63.; Капустин А. Газета в тылу и на походе. – М., 1929.; Кудрин Н. Печать корпуса действующей армии. – М., 1929.; Парница А. Памятка военному корреспонденту. – М., 1929.

6 Луначарский A.B. Задачи пролетарской печати // Правда. – 1924. – 25 ноября.; Щелкунов М. Законодательство о печати за пять лет // Печать и революция. – 1922. - № 7. – С. 172-188.

7 Пролетарская печать – орудие социалистического строительства. – М.: Партиздат, 1932.; Калинин М.И. Печать в руках большевиков – могучая сила. – М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1938. 

8 Амиантов Ю.Н. Большевистская крестьянская печать (из истории создания газет для крестьян) // Вопросы истории КПСС. – 1960. - № 3. – C. 117-131.; Алферов В.Н. Возникновение и развитие рабселькоровского движения в СССР. – М.: Мысль,1970.; Белков А.К. Партийная и советская печать в годы восстановления народного хозяйства (1921-1925 гг.). – М.,1956.; Овсепян Р.П. Многонациональная печать большевиков (1900-1917). – М.: Изд-во МГУ, 1972.; Гершберг С. Завтра выходит газета. – М., 1966.

9 Голомб Э., Фингерит Е. Распространение печати в дореволюционной России и в Советском Союзе. – М., 1967.; Голяков С.М. Война без выстрелов. – М., 1968.; Кузнецов И.В. Печать в период НЭПа // Вестник МГУ. № 2. Серия XI: журналистика. – 1967. – С. 65-75.; Он же. Партийно-советская печать в годы социалистической индустриализации страны (1926-1929 гг.). – М., 1973.; Кузнецов И.В., Мищурис А.Л. История партийно-советской печати. – М.: Изд-во МГУ, 1972.; Кузнецов И.В., Фингерит Е.М. Газетный мир Советского Союза. 1917-1970 гг. Центральные газеты. – M., 1972.; Рябчун П.И. Печать, рожденная Октябрем. – М.: Знание, 1968. 

10 Барихновский, Г.Ф. Идейно-политический крах белой эмиграции и разгром внутренней контрреволюции (1921-1924). – Л., 1978.

11 Блажнов Е.А. Пропаганда и журналистика. – Москва, 1982.; Партийная и советская печать в борьбе за построение социализма и коммунизма. – М.: Изд-во «Мысль», 1966.

12 Верховский В.И. Из истории партийного руководства печатью (1921-1923 гг.) //  Вопросы истории КПСС. – 1959. - № 3. – С. 138-151.; Зайцев Н.И. Деятельность ЦК РКП(б) по преодолению кризиса прессы в 1921-1922 годах // Вестник ЛГУ. – 1968. - № 2. – С. 75-83.; Кожевников Г.А. Партия – организатор рабселькоровского движения в СССР (1917-1937). – Саратов,1965.; Козлов В.Н. КПСС – организатор и руководитель массовой партийно-советской печати. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1978.; Круглов, A.A. В.И. Ленин и становление советской прессы. – М.: Мысль, 1973.; Смирнов В.П. Ленинские принципы партийного руководства печатью. – М.: Мысль, 1975.; Он же. Советская демократия и печать. – М., 1978.; Фокин С.Я. Ленинский принцип партийности печати. – М., 1978.; Чернев А.Д. Деятельность Информационного отдела ЦК РКП(б) в конце восстановительного периода (1924-1925 гг.) // Вестник МГУ. – 1983. - № 1. История. – С. 20-32.; Ямпольская P.M. Ленинские традиции партийно-советской печати (1917-1924). – М.: МГУ, 1966.

13 Белков А.К. Большевистская печать в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства: стенограмма лекции. – M., 1950.; Он же. Партийная и советская печать в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства: лекции. – M., 1955.

14 Дикалова Н. Первая газета на Ставрополье // Ставропольская правда. – 1965. – 15 января.; Дубровин В.Б. Перестройка ленинградской печати после ХIV съезда ВКП(б) // Вестник ЛГУ. – 1969. - № 8. – Вып.2. – С. 145-148.; Казьменко И.П. Комплект первого печатного органа на Северном Кавказе и первой ставропольской газеты // Материалы по изучению Ставропольского края.  – 1952. – Вып. 4. – С. 261-262.; Периодические издания Ставропольского края 1850-1916  / Ставроп. гос. ун-т; б-ка им. М.Ю. Лермонтова; сост. Т.И. Фунтикова. – Ставрополь, 1988.

15 Бордюгов  Г.А., Козлов  В.А. История и конъюнктура: субъективные заметки об истории советского общества. – М., 1992.; Гражданская война в России: перекресток мнений. – М.: Наука, 1994.; Елисеева Н.В. Советское прошлое: начало переоценки // Отечественная история.– 2001. - №2. – С. 93-105.

16 Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора: 1929-1953. – СПб., 2000.; Исключить всякие упоминания: очерки истории советской цензуры / Сост. и авт. предисл. Т.М. Горяева; вступ. слово К. Аймермахера. – М.; Минск, 1995.; История советской политической цензуры: документы и комментарии / Отв. сост. Т.М. Горяева. – М., 1997.;  Жирков Г.В. История цензуры России XIX-XX вв. – М., 2001.

17 Вороненкова Г.Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества (национальное своеобразие средств массовой информации Германии). – М., 1999.; Гриняев С.Н. Интеллектуальное противодействие информационному оружию. – М., 1999.; Почепцов Г.Г. Информационные войны. – М., 2000.; Волконский Н.Л. История информационных войн. В 2-х т. Т. 1: с древнейших времён по XIX век.; Т. 2: XX век / под ред. И. Петрова. – СПб: Полигон, 2003.

18 Панарин И.Н. Информационная война и дипломатия. – М.: Изд-во «Городец», 2004.; Он же. Технология информационной войны. – М.: Изд-во «КСП+», 2003.; Панарин, И., Панарина, Л. Информационное противостояние в современном мире. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.

19 Буасье Г., Шедлинг М., Лазурский В. История печати. Т. 3. – М.: Аспект-пресс, 2007.; История печати. Антология. Том II. – М.: Аспект Пресс, 2001.; Горбатовский Б.С. Оружие мысли. – М., 1991.; Жирков Г.В. Журналистика двух Россий: учебное пособие. – СПб., 1999.; Он же. История журналистики России 1921-1927 гг.: учебное пособие. – Чебоксары, 2002. Жирков Г.В. 300 лет русской печати: уроки исторической эволюции  // Средства массовой информации в современном мире: матер. межвуз. науч.-практ. конф. / Под ред. В. И. Конькова. – СПб., 2002. – С. 13-15.; Он же. Становление массовой печати в СССР в период нэпа: 1921-1927 гг.. – Чебоксары, 2001.; История печати. Антология. Т. 2. – М.: Аспект Пресс, 2001.; Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 – начало 90-х годов): учеб. пособие. – М., 1996.; Стровский Д.Л. История отечественной журналистики новейшего периода. – Екатеринбург, 1998.; Хмылев В.Л. История отечественных средств массовой информации. – Томск: Изд-во ТПУ, 2002.; Язык средств массовой информации  / Под редакцией М.Н. Володиной. – М.: Академический проект, 2008.

20 Кудряшова С. По страницам «Ставропольских губернских ведомостей»: к 150-летию газеты: архивные материалы / С. Кудряшова // Ставропольские губернские ведомости. – 1999. – 12 ноября.; Леденев А. Откуда «Ведомости» есть пошли // Ставропольские губернские ведомости. – 1999. – 16 апреля.; Ставропольской журналистике – полтора века: материалы круглого стола // Ставропольские губернские ведомости. – 2000. – 26 января.; Шумаров Г. Склонность к правдивому слову: к 150-летию газеты «Ставропольские губернские ведомости» // Ставропольские губернские ведомости. – 2000. – 14 января.

21 Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М: ЭКСМО, 2007.; Лифтон Р.Дж. Технология «промывки мозгов»: психология тоталитаризма / Пер. Е. Волкова, И. Волковой, О. Исковой и др. – М., 2005.; Массовое сознание и массовые действия. – М., 1994.; Мировосприятие и самосознание русского общества (XI-XX вв.): сборник статей. – М.: ИРИ, 1994.; Мухин А.А. Информационная война в России ин. – М.: Изд-ва: «Центр политической информации», «ГНОМ и Д», 2000.; Советская повседневность и массовое сознание. 1939-1945 / Сост. А.Я. Лившин, И.Б. Орлов. – М., 2003.

22 Акопов А.А. Формирование образа врага на страницах газеты «Северокавказский край» в годы Первой мировой войны: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – Пятигорск, 2008.; Гончаров А.А. Большевистские партийные и советские газеты периода триумфального шествия советской власти и начала Гражданской войны (25 октября 1917 г. – июль 1918 г.): дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. – М., 1968.; Кучирь А.Г. Большевистские военные газеты – боевой помощник коммунистической партии в создании Красной Армии (Октябрь 1917 – июль 1918 гг.): дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. – Л., 1986.; Львова М.В. Революционные демократы и цензурная политика правительства в годы первой революционной ситуации в России: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. – Л., 1950.; Манукян В.М. Военно-патриотическое воспитание населения России, 1905-1914 гг.: дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02. – СПб, 2000.; Маслов Д.В. Нарастание кризиса советской партийно-государственной системы: дис. … канд. ист. наук: 07.00.02. – М., 2000.

23 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов Центрального Комитета. Т. 2. 1917-1924 гг. – М.: Изд-во полит. лит-ры, 1970.; Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов Центрального Комитета. Т. 3. 1924-1927 гг.  – М.: Изд-во полит. лит-ры, 1970.; Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 9; 9-е изд., доп. и исп. – М.: Политиздат, 1985.; КПСС о средствах массовой информации и пропаганды: сборник. – М., 1979.; Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б): «О цензорах центральных, республиканских, краевых, областных и районных газет». 1937 г. // История советской политической цензуры. Документы и комментарии. – М.: РОССПЭН, 1997.; Постановление Президиума ЦКК ВКП(б) и коллегии НЕС РКИ СССР: «Об освещении в печати вопросов, связанных с укреплением районов и о районных газетах». 1930 г. // Советская печать в документах. – М., 1961.; Постановление СНК РСФСР о реорганизации Главного управления по делам литературы и издательств (Главлита) 1930 г. // История советской политической цензуры. Документы и комментарии. – М.: РОССПЭН, 1997. – С. 55-57.; Постановление ЦК ВКП(б) [Текст]: «О кадрах газетных работников». 1930 г. // Советская печать в документах. – М., 1961. – С. 251-252.; Протоколы и стенографические отчеты съездов и конференций КПСС. В 25-ти т. – М.: Гос. изд-во полит. литературы, Гос. изд-во «Московский рабочий», Партиздат, 1956.; Решения партии о печати / Составитель П.И. Антропов. – М., 1941.

24 Большевистская печать. Ч. 2. Ноябрь 1917-1945 гг.: сборник матер. – 2-е изд. – М., 1945.; История Отечества в документах 1917-1993 гг. Часть 3: 1939-1945 гг.. – М.: ИЛБИ, 1995. О партийной и советской печати: сборник документов. – М.: Правда, 1954.; О пролетарской печати: сборник (статьи, речи, постановления) / Сост. М. Драгунов, И. Портянкин, А. Прямков. – М., 1932.; Советская власть и медиа: сб. статей / Под ред. X. Гюнтера и С. Хэнсген. – СПб., 2005.; Советская печать в документах: сборник. – М., 1961.; Цензура в Советском Союзе: 1917-199: документы / Сост. А.В. Блюм; коммент. В.Г. Воловникова. – М., 2004. 

25 Основные директивы и законодательство о печати: систематич. сб. / сост. JI.Г. Фогелевич. – 6-е изд. – М., 1937.; Периодическая печать СССР: 1917-1949: библиографический указатель. – М., 1963.; Печать СССР за сорок лет. 1917-1957: статистические материалы. – M., 1957.; Печать Советского Союза: цифры и факты. – М.: Прогресс, 1966.; Русская периодическая печать: указ. содержания. 1728-1995 гг. / сост. Н.В. Ниткина. – СПб., 1998.; Черепанов, М.С., Фингерит, Е.М. Русская периодическая печать: 1895 — октябрь 1917: справочник. – М., 1957.

26 Голос народа: Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. / Отв. ред. А.К. Соколов. – М., 1998.; Неизвестная Россия: ХХ век: Архивы. Письма. Мемуары. В 2-х кн. Кн. 2. – М.: Историческое наследие, 1992.; Общество и власть: 1930-е годы: повествование в документах / Отв. ред. А.К. Соколов. – М., 1998. – 352 с.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.